Насилие над женщинами в России

Дипломная работа
Содержание скрыть

1. Насилие в семье в отношении женщин

1.1 Масштаб проблемы

1.2 Меры, направленные на предотвращение

1.2.1 Организации, оказывающие помощь

1.2.2 Национальная образовательная кампания

1.2.3 Образовательные семинары для представителей различных профессиональных групп

1.2.4 Межведомственное сотрудничество

1.2.5 Развитие российского движения против насилия в отношении женщин

1.2.6 Профилактические меры

Как следует из интервью с Генеральным прокурором России Ю. Чайкой (4 сентября 2008 года), за последний период наметилась тенденция к увеличению числа лиц, находящихся в местах лишения свободы — с 750 тысяч до почти 900 тысяч в этом году, 30 процентов из этого числа совершили преступления небольшой и средней тяжести По информации на портале newsru.com: http://www.newsru.com/russia/04sep2008/chaika_print.html .Таким образом, за последние 16 лет — с 1992 по 2008 год — в стране были осуждены более 15 миллионов человек. Больше чем каждый десятый из 140-миллионного населения России, почти по миллиону человек в год. Из них лишены свободы 5 миллионов с лишним В. Радченко, «Хорошо сидим». «Российская газета» — Федеральный выпуск №4741 от 2 сентября 2008 г..Одна из главных причин — практически полное отсутствие системы предупреждения преступности.Между тем, опыт показывает, что одноразовые профилактические меры тоже могут быть эффективными. Так, с 2005 года органы внутренних дел проводят ежегодные комплексные профилактические мероприятия «Быт».В Свердловской области в сентябре 2008 года в течение трех дней 2429 сотрудников правоохранительных органов, в основном — сотрудники подразделений милиции общественной безопасности, проводили подобные мероприятия, направленные на предупреждение совершения тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений.

По статистике, в Свердловской области на учете в полиции находится 6965 хулиганских семей. По итогам акции «Лайф» сотрудниками органов внутренних дел к административной ответственности привлечено 3198 домашних злоумышленников. Так, только в ходе обыска 50% зарегистрированных правонарушителей мужского пола совершили акты насилия в отношении своих близких. За три дня на территории Свердловской области было также выявлено 258 преступлений, совершенных в сфере семейно-бытовых отношений, в том числе 6 особо тяжких: 5 убийств и 1 случай причинения тяжких телесных повреждений По сообщению на правоохранительном портале Российской Федерации http://www.112.ru/publish/00/01/0501.01/2008/09/24/rss_11779/rss_11779.full.shtml.Конечно, такими разовыми мероприятиями решить проблему в целом невозможно. Необходимо создание постоянной системы профилактики.В России отсутствует развитая, учитывающая международный опыт, законодательная база, всесторонне регламентирующая правовые отношения между членами семьи, также нет специального закона о насилии в семье, в котором были бы закреплены функции, права и обязанности как правоохранительных органов, так и специальных служб по сохранению и восстановлению прав членов семьи.

11 стр., 5424 слов

Органы юстиции России

... виде, а также результаты экспертизы, которую проводят территориальные органы юстиции, должны поступать в Минюст России. Министерство юстиции РФ проводит правовую экспертизу и государственную нормативных правовых ... другие управленческие функции, не входя в структуру органов исполнительной власти. Функция управления в области юстиции включает в себя проведение единой государственной политики ...

В то же время, согласно действующему законодательству, можно лишь частично защитить интересы людей, пострадавших от насилия.

Уголовном кодексе РФ, Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью.

Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью.

Статья 116. Побои.

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Также в Уголовном кодексе есть статья 117: «Пытки», которая полностью отражает преступные деяния в сфере домашнего насилия, но при этом практически не применяется при рассмотрении дел, связанных с домашним насилием. Более подробно данная статья будет рассмотрена нами ниже.

При этом, согласно данным исследования, проведенного центром «АННА», большинство специалистов, которым по долгу службы приходится решать вопросы, связанные с проблемой насилия, отмечают, что по действующему законодательству доказуемость случаев домашнего насилия (даже физического истязания, имеющего видимые последствия) крайне затруднена.

гораздо большую общественную опасность

каждый день в своей квартире

дел частного обвинения

Такое выделение с точки зрения законодателей оправдывается тем, что эти преступления затрагивают права и интересы конкретных граждан и от их воли зависит, будут ли они возбуждать уголовные дела против обидчиков или нет.

пострадавшие остались практически без надлежащей защиты со стороны государства.

Проблема здесь заключается в следующем. Статья 20 Уголовно-процессуального кодекса предусматривает, что действия частного обвинения могут быть возбуждены только по просьбе потерпевшей стороны и подлежат разрешению путем примирения сторон. Моментом возбуждения дела является подача заявления пострадавшей стороной, которое подается мировому судье и должно отвечать требованиям, изложенным в ст.318 УПК России. Если заявление соответствует требованиям, магистрат принимает его для вынесения решения, и потерпевшая сторона становится прокурором.

двойную роль

С другой стороны, он должен выступать в качестве обвинителя, представлять доказательства, выдвигать обвинения и добиваться осуждения. Выполнение функции прокурора предполагает знание основ уголовного преследования, основ уголовного права, правил сбора и представления доказательств. совершенно очевидно, что рядовые граждане такими знаниями не обладают и, следовательно, не могут правильно представить свою позицию в судебном заседании. Когда речь идет о жертвах домашнего насилия, помимо вышеперечисленного, важную роль играют посттравматические стрессовые факторы, которым подвергается жертва, а также фазы цикла насилия, в которых подается жалоба. Следует иметь в виду, что пострадавшая обычно продолжает проживать с обидчиком в одной квартире, что дает ему возможность оказывать давление и запугивать ее.

10 стр., 4902 слов

Компонент насилия в гендерных взаимодействиях

... позволило научной теории сформировать понятие «гендерное насилие». Тендерное насилие — это не просто насилие одной группы людей (или одного ... отношениях, которая усиливала так называемое семейное, или домашнее, насилие. Наконец, многие государства, в которых происходили значительные ... этих благ приводил к социальным конфликтам, которые стороны пытались разрешить, в том числе, и насильственными ...

В результате, по данным судебной статистики, подавляющее большинство дел частного обвинения прекращается по двум причинам:

в связи с невыполнением требований суда по устранению недостатков заявления;

по примирению сторон.

Учитывая, что правильные последовательные действия потерпевших на начальном этапе уголовного производства частного судебного разбирательства имеют принципиальное значение, и в то же время, исходя из динамики цикла домашнего насилия, совершенно очевидно, что приведенные выше результаты являются не случайно. Как правило, жертвы не могут выполнить все требования при подаче заявления не только из-за правовой безграмотности, но и из-за посттравматического стресса после акта насилия.

С другой стороны, поскольку заявления, как правило, подаются сразу после совершенного насилия, а в это время цикл насилия переходит на стадию раскаяния со стороны обидчика и прощения (примирения) со стороны пострадавшей. Женщины, чувствуя себя виноватыми и веря словам агрессора о том, что насилие не повторится, отзывают заявление или идут на примирение.

9 дел из 10

В действующем Уголовном кодексе Российской Федерации в наибольшей мереполно преступления, связанные с домашним насилием в отношении женщин, должны были бы попадать под статью 117-ю «Истязания»:

Статья 117. Истязание.

1. Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, — наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;

д) с применением пытки;

  • е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
  • ж) по найму;

з) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, — наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет Уголовный кодекс Российской Федерации: http://ukrf.narod.ru/.

В комментарии к этой статье указывается, что под пытками следует понимать причинение физических или моральных страданий жертве, включая систематические избиения, пытки, угрозы и оскорбления. Другие насильственные методы пыток включают, например, лишение сна, еды, воды, запирание в холодной комнате, укусы, порку и связывание. Все эти действия, особенно систематические избиения, не говоря уже об угрозах и оскорблениях, наблюдаются практически во всех случаях домашнего насилия.

4 стр., 1812 слов

Применение насилия в отношении представителя власти: уголовно-правовая ...

... осознанного применения насилия в отношении представителя власти в связи с его профессиональной деятельностью. Целью работы: изучить состав преступления, закрепленный в статье 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти». Для ... стороны и субъекта состава преступления. В третьем разделе предпринята попытка отграничения состава преступления статьи 318 УК РФ от смежных составов. В ...

систематический характер

легкий вред здоровью пострадавшей

не может рассматриваться как истязание

истек срок давности

уже были применены меры административного взыскания

В соответствии со ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

  • два года после совершения преступления небольшой тяжести (когда максимальное наказание не превышает 2 лет лишения свободы);
  • шесть лет после совершения преступления средней тяжести (соответственно пять лет);
  • десять лет после совершения тяжкого преступления (соответственно десять лет);
  • пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления (при сроке наказания свыше десять лет).

Таким образом, срок давности по делам о насилии в семье в отношении женщин, совершаемых в основном в соответствии со статьями 112, 115 и 116 Уголовного кодекса, составляет два года с момента совершения преступления.

Также, согласно постановлению Верховного Суда РФ , нанесение побоев, не носящее характера истязания, во время обоюдных ссор, на почве личных неприязненных взаимоотношений не может расцениваться как истязание Сборник постановлений и определений ВС РСФСР, 1974, с. 296.

Здесь мы явно сталкиваемся с проблемой толкования преступления. С одной стороны, пытки классифицируются как совершенные три или более раз насильственные действия, такие как избиения, пытки, угрозы, оскорбления, которые причиняют легкий вред здоровью жертвы.

С другой стороны, в законе не указан четкий период времени, в течение которого должны быть совершены эти систематические акты насилия — год, месяц или день. Более того, формулировка » нанесение побоев, не носящее характера истязания, во время обоюдных ссор, на почве личных неприязненных взаимоотношений не может расцениваться как истязание» оставляет слишком большое пространство для интерпретации: является ли насилие «обоюдной ссорой» или проявлением «личных неприязненных отношений»? Что именно значит «нанесение побоев, не носящее характера истязания»? Совершенно понятно, что интерпретируются эти нечеткие определения не в пользу пострадавшей женщины.

Таким образом, единственная статья Уголовного кодекса, которая подходит под описание преступлений, связанных с домашним насилием, остается недействующей.

1.3 Отсутствие защитных мер

в голову и шею, отчего она скончалась на месте

http://www.newsru.com/crime/03jun2008/screwmurd_60_print.html

Охранный судебный приказ — это юридический документ, предназначенный для защиты от жестокого обращения и предоставления жертвам домашнего насилия адекватных форм правовой помощи. Они обычно выдаются судьями после судебного разбирательства в соответствии со специальными положениями Гражданского кодекса о борьбе с насилием в семье, по просьбе жертв жестокого обращения, их адвокатов или их представителей. Охранные судебные приказы предоставляют жертвам домашнего насилия широкий спектр правовых гарантий. Прежде всего, преступник должен прекратить притеснения, угрозы и физическое насилие. Охранный судебный приказ запрещает ответчику вступать в какие-либо контакты с заявителем: по телефону, письмом, подарками или личными визитами. Ордер может также запретить обвиняемому приближаться к своей бывшей жертве, посещать места, где он работает или учится. Иногда судьи приказывают обвиняемому пройти курс лечения от наркотической или алкогольной зависимости или получить консультацию, чтобы положить конец физическому насилию.Таким образом, основная цель охранного ордера — разделить две конфликтующие стороны: предполагаемого злоумышленника и его возможную жертву. Выдав охранный ордер, судья еще не вынес решения по существу вопроса о виновности и ответственности, но предписывает определенный порядок законного поведения для обеих сторон на следующие несколько месяцев. Главное — не допустить дальнейшей эскалации насилия и возможных серьезных последствий.Как показал наш экспертный опрос, представители судебной системы также поддерживают необходимость расширения профилактических мер. При этом они должны обязательно подкрепляться законодательством.Вывод: Комиссия обращает внимание на неэффективность действующего российского законодательства, особенно в такой сфере, как насилие в семье. Существующая нормативно-правовая база не принимает во внимание специфику преступных действий в отношении женщин и угрозу, которую представляет насилие их здоровью, безопасности и жизни. Для потерпевших не предусмотрены меры защиты в виде охранного судебного приказа, которые особенно необходимы в ситуациях домашнего насилия.Комиссия считает, что отнесение большинства дел о насилии в семье в категорию дел частного обвинения (ст.115, 116. ч.1 УК РФ) приводит к тому, что пострадавшие остаются без надлежащей защиты со стороны государства. Они вынуждены действовать независимо в роли прокуроров, не имея какой-либо специальной юридической подготовки и не имея права на бесплатную помощь адвоката или адвоката. Такое положение вещей противоречит взятым на себя Российской Федерацией обязательствам по защите прав и свобод граждан. В частности, это нарушает Ст.2 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, требующую от государства обеспечения с помощью компетентных национальных судов и других государственных учреждений

4 стр., 1886 слов

Римская семья. Правовые отношения между супругами

... опеки над женщинами, была обязана испрашивать разрешение на брак у отца, а за отсутствием отца – у матери или у других близких родственников. Третьим условием вступления в римский брак является ... communcatio: чужая агнатической семье мужа, жена не участвовала в религиозном культе этой семьи, не связывали ее с мужем и никакие связи светского права. Однако память о браке cum manu была, ...

