«Уголовно-правовая характеристика коммерческого подкупа» студентки 5 курса

Дипломная работа

Современный этап развития российского общества характеризуется глобальными экономическими, организационными и идеологическими изменениями, системным реформированием государственного и управленческого аппарата, коммерческих и иных организаций. В этом смысле приоритетными становятся вопросы уголовно-правовой борьбы с преступностью. Предупреждение и пресечение коррупционных правонарушений приобретает особую криминогенную остроту и политическое значение. Федеральный закон от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (в редакции от 28 ноября 2015 года) , определяя понятие «коррупция», наряду с дачей и получением взятки, называет коммерческий подкуп, относя рассматриваемый состав к коррупционным преступлениям.

Главной особенностью борьбы с коррупцией является комплексность, согласованность и целенаправленность применяемых мер, направленных, прежде всего, на устранение тех причин коррупции, которые порождаются несовершенством государственных и экономических механизмов.

Совершение данного преступления наносит ущерб авторитету коммерческих и иных организаций, препятствует осуществлению их деятельности. К тому же ст. 204 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 года (в редакции от 28 ноября 2015 года) 2 (далее УК РФ) содержит новую уголовно-правовую норму в системе уголовного законодательства, применение которой вызывает трудности при квалификации. Это связано со сложностью конструкции указанной статьи, посредством которой законодатель описывает анализируемый состав преступления, содержание квалификационных и, прежде всего, квалификационных характеристик.

Сложности инкриминирования могут возникнуть и в связи с тем, что термины, посредством которых законодатель описывает анализируемый состав Собрание законодательства Российской Федерации, 2008, № 52 (ч. 1), ст. 6228; Российская газета, 2015, 30 ноября. Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 25, ст. 2954; Российская газета, 2015, 30 ноября. преступления, имеют выраженный бланкетный характер, и содержание многих признаков состава преступления может быть установлено лишь путем обращения к положениям иных отраслей права.

Объектом исследования является совокупность регулируемых уголовным законодательством общественных отношений, возникающих в результате совершения общественно опасного деяния, состоящего из коммерческой коррупции.

Предметом исследования являются нормы уголовного законодательства России об ответственности за коммерческую коррупцию, а также материалы судебной и следственной практики.

8 стр., 3587 слов

Институт соучастия в преступлении в уголовном праве Российской Федерации

... совокупности предопределили актуальность и выбор темы курсовой работы по курсу «Уголовное право Российской Федерации». Цель курсовой работы - изучение института соучастия в преступлении в уголовном праве Российской Федерации. Вышеуказанная цель обусловила решение следующих ...

Целью работы является изучение особенностей уголовного законодательства о коммерческой коррупции и разработка предложений по совершенствованию действующего законодательства Российской Федерации в этой сфере.

1. Охарактеризовать объект преступления коммерческого подкупа;

2. Изучить объективную сторону коммерческого подкупа;

3. Раскрыть признаки субъекта преступления коммерческого подкупа;

4. Проанализировать субъективную сторону коммерческого подкупа;

5. Изучить квалифицирующие признаки коммерческого подкупа;

6. Отграничить коммерческий подкуп от смежных составов преступлений.

Исходя из поставленных в работе целей и задач, была определена следующая структура работы, которая включает введение, три главы, комбинацию из шести абзацев, заключение и список источников.

В первой главе анализируются объективные признаки коммерческой коррупции. Во второй главе анализируются субъективные признаки коммерческой коррупции. Третья глава посвящена анализу квалификационных характеристик коммерческой коррупции, а также разграничению коммерческой коррупции от связанных преступлений.

Нормативную базу исследования составили: Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (в редакции от 21 июля 2014 г.)3, УК РФ и другие.

Теоретическую основу исследования составили труды российских ученых-правоведов, таких как С.А. Балеев, В. Быков, Б.В. Волженкин, Н.А. Егорова, О.X. Качмазов, В.Н. Кудрявцев и другие.

Методологической основой исследования является диалектический метод научного познания, отражающий взаимосвязь теории и практики. Автор использовал формальный, системный и сравнительно-правовой методы исследования.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования предложений автора, направленных на совершенствование правовых норм в полиции, а также на уроках курса «Уголовное право». Российская газета, 1993, 25 декабря; 2014, 23 июля

ГЛАВА 1. ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ КОММЕРЧЕСКОГО ПОДКУПА

1.1. Объект коммерческого подкупа

Наряду с уголовной ответственностью должностных лиц за получение взятки или дачу взятки должностному лицу, что всегда признавалось коррупционным преступлением, уголовное законодательство России предусматривает уголовную ответственность за коммерческий подкуп лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации. Причиной введения уголовной ответственности за коммерческий подкуп явилось, как мы видим, осознание законодателем общественной опасности коммерческого подкупа как формы подкупа.

Термин «подкуп» происходит от глагола «подкупить», т.е. «склонить на свою сторону деньгами, подарками»4.

Коммерческий подкуп, как криминальное явление, представляет собой преступление, сопряженное с незаконной передачей лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, или получением соответствующим лицом денег, ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера за совершение определенных деяний.

В науке уголовного права России под объектом преступления принято понимать то, на что посягает лицо, совершившее общественно опасное деяние, и чему причиняется или может быть причинен вред в результате преступления 5.

8 стр., 3831 слов

Преступления коррупционной направленности: уголовно-правовой ...

3.3 Меры противодействия преступлениям коррупционной направленности Вопросы противодействия коррупции приобретают в современных условиях все большую значимость. Коррупция является опасным социально-негативным ... правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно ...

Правильное определение объекта преступления имеет исключительное теоретическое и практическое значение. Таким образом, обнаружение объекта позволяет определить сущность преступления, найти границы действия уголовно-правовых запретов, способствовать правильной квалификации деяний и Словаря современных терминов русского языка. / Под ред. Н.Н. Толкунова. — М., 1995, с. 345. См.: Наумов А. В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. — М., 1996, с. 156. также их отграничению от смежных составов. Объект преступления положен в основу построения системы Особенной части УК РФ.

Многие авторы6 подчеркивают принципиальную важность подобных представлений об объекте преступления, их важность для правильного понимания социальной сущности и социальной опасности любого криминального вторжения. Это тем более важно, что мы пытаемся иначе определить объект преступления.

В частности, Г.П. Под объектом преступления Новоселов понимает отдельное лицо или группу лиц, в отношении которых оно совершено7. Не вдаваясь в подробности того, насколько разумно видеть в человеке, как это часто утверждается, высшую ценность в контексте доктрины преступления, сама идея признания человека объектом преступления кажется внешне нежизнеспособной. Недостаток проявляется хотя бы в том, что становится невозможным различить отдельные преступления.

Объектом преступления не могут быть материальные предметы и тем более люди (потерпевшие), поскольку смешение данных понятий нивелирует их действительную сущность и значение.

В теории уголовного права широкое распространение получила трехступенчатая классификация объектов преступления (общий, родовой и непосредственный).

Эта классификация впервые была предложена в 1938 году В.Д. Меньшагиным3 и на протяжении многих лет не вызывала сомнений. Впервые она была подвергнута критике Б.С. Никифоровым, 8 а позже и некоторыми другими учеными. 9 См.: Пионтковский А. А. Уголовное право Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Часть Общая. — М., 1925, с. 129-130; Трайнин А. Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. — М., 1951, с. 176; Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960, с. 3-121; Глистин В.К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений. — Л., 1979, с. 3-18. Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. — М., 2001, с. 67. См.: Никифоров Б.С. Указ. соч, с. 108-112. См., напр.: Фролов Е. А. Спорные вопросы учения об объекте преступления // Сборник ученых трудов. Вып. 10. — Свердловск, 1969, с. 199; Федоров М.И. Понятие объекта преступления по советскому уголовному праву // Ученые записки Пермского университета. Т. 11. Вып. 4. Кн. 2. — Пермь, 1957, с. 190-191.

В литературе неоднократно предлагалось перейти к четырехступенчатой ​​классификации объектов преступления. 10 Вместе с тем трехступенчатая классификация объектов преступления соответствовала структуре прежних уголовных кодексов (УК РСФСР 1926 года и УК РСФСР 1960 года 11), Особенная часть которых делилась только на главы. «Трехстепенному делению — Особенная часть — глава Особенной части — состав преступления соответствует, и трехступенное деление объекта охраны: общий объектродовой объект-непосредственный объект».12 Однако принципиально новая структура УК РФ 1996 года с делением Особенной части не только на главы, но и на разделы (объединяющие отдельные главы) позволяет перейти к четырехступенчатой классификации, при которой выделяется так называемый видовой объект, соотносящийся с родовым как часть с целым или, иначе говоря, как вид с родом.13

16 стр., 7802 слов

Преступления против предпримательской деятельности

... деятельности предпринимателя без регистрации или с нарушением правил регистрации. Это преступное деяние наказывается в соответствии со статьей 171 Уголовного кодекса Российской Федерации. Уголовная ответственность ... Исходя из распространенной в теории основы подразделения преступлений в сфере экономической деятельности по непосредственному объекту посягательства данные деяния можно разделить на ...

Эту классификацию объектов преступления мы возьмем за основу для дальнейших исследований. Такая позиция обусловлена ​​тем, что четырехступенчатая классификация объекта преступления является наиболее оптимальной для структуры действующего уголовного права и соответствует современному отношению науки уголовного права в России к категоризации объекты преступной узурпации.

Таким образом, объект правонарушения делится на следующие типы: общий объект правонарушения, общий объект правонарушения, конкретный объект правонарушения и прямой объект правонарушения.

Отталкиваясь от выше рассмотренной классификации объекта преступления и структуры УК РФ родовой объект коммерческого подкупа можно определить как совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование экономики страны как См.: Фролов Е. А. Спорные вопросы учения об объекте преступления // Сборник ученых трудов. Выпуск 10. Свердловск, 1969, с. 203-204; Коржанский Н.И. Объект посягательства и квалификация преступлений, с. 26-28. Ведомости Верховного Совета Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, 1960, № 40, ст. 591. Курс советского уголовного права. Часть Общая. — Л., Т. 1. 1968, с. 290. См.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. / Под ред. Б.В. Здравомыслова. — М., 1996, с. 116122; Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. — М., 1996, с. 151-153; Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева, А.В. Наумова. — М., 2003, с. 114-117. целостного организма.14 Это определение вытекает из наименования раздела VIII УК РФ.

В науке уголовного права в России считается, что такое понимание родового объекта не соответствует реальному объему отношений, охраняемых нормами этого раздела. Это связано с тем, что преступления, предусмотренные главой 23 Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушают не только экономические отношения, но и другие отношения, не носящие экономического характера.15 Действительно, коммерческий подкуп может иметь место со стороны функционеров политических партий, профсоюзов, благотворительных фондов и иных организаций и быть никак не связанным с экономической деятельностью данных организаций (например, ради продвижения по службе).

16 Однако здесь следует заметить, что посягательство на интересы службы организаций, являющихся субъектами экономической деятельности, негативно сказывается на деятельности данных организаций независимо от того, имело ли посягательство экономический характер.

Таким образом, мы полагаем, что понятие родового объекта преступления обозначенное законодателем в названии указанного раздела вполне охватывает отношения, на которые посягает преступление, предусмотренное ст. 204 УК РФ. Несомненно, ущерб, нанесенный интересам организации, осуществляющей хозяйственную деятельность, отрицательно скажется на экономической деятельности этой организации, а это, в свою очередь, будет иметь пагубные последствия для существующей структуры экономики страны.

3 стр., 1402 слов

Договор поставки товаров и его роль в организации коммерческой деятельности

... предпринимательская деятельность связана с использованием договора. Договор так же находит широкое применение в отношениях между гражданами, поэтому рассмотрим выделенные в ГК положения о договоре. Договором признаётся ... три признака разграничения: стороны договора, цель приобретения товара(покупки) объект покупки. В главе 30 ГК РФ, которая регламентирует договор купли-продажи и его отдельные ...

Под конкретным объектом коммерческой коррупции принято понимать интересы службы в коммерческих и иных организациях, осуществляющих хозяйственную деятельность17. Кроме этой формулировки, под видовым объектом рассматриваемого преступления предлагается также понимать См.: Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева, А.В. Наумова. — М., 2003, с. 212-214. См., напр.: Уголовное право: Учебник / Под ред. Н. И. Ветрова и Ю. И. Ляпунова. — М., 1998, с. 371. См.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. — М., 2000, с. 284. См.: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против служебных интересов коммерческих и иных организаций. — Красноярск, 1998, с. 153. правильное осуществление полномочий лицами, не являющимися служащими государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений18.

Первое предложенное определение общего объекта коммерческой коррупции оставляет неясной степень взаимосвязи, пострадавшей от этого преступления. Проценты определяются как прибыль и доход от конкретного актива. В широком смысле интерес, возможно, понимать, как стремление к успеху. При этом следует обратить внимание на то, что добиться успеха можно как легальными, так и не законными способами, а сама выгода частной организации может противоречить интересам всего общества и государства. Исходя из этого, мы видим, что не все интересы частных организаций подлежат уголовной защите. Здесь также следует отметить, что в случае коммерческой коррупции вполне допустима ситуация, когда сама организация не пострадает и ее интересы не пострадают.

Исходя из этого, понятие интереса по отношению к рассматриваемому преступлению следует толковать более ограничительно. В ч. 1 ст. 53 Гражданского Кодекса Российской Федерации 19 закрепляется положение, по которому служебная деятельность в коммерческих и иных некоммерческих организациях осуществляется на основании законодательства РФ и учредительных документов самой организации. Поэтому преступление, предусмотренное в ст. 204 УК РФ, нарушает сложившийся порядок осуществления служебной деятельности в данной организации. Исходя из этого, под интересами службы в коммерческих и иных организациях следует понимать установленный регламентом порядок осуществления служебной деятельности в этих организациях.

Второе определение видов объектов основано именно на этой формулировке. Однако нам кажется, что акцентировать внимание на деятельности сотрудников не совсем правильно. Законодатель в самом

См., напр.: Уголовное право: Учебник / Под ред. Н. И. Ветрова и Ю. И. Ляпунова. — М., 1998, с. 371.

Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, № 32, ст. 3301; 2015, № 29 (ч. 1), ст. 4384. наименовании главы 23 УК РФ обозначил в качестве видового объекта весь комплекс отношений, регулирующих порядок осуществления служебной деятельности. Сама служебная деятельность осуществляется только через деятельность сотрудников и других служащих организации. Поэтому смещение фокуса объекта преступления с порядка служебной деятельности на деятельность самих сотрудников не совсем удачно.

14 стр., 6767 слов

Преступления в сфере экономической деятельности

... в результате совершения им преступления, либо использование указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности - наказываются штрафом в ... такового. Лжепредпринимательство Лжепредпринимательство - создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, ...

Исходя из вышеизложенного, конкретный объект коммерческой коррупции следует сформулировать как совокупность общественных отношений, регулирующих порядок осуществления служебной деятельности в коммерческих и иных организациях.

Непосредственный объект преступления, закрепленного в ст. 204 УК РФ, определяется как «урегулированные нормативно-правовыми актами общественные отношения между коммерческой или иной организацией, осуществляющей экономическую деятельность, и её служащим, наделенным этой организацией полномочиями в отношении с иными лицами принимать юридически и экономически значимые решения и осуществлять деятельность от имени организации и в интересах этой организации, когда такие решения и деятельность способны породить, изменить или прекратить правоотношения с иными субъектами, повлечь иные юридически значимые последствия для организации, а равно для других лиц».20 Фактически совокупность указанных правоотношений можно обозначить, как отношения, складывающиеся в сфере исполнения служащим своих функциональных обязанностей в коммерческой или иной организации.

Следовательно, конкретные и прямые объекты коммерческой коррупции совпадают.

Однако мы считаем, что необходимо прояснить непосредственный предмет коммерческой коррупции. Еще А.Н. Трайнин утверждал, что Макаров С.Д. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп: Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. Иркутск, 1999, с. 12. «непосредственный объект преступления всегда отражает сущность общественной опасности преступления».21

Суть общественной опасности коммерческой коррупции — незаконное вознаграждение. Незаконность вознаграждения работника коммерческой или иной организации отличается от незаконности вознаграждения должностного лица. Если должностное лицо вообще не имеет право иметь личную корыстную заинтересованность при исполнении своих функциональных обязанностей (исключая, разумеется, установленную заработную плату), то служащий коммерческой или иной организации вполне может иметь личный интерес в совершаемых сделках (например, получать определенную долю прибыли от сделки).

При этом указанный служащий в соответствии со ст. 53 ГК РФ должен руководствоваться в своей деятельности интересами организации, но никак не интересами личного обогащения. 22

Исходя из сказанного, следует утверждать, реализация личного интереса служащего возможна только при совпадении данных интересов с законными интересами организации, то есть материальное вознаграждение служащего устанавливается законодательством и учредительными документами организации, при этом иное вознаграждение рассматривается как незаконное.

Таким образом, непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ, следует сформулировать как совокупность общественных отношений, регулирующих порядок осуществления служебной деятельности в коммерческих и иных организациях, осуществляющих экономическую деятельность, связанных с получением вознаграждения за осуществление данной деятельности.

Как следует из положений ст. 204 УК РФ, предметом коммерческого подкупа выступает незаконное вознаграждение, передаваемое лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в Трайнин А. Н. Общее учение о составе преступления. — М., 1957, с. 117-119. См.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. — М., 2000, с. 302; Горелик А.С. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп // Юридический мир, 1999, № 1-2, с. 16. связи с занимаемым этим лицом служебным положением. Виды вознаграждения включают деньги, ценные бумаги, другое имущество, оказание риэлторских услуг, предоставление иных имущественных прав.

3 стр., 1326 слов

Государственная регистрация коммерческих организаций

... ставятся следующие задачи: исследовать становление института государственной регистрации коммерческих организаций в его историческом аспекте; исследовать правовую природу института государственной регистрации коммерческих организаций; изучить общий порядок государственной регистрации коммерческих организаций; проанализировать специальный порядок государственной регистрации кредитных организаций ...

Таким образом, законодатель вывел моральные выгоды за рамки вопроса о коммерческой коррупции.

Вопрос о минимальном размере незаконного вознаграждения всегда был связан с вопросом о переносе незаконного вознаграждения в криминальную теорию и судебную практику. По данному вопросу мы разделяем точку зрения Б.В. Волженкина: «…независимо от размера получения незаконного вознаграждения нужно расценивать его как преступное в следующих случаях: 1) если имело место вымогательство этого вознаграждения; 2) если вознаграждение (или соглашение о нем) имело характер подкупа, обусловливало соответствующее, в том числе правомерное, служебное поведение должностного лица; 3) если вознаграждение передавалось должностному лицу за незаконные действия (бездействие)»23.

Похожей позиции придерживаются и иные ученые, которые утверждают, что «поскольку уголовная ответственность по ст. 204 УК РФ может наступать только в случае подкупа, то и размер вознаграждения при этом не имеет значения. важно, чтобы перенесенное вознаграждение способствовало желаемому поведению менеджера. В то же время при ничтожно малом размере вознаграждения следует говорить о его незначительном влиянии на управленческие отношения, а значит, и на объект преступления, и о незначительности деяния24.

По мнению автора, необходимо рассмотреть вопрос о денежной оценке объекта коммерческой коррупции.

Однако, как в УК РСФСР 1960 г., так и в действующем УК РФ законодатель не предусмотрел минимальный размер предмета коммерческого подкупа. Полагаем, данная позиция законодателя вполне оправданна, так как Макаров С.Д. Разграничение составов коммерческого подкупа и иных преступлений, связанных с незаконным вознаграждением по Уголовному кодексу Российской Федерации // Адвокатская практика, 2000, № 1, с. 19. Волженкин Б.В. «Обычный подарок» или взятка? // Законность, 1997, № 4, с. 37. общественную опасность рассматриваемого преступления определяет не размер имущества, а нарушение порядка осуществления служебной деятельности. 25

Однако правоприменители обязаны в своей деятельности руководствоваться положениями уголовного закона о малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ), в том числе и применительно к стоимостному размеру имущества при коммерческом подкупе. И здесь возникает вопрос, какой размер собственности следует считать приемлемым для признания коммерческого подкупа незначительным деянием. Для ответа на данный вопрос необходимо обратиться к ст. 575 ГК РФ. В данной норме устанавливается размер допустимого подарка (так называемого обычного подарка).

Данный размер в настоящее время определяется законодателем в 3000 руб. Полагаем, что, исходя из этой нормы, и малозначительность предмета коммерческого подкупа следует определять в размере, определяемом ст. 575 ГК РФ.

Возможность использования данного критерия основана на том, что в гражданском законодательстве России разрешается делать обыкновенный подарок государственным служащим для выполнения ими своих служебных функций, а также в отношениях между коммерческими организациями. Это означает, что законодатель не рассматривает обычное пожертвование как явление, которое может нанести вред интересам государственной службы и службы в коммерческих или других организациях. Таким образом, размер обычного подарка, установленный Гражданским кодексом Российской Федерации, может быть использован для определения минимально допустимого размера объекта коммерческой коррупции.

4 стр., 1842 слов

Банкротство коммерческих организаций

... сущность банкротства коммерческой организации. Задачи: изучить банкротство коммерческих организаций: дать определение коммерческой организации по законодательству РК, раскрыть общие положения по банкротству юридических лиц, исследовать процедуры рассмотрения банкротства по законодательству РК. 1 БАНКРОТСТВО КОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ 1.1 Понятие коммерческой организации в ...

Однако применение данного положения на практике представляется невозможным из-за отсутствия в уголовном законодательстве критерия минимального размера взятки за коммерческую коррупцию. Отсутствие данного критерия нарушает принцип справедливости уголовного закона (ст. 6 УК РФ), См.: Кучерявый Н. П. Ответственность за взяточничество по советскому уголовному праву. — М., 1957, с. 113; Светлов А.Я. Теоретические проблемы уголовной ответственности за долговые правонарушения: Дисс…. докт. юрид. наук. — Киев, 1980, с. 137. так как фактически делается неприменимым положение о малозначительности деяния относительно исследуемого преступления. Поэтому представляется целесообразным дополнить уголовный закон указанием минимального размера объекта коммерческой коррупции.

При формулировании этой инструкции необходимо учитывать важный момент, а именно, что незначительность действия определяется его общественной опасностью, а точнее, его отсутствием.

Исходя из сказанного, полагаем целесообразным внести в примечание к ст. 204 УК РФ дополнительный пункт в следующей редакции: «Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой и третьей настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если размер полученного незаконного вознаграждения не превышает суммы в размере 3000 руб. и не причинен значимый вред интересам организации, в которой подкупаемое лицо осуществляло управленческие функции».

Таким образом, родовым объектом коммерческой коррупции является совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование экономики страны.

Видовой и непосредственный объект коммерческого подкупа совпадают.

Видовой объект и непосредственный объект коммерческого подкупа совокупность общественных отношений, регулирующих порядок осуществления служебной деятельности в коммерческих и иных организациях, осуществляющих экономическую деятельность, связанных с получением вознаграждения за осуществление данной деятельности.

Объектом коммерческого подкупа являются деньги, ценные бумаги, иное имущество, а также незаконное оказание риэлторских услуг. Под выгодами имущественного характера следует понимать занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами, которые должны получить денежную оценку в приговоре суда.

1.2. Объективная сторона коммерческого подкупа

При анализе ст. 204 «Коммерческий подкуп» УК РФ можно установить, что она фактически объединяет два состава преступления:

1) незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, оказание ему услуг имущественного характера, предоставление иных имущественных прав за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. В качестве квалифицирующих признаков данного преступления ч. 2 ст. 204 УК РФ предусмотрено совершение подкупа группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо за заведомо незаконные действия (бездействие);

10 стр., 4534 слов

Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях

... преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях. ... коммерческий подкуп преступление законодательство Злоупотребление полномочиями - одно из наиболее распространенных преступлений против интересов коммерческих и иных организаций. При этом многие организации ... управленческие функции в коммерческой или иной организации, причинило существенный вред интересам граждан, организаций, ...

2) незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера или другими имущественными правами за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. В качестве квалифицирующих признаков в ч. 4 ст. 204 УК РФ предусмотрены: совершение данного деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо сопряжено с вымогательством предмета подкупа, либо за незаконные действия (бездействие).

Исходя из общей теории уголовного права, объективную сторону любого преступления образуют признаки, характеризующие его с внешней стороны.

«Объективная сторона преступления есть процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны, с точки зрения последовательного развития тех событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата».26

Таким образом, объективная сторона преступления охватывает следующие признаки: деяние (действие или бездействие), преступные последствия и причинную связь между деянием и последствиями. Применительно к коммерческому подкупу, обязательным признакам объективной стороны является лишь общественно опасное деяние.

В связи с этим возникает необходимость выяснить специфику общественно опасного деяния исследуемого преступления, предлагаемую уголовным законом.

Объективная сторона преступлений, предусмотренных ст. 204 УК РФ, включает в себя передачу предмета коммерческого подкупа (ч. ч. 1, 2) и получение его (ч. ч. 3, 4).

В настоящий момент часть 1 ст. 204 УК РФ устанавливает ответственность за незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, предмета коммерческого подкупа за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. Очевидно, что данное деяние может быть совершено только в форме действия, заключающегося в любом вручении ценностей имущественного характера или любом безвозмездном удовлетворении потребностей лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Передача предмета подкупа может осуществляться в различных формах и разными способами. В научной литературе, касающейся ответственности за взяточничество, данные формы и способы описаны достаточно подробно. Они могут быть как открытыми, так и завуалированными (например, в виде проигрыша в карты, гонорара, зарплаты, якобы взаймы и т.д.).

Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. — М., 1960, с. 9.

Часть 3 ст. 204 УК РФ предусматривает уголовную ответственность лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, за незаконное получение им денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно за незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. Получением является принятие предмета подкупа, включая вещи и услуги имущественного характера, независимо от способа и момента такого принятия.

Действующее уголовное законодательство РФ предусматривает, что лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, совершает действие или бездействие, выражающееся в применении (уклонении от применения) возложенных на него обязанностей или предоставленных ему прав по управлению имуществом и (или) работой персонала, либо выходящее за круг его служебных обязанностей, но основанное на служебном авторитете, осведомленности и т.п., т.е. так или иначе связанное с занимаемым положением.

В научной литературе и на практике по-разному трактуется момент окончания коммерческого подкупа. Автор настоящей работы разделяет точку зрения, что коммерческий подкуп относится к так называемым формальным составам и что указание закона на причинение вреда имеет не материальноправовое, а уголовно-процессуальное значение27.

Однако данной позиции придерживаются не все ученые. По их мнению, «указание в примечании к ст. 201 УК РФ на причинение деянием вреда означает, что этот вред рассматривается законодателем как признак состава преступления. Следовательно, моментом окончания коммерческого подкупа может быть только факт причинения вреда либо самим получением служащим

Волженкин Б.В. Служебные преступления. — СПб., 2005, с. 303. незаконного вознаграждения, либо деянием, совершенным за указанное вознаграждение»28.

Объективной стороной коммерческого подкупа, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК РФ, является незаконная передача лицу, осуществляющему управленческие функции в коммерческой, общественной или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а также оказание ему услуг имущественного характера взамен выполнения подкупаемым в связи с занимаемым им служебным положением в указанных организациях определенных действий (бездействия) в пользу дающего. Исходя из данного определения объективной стороны состава преступления, закрепленного в ч. 1 ст. 204 УК РФ, следует вывод, что данный состав преступления является по своей конструкции формальным, так как законодатель не указал на наступление каких-либо последствий как обязательный признак.

Диспозиция рассматриваемой нормы, сформулирована законодателем в виде описания двух альтернативных действий: передачи имущества и оказания услуг имущественного характера.

Следует отметить, что автор настоящей работы придерживается мнения что при коммерческом подкупе оказание услуг может носить и неимущественный характер, при условии, что предмет подкупа представляет некую ценность в глазах того, кому он передается, и это может повлиять на его поведение. Как например, устройство близких должностного лица на престижную работу с высокой зарплатой.

Поэтому представляется целесообразным дополнить диспозицию ст. 204 УК РФ указанием на оказание или пользование услугами не только материального характера, но и нематериального.

