Тактические особенности производства допроса потерпевших и свидетелей

Дипломная работа

Масштабные социально-экономические преобразования, проводимые в нашей стране на современном этапе развития, непроизвольно послужили причиной многих отрицательных явлений, сопровождаемых закономерным ростом преступности. Ее сегодняшнее состояние в России вызывает серьезную озабоченность и тревогу как у населения страны в целом, так и у правоохранительных органов. В таких условиях надежная защита граждан от общественно опасных посягательств — одно из приоритетных направлений национальной политики.

Производство предварительного следствия по любому уголовному делу не обходится без проведения такого следственного действия, как допрос. Допрос на предварительном следствии — это комплекс предусмотренных законом познавательных и удостоверительных мероприятий, выполняемых следователем (лицом, производящим дознание, прокурором, начальником следственного отдела) по находящемуся в его производстве уголовному делу, с целью получения и закрепления показаний об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Допрос свидетелей и потерпевших — самое распространенное следственное действие по собиранию доказательств. Именно посредством допросов почти по каждому делу добывается наибольшее количество доказательств, позволяющих установить истину. В этом смысле допрос можно считать основным, или главным, источником получения доказательств.

Основная задача следователя, производящего допрос, состоит в получении от допрашиваемого лица показаний, в которых содержится достоверная, исчерпывающая доказательственная информация (фактические данные) относительно известных последнему обстоятельств, имеющих значение для расследования уголовного дела.

Сущность допроса состоит в том, что в ходе выполнения следственных мероприятий следователь, применяя разработанные в криминалистике, психологии и апробированные следственной практикой тактические приемы, побуждает лицо, которому могут быть известны обстоятельства, прямо или косвенно связанные с расследуемым событием, дать о них показания, выслушивает сообщаемую информацию и фиксирует ее в установленном порядке, для того, чтобы она могла быть использована в качестве доказательства по уголовному делу.

Для проведения допроса, позволяющего получить показания, содержащие наиболее полную и достоверную информацию о событии преступления или связанных с ним лицах, событиях, необходимо умелое, построенное на научных основах, применение тактико-криминалистических приемов и рекомендаций. Знания из области криминалистической тактики особенно необходимы практикам для решения сложных поисково-познавательных ситуаций.

12 стр., 5616 слов

Свидетель как субъект уголовного процесса

... попасть в орбиту уголовного судопроизводства. Закон устанавливает, что такими материальными носителями, используемыми при расследовании и рассматривании уголовного дела, являются показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, заключение эксперта, вещественные доказательства, протоколы судебных ...

Криминалистическая тактика — это система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по проведению отдельных следственных действий, направленных на собирание и исследование доказательств по уголовным делам. Тактика допроса является частью криминалистической тактики. Как показывает анализ специальной литературы, современная ситуация требует рассмотрения тактических приемов под углом зрения новейших психологических исследований, что особенно актуально, когда речь идет о получении свидетельских показаний.

Целью данной дипломной работы является изучение тактики допроса свидетеля и потерпевшего на базе достижений различных наук юридического не юридического профиля.

Достижению указанной цели, при написании дипломной работы будет служить следующее решение определенных задач.

Основными задачами дипломной работы я считаю следующие:

  • изучить требования уголовно-процессуального законодательства, относящиеся к производству допроса свидетеля и потерпевшего на стадии предварительного следствия;
  • исследовать тактико-криминалистические приемы и рекомендации, используемые при производстве допроса свидетеля и потерпевшего;
  • изучить особенности тактики допроса свидетеля и потерпевшего;
  • рассмотреть психологические основы тактики допроса свидетеля и потерпевшего;
  • проанализировать положительный опыт применения тактики допроса свидетеля и потерпевшего и отрицательный опыт: ошибки, нарушения, которые допускаются следователями и работниками дознания при проведении допросов.

Методологическую основу настоящего диссертационного исследования составляет комплексное применение диалектического метода как всеобщего метода научного познания, а также общенаучных и частнонаучных методов: исторического, логического, сравнительно-правового, системно-структурного, конкретно-социологического, статистического и др.

Объектом исследования является комплекс уголовно-процессуальных, этических, психологических и криминалистических факторов, оказывающих существенное влияние на тактику допроса свидетелей и потерпевших в стадии предварительного расследования.

Предмет исследования — закономерные взаимосвязи между психологическими особенностями свидетелей и потерпевших и тактикой их допроса, а также закономерности деятельности следователя по наиболее оптимальному ее построению.

