Защита чести и достоинства сотрудника полиции

Дипломная работа

Правовое государство призвано развить не только высшие социальные ценности общества в целом: демократию, гуманизм, справедливость, но и стать практическим инструментом, обеспечивающим реализацию организациями и гражданами своих прав, а также их защиту в случае нарушения. И неудивительно, ведь в обществе происходит постоянное взаимодействие людей друг с другом и с предметами природы. Оно становится все более интенсивным, а его результат зачастую непредсказуемым. Нередки случаи, когда в ходе такого взаимодействия имущественным и личным неимущественным благам граждан, организаций и других субъектов гражданского права наносится ущерб. Он может быть результатом случайного стечения обстоятельств, злого умысла, чьей-то оплошности и неподконтрольности сил природы. Возникает необходимость определить, кто будет нести последствия такого ущерба и в каком размере.

Вряд ли найдется человек, способный заявить, что он никогда не испытывал страданий. К сожалению, устройство нашей жизни далеко от совершенства и поводы для переживаний и страданий не заставляют себя долго ждать.

В современных условиях защита прав человека все больше становится одной из доминант общественного прогресса, в основании которого находятся общечеловеческие интересы, приоритеты общечеловеческих ценностей. Настоящий прогресс невозможен без надлежащего обеспечения прав и свобод человека, в том числе прав на честь, достоинство и деловую репутацию.

Вопросы защиты чести, достоинства и деловой репутации, так или иначе, касаются каждого человека. Несмотря на известные и видимые различия (физиологические, интеллектуальные, социальные, возрастные и др.), все физические лица с точки зрения гражданского права наделены примерно одинаковым набором прав и обязанностей, закрепленных в основных международных конвенциях, конституциях, гражданских кодексах и отраслевых законах. Правовой статус личности определяется как одна из составляющих системы гарантированных государством прав, свобод и обязанностей личности.

Естественно, что чем больше объем провозглашенных и законодательно закрепленных за сотрудником органов внутренних дел прав и свобод, чем полнее они гарантированы государством, а также чем совершеннее механизм выполнения человеком своих обязанностей, тем выше и его статус как сотрудника. Поэтому с этой точки зрения статус должен рассматриваться как допустимые и необходимые возможности сотрудника не просто как личности, а как представителя власти. Ведь именно статус последнего приобретается сотрудниками органов внутренних дел при выполнении возложенных законом служебных обязанностей, связанных с предъявлением требований или принятием решений, обязательных для исполнения гражданами, юридическими лицами.

7 стр., 3407 слов

Понятие человека, гражданина, личности

... новое, неизвестное природе состояние — человеческое общество. гражданина, Гражданство характеризует взаимные права и обязанности человека и государства. В лице своих органов и ... свободы личности, которую предоставляет ей и закрепляет государство в виде правового положения граждан. Все темы данного раздела: Достижения современного человечества, общества стали возможными благодаря способности людей ...

Профессиональная честь каждого сотрудника полиции — это одновременно и нравственный авторитет всего кадрового состава органов внутренних дел, поэтому оставление без должного реагирования любых посягательств на честь и достоинство даже одного затрагивает честь всех, кто посвятил себя службе в рядах органов внутренних дел. По работе отдельного сотрудника органов внутренних дел, его нравственно-профессиональным качествам граждане судят о всей полиции, о всех ее сотрудниках. Поэтому особое реагирование государства на любое посягательство на честь, достоинство и деловую репутацию сотрудника органов внутренних дел и деловую репутацию этих органов в целом приобретает огромное значение, так как способствует прекращению процессов дестабилизации в стране и укреплению государственной власти.

Объект исследования: гражданско-правовые нормы о защите чести, достоинства и деловой репутации и компенсации морального вреда.

Предмет исследования: законодательство РФ о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и компенсации морального вреда, а также Федеральный закон «О полиции».

Цель работы заключается в комплексном исследовании защиты чести, достоинства и деловой репутации и компенсации морального вреда как самостоятельных институтов гражданского права, а также применительно к сотрудникам полиции. Данная цель достигается посредством решения следующих задач:

  • анализ понятий «честь», «достоинство» и «деловая репутация» как правовых категорий;

рассмотрение вопроса защиты чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции;

исследование общих положений о компенсации морального вреда;

выявление проблем определения размера компенсации морального вреда при защите чести, достоинства и деловой репутации;

изучение порядка судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции;

выявление проблем, возникающих при рассмотрении судами диффамационных споров с участием сотрудников полиции.

Проблема института компенсации морального вреда исследовалась зарубежными и отечественными правоведами. Нужно отметить, что они достигли определенных успехов в этой области. Но это не значит, что к настоящему времени решены все проблемы института компенсации морального вреда. Существуют еще неразрешенные и спорные вопросы, как в теоретическом плане, так и в практическом плане.

Структура работы подчинена логике исследования и состоит из введения, трех глав, каждая из которых делится на параграфы, заключения и списка использованной литературы.

18 стр., 8660 слов

Защита чести, достоинства и деловой репутации в гражданском праве

... следующие задачи: 1. Определить сущность нематериальных благ; 2.Дать понятие чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций; 3.Исследовать внесудебный и судебный порядок защиты чести и достоинства, деловой репутации. В работе использованы нормативные источники, в частности Конституция Российской Федерации, ...

В первой главе дипломной работы рассмотрены честь, достоинство и деловая репутация как правовые категории, даны различные определения этих понятий. Также рассмотрен вопрос о защите чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции. Вторая глава содержит материал, посвященный институту компенсации морального вреда, общие положения и проблемы определения компенсации морального вреда при защите чести, достоинства и деловой репутации. Третья глава дипломной работы посвящена судебной защите чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции, порядку и проблемам при рассмотрении диффамационных споров с участием сотрудников полиции.

Вопросу защиты чести, достоинства и деловой репутации посвящено множество трудов Е.А. Суханова, О.С. Иоффе, О.А. Красавчикова, М.И. Грибанова и многих других цивилистов. Компенсации морального вреда рассмотрена в работах А. Эрделевского и Э. Гаврилова. Тем не менее, отдельные аспекты являются до настоящего времени остаются дискуссионными.

На современном этапе данная тема разрабатывается такими научными деятелями как Анисимов А.Л., Батяев А.А., Боннер А., Власов А. Голубев К.И., Иванов А.А., Кожевников О.А., Коньшина А.К., Лапинский Д.А., Левков А.А., Малеина М.Н., Панина Л.А., Пешкова О.А., Потапенко С., Соловьев В.Н., Трубников П., Фатеев К.В., Эрделевский А.М. и другие.

Автор в дипломном исследовании использовал как общенаучные, так и частнонаучные методы познания. В рамках общенаучных методов исследование базировалось на анализе отношений, возникающих по поводу защиты личной жизни. Среди частнонаучных методов исследования в настоящем исследовании ведущее место отводится методу сравнительного правоведения, то есть анализа правовых норм по отдельности и далее в их совокупности с другими, а также используются методы комплексного анализа, системного подхода и формально-логического толкования норм закона.

1. Понятие и правовое регулирование защиты чести, достоинства и деловой репутации

1.1 Честь, достоинство и деловая репутация как правовые категории

В действующем законодательстве не содержится определений чести, достоинства, деловой репутации. Это, по мнению многих авторов, связано с тем, что моральное пространство гораздо шире правового. В правовой науке эти понятия определены как морально-правовые категории с присущими им специфическими свойствами. Различия между ними лишь в субъективном и объективном подходе при оценке этих качеств. При формулировании этих понятий различные авторы дают не тождественные, но и не противоречащие друг другу определения.

Честь — объективная оценка личности, определяющая отношение общества к гражданину или юридическому лицу, это социальная оценка моральных и иных качеств личности.

Чувство чести является важнейшей социальной чертой личности, так как через это ее свойство общественное мнение оказывает моральное воздействие на человека. От степени развития чувства чести зависит восприимчивость человека к моральному воздействию общества. Честь-это морально-правовая категория позитивно-объективного характера, определяющая общественную оценку личности.

При определении понятия чести различают два аспекта — объективный и субъективный, личный. Честь — это и общественная оценка общественного признания, и стремление поддержать свою репутацию.

4 стр., 1576 слов

Правовые особенности защиты чести, достоинства и деловой репутации ...

... Жарков М.А. Защита чести, достоинства и деловой репутации в гражданско-правовом порядке // Советник юриста. № 7. 2011. С. 59 26. Жданов А.В. Правовая природа реализации интереса личности на честь и достоинство // Современные проблемы юридической ...

Честь, прежде всего, выступает как оценочная категория, направленная от общества к личности. Внутренняя (субъективная) сторона чести заключается в способности человека самому оценивать свои действия и поступки, осознавать свою честь, репутацию, чувствовать о себе мнение в определенной общественной среде и выступать как внутренний мотив деятельности и поведения личности. Таким образом, честь-это положительная оценка отражений духовных качеств лица в сознании окружающего общества.

С точки зрения философско-правовых воззрений честь представляет собой могучую власть, крупнейшую из сил, проявляемых в истории отношений людей и народов в целом.

В основе представления о чести лежит определенный критерий нравственности. В силу этого проявляется объективный характер категории чести. Но нельзя отрицать возможности формирования неправильной общественной оценки по отношении к кому-либо. Таким образом, честь является категорией, отражающей достоинство индивида в сознании других людей, общественная его оценка, положительная репутация человека.

Вместе с честью, понимаемой в обществе как определенная социальная оценка человека, находится категория достоинства.

Достоинство-это самооценка личности, осознание ею своих личных качеств, способностей, мировоззрения, выполненного долга и своего общественного значения. Самооценка должна основываться на социально-значимых критериях оценки моральных и иных качеств личности. Достоинство определяет субъективную оценку личности:

осознание лицом своих качеств, способностей, стремлений и своего общественного значения.

сопровождающееся положительной оценкой лица отражение его качеств в собственном сознании;

это самооценка лицом своих моральных и профессиональных качеств;

внешняя (объективная) сторона достоинства заключается в признании человека высшей ценностью. Внутренняя (субъективная) сторона достоинства связана с внутренним миром человека, его мировоззрением и убеждениями, способностью поступать в соответствии с принятыми в обществе моральными требованиями и нормами, т.е. связана с чувством и осознанием своей моральной ценности и полезности обществу. Таким образом, достоинство-это положительная оценка отражений духовных качеств лица в собственном сознании;

осознание самим человеком и окружающими факта обладания неопороченными и интеллектуальными качествами. Достоинство личности определяется не только самооценкой субъекта, но и совокупностью объективных качеств человека, характеризующих его репутацию в обществе (благоразумие, нравственные установки, уровень знаний, обладание социально полезными навыками, достойный образ жизни и т.п.).

В понятие «достоинство личности» включается обладание и минимальный набор социальных благ, необходимых для достойной жизни.

4 стр., 1947 слов

Проблемы гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой ...

... регулирования защиты чести, достоинства и деловой репутации юридических лиц с учетом требований принципов историзма, объективности, всесторонности, комплексности и конкретности. В работе широко используются ... логический, статистический, документальный, метод компаративистики). Структура дипломной работы определена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих ...

Категории чести и достоинства определяют отношение к человеку как высшей общественной ценности.

Понятия чести и достоинства имеют и определенную направленность. Их объектом является, прежде всего, человек, или группа людей, или в более широком плане говорят о чести нации. Чувства чести и достоинства не только переживаются, но и осознаются, поэтому при толковании понятия чести разграничивают чувство чести от сознания собственного достоинства. У человека сознание и чувство чести и достоинства как бы органически слиты воедино, но их нельзя отождествить. Честь выступает как оценочная категория, направленная от общества к личности.