Основываясь на этимологии слова «передача», под последней следует понимать вручение или отдание в обладание какого-либо предмета какому См., напр.: Яни П.С. Причинение вреда деянием // Российская юстиция, 1997, № 1, с. 49; Эксанова А.А. Подкуп как криминогенное преступление (понятие, виды, юридический анализ, квалификация): Дис. … канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 2001, с. 29. либо лицу29, то есть передача в контексте рассматриваемого преступления означает действия лица, направленные на переход имущества от этого лица к другому.

Оказание каких-либо услуг означает принесение пользы кому-либо. Однако здесь следует учесть то, что услугу возможно оказать только при наличии согласия лица принять данную услугу. Таким образом, самостоятельные действия лица, оказывающего услугу, ограничиваются созданием возможности получателю фактически использовать эту услугу.

В науке уголовного права принято полагать, что моментом окончания преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК РФ, является принятие хотя бы части предмета подкупа или начало пользования услугами. 30

Действия лица, предоставляющего предмет коммерческого подкупа вне зависимости от вида деяния, являются самостоятельными только до момента согласия получателя принять соответствующие выгоды. Поэтому для того, чтобы состоялся фактический переход имущества или произошло пользование услугами необходимо согласие получателя. Наличие согласия получателя указывает на обязательную договорную основу деяний подкупаемого и подкупающего и данный договор может быть реализован только при определенном волеизъявлении подкупаемого. Рассматриваемая нами норма именуется как подкуп, то есть склонение одним лицом другого к чему-либо.31 В этом случае цель возможно рассматривать как достигнутую, когда склоняемый согласиться с предложением склоняющего.

Согласие подкупаемого принять незаконное вознаграждение по свойствам объективной стороны коммерческого подкупа не может рассматриваться как момент окончания преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК РФ.

После получения согласия подкупаемого принять имущество или услуги подкупающий предоставляет подкупаемому данное имущество или услуги См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. — М., 1984, с. 432. См.: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против служебных интересов коммерческих и иных организаций. — Красноярск, 1998, с. 167-168. См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. — М., 1984, с. 463. имущественного или неимущественного характера. При этом фактическое пользование им предоставленными ему услугами зависит от сознания и воли самого управленца. В случае если замысел управленца получить незаконное вознаграждение не меняется, то, реализуя свои интеллектуально-волевые усилия, подкупаемый фактически обращает предоставленное ему имущество или пользуется услугами, то есть подкупаемый объективно совершает определенные деяния в отношении предмета подкупа.

Таким образом, уголовный закон не связывает момент окончания коммерческого подкупа с «техническим» принятием ценностей должностным лицом, позволяющим ему пользоваться или распоряжаться ими. «Принятие ценностей» в данном случае, следует понимать, как выражение согласия должностного лица на их принятие, которое может быть выражено словами, действиями (указал место, куда следует положить деньги, сообщил номер счета для перечисления денежных средств или назвал номер ячейки в камере хранения и т.п.).

Исходя из этого, если должностное лицо согласилось принять денежное вознаграждение при коммерческом подкупе и назвало владельцу денег место, куда его следует поместить (ящик стола, номер счета или номер ячейки в камере хранения и т.п.), а владелец денег их туда положил, то содеянное должностным лицом следует считать оконченным получением коммерческого подкупа уже с момента поступления денег в указанное место, вне зависимости от того, прикоснулось ли должностное лицо к ним «технически» (лично) или нет.

Так, например, Постановлением Ленинского районного суда г. Владивостока от 17 августа 2015 года уголовное дело в отношении ФИО1 возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, выразившихся в том, что в обвинительном заключении не установлено место окончания, а значит, с учетом требований ч. 2 ст. 32 УПК РФ, и место совершения инкриминируемого ему преступления, поскольку обвинительное заключение и постановление о предъявлении обвинения не содержат указания на адрес банка, в котором открыт и обслуживается счет ФИО1, на который были зачислены денежные средства, полученные им в качестве незаконного вознаграждения. Кроме того, из текста постановления о возбуждении уголовного дела, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительного заключения не усматривается какой именно организации коммерческой или иной, действиями ФИО1 причинен вред 32.

При этом, по мнению суда первой инстанции, указание органами предварительного расследования адреса банка, в котором открыт и обслуживается счет знакомого ФИО1 — ФИО6, на который представители …» по указанию ФИО1 перевели для него денежные средства за совершение им действий в интересах данной организации, является недостаточным для обвинения.

Но данный вывод суда является неверным, основанным на неправильном применении норм уголовного закона, по смыслу которого, преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 204 УК РФ, следует считать оконченным с момента поступления денег, являющихся предметом коммерческого подкупа, с согласия должностного лица на указанный им счет. При этом для наличия оконченного состава получения коммерческого подкупа не имеет значения, получило ли лицо, которому передан предмет коммерческого подкупа, реальную возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению.

В результате Постановление Ленинского районного суда г. Владивостока от 17 августа 2015 года, которым уголовное дело в отношении ФИО1 возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом было отменено.

Обязательным условием наступления уголовной ответственности за описанные нами деяния законодатель назвал незаконность передачи имущества и оказания услуг. Это один из наиболее сложных вопросов применительно к коммерческому подкупу. Дело в том, что для государственных и муниципальных служащих имеется прямой запрет, на получение ими какоголибо стороннего материального вознаграждения в связи с занимаемой

Апелляционное определение Приморского краевого суда по делу № 22-6031/2015 от 12 октября 2015 г. должностью или выполнением служебных обязанностей (исключение составляют обычные подарки в соответствии со ст. 575 ГК РФ).

Для лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, подобных нормативных актов общего характера не существует.

В юридической литературе при рассмотрении признака незаконности передачи и получения имущественного вознаграждения нередко ограничиваются указанием, что незаконным следует считать вознаграждение, если оно не было предусмотрено условиями трудового договора (контракта).

33 В данном случае мы согласны с высказанной в науке уголовного права позицией, в соответствии с которой незаконными следует считать такие действия или бездействие, которое прямо запрещены законодательством или учредительными документами, либо не вытекают в соответствии с законом из характера заключаемого соглашения, оказываемой услуги, либо иного вида правомерной деятельности лица, либо осуществляются тайно, либо под прикрытием совершения иных законных действий. 34 Совершенно очевидно, что передача денег или оказание услуг в рамках исполнения обязательств по договору не может рассматриваться как коммерческий подкуп (задаток, предоплата и т. п.).

В соответствии с диспозицией исследуемой нормы передача предмета коммерческого подкупа должна осуществляться за определенные действия или бездействие лица, наделенного управленческими полномочиями, в коммерческой или иной организации. Иначе говоря, его форма поведения в связи с подкупом может быть как активной, так и пассивной, как законной, так и незаконной. 35

Незаконную деятельность составляют те деяния, которые прямо запрещены либо недопустимы в рамках осуществления управленческой деятельности в коммерческой или иной организации. Таковыми следует См.: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупта Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против служебных интересов коммерческих и иных организаций. — Красноярск, 1998, с. 167-168. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. — М., 2000, с. 494. См.: Горелик А.С. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп // Юридический мир, 1999, №1-2, с. 16. признавать выдачу коммерческой тайны, предоставление кредита при отсутствии гарантии его возвращения, заключение заведомо невыгодного контракта и т.д.

Так, М. Был осужден за передачу предмета коммерческого подкупа К., который являлся заместителем директора коммерческого банка «Челбанк». М. будучи предпринимателем нуждался в кредите и имел намерение получить льготный кредит в «Челбанке». Для достижения поставленной цели им были переданы К. 25 тыс. долларов США, в связи с тем, что в служебные обязанности К. вменялось принятие решения о выделении кредитов, в том числе и льготных. 36

Итак, с объективной стороны коммерческий подкуп по ч. ч. 1 и 2 ст.204 УК РФ состоит в незаконной передаче лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно в незаконном оказании ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего, в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. Также объективная сторона коммерческого подкупа по ч. ч. 3 и 4 ст. 204 УК РФ выражается в незаконном получении денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно в незаконном пользовании услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. При этом получением является принятие денег, ценных бумаг, иного имущества или услуги имущественного характера, независимо от способа такого принятия.

Обязательным признаком является взаимосвязь между полученным лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, незаконным вознаграждением или предоставленной услугой имущественного характера и готовностью данного лица на совершение Решение Центрального районного суда г. Челябинска от 12 марта 2015 г. по делу 1-433/2015 // http://centr.chel.sudrf.ru/ действия либо несовершение действия (бездействия) с использованием своих служебных полномочий в интересах дающего.

ГЛАВА 2. СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ КОММЕРЧЕСКОГО

ПОДКУПА

2.1. Субъект коммерческого подкупа

Субъектом преступления в уголовном праве называется лицо, совершившее общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, и способное понести за него уголовную ответственность.

В соответствии со ст. 19 УК РФ уголовной ответственности подлежит только физическое лицо, то есть человек. Данное лицо должно также обладать обязательными признаками:

1) вменяемостью на момент совершения преступления,

2) достижением возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Совокупность этих признаков и образует понятие общего субъекта преступления.

В ст. 20 Уголовного закона установлено, что общий возраст уголовной ответственности, т. е. возраст, с которого лицо подлежит уголовной ответственности и наказанию, наступает с 16 лет. В ч. 2 этой же статьи содержится перечень преступлений, уголовная ответственность за которые наступает с 14 лет.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 204 УК РФ, в этот перечень не входит, поэтому уголовная ответственность за данное преступление наступает по достижении 16 лет.

Как было отмечено ранее фактически нормы данной статьи устанавливают ответственность за 2 различных состава преступления:

1) незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера, предоставление иных имущественных прав за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением (ч. ч. 1 и 2 ст. 204 УК РФ);

2) незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера или другими имущественными правами за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением (ч. ч. 3 и 4 ст. 204 УК РФ).

Таким образом, субъект передачи подкупа общий — вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. В тоже время им может быть и лицо, выполняющее управленческие обязанности в коммерческих или иных некоммерческих организациях, если при этом в действиях этого лица не содержится признаков состава иного преступления, то ответственность наступает только за передачу предмета коммерческого подкупа.

Так, например, Стенин И.Ю. находясь в служебном кабинете начальника <�данные изъяты> расположенном по адресу: <�адрес> <�адрес>, имея умысел на подкуп лица, выполняющего управленческие функции в данной коммерческой организации — ФИО11, являющейся в соответствии с трудовым договором № от ДД.ММ.ГГГГ и должностной инструкцией начальника <�данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ, начальником <�данные изъяты>, т.е. лицом постоянно выполняющим управленческие функции в указанной коммерческой организации, обратился к ней за вознаграждение оказать воздействие на эксперта лаборатории <�данные изъяты> с целью фальсификации последним заключения комплексной геологоминералогической, физико-химической судебной экспертизы по уголовному делу №, то есть для совершения ФИО11 действий в интересах Стенина И.Ю. в связи с занимаемым ею служебным положением 37.

Однако, довести до конца указанное преступление Стенин И.Ю. не смог Постановление Оймяконского районного суда Республики Саха (Якутия) по Делу № 1-8/2012 «Покушение на незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой организации денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением». // http://nera.jak.sudrf.ru/

по независящим от него обстоятельствам, так как его незаконные действия были пресечены сотрудниками.

Оймяконский районный суд Республики Саха (Якутия) квалифицировал действия Стенина И.Ю. по ч. 3 ст. 30 — ч. 1 ст. 204 УК РФ. в совершении покушения на коммерческий подкуп, а именно покушение на незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой организации денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением и назначил ему наказание в виде одного года лишения свободы.

Субъект преступления при получении предмета коммерческого подкупа специальный, и аналогичен субъекту преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ.

Лицо, не выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, при совершении коммерческого подкупа в виде незаконного получения его предмета не может быть признано его исполнителем. Такое лицо может выступать только в роли организатора, подстрекателя или пособника.

Специфика признаков специального субъекта выражается в том, что они выступают конструктивным признаком состава преступления, без которых данный состав отсутствует. Это означает, что помимо признаков общего субъекта должны присутствовать дополнительные, специальные признаки, которые для данного состава являются обязательными. Здесь следует заметить, что данные признаки характеризуют только исполнителя преступления.

Специальными признаками субъекта преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204 УК РФ, являются признаки лица, выполняющего управленческие обязанности в коммерческой или иной некоммерческой организации.

Примечание к ст. 201 подробно раскрывает признаки субъекта этого преступления: это лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Коммерческие организации создаются в форме хозяйственных обществ и товариществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий38.

Иные организации — это некоммерческие организации, охватываемые примеч. к ст. 201 УК: потребительские кооперативы, общественные и религиозные объединения, благотворительные фонды, ассоциации, союзы, товарные биржи и др. Исключение составляют государственные и муниципальные учреждения, которые также относятся к числу некоммерческих организаций, однако лица, выполняющие в них управленческие функции, несут ответственность за должностные преступления, предусмотренные гл. 30 УК (наряду с должностными лицами государственных органов и органов местного самоуправления).

К управленческим относятся административно-хозяйственные (по управлению имуществом) и организационно-распорядительные (по управлению людьми) функции.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 постановления от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» разъясняет содержание этих функций применительно к должностному взяточничеству: «Организационно-распорядительные функции включают в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий. К административнохозяйственным функциям могут быть, в частности, отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций… а также См.: Клепицкий И.А. Недвижимость как предмет хищения и вымогательства // Государство и право, 2000, № 12, с. 52. совершение иных действий: принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т.п.».

Работники коммерческих и иных организаций, исполняющие в них сугубо профессиональные или технические обязанности (напр., расчетчик в бухгалтерии, сторож, программист), не несут ответственность по ст. 201 и 204 УК.

Таким образом, субъектом рассматриваемого преступления может быть только сотрудник коммерческой или иной организации выполняющий управленческие функции.

Криминологически оценивая личность подкупаемого, следует указать на ряд особенностей, свойственных данной категории лиц.

Из результатов исследования проведенного А.Л. Степановым следует, что управленцы — относительно самостоятельны в выборе образа поведения, так как специфика их деятельности заставляет повседневно принимать массу решений в части функционирования и развития своих организаций. Поэтому, как правило, подкупаемыми являются мужчины (89,5 %) в возрасте от 30 до 35 лет (56,2 %), имеющие одно высшее (44,8%) и даже два высших (21,2 %) образования. Большинство из них (74,5 %) женаты, имеют детей. Вместе с тем, анализ уголовных дел показывает, что отдельная часть из управленцев (8,4 %) ранее судимы, 39 причем значительное большинство из этого числа (83,5 %) ранее судимы за преступления именно экономической направленности.