эффективной защиты

женщин против любого акта дискриминации.Рекомендации:В соответствии с международными обязательствами Российской Федерации Комиссия призывает обеспечить защиту жизни, здоровья и безопасности женщин с помощью принятия нового закона и (или) внесения дополнений и изменений в соответствующие статьи Уголовного Кодекса РФ:а) Принять федеральный закон о мерах правовой и социальной защиты пострадавших от насилия в семье.б) Исключить преступления, совершенные в семье, из категории дел частного обвинения, и перевести их в категорию дел публичного обвинения. Для этого внести поправки в действующий УК РФ и УПК РФ. В частности, внести дополнительные пункты в Ст.115 ч.2 и Ст.116 ч.2 УК РФ, указывающие на то, что если противоправные деяния совершались по отношению к родственникам или бывшим родственникам, то наказание будет строже. Необходимо также внести соответствующие изменения в УПК РФ, Ст.20 ч.4. о том, что руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора должны возбуждать уголовные дела о любом преступлении, указанном в Ст.115 и 116 и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которого связывают с обвиняемым родственные или бывшие родственными отношения.в) В целях снижения криминализации населения и предотвращения рецидивов агрессивного поведения, внести в Ст.44. Уголовный кодекс РФ «Виды наказания» — это дополнительный вид наказания, а именно обязательное посещение курсов перевоспитания, которые могут применяться как в качестве основного, так и дополнительного вида наказания. При этом вычеты из доходов организаций, организующих такие курсы, должны производиться из заработной платы осужденных к принудительному перевоспитанию в размере, установленном постановлением суда, в пределах от пяти до двадцати процентов. Внести соответствующие изменения в другие статьи Уголовного кодекса Российской Федерации о наказаниях.г) Гарантировать полноценную защиту пострадавших от домашнего насилия в рамках гражданской и уголовной судебной системы. Эти гарантии должны быть подкреплены специальным законодательством или поправками к действующему законодательству. Комиссия рекомендует ввести как отдельную меру защиты охранный ордер, или внести дополнения в Закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», включив защитный ордер в Главу 2 «Виды государственной защиты» как один из видов защиты. также необходимо предусмотреть наказание за нарушение этой меры защиты.

3 стр., 1459 слов

Брак и семья культура брачных отношений

... Современная семья строится в основном на брачных отношениях. Под браком понимается исторически обусловленная форма отношений между мужчиной и женщиной, через которую общество упорядочивает их отношения, как в правовом, так и в морально-этическом плане. Брачные отношения ...

1.4 Отсутствие государственной поддержки и государственной политики, направленной на борьбу с насилием в отношении женщин

1.5 Отсутствие статистики

Сегодня в России нет четкой системы сбора статистики насильственных преступлений. В общей статистике МВД по совершенным преступлениям до сих пор нет гендерной разбивки потерпевших.

253,9 тыс.

. И снова из этих данных не совсем понятно, по каким критериям была собрана эта информация: относятся ли алкоголики к числу беспокойных членов семьи или они относятся к двум разным категориям. Кроме того, разительно отличаются друг от друга официальные данные ведомства по организации охраны правопорядка — МВД РФ. Так, тремя месяцами ранее, в сентябре того же 2008 года глава МВД РФ Рашид Нургалиев заявлял в интервью ИТАР-ТАСС, что на учете в милиции состоит около

191 тысячи

хронических алкоголиков и

142,6 тысячи

семейных дебоширов на почве пьянства По сообщению новостного сайта: http://www.newsru.com/russia/08sep2008/sambuka_print.html .Вывод: Комиссия обеспокоена отсутствием единой системы сбора статистических данных структурами Министерства внутренних дел, которая учитывала бы характер взаимоотношений между преступником и жертвой, и которая включает в себя разбивку жертв по полу.Рекомендации: Ввести единую систему сбора статистических данных структурами Министерства внутренних дел, которая учитывает характер взаимоотношений между преступником и жертвой и включает разбивку потерпевших по полу.

1.6 Отказ в регистрации жалоб, бездействие и предвзятое отношение к пострадавшей

10 стр., 4624 слов

«Телесные наказания детей как педагогическая традиция и ...

... поведения родителей в отношении собственных детей. Если сформулировать проблему в терминах легитимности-нелегитимности и инструментальности-экспрессивности, то можно сказать, что телесное наказание ребенка является легитимно-инструментальной формой насилия, а физическое насилие над ребенком - нелитимно-экспрессивной ...

По результатам мониторинга, проведенного Комиссией, были обнаружены доказательства, свидетельствующие о серьезных нарушениях прав женщин представителями государственных структур. Комиссия осознает, что факты нарушения прав женщин, выявленные в ходе мониторинга, не являются исчерпывающими и репрезентативными. Однако они подчеркивают вывод о том, что при отсутствии системного государственного подхода реакция представителей государственных структур на случаи насилия в отношении женщин напрямую зависит от их личного отношения к проблеме, их индивидуальных установок и стереотипов. Это создает условия для нарушений и бездействия.В ходе работы комиссии мы выявили несколько случаев, когда представители полиции отказывали в регистрации жалоб потерпевших. Очень показательна в этом отношении история Ларисы: Обратившись за помощью в кризисный центр «Екатерина» (г. Екатеринбург), женщина рассказала следующую историю.11 лет она живет в гражданском браке с отцом своего ребенка, ведут общее хозяйство. После рождения сына партнер стал более агрессивен. Во время второй беременности она избила Ларису, так что в 6 месяцев у нее случился выкидыш. Опять простила. Он напомнил, что его партнерша часто рассказывала о своей семье, где отец бил свою мать, за которую он всю жизнь ненавидел своего отца. В последнее время сосед Ларисы по комнате часто пил и в нетрезвом виде оскорблял жену с ребенком. А однажды пьяница ударил ее по лицу и начал душить, сказав, что убьет ее, если она подглянет. Все это происходит при мальчике, которому восемь с половиной лет. Женщина обратилась в полицию, но участковый посоветовал ей лучше помириться с мужем, не принял никаких объяснений ни от Ларисы, ни от насильника и отказался возбуждать уголовное дело. В связи с отсутствием единой процедуры рассмотрения дел о домашнем насилии в отношении женщин и при отсутствии конкретного законодательства, регулирующего это преступление, представители правоохранительных органов обращаются с жертвами-женщинами на основе их убеждений и стереотипов. В ходе своей работы комиссия выявила несколько фактов предвзятого отношения к потерпевшей. Примером служит обращение за помощью в центр «Теплый дом» (г. Ижевск) потерпевшей «Н» с двумя детьми:Ее муж периодически устраивал скандалы, избивал N, не отпускал ее домой, выгонял ее, обвинял в измене родине, поднимал руку на старшего сына, когда тот пытался заступиться за мать. После очередного скандала с пьяным мужем — он ударил ее по голове крышкой бака и бросился ножом в старшего сына — «Н» убежал в убежище. Она подала заявление о фактах насилия в милицию. Состоялись встречи с участковым инспектором, который начал сбор материалов по делу «Угроза убийства». По материалам, собранным участковым, вышло Постановление старшего дознавателя, которое может служить образцом некомпетентности. В Постановлении отдельные события вырываются из контекста, несовершеннолетние дети пострадавшей в милицейском документе становятся «взрослыми», «которые могли предотвратить конфликт», а женщина, защищающая своего ребенка от озверевшего и схватившего нож супруга, «сама провоцирует подобные действия». Итог: «уголовное дело против истицы не возбуждать, поскольку она не осознавала, что клевещет на супруга». Чем же руководствовались стражи порядка? Как сказала в частной беседе следователь Прокуратуры, которая рассматривала поданный с помощью юриста центра протест пострадавшей, дознаватель руководствовалась «личными убеждениями». 2. Социально-психологические, социокультурные факторы домашнего насилия (http://revolution. /upload.html )

12 стр., 5993 слов

Социальная защита социальное обеспечение семьям, имеющим детей в России

... негосударственными некоммерческими организациями государственного социального заказа. Представляется необходимой активная работа регионов в сфере охраны и защиты семей имеющих детей. Заключение В заключение ... семьям с детьми, совершенствовать механизмы социального обеспечения. Это позволяет сделать вывод о несоответствии правового регулирования пособия по безработице потребностям граждан и ...

Насилие в семье есть реальное действие или угроза физического, сексуального, психологического или экономического оскорбления и насилия со стороны одного лица по отношению к другому, с которым лицо имеет или имело интимные или иные значимые отношения.Избиение — далеко не единственная форма насилия, так же как и эмоциональное и сексуальное насилие. Оскорбления, запугивания, угрозы, принудительные сексуальные отношения, экономическая зависимость тоже являются частью насильственных взаимоотношений. Каждый из этих видов насилия приносит одинаковую боль, и невозможно разделить их по степени воздействия.Домашнее насилие происходит между близкими людьми: мужем и женой, другом и подругой, гомосексуальными партнерами, пожилыми родителями и их взрослыми детьми. Хотя любой человек может быть подвергнут насилию, все-таки больше жертв среди женщин и детей.Домашнее насилие — это повторяющийся с увеличением частоты цикл: физического, словесного, духовного и экономического оскорбления с целью контроля, запугивания, внушения чувства страха.Это ситуации, в которых один человек контролирует или пытается контролировать поведение и чувства другого. Внутри семейного насилия как обобщенной категории существуют более специфические категории, определяемые природой отношений между обидчиком и жертвой, а также условиями их жизни. Например:жестокое обращение с детьми;насилие, направленное против супруги/супруга или партнерши/партнера;насилие в отношении престарелых.В обществе существует много мифов о проблеме домашнего (семейного) насилия. Стереотипизация этой проблемы начинается с представлений о внешнем виде и социальном положении женщин, подвергающихся насилию. Насилие существует во всех социальных группах, независимо от уровня дохода, образования, положения в обществе.Как правило, насилие в семье характеризуется следующими чертами:если уже имело место физическое насилие, то обычно с каждым последующим разом возрастает частота его повторения и степень жестокости;насилие и оскорбительное поведение чередуются с обещаниями измениться и извинениями, приносимыми обидчиком;при попытке порвать отношения наблюдается эскалация опасности для жертвы.Насилие в семье происходит в любых слоях и категориях населения, независимо от классовых, расовых, культурных, религиозных, социо-экономических аспектов, а также возможно как в семьях гетеросексуалов, так и геев, и лесбиянок.

Типичная модель семейной жестокости представляет собой применение силы в наибольшей мересильным по отношению к более слабому. Сила может быть физической или же определяться статусом. Оба эти вида превосходства имеют место в случаях семейного насилия над взрослыми. В большинстве случаев ни избитые женщины, ни избитые пожилые люди не обладают физической силой, достаточной для того, чтобы вступить в борьбу или сопротивляться своим тиранам; в обществе эти категории людей считаются второсортными.