Основой исследования явились положения Конституции РФ, отечественное уголовно-процессуальное законодательство, международно-правовые документы, а также ведомственные нормативные акты.

Теоретическую основу диссертации составили труды криминалистов, процессуалистов, психологов: Г.С. Абрамовой, A.M. Алексеева, Р.С. Белкина, А.А. Бодалева, А.Е. Брусиловского, А.Н. Васильева, В.И. Комиссарова, М.М. Коченова, В.П. Лаврова, Д.М. Лосева, С.Г. Любичева, И.А. Макаренко, А.Б. Соловьева, М.С. Строговича, Н.П. Хайдукова, М.А. Чельцова, С.П. Щербы, И.Н. Якимова и др.

Эмпирической базой исследования послужили результаты изучения материалов 50 уголовных дел по фактам преступлений, совершенных за период с 2007 по 2010 гг. а также материалы опубликованной практики, относящиеся к теме дипломной работы. Практическое значение своей работы вижу, прежде всего, в получении более глубокого знания о том, как лучше, юридически грамотнее и продуктивнее организовать и провести такое сложное следственное действие как допрос, использовав при его проведении тактико-криминалистические приемы и рекомендации.

5 стр., 2362 слов

Тактика допроса потерпевшего

... самостоятельных характеристиках объекта. Выбор тактики допроса потерпевшего должен всегда соотноситься с ... допроса потерпевшего допустимо, как уже упоминалось выше, сообщение следователем некоторых сведений о себе, о тех ожиданиях, которые следователь возлагает на поведение допрашиваемого потерпевшего (свидетеля). ... вывод о том, что показания потерпевшего всегда необходимо рассматривать как весьма ...

Глава I. Общие положения тактики допроса потерпевших и свидетелей

1.1 Понятие, специфика и задачи тактики допроса потерпевших и свидетелей

По своей психологической и гносеологической сущности допрос является одним из процессуальных видов взаимодействия, межличностного общения и обмена информацией двух главных действующих лиц — допрашивающего и допрашиваемого.

С криминалистической точки зрения допрос представляет собой процессуальный способ собирания и проверки доказательственной и ориентирующей информации, которую следователь получает от допрашиваемого лица в диалоговом режиме с помощью речевых и неречевых (жестов, мимики и т.п.) коммуникаций.

Допросы свидетелей и потерпевших — это наиболее часто встречающиеся следственные действия, проводимые по уголовным делам. Согласно ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, вызванное для дачи показаний. Потерпевшим согласно ст. 42 УПК РФ является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. В отличие от свидетеля потерпевший заинтересован в расследовании и его конечном итоге. Данное обстоятельство, а также знание материалов уголовного дела, психологическое состояние в момент преступления оказывают определенное влияние на его показания, что обязательно надо учитывать при их оценке. Именно посредством допросов почти по каждому делу добывается наибольшее количество доказательств, позволяющих установить истину. В этом смысле допрос можно считать основным, или главным, источником получения доказательств». Самыми распространенными в практической деятельности следователей являются допросы свидетелей и допросы потерпевших. Объясняется это тем, что предмет их показаний включает в себя широкий круг обстоятельств по делу.

Процессуальная природа показаний свидетеля и потерпевшего одна и та же, поэтому потерпевший допрашивается по правилам, установленным для допроса свидетеля. Как в прежнем УПК РСФСР 1960 г., так и в ныне действующем УПК РФ 2001 г. процессуальные правила допроса потерпевшего и свидетеля рассматриваются в одном аспекте и регламентированы в одних и тех же статьях. Так, в ст. 161 УПК РСФСР сказано: «При вызове потерпевшего, его допросе и составлении протокола применяются правила статей 155-160 настоящего Кодекса», т.е. правила допроса свидетеля, а в УПК РФ 2001 г. в ст.ст. 187-190 , которые посвящены допросу, вообще не упоминается ни свидетель, ни потерпевший — они заменены термином «допрашиваемый».

Верно полагает М.Л. Якуб, что «специфические черты показаний потерпевшего дают основание характеризовать их как особый, самостоятельный источник доказательств. Они могут отразиться на процессе формирования показаний, а потому должны учитываться при исследовании и оценке их. В связи с этим нельзя согласиться с тем, что показания потерпевшего являются разновидностью свидетельских показаний и что выделение их в самостоятельный источник неоправданно». Разделяя это несогласие, считаю, что различным является и процессуальный статус потерпевшего и свидетеля, и обусловленная этим статусом тактическая, психологическая и этическая природа показаний каждого из них.