Решая вопрос об уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ст. 204 УК РФ, следует иметь в виду, что на основании примечаний 2 и 3 к ст. 201 УК РФ уголовное преследование за коммерческий подкуп, совершенный лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, может осуществляться лишь по заявлению Степанов А.Л. Злоупотребление полномочиями лицами, осуществляющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях: проблемы теории и законодательства. Автореф. дисс кад. юрид. наук. – М., 2006, с. 14. либо с согласия руководителя данной организации.

В тех же случаях, когда незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе получено самим руководителем такой коммерческой организации, то его уголовное преследование осуществляется по заявлению или с согласия органа управления организации, в компетенцию которого входит избрание или назначение этого руководителя, а также с согласия члена органа управления организации или лиц, имеющих право принимать решения, определяющие деятельность юридического лица.

Если же в результате коммерческого подкупа лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, вред причинен интересам иных организаций либо интересам граждан, общества или государства, то уголовное преследование осуществляется на общих основаниях.

При этом согласно примечанию 1 к ст. 201 УК выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации в статьях главы 23 УК РФ признается лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно — распорядительные или административно — хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением.

В юридической периодике встречается, более конкретное определение субъекта коммерческого подкупа. Так, И. Ландин и С. Гордейчик указывают: «Анализ ст. ст. 53 и 67 ГК РФ позволяет отнести к управленческому персоналу участников и представителей руководящих органов юридических лиц. Следовательно, они и могут быть признаны субъектом преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ»40.

Такая позиция вызывает возражения. Прежде всего, представляется Ландин И., Гордейчик С. Злоупотребление полномочиями: вопросы квалификации // Законность, 2009, № 5, с. 46. неправомерной апелляция авторов к ст. 67 ГК, которая определяет права и обязанности участников хозяйственного товарищества или общества. Это становится очевидным из названия главы 23 УК РФ — «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях», отражающего специфику правоохраняемого объекта.

В законе определение понятия службы в коммерческих и иных организациях отсутствует. Однако пробел этот легко восполнить, прибегнув к лингвистическому толкованию общепринятого термина «служба».

Под службой в коммерческих и иных организациях следует, на наш взгляд, понимать осуществляемую на постоянной основе возмездную профессиональную деятельность по обеспечению функционирования названных организаций в соответствии с задачами деятельности и законными интересами последних.

Служащим же коммерческой или некоммерческой организации следует считать физическое лицо, исполняющее в порядке и на основаниях, установленных законом, учредительными документами либо общим положением об организациях данного вида, локальными правовыми актами организации, а также трудовым либо иным договором (контрактом), обязанности по должности, занимаемой им в коммерческой организации независимо от формы собственности либо в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением, за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств организации или ее собственника. На всякого служащего с возможными изъятиями и ограничениями распространяется действие законодательства о труде.

Возвращаясь к критикуемой нами позиции, отметим, что в качестве участника хозяйственного товарищества или общества лицо не несет службу, а реализует свое право на предпринимательскую деятельность.

Отношения такого лица с обществом и другими его участниками сугубо гражданско — правовые, на них не распространяется действие законодательства Российской Федерации о труде. Извлекаемый таким лицом доход есть не денежное вознаграждение за профессиональную деятельность в интересах общества, а доля прибыли, право на которую ему дает имущественное участие в обществе.

Также в соответствии с примечанием к ст. 204 УК РФ лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо в отношении его имело место вымогательство, либо это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Таким образом, примечанием устанавливаются два основания освобождения от уголовной ответственности за передачу предмета подкупа:

1) вымогательство со стороны получателя имущества;

2) добровольное сообщение о подкупе в правоохранительные органы.

Вымогательство в смысле данного примечания будет иметь место, если лицом, получившим имущество, будет совершено преступление, предусмотренное п. «в» ч. 4 ст. 204 УК РФ, т.е. незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, если эти действия сопряжены с вымогательством.

Решая вопрос об освобождении от уголовной ответственности лица, сообщившего органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о незаконной передаче лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, следует иметь в виду, что сообщение (письменное или устное) должно признаваться добровольным независимо от мотивов, которыми руководствовался заявитель. Не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о коммерческом подкупе стало известно органам власти.

Освобождение лица, совершившего коммерческий подкуп, от уголовной ответственности по мотивам добровольного сообщения о совершении преступления не означает отсутствия в его действиях состава преступления. Поэтому оно не может признаваться потерпевшим и не вправе претендовать на возвращение ему ценностей, переданных в виде предмета коммерческого подкупа. Освобождение от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 204 УК РФ является обязательным и безусловным.

В то же время состав преступления, предусмотренный ч. ч. 1 и 2 ст. 204 УК РФ, будет отсутствовать, если лицо, в отношении которого были заявлены требования о коммерческом подкупе, до передачи ценностей добровольно заявило об этом органу, имеющему право возбуждать уголовное дело либо осуществлять оперативно-розыскную деятельность, и передача имущества, предоставление имущественных прав, оказание услуг имущественного характера производились под контролем с целью задержания с поличным лица, заявившего такие требования. В этих случаях деньги и другие ценности, переданные в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат возвращению их владельцу.

Следует отметить что многие ученые одобрительно относятся к тому, что вымогательство коммерческого подкупа является основанием освобождения от уголовной ответственности. Н.А. Егорова, например, пишет: «Освобождение от уголовной ответственности при вымогательстве объясняется тем, что лицо, передающее предмет подкупа находилось в определенной зависимости от должностного лица, и таким вот своеобразным способом защищало свои законные интересы»41.

Решая вопрос о дифференциации ответственности лиц виновных в активном коммерческом подкупе, законодатель, на наш взгляд, не учел сложного положения субъекта, который пытался совершить коммерческий Егорова Н.А. Уголовно-правовые формы борьбы с коррупцией в новых экономических условиях: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Саратов, 1996, с. 18-19. подкуп под влиянием обмана со стороны должностного лица (лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях) либо лица, которое он считал пособником последнего, имея целью предотвратить причинение вреда своим правам и законным интересам либо восстановить нарушенные права и интересы.

Привлечение должностных лиц или их «мнимых» посредников в подобных ситуациях за мошенничество в принципе не исключает привлечения жертв обмана к уголовной ответственности за покушение на дачу взятки либо на коммерческий подкуп 42.

Между тем по уровню общественной опасности действия лиц, передавших предмет коммерческого подкупа в подобных условиях сравнимы вымогательством. Логично было бы вопрос об объеме ответственности виновных в пассивном коммерческом подкупе решить идентично для обеих ситуаций.

В юридической литературе по этому поводу уже высказывались некоторые соображения. Так, С.Д. Макаров пишет: «В целях дальнейшей дифференциации уголовной ответственности … необходимо предусмотреть возможность освобождения от уголовной ответственности лица, которое путем обмана и преступным способом было вовлечено в совершение коммерческого подкупа, что, безусловно, будет способствовать изобличению мошенников, действующих от имени управленческого персонала»43.

Предложение С.Д. Макарова представляется заслуживающим внимания, но должно быть принято безоговорочно.

Во-первых, покушение на коммерческий подкуп, даже совершенное под влиянием обмана, неприемлимо в большинстве случаев и требует по крайней мере хотя бы осуждения со стороны государства.

Во-вторых, факт мошенничества вовсе не всегда должен уменьшать объем ответственности действовавшего под его влиянием лица, передающего См.: Яни П.С. Вред как элемент коммерческого подкупа // Российская юстиция, 2001, № 4, с. 37-38. Макаров С.Д. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Иркутск, 1999, с. 24. предмет коммерческого подкупа, а лишь тогда, когда у потерпевшего от мошеннических действий под влиянием обмана возникло заблуждение, что в отношении него имеет место вымогательство коммерческого подкупа. Именно для такой ситуации следует предусмотреть в законе основание освобождения от наказания.

В связи с чем автор предлагает изложить примечание к ст. 204 УК РФ в следующей редакции: «Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство либо мошенничество, а также если это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело».

Итак, в рассматриваемом преступлении может быть два различных субъекта общий и специальный.

Субъект передачи коммерческого подкупа общий – вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Субъект получения незаконного имущественного вознаграждения специальный, им может быть только лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, обладающее признаками, предусмотренными в примечании 1 к ст, 201 УК РФ.

Согласно данному примечанию, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

2.2. Субъективная сторона коммерческого подкупа

Исследование содержания субъективной стороны имеет важное теоретическое и практическое значение. Как составная часть основания уголовной ответственности составляющие ее признаки отграничивают преступное поведение от непреступного.

Субъективная сторона преступления влияет также на установление степени общественной опасности деяния и, как следствие, на индивидуализацию наказания. Ее значение состоит также в том, что она позволяет отграничить друг от друга составы преступлений, сходные по другим признакам.

Термин «субъективная сторона» в уголовном законодательстве не употребляется. Однако законодатель раскрывает его, используя такие понятия, как «вина», «мотив», «цель», характеризующие психическую сущность поведения субъекта с разных сторон.

Вина является обязательным свойством любого преступления в том числе и коммерческого подкупа. Она отражает психическое отношение виновного к совершаемому им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и наступившим в результате этого общественно опасным последствиям. Она может быть умышленной и неосторожной.

Состав передачи денег либо других имущественных ценностей при коммерческом подкупе не содержит в диспозиции указаний на форму вины, но, исходя из анализа объективной стороны, из описания преступного деяния в уголовном законе можно с уверенностью сказать, что данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом.

Так, например, к Муратову А.С., выполняющему управленческие функции в коммерческой организации, находящемуся в своем рабочем кабинете обратился Ф.И.О который постановлением мирового судьи судебного участка № по Бугульминскому судебному району Республики Татарстан был подвергнут административному наказанию в виде обязательных работ сроком на 30 часов. Муратов А.С., действуя умышленно, из корыстных побуждений, используя свое служебное положение в коммерческой организации, с целью получения личной выгоды за действия в интересах Ф.И.О, потребовал от последнего деньги в сумме 6000 рублей за оформление фиктивных документов табелей учета рабочего времени с проставлением в них дат, печати и подписи, согласно которых Ф.И.О отработал 30 часов, без фактической их отработки, то есть без исполнения назначенного судом наказания.

С целью реализации своего умысла на получение денег за незаконные действия Муратов А.С., дал устное указание делопроизводителю неосведомленной о его намерениях внести ложные сведения в табеля учета рабочего времени об отбывании Ф.И.О обязательных работ и проставлении на них факсимиле директора. и печати. Данные документы Муратов А.С. передал ФИО незаконно получив от последнего в качестве коммерческого подкупа деньги в сумме 6000 рублей44.

Изданного примера следует что Муратов А.С имел умысел, направленный на незаконное получение денег за совершение в интересах ФИО незаконных действий.

Исходя из сказанного, субъект рассматриваемого преступления должен ясно представлять себе, что оказываемые им услуги лицу, осуществляющему управленческие полномочия носят заведомо незаконный характер, то есть оказание данных услуг не предусматривается ни законодательством, ни учредительными документами организации, где работает управленец, ни какими-либо легальными договорными обязательствами. При этом заведомость означает полную уверенность подкупающего в незаконности своих действий 45.

Кроме того, субъект должен осознавать и все иные признаки объективной стороны.

Так, например, Беспалов Д.А. со своей банковской пластиковой карты ОАО «Сбербанк» перевел на счет в Сберегательном банке Российской Приговор Бугульминского городского суда Республики Татарстан по делу №1-290/2015 от 8 октября 2015 г. «О признании виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 4. ст. 204 Уголовного кодекса Российской Федерации» // http://bugulminsky.tat.sudrf.ru/ См.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. – М., 2000, с. 311. Федерации, принадлежащий А., денежные средства в сумме <�данные изъяты> в качестве оплаты за совершение заведомо незаконных действий в интересах Беспалова Д.А., то есть за незаконное разрешение въезда на территорию разреза «Нерюнгринский» ОАО ХК «Якутуголь» автомобиля марки <�данные изъяты>, и незаконного вывоза на указанном автомобиле, с данной территории похищаемого дизельного топлива 46.

Таким образом, Беспалов Д.А. был обвинен в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. 204 УК РФ коммерческий подкуп, т.е. незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой организации, денег за совершение заведомо незаконных действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Но в результате активного способствования раскрытию и расследованию преступления, а так же деятельного раскания выразившего в возмещении ущерба ОАО ХК «Якутуголь» уголовное преследование было прекращено.

Помимо вины в субъективную сторону преступления в качестве факультативных признаков входят мотив совершения преступления и цель совершения преступления.

Мотив представляет собой внутреннее побуждение, вызывающее решимость совершить преступление. Цель преступления — это представление о желаемом результате, к достижению которого стремится лицо, совершающее преступление.

Мотив и цель являются факультативными элементами состава преступления.

Мотивы и цели коммерческого подкупа в рассматриваемом составе преступления могут быть различными и на квалификацию преступления не влияют. В качестве таковых могут выступать и корыстные побуждения, и побуждения личного характера, желание обойти закон, освободиться от Приговор Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) по делу 1-200/2014 «В отношении Б.Д.А., признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 204 Уголовного кодекса Российской Федерации» // http://nerungry.jak.sudrf.ru/ ответственности и т. д.

Мотивация поведения подкупающих обуславливается рядом особенностей.

Во-первых, практически все подкупающие ниже подкупаемых по экономическому и финансовому положению. Таким образом, в целях развития своих фирм, подкупающие вынуждены предоставлять деньги, имущество, блага имущественного или неимущественного характера в надежде на “выживание” в сложных коммерческо-посреднических отношениях.

Во-вторых, лица мужского пола, как руководители более мелких фирм, склонны решать свои организационные, правовые, хозяйственные проблемы путем подкупа чаще, нежели с помощью компромисса без привлечения материального стимулирования подкупаемого. Женщинам же, как руководителям, более свойственно поведение, которое либо связано с нахождением взаимовыгодных путей развития, либо с предоставлением благ неимущественного характера (чаще всего сексуального), причем для них неважно будет ли это сама руководитель, сотрудница фирмы или какое-то третье лицо.