При анализе насилия в семье возникает ряд трудностей:

1. Насилие в семье отличается высокой степенью латентности. Это объясняется, с одной стороны, нежеланием пострадавших обращаться в правоохранительные органы (некоторые не доверяют правоохранительным органам, некоторые боятся лишиться материальной поддержки и т.п.), а также неспособностью некоторых зависимых членов семьи обратиться в правоохранительные органы (это относится, в первую очередь, к детям и престарелым членам семьи).

20 стр., 9980 слов

Проблемы семьи и брака

... свободу действий и др.) стали основными факторами, подрывающими нравственные и гуманистические устои брака и семьи в современном российском обществе. Проблема семьи, ее сохранения и укрепления основ ... профессиональной занятости, материальной независимостью и все большей индивидуализацией женщин. Это привело к тому, что часть женщин добровольно и сознательно отдают предпочтение безбрачию. ...

С другой стороны, латентность насилия объясняется нежеланием и отчасти неспособностью правоохранительных органов обеспечить реальную защиту пострадавших. Нередки случаи сокрытия обращений о фактах насилия в семье самими правоохранительными органами.

2. Ни в бывшем Советском Союзе, ни в современной России не было и нет официальной статистики по насилию в семье. Статистика о потерпевших характеризует весь массив потерпевших от всех видов преступлений, не выделяя при всём этом количество жертв от насильственных преступлений вообще и от насильственных преступлений, совершаемых в семье [26].

Хотя проблема насилия в семье существует испокон веков, лишь в последнее время на нее обратили серьезное практическое внимание. О международном внимании к проблеме насилия в семье свидетельствует ее обсуждение и принятие решений на конгрессах ООН по вопросам женщин, Всемирной ассамблее по проблемам старения, а также Всемирной программе действий в отношении инвалидов и Конвенции о правах ребенка.

Несмотря на недостаток данных о масштабах насилия в семье в его различных формах и проявлениях, имеющейся информации достаточно для того, чтобы привлечь к этому явлению широкое внимание. Поскольку случаи насилия в семье в официальных статистических данных обычно не выделяются в отдельную категорию и составляют значительную долю скрытой от глаз преступности, то истинные масштабы различных видов насилия в семье определить трудно.

Согласно проведенному в США обзору, до 6,9 миллионов детей в год подверглись жестокому обращению (1,5 миллионов детей — физическому насилию) со стороны своих родителей и от 1,9 до 2,1 миллиона женщин стали жертвами физического насилия со стороны своих партнеров. Число жертв жестокого обращения среди престарелых составляет от 0,5 до 2,5 миллионов человек (в большинстве своем женщины старше 75 лет).

Среди детей (3-17 лет) 80 % совершают насилие, более половины — жестокое насилие в отношении своих братьев и сестер, а около 10 % — в отношении своих родителей, порой со смертельным исходом. Подавляющее большинство детей — жертв убийства, были убиты своими родителями или другими родственниками. Установлено, что как в развитых, так и в развивающихся странах, половина или более всех убийств происходит в семьях, при всём этом большинство жертв составляют женщины. Для разных стран была обнаружена устойчивая картина насилия в семье.

В специальном докладе Департамента социальных и политических наук Бельгии, представленном в Европейский Комитет равенства между мужчиной и женщиной в 1991 году указывалось, что особую тревогу вызывает тот факт, что в случаях физического насилия 87 % жертв и агрессоров являлись членами одной семьи. Во Франции, согласно материалам феминистской организации, из 264 изученных случаев 130 изнасилований носили характер инцеста (90 случаев — отец-дочь; 40 случаев — брат-сестра).

В Германии, согласно статистике, основанной на анкетах Федерального офиса и криминальной полиции с 1984 года, большинство (более чем 100 000 случаев) сексуальных злоупотреблений в отношении детей случилось в семье. Более чем в 90 % инициаторы — мужчины и около 75 % жертв — молодые девушки.

Согласно данным Комиссии по вопросам равенства прав женщин Португалии примерно 30 % женщин, которые обращаются за юридической помощью, являются жертвами семейного насилия (за год в данную Комиссию обращаются за юридической помощью около 3000 женщин).

Отмечается, что эта цифра гораздо выше, и женщины не обращаются за помощью в силу социально-культурных факторов, в силу своей финансовой зависимости. В 1991 году социологи изучали социальный образ мужчин и женщин Португалии. Было опрошено 1500 человек в возрасте от 15 до 66 лет (638 мужчин и 862 женщины) из различных регионов. Примерно 40 % заявило, что они были жертвами семейного насилия. Как мужчины, так и женщины (89,8 %) заявили, что большая угроза оказаться жертвой подобного насилия — у женщин.

Согласно статистике 1988 года в Финляндии более 40 % тяжких насилий в отношении женщин было совершено их супругами.

По мнению исследовательской группы, дети являются несдержанными членами семей; согласно оценкам, в США более 29 миллионов детей в год совершили один или более актов физического насилия в отношении братьев и сестер, причем 19 миллионов нападений были настолько серьезны, что если бы были совершены вне рамок семьи, то квалифицировались бы как опасные деяния. В некоторых странах растущее беспокойство вызывает насилие со стороны несовершеннолетних в отношении родителей. Согласно статистике Португалии, только 5 % женщин сообщают в соответствующие органы о том, что они подвергаются семейному насилию. В 1992 году было убито 13 женщин в семье и зарегистрировано 12 попыток убийства.

В 1991 году в Австралийской столичной территории было зарегистрировано 603 заявления на предоставление защиты от актов насилия в семье по постановлению суда, из них 90 % — насилия со стороны мужа.

Согласно недавно проведенному исследованию в Колумбии, 65 % женщин, состоявших в зарегистрированном или незарегистрированном браке, заявили, что у них были серьезные ссоры с партнерами. Каждая пятая указала, что она была сильно избита, а каждая десятая, — что была изнасилована.

Предварительные результаты ограниченного числа обзоров, проведенных в Бангладеш, Зимбабве, Индии, Колумбии, Кувейте, Нигерии и Чили, указывают на широкие масштабы насилия в отношении женщин. Предварительные оценки, касающиеся других стран, исходят в основном из вторичных источников, например данных, которые предоставляются убежищами для женщин, подвергаемых избиению, а также докладов других служб для различного рода жертв, которые сталкиваются лишь с частью подобных случаев. В последнее время для получения дополнительной информации в этих странах используются обзоры виктимизации и добровольные заявления правонарушителей, а для оценки распространенности различных видов насилия в семье на основе метода экстраполяции проводится анализ репрезентативных выборок.

Если говорить о насилии в семье, то сложности получения объективной информации связаны не только с отчетностью, но и с тем, как жертва воспринимает случившееся. Бесспорно, частота проявления и формы насилия в семье в различных странах отличаются. При этом явление насилия в семье не является неизбежным. Сравнительные обзоры свидетельствуют о распространенности этого явления, однако они также подтверждают, что существуют общества, где оно минимально и указывают пути его предотвращения. Согласно проведенному недавно исследованию стран различных регионов, явление насилия в семье встречается во всем мире, но при всём этом проявляется редко или отсутствует в 15 из 90 исследованных стран.

Люди, живущие в ситуации насилия и являющиеся пострадавшей стороной, могут испытывать следующие чувства: ужас, сверхбдительность, смятение, чувство беспомощности, безнадежности или бессилия, беспокойство о безопасности, чувство вины, чувство подавленности. Им часто снятся кошмары, они теряют уверенность в себе, им свойственны навязчивые воспоминания, приступы тревоги, депрессия, фобии, печаль, мысли о самоубийстве, самообвинения, духовные сомнения, отказ от участия в церковной жизни, в жизни общества, семьи, изменение сексуальной активности, алкогольная/наркотическая зависимость, желание возмездия.

Удивительно большое число избиваемых женщин не оставляет мужей навсегда. Многие женщины социализированы таким образом, чтобы играть подчиненную роль при муже, терпеть насилие, а психологическое насилие создает в женщинах чувство, что они слишком неадекватны, чтобы жить собственной жизнью. Некоторые женщины полагают, что их моральный долг — сохранять брак до конца, независимо от того, хорошо это или плохо. Многие надеются (несмотря на продолжающееся насилие), что их мужья изменятся. Некоторые опасаются, что, если они попытаются оставить мужа, то он предпримет ответные меры с более серьезными избиениями. Часть женщин не рассматривает развод как реальный вариант, потому что они чувствуют себя материально зависимыми. Многие имеют детей и не надеются на то, что они смогут поднять детей собственными силами. Некоторые полагают, что случайные избиения лучше, чем одиночество и нестабильность, неизбежные после развода. Некоторые испытывают страх получить ярлык разведенной. Эти женщины — пленники в их собственных домах.

Механизмы поведения женщин, остающихся в семье, несмотря на причиняемые им страдания, определяются, главным образом, двумя факторами. Как правило, насилие было типичным в семьях, в которых они выросли: отец бил мать, братья и сестры били друг друга. Дети оскорбляют тех, кого оскорбляют в семье другие. Экономическая зависимость, ограниченная помощь со стороны государства также способствует домашнему насилию против женщин и детей. Для женщин, подвергающихся насилию, характерна уверенность в том, что не существует способа защитить себя, даже в том случае, если в семейные конфликты вмешивается милиция. Женщины опасаются того, что при попытке обращения в правоохранительные органы, мужья будут мстить им или причинят вред тому, кто им дорог (детям, домашним животным и т.д.).

Они приносят себя в жертву ради спокойной жизни других.

Причины того, что жертва не прекращает своих отношений с лицом, допускающим акты домашнего насилия, многочисленны и различны в каждом отдельном случае. Имеет место миф о том, что жертва может легко разорвать эти отношения, если захочет, и партнер даст ей уйти, не прибегая к насилию как к средству ее удержания. Жертвы домашнего насилия называют в качестве основной причины того, что они не пытаются уйти от своего мучителя, реальный страх перед эскалацией насилия. Из предыдущего опыта жертва знает, что как только она пытается воспользоваться чьей-то помощью, интенсивность насилия возрастает. Исследования показывают, что при разрыве жертвой отношений насилие часто возрастает. «Национальная статистика по уголовным преступлениям» показывает, что почти в 75% случаев применения насилия между супругами партнеры были в разводе или жили раздельно (Департамент юстиции США, 1983, Вашингтон).

Лицо, допускающее акты домашнего насилия, может постоянно говорить своей жертве, что она никогда не избавится от него. На основе своего опыта, когда она пыталась освободиться от него, жертва верит таким утверждениям. Иногда такое лицо выслеживает жертву или отбирает у нее детей в попытке вернуть ее. С этой же целью он может воспользоваться помощью родственников или друзей.

Кроме страха, к причинам того, что жертвы не разрывают отношений с партнером, относятся:

  • отсутствие реальных альтернатив в том, что касается трудоустройства и финансовой помощи, особенно для жертв с детьми (часто финансы находятся под контролем преступника);
  • отсутствие жилья, которое жертва может себе позволить, и которое стало бы надежной защитой для жертвы и ее детей;
  • иммобилизация в результате психологической и физической травмы (травмированные лица часто не могут мобилизовать все огромные силы, необходимые для прекращения отношений и начала новой жизни для себя и своих детей, особенно в период непосредственно после травмы);
  • культурные и семейные ценности, призывающие к сохранению семьи любой ценой;
  • партнер, психологи, суды, священники, родственники и т.д., которые убеждают жертву, что она сама виновата в насилии и что она может остановить его, подчинившись требованиям партнера.

При этом, вопреки распространенному мифу о том, что все жертвы домашнего насилия пассивны и склонны к повиновению, они часто используют различные стратегии для того, чтобы как-то пережить домашнее насилие и оказать ему сопротивление. Иногда жертва обращается за помощью к системе уголовной юстиции и проходит через весь процесс лишь для того, чтобы увидеть, что суду не удается остановить насилие в краткие сроки. Таким образом, жертва вынуждена вернуться к своей старой стратегии выживания, состоящей в выполнении требований партнера в ходе судебного процесса, ибо ей представляется, что партнер больше контролирует ситуацию, чем суд.

В то время как суд может остановить насилие в долгосрочном плане, используя средства правовой защиты, жертва пытается остановить насилие немедленно. Используя ряд подходов, таких как подтверждение приуменьшения или отрицания факта насилия со стороны партнера, доверие к его обещаниям, что это больше не повторится, требования, чтобы суд приостановил действие защитного ордера, неявка в суд, утверждения, что она «все еще его любит», и т.д., жертва может иногда остановить насилие на время.