Достоинство того или иного человека заключается в духовных и физических качествах, ценных с точки зрения потребностей общества. Эти личные качества и составляют то, что принято называть личным достоинством.

Достоинство также как и честь, сочетает в себе и социальную, и индивидуальную стороны. Его социальный характер проявляется в том, что как моральная ценность и общественно-значимое качество личности достоинство определяется существующими общественными отношениями и нередко не зависит от человека. Но данная категория выступает еще и как сознание и чувство собственного достоинства. Эти субъективные стороны достоинства представляют собой осмысление и переживание человеком своей моральной ценности и общественной значимости, они обуславливаются общественными отношениями и зависят от них.

Признание обществом достоинства личности, означает определенную оценку всех моральных качеств, которыми она обладает. Все, что аморально в человеке, осуждается обществом. Чем сильнее развито в человеке чувство уважения к другим людям, доброжелательность, благородство, отзывчивость, чуткость, честность, искренность, скромность и т.д., тем большую ценность он представляет для общества, тем более высокую оценку его он получает. Отсюда необходимо воспитание этих качеств человека с первых дней его жизни. Определяющим в формировании достоинства является отношение человека к окружающей его действительности, взаимоотношение с тем коллективом в котором он находится: сад или школа, ВУЗ или трудовой коллектив.

Честь и достоинство между собой имеют неразрывную связь в силу того, что в их основе лежит единый критерий нравственности. Между тем, несмотря на неразрывную связь, существующую между общественной оценкой лица и его самооценкой, между честью и достоинством существуют и различия. Они заключаются в том, что честь — объективное общественное свойство, а в достоинстве на переднем плане — субъективный момент, самооценка. Отсюда можно сделать вывод, что достоинство человека находится в определенной зависимости от его воспитания, от внутреннего духовного мира, особенностей его психического склада.

В общем виде достоинство представляет собой своеобразную совокупность положительных качеств индивида, его моральную ценность. Оно может рассматриваться как социальная значимость того или иного лица, обусловленная его общественно полезными свойствами. Категории честь и достоинство вытекают одна из другой. Они едины, но не тождественны.

11 стр., 5101 слов

Защита чести, достоинства и деловой репутации в гражданском праве (2)

... ЧЕСТЬ, ДОСТОИНСТВО И ДЕЛОВАЯ РЕПУТАЦИЯ КАК ПРАВОВЫЕ КАТЕОРИИ Наряду с правом авторства и другими неимущественными правами на результаты интеллектуальной деятельности гражданское право защищает многие другие личные права и нематериальные блага. В числе этих прав и благ право на имя, право на защиту чести и достоинства граждан, деловой репутации ...

Честь и достоинство, в частности, граждан не одинаковы, поскольку не одинаковы их заслуги перед обществом. Содержание чести и достоинства любого человека постоянно обогащается, меняется по мере развития его общественной деятельности.

В органической связи с честью и достоинством находится такое понятие, как репутация. Понятие репутация в гражданском законодательстве отсутствует, есть лишь понятие деловой репутации. Репутация-это сложившееся о лице мнение, основанное на оценке общественно значимых его качеств, то деловая репутация-оценка профессиональных качеств. Деловая репутация — это морально-правовая категория позитивно-объективного характера, определяющая деловые качества физического или юридического лица в общественном сознании. Репутация человека зависит от него самого, так как формируется на основе его поведения. О значении положительной репутации и ее цене писал Фридрих Ницше в труде «По ту сторону добра и зла»: «Кому не приходилось хотя бы однажды жертвовать самим собою за свою добрую репутацию?». Понятие репутации как таковой непопулярно в правовых текстах и редко возникает в правоохранительной практике. По содержанию оно очень близко к чести, однако не содержит апелляции к самой личности и касается лишь ее оценки в общественном сознании или общественном мнении. Репутация завоевывается делом.

Деловая репутация-понятие, подвергшееся в настоящее время реанимации. Это сочетание возникло как правовое понятие уже в постсоветское время и отражает новые социальные и социально-психологические реалии.

Деловая репутация представляет собой:

относящуюся к общественно значимой деятельности лица его оценку обществом, мнение общества о качествах, достоинствах и недостатках этого лица;

сопровождающееся положительной оценкой общества отражение деловых качеств юридического лица в общественном сознании. Она формируется, главным образом, благодаря его публичной деятельности.

Деловая репутация гражданина (физического лица) — характеризует его как работника (профессионала в какой-либо области), представляет собой оценку его качеств, значимых для востребованности на рынке труда.

С возникновением правоспособности, началом трудовой и иной профессиональной деятельности у физического лица складывается репутация. С момента возникновения правоспособности лица (создания юридического лица) все, что, так или иначе, относится к существованию такового, влияет на формирование его репутации.

Репутация формируется главным образом в процессе публичной (трудовой, профессиональной) деятельности юридического лица (физического лица), вследствие открытого распространения информации о нем, а также благодаря сведениям, скрываемым самим лицом во избежание своей дискредитации.

Важно заметить, что в силу своего содержания репутация, в отличие от таких благ, как честь и достоинство, может иметь не только положительное содержание, но и отрицательно характеризовать ее обладателя.

9 стр., 4405 слов

II Порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации

... этого права требуются определенные условия защиты чести и достоинства, а именно: сведения должны быть порочащими, не соответствующими действительности и получить распространение. Порочащими Измышления, порочащие честь, достоинство, деловую репутацию, подлежат опровержению независимо от того, ...

1.2 Понятие и способы гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции

Честь, достоинство гражданина и деловая репутация физических и юридических лиц неразрывно связаны с правом, поскольку их ущемление или утрата влекут за собой потерю нормальных общественных связей, а значит, и утрату определенного статуса в правоотношениях с другими субъектами. Поэтому указанные выше объекты гражданского права являются важнейшей социально-правовой ценностью и потребностью для любого государства и общества и нуждаются в соответствующей защите.

Вопрос о чести, достоинстве и деловой репутации — это, прежде всего вопрос о правах человека, об их реальном обеспечении. Гражданско-правовое понятие и толкование этих категорий предполагает наличие правовой нормы, отражающей эти блага. В Международном пакте о гражданских и политических правах провозглашается, что никто не может подвергаться незаконному посягательству на его честь и репутацию. Конституция РФ закрепляет право гражданина на защиту чести и доброго имени. Ничто не может быть основанием для умаления этих прав. Гражданский Кодекс РФ содержит ст. 152, направленную на охрану чести, достоинства и деловой репутации. Закон «О средствах массовой информации» включает статьи, учитывающие специфику реализации права на опровержение порочащих, не соответствующих действительности сведений, распространенных в средствах массовой информации. Кроме того, 24 февраля 2005 г. Пленум Верховного Суда РФ принял постановление №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Право на честь и достоинство являются особым субъективным правом. Сущность заключается в праве каждого гражданина на неприкосновенность его чести и достоинства и в возможности требовать от вех других лиц воздержание от нарушения этого права. Существование права на честь, достоинство и деловую репутацию не зависит от того, будет ли оно нарушено. В момент нарушения возникает лишь необходимость защиты этого права, а не само право.

Содержание права на честь и достоинство составляют положительные и отрицательные полномочия. Позитивное содержание права гражданина на честь, достоинство и деловую репутацию состоит из правомочий по владению, пользованию и изменению чести, достоинства, деловой репутации. Гражданский Кодекс РФ предусматривает возможность граждан и юридических лиц защищать опороченные честь, достоинство и деловую репутацию.

Рассматривая вопрос о защите чети, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции, необходимо учитывать, что перед нами предстает не просто личность, а человек с закрепленными за ним властными обязанностями, которые необходимы для нормального функционирования системы «государство — общество». Наличие обязанностей предопределяет повышенные требования, предъявляемые к сотрудникам, что, в свою очередь, обусловливает возможность и необходимость предоставления государством и реализации самими сотрудниками определенных прав и свобод. В результате возникает особая функциональная взаимосвязь прав и обязанностей: наличие особых властных полномочий предполагает наличие прав и свобод, необходимых для их эффективного выполнения.

36 стр., 17777 слов

Проблемы компенсации морального вреда

... защите чести и достоинства; взаимодействие гражданско-правового института компенсации морального вреда с институтами других отраслей права и др. На основании изложенного можно сделать вывод, что тема данной работы «Проблемы компенсации морального вреда» актуальна ...

В свою очередь, наличие прав и свобод требует повышенного внимания к исполнению обязанностей, а совокупность прав и обязанностей определяет возможности, которые предопределены сотруднику в соответствии с его статусом, т.е. положение в обществе.

Сотрудник полиции является важным звеном функционирования системы «государство — общество». Он должен особо защищаться государством, в том числе особой защите подлежат его честь, достоинство и деловая репутация, поскольку дискредитация сотрудника органов внутренних дел как представителя власти не может не отражаться на авторитете этих органов в целом, посягая на интересы государства, дестабилизируя его нормальное функционирование. Для осуществления защиты чести, достоинства, деловой репутации сотрудников полиции необходимо руководствоваться основными правовыми актами, регулирующими и охраняющими их честь, достоинство и деловую репутацию.

Наиболее важными из них являются:

ст. 12 Всеобщей декларации прав человека (принята 10 декабря 1948 года Генеральной ассамблеей ООН), которая провозглашает, что никто не может подвергаться произвольным посягательствам на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту со стороны закона от такого вмешательства;

Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.), который в ст. 17 провозглашает, что никто не может подвергаться незаконным посягательствам на его честь и репутацию, а также каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства;

ст. 2 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Данное положение является исходным при рассмотрении способов защиты нематериальных прав сотрудников полиции: государство на высшем законодательном уровне признает и гарантирует защиту чести и достоинства сотрудников полиции. Раскрывая данное положение, ст. 21 Конституции Российской Федерации указывает на то, что «достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления».

Исходя из изложенного, можно констатировать, что никто не вправе нарушать достоинство личности, а также каким-либо образом посягать на честь сотрудника полиции, которая во многом складывается из чувства собственного достоинства.

Следовательно ответственность за нарушение чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции будет регулироваться следующими нормативными актами:

в случае умышленного нарушения чести, достоинства, повлекшего тяжкие последствия, ответственность будет основываться на нормах Уголовного кодекса Российской Федерации;

при отсутствии последствий, предусмотренных в статьях Уголовного кодекса Российской Федерации, ответственность за нарушение чести и достоинства сотрудников полиции будет регулироваться нормами гражданского права.

5 стр., 2111 слов

Защита чести, достоинства и деловой репутации граждан, юридических лиц

... ожидать дальнейшего совершенствования способов защиты деловой репутации юридического лица. 3. 3. Возмещение вреда, причиненного чести и достоинству ... о возмещении морального вреда. Возник определенный дуализм в порядке реабилитации — моральный вред, иной вред (ч. 5 ... Основным видом имущественного вреда, возмещённого реабилитированным, являлась компенсация расходов на оказание юридической помощи. При ...

Гражданский кодекс Российской Федерации регулирует гражданские правоотношения по поводу нематериальных благ, в том числе охранительные правоотношения. Для защиты чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции существует две группы способов: общие, перечисленные в ст. 12 ГК РФ специальные, предусмотренные ст. 152 ГК Российской Федерации.

А.А. Власов также предлагает разделить гражданско-правовые способы защиты чести и достоинства на две группы:

. Общие, перечисленные в ст. 12 ГК РФ, применяемые для защиты самых разнообразных гражданских прав, к ним относятся:

восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

возмещение убытков;

компенсация морального вреда.

