Выпускной(квалификационной)работы___________________________________________________

Бакалаврская работа

В соответствии с установленной в ч. 1 ст. 2 УК РФ 1иерархии объектов уголовноправовой охраны, одной из наиболее важных ценностей, основанной на предписаниях Конституции РФ является здоровье человека. В соответствии со ст.ст. 21 и 22 Конституции РФ2: «каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». Данные положения аналогичны нормам, закрепленным в международно-правовых документах таких как: Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. (ст.ст. 3, 5)3, Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (ст.ст. 3, 5)4, Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. (ст. 7)5, Декларация об искоренении насилия в отношении женщин от 20 декабря 1993 г. (ст. 3)6 и являются прямой реализацией норм международного права в национальном законодательстве. Уголовный Кодекс РФ[Электронный ресурс] : федер. законот 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 07.03.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 30.03.2017) // КонсультантПлюс : справ. правовая система. – Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2017. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та (дата обращения: 10.03.2017).

Конституция Российской Федерации [Электронный ресурс] : принята всенар. голосованием от 12 дек. 1993 г. : (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // КонсультантПлюс : справ. правовая система. – Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2017. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та (дата обращения: 10.03.2017).

Всеобщая декларация прав человека[Электронный ресурс] : принята Ген. Ассамб. ООН 10.12.1948г. // КонсультантПлюс : справ. правовая система. – Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2017. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та (дата обращения: 10.03.2017).

Конвенция о защите прав человека и основных свобод [Электронный ресурс] : Заключена в г. Риме 04.11.1950г. (с изм. от 13.05.2004)// КонсультантПлюс : справ. правовая система. – Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2017. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та (дата обращения: 10.03.2017).

Международный пакт о гражданских и политических правах[Электронный ресурс] : принят 16.12.1966 г. Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Ген. Ассамб. ООН// КонсультантПлюс : справ. правовая система. – Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2017. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та (дата обращения: 10.03.2017).

5 стр., 2051 слов

«Брачный договор в системе правового регулирования имущества ...

... актуальность настоящего исследования. Цель дипломной работы: рассмотреть брачный договор в системе правового регулирования имущества супругов. Для достижения цели дипломной работы предполагалось решение следующих задач дипломной работы: рассмотреть правовую природу и историю развития брачного договора за рубежом и ...

Декларация об искоренении насилия в отношении женщин [Электронный ресурс] : принята 20.12.1993 г. на 85-ом пленарном заседании 48-ой сессии Ген. Ассамб. ООНООН// КонсультантПлюс : справ. правовая система. – Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2017. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та (дата обращения: 10.03.2017).

Среди преступлений, выделенных в главе 16 УК РФ «Преступления против жизни и здоровья» особое место занимает ст. 117 УК РФ. Следовательно, пытки не связаны с причинением определенной степени тяжести вреда здоровью, а связаны с причинением жертве особых мучений, физических и моральных страданий. В составе истязания к одному из квалифицирующих обстоятельств отнесено совершение данного преступления с применением пытки (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ), определение которой приведено в примечании к данной статье. По данным статистики, которые приводятся Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, на 1 полугодие 2015 г. судами общей юрисдикции по ст. 117 УК РФ всего осуждено: 1444 человека, из них приговорены к лишению свободы 355; так же как основное наказание применяется ограничение в свободе — 534, назначены исправительные работы — 3, обязательные работы — 7, штраф — 9. По приговору освобождено осужденных от наказания:

  • по амнистии от лишения свободы — 38 человек;
  • по амнистии от иных мер — 186 человек;
  • по другим основаниям от лишения свободы — 1человек.

Уголовные дела прекращались по другим основаниям — 607 человек. Вид исправительного учреждения при лишении свободы: колония строго режима — 171 человек; колония общего режима — 122 человека; колония — поселение — 56 человек; колония особого режима — 7 человек. Число несовершеннолетних осужденных лиц (учет по основной квалификации по составу преступления, по которому назначено наиболее тяжкое наказание) всего12 человек: в возрасте 16 — 17 лет — 12 человек; лиц женского пола — 4 человека; учащихся — 6 человек; совершивших в состоянии алкогольного опьянения — 4 человека; совершивших преступления в группе 3 человека. Также по данным статистики, которые приводятся Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, на 1 полугодие 2016 г. судами общей юрисдикции по ст. 117 УК РФ всего осуждено (с учетом сложения наказаний): 1452 человека, из них приговорены к лишению свободы — 359, так же как основное наказание применяется ограничение в свободе — 747, назначены исправительные работы — 6, обязательные работы — 10, штраф — 7. По приговору освобождено осужденных от наказания:

  • по амнистии от лишения свободы — 4 человека;
  • по амнистии от иных мер — 13 человек;
  • по другим основаниям от иных мер или наказание не назначалось — 3человека.

Уголовные дела прекращались по другим основаниям — 525 человек. Вид исправительного учреждения при лишении свободы: колония строго режима — 111 человек; колония общего режима — 267 человек; колония — поселение 641человек; колония особого режима — 16 человек. Число несовершеннолетних осужденных лиц (учет по основной квалификации по составу преступления, по которому назначено наиболее тяжкое наказание) всего 6 человек: в возрасте 14-15 лет — 1 человек, в возрасте 16-17 лет — 5 человек; лиц женского пола — 3 человека; учащихся — 4 человека; совершивших в состоянии алкогольного опьянения — 1 человек; совершивших преступления в группе 2 человека. На основании статистических данных, предоставленных Судебным департаментом Верховного Суда Российской Федерации, можно сделать вывод, что количество осужденных за данное преступление в первом полугодии 2016 года увеличилось. Ограничение свободы в основном используется как основное наказание. По сравнению с первым полугодием 2015 года, в первом полугодии 2016 года в колониях общего режима служит больше людей, а в колониях-поселениях — больше заключенных, чем в других исправительных учреждениях. уменьшилось количество несовершеннолетних, осужденных за пытки, а также показатели несовершеннолетних, совершивших это преступление. После приговора суда количество освобожденных от наказания осужденных уменьшилось.

4 стр., 1604 слов

Колонии поселения как вид лишения свободы

... относится наказание в виде лишения свободы, исполняемое в колониях-поселениях. КОЛОНИИ ПОСЕЛЕНИЯ КАК ВИД ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ Колонии-поселения в России являются разновидностью исправительных колоний уголовно – исполнительной системы страны. Всего в России в настоящее время насчитывается 657 исправительных колоний, в ...

Глава 1 Ответственность за истязание по уголовному праву России XIX — XX

веков Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в ст. 1489 предусматривает уголовную ответственность за истязания и мучения. В то же время пытки были систематическим и продолжительным причинением физических страданий или мучений. Поэтому тогдашний законодатель делал упор только на причинение физических страданий во время пыток. Уголовное законодательство конца XIX –начала XX в. не раскрывало понятие «истязание». Данный недостаток восполнялся научным и судебным толкованием7. Н.С. Таганцев в комментарии к Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. отмечал, что: » истязание не ставит в опасность жизнь и здоровье и что оно характеризуется мучением и особой жестокостью, в результате которых потерпевшему причиняются особые физические страдания». Постепенно в законодательство вводились более абстрактные формулировки. Например, в Уголовном Уложении 1903 г., насилие над личностью понималось как: «умышленное нанесение удара или иное насильственное действие, нарушившее телесную неприкосновенность». Насильственные действия должны включать нарушение физической неприкосновенности, приводящее к причинению физической боли или дискомфорта8. УК РСФСР 1922 г. в ст. 157 предусматривал ответственность за умышленное нанесение удара, побоев и иное насильственное действие, причинившее физическую боль. Если вышеупомянутые насильственные действия носили характер пыток, наступала более суровая ответственность. Следовательно, УК РСФСР 1922 г. не содержал самостоятельного состава, предусматривающего ответственность за истязание, а лишь рассматривал это в качестве квалифицирующего признака ряда преступлений против здоровья (убийства, умышленного тяжкого телесного повреждения, побоев и т. д.).

Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Особенная часть. Тула. 2001. С. 378. Шагвалиев Р.М. Ответственность за избиение и пытки в уголовном законодательстве России и зарубежных стран: автореф. дисс… канд. юр. наук. / Р. М. Шагвалиев — М.,2011. — С.16. Ст. 146 УК РСФСР 1926 г. практически полностью воспроизводила ст. 157 УК РСФСР 1922 г. Разница заключалась в том, что законодатель в УК РСФСР 1926 г. ужесточил ответственность за совершение преступления путем истязания9. Шагвалиев Р.М. в своей диссертации пишет: «в ст. 112 УК РСФСР 1960 г. предусматривалось два состава преступления: умышленное причинение легкого телесного повреждения и нанесение побоев. В ст. 113 этого УК под истязанием понималось систематическое нанесение побоев или иные действия, носящие характер истязания, если они не повлекли последствий, предусмотренных ст. 108 и 109 того же кодекса (умышленных тяжких телесных повреждений или умышленных менее тяжких телесных повреждений)»10. Чечель Г.И. в своей работе отмечает, что: «Несмотря на конструкцию ст. 113 УК РСФСР, предусматривающую уголовную ответственность за истязание отдельно от умышленного причинения легких телесных повреждений двух видов, истязание как самостоятельный состав преступления охватывает собой и систематическое нанесение побоев, причиняющих физическую боль, и совершение иных действий, носящих характер истязания, и систематическое причинение легких телесных повреждений, повлекших за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности либо причинение легких телесных повреждений, не повлекших за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности. Аналогичным образом регулируется уголовная ответственность за истязание и по Уголовному кодексу Белорусской ССР (ст. 111)»11. Вениаминов В. Г. Уголовная ответственность за побои и истязание : автореф. дисс… канд. юр. наук. / В. Г. Вениаминов — Саратов,2005. — С. 5. Шагвалиев Р.М. Ответственность за избиение и пытки в уголовном законодательстве России и зарубежных стран: автореф. дисс… канд. юр. наук. / Р. М. Шагвалиев — М.,2011. — С. 16. Чечель Г.И. Квалификация пыток в соответствии с действующим законодательством: учебник. — Барнаул: изд. Алт. ун-та, 1989. — С.32. Также Чечель Г.И. проводя сравнительное исследование норм уголовных кодексов Украинской, Узбекской, Казахской, Грузинской, Азербайджанской, Литовской, Молдавской, Латвийской, Киргизской, Таджикской, Армянской, Туркменской ССР (соответственно, ст. 107, 93, 99, 116, 108, 117, 101, 111, 107, 116, 110, 118) указывал, что умышленное нанесение удара (ударов), побои или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, а также истязание вынесены и объединены в отдельной уголовно-правовой норме, однако в качестве простого вида состава данной уголовно-правовой нормы указано нанесение ударов, побоев или совершение насильственных действий, причинивших физическую боль, а в качестве квалифицированного вида того же состава преступления указано истязание. В этих кодексах объединенных республик единый уголовный закон получил название «избиение и пытки». В УК Эстонской ССР (ст. 114) уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность за истязание, была изложена по-иному: «Действия, предусмотренные статьями 112 и 113 настоящего Кодекса, если они носили характер истязания». Из текста данной статьи следует, что в УК Эстонской ССР под истязанием понимается причинение легких телесных повреждений двух видов либо нанесение удара (ударов), побоев или иные насильственные действия над личностью, причинившие физическую боль, если они носили характер истязания. Сравнительное исследование норм, предусматривающих уголовную ответственность за истязание в кодексах всех союзных республик, позволило сделать вывод о том, что хотя конструкция нормы в уголовных кодексах ряда союзных республик и имеет внешнее расхождение, однако фактическое содержание данной нормы следует считать единым во всех уголовных кодексах.