Поведение жертвы, включая нежелание давать показания в уголовном процессе, является результатом того, что она травмирована насилием и что она — человек, которого истязает другой, близкий ей человек. Часто поведение жертвы является непосредственной реакцией на то, что сделал преступник перед судебным заседанием или что он делает во время этого заседания. План обеспечения собственной безопасности жертвы может отличаться от плана обеспечения ее безопасности, разработанного судом.

Вместо того, чтобы считать поведение жертвы мазохистским и безумным, следует отнестись к нему как к нормальному поведению, важному для выживания жертвы и ее детей.

Мифы и факты о насилии в семье :

1. Женщины, подвергающиеся насилию в семье — мазохистки. Им доставляет удовольствие, когда их бьют.

В основном считается, что избивают женщин, которые «хотят и заслуживают того, чтобы быть избитыми», поэтому они не уходят и терпят такое отношение. Этот миф подразумевает, что она получает сексуальное удовольствие от того, что избиваема мужчиной, которого она любит.

2. Женщины провоцируют насилие и заслуживают его.

Это широко распространенное убеждение свидетельствует о том, что проблема избиения женщин — социальная: она коренится в гендерных стереотипах, которые с детства прививаются людям. Ни одно существо не заслуживает побоев, однако, в реальности, обидчик всегда найдет оправдание своим действиям, независимо от того, как вела себя жертва.

3. Женщины, подвергающиеся насилию, всегда могут уйти от обидчика.

В обществе, где женщинам предписано с культурной точки зрения верить в то, что любовь и брак являются для них истинной самореализацией, часто считается, что она имеет право и свободу уйти из дома, когда насилие становится очень серьезным. На самом деле, в реальности, существует очень много препятствий для женщин на этом пути.

4. Однажды подвергшаяся насилию женщина — навсегда жертва.

Пройдя консультирование у специалистов, женщина может возвратиться к «нормальной» жизни, если цикл насилия разорван, и женщина не находится в ситуации насилия и опасности.

5. Однажды обидчик — навсегда обидчик, однажды ударив, человек не может остановиться.

Если верна теория психологически приобретенного насильственного поведения, то обидчиков можно научить навыкам неагрессивного поведения.

6. Мужчины-обидчики ведут себя агрессивно и грубо в отношениях со всеми.

Большинство из них способны контролировать свое поведение и понимают, где и по отношению к кому можно проявлять агрессивные эмоции.

7. Те, кто избивают, не являются любящими мужьями или партнерами.

Они используют любовь для того, чтобы удержать женщину в рамках насильственных отношений.

8. Обидчики, применяющие насилие, психически нездоровы.

Эти мужчины часто ведут «нормальный» образ жизни, за исключением тех моментов, когда они позволяют себе вспышки агрессивного поведения. Социальный статус таких мужчин может быть довольно высоким, они могут занимать руководящие посты, вести активную социальную жизнь, быть успешными в бизнесе.

9. Мужчины, подвергающие насилию, являются неудачниками и не могут справиться со стрессом и проблемами в жизни.

Состояние стресса рано или поздно испытывают все люди, но не все подвергают насилию других людей.

10 Мужчины, избивающие жен, избивают также и детей.

Это случается примерно в одной трети семей.

11. Мужчина прекратит насилие, «когда мы поженимся».

Женщины думали, что эти мужчины прекратят контролировать, если они поженятся. Предполагается, что добившись своего, он должен успокоиться и поверить, что она его любит, так как брак является наивысшим доказательством любви. При этом проблема в том, что власти не бывает много, и цикл насилия продолжается.

12. Детям нужен их отец, даже если он агрессивен, или «а остаюсь только из-за детей».

Без сомнения, в идеале дети нуждаются в матери и отце. При этом дети, живущие в условиях насилия в семье, сами могут просить мать убежать от отца, чтобы спастись от насилия.

13. Домашние ссоры, рукоприкладства и потасовки характерны для необразованных и бедных людей. В семьях с боле высоким уровнем достатка и образования такие происшествия случаются реже.

Насилие в семье не ограничивается определенными слоями и группами населения. Это случается во всех социальных группах независимо от уровня образования и доходов.

14. Ссоры между мужьями и женами существовали всегда. «Милые бранятся — только тешатся». Это естественно и не может иметь серьезных последствий.

Ссоры и конфликты действительно могут присутствовать во многих отношениях. Отличительной чертой насилия является серьезность, цикличность и интенсивность происходящего и последствий.

15. Пощечина никогда не ранит серьезно.

Насилие отличается цикличностью и постепенным усилением актов насилия. Это может начинаться просто с критики, переходя к унижениям, изоляции, потом пощечина, удар, регулярные избиения, а иногда смертельный исход.

16. Причиной насилия является алкоголь.

Принятие алкоголя снижает способность контролировать поведение, но среди обидчиков много мужчин, не употребляющих табак или алкоголь. Некоторые, пройдя лечение от алкоголизма, продолжали быть агрессивными и жестокими по отношению к близким. Алкоголизм или принятие алкогольных напитков не может служить оправданием насилия.

17. Насилие в семье — новое явление, рожденное современными экономическими и общественными переменами, убыстряющимся темпом жизни и новыми стрессами.

Обычай избивать жену так же стар, как и сам брак. В самые давние времена, свидетельства о которых дошли до нас, закон открыто поощрял и санкционировал обычай избивать жену.

18. Сейчас домашнее насилие — явление редкое. Оно осталось в прошлом, когда нравы были более жестокими, и женщины считались собственностью мужчин.

Насилие в семье — явление весьма распространенное в наше время. Во многих странах специалисты по юриспруденции и адвокаты, специализирующиеся на защите прав женщин, считают, что домашнее насилие занимает одно из первых мест среди тех видов преступности, сведения о которых редко доходят до правоохранительных органов.

Существование этих и других мифов о проблеме насилия в семье ложится дополнительным грузом на плечи женщин, которые подвергаются насилию. Все это — барьеры на пути к нормальной жизни.

Причины проявления насилия многочисленны. Они определяются сочетанием различных факторов, ни на один из которых в отдельности нельзя возложить ответственность за данное явление, поэтому принято рассматривать причины и факторы насилия в целом.

Во-первых, насилие может иметь социокультурную природу, быть неотъемлемой частью стереотипических представлений о сущности семейных взаимоотношений, воспринятой с воспитанием, подкрепляемой внешними впечатлениями и представляющейся таким образом единственно возможной их моделью.

Во-вторых, жестокое обращение может быть результатом личного жизненного опыта индивида или индивидов, и тем самым для них тоже создается морально-психологическое основание считать такой тип взаимоотношений универсальным.

Третья группа причин связана с «травмой детства», с пережитым в раннем возрасте разрушительным опытом, что заставляет индивида вымещать на близких свои детские комплексы.

В-четвертых, социальная и психологическая декомпенсация в результате внешних воздействий, превышающих пределы личностной устойчивости индивидов, вынуждает ряд из них искать заместительной компенсации соей неудовлетворенности дома, самоутверждаясь за счет более слабых, неспособных дать отпор и защитить себя.

Пятая группа причин связана с личностными особенностями индивида, с чрезмерно развитыми их доминирующими чертами и особенностями характера, не компенсированными в свое время достаточно адекватным воспитанием.

В настоящее время не существует единого мнения о первопричине домашнего насилия. Было предложено множество микро — и макротеорий — от наличия психических нарушений до влияния социально-культурных ценностей и социальной организации. Основные споры развернулись между последователями психологических теорий и теми, кто верит в социальную причинность. Психологи установили особую роль в росте насилия таких психических факторов, как ослабление управления инстинктами, разочарование, агрессивность, алкоголизм и психопатология. Приверженцы теории социальной причинности концентрируют внимание на культурных нормах, провоцирующих насилие, на патриархальной социальной структуре, благоприятствующей доминирующей роли мужчин.

Р. Джиллес и М. Страус (1979) сформулировали 15 теоретических положений, которые могли бы объяснить основные причины семейного насилия, и показали, что не существует единой теории, способной полностью объяснить все случаи насилия. Принимая во внимание сложность человеческой натуры, социальное взаимодействие и социальную структуру, некоторые исследователи предложили более перспективный подход. Они создали комплексную модель насилия в семье. Их модель учитывает разнообразие семей, индивидуальные характеристики и социальные отклонения их членов, сочетание которых вызывает насилие. Эта модель придает особое значение взаимному влиянию между людьми, их поступкам, предшествующим насилию и следующим за ним.

С домашним насилием в наибольшей меречасто связывают четыре социально-психологических фактора, имеющих отношение как к супружеским парам, так и к пожилым людям, а именно стресс, общественную изоляцию, алкоголизм и изначальную приверженность к насилию.

Насилие тесно связано с социальным стрессом в семье. Среди множества проблем, которые могут повысить уровень напряженности и привести к жестокости, следует назвать такие как разногласия в воспитании детей, секс, беременность, денежные затруднения, безработица, необходимость в долговременной медицинской помощи. Постоянное раздражение отчасти можно объяснить хроническим беспокойством о нерешенных проблемах и взаимоисключающими требованиями, которые предъявляет общество, несовпадением между желаниями и возможностями.

Связанность семейными обязанностями, неучастие в общественной деятельности и наличие ограниченной системы социальной поддержки увеличивают риск насилия. Избиваемых женщин мужья часто изолируют от окружающих, контролируют все их контакты с семьей и друзьями, запрещают им проходить обучение или устраиваться на работу. Вмешиваясь в жизнь физически ослабленных пожилых людей, семьи изолируют их от друзей и окружающих.

Супружеские побои часто связывают с алкоголем, причем одни исследователи считают, что он снимает контроль над инстинктами, другие — что он служит оправданием. Исследования показали, что алкоголь и наркотики действуют неодинаково. Было замечено, что маленькая доза алкоголя не влияет на агрессивность, увеличение же дозы может привести к агрессии. В случае принятия наркотика увеличение дозы не приводит к агрессии, а действует даже наоборот — размягчает и растормаживает. Люди применяют насилие не потому что они приняли наркотики, а потому что они не могут их принять. Поэтому некоторые случаи насилия вызваны попыткой родственников добыть деньги для покупки наркотиков и алкоголя.

Предметом широких исследований были и психологические факторы. По данным исследователей, для мужей истязающих своих жен, характерны депрессия, деспотичность, одержимость и патологическая ревность. Что касается избитых жен, то им присущи зависимость, низкая самооценка, традиционные установки по отношению к мужскому и женскому поведению. В случаях насилия над пожилыми людьми главным психологическим фактором является перемена ролей и зависимость родителей от взрослых детей. В тоже время определенные характерные черты жертвы, такие, как постоянные претензии и жалобы, также могут способствовать жестокости.

В психологии существует множество объяснений насилия. Так психоанализ видит в нем перенесение индивидом примитивного влечения к смерти (которое Фрейд называл «инстинктом смерти») с самого себя на внешние объекты. Необихевиоризм считает насилие следствием фрустраций, претерпеваемых личностью в процессе социального научения (Дж. Доллард, Н. Миллер, А. Бандура).

Интеракционизм — следствием объективного «конфликта интересов», «несовместимости целей» отдельных личностей и социальных групп (Д. Кэмпбелл, М. Шериф).

Когнитивизм рассматривает насилие как результат «диссонансов» и «несоответствий» в познавательной сфере субъекта (Л. Фестингер, Г. Тэшфел) [12, C.245].

Обобщая сказанное о причинах и факторах насилия в семье, можно отметить, что существует большое количество причин, вызывающих или влияющих на проявления насилия. Но какими бы ни были причины насилия, оно всегда влечет за собой отрицательные последствия, с которыми жертва насилия чаще всего не в состоянии справиться самостоятельно.