9 стр., 4109 слов

Предмет и значение показаний потерпевших и свидетелей

... внимание при использовании показаний свидетеля. Глава II. Процессуальный порядок и протокол допроса потерпевшего и свидетеля. Применение видео и звукозаписи при допросе. Вызов и допрос потерпевшего и свидетелей производится с соблюдением ... и характер ответственности допрашиваемого, указанные в статьях 61 и 63) При изучении личности допрашиваемого используются методы социологии, общей психологии, ...

Особенности показаний свидетелей справедливо подметил А.Ф. Кони в своем труде «Свидетели на суде», указав, что «внимание обращается не на все то, что следовало бы в будущем помнить свидетелю, а память по большей части слабо удерживает и то, на что было обращено неполное и недостаточное внимание». А.Ф. Кони указывает, что «свидетели несут случайную повинность, всегда более или менее тягостную». Дело в том, что государство обязывает их под страхом уголовной ответственности дать показания, при этом правдивые, а не ложные. Многие из них теряются в необычной обстановке допроса. Свидетели в ходе допроса раздражаются, полагая, что их ловят на словах, становятся грубы и принимают нередко вызывающий тон, а большинство их теряется и нравственно страдает. «Нужно зорко следить за настроением свидетелей; нужно мысленно становиться на их место, умея вернуть спокойствие и самообладание одним, поддержать бодрость в других», — пишет А.Ф. Кони.

Следует заметить, что, не имея установки на восприятие события преступления, с которым свидетель столкнулся, он может с учетом погоды, видимости, расстояния от места события, где он находился, и многих других объективных факторов неадекватно воспринимать событие преступления и добросовестно заблуждаться, давая ложные показания вместо правдивых, считая свое заблуждение правдой. На его показания влияют также и субъективные факторы, действовавшие в момент восприятия им события: эмоциональное состояние, чувства, господство вызванной чем-либо доминанты в коре больших полушарий головного мозга и др.

Словом, задача следователя, а равно суда в ходе допроса свидетеля проявить к нему максимум внимания, чуткость и вежливость к свидетелю, подробно выяснить условия восприятия им события преступления, не допускать нравоучений, лишних напоминаний ему о том, что он предупрежден об уголовной ответственности и обеспечить в целом плодотворную нравственно-психологическую атмосферу на протяжении всего допроса.

Показания потерпевшего, как и в целом его статус в уголовном судопроизводстве, имеют в отличие от статуса свидетеля существенные особенности: во-первых, он выступает на стороне обвинения ( п. 47 ст. 5 УПК РФ); во-вторых, он пользуется в связи с этим равными процессуальными правами со стороной обвинения, при этом права обеих сторон возведены в ранг конституционных (ст. 123 Конституции РФ); в-третьих, наряду с этим потерпевший, на которого совершено посягательство, является главным изобличителем обвиняемого в содеянном; в-четвертых, наконец, потерпевший в отличие от свидетеля является источником не фрагментарных показаний, а источником доказательств по всему предмету доказывания, за исключением случаев нахождения его в момент события в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, поскольку он как непосредственный участник события должен помнить все обстоятельства посягательства, которое на него совершено.

Вместе с тем на его показания влияют и некоторые объективные факторы, и особенно факторы субъективного характера.

4 стр., 1664 слов

Тактические приемы допроса свидетелей и потерпевших

... допрос свидетелей и потерпевших. Предмет исследования – общие положения допроса, тактические приемы, а также психологические основы допроса свидетелей и потерпевших. Целью курсовой работы является исследование психологических основ, тактических приемов допроса свидетелей и потерпевших, ... устно, следователь обязан правильно записать и оформить данные показания. Криминалистическое понятие допроса ...

Прежде всего следует учитывать, что например, в связи с совершенным посягательством на жизнь потерпевшего, его здоровье, достоинство личности показания потерпевшего характеризуются повышенной эмоциональностью: состоянием страха, ужаса, стресса, отчаяния, боли, физическими страданиями и т.п. Острые эмоциональные состояния потерпевшего сужают его сознание и деформируют логическое мышление, что нередко порождает неадекватность его показаний, особенно при первом его допросе.