. Специальные, указанные в ст. 152 ГК РФ и используемые исключительно для защиты чести и достоинства, к ним относятся:

опровержение;

возложение на средство массовой информации обязанности по опубликованию ответа в случае распространения им сведений ущемляющих права и законные интересы граждан.

Основания и порядок применения специальных способов защиты чести, достоинства и деловой репутации граждан и сотрудников полиции, помимо ст. 152 ГК РФ, регулируются ст. 43 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. №2124-I, которая предоставляет гражданам или организациям право потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном СМИ.

Такой способ защиты чести, достоинства и деловой репутации, как опровержение, может быть использован, если есть совокупность трех условий.

Во-первых, сведения должны быть порочащими. В основу оценки сведений как порочащих положен не субъективный, а объективный признак.

Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Во-вторых, сведения должны быть распространены. Распространить порочащие сведения — значит, сообщить (сообщать) их широкой аудитории, нескольким или хотя бы одному человеку (опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кино хроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Важно подчеркнуть, что сообщение сведений, порочащих деловую репутацию, самому лицу, к которому они относятся, распространением не признается, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

В-третьих, сведения не должны соответствовать действительности. При этом необходимо заметить, что в ч. 1 ст. 152 ГК РФ закреплен принцип «презумпции невиновности» потерпевшего: сведения считаются не соответствующими действительности до тех пор, пока распространивший их не докажет обратное. На истце лежит обязанность доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.

Такие требования, по существу, являлись бы требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам. В тоже время, если же такие сведения были распространены в ходе рассмотрения дела лицами в отношении других лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то эти лица, считающие такие сведения не соответствующими действительности и порочащими их, могут защитить свои права в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК РФ.

Помимо средств массовой информации порочащие сведения могут иметь место и получить широкое распространение в документах: такой документ подлежит замене. Если лицо не согласно с содержанием производственной характеристики полностью или только в отдельных ее частях, то может потребовать через суд опровержения всего ее содержания или части с которой он не согласен.

Сотрудник полиции имеет право лично или через своего представителя обратиться с требованием об опровержении непосредственно в редакцию СМИ, распространившего сведения, порочащие воинскую честь, достоинство и деловую репутацию. Такое право предоставлено ему ст. 152 ГК РФ и ст. 43 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». Причем, как уже было указано, законодатель возлагает на редакцию средства массовой информации обязанность опровергнуть распространенные сведения, если она не сможет предоставить доказательства того, что эти сведения соответствуют действительности. Подробно порядок опровержения таких сведений урегулирован ст. 44 Закона: а) опровержение должно быть помещено в том же СМИ; б) опровержение должно быть набрано тем же шрифтом, на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение;

в) если опровержение дается по радио или телевидению, то оно должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче. Установлены и сроки, по истечении которых должно быть опубликовано (прозвучать в эфире) опровержение:

для СМИ, выходящих в свет (эфир) не реже одного раза в неделю, — в течение 10 дней со дня получения требования об опровержении;

для иных СМИ — в подготавливаемом или ближайшем выпуске.

Причем, в последнем случае Законом на редакцию средства массовой информации возлагается обязанность в течение месяца со дня получения требования об опровержении известить заинтересованных лиц о предполагаемом сроке распространения или указать основания отказа. Законом предусмотрено право гражданина предоставить в редакцию свой текст опровержения. Объем опровержения не может превышать более чем в два раза объем опровергаемого фрагмента распространенного сообщения или материала. Вместе с тем, редакция СМИ не вправе требовать, чтобы текст опровержения был короче одной стандартной страницы машинописного текста. Если речь идет об опровержении по радио или телевидению, то оно не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется диктору для прочтения одной стандартной страницы машинописного текста.

Однако досудебный порядок урегулирования конфликтной ситуации не всегда приводит к желаемому результату, вероятность достижения которого будет тем выше, чем более обоснованно с точки зрения законодательства будет составлено требование об опровержении.

Если получен отказ в опубликовании опровержения или же нарушен порядок опровержения, предусмотренный Законом, то такие действия редакции средства массовой информации могут быть обжалованы в суд в течение одного года со дня распространения опровергаемых сведений.

Полиция, как орган исполнительной власти, обязанный в пределах своей компетенции обеспечивать прочный правопорядок, призвана обнаруживать правонарушения, квалифицировать их и собирать доказательства, определяющие, в конечном счете, виновность или невиновность лиц, совершивших те или иные правонарушения. Именно полиция применительно к массе выявленных правонарушений осуществляет правоприменительный процесс, который завершается либо должностными лицами полиции, либо в суде, куда направляются материалы проверок или уголовные дела. Поэтому в плане этики сотрудник полиции должен четко разделять категории добра и зла с точки зрения действующего законодательства.

Однако категории добра и зла, их нравственная оценка разными людьми часто бывает различной. Это объясняется тем, что категории этики объективны по содержанию и субъективны по форме. Объективность содержания означает, что в нем сконцентрировано то, что есть в реальной жизни и не зависит от сознания людей. И именно это содержание по-разному оценивается людьми. Эта оценка зависит от целого ряда факторов: интеллектуального развития личности, ее нравственной культуры, а также образа жизни.

Специфика профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов обусловлена тем, что они постоянно находятся в пограничной зоне между добром и злом. Именно они становятся барьером, который встречает напор агрессивности и злобы.

Становясь на защиту добра и борясь со злом, сотрудник ОВД должен учитывать моральные аспекты того или иного конкретного явления и моральные последствия своих действий. Он всегда должен помнить, что не бывает ни абсолютного зла, ни абсолютного добра. Так, добро по отношению к одним людям (например, попустительство правонарушителю) неизбежно оборачивается злом по отношению к другим людям (тем, кому он причинил ущерб) и к нему самому.

Право каждого человека на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну является конституционным правом. Оно означает гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе и препятствовать разглашению сведений личного характера.

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Статьей 29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.

Поведение людей в их личной жизни мало регулируется правом, но определяется моралью, особенностями психологии и отдельными нравственными нормами, существующими в той или иной общности людей. Взаимоотношения между людьми прежде всего строятся на чувствах дружбы и любви, ненависти, симпатии, антипатии, уважения, презрения, пренебрежения, восхищения и т.п. Человек ведет себя по-разному, «примеряя» на себя социальные роли в соответствии с той нишей, которую он занимает в коллективе, группе или общности людей. Каждый человек вправе строить свою линию поведения в семье, в неформальном общении с другими лицами именно так, как он сам того пожелает. Причем признать свою ошибку для многих является настоящим подвигом и требует значительных усилий. Признание собственной неправоты и извинение зачастую означают выход из конфликтной ситуации.

В связи с указанными особенностями человеческой психики перед судом каждый раз встает сложная задача: изучить особенности психики истца и ответчика в их взаимоотношениях друг с другом, прежде чем решить вопрос о том, имело ли место нарушение чести, достоинства и деловой репутации, и степени такого нарушения. Затем суд должен определить размер компенсации морального вреда, а это является одной из самых сложных и актуальных проблем гражданско-правового регулирования защиты нематериальных благ личности.

2. Компенсация морального вреда при защите чести, достоинства и деловой репутации

2.1 Общие положения о компенсации морального вреда

Законодатель определяет моральный вред в статье 151 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), как физические и нравственные страдания, аналогично тому, что было сформулировано в ходе активного обсуждения проекта нового Гражданского уложения России еще в конце XIX века.

Статья 151 ГК РФ определяет моральный вред по существу так же, как и Основы гражданского законодательства 1991; а именно как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Понятие «моральный вред» производно от слова «мораль». Мораль применительно к личности означает совокупность представлений об идеале, добре и зле, справедливости и несправедливости.

М.Н. Малеина рассматривает компенсацию морального вреда как способ защиты неимущественных благ. При этом высказывает предположение о том, что «поскольку нравственный и моральный выступают синонимами, было бы более правильно использовать в законодательстве термин «неимущественный вред». При этом неимущественный вред считать физическими и (или) нравственные переживания.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 20 декабря 1994 года №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъясняет понятие «моральный вред» следующим образом: нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права, либо нарушающими имущественные права гражданина.

А.М. Эрделевский утверждает, что психическое благополучие личности следуем считать особым неимущественным благом и соответственно относить моральный вред к особой категории вреда, могущего существовать не самостоятельно, а лишь в качестве последствия причинения как неимущественного, так и имущественного вреда.

Институт компенсации морального вреда много лет не признавался нашей правовой системой, не был закреплен в законодательстве и вызывал резкую критику со стороны цивилистов. Сегодня с развитием нашего государства как правового, с развитием демократизации и правовой системы появилось и возродилось немало институтов гражданского права, ранее категорически отрицавшихся. Одним из таких институтов и является институт компенсации морального вреда.

Несмотря на многообразие теоретических концепций успешное развитие института морального вреда в зарубежных странах, советское гражданское законодательство до 1990 года не содержало норм о компенсации морального вреда. При отсутствии в законодательстве института морального вреда были попытки в некоторых случаях установить штрафы при его причинении.

Например, за оскорбление судьи или народного заседателя. Но эти штрафы являлись административным наказанием за нравственный вред, но не его компенсацией, так как денежные суммы взыскания поступали в бюджет, а не в пользу оскорбленного лица.

Введенные в действие в 1995-1996 гг. части первая и вторая Гражданского кодекса РФ содержат несколько иной по сравнению с предшествующими нормативными актами подход к институту компенсации морального вреда, что неизбежно приводило к противоречиям в и без того не устоявшейся в данном вопросе судебной практике.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 2000 года №10 рассмотрел некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда.

Это постановление содействовало установлению единообразия в вопросе конкуренции нормативных актов при применении законодательства о возмещении морального вреда, однако ничего не дало для установления единообразия в решении вопроса о размере компенсации морального вреда. Более того, в нем содержится явно неверное, как представляется, суждение о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу. Мнение о неверности этого суждения разделяют и некоторые другие авторы.

Понятие «моральный вред» введено и в ст. 30 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ), вступившего в силу 27 января 1996 года, в которой говорится о том, что добросовестный супруг вправе требовать возмещения, причиненного ему материального и морального вреда по правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

Таким образом, становление института компенсации морального вреда имело многоступенчатый и противоречивый характер регулирования общественных отношений в сфере возмещения вреда.

В Российской Федерации на сегодняшний день действует ряд нормативных актов, регламентирующих институт компенсации морального вреда.

Основным из них является Гражданский кодекс Российской Федерации, в котором понятие «моральный вред» упоминается в нескольких статьях: в ст. 12, ст. 151, ч. 5 ст. 152, ст. ст. 1099-1101, ст. 1123, ст. 1251.

Проанализировав эти статьи можно сделать вывод о том, что компенсация морального вреда упоминается среди прочих способов защиты гражданских прав; определяются основания возложения на нарушителя обязанности денежной компенсации морального вреда:

причинение физических и нравственных страданий действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом; дается указание судам на степень вины нарушителя, а также на степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

дается право гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений, требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением; нормы данных статей определяют общие положения, основания, способы и размер компенсации морального вреда;

право завещателя на компенсацию морального вреда в случае нарушения тайны завещания со стороны нотариуса, другого удостоверяющего завещание лица, переводчика, исполнителя завещания, свидетелей, а также граждан, подписывающих завещание вместо завещателя; право автора в случае нарушения его личных неимущественных прав на компенсацию морального вреда.

В ГК РФ содержатся как нормы общего характера, так и конкретные нормы, которые отражают определенные правоотношения. Например, на основании ст. 1123 ГК РФ завещатель, узнав о нарушении нотариусом тайны его завещания, вправе подать к последнему иск о компенсации морального вреда.