2.1 Гендерные различия

Мужчины и женщины отличаются своими установками относительно агрессии. Мужчины, как правило, в меньшей степени испытывают чувство вины и тревоги. Напротив, женщины более обеспокоены тем, чем агрессия может обернуться для них самих, — например, возможностью получить отпор со стороны жертвы. Свежие данные свидетельствуют о том, что мужчины и женщины придерживаются противоположных социальных представлений противоположных моделей и теорий о функциях — об агрессии (Campbell, Muncer & German, 1993).

Более того, женщины рассматривают агрессию как экспрессию — как средство выражения гнева и снятия стресса путем высвобождения агрессивной энергии. Мужчины же, напротив, относятся к агрессии как к инструменту, считая ее моделью поведения, к которому прибегают для получения разнообразного социального и материального вознаграждения.Дополнительные данные, касающиеся гендерных различий в агрессии, свидетельствуют о том, что мужчины более склонны прибегать к прямым формам агрессии, а женщины предпочитают пользоваться косвенными действиями, которые наносят вред противнику окольным путем. Например, Лагерспетц и его коллеги (Lagerspetz & others, 1988; Bjorkvist, Lagerspetz & Kaukiainen, 1992) опрашивали мальчиков и девочек в возрасте от 8 до 15 лет, как ведут себя школьники из их класса, когда сердятся. Полученные результаты показали, что мальчики прибегают к прямым формам агрессии, включающим такие действия, как погоня за противником, подножки, пинки, толчки, дразнилки, значительно чаще девочек. Зато девочкам более свойственны косвенные формы агрессии, например, наговор на противника за его спиной, бойкотирование обидчика, разрыв дружеских отношений, демонстрация обиды.Таким образом, мужчины и женщины действительно отличаются друг от друга относительно агрессии, причем мужчины, как правило, более склонны к подобному поведению, нежели женщины. При этом величина разрыва сильно колеблется в зависимости от обстановки и других факторов, а также от формы агрессии.Несмотря на то что различия в агрессивном поведении в целом между мужчинами и женщинами окончательно не выяснены, мы неплохо осведомлены в вопросе, какова вероятность представителей обоего пола оказаться объектами агрессии. Большинство лабораторных исследований, в которых в качестве переменной выступал пол, подтвердили широко распространенную точку зрения, что мужчины чаще становятся объектом физической агрессии (Frodi, Macauly & Thome, 1977).

Аналогичные данные были получены в результате огромного числа исследований, разработчики которых использовали разнообразные методики и способы оценки агрессии и подбирали в качестве испытуемых людей с самыми разными характеристиками (Buss, 19661); Baron & Bell, 1973; Kaleta & Buss, 1973).

Более того, статистические данные показывают, что убийства значительно чаще являются причиной смерти среди молодых мужчин, чем женщин. В целом же женщины реже выступают в качестве мишени определенных форм агрессии, нежели мужчины.При этом из этого «правила» имеются свои исключения. Как уже отмечалось ранее, женщины значительно чаще становятся жертвами супружеского насилия и сексуальной агрессии . Поскольку причиной изнасилований является скорее агрессия (например, крайняя форма неприязни по отношению к женщинам; Groth, 1979; Malamut, 1986), нежели сексуальные мотивы, становится ясно, что в этом смысле женщины скорее станут объектами насилия, нежели мужчины. Наконец, женщины легко могут стать объектом агрессии со стороны мужчин, если представляют для них определенную угрозу. В подобных случаях нежелание мужчин не прибегать к насилию против женщин, похоже, резко уменьшается (Richardson et., 1985).

Если не принимать в расчет эти исключения, имеющиеся данные, однако, свидетельствуют о том, что женщины в целом значительно реже бывают объектом агрессии.То обстоятельство, что гендерные различия влияют на становление, протекание и демонстрацию агрессии, было убедительно доказано на примере исследований индивидов, а также анализом имеющейся литературы (Eagly & Steffen, 1986; Eagly & Wood, 1991).

Первопричина этих различий, однако, так и осталась невыясненной. Многие биологи, занимающиеся изучением социального поведения, придерживаются мнения, что гендерные различия в агрессии обусловлены в основном генетическими факторами. Согласно этой точке зрения, для мужчин характерен более высокий уровень физической агрессии, потому что в прошлом подобное поведение давало им возможность передавать свои гены следующему поколению. Они утверждают, что агрессия помогала нашим предкам, ищущим самку для спаривания, побеждать соперников и тем самым увеличивала их возможность «увековечить» свои гены в будущих поколениях. Результатом такого естественного отбора, связанного с воспроизводством, явилось то, что нынешние мужчины более склонны к физической агрессии, а также к демонстрации физиологической адаптации и механизмов, связанных с подобным поведением.Такие предположения, безусловно, нельзя проверить с помощью прямого эмпирического исследования. При этом кое-какие данные могут быть интерпретированы как подтверждение предположения, что гендерные различия в агрессии порождаются, по крайней мере отчасти, генетическими факторами. Например, Садалла, Кенрик и Вершур (Sadalla, Kenrick & Vershure, 1987) пришли к выводу, что женщины, в отличие от мужчин, считают склонность к доминированию у своего возможного супруга весьма привлекательной чертой. Такие данные свидетельствуют о том, что напористое или агрессивное поведение может действительно помогать мужчинам передавать свои гены последующему поколению — главная проблема, согласно доктрине биологов, изучающих социальное поведение. И вновь, однако, нет возможности напрямую проверить потенциальный вклад генетических факторов в гендерные различия в агрессии. Таким образом, роль этих факторов по-прежнему интересует нас, но остается недоступной возможностью для проверки.В другом объяснении гендерных различий в агрессии делается акцент на влияние социальных и культурных факторов. Было предложено много различных вариантов этого объяснения, но, наверное, большинство фактов подтверждает гипотезу интерпретации социальной роли, предложенную Игли и ее коллегами (Eagly, 1987; Eagly & Wood, 1991).

Согласно этой теории, гендерные различия в агрессии порождаются, главным образом, противоположностью гендерных ролей, то есть представлениями о том, каким, в пределах данной культуры, должно быть поведение представителей различных полов. У многих народов считается, что женщины, в отличие от мужчин, более общественные создания — для них должно быть характерно дружелюбие, беспокойство за других, эмоциональная экспрессивность. От мужчин же, напротив, ожидается демонстрация силы — независимости, уверенности в себе, хозяйственности. Согласно теории социальных ролей, гендерные различия в агрессии порождаются в основном тем обстоятельством, что в большинстве культур считается, что мужчины в широком диапазоне ситуаций должны вести себя более агрессивно, нежели женщины.Эта теория нашла свое подтверждение в самых разнообразных работах (Baglу, 1987).

Пожалуй, самое убедительное из них было получено в мета-аналитическом исследовании, в ходе которого испытуемых просили проранжировать описания специфического агрессивного поведения, изучавшегося в различных работах по агрессии (Eagly & Steffen, 1986).

Испытуемые оценивали степень пагубности этих поступков, чувство тревоги или вины, которое они бы ощутили, действуя подобным образом, а также отвечали на вопрос, почему средний человек выбирает агрессию в качестве модели поведения. Полученные результаты показали, во-первых, что женщины в большей степени воспринимают эти поступки как пагубные и порождающие чувство вины или тревоги. Во-вторых, представители обоих полов подчеркнули, что мужчины более склонны прибегать к подобным действиям, нежели женщины. Эти данные свидетельствуют о том, что гендерные роли, предписывающие различные уровни агрессии для мужчин и женщин, действительно в какой-то степени опосредуют гендерные различия. Но возможно, самое главное то, что разница в оценках, выставленных испытуемыми мужского и женского пола, полностью коррелирует с реальными гендерными различиями в агрессии наблюдаемых в рассматривавшихся исследованиях. Иными словами, чем больше мужчины и женщины отличались друг от друга в своем восприятии различных видов поведения, которые они оценивали, тем сильнее проявлялась склонность мужчин демонстрировать более высокие уровни агрессии.Результаты этого исследования, как, впрочем, и многих других, свидетельствуют о том, что гендерные различия в агрессии, подобно гендерным различиям во многих других видах поведения, порождаются, хотя бы отчасти, противоположностью гендерных ролей и стереотипами, имеющими место во многих культурах. При этом следует отметить, что некоторые данные наводят на мысль, что именно биологические или генетические факторы обусловливают большую склонность мужчин прибегать к многочисленным формам агрессии. Возможно, в наибольшей мереубедительным свидетельством в этом отношении является демонстрация наличия связи между уровнем тестостерона (мужской половой гормон) и проявлениями агрессивного характера. Несколько различных работ показывают, что более высокие концентрации тестостерона ассоциируются с более высокими уровнями агрессии мужчин (Веппап, Gladue & Taylor, 1993; Olweus, 1986).

Кроме того, оказывается, что гендерные различия в агрессии в равной степени имеют значение и для лиц с гомосексуальной и гетеросексуальной ориентацией (Gladue, 1991).

Если социальные факторы и гендерные роли играют основную роль в гендерных различиях в агрессии, то можно ожидать, что подобные различия будут в большей степени проявляться среди гетеросексуалов. Тот же факт, что на самом деле это не так, говорит о том, что биологические факторы действительно могут играть определенную роль в порождении гендерных различий в агрессии.2.2 Н.А. Парыгина «Женщина — жертва насилия (социологический портрет)» (Власть и управление на Востоке России. 2009. №1)

2.4 Валентина БОДРОВА «Насилие в семье»

Проблема насилия в семье появилась в стране не сегодня, но в бывшем СССР она относилась к числу «закрытых» тем. Поэтому кроме как среди экспертов в милиции и, возможно, работников ЗАГСов, где фиксировались причины разводов, она не была предметом обсуждения, анализа и тем более достоянием общественного мнения.Демократизация общества позволила снять завесу «закрытости» с проблемы насилия в семье. В опросе женщин, который проходил в январе-марте 2000 г. в Великом Новгороде, Перми и Березниках (N=3900 человек), у женщин в возрасте 15-44 лет выяснялось, подвергались ли они насилию в семье, каковы его виды, распространенность этого явления в зависимости от социально-демографических характеристик респонденток и каково было их собственное ответное поведение по отношению к мужу или партнеру. Условно виды насилия были разделены на четыре группы в зависимости от степени тяжести — от угроз избиения до угроз ножом или другим видом оружия.Среди опрошенных респондентов всех трех городов почти каждая пятая женщина подвергалась насилию со стороны партнера (это были угрозы ударить ее или швырнуть в нее какие-либо предметы и т.п.); каждая седьмая сообщила, что партнер применял по отношению к ней физическое насилие: толкал, пинал, давал оплеуху, а еще каждую десятую женщину партнер пинал ногами, бил кулаками и каждой двадцать пятой опрошенной женщине партнер угрожал ножом или другим видом оружия.В ответах всех женщин, подвергшихся домашнему насилию, прослеживаются две тенденции. Первая: число потерпевших снижается по мере усиления угрозы физического воздействия. Вторая: в старших возрастах число женщин, подвергавшихся насилию, больше, чем у молодых.В каждом из трех городов девяти женщинам из десяти (из числа тех, кто ответил на соответствующий вопрос) партнер грозил, что ударит или швырнет в них какие-либо предметы. Молодые женщины из г. Березники в возрасте до 24 лет почти в пять раз реже подвергались этому виду насилия по сравнению с женщинами 35-44 лет; в Перми — в 4 раза реже, а в Великом Новгороде — в 3 раза реже. Более серьезному виду насилия такому, как избиение кулаками, пинание ногами и т.п., подвергалась каждая вторая ответившая женщина во всех трех городах, причем молодые женщины до 24 лет, проживающие в г. Березники, почти в 5 раз реже, чем женщины в старшем возрасте (35-44 года); в Перми и Великом Новгороде это соотношение составило 1 к 4.Подтверждается пословица «Бьет, значит, любит». Среди ответивших женщин, которые подвергались тем или иным видам насилия, в наибольшей меревысока доля замужних. Женщины, живущие в гражданском браке, в целом существенно реже, чем замужние, подвергались насилию со стороны партнера. При этом, однако, отмечаются значительные различия по городам, где проходил опрос. В г. Березники они в 1,5 раза реже, чем замужние, подвергались угрозам побоев, в Перми в — 2 раза и в Великом Новгороде — в 2,6 раза реже. В Березняках женщины, живущие в гражданском браке, реже, чем замужние женщины, подвергались побоям и т.д. В то же время им несколько чаще, по сравнению с замужними женщинами, угрожали ножом или другим видом оружия.Об этом говорили все женщины во всех трех городах. Соотношение частоты в наибольшей мережестких форм насилия в течение последних 12 месяцев и 5 и более лет назад составляет 1 к 2,3 в Березниках и Перми, в Великом Новгороде — 1 к 2,2.Исследование не зафиксировало какой-либо зависимости частоты случаев насилия и занятости женщин. Единственное отклонение в Великом Новгороде — по сравнению с предыдущим трехлетним периодом произошел «взрыв» самых опасных видов угроз насилия в среде работающих женщин: их частота возросла в 3,5 раза; в то же время неработающим женщинам в течение последних 12 месяцев угрожали оружием в 2,4 раза реже, чем в предыдущие один-три года.По мере увеличения числа детей акты агрессии со стороны мужчины становятся реже. В целом по всем городам в семьях с двумя детьми частота актов насилия уменьшается по сравнению с семьями, имеющими одного ребенка. Более существенное снижение частоты насилия наблюдается в семьях с тремя и более детьми по сравнению с семьями, имеющими одного ребенка: в Великом Новгороде насилие в виде угрозы оружием в этом случае уменьшается почти в 5 раз, в Березниках — в 3 раза, в Перми — в 6 раз.В опросе очень мало женщин ответили, что они употребляют алкоголь каждый день или почти каждый день. Чаще всего ответившие женщины отмечали, что распитие алкогольных напитков случается один-три раза вмесяц, часть из них употребляет алкоголь 1-2 раза в неделю. Есть определенная связь между алкоголем и насилием. Чаще других подвергаются разным видам насилия женщины, употребляющие алкогольные напитки 2-3 раза в месяц (Пермь) или реже (Березники и Великий Новгород, см. табл.3 для трех городов).