16 стр., 7945 слов

Курсовая работа уголовная ответственность за побои

... создает основу для более тщательной дифференциации уголовной ответственности. 1.3 Отличие преступления от других ... работе рассматриваются основные принципы и особенности изучения такого понятия, как нанесение побоев. Особое значение при расследовании по делам о нанесении побоев ... в угрозе возможного применения наказания за деяния, предусмотренные уголовным законом. 1.2 Классификация преступления ...

7 стр., 3357 слов

Конституция Украины про права и свободы человека. Состояние правовой ...

... как основного обеспечителя их реализации на практике. Состояние прав человека в Украине на сегодняшний день: Починаючи з серпня цього року стан з правами людини в Україні значно погіршився порівняльно з періодом ...

Под истязанием в уголовных кодексах всех союзных республик понималось систематическое нанесение легких телесных повреждений двух видов либо систематическое нанесение удара (ударов), побоев, совершение иных насильственных действий над личностью, причиняющих физическую боль, а также нанесение легких телесных повреждений двух видов либо нанесение побоев или совершение иных насильственных действий над личностью, причиняющих физическую боль, если они носили характер истязания 12.

Принятый в 1996 году УК РФ сменил УК РСФСР 1960 года. В действующем УК ответственность за истязание предусматривается в ст. 117. Чечель Г.И. Квалификация пыток в соответствии с действующим законодательством: учебник. — Барнаул: изд. Алт. ун-та, 1989. — С.32.

Глава 2 Определение истязания по УК РФ (ст.117)

В толковом словаре В. Даля дается следующее определение: «Истязание – жестокое обращение; мучение, мука, насилие или пытка, вынуждение, вымогательство; пристрастный допрос»13.

Уголовно-правовое понимание истязания в УК РСФСР 1960 г. раскрывалось как «систематическое нанесение побоев или иные действия, носящие характер истязания, если они не повлекли последствий, указанных в статьях 108 и109 настоящего Кодекса». Выбранный законодателем подход не соответствовал понятию пыток в обычном смысле этого слова, которое, помимо физических страданий, включает также сильные моральные переживания. С. И. Ожегов слово «истязать» объясняет как: «жестоко мучить (физически или нравственно)»14.

Данный пробел устранён в УК РФ 1996 г., где даётся более точное законодательное определение истязания, кроме того, выделяются квалифицированные виды преступления (ч. 2).

Кроме того, в знаки, характеризующие это понятие, помимо физических страданий были также включены моральные страдания. В соответствии с законом пытки признаются: «причинением физических или моральных страданий в результате систематических избиений или других насильственных действий». Это определение позволяет отличить данное преступление от побоев, которые можно квалифицировать по правилам множественных преступлений, от побоев как для продолжающихся преступлений, а также от причинения серьезного или умеренного вреда здоровью, совершенного с особой жестокостью, мучениями или издевательство.15 Даль, В. Толковый словарь живого русского языка / В. Даль. – М. : Прогресс; Универс, 1994. Т. 2. С. 151. Ожегов, С. И. Словарь русского языка : 70000 слов / С. И. Ожегов; под ред. Н. Ю. Шведовой. – 21-е изд., перераб. и доп. – М. : Рус. яз., 1989. С. 258. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный): в 2 т. Т. 2 / 2-е изд. Бриллиантов А.В. Научно-практическое пособие. — М.: РАП, 2015. — С. 312.

В Правилах производства судебно-медицинских экспертиз от 10 декабря 1996 г. в п. 51.2 под истязание понимается «причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями (длительное причинение боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другие аналогичные действия)»16. О введении в практику Правил производства судебно — медицинских экспертиз [Электронный ресурс] :приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 (ред. от 05.03.1997) // КонсультантПлюс : справ. правовая система. – Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2017. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та (дата обращения: 10.04.2017).

25 стр., 12256 слов

Умышленное причинение вреда здоровью

... состояния). Побои, мучения и истязания не составляют особого вида повреждений и являются особым способом посягательства на здоровье человека. Следовательно, в уголовно-правовом смысле причинение вреда здоровью можно определить как противоправное, совершенное виновно причинение вреда здоровью другого человека, ...

2.1 Объект преступления

Прежде всего, необходимо понять значение таких категорий, как «личность» и «лицо», поскольку в теории и законодательстве по уголовным делам они смешиваются и заменяются. «Представляется, что более широким по объему, родовым является понятие личности, включающей в себя, кроме общих черт и свойств, присущих человеку как существу биологическому, специфические социальные, духовные качества. Личность – человек, рассматриваемый не только как биологический индивид, но и как существо социальное, как участник общественных отношений»17. Более узкая категория по содержанию — это «человек», существование которого обусловлено функционированием его тела. «Организм – это исторически сложившаяся целостная все время меняющаяся система, имеющая свое особое строение и развитие, способная к обмену веществ с окружающей средой, к росту и размножению»18. По мнению Багун Э.А: » организм является единой сложной целостной системой, состоящей из двух взаимосвязанных и взаимозависимых подструктур: тела и психики (следуя медицинской терминологии – соматического и психического)»19.

«Качественной характеристикой организма является состояние его здоровья. Именно непосредственно здоровью, как значимому и неотъемлемому благу, принадлежащему каждому человеку с момента рождения, причиняется определенной степени тяжести вред в результате совершения ряда преступлений, ответственность за которые предусмотрена нормами главы 16 УК РФ.

В конечном счете, вредные последствия претерпевает сам человек, а в итоге личность как биосоциальное существо»20. Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина. М., 1998. С. 20. Привес М.Г., Лысенков Н.К., Бушкович В.И. Анатомия человека. М., 1985. С. 20. Багун Э.А. Здоровье человека как объект побоев и истязания // Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА — 2013 г. — Вып. 18. — С.112. Багун Э.А. Здоровье человека как объект побоев и истязания // Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА — 2013 г. — Вып. 18. — С.113.

По мнению Н.Ф. Кузнецова: «При нанесении ударов преступник действует на тело, психику человека как биологическое существо, в результате чего возникают нарушения в работе его тела. Следовательно, страдает здоровье как качественная характеристика, показатель состояния организма данного человека. Человек является носителем здоровья, обладателем данного блага. Именно человек, как существо биологическое, может быть определен вовне, в отличие от «здоровья» (категории абстрактной), под которым понимается определенное состояние человеческого организма, когда тем или иным образом функционируют все его части, органы и системы»21.

Поэтому, помимо объекта в теории уголовного права, выделяется объект преступления, понимаемый как материализованный элемент материального мира, влияние которого преступник вторгается в объект преступления22.

Если здоровье как социально-ценностное благо является объектом преступлений против здоровья, а преступник, желая ухудшить его состояние посредством причинения определенной степени тяжести вреда, воздействует на тело и (или) психику человека (в своей совокупности образующих целостный организм), то вполне логично предметом данного посягательства считать не что иное, как тело и (или) психику человека.

12 стр., 5945 слов

Понятие, признаки и формы множественности преступлений

... способствующих повторению преступлений. В области теоретической разработки проблемы множественности преступлений уголовная наука сделала большой шаг вперед уже начиная с 60-х годов, когда появились работы таких ... 85 УК). К третьей группе относятся обстоятельства, устраняющие состояние судимости как правового последствия совершенного преступления на основании актов амнистии или помилования (ст. 84, ...

УК РФ предусматривает градацию вреда, причиненного здоровью по степени его тяжести на три категории: тяжкий, средней тяжести и легкий, при этом побои и истязание вычленены законодателем в самостоятельные составы, в объективную сторону которых последствия в виде причинения вреда здоровью не входят. Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. Т. 1. М., 2002. С. 215. См. там же. С. 216.

Следует сделать оговорку, что диспозиция ст. 117 УК РФ «Истязание» предполагает совершение данного преступного деяния как с причинением легкого вреда здоровью, так и без такового, из чего можно сделать вывод о том, что в первом случае данная норма является разновидностью деяния, предусмотренного ст. 115, выделенная по способу, длительности и характеру причинения вреда, во втором – самостоятельным преступлением.

Если совместить научные позиции теоретиков советского и постсоветского этапов развития науки уголовного права, можно выделить три подхода к определению непосредственного объекта побоев и пыток. Сторонники первого считают таковым здоровье23.

Представители второго признают неприкосновенность тела как объекта подобных преступлений24.