Как следует из ст. 151 ГК РФ — субъектом компенсации морального вреда — лицом, которому возмещается моральный вред, является гражданин (физическое лицо).

Ученые-правоведы пришли к мнению, что «юридическое же лицо является искусственным образованием, не способным испытывать эмоции или ощущения, поэтому юридическое лицо не может претерпевать моральный вред, и, соответственно, у него не может возникнуть права на компенсацию такого вреда».

Между тем, одним из дискуссионных вопросов долгое время оставался вопрос о применимости положений закона о взыскании морального вреда к искам о защите деловой репутации от имени юридических лиц.

Исходя из смысла ст. 151 ГК РФ моральный вред может быть причинен только гражданам, право на компенсацию за физические или нравственные страдания закреплено только за гражданином, поскольку только он в силу своей природы, обладая физическим телом, может испытывать боль, чего нельзя сказать о юридических лицах, а значит и иски о возмещении морального вреда могут подаваться только гражданами.

Изложенное противоречит п. 7 ст. 152 ГК РФ закрепляющему, что правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица (в том числе касаемо возможности гражданина подать иск о возмещении морального вреда — закон не делает каких-либо исключений).

В 2003 году в Конституционном суде РФ ставился вопрос о конституционности положений ГК РФ предоставляющих юридическим лицам взыскание «морального вреда» по делам о защите деловой репутации.

Конституционный суд РФ в своем определении пояснил, что применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ).

Данный вывод основан на положении статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии:

)страданий, т.е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага;

)неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда;

)причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом;

)вины причинителя вреда.

В настоящее время применение принципа презумпции морального вреда прямо не вытекает из российского законодательства.

Общее правило о распределении бремени доказывания, установленное в п. 1 ст. 56 ГПК РФ Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Умаление нематериальных благ как последствие противоправного действия правонарушителя не является необходимым условием для возникновения у потерпевшего права на компенсацию морального вреда. Достаточно, чтобы действия правонарушителя создавали реальную угрозу умаления нематериального блага, посягали на него. Такой вывод следует из ст. 151 ГК РФ, где в качестве основания возникновения права на компенсацию морального вреда указаны действия, посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Приведем пример из современной судебной практики относительно защиты чести и достоинства сотрудника полиции.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе рассмотрела в судебном заседании дело №2-5052/2011 по кассационной жалобе на решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 22 декабря 2011 года по иску М.В.Г. к К. о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда.

М.В.Г. обратился в суд с иском к ответчику о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, в обоснование ссылаясь на то, что после произошедшего 21.08.2008 года конфликта между ним и ответчиком последний стал истца преследовать, приезжал к нему на работу и распространял недостоверную информацию, порочащую честь и достоинство, деловую репутацию истца. В 2009 году в разговоре с руководством истца ответчик настаивал на его (истца) увольнении. 17.09.2010 года ответчик обратился с жалобой на имя начальника ГУВД по СПб и ЛО, просил уволить истца из органов МВД, называя его «бандитом из УВД», «Преступником из УВД», допускал иные, унижающие честь и достоинство истца выражения. В результате указанных действий ответчика истцу причинен моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях, связанных с необходимостью прохождения служебной проверки, нервных переживаниях и ухудшении здоровья, потере репутации среди сослуживцев и руководства УВД. Размер компенсации морального истца оценивается им в 50000 рублей. Кроме того, истец просил обязать ответчика принести ему извинения за распространение сведений, порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию.

Решением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 22.12.2011 года исковые требования удовлетворены частично. С К. в пользу М.В.Г. в счет компенсации морального вреда взыскано 10000 рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

Как установлено судом и следует из материалов дела, истец работал инспектором ДПС; был уволен из органов внутренних дел по п. 1 ч. 1 ст. 40 Федерального закона «О полиции» (собственное желание).

21.03.2008 года между сторонами возник конфликт из-за дорожной ситуации, в ходе возникшего конфликта завязалась драка.

Каждая из сторон обвиняла другую в инициировании указанного конфликта и нанесении телесных повреждений.

Ответчик в период с 2008 по 2010 г. неоднократно обращался в правоохранительные органы, а также к мировому судье в порядке частного обвинения по факту причинения ему М.В.Г. телесных повреждений, а также обращался устно и письменно с жалобами в отношении М.В.Г. к его руководителю и к руководству ГУВД.

Постановлением дознавателя отделом милиции УВД по району Санкт-Петербурга от 30.03.2008 года отказано в возбуждении уголовного дела в отношении М.В.Г. по данным обстоятельствам в связи с отсутствием признака преступления

.03.2010 года К. обратился к мировому судье с заявлением о возбуждении в отношении М.В.Г. дела частного обвинения по признакам преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ.

Постановлением мирового судьи от 15.04.2010 года уголовное дело в отношении М.В.Г. прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

В 2009 г. ответчик обращался к командиру истца, рассказал об имевшем место с истцом конфликте, называл истца «бандитом», «преступником», требовал его увольнения.

.09.2010 года К. обратился к начальнику ГУВД СПб и ЛО с заявлением в отношении М.В.Г., заявление содержит, в том числе рукописное приложение К.

В указанном заявлении (жалобе) от 17.09.2010 года К. описывает события от 21.03.2008 г., обвиняя М.В.Г. в причинении ему телесных повреждений, ссылается на безуспешность его попыток добиться справедливости и привлечь М.В.Г. к уголовной ответственности, допускает оскорбительные, унижающие честь, достоинство, деловую репутацию М.В.Г. высказывания о нем, называя его бандитом и преступником, в частности: «бандит из УВД М.В.Г.», «преступник М.В.Г.», «преступник из УВД М.В.Г.», «позволило спасти преступника из УВД М.В.Г.», «за прикрытие преступника в защитной форме милиционера М.В.Г.», «преступником из УВД М.В.Г.», «уволить бандита из УВД М.В.Г.», «возбудить уголовное дело в отношении бандита М.В.Г.», «возбудить уголовное дело в отношении бандита М.В.Г.», «против меня бандитом из УВД М.В.Г.». Также К. указал о М.В.Г., что «его место работы на бойне скота, где убивают вручную, получая удовольствие», что «таким как М.В.Г. не место в органах внутренних дел».

В результате подачи ответчиком вышеуказанной жалобы для истца наступили неблагоприятные последствия в профессиональной сфере, его профессиональная пригодность была поставлена под сомнение, в отношении него была проведена служебная проверка.

В ходе служебной проверки выявлено, что М.В.Г. соответствует требованиям, предъявляемым сотрудникам органов внутренних дел РФ, что нашло отражение в заключении служебной проверки от 01.10.2010 года.

Рассматривая спор, суд пришел к выводу, что указанные высказывания ответчика являются утверждениями ответчика о нарушениях истцом уголовно-правовых норм, неправильном и нечестном поведении в общественной жизни, произволе при осуществлении им служебной деятельности, порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца как сотрудника полиции (милиции), выражены в унизительной для истца форме, при этом ответчиком не представлено доказательств о том, что вышеуказанные сведения являются правдивыми, соответствуют действительности.

Учитывая, что в ходе вышеуказанных проверок в отношении истца правоохранительными органами по изложенным ответчикам фактам и судом в ходе рассмотрения уголовного дела в порядке частного обвинения в отношении истца не нашли подтверждения обстоятельства, на которые ответчик ссылался, обвиняя истца в совершении противоправного деяния, в причинении ему истцом телесных повреждений, ответчик не имел законных оснований для высказывания подобных обвинений и оскорблений в адрес истца, в частности облекая их в подобную оскорбительную и унизительную для истца форму.

С учетом изложенного обращение ответчика к указанному выше должностному лицу было продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а имело целью опорочить истца, причинить вред истцу.

При таком положении опровергаются материалами дела и не освобождают ответчика от ответственности доводы кассационной жалобы ответчика о том, что при обращении к должностным лицам правоохранительных органов ответчик реализовал конституционное право на обращение в государственные органы и не имел целью опорочить истца, а также несостоятельны ссылки ответчика на то, что он является пенсионером, 1939 г.р., инвалид второй группы, эмоционально оценил противоправные действия истца словами «преступник» и «бандит», которые не являются уголовно-правовой квалификацией, а являются субъективной оценкой унижающих и болезненных для заявителя действий.

Кроме того, в кассационной жалобе ответчик продолжает настаивать на совершении истцом противоправных действий в отношении него, безосновательно ссылается на их доказанность.

При этом необоснованными, связанными с субъективным представлением ответчика являются ссылки ответчика на то, что результаты вышеуказанной служебной проверки опровергаются привлечением по результатам рассмотрения представления прокуратуры от 10.11.2011 г. к дисциплинарной ответственности ряда сотрудников Управления полиции на метрополитене, проводивших, как утверждает ответчик, вышеуказанную служебную проверку. Заключением о служебной проверке участие в ней сотрудников, привлеченных к дисциплинарной ответственности, не подтверждается. Изложенный ответчиком факт привлечения сотрудников Управления полиции на метрополитене к дисциплинарной ответственности подтверждается сообщением Управления полиции на метрополитене в его адрес от 15.12.2011 г., однако не доказывает соответствия действительности распространенных ответчиком сведений о противоправных действиях истца и не оправдывает допущенные ответчиком в отношении истца оскорбительные и унизительные высказывания. Также нельзя признать обоснованным довод жалобы ответчика о том, что изложенные в заявлении от 17.09.2010 г. обстоятельства о действиях истца полностью соответствуют действительности, установлены вышеуказанным постановлением мирового судьи от 15.04.2010 г. о прекращении уголовного дела не по реабилитирующему основанию. Как следует из постановления мирового судьи от 15.04.2010 г. о прекращении уголовного дела истец не признавал вину в совершении преступления, по выдвинутому ответчиком обвинению, указанное постановление выводов о действиях истца и его вине не содержит.

При изложенных обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о причинении ответчиком истцу нравственных страданий, в связи с чем истец имеет право на компенсацию морального вреда.

Размер компенсации морального вреда определен судом с учетом характера причиненных истцу нравственных страданий, а также степени вины ответчика, требований разумности и справедливости согласно ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кассационная жалоба не содержит доводов относительно определенного судом размера компенсации морального вреда. Доводы стороны ответчика в суде кассационной инстанции о том, что определенный судом размер компенсации морального вреда является значительным для ответчика с учетом размера его пенсии, нельзя признать обоснованными. В суде первой инстанции ответчик о своем материальном положении не заявлял и соответствующих доказательств не представлял. Также не представлено ответчиком доказательств материального положения в суде кассационной инстанции.

Таким образом, судебная коллегия определила решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 22 декабря 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

В случае причинения морального вреда в связи с распространением порочащих сведений право на компенсацию морального вреда возникает независимо от того, привело ли в действительности распространение порочащих сведений к ухудшению мнения окружающих о моральных, деловых и иных качествах лица. Действительное умаление чести лица может и не наступить, но психические страдания возникают у потерпевшего в связи с угрозой такого последствия, обусловленной порочащим характером сведений.

Статья 1100 ГК РФ устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. Однако если сведения, распространенные ответчиком, соответствуют действительности или не являются порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истца, он не приобретает права на компенсацию морального вреда, даже если считает, что его права существенным образом нарушены.

Приведем пример из судебной практики.

Судья Ромненского районного суда Амурской области Крисько В.А, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Лепетухи Дмитрия Анатольевича к Палатной Татьяне Яковлевны о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, установил, что истец Лепетуха Д.А. обратился в Ромненский районный суд с иском к Палатной Т.Я. о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда. В обосновании иска он указал, что Палатная Т.Я. обратилась с письменным заявлением к начальнику УВД, в котором обвинила его Лепетуху Д.А., как сотрудника милиции, в непринятии мер к предотвращению конфликта между ее сыном и военнослужащим, а также нахождении его на рабочем месте в нетрезвом состоянии.