Сказанное достаточно четко свидетельствует о существенном различии субъективных факторов, влияющих на показания потерпевшего, от субъективных факторов, влияющих на показания свидетеля. Это обстоятельство обусловливает иногда отложение допроса потерпевшего до момента, пока он более или менее не успокоится после ужаса, стресса или даже шока. Как свидетельствует практика допроса потерпевшего, при его первом допросе искажение картины события бывает нередко существенное. При повторном допросе его показания, как правило, полнее, конкретнее, т.е. более объективны. «Взаимодействие следователя с потерпевшим должно строиться с учетом состояния потерпевшего, как лица пострадавшего, перенесшего психическую травму, ищущего защиту у правосудия».

Следовательно, в ходе допроса потерпевшего следователь может получить наиболее обширную информацию, нежели при допросе свидетеля.

Учитывая контактирование потерпевшего в момент посягательства на него со стороны преступника, на теле и одежде преступника и на теле и одежде потерпевшего могут быть оставлены разнообразные следы повреждений, которые могут быть причинены различными предметами. Все это подлежит выяснению в ходе допроса потерпевшего и, кроме того, зафиксировано при допросе свидетелей, а подчас и в процессе допроса подозреваемого (обвиняемого), признавшего вину.

Особенности психической деятельности потерпевшего, как правило, диктуют потребность в его повторном допросе следователем. Эти явления могут проявляться в реминисценции, а также, успокоившись не только после совершенного на него посягательства, но и после ситуации первого допроса, он может вспомнить полнее как само событие преступления, так и отдельные его моменты и детали.

Таким образом, существенная разница, как выше указано, предмета допроса свидетеля и потерпевшего, а равно объективных и субъективных условий, в которых тот и другой воспринимали событие преступления, не дают оснований для отождествления правил допроса свидетеля и потерпевшего ни в процессуальном, ни в тактическом, ни в психологическом, ни в нравственном аспектах.

Имея в виду большое значение свидетельских показаний для оценки совокупности исследуемых по делу доказательств, чтобы постановить «законный, обоснованный и справедливый приговор» (ст. 297 УПК РФ) еще в досудебном производстве, следователь, обязан выяснить при допросе свидетеля прежде всего условия, в которых свидетель воспринимал событие преступления. При этом основные условия подлежат обязательному выяснению: фон восприятия, размеры и конфигурация объекта восприятия, расстояние, с которого он воспринимал событие, погодные условия, время суток, наличие искусственного освещения, цвет объекта и другие объективные и субъективные факторы, влияющие на формирование его показаний и их оценку. Причем лишь некоторые из названных условий иногда выясняются у потерпевшего, а его субъективное состояние, как правило, является результатом совершенного на него посягательства, и поэтому выяснение субъективного (эмоционального) состояния выясняется самостоятельно, как порожденное в ситуации совершения преступления при непосредственном контакте потерпевшего с преступником.

21 стр., 10290 слов

Тактика допроса и очной ставки

... При этом следователю необходимо: а) проанализировать материалы дела, чтобы определить или уточнить процессуальный статус вызываемого на допрос субъекта: потерпевший, свидетель, подозреваемый, обвиняемый, ... 2. Тактика допроса свидетелей и потерпевших 1. Свидетели и потерпевшие обязаны давать показания по расследуемому уголовному делу. До их вызова на допрос следователь выполняет такие ...

Нельзя не обратить внимания и на такой, прямо сказать, недостаток в процессуальной регламентации статуса свидетеля и потерпевшего, как многочисленная отсылочность одних норм к другим нормам, регламентирующим допрос. Небезынтересно заметить, что в Уставе уголовного судопроизводства России от 20 ноября 1864 г. насчитывалось 1254 статьи, что свидетельствует о более подробном изложении положений, касающихся не только допроса, но и иных вопросов, регламентирующих как досудебное, так и судебное производство. В то же время УПК РФ насчитывает всего 475 статей.