Сторонники третьей позиции, по сути, не дают точного определения объекта избиения и пыток, считая их условными преступлениями против здоровья25.

Выделяется еще один, довольно таки, интересный подход к сущности рассматриваемого преступления, согласно которому: «видовым и основным непосредственным объектом выступают честь и достоинство человека, дополнительным непосредственным – неприкосновенность личности, а факультативным непосредственным – здоровье»26. Чечель Г.И. Указ. соч. С. 28; Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко и др. М., 1997. С. 83; Уголовный кодекс Российской Федерации. Научнопрактический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. М., 2005. С. 275; Кабанов П.Н. Уголовная ответственность за побои и истязание. Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2006. С. 8 и др. Курс советского уголовного права. В 5 т. Т. 3. Часть Особенная. Л., 1973. С. 548; Даурова Т.Г. Уголовная ответственность за легкие телесные повреждения. Саратов, 1980. С. 61-63; Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. Екатеринбург, 2000. С. 234. Российское уголовное право. Особенная часть. Учебник / Под ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. М., 1998. С. 49; Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 1997. С. 85 Вениаминов В. Г. Уголовная ответственность за побои и истязание : автореф. дисс… канд. юр. наук. / В. Г. Вениаминов — Саратов,2005. — С. 8.

Такое толкование объекта пыток способствует защите имущества, принадлежащего человеку, исходя из социальной сущности человека как социального существа, обладающего, прежде всего, чувством собственного достоинства. Однако даже при нанесении незначительного, среднего или тяжелого вреда здоровью, а также в результате совершения многих других преступлений честь и достоинство жертвы тем или иным образом ущемляются.

16 стр., 7815 слов

Понятие и виды причинения вреда здоровью

... органов и тканей организма человека. Объектом уголовно-правовой охраны от этих преступлений является чужое здоровье любого человека, независимо от фактического его состояния и возраста. Объективная сторонапричинения вреда здоровью может выражаться как в ...

Мы должны согласиться с точкой зрения авторов, что объектом этих преступлений является здоровье человека.

Прежде всего важно установить содержание понятия «вред здоровью», а для этого необходимо решить вопрос: что подразумевается под термином «здоровье», имеющим очень неоднозначный и разнообразный характер. Это связано, прежде всего, с тем, что понимание здоровья может быть представлено на разных уровнях, с разных позиций.

Согласно медицинской науке, здоровье кратко можно определить как: » состояние нормального функционирования органов и систем человеческого организма, проявляющееся в его физическом, психическом благополучии, обеспечивающее ему жизнедеятельность и социальную активность»27. Аналогичное определение приводится и в Уставе Всемирной организации здравоохранения, в котором под здоровьем понимается: » состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов»28.

Исходя из приведенных формулировок выделяется три уровня, на которых может быть рассмотрена категория «здоровье»: биологический, психический и социальный, что полностью соответствует структурным составляющим понятия человек (личность) как био-психо-социальное существо. См.: Малая медицинская энциклопедия. Т. 2. М., 1991. С. 224-225. Устав (Конституция) Всемирной организации здравоохранения: Основные документы Всемирной организации здравоохранения. Женева, 1986. С. 5.

Юридическое содержание термина «здоровье» в уголовном праве не раскрывается, что влечет за собой различные его толкования теоретиками этой и смежных отраслей права. Так, А.С. Никифоров понимает здоровье как: » общеенормальное состояние человеческого организма в целом, выражающееся в правильном его функционировании»29.

Н.И. Загородников определяет здоровье как: «состояние человеческого организма, при котором нормально функционируют все его части, органы и системы» 30. Эти определения отражают только одну сторону, связанную с физическими и психологическими особенностями человека, которая не учитывает его социальную сущность.

Представляется, что юридический подход к определению понятия здоровья (и, соответственно, вреда здоровью) должен быть неразрывно связан с медицинским аспектом, включающим исследование физического, душевного и социального состояния человека как единого целого.

Термины «здоровье» и «вред здоровью» имеют сложное медико-юридическое содержание, что должно быть четко прописано в уголовном законодательстве 31.

Несомненно, заслуживает внимания определение здоровья, данное В.В. Альшевским: «Здоровье – это составляющая социального благополучия человека, которая имела место до совершения расследуемого деяния и объективно проявлялась определенным физическим и душевным состоянием» 32.

Никифоров А.С. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголовному праву / А.С. Никифоров — М.: Госюриздат, 1959. — С. 77. Загородников Н. И. Преступления против здоровья /Н. И. Загородников. -М. :Юрид. лит.,1969. С. 16. Багун Э.А. Здоровье человека как объект побоев и истязания // Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА — 2013 г. — Вып. 18. — С.114. Альшевский В. В. Судебно-медицинская экспертиза вреда здоровью в современном уголовном судопроизводстве :Процессуальные аспекты, методические принципы и формально-логические алгоритмы /В. В. Альшевский. -М. :Юрлитинформ, 2004. — С. 72.

4 стр., 1501 слов

Методика расследования преступлений против жизни и здоровья

... с ориентировками о нераскрытых преступлениях аналогичного или подобного характера, с прекращенными или приостановленными уголовными делами. Расследование причинения вреда здоровью при исключительных обстоятельствах: в ... Велик процент совершения этих преступлений молодыми людьми в возрасте 16—20 лет из хулиганских побуждений. Планирование расследования, Первоначальные следственные действия. Если ...

В отличие от медицинского определения, приведенного в Уставе ВОЗ, данная юридическая формулировка учитывает как медицинские критерии – социальное благополучие, физическое, душевное состояние, так и уголовно значимые характеристики, касающиеся указания не на состояние «полного физического, душевного, социального благополучия», а лишь на то состояние, в котором пребывал организм человека до совершенного в отношении него преступного деяния.

По мнению Багун Э.А. это замечание справедливо, так как: » идеальное состояние здоровья – явление крайне редкое, поэтому уголовный закон охраняет наличное состояние здоровья человека, которое имело место до совершения общественноопасного посягательства»33.

Следовательно, здоровье для целей уголовного права можно определить как наличие качественного состояние организма человека до совершения в отношении него преступления, характеризующееся определенным уровнем физического, психического и социального благополучия, позволяющим полноценно участвовать в общественных отношениях, пользоваться благами жизни.

Следует отметить, что пытки можно отнести к многоцелевым преступлениям34, т. Е. К тем, которые наносят ущерб не одному, а двум и более объектам уголовной защиты. При этом основным непосредственным объектом такой узурпации следует считать тот, который определяет характер преступления, его социальную сущность. При создании такого объекта необходимо руководствоваться степенью ценности конкурирующих объектов в конкретных исторических условиях и характером ущерба, нанесенного этим объектам35. Багун Э.А. Здоровье человека как объект побоев и истязания // Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА — 2013 г. — Вып. 18. — С.114. Шагвалиев Р.М. Ответственность за избиение и пытки по уголовному законодательству России и зарубежных стран. Автореф дисс. …канд. юрид. наук. М., 2011. С. 16. Куц В.Н. Ответственность за вымогательство по советскому уголовному праву. Дис. …канд. юрид. наук. М., 1986. С. 23.

В результате совершения истязания, и в этом можно полностью согласиться с позицией В.Г. Вениаминова 36, в котором говорится: «Унижение чести и достоинства жертвы неизбежно, но цель этих преступлений — причинить жертве боль, желание причинить ей физические и моральные страдания, переживания. Часто жестокое обращение со стороны автора, причиненная боль, чувство собственной беспомощности остаются в памяти жертвы гораздо дольше, чем следы побоев на теле».

Психические переживания от перенесенного унижения, умаления чести и достоинства жертвы примененным в отношении нее насилием в совокупности болевыми ощущениями усугубляют чувство физической и моральной подавленности потерпевшего, в конечном итоге пагубным образом сказываясь на состоянии его здоровья. Другими словами, в любом случае в организме человека происходят негативные изменения, его качественное состояние снижается до более низкого уровня.

Таким образом, основным прямым объектом пыток является здоровье человека, а еще одним прямым объектом — честь и достоинство человека. Вениаминов В.Г. Уголовная ответственность за побои и истязание: дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С.8.

2.2 Объективная сторона преступления

Новые Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. №522, под вредом, причиненным здоровью человека, понимают «нарушение анатомической целости и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психогенных факторов внешней среды»37.

В ранее используемые в Правилах 1978 и 1996 года понятия «патологические состояния» и «заболевания» не охватываются приведенной формулировкой, что, по мнению некоторых авторов, «является неполным и представляет собой шаг назад от нормативов, предусмотренных Правилами 1996 г.»38.

Статья 117 предусматривает наказание за причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в ст.ст. 111 и 112 УК РФ.

В соответствии с законодательным подходом, физическая боль, физические и психические страдания, причиняемые потерпевшему при однократном либо систематическом нанесении побоев, совершении иных насильственных действий, не расцениваются как влияющие на здоровье человека, умаляющие его физическое, душевное, социальное благополучие, низводящие физиологическое состояние организма на более низкий качественный уровень.

Таким образом, структурный состав преступления содержит две альтернативные формы поведения. Это непосредственно вытекает из диспозиции статьи, в которой истязание определяется как причинение физических или психических страданий, что подтверждается разделительным союзом «или». Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. №522 (в ред. Постановлений Правительства РФ от 24.03.2011 г. №206, от 17.11.2011 г. №938).

[Электронный ресурс] // КонсультантПлюс : справ. правовая система. – Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2017. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та (дата обращения: 12.04.2017 г.).

Галюкова М.И. Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека // М.И. Галюкова :Уголовное право. — 2008. — №1. — С. 33.

По мнению Курочкина В.П. под физическим насилием следует понимать:

» противоправное, умышленное физическое воздействие виновным на другое лицо, посягающее на его телесную неприкосновенность, здоровье, свободу, а факультативно — и на жизнь. Это может быть многократное сечение (розгами, ремнём), таскание за волосы, причинение множественных, но небольших повреждений тупыми или остроколющими предметами, длительное лишение пищи, воды или тепла либо помещение (или оставление) потерпевшего во вредных для здоровья условиях»39.