И, в-третьих, в части мотивации подкупа обычно выступают такие факторы как стремление следовать общепринятым традициям, которые складываются в среде коммерсантов — на это указало 62,5 % респондентов от общего числа ответов опрошенных.

При рассмотрении вопросов, связанных с определением субъективной стороны коммерческого подкупа, следует учесть, что сама передача имущества или оказание услуг имущественного характера могут носить как разовый, так и неоднократный характер. 47 Здесь важнейшим вопросом квалификации является установление факта, является ли коммерческий подкуп единым сложным преступлением или это несколько разных составов преступлений. Решение этого вопроса зависит от установления того, охватывалось ли умыслом См.: Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: Комментарий законодательства и справочные материалы / Авт.-сост. В. С. Буров. – Ростов-на-Дону, 1997, с. 160-161. субъекта передача взятки в несколько этапов или на каждый новый эпизод возникал вновь умысел. Если умысел был единый, то данное преступление следует рассматривать либо как длящееся.48

Вместе с тем, представляется целесообразным заключение к которому пришел в результате своего исследования О.X. Качмазов 49 в соответствии с которым «В случае, когда субъект исследуемого преступления обратился к лицу, осуществляющему управленческие полномочия, с предложением о подкупе, при этом объективно не создав возможности управленцу воспользоваться выгодами имущественного характера, то при отказе от взятки данные действия следует рассматривать как обнаружение умысла на коммерческий подкуп». Этот вывод основывается на том, что лицо только продемонстрировало желание осуществить коммерческий подкуп, при этом ничего не сделало для реализации этого намерения. Исходя из сказанного в этой ситуации состав коммерческого подкупа отсутствует, так как обнаружение преступного умысла не рассматривается уголовным законодательством как преступление. Обнаружением умысла является и обещание дать взятку. В отдельных случаях, если взятка обещается управленцу за совершение преступных действий, это может рассматриваться как подстрекательство к совершению преступления.

По субъективной стороне состав получения предмета при коммерческом подкупе характеризуется прямым умыслом.

Так, например, к Самохину А.С. обратился О, который зная о том, что Самохин является директором в ходе разговора лично поинтересовался у него возможностью внести в трудовую книжку запись о трудовом стаже О на должность в организации где директором являлся Самохин.

Далее у Самохина А.С., являющегося лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, и знавшего о том, что О, работником данной организации не являлся возник умысел, направленный См.: Яни П.С. Экономические и служебные преступления. – М., 1997, с. 121. См.: Качмазов О.X. Ответственность за взяточничество по Российскому уголовному праву. – Владикавказ, 2000, с. 112. на совершение коммерческого подкупа, то есть на незаконное получение денег за совершение действий в интересах О. По ранее достигнутой договоренности с О, Самохин А.С., собственноручно заполнил ранее полученную им трудовую книжку №, то есть внес ложные сведения о том, что О, работал в их организации после чего заверил данные записи оттиском печати.

Завершая реализацию своего умысла Самохин незаконно получил от О, денежные средства в качестве незаконного вознаграждения в размере 5 000 рублей в виде коммерческого подкупа и передал О, заполненную на имя последнего трудовую книжку50.

В рассматриваемом составе интеллектуальный момент умысла включает в себя осознание виновным того, что он получает незаконную имущественную выгоду за совершение действия (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц либо оказывает им покровительство или попустительство по службе с использованием при этом своего служебного положения. 51

Анализ интеллектуального момента в умысле получателя позволяет говорить о том, что в его сознании должны отражаться все объективные признаки получения предмета коммерческого подкупа. Субъект должен осознавать, что получаемое им вознаграждение является незаконным, что в связи с этим он должен совершить определенные деяния в пользу взяткодателя. Всё это в целом означает полное понимание виновным того, что его действия находятся в противоречии с интересами службы в организации, где он осуществляет свою деятельность.

Волевой момент умысла в исследуемом составе преступления выражается в желании незаконно получить выгоды имущественного характера. Кроме этого волевой момент умысла характеризуется готовностью получателя взятки выполнить соглашение, по которому в пользу подкупающего должны Приговор Белинского районного суда Пензенской области по делу № 1-43/2015 от 9 сентября 2015 г. «Признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204 Уголовного кодекса Российской Федерации» // http://belinsky.pnz.sudrf.ru/ См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – М., 2000, с. 493-494. совершены определенные действия или бездействие. 52

При анализе содержания вины в получении предмета коммерческого подкупа следует учитывать то, что умысел субъекта должен определяться через осознание противоправности содеянного со стороны самого получателя, а не со стороны дающего.

Кроме того, необходимо доказывать конкретный мотив каждого из участников преступной сделки, так как без этого крайне затруднительна индивидуализация ответственности и наказания.

Итак, субъективная сторона незаконной передачи предмета подкупа характеризуется виной в виде прямого умысла, т.е. лицо осознает, что передает незаконное вознаграждение за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым управляющим служебным положением, и желает совершить передачу. Субъективная сторона составов преступления, предусмотренного ч. ч. 3 и 4 ст.204 УК РФ, также характеризуется прямым умыслом, т.е виновный осознает, что незаконно получает деньги, ценные бумаги или иное имущество либо незаконно получает услугу имущественного характера за совершение или воздержаться от каких-либо действий в интересах дающего с использованием служебного положения, и желает получить имущество либо услугу имущественного характера. См.: Максимов С.В. Уголовная ответственность за злоупотребление полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, и коммерческий подкуп // Уголовное право, 1999, № 1, с. 14-15.

ГЛАВА 3. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ КОММЕРЧЕСКОГО

ПОДКУПА, И ЕГО ОТГРАНИЧЕНИЕ ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ

3.1. Квалифицирующие признаки коммерческого подкупа

Квалифицирующие признаки состава преступления являются важным средством дифференциации ответственности в уголовном праве. Они определяются как указанные в законе характерные для части преступлений соответствующего вида существенные обстоятельства, отражающие типовую значительно измененную в сравнении с основным составом преступления степень общественной опасности содеянного и личности виновного и влияющие на законодательную оценку (квалификацию) содеянного и меру ответственности.1

В уголовном законе указаны квалифицирующие признаки, повышающие общественную опасность передачи и получения предмета коммерческого подкупа. Общим для них являются два квалифицирующих признака совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и совершение преступления организованной группой лиц. Наряду с ними в число квалифицирующих признаков получения взятки при коммерческом подкупе входит признак сопряженности с вымогательством.

В ч. 2 и 4 ст. 204 УК РФ содержится указание на совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ под данной формой соучастия понимается совершение преступления лицами, заранее договорившимися о совершении этого преступления. При данной форме соучастия сговор происходит до начала выполнения действий, составляющих объективную сторону преступления. В результате сговора соучастникам становятся известны не только общие сведения о готовящемся преступлении, но и о конкретных деталях будущих преступных действий. Сам по себе сговор может быть проведён в любой форме (устно, письменно или иначе).

53

В ходе сговора уясняется объект и предмет посягательства, способ действий и иное, необходимое для того, чтобы довести преступление до окончания. Важнейшей характеристикой данной формы соучастия является то, что соучастники знают о временном характере их объединения. Сговор о совместных действиях по времени действия распространяется на совершение конкретно оговорённого количества преступных действий. После выполнения всех намеченных действий преступное объединение распадается либо перерастает в иную форму соучастия с более высокой степенью организации.

В ч. 2 и 4 ст. 204 УК РФ говорится не о любом соучастии по предварительному сговору, а о совершении преступления группой лиц по предварительному сговору. В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ совершение преступления группой лиц по предварительному сговору указывает на наличие в действиях соучастников соисполнительства. Это означает, что каждый член группы участвует в выполнении объективной стороны коммерческого подкупа.54 В этом случае действия каждого участника группы квалифицируются по ч. 2 или по ч. 4 ст. 204 УК РФ и дополнительной ссылки на Общую часть УК РФ не требуется. Наличие иных соучастников (организатора, подстрекателя, пособника) не охватывается понятием «группа лиц по предварительному сговору» и содеянное должно квалифицироваться со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Здесь следует учесть, что предварительный сговор будет только тогда, когда он состоялся до начала реализации объективной стороны состава преступления. При этом для квалификации не имеет значения, было ли сделано предложение управленцу о коммерческом подкупе кем-либо из участников группы по собственной инициативе еще до сговора об образовании данной группы или нет. См.: Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. – Киев, 1969, с. 110-115; Уголовное право: Общая часть. Курс лекций. Лекция 10: Соучастие в преступлении / Под ред. А.Н. Игнатова. – М., 1996, с. 112-114. См.: Ковалев М.И. Соучастие в преступлении: Монография. – Екатеринбург, 1999, с. 97-98.

Принципиально важным моментом является лишь то, что группа должна образовываться до факта передачи предмета коммерческого подкупа.55

Субъектом получения предмета коммерческого подкупа является лицо, наделенное управленческими полномочиями в коммерческой или иной некоммерческой организации. В связи с этим участниками группы лиц по предварительному сговору при выполнении состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 204 УК РФ, могут быть только лица занимающие руководящие должности. Если же какое-либо частное лицо, действуя в сговоре с управленцем, получает для них двоих предмет подкупа, действия этого лица следует квалифицировать по ст. 33 и, при отсутствии других отягчающих обстоятельств, по ч. 3 ст. 204 УК РФ, а действия лица, выполняющего управленческие функции, — по ч. 3 ст. 204 УК РФ.

Для признания сговора предварительным не имеет значения, вошли ли управленцы в сговор еще до обращения к ним конкретного взяткодателя или после такого обращения к одному из них. Принципиально важным моментом является лишь то, что группа должна образовываться до факта получения предмета коммерческого подкупа одним из подкупаемых. 56

В случае, когда лицо, выполняющее управленческие обязанности, получившее взятку, понимает, что само не может удовлетворить интересы подкупающего и по собственной инициативе передает часть полученного предмета коммерческого подкупа другому управленцу, предварительного сговора с которым не было, то оно несет уголовную ответственность за получение предмета подкупа (ч. 3 ст. 204 УК РФ) и передачу предмета подкупа (ч. 1 ст. 204 УК РФ).

Второе должностное лицо в этом случае виновно в получении предмета при коммерческом подкупе (ч. 1 ст. 204 УК РФ).

57

Все указанные ранее положения относительно совершения коммерческого подкупа группой лиц по предварительному сговору нашли свое См., напр.: Волженкин Б. В. Служебные преступления. – М., 2000, с. 310-311; Яни П.С. Экономические и служебные преступления. – М., 1997, с. 121. См.: Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: Комментарий законодательства и справочные материалы / Авт.-сост. В.С. Буров. – Ростов-на-Дону, с. 161. См.: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против служебных интересов коммерческих и иных организаций. – Красноярск, с. 168. отражение в постановлении от 09.07.2013 N 24 (ред. от 03.12.2013) «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях».

Некоторую сложность представляет вопрос о содержании действий каждого из должностных лиц, получающих предмет коммерческого подкупа по предварительному сговору.

В науке уголовного права России сложились две точки зрения относительно участия каждого из членов группы в исполнении объективной стороны получения взятки. Первая концепция исходит из того, что на наличие в действиях виновных лиц данного квалифицирующего признака не влияет, кто из них должен был совершить действия в интересах взяткодателя, какую долю каждый из них получил, а равно и их служебное положение. 58

Вторая заключается в том, что все подкупаемые являются соисполнителями данного преступления, то есть получают хотя бы часть незаконного вознаграждения и совершают конкретные действия в интересах подкупающего с использованием своего служебного положения.

Автор настоящей работы поддерживает вторую точку зрения. Исходя из общего учения соучастии все соисполнители должны принимать непосредственное участие в выполнении объективной стороны преступления.

Таким образом, каждый из участвующих в сговоре лиц, выполняющих управленческие функции должен совершить конкретные действия с использованием своего служебного положения в пользу подкупающего. Необходимо также, чтобы каждый из участников преступной группы получил определенную часть незаконного вознаграждения. Это прямо вытекает из уголовного закона, где говорится о получении выгод группой лиц, а не о сговоре. Поэтому, если сговор на получение предмета подкупа имел место между несколькими управленцами, а указанный предмет получен одним, то в их действиях будет состав оконченного преступления, — получения предмета См., напр.: Ляпунов Ю.И. Ответственность за новые квалифицированные виды получения взятки // Социалистическая законность, 1987, № 2, с. 33; Коржанский Н.И. Квалификация следователем должностных преступлении. – Волгоград, 1986, с. 44; Волженкин Б.В. Служебные преступления. – М., 2000, с. 309-310. коммерческого подкупа группой лиц по предварительному сговору, — лишь в случае, когда это лицо передаст хотя бы часть вознаграждения другим лицам. В противном случае действия лиц, участвующих в сговоре, но не получивших определенных выгод, могут образовать лишь соучастие в получении взятки при коммерческом подкупе. Учитывая это, для наличия рассматриваемого признака необходимо, на наш взгляд, получение каждым из лиц, выполняющих управленческие полномочия, участвующих в сговоре, части вознаграждения.

Таким образом можно сделать вывод, что для наличия признака группы лиц по предварительному сговору необходимы в совокупности следующие условия: 1) соглашение о получении незаконного вознаграждения должно состояться между двумя или более лицами, выполняющими управленческие полномочия; 2) это соглашение должно предшествовать фактическому получению предмета коммерческого подкупа; 3) каждое из участвующих в сговоре лиц должно совершить конкретные действия с использованием служебного положения в пользу подкупающего; 4) каждый из управленцев должен получить хотя бы часть выгод.