Данное сообщение ответчика не соответствует действительности, и является надуманным. Палатная Т.Я. на месте конфликта не присутствовала и не вправе была давать оценку действиям Лепетухи Д.А. Данное обращение Палатной Т.Я. стало причиной служебной проверки, о чем начальник ОВД сообщил на общем собрании личного состава отдела. По результатам проверки принято заключение о законности действий работников милиции. Факт обращения Палатной Т.Я. к начальнику УВД с заявлением негативно отразился на здоровье истца. Он испытал из-за этого нравственные и физические страдания, сопровождавшиеся нервным срывом и эмоциональным стрессом, переживал головные боли, боли сердца, потерял сон, повысилось артериальное давление. Также истец был вынужден принимать лекарственные препараты и обращаться к психологу и вынужден доказывать свою правоту. Он считает, что всем этим среди коллег был подорван его авторитет как начальника уголовного розыска. По мнению истца, ответчик распространила в отношении сведения, не соответствующие действительности и порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию. Он просит обязать Палатную Т.Я. опровергнуть порочащие его сведения путем публичного принесения ему извинения в присутствии личного состава сотрудников ОВД, и компенсировать ему моральный вред в сумме 100 тысяч рублей.

В письменных возражениях ответчика Палатной Т.Я. указывается, что иск Лепетухи Д.А. не основан на законе. Она считает, что порочащих сведений в отношении Лепетухи Д.А. при письменном обращении к начальнику УВД не распространяла, в нем она высказывала свое субъективное оценочное суждение по ситуации, в которой участвовал ее сын. Полагает, что ее обращение к должностному лицу УВД не является распространением сведений, порочащее другое лицо. Считает, что она действовала в рамках действующего законодательства, Конституции Российской Федерации и норм международного права. Злоупотреблением своих прав она не занималась, и намерений причинения вреда иному лицу не имела. Привлечь кого либо к ответственности она не просила, так как в обращении она просила лишь разобраться в ситуации, сложившейся с ее сыном. Содержание своего обращения к начальнику УВД она сотрудникам ОВД по не доводила. Просит в удовлетворении иска отказать.

В судебном заседании истец Лепетуха Д.А. на иске настаивает в полном объеме, суду пояснил следующее. Он работает в ОВД по начальником отделения уголовного розыска. Ему известно, что Палатная Т.Я. была на личном приеме у начальника УВД, где передала ему письменное заявление, в котором содержались порочащие честь, достоинство и деловую репутацию Лепетуху сведения, не соответствующие действительности, а именно, что якобы его знакомый военнослужащий в его же присутствии избил ее сына около магазина. И при этом Лепетуха не принял мер, а оказывал ему поддержку, и что при этом он находился в состоянии опьянения. Данные сведения не соответствовали действительности. По заявлению Палатной сотрудниками УВД проводилась служебная проверка. Каких-либо нарушений законности в его действиях не выявлено. Тем не менее, заявлением Палатной был подорван его авторитет. Ежегодно на него подают руководству 5-6 жалоб, и к ним он всегда относился терпимо. Однако жалобу Палатной он не смог стерпеть, так как она, не являясь участником конфликта, необоснованно и надуманно оговорила его в глазах руководства УВД, в период когда проводится реформа системы МВД и сокращают штаты. Руководство УВД с него строго спросило за то, что на него стали часто поступать жалобы, так как перед этим на него подавал жалобу сын ответчика. Просит обязать Палатную подать на имя начальника УВД письменное опровержение распространенных о нем порочащих его сведений и взыскать компенсацию морального вреда в размере 100 тысяч рублей.

Ответчик Палатная Т.Я. в судебном заседании исковые требования не признала. Суду пояснила, что она действительно была на приеме у начальника УВД и передала ему свое письменное заявление с просьбой разобраться в ситуации с ее сыном, которого как она считает незаконно и необоснованно привлекли к ответственности работники ОВД. После случившегося инцидента, в котором был избит ее сын, он сразу же написал жалобу в адрес начальника УВД, но так как ответ через продолжительный срок не поступил, тогда она, записавшись на личный прием, обратилась к начальнику УВД с аналогичной просьбой разобраться в ситуации с работниками ОВД. Со слов сына ей известно, что на месте конфликта ее сына присутствовал Лепетуха, и все происходило на его глазах. И со слов сына ей известно, что Лепетуха был нетрезв. Она своему сыну верит и будет впредь ему верить, а также всегда и во всем защищать его интересы. Просит в удовлетворении иска отказать.

Судом установлены следующие обстоятельства дела: Палатная Татьяна Яковлевна, реализуя свое конституционное право на обращение в государственные органы, на приеме начальника УВД, передала ему письменное заявление. В данном обращении Палатная Т.Я. от своего имени просила разобраться в сложившейся ситуации и дать оценку действиям сотрудников ОВД, которые оформляли происшествие с участием ее сына. Кроме того она указала, что сотрудник ОВД Лепетуха Д.А. был на месте конфликта, и все видел, и на его глазах избил ее сына, а также то, что Лепетуха находился в нетрезвом состоянии. По заявлению Палатной Т.Я. была проведена служебная проверка, которая пришла к выводу об отсутствии нарушений законности в действиях сотрудников ОВД, и в том числе Лепетухи Д.А. Расценив, что данное обращение Палатной Т.Я. в адрес начальника УВД порочат его честь, достоинство и деловую репутацию, причинившее моральный вред, Лепетуха Д.А. обратился с иском в суд за их защитой.

В ходе судебного разбирательства истец Лепетуха Д.А. доказал, что ответчик Палатная Т.Я. распространила в отношении него сведения, направив письменное обращение относительно сотрудников ОВД по в адрес начальника УВД. Ответчик не оспаривает факт своего обращения к начальнику УВД с данным письменным заявлением.

Анализируя характер сведений, о которых ответчик сообщил начальнику УВД, суд считает, что утверждение о присутствии начальника уголовного розыска ОВД Лепетухи Д.А. на месте происшествия, а он не принял мер противодействия этому, а также то, что Лепетуха Д.А. находился при этом в нетрезвом состоянии является порочащими, так как указывают на нарушение работником правоохранительного органа норм профессиональной этики и морали, а также не выполнения профессионального долга по защите граждан.

Ответчик Палатная Т.Я. не доказала суду, что сведения, о которых она сообщила начальнику УВД соответствуют действительности, не представила бесспорных и убедительных доказательств своего утверждения, пояснив, что данные сведения стали ей известны от сына, которому она полностью доверяет.

Однако ответчик Палатная Т.Я. не может нести гражданско-правовую ответственность по предъявленному иску Лепетухи Д.А., так как она реализовала свое право на обращение в государственные органы, предоставленное ей Конституцией РФ.

Таким образом, суд посчитал, что обращение Палатной Т.Я. к руководителю государственного правоохранительного органа с сообщением о предполагаемом нарушении законности сотрудника ОВД Лепетухи Д.А. с просьбой разобраться по данному факту, не является основанием расценивать это как распространение порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений.

Требование компенсации морального вреда является производным от основного требования об опровержении распространенных сведений порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, оставленного судом без удовлетворения по вышеуказанным причинам. При таких обстоятельствах иск в этой части также не может быть удовлетворен.

Анализируя материалы судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции, можно сделать вывод о том, что сотрудники полиции часто считают распространением порочащих сведений сообщение гражданином каких-либо фактов вышестоящему должностному лицу, повлекшему проведение служебной проверки.

Представляется, что нужно закрепить на законодательном уровне положение, согласно которому обращение гражданина вышестоящему должностному лицу не должно считаться посягательством на честь и достоинство сотрудника полиции.

Вопрос о выборе конкретных способов защиты нематериального права всегда встает перед гражданином, юридическим лицом (если был нанесен ущерб деловой репутации) сразу после того, как гражданин (юридическое лицо) обнаружили для себя сам факт такого нарушения.

Способ — это конкретное действие, которое следует совершить в настоящий момент для защиты своего нарушенного права. Понятие «способа» защиты и «порядка» защиты почти совпадают и имеют схожее значение, однако, «способ» защиты более применим для определения конкретных практических действий, в то время как понятие «порядок» защиты означает некую оценочную характеристику действий, которые совершила организация, гражданин для защиты своего нарушенного нематериального права (блага).

Самой главной проблемой в компенсации морального вреда является проблема определения размера такой компенсации. С момента принятия Гражданского кодекса Российской Федерации идут дискуссии о том, как посчитать размер компенсации морального вреда, но до сих пор никакой общепринятой методики нет.

2.2 Определение размера компенсации морального вреда при защите чести, достоинства и деловой репутации

Специфическая ситуация складывается в отношении определения размера компенсации морального вреда в российской правоприменительной практике. Проблема отсутствия точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение. Такая ситуация усугубляется как отсутствием каких-либо значимых рекомендаций или разъяснений Верховного Суда по этому вопросу, так и введением в действие второй части ГК РФ, где в ст. 1099-1101 установлены дополнительные требования, подлежащие учету судами при определении размера компенсации.

Индивидуальные особенности потерпевшего в смысле ст. 151, 1101 ГК РФ — это подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимать во внимание при оценке действительной глубины (степени) физических или нравственных страданий и определении соответствующего размера компенсации.

Необходимым критерием размера компенсации во всех случаях будет средняя глубина страданий, или презюмируемый моральный вред для определенного вида правонарушения.

Презюмируемый моральный вред — это страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек. По существу, презюмируемый моральный вред отражает общественную оценку противоправного деяния.

Необходимо перейти к анализу критерия «характер физических и нравственных страданий». Вряд ли под характером страданий может пониматься что-либо иное, чем вид страданий. Для целей компенсации морального вреда законодатель подразделил страдания как общее понятие на нравственные и физические страдания. Исходя из требования, оценивать при определении размера компенсации характер физических и нравственных страданий, можно предположить, что законодатель намерен поставить размер компенсации в зависимость от видов как физических, так и нравственных страданий.

Под видами физических страданий можно понимать боль, удушье, тошноту, головокружение, зуд и другие болезненные симптомы (ощущения), под видами нравственных страданий — страх, горе, стыд, беспокойство, унижение и другие негативные эмоции.

Характер физических и нравственных страданий в таком понимании можно было бы учитывать и оценивать, если бы законодатель оказался в состоянии установить некую количественную соотносительность между перечисленными разновидностями таких страданий. Характер физических страданий можно учитывать, но, лишь принимая во внимание те нравственные страдания, которые могут оказаться с ним сопряжены (например, ощущение удушья может сопровождаться негативной эмоцией в виде страха за свою жизнь).

Поэтому для определения размера компенсации следует учитывать не вид (характер) нравственных или физических страданий, а характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, поскольку именно их характер и значимость для человека и определяют величину причиненного морального вреда.

Статью 1101 ГК РФ в части требований разумности и справедливости целесообразно анализировать с учетом п. 2 ст. 6 ГК РФ, устанавливающей правила применения аналогии права. Согласно этой норме при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Не случайно компенсация морального вреда оказалась единственным гражданско-правовым институтом, где законодатель специально предписал учитывать требования разумности и справедливости при определении размера компенсации.

Очевидно, прежде всего, принималось во внимание то обстоятельство, что нет инструментов для точного измерения абсолютной глубины страданий человека, а также оснований для выражения глубины этих страданий в деньгах. В деньгах может быть выражена лишь компенсация за перенесенные страдания.