Психические страдания характеризуются проявлением стрессового состояния потерпевшего и нанесением ему других психических травм, не имеющих характера психических расстройств40. Психическое насилие, в отличие от физического насилия, характеризуется информационным воздействием на жертву. Психическое насилие — это насилие, которое воздействует непосредственно на психику человека и способно вызвать либо психическую травму (сильные эмоциональные переживания), либо ограничить (подавить) свободу его волеизъявления, например, систематические угрозы, оскорбления, травля, если они отражают умысел виновного на причинение жертве психических страданий.

Неправильное понимание природы душевного страдания и механизма его причинения часто приводит к неправильной квалификации.

Так, угроза убийством в процессе истязания квалифицируется судами по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 117 и 119 УК РФ, тогда как угроза убийством является нормой-частью по отношению к ст. 117 УК РФ, которая является нормой-целой. В таких случаях исключаются все преступления, предпочтение в квалификации должно отдаваться всей норме41. Курочкин В.П. Уголовно-правовая характеристика истязания // Сборник научных трудов профессорско-преподавательского состава по итогам отчетов кафедр по НИР — 2012- Вып. 7. — С.168. Зубарев С.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко, А.С. Михлина. СПб., 2007. С. 210. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 янв. 1999 г. № 1 // Рос. юстиция. ─1999. ─№4

Иные насильственные действия — это фактически тоже физическое насилие, которое может выражаться в вырывании волос, длительном причинении боли щипанием, в причинении множественных повреждений различными предметами, в воздействии термических факторов и в других аналогичных действиях.

По мнению Побегайло Э.Ф.: » не исключается и одновременное сочетание физических и психических страданий потерпевшего (например, лицо подвергает обнаженного потерпевшего сечению на глазах его близких родственников).

При этом важно, чтобы указанные страдания были существенными. Только относительно продолжительные и достаточно тяжелые страдания могут свидетельствовать о наличии состава преступления. Это зависит, в частности, от интенсивности, частоты воздействия, способа истязания»42.

Физические или психические страдания должны быть причинно обусловлены систематическим нанесением побоев либо иными насильственными действиями, вытекать из них. Для истязания характерны именно страдания потерпевшего, т.е. физические и психические переживания.

В отличие от разовой физической боли (ст. 116 УК РФ), страдания как состояние человека имеют протяженность во времени, поскольку побои наносятся систематически, возобновляя, подкрепляя и усиливая переживания.

Например, М. в ответ на отказ жены дать денег на водку привязал ее к кровати и в течение двух часов допытывался, где она спрятала деньги: наносил ей удары руками, бил головой о спинку кровати, прижигал горящей сигаретой ей лицо, мочился на нее, таскал за волосы, имитировал удушение ее веревкой, надевал полиэтиленовый пакет ей на голову и т.д. Потерпевшая испытывала при этом не только физические, но и психические страдания (в частности, при имитации лишения жизни)43. Побегайло Э.Ф. Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации. Комментарий. Судебная практика. Статистика / Под общ. ред. В.М. Лебедева; отв. ред. А.В. Галахова. М., 2009. С. 62. Кругликов Л.Л. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. М., 2010. С. 320 — 321.

Одним из обязательных признаков объективной стороны пыток является причинение потерпевшему страданий в результате физического или психического насилия. Основная трудность уголовно-правовой оценки понятия страдания состоит в том, что эта категория изначально глубоко субъективна.

Страдание — это оценочная категория, объем которой можно уточнить, обратившись к ее семантической интерпретации. Этимологическое значение термина «страдать» означает «мучиться, маяться, терпеть боль, скорбеть, болеть душою» 44. Словарь С.И. Ожегова толкует страдание как: » физическую или нравственную боль, мучение»45. В.С. Барулин представляет страдание как: «глубокое ощущение дискомфортности, боли, мучений, неудовлетворённости, острых неприятных переживаний, разного рода терзаний»46. Страдание — это не кратковременная боль, а продолжительная и мучительная боль, которую испытывает жертва пыток.

Таким образом, «страдание — это, прежде всего, физическая боль или психическая травма, которая имеет глубокий характер и вызывает страдание и особые переживания жертвы. Они связаны не только с переживанием боли в момент совершения виновным действий, но и с возникновением чувства неуверенности и страха за свое будущее, ощущения неизбежности повторного насилия со стороны виновного»47. Даль, В. Толковый словарь живого русского языка / В. Даль. – М. : Прогресс; Универс, 1994. Т. 2. С. 727. Ожегов, С. И. Словарь русского языка : 70000 слов / С. И. Ожегов; под ред. Н. Ю. Шведовой. – 21-е изд., перераб. и доп. – М. : Рус. яз., 1989. С. 761. Барулин В.С. Основы социально-философской антропологии. М.: ИКЦ»Академ-книга». 2002. С. 191. Пудовочкин Ю.Е. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Бриллиантова. М., 2010. С. 427.

Систематичность как признак насилия в составе истязания обладает количественной и качественной характеристиками. Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановлении от 25 сентября 1979 г. № 4″О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» (утратил силу ППВС РФ от 6 февраля 2007 г. № 8), указывал, что: «систематичность предполагает нанесение более двух раз побоев, характер которых свидетельствует об умысле лица на причинение потерпевшему особой мучительной боли или страданий».

Представляется, что эта рекомендация используется и в современной практике. Количественная сторона систематичности — трех- и более кратное причинение физических или психических страданий. Качественная сторона систематичности связанность всех фактов причинения физических или психических страданий единым умыслом виновного: они направлены против одного потерпевшего, отражают общую линию поведения виновного в отношении жертвы, выступают в качестве специфического способа реализации его умысла на причинение психических или физических страданий 48.

Отсутствие легального толкования понятия систематичности во временном режиме как обязательного признака объективной стороны состава преступления породило разногласия в теории уголовного права и привело к определённым трудностям в судебно-следственной практике.

Исследования показали, что систематичность побоев насчитывает от трёх до 8 эпизодов, при этом трёхэпизодные побои составляют 54,2% от общего числа, четырёхэпизодные — 20,5%, пятиэпизодные — 14,7%, шестиэпизодные — 5,8%, семиэпизодные — 2,5%, восьмиэпизодные — 2,3%49. Курочкин В.П. Уголовно-правовая характеристика истязания // Сборник научных трудов профессорско-преподавательского состава по итогам отчетов кафедр по НИР — 2012- Вып. 7. — С.170. Симиненко А.Н. Истязание: уголовно-правовые и криминологические аспекты / А. Н. Симиненко, Ю. С. Пестерева. — Москва : Юрлитинформ, 2011. — С. 52-53.

Также следует отметить, что понятие неоднократности и систематичности совсем не одно и то же. Систематичность предполагает нечто целостное, представляющее собой единство взаимосвязанных действий. В связи с этим необходимо отметить, что исключительно формальный подход к понятию систематичности неприемлем. Сам факт совершения трёх или более побоев в отношении одного лица является явно недостаточным для квалификации истязания.

Необходимо решить вопрос о том, каким является промежуток во времени между нанесением побоев. В теории уголовного права и на практике нет единства в понимании данного вопроса, закон же никаких указаний на этот счёт не содержит.

Основные подходы к определению временных границ систематичности можно свести по двум основным направлениям. Сторонники первого напрaвления считают, что для квалификации истязания пo признаку систематичности побоев временной промежуток между преступными актами должен быть незначительным.

Так, по мнению И.П. Портнова: «для истязания характерен небольшой промежуток во времени (часы, день, неделя), когда у жертвы ещё свежи болевые ощущения, не зажили следы побоев. Когда же между эпизодами избиения время исчисляется месяцами, а иногда и годом, а в промежутке отмечались нормальные отношения, вряд ли правильным будет рассматривать такие случаи как систематическое избиение, носящее характер истязания» 50.

Алфёров Л.В. предполагает, что: » систематичность при истязании представляет собой такое трёхкратное и более совершение преступления, которое свидетельствует о постоянности, повторяемости действий, когда между отдельными действиями виновного нет большого перерыва»51. Портнов И.П. Истязание (криминологический и уголовно-правовой аспекты) // Насильственные преступления: природа, расследование, предупреждение. М.: Наука, 1994. С. 89. Алфёров Л.В. Квалификация истязания, совершаемого путём нанесения многократных побоев и его употребление в качестве признака особой жестокости при убийстве // Проблемы, связанные с совершением тяжких преступлений против личности: материалы 1-й междисциплинарной научно-практической конференции Ставропольского института (6 декабря 2001 г.).

Ставрополь, 2001. С. 9.

Сторонники второго подхода считают, что временные рамки систематичности не могут быть установлены на основании какого-то одного или нескольких формальновременных критериев (таких как часы, недели, месяцы).

В частности, Г.И. Чечель указывает, что: «жестокое обращение со стороны виновного трансформируется в сознании жертвы преступления, не проходит бесследно через непродолжительное время.

Поэтому ограничивать систематичность при истязании временем между каждым эпизодом избиения, столько непродолжительным сроком как день, неделя и даже месяц было бы ошибочным, противоречащим интересам охраны личности»52.

Также разделяет данную позицию в этом вопросе А.Н. Симиненко: «Искусственное сужение временных рамок побоев при квалификации истязания не отвечает принципам законности и справедливости уголовного права. Истязание не есть систематические побои, последние выступают лишь в качестве способа причинения физических или психических страданий. Если таковых нет, говорить об истязании независимо от хронологических рамок систематичности не приходится. Следовательно, признаками систематичности с количественной стороны будет совершение трёх и более физических насильственных актов в отношении одной и той же жертвы, а с качественной — наличие единого умысла на причинение физических или психических страданий.

При этом временные рамки систематичности не нуждаются в определении формальных границ и их юридическая значимость должна определяться в каждом конкретном случае следственно-судебными органами»53.