Для выпивающей женщины угроза со стороны трезвого мужа/партнера более высока, чем со стороны выпившего мужчины (табл.4).

Этот вывод требует уточнения или более детального изучения.На вопрос: «Если Вашей подруге угрожали или она была жертвой домашнего насилия, куда бы Вы ей посоветовали обратиться, чтобы ей помогли?», все женщины во всех трех городах, где проходил опрос, независимо от их возраста, семейного положения и образования, посоветовали обратиться в милицию (от 58% в Великом Новгороде и Перми до 63% в Березниках).

Чем женщины старше, чем чаще они называют милицию в качестве учреждения и места, где можно получить помощь в случае домашнего насилия. Каждая пятая женщина, проживающая в Великом Новгороде и Перми, и каждая шестая в Березниках после милиции называли «кризисный центр» как место, где могут помочь. Следует отметить: несмотря на то, что кризисные центры стали создаваться в России достаточно недавно, только в годы перестройки, они завоевывают заслуженное доверие у женщин. В ответах на вопрос анкеты чаще всего советовали обратиться в кризисные центры именно молодые женщины. На третьем месте в ответах стоит больница, далее — женская консультация. Реже всего женщины упоминали частные кабинеты, так как эта система не столь развита в российской глубинке. Необходимо отметить, что каждая девятая женщина в Березниках и каждая десятая в Великом Новгороде и Перми затруднились что-либо посоветовать женщине, которая подверглась насилию дома.Портрет женщины, подвергающейся насилию дома, будет таков: замужняя женщина, в возрасте от 35 до 44 лет, имеющая среднее или среднее специальное образование, живущая в отдельной квартире, это будет чаще работающая, чем неработающая (в Перми и Великом Новгороде, в Березниках — неработающая), с одним ребенком, редко выпивающая.2.5 А.Б. Фахретдинова: «Основные направления преодоления супружеского насилия в отношении женщины в современном российском обществе»

Семья нередко рассматривается как частная сфера жизни людей, однако насилие в отношении супруги представляет собой нарушение прав человека, поэтому государственные органы должны предпринимать шаги по оптимизации ситуации в этой области.Признав супружеское насилие по отношению к женщине злободневным и угрожающим явлением, мировое сообщество в лице Организации Объединенных Наций в 1992 г. приняло специальную Декларацию об искоренении насилия в отношении женщин. В документе насилие в отношении женщин определяется как «любой совершенный на основании полового признака акт насилия, который причиняет или может причинить вред физическому, половому или психологическому здоровью женщины или страдания, а также угрозы совершения таких актов, принуждение или произвольное лишение свободы, будь то в общественной или личной жизни». Историческое значение Декларации заключается в том, что в ней не только обозначена проблема насилия, но и сформулирован комплекс мер по борьбе с «этим социальным злом».В соответствии с платформой Четвертой Всемирной конференции по положению женщин, которая состоялась под эгидой ООН в Пекине в сентябре 1995 г., домашнее насилие1 названо «эпидемией» в большинстве стран по всему миру, проблемой, требующей решения на государственном уровне. В 1996 г. ООН рекомендовала государственным законодательным органам специальный Модельный закон с целью преодоления несовершенства уголовного и гражданского законодательства для предупреждения насилия в семье. Смысловое содержание термина «домашнее насилие» в данном случае является адекватным содержательной стороне термина «супружеское насилие». В данном законе определяются сущность и формы супружеского насилия, описывается механизм подачи жалоб пострадавшими, процедура выдачи охранного ордера, устанавливаются права жертв, обязанности полицейских, служащих юстиции и суда, выделяются меры, направленные на оказание экстренной помощи и помощи не экстренного характера и т.д.В США, Канаде, Австралии, Израиле, Чили и многих других странах такие законы приняты, а в России — нет. И это притом, что согласно результатам исследований в этой области: с каждым годом наблюдается только увеличение числа преступлений, совершенных в семье. В то же время следует отметить, что отсутствие специального закона негативно сказывается на осознании проблемы супружеского насилия на государственном уровне. Так, например, не ведется официальная статистика фактов насилия в семье не только на федеральном уровне, но и на уровне субъектов Федерации.Пострадавшие от супружеского насилия в нашем обществе нередко вынуждены мириться с нескрываемой враждебностью и скептическим отношением. При попытках подать заявление в милицию, а также в процессе расследования и передачи дела в суд жертвы сталкиваются с целым рядом препятствий, в числе которых традиционные гендерные стереотипы общества, бедственное социально-экономическое положение, неэтическое поведение сотрудников правоохранительной системы, волокита, несоответствие системы предварительного следствия и правосудия требованиям потерпевшего.Среди специалистов государственных организаций, имеющих прямое или косвенное отношение к разрешению проблемы супружеского насилия, распространены установки, виктимизирующие жертв насилия, которые воспринимаются как неполноценные и зависимые. Очень часто сексуальное насилие между супругами правоохранительными структурами вообще не рассматривается как уголовное преступление. Серьезным упущением является и то, что по нашим законам мужа-обидчика в отделение милиции без заявления пострадавшей забрать нельзя. В случае же судебного иска обвинение не ищет доказательств, а адвокат имеет дело лишь с теми фактами, которые установило следствие. Кроме того, анализ российской судебной практики показывает, что, как правило, у мужа-насильника всегда имеется адвокат (иногда он предоставляется государством бесплатно), а женщина-жертва вынуждена отстаивать свои права на следствии и в суде самостоятельно.Сотрудники российских правоохранительных органов сегодня действуют в рамках уголовно-правовой доктрины, в соответствии с которой насилие, совершенное в общественном месте, представляет большую опасность и интерес по сравнению с такими же действиями, совершенными внутри семьи.Такое восприятие проблемы представляется нам неверным, поскольку насилие со стороны близкого человека, который по определению должен быть опорой и поддержкой, наносит значительно больший психологический ущерб, чем насилие со стороны постороннего человека.Охранный ордер может предусматривать следующие меры: удерживать обидчика от причинения повторного вреда жертве, ее детям и лицам, которые предоставляют ей помощь; предписать ответчику покинуть общий дом проживания независимо от того, кто им владеет; предписать насильнику обеспечить жертве доступ к использованию ее личного имущества; урегулировать его допуск к детям; удерживать ответчика от любых контактов с истицей; запретить ему владение огнестрельным оружием; предписать ответчику оплатить расходы истицы на лечение или пребывание в убежище и т.д.Помимо сотрудников правоохранительных органов с проблемой супружеского насилия сталкиваются и эксперты в области здравоохранения, права, социального обеспечения, системы образования и другие. Они в своей работе также очень часто не руководствуются определенными должностными инструкциями и нормативными актами — у них сложилось свое личное мнение о насилии в семье (например, представление о том, что не следует вмешиваться в «дела семейные»), которое оказывает большое влияние на их профессиональную деятельность. Факт некомпетентности специалистов соответствующих служб, руководствующихся при работе с участниками насильственных взаимоотношений в семье патриархатными гендерными стереотипами, получил подтверждение в ходе эмпирических исследований, проведенных рядом российских социологов. Причем исследования показывают, что некомпетентность проявляется не столько в неинформированности в отношении масштабов и серьезности проблемы, сколько в банальном нежелании помочь.Трудности в предупреждении рассматриваемого феномена в России заключаются не только в недостатках применения действующего законодательства, в пробелах в деятельности правоохранительных органов, медицинских и социальных работников. Препятствием на пути преодоления супружеского насилия является также недостаточное осознание женщинами своих прав и неумение отстаивать их в суде, низкая информированность о существующих системах защиты и поддержки, гендерностереотипная социализация женщин, дискриминация на рынке труда. Важным моментом является и предубежденное восприятие проблемы супружеского насилия рядовыми членами общества.Эмпирическое исследование на тему «Отношение населения г. Казани к проблеме супружеского насилия», проведенное в 2006 году, показало, что у большинства респондентов термин «насилие в семье» ассоциируется преимущественно с применением физической силы (среди мужчин — 45.4%, среди женщин — 43.2%).