Иными словами, это своеобразный штраф, взыскиваемый с причинителя вреда в пользу потерпевшего и предназначенный для сглаживания негативного воздействия на психику потерпевшего перенесенных в связи с правонарушением страданий. Поскольку глубина страданий не поддается точному измерению, а в деньгах неизмерима в принципе, невозможно говорить о какой-либо эквивалентности глубины страданий размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что большей глубине страданий должен соответствовать больший размер компенсации, и наоборот, т.е. размер компенсации должен быть адекватен перенесенным страданиям.

Действующее гражданское законодательство не устанавливает ни минимального, ни максимального размера компенсации морального вреда, не пропорций или формулы расчетов такого вреда, передавая решение данного вопроса всецело на усмотрение суда. Между тем закон устанавливает ряд критериев, совокупное применение которых и является базисом подсчета размера компенсации морального вреда.

В абз. 2 ст. 151 закреплено, что «при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред» (абз. 2 ст. 151 ГК РФ).

Положения ст. 151 дополняются п. 2 ст. 1101 ГК РФ: размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Таким образом, гражданское законодательство, предусматривая в качестве способа защиты гражданских прав компенсацию морального вреда, устанавливает общие принципы для определения размера такой компенсации (статьи 151 и 1101 ГК РФ).

Как указал Конституционный суд РФ, «само по себе использование в оспариваемой норме таких оценочных понятий, как «разумность» и «справедливость» в качестве требования, которым должен руководствоваться суд при определении размера компенсации морального вреда, не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы и не приводит к какому-либо неравенству при ее применении, поскольку названное правовое предписание не препятствует возмещению морального вреда гражданину в случаях, предусмотренных законодательством».

М.Н. Малеина, к числу критериев определения размера компенсации за причинение морального вреда предлагает отнести общественную оценку фактического обстоятельства (обстоятельств), вызвавшего вред, и область распространения сведений порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Оценка судом степени физических или нравственных страданий осуществляется с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных страданий.

Определение степени глубины морального вреда, при защите чести и достоинства, а именно глубины перенесенных физических и нравственных страданий, вызванных распространением порочащих сведений, является важнейшим моментом при определении размера его компенсации.

В правой доктрине приводится понятие «искренности» страданий. Как и во многих вопросах связанных с компенсацией морального вреда, мы сталкиваемся здесь с очередной оценочной категорией. Инструмента для точного измерения глубины или степени страданий не существует, также не существует инструмента или формулы для вычисления денежного размера или эквивалента причиненного вреда.

При оценке степени страданий, вызванных распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию граждан, суд должен учитывать индивидуальные особенности потерпевшего. По мнению большинства ученых и из анализа судебной практики, как правило, при определении за основу берется некая средняя величина. Учитывается возможная реакция человека со здоровой психикой. Сложность определения размера заключается в том, что все эти критерии и величины являются условными единицами и применение той или иной величины зависит от субъективной оценки судьи рассматривающего данное дело о компенсации морального вреда.

Нравственные страдания выражаются в претерпевании стыда, унижения, возникновении неприятных переживаний, затрагивающих эмоциональное состояние лица, наносящее вред его психическому благополучию.

Поэтому, при определении размера компенсации, оценке должно подлежать эмоциональное состояние лица, которому, распространением таких сведений нанесен вред. Данное состояние может квалифицированно оценить только специалист, поэтому чаще всего привлекаются в качестве специалистов практикующих психологов или же назначается судебная психологическая экспертиза. Степень страдания оценивается по собственным оценкам потерпевшего, показаниям свидетелей (родных, близких, соседей и так далее), по заключению, вынесенному в результате проведения судебно-психологической экспертизы. Разные люди по-разному реагируют на обиды и оскорбления, причиненные им, это проявляется и во внешней реакции и в степени внутреннего душевного переживания. Именно эти индивидуальные отличия и должны быть учтены судом.

Компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в ч. 2 ст. 151 и п. 2 ст. 1101 ГК РФ, и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

Требование о компенсации морального вреда может быть заявлено самостоятельно, если, например, редакция средства массовой информации добровольно опубликовала опровержение, удовлетворяющее истца. Это обстоятельство должно быть учтено судом при определении размера компенсации морального вреда.

Согласно ч. 3 ст. 29 Конституции РФ никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Статья 152 ГК РФ не предусматривает извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. Вследствие этого суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме.

Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

Характеризуя критерии определения размера компенсации морального вреда, нельзя не заметить пробелы в существующем законодательстве. Проблемность данного вопроса (определения размера компенсации) можно было бы уменьшить, установив более четкие, развернутые, объективные критерии. Критерии, существующие сейчас, носят общий, можно даже сказать абстрактный характер, и в вопросе определения размера компенсации судьям предоставляются практически неограниченные полномочия. Как уже было отмечено, не существует ни верхнего, ни нижнего предела присуждаемой денежной компенсации, что также значительно затрудняет процесс определения его размера.

Также, в силу нечеткого правового регулирования данного вопроса, в судебной практике размер присуждаемых компенсаций по однородным делам сильно варьируется, отсутствует системность в подходе судов к определению размера компенсации. По схожим делам суды подсчитывают размеры компенсации, отличающиеся в разы и даже десятки раз от аналогичных дел. В связи со сказанным исследователи сходятся во мнении, что «данный вопрос нужно решать, установив обязанность судей мотивировать размер определяемой судом компенсации», установить четкие критерии и условия их применения.

3. Судебная защита чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции

3.1 Порядок судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции

Защита чести, достоинства и деловой репутации граждан наряду с защитой жизни и здоровья является одной из основных задач демократического государства. Достоинство личности охраняется государством, и ничто не может быть основанием для его умаления. Каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени.

Указанные положения Конституции РФ реализуются в уголовном и гражданском законодательстве Российской Федерации.

Согласно гражданскому законодательству Российской Федерации, обращаться в суд за защитой чести и достоинства могут дееспособные граждане и организации, наделенные правами юридического лица. Если распространение порочащих сведений затрагивает интересы структурного подразделения организации, то право на защиту осуществляет юридическое лицо, в состав которого входит данное подразделение.

Интересы несовершеннолетних и недееспособных граждан, нуждающихся в защите чести и достоинства, выражают их законные представители (родители, опекуны), попечители или прокурор. Эмансипированный гражданин осуществляет защиту своих нарушенных прав в суде самостоятельно. Если порочащие сведения распространены в отношении умершего гражданина либо юридического лица, прекратившего свою деятельность в установленном законом порядке, то иск о защите их чести и достоинства могут предъявить их наследники (правопреемники), иные заинтересованные лица (например, соавторы), а также прокурор. Таким образом, право на защиту чести и достоинства не аннулируется смертью гражданина или прекращением юридического лица.

Законом не предусмотрено обязательное предварительное обращение с требованием опровержения к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции средства массовой информации, в котором были распространены указанные выше сведения. Вместе с тем гражданин (юридическое лицо) вправе обратиться с требованием об опровержении таких сведений непосредственно к редакции соответствующего средства массовой информации, а отказ в опровержении либо нарушение установленного законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд.

Сущность рассматриваемого способа защиты заключается в том, что сотрудник полиции вправе обратиться с исковым заявлением в суд и потребовать опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию. Причем законодатель не обязывает его соблюдать досудебный порядок урегулирования спора, предоставляя ему возможность обратиться в суд без предварительного обращения в редакцию с требованием об опровержении распространенных сведений.

Анализ ч. 1 ст. 152 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что при защите указанных прав действует презумпция, согласно которой именно распространитель обязан доказать, что распространяемые им порочащие сведения соответствуют действительности. Истцу же остается доказать лишь сам факт распространения подобных сведений.

В связи с вышесказанным необходимо приложить к исковому заявлению вырезку (копию вырезки) из соответствующего периодического издания. Если порочащие сведения прозвучали по радио или телевидению, то следует запомнить:

а)название передачи;

б)канал, по которому шла трансляция;

в)дату и время выхода передачи в эфир.

Анализ ч. 2 и ч. 3 ст. 152 ГК РФ позволяет говорить о том, что сотрудник полиции, избравший для защиты своих прав судебный порядок, вправе требовать, чтобы порочащие сведения были опровергнуты в том же средстве массовой информации, а также вправе требовать публикацию своего ответа.

В случае распространения в средствах массовой информации сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сотрудников полиции, ответчиками будут выступать:

в большинстве случаев — авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения;

автор и редакция соответствующего средства массовой информации, если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации;

лицо, являющееся источником распространения сведений;

редакция соответствующего средства массовой информации, т.е. организации, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного средства массовой информации при опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье).

В случае если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации; В случае, когда сведения, были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии со статьей 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле.

Ответчиками по иску об оспаривании порочащих сведений, содержащихся в служебной характеристике, являются подписавшие ее должностные лица, а также организация, от имени которых выдана характеристика.

Обязанности по доказыванию распределяются следующим образом. Истец по таким делам должен доказать в суде: факт распространения сведений; факт их распространения лицом, к которому предъявлен иск; порочащий истца характер таких сведений. В случае, когда сотрудником полиции, в отношении которого средством массовой информации опубликованы соответствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы. Ответчик доказывает соответствие таких сведений действительности.

Исковое заявление должно быть надлежащим образом оформлено, т.е. содержать реквизиты, предусмотренные в Гражданском Кодексе РФ. Исковое заявление подается в суд в письменной форме.

Сотруднику полиции, обращающемуся в суд за защитой нарушенных прав в исковом заявлении необходимо указать:

)наименование суда, в который подается заявление;

)наименование истца, его место жительства, наименование представителя и его адрес, если заявление подается представителем;

)наименование (фамилию, имя, отчество) ответчика (в нашем случае — редакции или физического лица) и ее (его) местонахождение (жительства);

)обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства;

)требования истца;

)перечень прилагаемых к заявлению документов;

Несоблюдение требований законодательства к форме и содержанию искового заявления ведет к вынесению судьей определения об оставлении заявления без движения, причем истцу дается срок для устранения обнаруженных недостатков. Если истец выполнит требования судьи в срок, указанный в определении, исковое заявление считается поданным в суд в день первоначального обращения истца. В противном случае оно считается не поданным, возвращается истцу. В случае отказа в принятии заявления судья выносит мотивированное определение, в котором должно быть сказано о том, как устранить содержащиеся в заявлении недостатки. После их устранения возможно повторное обращение в суд.

Возбуждение гражданского дела в суде — самостоятельная стадия гражданского процесса, от которого зависит дальнейший ход рассмотрения дела и в конечном итоге — вынесение законного и обоснованного решения.

После принятия искового заявления и вынесения определения о подготовке дела к судебному разбирательству истцу и ответчику судья должен разъяснить их право завершить дело заключением мирового соглашения или обратиться за разрешением спора в третейский или товарищеский суд.

При нарушении чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции возникает гражданское правовое отношение, построенное по модели охранительного обязательства. Защита права предполагает, что оно уже нарушено или есть угроза его нарушения. Поэтому на того, кто нарушил честь, достоинство и деловую репутацию, возлагается обязанность восстановить прежнее состояние, которое было до нарушения права.

Лицо, деловая репутация которого опорочена, может потребовать от суда возложения на нарушителя обязанности по выплате денежной компенсации морального вреда.

Статья 29 Конституции РФ гарантирует каждому свободу мысли и слова, а также свободу массовой информации.

Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, а в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., в соответствии с ч. 1 которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идей без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Предусмотренное ст. 23 и ст. 46 Конституции Российской Федерации право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное ст. 152 Гражданского кодекса РФ право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространения несоответствующих действительности, порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации в случае злоупотребления этими правами. Таким образом, можно сделать вывод, что защите чести и достоинства граждан, в том числе и сотрудников полиции, отдается предпочтение по сравнению с их правом на свободу слова и информации. При этом осуществление прав и свобод гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

В то же время при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации суды должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами (свободой мысли, лова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать и распространять информацию любым законным способом и другими).