Однако следует отметить, что естественными хронологическими границами систематичности будут выступать сроки давности для привлечения к уголовной ответственности от первого эпизода побоев. Чечель Г.И. Жестокий способ совершения преступления против личности: уголовно-правовое и криминологическое исследование. Нальчик: Ставропольское книжное изд-во, 1991. С. 77. Симиненко А.Н. Истязание: уголовно-правовые и криминологические аспекты / А. Н. Симиненко, Ю. С. Пестерева. — Москва : Юрлитинформ, 2011. — С. 55.

Верховный Суд РФ в кассационном определении от 21.06.2011 г. разъяснил, что неоднократное нанесение легких телесных повреждений или побоев не может рассматриваться как истязание, если по одному или нескольким эпизодам обвинения, дающим право для квалификации действий лица как систематических, истек срок давности для привлечения к уголовной ответственности, либо лицу за эти действия ранее уже были применены меры административного взыскания и постановления о применении этих мер не были отменены54.

Причинение в процессе истязания вреда здоровью средней тяжести или тяжкого выходит за рамки состава преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ, и требует квалификации по соответствующей части ст. 112 и 111 УК РФ с учетом квалифицирующего признака» особая жестокость».

Из последствий как признака состава истязания исключается самоубийство потерпевшего; неквалифицированное истязание, в результате которого потерпевший совершает самоубийство или покушение на самоубийство, квалифицируется по ст. 110УК РФ. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 21.06.2011 № 48-О111. URL: http: //base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base= ARB;n=323528.

2.3 Субъект преступления

УК РСФСР 1922 г. в ст. 157 предусматривал ответственность за умышленное нанесение удара, побоев и иное насильственное действие, причинившее физическую боль. Если вышеупомянутые насильственные действия носили характер пыток, наступала более суровая ответственность. Следовательно, УК РСФСР 1922 г. не содержал самостоятельного состава, предусматривающего ответственность за истязание, а лишь рассматривал это в качестве квалифицирующего признака ряда преступлений против здоровья (убийства, умышленного тяжкого телесного повреждения, побоев и т. д.).

Ст. 146 УК РСФСР 1926 г. практически полностью воспроизводила ст. 157 УК РСФСР 1922 г. Законодатель в УК РСФСР 1926 г. ужесточил ответственность за совершение преступления путем истязания 55. Субъектом данного преступления являлось лицо, достигшее 16 лет.

Под истязанием в ст. 113 УК РСФСР 1960 г. понималось » Систематическое нанесение побоев или иные действия, носящие характер истязания, если они не повлекли последствий, указанных в статьях 108 и 109 настоящего Кодекса, наказываются лишением свободы на срок до трех лет». Возраст, с которого наступала ответственность за данное преступление, остался неизменным, т.е. с 16 лет.

Принятый в 1996 году УК РФ сменил УК РСФСР 1960 года. Субъектом преступления, предусмотренного статьей 117, является физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. Вменяемость субъекта преступления определяется состоянием психики человека, при котором он в момент совершения преступления способен осознавать характер и значение своих действий и руководить ими.

Таким образом, можно сделать вывод, что по мере того как происходило развитие уголовного законодательства, возраст с которого наступала ответственность за истязание остался неизменным. Вениаминов В. Г. Уголовная ответственность за побои и истязание : автореф. дисс… канд. юр. наук. / В. Г. Вениаминов — Саратов,2005. — С. 5.

2.4 Субъективная сторона преступления

Содержание субъективной стороны истязания вызывает дискуссии и, следовательно, можно выделить два подхода по данной проблеме. Согласно первой точке зрения, П.Н. Кабанов 56 и Г.И. Чечель предполагают, что совершение истязания возможно как с прямым, так и косвенным умыслом.

Г.И. Чечель свою позицию аргументирует следующим образом: «Во-первых, в абсолютном большинстве случаев виновный при систематическом нанесении побоев, причиняющих физическую боль, не конкретизировал содержание своего умысла относительно причинения мучений и страданий потерпевшему. Во-вторых, субъект сознавал, что, систематически нанося побои или лёгкие телесные повреждения, он своими действиями причиняет физическую боль потерпевшему, и чаще всего допускал, что эта боль влечёт за собой особые мучения и страдания»57.

Багун А.Э. также придерживается данной точке зрения: «Субъективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла в зависимости от избранного способа действий субъекта и психического отношения к таким последствиям своего деяния как физические и психические страдания.

При анализе состава, предусмотренного ст. 117 УК РФ следует учитывать, что причинение физических и психических страданий потерпевшему может быть как самоцелью действий виновного, так и выступать в качестве промежуточной цели, реализация которой способствует достижению финальной цели. Обязательным признаком рассматриваемого состава является причинение физических или психических страданий, отсутствие же в норме, предусмотренной ст. 117 УК РФ, иных целей свидетельствует об их многообразии; значения для квалификации они не имеют»58. Кабанов П.Н. Уголовная ответственность за побои и истязания: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 8. См.: Чечель Г.И. Там же. С. 89. Багун Э.А. Ответственность за побои и истязание по Уголовному кодексу Российской Федерации :автореф. дис… канд. юр. наук / Э. А. Багун -М.,2007. С.8.

Согласно второй точке зрения с субъективной стороны «истязание — это преступление, характеризующееся прямым умыслом. Виновный осознает, что своими действиями причиняет потерпевшему физические или психические страдания, предвидит неизбежность наступления их в результате систематического нанесения побоев или совершения иных насильственных действий и желает их причинения. Мотивы и цели преступления могут быть различными — ненависть, месть, ревность и Т.Д.»59.

Данной позиции придерживается Курочкин В.П., так в своей работе он пишет: «Конструктивное построение истязания как формально-материального состава предполагает невозможность совершения преступления с косвенным умыслом, так как отличие между прямым и косвенным умыслом проводится по волевому компоненту, относящемуся к последствиям преступления. Современная трактовка ст. 117 УК РФ рассматривает причинение физических или психических страданий как самостоятельные виды истязания, а не как его последствия.

Анализируя состав истязания, можно сделать вывод, что законодатель не закрепляет в диспозиции статьи мотива и цели как необходимых конструктивных элементов исследуемого состава, поэтому они могут быть любыми — личная неприязнь, аморальное поведение жертвы, невыполнение домашних обязанностей, ненависть, месть, ревность и Т.Д.»60. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный): в 2 т. Т. 2 / 2-е изд. Бриллиантов А.В. Научно-практическое пособие. — М.: РАП, 2015. — С. 313. Курочкин В.П. Уголовно-правовая характеристика истязания // Сборник научных трудов профессорско-преподавательского состава по итогам отчетов кафедр по НИР — 2012- Вып. 7. — С.176.

Глава 3 Квалифицирующие признаки состава преступления

В отличие от ст. 113 УК 1960 г. ст. 117 УК 1996 г. содержит ряд квалифицирующих признаков, при этом обстоятельства, предусмотренные пп.: а) в отношении двух или более лиц; б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; ж) по найму; з) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, аналогичны соответствующим признакам убийства и причинения тяжкого и средней тяжести вреда здоровью.

Кроме того, квалифицированными составами истязания закон признает истязание в отношении заведомо несовершеннолетнего либо лица, находящегося в материальной или иной зависимости от потерпевшего (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ), истязание с применением пытки (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ).

Истязания двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 117) имеют место, когда виновным причиняются физические или психические страдания по отношению к двум и более лицам при наличии в его действиях единого умысла на причинение истязаний или иных насильственных действий. Обычно такие действия в отношении обоих лиц производятся одновременно. В случаях, когда два или более лица подверглись истязаниям совершено в разное время и деяния не были объединены единым преступным намерением виновного, содеянное квалифицируется как разные преступления, охваченные одним составом ст. 117 УК РФ. Свидетельством единства преступного намерения в некоторых случаях может выступать один и тот же мотив истязания61.

Савельева В.С. Основы квалификации преступлений. Учебное пособие // М. 2016. С. 191-192.

Истязание лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б»ч. 2 ст. 117) представляет собой деяние, которое совершается виновным с целью воспрепятствовать правомерной деятельности потерпевшего по осуществлению им служебной деятельности либо выполнению общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность. Для квалификации истязания по п. «б»ч. 2 ст. 117 УК не обязательно его совершение непосредственно в момент осуществления потерпевшим служебных обязанностей или выполнения им общественного долга, более того, факт исполнения служебных обязанностей или долга в момент совершения преступления не является достаточным основанием для квалификации. Важно тщательно выяснять мотив, побудивший на совершение виновным преступления в каждом конкретном случае.

Это могут быть, например, мотивы корысти, ревности и т. д., при которых п. «б» ч. 2 ст. 117 УК РФ вменению не подлежит, поскольку в целом в подобных случаях преступление не обусловлено служебной деятельностью (общественным долгом) потерпевшего. Мотивом данного преступления также может оказаться месть за осуществление указанных правомерных действий потерпевшего спустя какой-то определенный промежуток времени 62.

Целью воспрепятствования правомерному поведению выступает желание не допустить осуществление служебной деятельности и (или) выполнение общественного долга или пресечение такой деятельности. Не подлежит вменению по данному пункту статьи деяние, совершенное в связи с осуществлением потерпевшим действий, которые выходят за рамки его трудовых обязанностей, как противоречащих, так и не противоречащих существующим нормативным актам, либо за действия, для совершения которых потерпевший использовал свой служебный авторитет или связи.