В ч. 2 и 4 ст. 204 УК РФ содержится указание на совершение преступления организованной группой лиц. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ организованной группой является устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа, обладая всеми признаками группы лиц по предварительному сговору, имеет, в то же время только ей присущие признаки. К таким признакам следует отнести устойчивость и разделение ролей.59

Под устойчивостью следует понимать наличие постоянных связей между членами группы и специфических методов деятельности по подготовке или совершению одного или нескольких преступлений. Устойчивость выражается и в продолжительности существования группы и решимости совершать многие преступления. По временному периоду существование группы не ограничивается выполнением того, что было запланировано. В силу

См.: Ковалев М. И. Соучастие в преступлении. – Екатеринбург, 1999, с, 196. устойчивости связей между членами группы данное преступное объединение может планировать, подготавливать и совершать новые преступления. 60

Говоря об устойчивости, следует учесть, что в ч. 3 ст. 35 УК РФ предусматривается создание устойчивой преступной группы, созданной для совершения только одного преступления. Однако в науке отечественного уголовного права существует мнение о том, что признак устойчивости не может быть установлен в группе, созданной для совершения только одного преступления. 61 Думается, что содержание указанной нормы уголовного закона не дает оснований для такого вывода. Важным в данном случае является не количественный признак, а совокупность признаков устойчивости и сорганизованности62. На этом основании признак организованной преступной группы должен распространяться и на случаи однократного совершения коммерческого подкупа (например, продолжаемого или длящегося коммерческого подкупа).

Другим важным признаком организованной группы является разделение ролей. Разделение ролей предполагает наличие в составе организованной группы организатора, подстрекателя или пособника. Согласно ч. 5 ст. 35 УК РФ эти лица являются такими же участниками группы, как и соисполнители. Такая позиция законодателя объясняется тем, что организованная группа в силу высокой степени организованности может нуждаться в членах, которые должны выполнять не только функции исполнителя.63

Кроме того, что устойчивость — это обязательный признак организованной группы, а разделение ролей — факультативный. Соучастие в форме организованной группы может быть и в виде простого соисполнительства.

В случае совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК См.: Там же, с, 196. См., напр.: Балеев С.А. Ответственность за организованную преступную деятельность по российскому уголовному праву: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. – Казань, 2000, с. 13; Быков В. Признаки организованной преступной группы // Законность, 1998, № 9, с. 5. См.: СавельевД. В. Преступная группа: вопросы уголовно-правовой интерпретации и ответственности. Екатеринбург, 2002, с. 46. См.: Там же, с. 48. РФ, организованной группой лиц требуется установить только соответствие данной группы общим признакам организованной группы. В остальном квалификация осуществляется по тем же правилам, что и при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору.

Членство лица в организованной преступной группе следует устанавливать с момента, когда данное лицо участвовало в разработке плана совершения преступления или было осведомлено о нем и своими действиями активно способствовало его выполнению.64

Организованная группа лиц в преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 204 УК РФ, по характеристики членов группы отличается от аналогичного признака, предусмотренного в ч. 2 ст. 204 УК РФ. Это связано с тем, что исполнителем получения предмета коммерческого подкупа может быть только управленец, то есть в данном преступлении субъект специальный. Поэтому в соответствии с положениями ч. 4 ст. 34 УК РФ ответственность лиц, не являющихся специальными субъектами может наступать только при выполнении ими функций организатора, подстрекателя или пособника. Это означает, что в качестве исполнителей (соисполнителей) общие субъекты в составах со специальным субъектом рассматриваться не могут. Однако общепринято, что все члены организованной группы лиц вне зависимости от выполняемых функций рассматриваются как соисполнители. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 09.07.2013 № 24 (ред. от 03.12.2013) «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» указал на допустимость в составе организованной группы лиц не являющихся специальными субъектами. При этом квалификацию действий участников группы следует производить с учетом положений ч. 4 ст. 34 УК РФ. Исходя из сказанного, полагаем, что действия организатора, подстрекателя и пособника при коммерческом подкупе как участников организованной группы следует квалифицировать путем ссылки на п. “а” ч. 4 ст. 204 УК РФ (совершение данного преступления организованной

См.: Коновалов В. Что такое организованная преступная группа // Законность, 1993, № 8, с. 26. группой лиц) и соответствующую часть ст. 33 УК РФ.

Законодатель оба рассмотренных квалифицирующих признака закрепил в одной части (ч. 2 и ч. 4 ст. 204 УК РФ) и соответственно у них единая санкция. В теории уголовного права России организованная группа лиц всегда рассматривается как более опасное преступное объединение, чем группа лиц по предварительному сговору. 65 Поэтому суд, назначая наказание за совершение коммерческого подкупа группой лиц, должен учитывать степень общественной опасности указанных нами групповых объединений. Исходя из этого, наказание за совершение коммерческого подкупа в составе организованной группы должно наказываться в рамках санкции нормы более строго, чем в составе группы лиц по предварительному сговору.

В ч. 4 ст. 204 УК РФ в качестве квалифицирующего обстоятельства получения предмета коммерческого подкупа предусматривается вымогательство данного предмета.

В законе не определено понятие вымогательства предмета коммерческого подкупа. Суды при рассмотрении конкретных дел руководствуются п. 18 постановления«О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»«, где суть вымогательства определяется как требование управленцем выгод имущественного характера под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам подкупающего, либо умышленное поставление последнего в такие условия, при которых он вынужден совершить подкуп с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

Таким образом, Пленум называет две формы вымогательства. Первая из них — открытая, когда предъявляется прямое требование передать предмет коммерческого подкупа, сопровождаемое угрозой нарушить правоохраняемые интересы лица. Эта ситуация складывается, например, в случаях требования взятки под угрозой увольнения с работы, перевода на нижеоплачиваемую или См., напр.: Савельев Д. В. Преступная группа: вопросы уголовно-правовой интерпретации и ответственности. Екатеринбург, 2002, с. 48. невыгодную работу и т. п. Вторая носит скрытый характер. Там нет прямого требования взятки, и нет прямой угрозы ущемить охраняемые законом интересы лица. Однако лицо, выполняющее управленческие обязанности, ставит подчиненного по работе либо зависимого от него человека в такие условия, при которых он вынужден совершить подкуп. Примером этой ситуации могут быть случаи, когда виновный умышленно задерживает решение каких-либо важных для подкупающего вопросов.

Обе ситуации обоснованно расцениваются Пленумом как вымогательство, поскольку лицо и в том, и в другом случае разными способами принуждается совершить коммерческий подкуп. Тем самым для подкупающего исключается добровольность акта передачи незаконного вознаграждения.

В литературе были высказаны критические замечания по поводу приведенного разъяснения Пленума. Так, А. М. Медведев считает, что предложенная Пленумом формулировка понятия вымогательства не основана на законе. Деление интересов взяткодателя на правоохраняемые и неправоохраняемые выходит за пределы понятия вымогательства взятки, не является его компонентом, конструктивным признаком.

В обоснование своей позиции автор обращается к определению понятия вымогательства имущества, данному в ст. 163 УК РФ. Здесь, по его мнению, не выдвигается в качестве условия наличия вымогательства определенная правовая оценка интересов потерпевшего. В частности, для вымогательства не имеет значения, в законном ли владении находится вымогаемое имущество или неправомерном, истинны или ложны позорящие потерпевшего сведения, угрозой разглашения которых вымогатель стремится достичь своей цели. Решающее значение имеет лишь одно: преступник путем вымогательства стремится завладеть чужим имуществом. Таким же образом, по мнению автора, должно рассматриваться и вымогательство взятки.66

В ст. 163 УК РФ вымогательство определено как «требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий

См.: Медведев А. М. Вымогательство взятки //Государство и право, 1996, № 8, с. 98. имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких».

Как видно из этого определения, предъявление определенного в законе требования должно подкрепляться вторым обязательным элементом действия при вымогательстве-угрозой применения соответствующей «реакции», в случае невыполнения требования, в виде: а) насилия; б) уничтожения или повреждения имущества; в) распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких.

Анализ содержания этих видов угроз позволяет сделать вывод о том, что все они посягают на законные, правомерные интересы личности.

Доводы А. М. Медведева о том, что «для вымогательства не имеет значения, в законном ли владении находится вымогаемое имущество или неправомерном», неверны, так как они касаются имущества, а не интересов, которым может быть причинен вред. В данном случае автор смешивает интересы, на которые непосредственно посягает вымогательство, и интересы потерпевшего, которым может быть причинен вред в случае невыполнения требований вымогателя. Требуемое вымогателем имущество действительно может не принадлежать потерпевшему. Однако это обстоятельство относится к первому обязательному элементу действия при вымогательстве — требованию передачи имущества и прямого отношения к содержанию угрозы не имеет. 67

Угроза уничтожением или повреждением чужого имущества как второй способ совершения преступления всегда посягает на правоохраняемые интересы личности, так как данная угроза должна быть направлена в отношении имущества, принадлежащего виновному или его близким либо См.: Качмазов О.X. Ответственность за взяточничество по Российскому уголовному праву. – Владикавказ, 2000, с. 137-139. вверенного ему.

Что касается угрозы распространения указанных сведений, то закон прямо говорит, что ими являются лишь такие сведения, которые «могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких».

Таким образом, можно сделать вывод о том, что под вымогательством имущества понимается понуждение лица передать вымогателю имущество (находящееся или не находящееся в законном владении потерпевшего) под угрозой причинения вреда его правоохраняемым интересам.

Кроме всего ранее сказанного, следует обратить внимание на то, что опасность вымогательства состоит не столько в требовании незаконного вознаграждения, сколько в тех действиях, которыми подкрепляется его обязательность для потерпевшего. Виновный принуждает лицо совершить коммерческий подкуп, ставя под угрозу нарушения (или фактически нарушая) права и интересы последнего, которые охраняются законом.

В тоже время выполнение своего служебного долга в рамках закона и предоставленных полномочий по сути не может причинять вред чьим-либо правоохраняемым интересам. Поэтому и угроза совершить законные действия не может рассматриваться как угроза причинить вред законным интересам какого-либо лица.

В связи с этим нам представляется не верным приговор суда о признании виновным Т. в покушении на коммерческий подкуп, сопряженный с вымогательством.68

Т., являясь директором «ДЭП» потребовал от директор »ООО» »Р», лично ежемесячно, в период срока поставки нефтепродуктов с апреля по декабрь 2011 года, не предусмотренные условиями договора, денежные средства в размере 75 000 (Семьдесят пять тысяч) рублей наличными. В противном случае он заявил о том, что договор поставки нефтепродуктов Приговор Томпонского районного суда Республики Саха (Якутия) по Делу № 1-39-2011 «За покушение на коммерческий подкуп сопряженный с вымогательством» // http://tompo.jak.sudrf.ru заключен не будет.

«Р», в целях избежания наступления неблагоприятных последствий для предприятия »ООО» в виде не заключения договора поставки нефтепродуктов и частичной утери рынка сбыта своего дизельного топлива, согласился с незаконным предложением

В данной ситуации признак вымогательства мы полагаем отсутствует. Этот вывод основывается на том, Т., как директор «ДЭП» был правомочен решать вопросы о заключении договоров поставки. Поэтому Т. фактически угрожал тем, что воспользуется своим прямым служебным правом без применения каких-либо незаконных действий.

Признак «сопряженности с вымогательством» является исчерпывающим для описания требования передачи предмета коммерческого подкупа, поэтому квалификация деяния по совокупности со ст. 163 УК РФ исключается.

Итак, незаконная передача вознаграждения и незаконное получение материального вознаграждения имеют ряд совпадающих квалифицирующих признаков: совершение соответствующего деяния, а) группой лиц по предварительному сговору, б) организованной группой, в) лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Квалифицирующие признаки незаконной передачи вознаграждения закреплены в ч. 2 ст. 204 УК: а) группа лиц, действующих по предварительному сговору (см. ч. 2 ст. 35 УК), организованная группа (см. ч. 3 ст. 35 УК); б) передача вознаграждения за заведомо незаконные действия (бездействие) (см. 33.4).

Квалифицирующие признаки незаконного получения вознаграждения закреплены в ч. 4 ст. 204 УК: а) группа лиц, действующих по предварительному сговору (см. ч. 2 ст. 35 УК), организованная группа (см. ч. 3 ст. 35 УК); б) коммерческий подкуп, сопряженный с вымогательством предмета подкупа (см. ст. 163 УК); в) получение вознаграждения за незаконные действия (бездействие).

Неоднократность как форма множественности преступлений и квалифицирующий признак незаконной передачи и незаконного получения вознаграждения при коммерческом подкупе исключена из уголовного законодательства Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ.

В тоже время преступление, совершенное повторно имеет большую общественную опасность. В связи с чем автор настоящей работы предлагает добавить повторность как квалифицирующий признак ст. 204 УК РФ.

А именно в часть 2 ст. 204 УК РФ добавить пункт (в) следующего содержания « в) совершены повторно».

В часть 4 ст. 204 УК РФ добавить пункт (г) следующего содержания «г) совершены повторно.»

3.2. Отграничение коммерческого подкупа от смежных составов

преступлений

Проблема разграничения преступлений относится к числу наиболее сложных в теории уголовного права. Достаточно большое число ошибок, допущенных судами при применении уголовно-правовых норм, приходится на неправильную квалификацию преступлений. Трудности при этом главным образом объясняются тем, что определенное преступление всегда имеет ряд общих признаков с другими преступлениями. Как верно подчеркнул В. Н. Кудрявцев, для того, чтобы правильно квалифицировать преступление, необходимо очень четко представить себе разграничительные линии между ним и смежными преступлениями. Устанавливая свойственные данному деянию признаки, которые ему не присущи, постепенно углубляя анализ и правовой нормы, и фактических обстоятельств содеянного, мы приходим к единственной совокупности признаков, характеризующих данное преступление и отличающих его от других. 69

См.: Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. – М., 2001, с. 126-130.

Вопросы отграничения коммерческого подкупа от иных составов преступлений возникают там, где передача и получение предмета коммерческого подкупа имеют определенные сходные признаки с другими преступлениями.

Одним из сложных вопросов разграничения состава коммерческого подкупа со смежными составами является отграничение получения незаконного вознаграждения управленцем (ч. 3 ст. 204 УК РФ) и злоупотребления служебными полномочиями (ст. 201 УК РФ).