При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства, но и учитывать позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней.

Честь, достоинство и деловая репутация сотрудников полиции нашли свое правовое закрепление, а значит, и защиту со стороны государства в лице его правоохранительных органов в различных нормативных актах. Данные нематериальные блага закреплены в важнейших международных документах и конкретизированы в национальном законодательстве Российской Федерации. Нарушенное нематериальное благо в виде чести и достоинства сотрудника полиции должно быть восстановлено путем применения, в зависимости от степени и характера нарушения, уголовной, административной, дисциплинарной или гражданско-правовой ответственности. Таким образом, гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции реализуется путем применения досудебного порядка и в порядке гражданского судопроизводства.

3.2 Диффамационные споры с участием сотрудников полиции

Рассматривая вопрос о диффамационных спорах с участием сотрудников полиции следует рассмотреть само понятие диффамация.

Диффамация — это общепринятый в большинстве стран мира юридический термин, под которым понимается правонарушение в виде распространения (произнесения слов или публикации) не соответствующих действительности фактических сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию потерпевшего.

Этот термин имеет латинское происхождение — «diffarnatio». От него происходит английское «defame», что в переводе означает «порочить».

Нормы диффамационного права на сегодня имеются в странах как романо-германского, так и англо-американского права. Например, в Великобритании действует Закон о диффамации 1996 года (Defamation Act, 1996).

Как в континентальной Европе, так и в странах Британского содружества и других странах обычного права, в качестве устойчивой тенденции последних лет отмечается фактическое прекращение применения уголовного наказания за диффамацию. За подобные деликты применяется в основном гражданско-правовая ответственность.

На первый взгляд может показаться, что зарубежный институт диффамации сходен с российским институтом защиты чести, достоинства и деловой репутации (ст. 152 ГК РФ).

Однако в диффамационном праве гражданско-правовая судебная защита этих нематериальных благ возможна только при условии одновременной защиты права на свободу слова и массовой информации. Поэтому суть любого диффамационного спора — в разрешении коллизии между правом на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и правом на свободу слова и массовой информации, — с другой.

В общей системе мирового права диффамационное право занимает весьма скромное место. Однако если смотреть на него с точки зрения приоритетов, защищаемых правом вообще, где на первом месте находятся права, свободы и законные интересы конкретного индивида, то диффамационное право приобретает весьма важное значение в системе права, поскольку на основе его регулятивных и охранительных норм строятся отношения между личностью и средствами массовой информации.

Диффамация была известна науке российского гражданского права с дореволюционных времен. Но она не закрепилась в советском гражданском законодательстве под таким названием из-за своего, как было принято считать, буржуазного происхождения. Вероятно, под воздействием прежней гражданско-правовой доктрины диффамация не упоминается в действующем ГК РФ, хотя в ст. 152 ГК РФ и предусмотрена судебная защита чести, достоинства и деловой репутации от распространения (в том числе и в СМИ) не соответствующих действительности порочащих сведений.

Объектами диффамации являются личные неимущественные блага — честь, достоинство, деловая репутация, которые не подлежат правовому регулированию, а только гражданско-правовой охране и защите. В связи с этим возникают устойчивые и социально однородные отношения неимущественного, охранительного характера, имеющие присущие только им однородные объекты и субъекты, а также специфическое, обусловленное, прежде всего, объектами защиты, содержание.

Между тем институт диффамации значительно шире пределов защиты чести, достоинства и деловой репутации, прописанных в ст. 152 ГК. И, прежде всего, потому, что гражданско-правовая судебная защита этих нематериальных благ допустима только при соблюдении закрепленного в ст. 29 Конституции РФ права на свободу слова и массовой информации. Правильная трактовка существа диффамации имеет не только важное теоретическое и познавательное, но и непосредственно практическое значение, поскольку на ее основе проводится грань между гражданско-правовым диффамационным деликтом в виде распространения в средствах массовой информации не соответствующих действительности порочащих сведений фактического характера, и идеями, мнениями, распространяемыми средствами массовой информации в порядке реализации конституционного права на свободу слова и массовой информации. Исходя из этого, диффамация является тем правовым институтом, через который в гражданском праве реализуются, с одной стороны, конституционное право на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации, а с другой — конституционное право на свободу слова и массовой информации.

Таким образом, институт диффамационного права существенно отличен от других институтов гражданского права, регулирующих главным образом имущественные отношения.

Этот правовой институт гражданского права включает в себя не только ст. 152 ГК РФ, специально посвященную защите чести, достоинства и деловой репутации, но и ряд других норм, регулирующих вопросы компенсации морального вреда (ст. 151, 1099-1101 ГК РФ), возмещение убытков (ст. 15 ГК РФ), судебной защиты гражданских прав (ст. 11 ГК РФ), а также Закон РФ «О средствах массовой информации». К институту диффамационного права относится ст. 21 Конституции РФ об охране достоинства личности государством и о том, что ничто не может быть основанием для его умаления; ст. 23 Конституции РФ о праве каждого на защиту своей чести и доброго имени; ст. 29 Конституции РФ о свободе слова и массовой информации; ст. 46 Конституции РФ, гарантирующая каждому судебную защиту его прав и свобод. Наконец, в институт диффамации входят международные договоры России, ставшие составной частью ее правовой системы (например, ст. 10 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод).

Вопрос гражданско-правовой защиты сотрудников полиции представляется достаточно важным и относится, к числу весьма актуальных в теоретическом и прикладном плане.

В современных условиях развития России роль и значение средств массовой, информации постоянно возрастает. Это обусловлено тем обстоятельством, что они служат мощным и относительно самостоятельным средством коммуникационной связи между государственными органами, общественными организациями, гражданами.

Деятельность средств массовой информации многопланова. С их помощью решается много различных задач, к числу которых относятся и правоохранительные. Использование возможностей средств массовой информации в этой сфере является одним из условий стабилизации криминогенной обстановки, предупреждения преступлений и правонарушений, повышения эффективности расследования совершенных противоправных деяний. Для правоохранительных органов печать, радио, телевидение служат средством информации об общественном мнении по разнообразным вопросам их деятельности, что дает им возможность оперативно реагировать на критику, последовательно совершенствовать свою деятельность, обеспечивает поддержку и понимание со стороны граждан.

Однако ради сенсации, собственной популярности и престижа отдельные средства массовой информации часто жертвуют объективностью и правдивостью сообщений. В ряде случаев подоплека материала, выдаваемого за сенсационный, имеет цель манипулирования общественным мнением.

Торопливость весьма часто приводит к снижению требований к качеству и доказательности публикаций, ошибкам изложения фактов и неправильной их юридической оценке.

В обществе на сегодняшний день существует искаженное восприятие сотрудников полиции, что мешает их работе. При этом ряд средств массовой информации сознательно «очерняют» полицейских для поднятия собственных рейтингов.

В публикациях, касающихся деятельности правоохранительных органов нередко встречаются проявления безответственности, когда в них высказываются серьезные обвинения в адрес их сотрудников без какой-либо существенной аргументации, без ссылки на документы, а также на достоверные, проверенные данные. Легкомыслие, небрежность, некомпетентность или недобросовестность в этом отношении не только портят имидж журналистов, вредят престижу редакции, но и серьезно подрывают авторитет правоохранительных органов, порочат честь, достоинство и деловую репутацию их сотрудников. Погоня за сенсацией, искажение, неправильная интерпретация информации, распространение не соответствующих действительности порочащих сведений вызывают недоверие к деятельности правоохранительных органов, их сотрудников, снижая тем самым эффективность борьбы с преступностью.

Нередко частота публикаций на определенную тему, дает искаженное представление о реальных масштабах того или иного явления, не говоря уже о достоверности сведений (например «оборотни в погонах»).

Неоднократное появление на страницах печатных изданий таких материалов в течение сравнительно небольшого периода времени может вызвать чрезмерные опасения у населения, подорвать веру в российскую полицию и ее сотрудников.

Следовательно такие публикации, содержащие признаки диффамационного деликта, не поднимут и без того не очень высокий авторитет сотрудников полиции.

Недостоверная, порочащая сотрудников полиции информация нередко встречается и в телевизионных передачах. Несмотря на то, что основные каналы российского телевидения уделяют значительное внимание различным аспектам преступности в обществе, отдельными специализированными программами накоплен положительный опыт в освещении проблем деятельности правоохранительных органов, некоторые программы содержат сюжеты, умаляющие честь, достоинство и деловую репутацию сотрудников полиции и правоохранительных органов в целом.

Одной из причин диффамации в средствах массовой информации в отношении правоохранительных органов и их сотрудников, является и слабое знание права отдельными журналистами. Эта проблема заключается в непонимании ими юридических терминов, совершении правовых ошибок при оценке материалов тех или иных дел, что говорит о низкой профессиональной и правовой квалификации авторов. В результате, выводы и комментарии, даваемые ими, нередко субъективны, слабо аргументированы и создают у читателей и телезрителей неверное представление.

Следует подчеркнуть, что в условиях периодической диффамации в средствах массовой информации в отношении сотрудников полиции возникает острая необходимость организации постоянного, делового, конструктивного взаимодействия органов внутренних дел и средств массовой информации, направленного на повышение престижа и привлекательности службы в полиции, охрану чести, достоинства и деловой репутации ее сотрудников.

Как подчеркнул в своем интервью от 27 июня 2011 года Агентству РИА Новости начальник Главного управления собственной безопасности МВД России генерал-лейтенант полиции Юрий Драгунцов на этом направлении службой ведется серьезная работа. По статистике, только за 2008-2010 годы было зарегистрировано более 2,7 тысячи фактов дискредитации сотрудников МВД. Это оскорбление, заведомо ложный донос, распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство сотрудника или органа внутренних дел в целом, а также подрывающих их репутацию.

В результате реагирования по данным фактам органами прокуратуры и следствия возбуждено свыше 2,6 тысячи уголовных дела, судебными инстанциями удовлетворены в полном объеме 30 исковых заявлений о защите чести и достоинства сотрудников, в 91 случае средствами массовой информации даны опровержения по ранее опубликованной информации, дискредитирующей органы внутренних дел.

Можно сделать вывод о том, что органы внутренних дел и их сотрудники недостаточно эффективно используют предоставленное ст. 152 ГК РФ для таких случаев право. Причиной тому — недостаточная правовая грамотность сотрудников, безынициативная деятельность правовых подразделений.

В целях повышения эффективности защиты чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции от диффамации в средствах массовой информации, по мнению автора, правовым подразделениям правоохранительных органов следует разъяснять сотрудникам их право на защиту чести и достоинства в рамках гражданского судопроизводства, представлять интересы сотрудников органов внутренних дел при рассмотрении гражданских дел в судах.

В случае поступления подобной информации в отношении сотрудников полиции, необходимо незамедлительно проводить проверки. При неподтверждении изложенных фактов следует сразу же принимать меры по их опровержению, а в случае невозможности решения проблемы в досудебном порядке, обеспечивать защиту интересов сотрудников полиции в судах различных инстанций.

Заключение

Проблема резкого роста преступности в России продолжает оставаться одной из самых острых. Статистика последних лет свидетельствует о значительном количестве преступлений, в особенности корыстно-насильственных и преступлений против личности, представляющих повышенную опасность для граждан и общества.