Лишь 20.1% опрошенных (из них больше женщин, нежели мужчин) считают, что угрозы, унижения, оскорбления также относятся к актам насилия, а 18.7% вообще затруднились в определении этого феномена. Говоря о помощи пострадавшим в ситуации супружеского насилия, более12% респондентов сошлись на следующем: в том случае, если они станут свидетелями насилия во взаимоотношениях супругов, они не будут вмешиваться в «их личное дело».85.73% опрошенных заняли активную позицию: 51.32% — постарались бы примирить супругов, 22.48% — вызвали бы милицию, остальные помогли бы советом, например порекомендовали бы жертве обратиться в милицию, в больницу, к психологу, к Богу и т.д. Таким образом, согласно полученным ответам, большинство опрошенных настроено на мирный лад — примирение супругов. Что не удивительно, поскольку многими респондентами феномен супружеского насилия воспринимается весьма терпимо.28% опрошенных считают, что побои — это «семейное дело», более 15% — исходят из того, что супружеское насилие — редкое явление, а более 6% верят в истинность поговорки «Бьет — значит любит». Отсюда получаем следующее — 10% опрошенных в существовании супружеского насилия винят саму жертву, почти 6% респондентов считают, что пострадавший в результате супружеской агрессии должен молчать, никому не говорить о существовании насилия в семье. Среди рекомендаций респондентов по профилактике супружеского насилия в наибольшей мерепопулярными вариантами стали: выделение преступлений в рамках семейного насилия в отдельную главу Уголовного Кодекса РФ (24.65%), беседы в семьях, организованные участковыми милиционерами, социальными работниками (20.53%), административные воздействия, экономические санкции к насильнику (17.82%), социальная защита жертв насилия (16.35%), образовательные программы в учебных заведениях, ориентированные на осуждение супружеского насилия (11.94%).Обобщая приведенный выше анализ, можно констатировать, что на пути преодоления проблемы супружеского насилия возникает ряд преград, которые обнаруживаются как на социальном, так и на индивидуальном уровне. Среди них: отсутствие на законодательном уровне формулировки «супружеское насилие»; существование в обществе патриархатных гендерных стереотипов, «легитимирующих» насилие в отношении женщины в семье, и, как следствие, недооценка серьезности проблемы супружеского насилия на уровне обыденного сознания; отсутствие нормативной базы для регуляции профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов, работников здравоохранения, социальной защиты и т.д.; отсутствие налаженной системы оказания помощи, как жертвам, так и домашним насильникам.Следовательно, работу по преодолению супружеского насилия сегодня надлежит развивать как минимум в следующих шести направлениях.1. Образовательно-воспитательное направление:обучение персонала учреждений социальной защиты, медицинских, правоохранительных и других с целью внедрения единого понимания проблемы супружеского насилия над женщиной и обучения правилам ведения беседы с пострадавшими для выявления случаев насилия, распространение информации по эффективному вмешательству в ситуацию супружеского насилия, совершенствование навыков и методов работы с пострадавшими и правонарушителями;внедрение в систему государственной социальной защиты образовательных программ по предупреждению насилия, тренингов, специальных курсов по гендерной тематике;реализация государственной политики, направленной на преодоление социокультурных гендерных стереотипов патриархатного общества, избавление от устоявшихся обычаев, традиций, неадекватно трактуемых религиозных предписаний, «узаконивающих» насилие в отношении женщины в семье, популяризация эгалитарной модели внутрисемейных взаимоотношений;воспитание и обучение подрастающего поколения исходя из идеала ненасилия и неприемлемости половой дискриминации, установки на гендерное равенство мужчин и женщин в публичной и приватной сферах;осуждение феномена супружеского насилия на уровне социума, признание его в качестве серьезной социальной проблемы, привлечение общественного интереса к нему силами средств массовой информации;проведение образовательных мероприятий по изменению отношения общества к проблеме супружеского насилия над женщиной при участии средств массовой информации;внедрение в деятельность журналистов этики репрезентаций вопросов, связанных с супружеским насилием, с целью отказа от освещения данной проблемы в примитивном ключе — как темы карикатур и анекдотов.2. Нормотворческое направление:принятие закона о насилии в семье, введение понятия «супружеское насилие», его видов и форм на законодательном уровне, с акцентом на то, что насилие в семье не менее серьезно для личности, чем насилие, совершенное вне дома незнакомым человеком;осуществление правовой реформы в плане регулирования законом механизма подачи жалоб пострадавшими;введение практики охранного ордера, выдаваемого по заявлению пострадавшей, ее родственников, социальных работников;совершенствование навыков и методов работы сотрудников здравоохранения, социальной защиты, милиции как с жертвами, так и с обидчиками;определение мер оказания экстренной помощи, а также правил, регулирующих действия сотрудников правоохранительных органов, суда и других специалистов, непосредственно сталкивающихся с фактами супружеского насилия, которые будут отображены в соответствующих должностных инструкциях;предоставление женщинам, подвергшимся супружескому насилию, в суде общественных защитников;разработка форм протоколов для медицинских работников и сотрудников правоохранительных органов с целью определения, документирования и ведения отчетности о случаях супружеского насилия для раннего выявления фактов правонарушений.3. Исследовательско-статистическое направление:проведение научных исследований, сбор статистических данных на основе гендерного подхода для восполнения недостатка информации о проблеме супружеского насилия: о масштабах его распространенности, о видах применяемого насилия, о половозрастном составе групп жертв и насильников и т.д.;ведение отчетности о случаях супружеского насилия медицинскими работниками и сотрудниками правоохранительных органов для раннего выявления фактов нарушения; создание общей базы данных о фактах насилия в семье;анкетирование жертв супружеского насилия сотрудниками кризисных центров с целью проследить динамику насильственных отношений в семье и оценить эффективность оказанной помощи;изучение социально-демографического состава группы участников насильственных взаимоотношений в семье количественными и качественными социологическими методами для применения полученных результатов в подготовке программы профилактических мер на уровне отдельных социальных групп, направленных на оптимизацию ситуации насилия в семье.4. Социально-реабилитационное и профилактическое направление:расширение сети кризисных центров, предоставляющих непосредственную помощь жертвам супружеского насилия в виде консультаций психологов, юристов и других специалистов, помогающих составить план личной безопасности пострадавшей; организация служб телефонов доверия по проблеме супружеского насилия;расширение системы оказания помощи пострадавшим от супружеского насилия (например, на базе общественных организаций можно оказывать содействие жертвам насилия в трудоустройстве, внедрять методики семейной терапии, создавать убежища — общественные приюты для укрытия женщин в кризисной ситуации и т.д.);интеграция в практическую деятельность государственных социальных учреждений коррекционно-реабилитационной психосоциальной программы для людей, подвергшихся супружескому насилию или подвергающих насилию членов семьи, детей, ставших свидетелями насилия во взаимоотношениях родителей (при всём этом специфика работы с пострадавшими и обидчиками должна заключаться в том, чтобы научить их выражать свои эмоции, не позволяя им вылиться в агрессию ни при каких обстоятельствах).5. Информационное направление:регулярное информирование через средства массовой информации населения и всех заинтересованных лиц о существовании проблемы супружеского насилия; освещение СМИ акций, мероприятий, направленных на борьбу с явлением насилия в семье, трансляция сюжетов, рассказывающих об учреждениях, предоставляющих различные виды помощи пострадавшим;ориентация специалистов различных уровней на получение информациии создание условий, обеспечивающих безопасность и доверительное отношение жертв насилия, предоставление пострадавшим сведений о существующих общественных центрах, о государственных учреждениях, где им могут оказать квалифицированную помощь (психологическую, юридическую и др.);информирование населения посредством СМИ о том, что существующие нормы законодательства Российской Федерации могут быть использованы для защиты жертв супружеского насилия (уголовное законодательство применимо к члену семьи в той же мере, как и к любому человеку, совершающему насильственные действия).6. Комплексное направление:становление практики взаимодействия, сотрудничества государственныхи общественных организаций в вопросе преодоления феномена супружескогонасилия; соединение усилий правоохранительных органов, судов, социальныхслужб, кризисных центров, психоневрологических диспансеров, общественныхправозащитных организаций, служителей церкви/мечети, образовательных учреждений, населения;непосредственная помощь (в частности, в плане финансирования) государства общественным организациям, ориентированным на работу с жертваминасилия в семье;необходимы комплексные меры по профилактике и воспитанию, по реализации программ экстренной и долговременной помощи для достижения положительного эффекта в борьбе с супружеским насилием.Самобытность российского народа не является препятствием для использования позитивных методов предотвращения супружеского насилия, внедренных и проверенные на практике в развитых странах Европы и Америки. Те, кто стоят у власти, принимают важные для общества решения, должны помнить, что нелегко добиться процветания и стабильности в стране без порядка в сфере семейных взаимоотношений. Супружеское насилие, угрожая физическому и моральному здоровью членов семьи, подрывает социальную стабильность социума. 2.6 А.Н. Ильяшенко «Основные черты насильственной преступности в семье» (социс — 2003. — №4)

ИЛЬЯШЕНКО Алексей Николаевич — кандидат юридических наук, доцент, старший научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института МВД России, майор милиции.В настоящее время распространение преступности в России стало одной из острейших проблем. Увеличивается количество преступлений, поднимается уровень насилия, его проявления становятся все более жестокими и профессиональными. От посягательств на собственность преступники все чаще переходят к заказным убийствам, терроризму, захвату заложников, активнее используются оружие, взрывные устройства. Криминальные деяния насильственной группы составляют примерно 20% всех преступлений, тяжкие — около 5%.В последние годы все большее внимание и беспокойство общественности и правоохранительных органов вызывает насилие в семье, ставшее в наибольшей мерераспространенной формой агрессии в современной России. Так, по результатам исследований, 30-40% тяжких насильственных преступлений совершается именно в семье. Жертвы семейно-бытовых конфликтов составляют в наибольшей меремногочисленную группу среди погибших и пострадавших от любых преступлений. Насилие в семье является распространенным явлением во всем мире, а на Четвертой Всемирной конференции ООН по положению женщин (Пекин, 4-15 сентября 1995 г.) оно признано эпидемией в большинстве стран.В результате проникновения насилия в жизнь семьи наблюдается деконструкция нравственных, гуманистических основ семейного воспитания, прогрессируют детская безнадзорность и беспризорничество, несовершеннолетние все активнее вовлекаются в потребление спиртных напитков, наркотиков, в проституцию и криминальную деятельность. В такой обстановке совершенствование мер предупреждения насилия в семье становится важнейшей задачей органов внутренних дел.Настоящее исследование проводилось в областях Центрально — Черноземного региона (ЦЧР) — Белгородской, Воронежской, Курской, Липецкой и Тамбовской областях. Эмпирическую базу исследования составили данные уголовной статистики за 1990-2001 гг.; материалы 150 уголовных дел, рассмотренных судами Воронежской области за период с 1995 по 2001 гг.; результаты проведенного в той же области в 2000-2001 гг. анкетирования 200 лиц, совершивших насильственные преступные деяния по отношению к членам своей семьи, 200 лиц, пострадавших от аналогичных деяний собственных домочадцев, и 150 лиц из контрольной группы; статистические данные о социально-экономических, демографических процессах; опубликованные материалы судебной и следственной практики.Под насильственной преступностью в семье мы понимаем совокупность общественно опасных и уголовно-противоправных умышленных деяний, посягающих на жизнь, здоровье или телесную неприкосновенность, сопряженных с энергетическим воздействием на органы и ткани организма другого человека путем использования материальных факторов внешней среды или угрозой такого воздействия или с психическим воздействием, совершаемым одним членом семьи в отношении другого против или помимо воли последнего. Семью мы определяли достаточно широко, относя к ее членам (независимо от факта их совместного или раздельного проживания) лиц, находящихся (ранее находившихся) в юридическом или фактическом браке, в состоянии родства любого характера (прямое или боковое, нисходящее или восходящее, полнородное или неполнородное), степени, свойства. Любая форма принятия несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей (в т. ч. осуществление фактического воспитания и содержания), а так же иных лиц, попавших в материальную, психологическую или иную зависимость вследствие неспособности обеспечить уход за собой, самостоятельно защищать свои права (например, нетрудоспособный иждивенец).Насильственная преступность — широко распространенное явление в нашем обществе. В 2001 г. каждое десятое преступление, совершенное в России, направлено против жизни и здоровья личности (Гл.16 УК РФ): убийства (1,1%), умышленные причинения тяжкого (1,9%), средней тяжести (1,1%) и легкого (0,7%) вреда здоровью, побои (1,7%) и угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (3,2%).

Похожее соотношение сложилось и в областях ЦЧР, где удельный вес насильственных преступлений по итогам 2001 г. составил 8,2%. В последние годы в условиях происходящих социальных, экономических и политических преобразований масштабы и структура насильственной преступности весьма динамичны. Наблюдается целый ряд негативных количественных и качественных изменений. Так, в 2001 году, по сравнению с 1997 годом, общее число убийств выросло на 14,7%, умышленных причинений тяжкого вреда здоровью на 20,8%, средней тяжести вреда здоровью — на 32,6%, угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью — на 54,5%. Сокращение на треть (на 35,9%) количества умышленных причинений легкого вреда здоровью, а числа побоев и истязаний — соответственно, на 21,4% и 21,6% отнюдь не настраивает на оптимистичный лад. Снижение уровня регистрируемости истязаний отчасти объясняется тем, что факт совершения этого преступления предполагает систематичность (не менее 3-х раз) побоев либо иных насильственных действий. Кроме того, истязания, как правило, совершаются в семейной сфере, и потерпевшие, в силу семейно — родственных отношений с преступником, не всегда обращаются за помощью в правоохранительные органы. Снижение числа умышленных причинений легкого вреда здоровью и побоев можно в определенной степени объяснить, во-первых, высоким уровнем латентности из-за нежелания потерпевшими обременять себя сложной процедурой уголовного судопроизводства. Во-вторых, данные преступления относятся к категории преступлений небольшой тяжести и ст.76 УК РФ, отсутствовавшая в прежде действовавшем кодексе, предоставила возможность освобождения от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступление небольшой тяжести, если они примирились с потерпевшими и загладили причиненный им вред. Кроме того, сам порядок регистрации фактов причинения легкого вреда здоровью и побоев (не иначе как по жалобе потерпевшего) не позволяет объективно оценивать реальную ситуацию, которая в большей степени зависит не от деятельности сотрудников органов внутренних дел по выявлению и раскрытию данных преступлений, а от желания потерпевших и их родственников подавать заявление в ОВД. В последнее время растет недоверие граждан к деятельности правоохранительных органов, что имеет объективные основания, а это, в свою очередь, способствует росту незащищенности людей от преступных посягательств. В такой обстановке пострадавшие лица, опасаясь мести преступника, не веря в объективность правосудия и эффективность работы сотрудников милиции, не заявляют о факте преступления. Таким образом, реальное состояние насильственной преступности сегодня значительно хуже фиксируемого официальной статистикой. Неблагоприятные тенденции проявляются и в отношении насильственной преступности в семье. Так, в 2001 г. в областях ЦЧР на почве семейно-бытовых отношений совершено 47,3% раскрытых убийств (ст.105 УК РФ); 63,9% убийств в состоянии аффекта (ст.107 УК РФ); 47,6% убийств при превышении пределов необходимой обороны (ст.108 УК РФ); 39,6% умышленных причинений тяжкого (ст.111 УК РФ), 37,5% средней тяжести (ст.112 УК РФ) и 58,7% легкого (ст.115 УК РФ) вреда здоровью; 56,4% побоев (ст.116 УК РФ); 54,9% истязаний (ст.117 УК РФ) и 51,0% угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст.119 УК РФ).