Важность рассмотрения данного вопроса заключается в том, что указанные составы преступлений схожи по многим признакам. Оба преступления посягают на один и тот же объект, оба совершаются одним специальным субъектом — лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации. Кроме того, обозначенные преступления связаны с действиями (бездействием) управленца, противоречащими интересам службы в организации. Именно поэтому, в юридической литературе существует мнение о том, что коммерческий подкуп это один из видов злоупотребления служебными полномочиями и поэтому вопросы разграничения надо решать исходя из правил конкуренции общей и специальной нормы. 70 Отчасти это является правильным, так как в самом широком смысле коммерческий подкуп является злоупотреблением полномочиями служащего и связи с этим при разграничении указанных преступлений используются правила конкуренции норм. Однако при более подробном рассмотрении вопросов разграничения мы видим, что это самостоятельные преступления, которые при выполнении их составов требуют квалификации по правилам совокупности преступлений. 71

В составе преступления, закрепленного в ч. 3 ст. 204 УК РФ, помимо признаков сходных со злоупотреблением полномочиями (ст. 201 УК РФ) существуют признаки, различающие указанные преступления, в том числе то, что состав служебного злоупотребления сконструирован в законе как См.: Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: Комментарий законодательства и справочные материалы / Авт.-сост. В, с. Буров. Ростов-на-Дону, 1997, с. 160. материальный (для его наличия необходимо наступление последствий существенного нарушения правоохранясмых интересов), состав коммерческого подкупа — формальный.

Основные же различия этих преступлений в практическом плане состоят в следующем.

При злоупотреблении должностными полномочиями закон имеет в виду только такое действие (бездействие) лица, выполняющего управленческие функции, которое вытекало из его полномочий и было связано с осуществлением прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемого поста в организации. Указанное действие при получении незаконного вознаграждения является лишь одним из вариантов возможного поведения служащего наряду со способствованием таким действиям (бездействию) за соответствующую выгоду имущественного характера в силу служебного положения. Да и вообще эти действия находятся за рамками состава коммерческого подкупа.

Немалую важность при отграничении получения предмета коммерческого подкупа от злоупотребления служебными полномочиями по действующему уголовному законодательству имеет определение содержания выгоды, получаемой управленцем за использование своих полномочий. В частности, получение выгоды нематериального характера за действия (бездействие), связанные с использованием служебных полномочий, исключает его ответственность за коммерческий подкуп. При наличии существенного нарушения правоохраняемых интересов, подобное поведение управленца может быть квалифицировано как злоупотребление полномочиями. Таким образом, более широкий спектр выгод, извлекаемый управленцем из использования служебных полномочий, характерен именно для злоупотребления полномочиями.

Существенное значение для разграничения получения взятки при коммерческом подкупе и злоупотребления служебными полномочиями имеет содержание и направленность умысла виновного. Если сознанием виновного охватывается тот факт, что материальные ценности передаются ему незаконно и за определенное поведение в пользу дающего их, а также то, подкупающий осознает факт передачи им незаконного вознаграждения и именно за действия (бездействие) управленца в его пользу, налицо коммерческий подкуп. Если же такое сознание у управленца отсутствует, то его действия квалифицируются как злоупотребление полномочиями.

Другим важным вопросом является отграничение коммерческого подкупа от взяточничества (должностного подкупа).

Сложность данного вопроса вызвана тем, что взяточничество имеет много общих признаков с исследуемым преступлением.

Принципиальное отличие составов рассматриваемых преступлений состоит в особенностях их субъектов, что соответственно определяет и иной объект посягательства.

Во взяточничестве получателем взятки выступает должностное лицо, то есть лицо постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Как видим функциональные обязанности должностного лица и управленца имеют определенное сходство. Однако обязанности управленца связаны с осуществлением служебной деятельности в коммерческих организациях или некоммерческих организациях, осуществляющих экономическую деятельность и не являющихся государственными учреждениями или учреждениями местного самоуправления. Обязанности должностного лица всегда связаны с осуществлением государственных функций или функций местного самоуправления. Именно характеристика служебных обязанностей и определяет объект посягательства рассматриваемых преступлений. Деяния управленца посягают на отношения в сфере служебной деятельности в коммерческих или иных организациях, деяния должностного лица на отношения в сфере служебной деятельности в государственных учреждениях и учреждениях местного самоуправления. 72

По сходным основаниям проходит разграничение коммерческого подкупа и подкупа участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК РФ).

Субъектом получения незаконного вознаграждения в последнем случае являются спортсмены, спортивные судьи, тренеры, руководители команд, организаторы и другие участники профессиональных спортивных соревнований, организаторы или члены жюри зрелищных коммерческих конкурсов. Различие в субъектах этих преступлений влечет за собой и различие в объектах. При этом объектом преступления, предусмотренного ст. 184 УК РФ являются общественные отношения, регулирующие сферу организации и проведения профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов и обеспечивающие их беспристрастную оценку.

Исходя из сказанного мы видим, что состав преступления, предусмотренного ст. 184 УК РФ, является специальным по отношения к составу, предусмотренному ст. 204 УК РФ. Поэтому при разграничении данных составов уместно применение правил конкуренции общей и специальной нормы.

Отличие передачи предмета коммерческого подкупа от провокации коммерческого подкупа следует проводить в основном по субъективной стороне. Решающее значение здесь имеет цель, которую преследует лицо, пытающееся передать незаконное вознаграждение.

При коммерческом подкупе подкупающий преследует цель добиться от управленца совершения определенных деяний в своих интересах. Целью же действий субъекта при провокации коммерческого подкупа является искусственное создание видимости наличия доказательств того, что данное

См.: Егорова Н. Субъект преступлений против интересов службы // Законность, 1998, № 4, с. 10.

лицо, выполняющее управленческие функции, было намерено незаконно получить имущественные ценности за совершение в связи с занимаемым им служебным положением действий (бездействия) в интересах дающего эти ценности. Целью субъекта может быть также использование этого как средства шантажа против управленца.

Иным для преступления, закрепленного в ст. 304 УК РФ, является и объект преступления, в качестве которого выступают интересы правосудия.

Представляет интерес отграничение коммерческого подкупа от хищения чужого имущества.

В литературе, при разграничении хищений и коммерческого подкупа, указывается, что в действиях виновного содержится состав хищения, а не получения незаконного вознаграждения, при наличии следующих признаков:

1)приобретение материальных благ за счет изъятия их в результате

служебного злоупотребления;

2) передача материальных ценностей управленцу соучастниками хищения

или не причастными к преступлению лицами не за какие-либо действия по службе, а в виде дележа незаконно изъятых средств или за реализуемое похищенное имущество;

3) умысел, направленный на безвозмездное незаконное обращение в свою

собственность имущества, хотя бы и передаваемого должностному лицу либо в виде доли похищенного, либо в форме платежа за неправомерно отчужденную материальную ценность. 73

Эти положения представляются правильными, однако, как верно указывают некоторые авторы, практически применять их на практике не просто. Здесь необходимо точно установить, что управленец получает материальные ценности за действия, совершенные им с использованием служебного положения, которые и являются элементом объективной стороны хищения данных ценностей. В данном случае налицо хищение имущества и См.: Качмазов О. X. Ответственность за взяточничество по Российскому уголовному праву. – Владикавказ, 2000, с. 125. управленец является исполнителем (соисполнителем) данного хищения, а не коммерческого подкупа. Если же управленец непосредственно в хищении не участвовал и получил незаконное вознаграждение за деяния, совершенные с использованием своего служебного положения, которые хотя и способствовали хищению, но не являлись элементом его объективной стороны, имеет место коммерческий подкуп, а не хищение этих ценностей. 74

Коммерческий подкуп имеет определенное сходство с мошенничеством. Это касается случаев, когда управленец вводит дающего в заблуждение относительно собственных возможностей, создает у того ложное мнение о своих полномочиях и получает за обещанные деяния незаконное вознаграждение. На самом деле его служебное положение не дает ему возможности выполнить обещанные деяния в пользу дающего.

Также следует квалифицировать случаи, когда лицо, вводит в заблуждение подкупающего, представляясь управленцем, и получает от него вознаграждение за действия (бездействие) которые он якобы может совершить в пользу подкупающего. 75

Что касается действий лица, дающего незаконное вознаграждение, то они, подлежат квалификации как покушение на коммерческий подкуп, в случае если передача ценностей преследовала цель совершения, желаемого для него действия (бездействия).

Так, например, С., занимая должность главного энергетика и зная об отсутствии у индивидуального предпринимателя М., разрешительной технической документации на эксплуатацию электрооборудования станции технического обслуживания «АвтоЛюкс», предложил оказать содействие в получении заявления-обязательства при отсутствии других необходимых технических документов за вознаграждение в 14500 рублей.

М, передал требуемую сумму посреднику Т.,, Т по поручению С, предварительно заполнив, передал ему копию заявления — обязательства,

См.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. – М., 2000, с. 310-311.

См.: Яни П.С. Экономические и служебные преступления. – М., 1997, с. 141. титульный лист технического отчета, который изготовил с помощью копировальной техники, подделав подписи, приказ о назначении ответственного лица за электрохозяйство, однолинейную схему.

Причем Т, понимал, что выдавая копию недействительного заявленияобязательства и подложные документы, он и С, обманывают индивидуального предпринимателя Т.,76

В данном случае должностное лицо понесло уголовную ответственность как за коммерческий подкуп так и за мошенничество, а подкупающий за покушение на передачу предмета коммерческого подкупа.

Так, по мнению Ю. Солопанова, «действия подкупающего, не достигающие цели помимо его воли, вследствие ошибки в подлинных намерениях возбудившего его решимость лица, должны быть оценены как покушение с негодными средствами, которое объективно не может причинить вреда охраняемому законом объекту. Поэтому автор считает достаточным лишить его переданного имущества и тем ограничиться». 77

Подобная позиция представляется нам спорной. Она имеет в своей основе ошибочное представление автора о взятке как «средстве совершения преступления». В теории уголовного права под средствами совершения преступления понимаются материальные предметы внешнего мира, с помощью которых совершается преступление. С этой точки зрения вряд ли можно отнести процесс передачи незаконного вознаграждения к средствам совершения преступления. В данном случае лицо не только обнаруживает намерение подкупить служащего, но и начинает выполнение объективной стороны передачи предмета коммерческого подкупа, однако преступление не доводится до конца по причинам, от него не зависящим. Исходя из этого Пленум обоснованно, по нашему мнению, квалифицирует действия лица, Приговор Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) по Делу № 1-315/2012. «Получение подкупа якобы за совершение действия (бездействие), которое должностное лицо не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свои обязанности, образует состав хищения путем обмана – мошенничество.» // http://jakutsky.jak.sudrf.ru См.: Солопанов Ю. Вопросы ответственности за взяточничество // Социалистическая законность, 1991, № 6, с. 47; Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. – М., 1996, с. 157; Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. – М., 1996, с. 175. передающего материальные ценности как покушение на коммерческий подкуп.

Как мошенничество следует квалифицировать действия, когда лицо принимает предмет коммерческого подкупа от подкупающего для последующей его передачи управленцу и присваивает его. В случае если посредник передает управленцу только часть имущества, а остальное без согласия, подкупающего присваивает, то данные действия должны рассматриваться как посредничество в коммерческом подкупе и мошенничество.

В процессе квалификации преступлений в связи с наличием смежных преступлений возникают вопросы, связанные не только с разграничением данных преступлений, но и правильного определения совокупности преступлений.

Согласно ст. 17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение двух и более преступлений, предусмотренных разными статьями или частями статьи Особенной части УК РФ, ни за одно из которых лицо не осуждено. Совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя и более статьями Особенной части УК РФ.

Из вышеприведенного следует, что совокупность преступлений характеризуется тремя признаками:

1) совершение лицом двух и более преступлений;

2) каждое из преступлений квалифицируется по разным статьям или

частям статьи Особенной части УК РФ;

3) все преступления совершены до осуждения, хотя бы за одно из них.

Теория отечественного уголовного права различает два вида совокупности преступлений: реальную и идеальную.

Под реальной совокупностью преступлений принято понимать совершение лицом разными самостоятельными действиями двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи Особенной части УК РФ, имеющих место до вынесения приговора хотя бы за одно из них. 78

Идеальная совокупность преступлений представляет собой совершение лицом одним деянием двух и более преступлений, предусмотренных разными статьями Особенной части УК РФ. 79

В этой связи Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 09.07.2013 N 24 (ред. от 03.12.2013) «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»«, закрепил положение согласно которому ответственность за коммерческий подкуп не исключает одновременного привлечения к уголовной ответственности за деяния, хотя и связанные с коммерческим подкупом, но образующие самостоятельное преступление. В таких случаях содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений.

Исходя из этого, если предмет коммерческого подкупа получен виновным за преступное использование своих управленческих полномочий вопреки интересам службы и это использование выражено в конкретном действии (бездействии), повлекшем существенное нарушение правоохранясмых интересов, содеянное представляет реальную совокупность преступлений получение взятки при коммерческом подкупе и злоупотребление служебными полномочиями (ст. 201 УК РФ).

Вместе с тем в отечественной науке уголовного права 80 существует мнение, согласно которому при совершении служащим за незаконное вознаграждение служебного злоупотребления, его действия должны квалифицироваться только как коммерческий подкуп (ч. 3 ст. 204 УК РФ), поскольку законодатель главную опасность получения незаконного вознаграждения видит не в тех действиях, которые совершает подкупаемый, а в самом факте подкупа. В обоснование этого также указывается, что получение предмета подкупа представляет собой специальный вид служебного злоупотребления и в соответствии с правилами конкуренции должна См.: Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. – М., 1996, с. 292. См.: Там же, с. 294. См.: Светлов А.Я. Борьба с должностными злоупотреблениями. – Киев, 1970, с. 109-110. применяться норма, предусматривающая специальный состав.

Действительно, опасность подкупа достаточно серьезно осознается законодателем, если он решил выделить получение предмета коммерческого подкупа в качестве самостоятельного деликта, посягающего на интересы служебной деятельности в коммерческих или иных некоммерческих организациях. При этом состав данного преступления сконструирован как формальный и оконченным считается с момента получения выгод имущественного характера. Таким образом, все последующие действия (бездействие) управленца остаются за рамками состава, закрепленного в ч. 3 ст. 204 УК РФ. В ситуации, когда за взятку при коммерческом подкупе совершается другое преступление, налицо реальная совокупность двух самостоятельных преступлений, а не совершение одного. Поэтому правила конкуренции норм здесь не применимы. Следовательно, если действия, совершаемые за взятку, носят преступный характер, то следует вывод о необходимости квалификации деяния управленца по правилам реальной совокупности преступлений: получения предмета коммерческого подкупа и злоупотребления служебными полномочиями.