Известно, что резкий рост преступности, изменение ее структуры и повышение степени общественной опасности совершаемых преступлений объясняются в первую очередь крупными социальными изменениями, происходящими в стране, политическими и экономическими преобразованиями, обострившими негативные социальные явления.

Рост преступности в свою очередь способствует нагнетанию напряженности в обществе. Среди населения все более распространяется мнение о неспособности государственных органов каким-либо образом исправить сложившуюся неблагоприятную ситуацию, обеспечить общественный порядок как основу нормальной жизнедеятельности граждан. В этих условиях решение вопроса о мерах стабилизации преступности или хотя бы о резком замедлении темпов ее роста становится первоочередной задачей уголовной политики государства.

Сложившаяся ситуация закономерно приводит к возрастанию роли органов внутренних дел в системе государственного управления, что определяется тем местом, которое они занимают в решении задач охраны прав личности, соблюдения законности и правопорядка. Известно, что выполнение названных функций органами внутренних дел практически невозможно без обеспечения должного уровня защиты прав и интересов сотрудников этих органов, которые в силу специфики выполняемых ими в процессе служебной деятельности функций вынуждены сталкиваться с различными посягательствами на принадлежащие им блага.

Действующее российское законодательство в самых разных своих отраслях (направлениях) признает и защищает нематериальные блага каждого человека и сотрудника полиции в частности.

Однако, федеральное законодательство не в полном объеме урегулировало данную область общественных отношений, а именно: нормы гражданского права носят общий характер и никак не определяют отдельные механизмы правовой защиты чести и достоинства сотрудника полиции. Гражданское законодательство закрепляет понятие нематериальных благ и определяет гражданско-правовые способы их защиты, никак не выделяя в особую группу защиту чести и достоинства сотрудников полиции. Такое положение в целом следует признать правильным, так как сотрудник полиции не должен находиться в привилегированном положении по отношению к остальным гражданам России.

Статья 152 ГК РФ защищает честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, в том числе и сотрудника полиции, лишь при том условии, что порочащие сведения не соответствуют действительности. Поэтому не подлежат опровержению оскорбительные выражения и сравнения, которые нельзя проверить на истинность. Не могут составить предмет иска по ст. 152 ГК РФ претензии к форме подачи материала, стилю изложения, художественным приемам, использованным автором публикации. Для определения характера распространенных сведений судье необходимо учитывать цель и жанр публикации, контекст, в котором употреблены оспариваемые слово или фраза.

Иск о защите своей чести, достоинства или деловой репутации вправе подать сотрудник полиции, посчитавший, что о нем распространили порочащие и не соответствующие действительности сведения.

Ответчиками в делах о защите чести, достоинства и деловой репутации являются лица, распространившие порочащие сведения. По искам, содержащим требования об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации, возникает обязательное соучастие: в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция соответствующего СМИ. Если при рассмотрении таких сведений имя автора не обозначено либо он воспользовался псевдонимом, по иску отвечает одна редакция.

Опровержение — специальная мера защиты, применяемая в случае нарушения чести, достоинства и деловой репутации. Обязанность опровержения возлагается на распространителя порочащих и не соответствующих действительности сведений независимо от его вины.

Не соответствует закону часто возлагаемая судом на ответчика обязанность «принести истцу извинение». Опровержение состоит в сообщении о несоответствии действительности, а не в просьбе о прощении.

Статья 152 ГК РФ закрепляет право гражданина на ответ в СМИ, опубликовавшем сведения, ущемляющие его права или законные интересы. Такого рода сведениями могут быть искажения биографии или трудовой деятельности гражданина либо информация, которая хотя и соответствует действительности, но сопряжена с вторжением в частную жизнь, разглашает личную или семейную тайну.

В законодательстве России нет никакой методики определения размера компенсации морального вреда. Это приводит к несправедливому правоприменению.

Закон не устанавливает ни минимального, ни максимального размера компенсации морального вреда, передавая решение данного вопроса всецело на усмотрение суда. Моральный вред признается законом вредом неимущественным. Стоимость человеческих страданий не высчитывается, поэтому у иска о компенсации морального вреда нет цены. Суммы, фигурирующие в исковых заявлениях (они нередко «заоблачны» и мотивированы единственным стремлением «получить побольше»), никакого юридического значения не имеют и не могут, в частности, обеспечиваться имущественным арестом. Компенсация предназначена для сглаживания нанесенных человеку моральных травм, и ее размер, определяемый судом, по самой своей природе не может быть высчитанным, эквивалентным.

В ст. 1101 ГК РФ суду даны ориентиры для определения размера компенсации. Характер причиненных потерпевшему физических или нравственных страданий во многом зависит от тяжести посягательства, степени нарушения субъективных гражданских прав. Индивидуальные особенности потерпевшего, влияющие на оценку физических и нравственных страданий, могут выразиться в болезни, преклонном возрасте, специфике профессиональной или общественной деятельности, особенностях личной биографии. В то же время размер компенсации морального вреда нельзя автоматически ставить в зависимость от высокой должности потерпевшего. Важнейший критерий при определении размера компенсации — требования разумности и справедливости. Они включают в себя предусмотренный в ст. 1083 ГК РФ учет имущественного положения причинителя вреда и виновного поведения самого потерпевшего. Несомненно, что при серьезности нарушения и высокой степени вины причинителя вреда, размер компенсации должен быть для него чувствительным.

Также законодатель должен стремиться к максимальной ясности оценочных категорий, чтобы избежать их различного толкования в сходных ситуациях.

Анализируя материалы судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции, можно сделать вывод о том, что сотрудники полиции часто считают распространением порочащих сведений сообщение гражданином каких-либо фактов вышестоящему должностному лицу, повлекшему проведение служебной проверки.

Представляется, что нужно закрепить на законодательном уровне положение, согласно которому обращение гражданина вышестоящему должностному лицу не должно считаться посягательством на честь и достоинство сотрудника полиции.

В целях повышения эффективности защиты чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции от диффамации в средствах массовой информации, по мнению автора, правовым подразделениям правоохранительных органов следует разъяснять сотрудникам их право на защиту чести и достоинства в рамках гражданского судопроизводства, представлять интересы сотрудников органов внутренних дел при рассмотрении гражданских дел в судах.

В случае поступления подобной информации в отношении сотрудников полиции, необходимо незамедлительно проводить проверки. При неподтверждении изложенных фактов следует сразу же принимать меры по их опровержению, а в случае невозможности решения проблемы в досудебном порядке, обеспечивать защиту интересов сотрудников полиции в судах различных инстанций.

Таким образом, качественное правовое регулирование отношений, связанных с возмещением вреда, своевременное реформирование законодательства жизненно необходимо обществу.

Четкий, понятный и отлаженный механизм компенсации причиненного вреда является залогом стабильности гражданского оборота, защиты прав и свобод человека и гражданина, интересов государства и общества в целом.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/kategoriya-dostoinstva-v-otnosheniyah-sotrudnika-politsii-i-grajdanina/

1.Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года) // Российская газета. — 1993. — 25 декабря.

.Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS №005 (Рим, 4 ноября 1950 года) // Бюллетень международных договоров. — 2001. — №3.

.Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон №51-ФЗ от 30 ноября 1994 года // Российская газета. — 1994. — 8 декабря.

4.Семейный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон №223-ФЗ от 29 декабря 1995 года // Российская газета. — 1996. — 27 декабря.

.Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон №64-ФЗ от 24 мая 1996 года // Российская газета. — 1996. — 30 мая, 6, 7, 8 июня.

.Закон Российской Федерации №2124-1 от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации» // Российская газета. — 2007. — 28 ноября.

.Закон Российской Федерации №3-ФЗ «О полиции» от 07 февраля 2011 г. // Российская газета. — 2011. — 08 февраля.

.Международный пакт от 16 декабря 1966 г. «О гражданских и политических правах». Подписан со стороны СССР 18.03.1968 г. и ратифицирован 18.09.1973 г.

.О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года №3 // Российская газета. 2005. 15 марта.

.Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года №10 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. №3. С. 9.

.Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 2009. М.: Юридическая литература, 2010. С. 243.

.О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года №1 // Российская газета. — 2010. — 5 февраля.

.Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2002 г. (по гражданским делам), утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2003 года // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2003. — №7. — С. 51-90.

.Анисимов А.Л. Гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации по законодательству Российской Федерации: Учеб. Пособие для студ. Высш. Учебн. Заведений. М.: Изд-во «Владос-Пресс», 2001. С. 22.

.Батяев А.А. Возмещение морального вреда. — М.: «Новая правовая культура», 2006.

.Гражданское право России. Часть первая: Учебник / Под ред. З.И. Цыбуленко. М. Юрист, 2001. С. 127.

.Гражданское право: Учебник в 2 Т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. — М.: БЕК, 2003.

.Гражданское право: Учебник в 2 Т. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.: Проспект, 2002.

.Гражданское право: Учебник. Честь первая / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2009. С. 134.

.История государства и права: Учебник / Под ред. О.И. Чистякова. М.: БЕК, 2003. С. 233.

.Комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. — М.: «Новая правовая культура», 2007. — 917 с.

.Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. — М.: Юрайт, 2003. — 678 с.

.Ницше Фридрих. По ту сторону добра и зла: Сочинения. М.: Изд-во «ЭКСМО-Пресс»; Харьков: Изд-во «Фолио» 1988. С. 622.

.Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1988. С. 291, 339.

.Сальников В.П. Понятие и содержание правового института диффамации. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2011 г.

.Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. 2-е изд., испр. и доп. М., 2008. С. 175.

.Анисимов А.Л. Честь, достоинство и деловая репутация: гражданско-правовая защита. М. Юрист. 1994. С. 6.

.Беменкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. — М., 2005. — 202 с.

.Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. — М., 1976. — 314 с.

.Будякова Т. Индивидуальные особенности потерпевшего как критерий нравственных и физических страданий // Российская юстиция. — 2003. — №2. — С. 28-33.

.Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. — М., 2000. — 99-100 с.

.Власов А.А. Особенности судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации // Юрист 2006. №1. С. 54-55.

.Гаврилов Э. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. — 2000. — №6.

.Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. — М.: Статут, 2003. — 323 с.

.Донцов С.Е. Возмещение вреда по советскому законодательству. — М., 1980. — 99 с.

.Кашкарова И.Н., Макорта Г.А. Свободу слову! Меры по минимизации риска предъявления к СМИ исков о защите чести, достоинства, деловой репутации и их удовлетворения. Практические рекомендации и анализ судебной практики // Закон. — 2006. — №7. — С. 23-34.

.Малеина М.Н. Компенсация за неимущественный вред // Вестник Верховного Суда СССР. — 1991. — №5. — С. 27-39.

.Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развития // Закон. — 1995. — №10. — С. 102-105.

.Марченко С.В. Компенсация морального вреда в РФ // Адвокатская практика. — 2002. — №6. — С. 17-29.

.Нагаев В.В. Основы судебно-психологической экспертизы. — М., 2000. — 301 с.

.Пешкова О.А. Защита деловой репутации других нематериальных благ юридических лиц. Научные труды Российской академии юридических наук. Вып. 4. В 3-х т. Т. 1. М.: Издательская группа «Юрист», 2004. С. 94.

.Поляков С. Свобода мнения и защита чести // Российская юстиция. — 1997. — №4. — С. 48-56.

.Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел / Сборник статей. Вып. №8. С. 20.

.Усков В. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному // Российская юстиция. — 2000. — №12. — С. 61.

.Шиминова М.Я. Компенсация вреда гражданам. — М., 1979. — 67 с.

.Шичанин А.В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. — М., 1995. — 25 с.

.Эрделевский А. Моральный вред: соотношение с другими видами вреда // Российская юстиция. — 1998. — №6. — С. 22-29.