Анализ норм УПК РФ, регламентирующих допрос вообще, а свидетеля и потерпевшего в частности, дает основание для рекомендаций о внесении изменений в нормы УПК РФ, регламентирующих допрос прежде всего в досудебной стадии, а именно:

  • а) допросу следует посвятить нормы УПК РФ для свидетеля и для потерпевшего в отдельности;

— б) определяя правила допроса того и другого, целесообразно указать в этих нормах, что допрос начинается с предложением следователя (дознавателя) свидетелю (потерпевшему) рассказать все, что ему известно о событии преступления, как это было в прежнем УПК РСФСР и фактически не исключается по УПК РФ (ч. 2 ст. 189 УПК РФ), разрешающему допрашиваемому определять самому тактику допроса по своему усмотрению. Именуемое в литературе «свободным рассказом» предложение следователя свидетелю и потерпевшему начать рассказ о том, что им известно о событии преступления, позволяет следователю в наиболее полной мере выяснить все объективные и субъективные условия, в которых свидетель, а равно и потерпевший воспринимали событие преступления.

Используя уточняющие и детализирующие вопросы к свидетелю (потерпевшему), следователь может получить исчерпывающие данные о названных условиях, что позволит ему плодотворно дать оценку не только показаниям допрошенных свидетелей и потерпевших, но и всей совокупности доказательств, собранных в следственном производстве, и тем самым правильно по форме и содержанию составить обвинительное заключение (обвинительный акт);

  • в) указать в статье о допросе потерпевшего возможность повторного его допроса в случае необходимости;

— г) закрепить в статьях о правилах допроса свидетеля и потерпевшего права того и другого делать заявления допрашивающему о защите свидетеля, потерпевшего от воздействия на них заинтересованных в этом лиц, т.е. о применении мер, предусмотренных Федеральным законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Показания свидетеля и потерпевшего имеют значение не только тогда, когда они относятся к основным, главным обстоятельствам происшедшего события, но и тогда, когда получены сведения о второстепенных деталях. Сообщенная на допросе на первый взгляд малозначительная информация может позволить установить важных или других свидетелей, данные о их личности, выявить противоречия в показаниях других лиц, заполнить пробелы в доказательственном материале.

20 стр., 9533 слов

Реферат тактика допроса

... следователь устанавливает личность явившегося на допрос и его анкетные данные, разъясняет допрашиваемому его права и обязанности, решает вопрос об участии переводчика, предупреждает потерпевшего и свидетеля, ... уточнить процессуальное положение лица, вызываемого на допрос. 2) определить предмет показаний лица, вызываемого на допрос. Если у следователя нет четкого представления об обстоятельствах, ...

Как показывает практика, вызов в судебное заседание меньшего количества свидетелей по сравнению с числом допрошенных в стадии предварительного следствия — почти обычное явление. Однако большая разница в числе свидетелей, допрошенных в ходе следствия и в судебном заседании, свидетельствует о том, что следователь осуществлял данное следственное действие без должной подготовки, не продумав, насколько действительно необходим вызов того или иного лица. В идеальном случае каждый допрос свидетеля должен продвигать следствие вперед.

Тщательно определив круг свидетелей, следователь намечает очередность их допроса и порядок вызова. Правильное разрешение этих на первый взгляд технических вопросов часто имеет важное значение для получения наиболее ценных и достоверных свидетельских показаний. В одной ситуации следователь может наметить вызов свидетелей с определенной диктуемой интересами расследования очередностью, в другой — считать более целесообразным одновременный вызов нескольких свидетелей. В этом случае, естественно, одновременно вызванные свидетели должны быть изолированы друг от друга, чтобы они не могли общаться между собой как до производства допроса, так и после него.

Готовясь к допросу свидетеля или потерпевшего, следователь должен подробно изучить имеющиеся материалы дела. Это позволит ему заранее наметить круг вопросов, подлежащих выяснению. Часто встречающиеся повторные допросы этих лиц в основном объясняются именно тем, что следователь предварительно не исследовал уже известные факты и в результате забыл задать важные для дела вопросы. Продумывается также последовательность задаваемых вопросов.

При вызове для допроса свидетелей и потерпевших всегда целесообразно собрать данные о допрашиваемых, чтобы иметь возможность должным образом вести допрос и получить наиболее ценные и достоверные показания. Нередко рекомендуется иметь объективные (а не полученные со слов самого допрашиваемого) сведения о его отношении к обвиняемому, подозреваемому, об их взаимоотношениях, что позволит следователю составить определенное представление о свидетеле или потерпевшем.

При изучении личности допрашиваемого следователь выявляет социальный статус данного лица, выполняемые им социальные роли, референтные для него социальные группы, социально-положительные и социально-негативные личностные качества, его психологические возможности в практических ситуациях, имеющих значение для расследования. Для этих целей следователь может получить ряд независимых характеристик, допросить родственников и знакомых допрашиваемого лица, выяснить обстоятельства биографического характера, воспользоваться консультацией педагога или психолога. Для установления образа жизни допрашиваемых, их преступных связей следователь дает поручения органам дознания, получает необходимую информацию от участкового инспектора.