Савельева В.С. Основы квалификации преступлений. Учебное пособие // М. 2016. С. 193. Потерпевшими от данного вида истязания могут быть как сами исполнители, осуществляющие свои служебные или общественные функции, так и их близкие. Помимо родственников близкими потерпевшему могут являться «иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дорог потерпевшему в силу сложившихся личных отношений»63. Пунктом «в» ч. 2 ст. 117 предусматривается ответственность за совершение истязания в отношении женщины, которая заведомо для виновного находится в состоянии беременности. Повышенная опасность этого вида истязания вызвана особым состоянием потерпевшей. Для наличия данного состава необходимо установить обязательные признаки, а именно: во-первых, потерпевшая должна быть в состоянии беременности любой продолжительности и, во-вторых, виновный должен знать об этом состоянии. Лицо, не знавшее о беременности потерпевшей, не может нести ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 117 УК РФ. Длительность беременности, а также источник осведомленности о ней не имеют значения для квалификации содеянного. Правовая оценка содеянного также не зависит от того, погиб или нет плод женщины в результате ее истязания. Если в основе действий виновного лежит ошибочное предположение о беременности потерпевшей, которая в действительности отсутствует, то содеянное подлежит квалификации по совокупности двух преступлений – покушения на истязание женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, и истязания или квалифицированного другим отягчающим обстоятельством истязания (ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 117 и ч. 1 ст. 117, либо ч. 2 ст. 117 УК с другим пунктом).

Тихомирова Л.В. Уголовная ответственность и наказание // М. 2016. С. 178.

Согласно п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ «истязание в отношении заведомо несовершеннолетнего» предполагает, что действия виновного направлены против лица, не достигшего на момент совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, при условии, что субъект достоверно знает о возрасте потерпевшего (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или, когда внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствует о его возрасте. Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к восемнадцатилетию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака 64.

Истязание в отношении зависимого лица предполагает, что между виновным и потерпевшим существуют отношения материальной или иной зависимости. Под материальной зависимостью следует понимать ситуации, когда потерпевший находится на иждивении виновного или получает от него существенную материальную поддержку (например, зависимость нетрудоспособных родителей от трудоспособных детей, несовершеннолетних детей от своих родителей или их заменяющих нетрудоспособного супруга от второго супруга и т. д.

Иная зависимость может иметь различные основания: зависимость подчиненного от начальника, лица, находящегося в рабстве или подневольном состоянии зависимость, вытекающая из факта совместного проживания, и т.д. Виновный осознает факт этой зависимости и часто мотивирует им свое поведение65.

По данным всех социологических опросов, порядка 40 % жертв не обращаются в правоохранительные органы с заявлением по той простой причине, что не верят в возможность раскрыть преступление, наказать виновных, не доверяют правоохранительной системе всецело.

Вторая причина, по которой жертвы предпочитают молчать – зависимость от преступника, как правило, материальная или родственные чувства. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный): в 2 т. Т. 2 / 2-е изд. Бриллиантов А.В. Научно-практическое пособие. — М.: РАП, 2015. — С. 314.

Курочкин В.П. Уголовно-правовая характеристика истязания // Сборник научных трудов профессорско-преподавательского состава по итогам отчетов кафедр по НИР — 2012- Вып. 7. — С.176.

Дети находятся в правовой зависимости от тех, кто совершает над ними насильственные действия. Как правило, истязают детей те, кто по закону должен представлять их интересы и защищать права. К такой категории лиц относят: родителей, опекунов либо попечителей, детсадовских работников, педагогов. По данным государственной статистики, ежегодно около 2 миллионов детей в возрасте до 14 лет подвергаются насилию со стороны своих родителей. Для многих из них естественным исходом является смерть. Ежегодно более 50 000 детей убегают из дома в попытке избежать избиений и издевательств вовне, 25 000 детей находятся в розыске66.

Согласно п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ «истязание с применением пытки» предполагает, что причинение физических или нравственных страданий потерпевшему осуществляется в целях понуждения его к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях.

Можно предположить, что особенность пытки состоит не в характере действий субъекта, которые по своим объективным признакам не отличаются от истязания, предусмотренного ч. 1 ст. 117 УК РФ. Ее специфика заключается в содержании вины.

Обязательным признаком субъективной стороны пытки выступает цель: получение определенной информации (в том числе и показаний), наказание, принуждение к каким-либо действиям. Деяние может быть квалифицировано как пытка как в том случае, когда виновный стремится достичь своей цели посредством действий самого потерпевшего, так и в том случае, когда получение информации или выполнение действия ожидается им от третьих лиц. Абрамкин А.Д. Актуальные проблемы привлечения к уголовной ответственности за истязание, совершаемое в отношении несовершеннолетних лиц // Материалы Всероссийской научнотеоретической конференции курсантов и слушателей вузов МВД России, студентов гуманитарных вузов, адъюнктов, аспирантов и соискателей : в 2 частях. Изд-во: Ростов-на-Дону, 2015 . С. 4.

Удельный вес истязаний с применением пытки наиболее высок в сфере теневой экономики и достигает 88%; на сферу семьи и досуга приходится 9%, на иные области жизни и деятельности людей — 3%67.

Необходимо отметить, что до настоящего времени остаются дискуссионными следующие вопросы: а) содержание понятия пытки; б) соотношение пытки с понятием истязания; в) и наконец, целесообразность размещения её дефиниции в примечании к ст. 117 УК РФ.

Следует заметить, что в качестве квалифицирующего обстоятельства пытка была закреплена в УК РФ, что стало следствием вступления России в Совет Европы и ратификации ею Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных, унижающих достоинство личности68 действий и ряда других международных актов.

Согласно ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (10 декабря 1984 г.) пытка означает «любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении, которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия»69. Гладких Г.Ю. Уголовная ответственность за пытки в РоссийскойФедерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2004. Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ» Российская газета. 2003. № 3366. С. 10. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.(рат. УказомПрезидиума ВС СССР от 21 января 1987 г.) // Сборник «Действующее международное право». Т. 3.

Статья 21 Конституции РФ в соответствии с указанным международным актом, закрепляет важное положение, провозглашающее принцип гуманизма» Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию»70.

Признаками пытки, исходя из определения, содержащегося в Конвенции, являются: умышленный характер деяния; цели — получение сведения или признания, наказание за что-либо, запугивание или принуждение к чему-либо; причинение сильной боли, физических или нравственных страданий; совершение государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве или в соучастии в нём.

Примечание к ст. 117 УК РФ содержит развёрнутое определение пытки, однако качество этого определения вызывает определённые сомнения. Под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается «причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях».

Следует признать определенное расхождение понятия пытки в национальном и международном праве.

Этимологически пытка является синонимом понятия истязание и определяется через один и тот же лексический ряд: мучения, страдания. Издеваться, согласно первоначальному значению, – «давать прозвище» изменилось на «насмехаться», «осознанно причинять боль». Глагол «мучить», обозначает «причинять страдания» и «истязать»71. Конституция Российской Федерации [Электронный ресурс] : принята всенар. голосованием от 12 дек. 1993 г. : (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // КонсультантПлюс : справ. правовая система. – Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2017. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та (дата обращения: 10.06.2017).

Даль, В. Толковый словарь живого русского языка / В. Даль. – М. : Прогресс; Универс, 1994. Т. 1. С. 458.

В диспозиции ст. 117 УК РФ имеется несоответствие между понятиями, так, ч. 1 указанной статьи в качестве последствий закрепляет физические или психические страдания, в то время как в п. «д» ч. 2 данной статьи «с применением пытки», в качестве последствий выступают физические или нравственные страдания 72.

На этот счет существуют различные толкования, в том числе и международных актов.

Так, Токийская декларация 1975 года рассматривает пытку как «… умышленное, систематическое либо произвольное причинение физических или умственных страданий…» 73.

Европейский суд по права человека по делу «Селмуни против Франции» от 28.07.1999 года, высказал позицию о том, что систематическое применение жестокого обращения (физического, психического) следует расценивать как пытку.

Ушаков Д.Н. трактует «пытку», как «нравственное или душевное мучение, терзание»74, «пытка» у Даля В.И. – допрос с истязаниями, муками 75, у Ожегова С.И. – физическое истязание при допросе.

Вместе с тем, кандидат юридических наук Д.В. Деркунский утверждает, что «нравственность является составляющим элементом психики, поэтому различие в данных понятиях не существенно»76. Исходя из этого, по мнению Д.В. Деркунского и К.Д. Николаева «является логичным проводить разграничение данных понятий, устанавливая цель причинения таких страданий» 77. Мисюля Л.А., Скобина Е.А. Проблемные вопросы квалификации истязания с применением пытки // Достижения вузовской науки. 2016. № 21. С. 239. Сборник международно-правовых актов/Сост. и вступ. ст.: В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. -М.: Норма, Инфра-М, 1998. -С. 215. Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. -М.: Аделант, 2013. С.658. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1. -М., 1980. -С. 948. Деркунский Д.В. Уголовно-правовая характеристика пытки//Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института. -2014. -№ 3. -С.2. Николаев К.Д. О совершенствовании законодательной регламентации отягчающих обстоятельств преступлений, посягающих на здоровье //Вестник Воронежского института МВД России. -2010. -№ 4. С.4.

Согласно определениям, указанным в толковых словарях, нравственность – «внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек» 78.

Психика – «свойство головного мозга отражать действительность в виде ощущений, восприятий, мыслей, чувств и т.п.»79,или «… совокупность душевных переживаний человека … душевный мир»80.

Однако К.Д. Николаев считает, что использование термина «пытка» не вполной мере отражает сущность рассматриваемого посягательства, т.к. при пытке речь идет именно о «нравственных страданиях».

Учитывая изложенное, а также подход к конструированию квалифицированного состава, ст. 117УК РФ он предлагает в п. «д» ч. 2 ст. 117 УК термин «с применением пытки» заменить на термин «с особой жестокостью».

Исходя из примечания к ст. 117 УК РФ, практически невозможно разграничить истязание и пытку, что является проблемой для правоприменителя.

Однако Ю.С. Пестерева отмечает, что: » объектом пытки, следуя примечанию к ст. 117 УК РФ является здоровье, а используемое понятие пытки в Конвенции подразумевает под объектом пытки иные блага (интересы правосудия, службы в органах государственной власти и т.п.)»81.

Из этого следует, что понятие пытки по УКРФ шире в части круга определения субъектов и действий, характеризующих это деяние.

При этом характер действий и причиненные последствия в результате совершения пыток ограничиваются рамками диспозиции ч. 1. ст. 117 УК РФ и действия не могут повлечь наступления вреда здоровью средней тяжести или тяжкого. Ожегов С.И. Толковый словарь . -М., 2009. -Режим доступа: http://slovarozhegova.ru (дата обращения: 10.06.2017).

Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный . -М.: Русский язык, 2000. -Режим доступа: (дата обращения: 10.06.2017).

Семенов А.В. Этимологический словарь русского языка. Русский язык от А до Я . -М.: Издательство «ЮНВЕС», 2003. С.125. Пестерева Ю.С. К вопросу о понятии пытки//Новая редакция УК России: попытка теоретического осмысления: Материалы межвуз. науч. конф. (февраль 2004).

-Омск: Омская академия МВД России. 2004. -С. 75-77.

Тогда как, пытки, представляют собой преступление, которое должно отличаться от истязания характером совершаемых действий и тяжестью причиненных последствий, а так же субъектом рассматриваемого преступного деяния.

В законодательном определении пытки не указывается степень причиняемых страданий, что, по мнению кандидата юридических наук А.А. Калашниковой, не совсем удачно, так как «пытки тем и отличаются от любого посягательства на личность, что причиняют значительные страдания, превосходящие по степени страдания, испытываемые потерпевшим, например, при побоях»82.

Основной проблемой в вопросе квалификации действий виновного лица в качестве пытки является вопрос о субъекте пытки.

Конвенция определяет пытку как » любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или другого лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать, принудить, или дискриминировать его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такие боль или страдание причиняются государственным или должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия».

Из определения пытки, данного УК РФ, не ясно, охватываются ли данным преступлением лишь деяния, совершаемые в процессе расследования, или в качестве пыток будут квалифицироваться все подобные эпизоды в рамках деятельности любых государственных или должностных лиц.

УК РФ не рассматривает пытки как преступление, совершенное специальным субъектом и предусматривает, что ответственность за совершение данного деяния может наступать и при наличии общего субъекта, физического вменяемого лица, достигшего возраста уголовной ответственности 16 лет. Калашникова А.А. Пытки -должностные преступления//Труды юридического факультета Северо-Кавказского государственного технического университета: Сборник научных трудов. Ставрополь: Изд-во СевКавГТУ. 2004. -Вып. 1. -С.130.

Субъектом данного преступления, по мнению И. Дворянскова, «может быть только должностное лицо, наделенное властными полномочиями. В связи с этим, как пытку можно квалифицировать только деяния сотрудников государственных органов и учреждений, наделенных полномочиями по применению мер принуждения»83.

Калашникова А.А. под пыткой предлагает понимать» причинение должностным лицом или государственным служащим, не являющимся должностным лицом, особо жестокими способами сильной боли, тяжких физических или нравственных страданий в целях принуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а так же в целях наказания либо в иных целях»84.

Признак специального субъекта должен быть одним из определяющих признаков пытки, на основе которого можно будет отграничивать ее от других видов насилия. Так же в процессе разграничения пытки и иных насильственных преступлений необходимо обращать внимание на наличие целей преступления.

Кривошеин П. обращает внимание, что «субъективная сторона пытки характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла, о чем свидетельствует указание законодателя на цели пыточных действий»85.

Также, международное уголовное законодательство против пыток устанавливает еще одно основание для применения пыток – дискриминацию любого характера, которое российское уголовное законодательство не предусматривает.

Кандидат юридических наук О.П. Логунова считает, что «необходимо в УК РФ внести изменения в виде дополнения его новой ст. 301-1 УКРФ, где предусмотреть уголовную ответственность за пытки»86 и исключить из ст. 117 УК РФ такой квалифицирующий признак как «истязание с применением пытки». Дворянсков И. Наказание или пытка: парадокс уголовного закона//Уголовное право. -2005. -№ 1. -С.15. Калашникова А.А. Принуждение к даче показаний: уголовно-правовой аспект : дисс. … к.ю.н.: 12.00.08. -М.: РГБ. 2005//Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat. -Режим доступа: http://www.dissercat.com/(дата обращения: 10.06.2017).

С.10. Кривошеин П. Пытка: понятие и признаки//Уголовное право. -2005. -№ 5. -С.42. Дворянсков И. Наказание или пытка: парадокс уголовного закона//Уголовное право. -2005. -№ 1. -С.14.

Таким образом, можно сделать выводы о том что: статья 117 УК РФ содержит ряд противоречий при формулировке «истязание с применением пытки». Кроме расхождения в дефинициях, закреплѐнных в Конвенции и примечании к ст. 117 УК РФ, имеются различия объекте преступного посягательства, в действиях, подпадающих под определение пытки, а также в субъекте 87.

Точка зрения К.Д. Николаева является достаточно убедительной в целях единообразия правоприменительной практики о необходимости внести изменения в п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ сформулировав его «с особой жестокостью».

Признак «с применением пытки» и легальное толкование пытки, содержащееся в примечании к ст. 117 УК РФ, соответствующее Конституции и Конвенции против пыток целесообразно законодательно закрепить в ст. 302УК РФ «Принуждение к даче показаний». Это соответствовало бы последовательности имплементации норм международного права в отечественном законодательстве и решило вопрос о специальном субъекте преступления.

Истязание, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «е» ч. 2 ст. 117), осуществляясь в условиях, которые парализуют возможность потерпевшим защиты своей жизни и облегчают доведение преступления до конца, всегда характеризуются повышенной опасностью. Виды преступных групп перечислены законодателем в ст. 35 Уголовного Кодекса РФ. Согласно положениям статьи истязание признается совершенным группой лиц в случае, когда в процессе его осуществления совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного на то сговора 88. Истязание квалифицируется как совершенное группой лиц без предварительного сговора и по предварительному сговору в тех случаях, когда лица, принимающие участие в истязании, действуют в отношении потерпевшего согласованно, при этом сознание каждого из преступников охватывает тот факт, что они способствуют друг другу в совершении истязания. Мисюля Л.А., Скобина Е.А. Проблемные вопросы квалификации истязания с применением пытки // Достижения вузовской науки. 2016. № 21. С. 243. Тихомирова Л.В. Уголовная ответственность и наказание // М. 2016. С. 179-180. Как истязание группой надлежит квалифицировать не только действия тех лиц, которые непосредственно причиняли физические и психические страдания потерпевшему, но и действия тех, кто содействовал этому, например, держа руки жертвы. Таким образом, эти субъекты будут признаны исполнителями, т. е. лицами, непосредственно принимающими участие в истязании и оказывавшими содействие. Под организованной группой подразумевается устойчивая группа из двух и более лиц, которых объединяет умысел на совершение одного или же нескольких преступлений, в том числе и истязания. В такой группе преступление тщательно планируется, заранее подготавливаются орудия для его совершения, между участниками группы распределяются роли. При признании деяния совершенным организованной группой все участники признаются его соисполнителями независимо от их роли в совершении преступления, соответственно их действия следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ. Истязание по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «з» ч. 2 ст. 117 УК РФ) содержит в себе повышенную общественную опасность ввиду наличия указанных мотивов, которые по своему содержанию не только порицаемы с точки зрения общечеловеческих моральных ценностей, но и прямо противоречат Конституции РФ.

Глава 4 Отграничение побоев от истязания

Побои — это действия, характеризующиеся многократным нанесением ударов. Сами по себе они не составляют особого вида повреждения, хотя в результате их нанесения могут возникать телесные повреждения (в частности, ссадины, кровоподтеки, небольшие раны, не влекущие за собой временной утраты трудоспособности или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности).

Вместе с тем побои могут и не оставить после себя никаких объективно выявляемых повреждений. К иным насильственным действиям практика относит причинение боли щипанием, сечением, причинение небольших повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другие аналогичные действия. Обязательным признаком состава преступления является последствие в виде физической боли. Объектом побоев являются общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком принадлежащего ему от рождения, гарантированного международными и конституционными правовыми нормами права на личную телесную неприкосновенность и гарантирующие безопасность его физического и психического здоровья. Потерпевшим от преступления выступает любое лицо. Достаточно часто побои и иные насильственные действия совершаются в процессе ссоры или драки виновного и потерпевшего. Взаимное нанесение побоев не является обстоятельством, устраняющим уголовную ответственность каждого из виновных, если при этом не было достигнуто примирение. Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется деянием в форме активных действий, последствием в виде физической боли и причинной связью между ними. В составе преступления закон альтернативно указывает два вида действий: побои и иные насильственные действия.

Субъективная сторона побоев характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла. Неосторожное причинение физической боли без последствий, указанных в ст. ст. 111, 112, 115 УК РФ, ответственности не влечет89.

В качестве субъекта преступления рассматривается виновное вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

При отграничении истязания от других составов преступлений, таких как побои, характерной особенностью истязаний является их систематичность.

Систематичность как признак побоев в составе истязания обладает количественной и качественной характеристиками. Однократное, одномоментное причинение легкого вреда здоровью не образует состава преступления – истязания. Для того чтобы доказать наличие истязания, недостаточно установить факт причинения легкого вреда здоровью и выявить виновное лицо, а важно, что данный вред здоровью носит характер истязания90.

Сегодня спорным остается вопрос о длительности временных промежутков между преступными деяниями, образующими в своей совокупности истязание.

Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановлении от 25 сентября 1979 г. N 4 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» (Постановление признано утратившим силу Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 8) указывал, что систематичность предполагает нанесение более двух раз побоев, характер которых свидетельствует об умысле лица на причинение потерпевшему особой мучительной боли или страданий. Представляется, что эта рекомендация может быть использована и в современной практике. Количественная сторона систематичности — трех- и более кратное нанесение побоев. Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный): в 2 т. Т. 2 / 2-е изд .А.В. Бриллиантов Научно-практическое пособие. — М.: РАП, 2015. С.311. Кошелев Н.Н. Истязание: вопросы квалификации //Вестник Владимирского юридического института- 2014-№1(30) — С.93-98. Качественная сторона систематичности — связанность всех фактов побоев единым умыслом виновного: они направлены против одного потерпевшего, отражают общую линию поведения виновного в отношении жертвы, выступают в качестве специфического способа реализации его умысла на причинение психических или физических страданий. Иные насильственные действия могут выражаться в вырывании волос, длительном причинении боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другими аналогичными действиями. Эти действия могут носить как систематический, так и несистематический характер; в последнем случае они представляют собой единый непрерывный процесс, причиняющий потерпевшему особые мучения и страдания. Представляется, что понятием «иные насильственные действия» может охватываться не только физическое или иное воздействие на тело потерпевшего, но и информационное воздействие на его психику, носящее характер насилия, например систематические угрозы, оскорбления, травля, если они отражают умысел виновного на причинение жертве психических страданий. Систематические побои или иные насильственные действия оцениваются как истязание при условии, если они влекут за собой последствия в виде физических или психических страданий. Это оценочный признак, который устанавливается на основе всей совокупности данных по делу.