Всего в том же году в районе были раскрыты 4473 преступления семейно-бытовой сферы, что составило 5,4% всех раскрытых преступлений. Как выявил анализ статистических данных и материалов уголовных дел, 75-85% всех бытовых преступлений совершается непосредственно в семье . Среди преступлений на почве семейно-бытовых отношений в 2001 г. доминировали убийства (9,2%), умышленное причинение тяжкого (12,3%), средней тяжести (11,9%) и легкого (10,7%) вреда здоровью, побои (23,0%), угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (19,5%).

В том же году по ЦЧР было раскрыто всего 28 преступлений по статье 117 УК РФ (истязания), что составило 0,6% всех раскрытых бытовых преступлений. В силу высокой степени латентности преступлений данного рода, реальность далека от статистики. Так, согласно проведенному опросу, 20,4% потерпевших от насилия в семье отметили, что насильственные действия совершались систематически (2-3 раза в неделю), 18,4% — регулярно (1-2 раза в неделю), 13,3% — 1-2 раза в месяц, а 1,0% — почти каждый день. При этом, согласно данным этого же опроса, по фактам совершения преступлений непосредственно по ст.117 УК РФ (истязания) было возбуждено только 6,1% уголовных дел.Несмотря на то, что доля семейно-бытовых насильственных преступлений среди всех раскрытых в 2001 г. по ЦЧР преступлений составила всего 5,4%, ситуация требует серьезнейшего внимания. Темпы роста насильственной преступности в семье значительно выше, чем преступности в целом. Так, если за период 1990-2001 гг. по ЦЧР общее число раскрытых преступлений увеличилось с 44 504 до 82 647 (в 1,9 раза), то число раскрытых насильственных преступлений семейно-бытовой сферы — с 1 404 до 4 473 (в 3,2 раза).

С 1990 по 2001 гг. в изученном нами районе количество убийств на почве семейно-бытовых отношений возросло на 5,9%, умышленных причинений тяжкого вреда здоровью на 58,1%, средней тяжести в 2,1 раза. Наблюдаемое в 2001 г. некоторое снижение (на 15,3%) уровня семейно — бытовой насильственной преступности по сравнению с предыдущим годом нельзя считать позитивным фактором, ибо чередование периодов роста и падения можно сравнить с зубьями пилы. Весьма вероятно, что это очередное снижение перед последующим ростом. Нельзя не учитывать и следующее обстоятельство. При анализе состояния и динамики преступности мы исходим из статистических данных о выявленных и зарегистрированных в органах внутренних дел преступлениях. За пределами исследования остается латентная (скрытая) часть преступлений, о которых в правоохранительные органы не заявлялось, или которые по тем или иным причинам не были зарегистрированы. Не является исключением и насильственная преступность в семье, которая в силу специфики отношений между преступником и потерпевшим отличается высокой степенью латентности.94,9% потерпевших от насилия в семье отметили, что преступлению предшествовали семейные конфликты, которые, по словам 35,5% потерпевших, длились несколько месяцев. Причем 88,8% опрошенных потерпевших заявили, что конфликты в их семьях сопровождались насильственными действиями.76,7% опрошенных потерпевших указали, что о конфликтах, фактах насилия в их семье они никуда не сообщали. Среди в наибольшей мерераспространенных причин этого можно выделить следующие: все равно ничего бы не помогло (30,9%); не верили, что помогут (23,6%); не хотели выносить сор из избы (23,6%); надеялись самостоятельно разрешить конфликт (23,6%); из-за боязни мести со стороны виновника конфликта (насильника) Л (21,8%); из-за стыда (12,7%); из-за незначительности причиненного вреда (10,7%); виновник конфликта (насильник) самостоятельно изменит свое поведение, исправится, образумится (10,7%); не хотели лишиться жилья, некуда было уйти от насильника (7,3%); из-за нежелания разрушить семью (7,3%); из-за нежелания лишить детей отца (матери) (5,5%); окружающие все истолкуют не в их пользу (5,5%); боялись потерять детей, считали, что это навредит будущему детей, их благополучию_ (3,6%); хотели отомстить обидчику самостоятельно (3,6%).

Недостаточный уровень профессионализма сотрудников, низкая материально-техническая оснащенность правоохранительных органов также не способствуют повышению уровня регистрируемости преступлений в сфере семьи.В настоящее время невозможно привести данные, отражающие реальное состояние насильственной преступности в семье. В связи с этим основное внимание при анализе этой преступности необходимо уделить не количественным, а качественным ее характеристикам. Прежде всего, следует отметить, что для семейно-бытовых насильственных преступлений не свойственен групповой характер, так как практически все они совершаются на почве личных неприязненных отношений и им, как правило, предшествует двусторонний конфликт между преступником и потерпевшим. Так, в 2001 г. по ЦЧР на долю групповых преступлений среди всех раскрытых насильственных преступлений на бытовой почве приходится только 2,7%. Для сравнения, в том же году по России групповые преступления составили 18,2% всех раскрытых. Что касается бытовых насильственных преступлений, совершенных непосредственно в семье, то в ходе изучения уголовных дел был выявлен лишь один факт (0,7%) их совершения в группе. Изучение места и времени совершения преступлений в семье позволяет установить некоторые закономерности, определить ситуации, провоцирующие конкретные виды преступлений, а значит, предоставляет возможности прогнозировать ситуацию и успешно планировать профилактические мероприятия. Наибольшая часть криминогенных проявлений насилия в семье приходится на дневное (с 12.00 до 18.00) и вечернее (с 18.00 до 00) время. Так, согласно данным анализа уголовных дел, треть (32,9%) таких преступлений совершена в дневное время и почти половина (48,6%) — в вечернее. Что касается дней недели, то большинство (64,4%) преступлений рассматриваемой группы приходится на рабочие дни, треть (32,9%) на выходные, а 2,7% — на праздники. Причем среди рабочих дней лидируют пятница и понедельник. По месту совершения семейно-бытовые преступления можно определить, в основном, как квартирные. По данным нашего исследования 60,0% из них совершено в отдельной квартире, 27,1% — в индивидуальном доме, а 1,4% — в коммунальной квартире и только 5,7% — во дворе своего индивидуального дома или в своем гараже, столько же (5,7%) — на улице, в парке или сквере, а 1,4% — по месту работы потерпевшего. Такие результаты вполне закономерны — подавляющее большинство (87,1%) преступлений данной группы совершено место во время семейной ссоры, что предполагает нахождение по месту жительства.Среди других характеристик можно выделить следующие: каждое четвертое (24,3%) рассматриваемое преступление совершено во время насилия, издевательств потерпевшего над виновным, 12,9% — во время или после распития спиртных напитков, каждое десятое (10,0%) _ во время издевательств потерпевшего над другим членом семьи или во время издевательств виновного над потерпевшим. В каждом третьем (35,7%) случае насильник применял предметы, используемые в качестве оружия (различные кухонные принадлежности, предметы домашней мебели, дубинку, металлическую трубу или арматуру и т.п.), в каждом четвертом (27,1%) _ холодное оружие, в том числе кухонный нож, в 1,4% — огнестрельное оружие. Чаще всего при совершении семейного насилия указанные предметы и оружие используют женщины, а также мужчины при совершении насильственных действий в отношении потерпевшего мужского пола. Как правило, в таких случаях оружие или предметы его заменяющие обеспечивают определенную гарантию безопасности.Проявления насилия в семье нередко отличаются жестокостью, исключительной дерзостью и цинизмом, что свидетельствует о крайне негативном отношении друг к другу конфликтующих сторон, высочайшей степени накала семейного конфликта, а также о глубокой нравственной деградации, пренебрежительном отношении к элементарным требованиям морали. По данным изучения уголовных дел, 14,3% насильственных преступлений в семье были совершены с особой жестокостью, 8,6% — с издевательствами или мучениями для потерпевшего, а 1,4% — с применением пытки. Изучение виктимологических аспектов позволяет существенно расширить и дифференцировать сложившуюся систему мер предупреждения семейно-бытовых преступлений путем профилактического воздействия в том числе и на возможных жертв этой преступности. Анализ уголовных дел позволил установить, что рассматриваемые преступные деяния практически в равной степени направлены против лиц женского (50,7%) и мужского (49,3%) пола. Чаще всего потерпевшими оказываются супруги (44,5%, в т. ч. бывшие или находящиеся в фактических брачных отношениях), родители (20,3%), дети (20,3%, в т. ч. пасынки и падчерицы), сестры (5,4%) и братья (4,1%), а также иные родственники виновного (5,4% — бабушки, дедушки, тети, дяди, племянники и др.).

Нередко поводом к совершению преступления является противоправное, аморальное поведение потерпевшего. Так, большинство (56,2%) опрошенных преступников указало, что потерпевший перед совершением преступления вел себя агрессивно, грубо. При этом 26% отметили, что потерпевший оскорблял, унижал их или других членов семьи; 11% — угрожал убийством, причинением телесных повреждений; 9,6% — наносил легкие удары (пощечины и т.п.), причинял физическую боль (щипал, выкручивал руки, сдавливал различные части тела и т.п.); 5,5% — запрещал, ограничивал пользование имуществом, жилым помещением и т.п.; 4,1% — ограничивал свободу.Механизм совершения преступлений в семье характеризуется внезапностью возникновения умысла на совершение преступления. Так, в результате изучения уголовных дел установлено, что такой умысел возник внезапно у 82,8% преступников, сформировался в течение суток _ у 8,6%, в течение недели у 4,3%, в течение месяца у 1,4%, а в течение года у 2,9%. В редких случаях имели место предварительная разработка сценария преступления и действия по обеспечению собственного алиби. Известно, что употребление алкоголя отрицательно влияет на нервную систему человека, дезорганизуя важнейшие психологические процессы возбуждения и торможения. Будучи в состоянии алкогольного опьянения, человек легко выходит из равновесия, становится развязанным, циничным, агрессивным и т.п. Такое состояние чаще всего и способствует совершению насильственных действий в семье. По нашим данным, три четверти (76,7%) насильственных преступлений в семье было совершено в состоянии алкогольного опьянения. Особого внимания заслуживает проблема потребления наркотиков. Каждое десятое (12,7%) насильственное преступление в семье совершено в состоянии наркотического или токсического опьянения. Следует признать, что сегодня уровень знаний о природе семейного насилия недостаточен, что обусловливает необходимость проведения развернутых комплексных (с применением системного подхода) социально-психологических, криминологических и медико-психиатрических исследований семейной сферы, посвященных как практическим, так и теоретическим вопросам. Теоретические изыскания должны быть направлены на системное изучение факторов, порождающих семейные конфликты и обусловливающих их перерастание в различные варианты преступного поведения. Прикладная сторона должна соответствовать разработке системы превентивных мер, призванных ликвидировать либо нейтрализовать действие криминогенных факторов, порождающих насилие в семье.