Изучение личности допрашиваемого направлено на определение наиболее эффективных приемов психологического взаимодействия с данным лицом и на построение моделей наиболее вероятностного его поведения на допросе. Планируя преодоление возможного противодействия, необходимо учитывать такие личностные особенности допрашиваемого, как рефлексивность, гибкость или ригидность (застойность) его мышления, а также характерологические качества: агрессивность, конфликтность поведения, устойчивость или неустойчивость к стрессорам, к неожиданно возникшим сложным обстоятельствам. Поскольку исходные данные о личности допрашиваемого часто бывают очень скудными, возможно построение нескольких наиболее вероятностных моделей поведения подлежащего допросу лица и вариантов тактики его допроса.

7 стр., 3497 слов

Показания свидетеля и потерпевшего

... свидетелем на допросе об известных ему обстоятельствах, имеющих значение для дела. Показания свидетеля — это личное доказательство; оно является результатом отражения сознанием свидетеля непосредственно воспринятых им обстоятельств, чем и ... закона в действиях следователя, который допросил адвоката в качестве свидетеля, что повлекло его отстранение от участия в деле и нарушение права обвиняемого ...

Подготовка допроса завершается составлением его плана. План может быть развернутым или кратким, письменным или зафиксированным только мысленно, но он должен содержать систему вопросов, обусловленных общими задачами расследования.

Успех в работе с носителем личностной информации во многом зависит от умения следователя формулировать вопросы и тактически грамотно пользоваться этим средством получения информации.

Свидетели и потерпевшие обязаны давать показания по расследуемому уголовному делу. До их вызова на допрос следователь выполняет следующие организационно-подготовительные действия:

) изучает материалы дела для решения вопроса о наличии оснований вызова конкретного субъекта на допрос в качестве свидетеля (потерпевшего);

) определяет предмет показаний;

) принимает решение о способе вызова, месте и времени допроса;

) подготавливает средства фиксации показаний;

) составляет план производства допроса.

Следователь вправе вызвать на допрос в качестве свидетеля любого гражданина, которому известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по расследуемому делу (ст. 56, 79 УПК РФ), за некоторыми исключениями. В частности, не подлежат допросу в качестве свидетеля лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них адекватные показания, а также:

а) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному делу;

) защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;

в) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

г) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

д) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, ставших им известными в связи с выполнением ими своих полномочий (ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

В качестве свидетелей могут быть допрошены граждане, наблюдавшие событие преступления или его отдельные обстоятельства либо знающие о них со слов других лиц. В качестве свидетеля лицо может быть вызвано только после возбуждения уголовного дела. Возможен также допрос граждан, которые участвовали в производстве осмотра, освидетельствования, обыска, выемки, предъявления для опознания, следственного эксперимента в качестве понятых и могут рассказать о проведении этих процессуальных действий.

3 стр., 1434 слов

ОРГАНИЗАЦИЯ ДОПРОСА СВИДЕТЕЛЕЙ И ПОТЕРПЕВШИХ

... Ларин А.М. Работа следователя с доказательствами. – М., 1995. - 243 с. 43. Лосик Р.В. О некоторых вопросах правовой регламентации института потерпевшего в УПК ... - М., 2005. - 567 с. 63. Чернов Р.П. Свидетельские показания как источник доказательств // Адвокат. - 2005. - N 5. ... - М., 2000. – 443 с. 52. Порубов Н. И. Научные основы допроса на предварительном следствии. М., 2001. - 234 с. 53. ...

Следует помнить, что необоснованный вызов свидетеля на допрос влечет бесполезную трату времени как следователя, так и граждан, причиняет им неоправданное беспокойство, а в конечном итоге порождает предвзятое отношение к следственным органам. Поэтому, принимая решение о вызове гражданина, следователь обязан заранее определить круг вопросов, которые он ему задаст. В противном случае показания будут неполными, потребуется повторный допрос свидетеля, что мало кому может понравиться.