Особенностями способа совершения истязания, включающего причинение вреда здоровью, объясняется и применение более суровой санкции, которая отличает данное преступление от умышленного причинения легкого вреда здоровью и побоев.

Истязание, как самостоятельный состав преступления должен обладать определенными, только ему присущими особенностями, которые обуславливаются не только количественными признаками (три и более раза), но и иным, качественным содержанием последствий, характера причиненного вреда здоровью и в целом совершенного преступления, психического отношения виновного к избранному способу совершения преступления, причиняющего психические и физические страдания.

Вместе с тем систематичность нанесения побоев не следует сводить только к количественному фактору. Из этого исходит судебная практика.

Так, Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга переквалифицировал действия Пунина со ст.117 УК РФ на ст.116 (побои) по тем основаниям, что в многократных действиях Пунина отсутствуют признаки систематического нанесения побоев с учетом временных промежутков, обстоятельств совершенного преступления, отсутствия их взаимосвязи и внутреннего единства, при которых потерпевшим (бывшей жене и сыну) причинялась бы не просто физическая боль, а физические и психические страдания.

Невский районный суд Санкт-Петербурга переквалифицировал действия Сорокина с п. «г» ч.2 ст.117 на ст.115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью), поскольку в суде было установлено, что Сорокин лишь дважды умышленно причинил своей матери телесные повреждения, повлекшие за собой легкий вред здоровью. Суд также пришел к выводу о том, что указанные насильственные действия в отношении потерпевшей не имеют взаимосвязи и единства.

В другом случае Ленинский суд Адмиралтейского района Санкт-Петербурга признал Озерова виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч.2 ст.117 (истязания лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии).

Судом было установлено, что Озеров, находясь в состоянии алкогольного опьянения, систематически (не менее пяти раз) в течение девяти месяцев наносил побои своей престарелой матери, причиняя ей тем самым психические и физические страдания.

Такая судебная практика представляется правильной, поскольку систематичность характеризуется не только многократностью нанесения побоев, но и их внутренним единством, обусловленным направленностью умысла виновного на причинение жертве особых мучений и страданий.

Заключение

В данной работе были рассмотрены такие понятие как «истязание» и «побои», проводилось отграничение истязания от побоев. Также было уделено внимание такому признаку истязаний как – систематичность, так как это позволяет отличить данное преступление от таких составов как побои и причинение легкого вреда здоровью.

Специфический для данного состава преступления квалифицирующий признак истязания — «с применением пытки» (п. «д» ч. 2).

Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ комментируемая статья дополнена примечанием, в котором определяется понятие пытки «в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса». В соответствии с этим определением истязание может быть квалифицировано по п. «д» ч. 2, если оно совершено с целью получения какой-либо информации (например, сведений, составляющих коммерческую тайну), признания в чем-либо (например, в нарушении супружеской верности), принуждения к выполнению каких-либо действий (например, передачи квартиры).

При пытке могут использоваться разнообразные орудия. Применение пытки в качестве средства принуждения к даче показаний квалифицируется как преступление против правосудия по ч. 2 ст. 302 УК91.

Следует признать определенное расхождение понятия пытки в национальном и международном праве.

Этимологически пытка является синонимом понятия истязание и определяется через один и тот же лексический ряд: мучения, страдания. Издеваться, согласно первоначальному значению, – «давать прозвище» изменилось на «насмехаться», «осознанно причинять боль». Глагол «мучить», обозначает «причинять страдания» и «истязать»92.

Уголовный Кодекс РФ с комментариями [Электронный ресурс] //Режим доступа: http://stykrf.ru/117(дата обращения:10.06.2017).

Даль, В. Толковый словарь живого русского языка / В. Даль. – М. : Прогресс; Универс, 1994. Т. 1. С. 458.

В диспозиции ст. 117 УК РФ имеется несоответствие между понятиями, так, ч. 1 указанной статьи в качестве последствий закрепляет физические или психические страдания, в то время как в п. «д» ч. 2 данной статьи «с применением пытки», в качестве последствий выступают физические или нравственные страдания 93.

Исходя из примечания к ст. 117 УК РФ, практически невозможно разграничить истязание и пытку, что является проблемой для правоприменителя.

Однако Ю.С. Пестерева отмечает, что «объектом пытки, следуя примечанию к ст. 117 УК РФ является здоровье, а используемое понятие пытки в Конвенции подразумевает под объектом пытки иные блага (интересы правосудия, службы в органах государственной власти и т.п.)»94.

Из этого следует, что понятие пытки по УКРФ шире в части круга определения субъектов и действий, характеризующих это деяние.

Особое значение требует необходимость грамотной профессиональной квалификации преступлений. Изучение уголовных дел свидетельствует о том, что нередко органы предварительного следствия и суды делают ошибки при квалификации действий виновных, в том числе в отграничении истязания от других преступлений против личности. Анализ юридической практики показал, что этот вид преступления отличается определенной сложностью, квалификация деяния зачастую не бывает однозначной, что создает определенные затруднения в вопросе реализации нормы права. Мисюля Л.А., Скобина Е.А. Проблемные вопросы квалификации истязания с применением пытки // Достижения вузовской науки. 2016. № 21. С. 239. Пестерева Ю.С. К вопросу о понятии пытки//Новая редакция УК России: попытка теоретического осмысления: Материалы межвуз. науч. конф. (февраль 2004).

-Омск: Омская академия МВД России. 2004. -С. 75-77.

Истязание по объективным признакам имеет определённое сходство со смежными и конкурирующими составами, предусмотренными ст. 110, п. «б» ч. 2 ст. 111, п. «в» ч. 2 ст. 112, 115, 116, 119 и 156 УКРФ и создаёт у правоприменителя определённые сложности в квалификации и если особой сложности не возникает при квалификации по ст. 111 и 112 УК РФ, в которых истязание выступает в качестве квалифицирующего состава, а преступления, предусмотренные ст.115, 116 и 119 УК РФ могут являться составными элементами ст.117 УК РФ, то в отношении таких составов как ст. 110 и 156 УК РФ единого мнения нет. Одни авторы считают, что эти преступления требуют дополнительной квалификации 95, другие придерживаются иной позиции96.

Анализ современной нормы об истязании позволяет сказать, что законодатель существенно пересмотрел свои взгляды на конструкцию и степень общественной опасности состава истязания по сравнению со ст. 113 УК РСФСР 1960 г. и, тем не менее, диспозиция ст. 117 УК РФ имеет отдельные недостатки, которые требуют корректировки97.

Так, при сравнительном исследовании ч. 2 ст. 117 и п. «в» ч. 2 ст.112 УК РФ обнаруживается следующая коллизия. Если преступник истязает несовершеннолетнего и причиняет ему вред здоровью средней тяжести, подобные действия должны быть квалифицированы поп. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ, так как ст. 117 УК РФ не охватывает последствия в виде вреда здоровью средней тяжести. Однако по ч. 2 ст. 112УК РФ предусматривается наказание до 5 лет лишения свободы, тогда как ст. 117 УК РФ — до 7 лет. Андреева Л. Спорные вопросы квалификации по совокупности преступлений // Советская юстиции. 1969. № 3. С.20. Борзенков Г.Н. Квалификация преступлений против жизни и здоровья. М.: Зерцало-М. 2005. С. 102. Бородин С.В. Преступления против жизни. СПб.: Юридический центр-Пресс, 2003. С. 301. Курочкин В.П. Уголовно-правовая характеристика истязания // Сборник научных трудов профессорско-преподавательского состава по итогам отчетов кафедр по НИР — 2012- Вып. 7. — С.178.

Данная коллизия, по сути, позволяет виновному избежать более строгого наказания в соответствии с тяжестью совершённого им деяния. Кроме этого, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 112 УК РФ в соответствии со ст. 15 УК РФ, относится к преступлениям средней тяжести, тогда как преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 117 УК РФ, относится к тяжкому преступлению.

В этой связи виновное лицо получает «незаслуженные льготы», что может повлиять на возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием либо с примирением с потерпевшим (ст. 75, 76 УК); истечением сроков давности (ст.78 УК); применением амнистии (ст. 84 УК), погашением судимости (ст. 86 УК) и некоторыми другими обстоятельствами.

В этой части для устранения коллизии Курочкин В.П.разделяет предложение А.Н.

Симиненко: «исключить из п. «в» ч. 2 ст. 112 УК, квалифицирующий признак «с особой жестокостью, издевательством или мучением», а в ч. 2 ст. 117 УК внести квалифицирующий признак п. «и»: с причинением лёгкого вреда здоровью или вреда здоровью средней тяжести. При этом автор предлагает снизить возраст уголовной ответственности за истязание с 16 до 14 лет»98.

Предложение о снижении возраста уголовной ответственности за истязание не вызывает сомнений, если обратиться к характеристике таких критериев, как возможность осознания подростком противоправности деяния, направленность умысла, распространённость в среде несовершеннолетних и его общественная опасность. Однако, окончательное принятие решение за законодателем.

Бородин С.В. Преступления против жизни. СПб.: Юридический центр-Пресс, 2003. С.151.

Список использованных источников и литературы:

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/bakalavrskaya/ugolovnaya-otvetstvennost-za-pyitki/