Кроме всего сказанного, следует обратить внимание на возможность квалификации действий лица, осуществляющего коммерческий подкуп по правилам идеальной совокупности преступлений. В действиях лица, передающего предмет коммерческого подкупа управленцу, помимо состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК РФ, можно усмотреть состав подстрекательства управленца к злоупотреблению полномочиями путем подкупа.81

В научной литературе 82 высказано мнение, что в данной ситуации возможна идеальная совокупность преступлений при выполнении определенных условий: 1) подстрекательство путем подкупа должно См.: Горбунов А. В. Уголовно-правовая характеристика подкупа: Дисс. канд. юрид. наук. – Челябинск, 2000, с. 99-100. См.: Качмазов О. X. Ответственность за взяточничество по Российскому уголовному праву. – Владикавказ, 2000, с. 132-133. возбуждать решимость к совершению конкретного преступления; 2) решение совершить преступление должно возникнуть именно под влиянием воздействия подстрекателя, то есть находиться в отношении следствия и причины. В данном случае мы полагаем, что идеальная совокупность преступлений отсутствует. Данный вывод основывается на том, что правила квалификации не допускают применения состава оконченного преступления и состава неоконченного преступления. 83 Передача предмета коммерческого подкупа является оконченным преступлением. Если коммерческий подкуп рассматривать как подстрекательство к злоупотреблению управленческими полномочиями, то данное преступление по правилам акцессорной теории будет окончено в момент выполнения управленцем состава, закрепленного в ст. 201 УК РФ. 84

Таким образом, сам факт передачи предмета коммерческого подкупа для побуждения управленца совершить служебное преступление квалифицируется только как подстрекательство на стадии покушения, то есть еще не может быть признано оконченным преступлением. Поэтому при коммерческом подкупе не возникает указанной идеальной совокупности. Данный вывод также следует и, исходя из правил конкуренции общей и специальной нормы. Подстрекательство к служебному преступлению предусматривает все виды побуждения к совершению данного преступления. Коммерческий подкуп предусматривает только конкретный вид такого побуждения. Поэтому и по правилам конкуренции общей и специальной нормы квалификация должна проводиться только по ч. 1 ст. 204 УК РФ. 85

Реальная совокупность преступлений также налицо, когда субъектом выполняются составы преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 3 ст. 204 УК РФ. В частности, такая ситуация возможна, в случае получения управленцем предмета коммерческого подкупа с последующей передачей части данного предмета другому лицу, выполняющему управленческие полномочия. Подобное нами уже ранее рассматривалось, поэтому хотелось бы только См.: Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. – М., 2001, с. 231. См.: Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. – М., 1996, с. 325-327. См.: Кудрявцев В. Н. Указ. соч, с. 221-223. подчеркнуть, что здесь имеется реальная совокупность двух преступлений: получения незаконного вознаграждения управленцем (ч. 3 ст. 204 УК РФ) и передача управленцу незаконного вознаграждения (ч. 1 ст. 204 УК РФ).

Коммерческий подкуп нередко сочетается с хищением чужого имущества. Это имеет место, когда управленец, получающий незаконное вознаграждение за действия, заключающиеся в незаконной и безвозмездной передаче подкупающему имущества, вверенного ему, несет ответственность за получение предмета коммерческого подкупа и хищение в форме присвоения или растраты (в зависимости от конкретных обстоятельств дела).

Если же лицо, выполняющее управленческие функции в результате подкупа способствует хищению этого имущества другими лицами, то содеянное им квалифицируется как коммерческий подкуп и соучастие в хищении.

Кроме сказанного, коммерческий подкуп может сочетаться с пособничеством в преступлении. Это имеет место тогда, когда предмет коммерческого подкупа передается лицу, выполняющему управленческие полномочия, из средств, ранее добытых виновными лицами преступным путем. При наличии у управленца предварительной договоренности с участниками преступления об оказании им в какой-то форме содействия хищению или его сокрытию (при условии, что должностное лицо не принимает непосредственного участия в выполнении объективной стороны этого преступления), содеянное этим лицом образует получение незаконного вознаграждения и соучастие в преступлении.

Если в описанной ситуации до совершения преступления отсутствует сговор на оказание помощи в совершении данного преступления, но при этом уже после содеянного, получив предмет коммерческого подкупа, управленец оказывает помощь по укрывательству преступной деятельности, то таковые действия управленца следует квалифицировать как коммерческий подкуп (ч. 1 ст. 204 УК РФ) и заранее не обещанное укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ — если укрываемое преступление относится к категории особо тяжких).

Если лицо, осуществляющее управленческие полномочия получает предмет коммерческого подкупа из средств, заведомо для него добытых в результате совершения преступления, за деяния в пользу подкупающего, не относящихся к соучастию в данном преступлении или прикосновенности к нему, то это деяние следует квалифицировать как коммерческий подкуп (ч. 1 ст. 204 УК РФ) и заранее не обещанное приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ).

Итак, при квалификации коммерческого подкупа следует проводить отграничение по объекту и субъекту преступления. Так при коммерческом подкупе объектом преступления является соблюдение законности в функционировании рыночных механизмов, таких как свобода конкуренции, коммерческая тайна, защита прав потребителя и др. Так же обязательный признак коммерческого подкупа — причинение ущерба или иного вреда интересам организаций (юридических лиц), как тем, в которых работает получатель подкупа, так и сторонним организациям; государственным или общественным интересам; охраняемым законом правам граждан.

От смежных составов — преступлений, предусмотренных ст. ст. 290, 291 УК РФ, — дача и получение взятки — преступление, предусмотренное ст. 204 УК РФ, отличается по субъекту преступления. В ст. 204 это лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой организации, в ст. ст. 290, 291 УК РФ — должностное лицо.

При разграничении хищений и коммерческого подкупа, указывается, что в действиях виновного содержится состав хищения, а не получения незаконного вознаграждения, при наличии следующих признаков:

4)приобретение материальных благ за счет изъятия их в результате

служебного злоупотребления;

5) передача материальных ценностей управленцу соучастниками хищения

или не причастными к преступлению лицами не за какие-либо действия по службе, а в виде присвоения незаконно полученных средств или за реализуемое похищенное имущество;

— умысел, направленный на безвозмездное незаконное обращение в свою собственность имущества, хотя бы и передаваемого должностному лицу либо в виде доли похищенного, либо в форме платежа за неправомерно отчужденную материальную ценность.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По результатам проведенного исследования автор приходит к следующим основным выводам.

1. Родовой объект коммерческого подкупа совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование экономики страны. Видовой и непосредственный объект коммерческого подкупа совпадают.

Видовой объект и непосредственный объект коммерческого подкупа совокупность общественных отношений, регулирующих порядок осуществления служебной деятельности в коммерческих и иных организациях, осуществляющих экономическую деятельность, связанных с получением вознаграждения за осуществление данной деятельности.

Объектом коммерческого подкупа являются деньги, ценные бумаги, иное имущество, а также незаконное оказание риэлторских услуг. Под выгодами имущественного характера следует понимать занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами, которые должны получить денежную оценку в приговоре суда.

2. С объективной стороны коммерческий подкуп по ч. ч. 1 и 2 ст.204 УК РФ состоит в незаконной передаче лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно в незаконном оказании ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего, в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Также объективная сторона коммерческого подкупа по ч. ч. 3 и 4 ст. 204 УК РФ выражается в незаконном получении денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно в незаконном пользовании услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. При этом получением является принятие денег, ценных бумаг, иного имущества или услуги имущественного характера, независимо от способа такого принятия.

Обязательным признаком является взаимосвязь между полученным лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, незаконным вознаграждением или предоставленной услугой имущественного характера и готовностью данного лица на совершение действия либо несовершение действия (бездействия) с использованием своих служебных полномочий в интересах дающего.

3. В рассматриваемом преступлении может быть два различных субъекта общий и специальный.

Субъект передачи коммерческого подкупа общий – вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Субъект получения незаконного имущественного вознаграждения специальный, им может быть только лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, обладающее признаками, предусмотренными в примечании 1 к ст. 201 УК РФ.

Согласно данному примечанию, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

4. Субъективная сторона незаконной передачи предмета подкупа характеризуется виной в виде прямого умысла, т.е. лицо осознает, что передает незаконное вознаграждение за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым управляющим служебным положением, и желает совершить передачу. Субъективная сторона составов преступления, предусмотренного ч. ч. 3 и 4 ст.204 УК РФ, также характеризуется прямым умыслом, т.е виновный осознает, что незаконно получает деньги, ценные бумаги или иное имущество либо незаконно получает услугу имущественного характера за совершение или воздержаться от каких-либо действий в интересах дающего с использованием служебного положения, и желает получить имущество либо услугу имущественного характера.

5. Незаконная передача вознаграждения и незаконное получение материального вознаграждения имеют ряд совпадающих квалифицирующих признаков: совершение соответствующего деяния, а) группой лиц по предварительному сговору, б) организованной группой, в) лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Квалифицирующие признаки незаконной передачи вознаграждения закреплены в ч. 2 ст. 204 УК РФ: а) группа лиц, действующих по предварительному сговору (см. ч. 2 ст. 35 УК), организованная группа (см. ч. 3 ст. 35 УК РФ); б) передача вознаграждения за заведомо незаконные действия (бездействие).

Квалифицирующие признаки незаконного получения вознаграждения закреплены в ч. 4 ст. 204 УК РФ: а) группа лиц, действующих по предварительному сговору (см. ч. 2 ст. 35 УК РФ), организованная группа (см. ч. 3 ст. 35 УК РФ); б) коммерческий подкуп, сопряженный с вымогательством предмета подкупа (см. ст. 163 УК РФ); в) получение вознаграждения за незаконные действия (бездействие).

6. При квалификации коммерческого подкупа следует проводить отграничение по объекту и субъекту преступления. Так при коммерческом подкупе объектом преступления является соблюдение законности в функционировании рыночных механизмов, таких как свобода конкуренции, коммерческая тайна, защита прав потребителя и др. Так же обязательный признак коммерческого подкупа — причинение ущерба или иного вреда интересам организаций (юридических лиц), как тем, в которых работает получатель подкупа, так и сторонним организациям; государственным или общественным интересам; охраняемым законом правам граждан.

От смежных составов — преступлений, предусмотренных ст. ст. 290, 291 УК РФ, — дача и получение взятки — преступление, предусмотренное ст. 204 УК РФ, отличается по субъекту преступления. В ст. 204 это лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой организации, в ст. ст. 290, 291 УК РФ — должностное лицо.

При разграничении хищений и коммерческого подкупа, указывается, что в действиях виновного содержится состав хищения, а не получения незаконного вознаграждения, при наличии следующих признаков:

6)приобретение материальных благ за счет изъятия их в результате

служебного злоупотребления;

7) передача материальных ценностей управленцу соучастниками хищения

или не причастными к преступлению лицами не за какие-либо действия по службе, а в виде присвоения незаконно полученных средств или за реализуемое похищенное имущество;

8) умысел, направленный на безвозмездное незаконное обращение в свою

собственность имущества, хотя бы и передаваемого должностному лицу либо в виде доли похищенного, либо в форме платежа за неправомерно отчужденную материальную ценность.

Также, в ходе исследования, авторов были выявлены проблемы в области применения положений статьи о коммерческом подкупе и предложены пути их решения.

1. Правоохранительные органы обязаны в своей деятельности руководствоваться положениями уголовного закона о малозначительности деяния на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ, в том числе и применительно к стоимостному размеру имущества при коммерческом подкупе. И здесь возникает вопрос, какой размер собственности следует считать приемлемым для признания коммерческого подкупа незначительным деянием. В отношении коммерческого подкупа законодатель не установил критерий малозначительности.

Отсутствие данного критерия нарушает принцип справедливости уголовного закона (ст. 6 УК РФ), так как фактически делается неприменимым положение о малозначительности деяния относительно исследуемого преступления. Поэтому представляется целесообразным дополнить уголовный закон указанием минимального размера объекта коммерческой коррупции.

В связи с чем, автор настоящей работы предлагает внести в примечание к ст. 204 УК РФ дополнительный дополнение и изложить в следующей редакции: «Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой и третьей настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если размер полученного незаконного вознаграждения не превышает суммы в размере 3000 руб. и не причинен значимый вред интересам организации, в которой подкупаемое лицо осуществляло управленческие функции».

2. Автор настоящей работы придерживается мнения, что при коммерческом подкупе могут носить и неимущественный характер, при условии, что предмет подкупа представляет некую ценность в глазах того, кому он передается, и это может повлиять на его поведение. Поэтому представляется целесообразным дополнить диспозицию ст. 204 УК РФ указанием на оказание или пользование услугами не только материального характера, но и нематериального. В связи с чем предлагается изложить ч. 1 ст. 204 УК РФ в следующей редакции: «1. Незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, оказание ему услуг имущественного характера, предоставление иных имущественных прав за совершение действий (бездействие) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.»

3. Покушение на коммерческий подкуп, даже совершенное под влиянием обмана, неприемлемо в большинстве случаев и требует осуждения со стороны государства.

Факт мошенничества вовсе не всегда должен уменьшать объем ответственности действовавшего под его влиянием лица, передающего предмет коммерческого подкупа, а лишь тогда, когда у потерпевшего от мошеннических действий под влиянием обмана возникло заблуждение, что в отношении него имеет место вымогательство коммерческого подкупа. Именно для такой ситуации следует предусмотреть в законе основание освобождения от наказания.

В связи с чем, автор предлагает изложить примечание к ст. 204 УК РФ в следующей редакции: «Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство либо мошенничество, а также если это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело».

4. Следует отметить что неоднократность как форма множественности преступлений и квалифицирующий признак незаконной передачи и незаконного получения вознаграждения при коммерческом подкупе исключена из уголовного законодательства Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ.

В то же время преступление, совершенное повторно имеет большую общественную опасность. В связи с чем автор настоящей работы предлагает добавить повторность как квалифицирующий признак ст. 204 УК РФ.

А именно в часть 2 ст. 204 УК РФ добавить пункт (в) следующего содержания «в) совершены повторно».

В часть 4 ст. 204 УК РФ добавить пункт (г) следующего содержания «г) совершены повторно».

Полагаем, что реализация указанных предложений позволит повысить эффективность привлечения к уголовной ответственности за коммерческий подкуп.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/kommercheskiy-podkup-2/