Способ вызова свидетеля, потерпевшего на допрос, который, как правило, осуществляется повесткой, но в соответствии с ч. 4 ст. 188 УПК РФ УПК РФ, когда это вызвано обстоятельствами уголовного дела, возможен и иной порядок вызова. Свидетель может быть вызван также телефонограммой или телеграммой. По делам о бандитизме, преступлениях, совершенных организованной группой, и т.п., при решении вопроса о вызове свидетеля (потерпевшего) следователь должен обеспечить его безопасность (ч. 3 ст. 11, ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186 УПК РФ).

Это необходимо, поскольку не исключена возможность, что данный гражданин, особенно располагающий важными сведениями, находится под наблюдением лиц, отнюдь не заинтересованных в раскрытии содеянного.

Свидетелей (потерпевших) обычно допрашивают в месте производства расследования (хотя следователь вправе произвести допрос и в месте нахождения свидетеля).

По изученным нами делам рассматриваемые лица в 100 % случаев были допрошены в кабинете следователя. Потерпевшего (свидетеля) рекомендуется допрашивать в рабочем кабинете следователя, поскольку официальная обстановка побуждает к осознанию серьезности предстоящего допроса, способствует установлению деловой атмосферы. Однако в ряде случаев допрос свидетеля (потерпевшего) в кабинете следователя невозможен по объективным причинам или нецелесообразен по тактическим соображениям.

Определяя время явки свидетеля (потерпевшего) на допрос, необходимо учитывать следующие соображения:

) вызов на допрос в удобное для допрашиваемого время способствует установлению с ним психологического контакта;

) время явки свидетеля (потерпевшего) должно быть выбрано так, чтобы он не ожидал вызова на допрос и не томился в коридоре;

) вызывая свидетелей по одному и тому же уголовному делу, следователь должен принять меры, чтобы они не смогли общаться между собой.

Выполнение последнего правила обеспечивается вызовом свидетелей (потерпевших) в разные часы, а иногда и дни. Первыми рекомендуется допрашивать тех из них, которые могут дать наиболее полные и точные показания, либо такие, которые необходимы для пресечения преступлений и задержания виновных лиц. Вместе с тем следует учитывать возможную заинтересованность свидетелей в исходе дела, а также вероятность их сговора или оказания на них воздействия со стороны обвиняемого (подозреваемого), его друзей и сообщников.

Допрос свидетеля (потерпевшего) включает три стадии: подготовительную, свободный рассказ и ответы на вопросы.

На подготовительной стадии следователь, удостоверившись в личности свидетеля (потерпевшего), составляет вводную часть протокола, фиксирует в ней его анкетные данные. Затем он обязан разъяснить допрашиваемому положение ст. 51 Конституции РФ о том, что «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом». Однако следует заметить, что данное положение не запрещает давать показания относительно причастности свидетеля к преступлению, а также об участии в его совершении супруга или близких родственников. Заявление свидетеля о согласии или несогласии давать показания по этим вопросам заносится в протокол.

На данной стадии следователю целесообразно получить дополнительные сведения о психологических характеристиках свидетеля (потерпевшего).

Выясняя его анкетные данные, рекомендуется уточнить сведения о личности свидетеля (потерпевшего), завязать с ним беседу на отвлеченные темы. С одной стороны, это поможет следователю уточнить свое предварительное мнение о допрашиваемом, составить более полное представление о его психологических характеристиках. С другой стороны, беседа способствует снятию у свидетеля (потерпевшего) психологического напряжения, неизбежно возникающего при контакте с представителем правоохранительных органов.

В ходе беседы следователь, не заостряя внимания допрашиваемого, исподволь должен выяснить характер взаимоотношений между ним и потерпевшим, подозреваемым (обвиняемым).

Это важно как для выбора дальнейшей тактики допроса, так и для правильной оценки полученных показаний.

Чтобы установить психологический контакт с допрашиваемым, следователь должен избрать тактически правильную форму предупреждения свидетеля (потерпевшего) об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Граждане, настроенные рассказать все полно и правдиво, такое предупреждение чаще всего воспринимают как недоверие к ним со стороны следователя, поэтому с тактической точки зрения целесообразнее разъяснить допрашиваемому, что оснований сомневаться в его искренности нет, но необходимо выполнить предписание закона. Если же следователь полагает, что свидетель (потерпевший) не хочет давать полные и правдивые показания, целесообразно, напротив, акцентировать возможность наступления уголовной ответственности.

Стадия свободного рассказа начинается с предложения допрашиваемому рассказать все, что ему известно об обстоятельствах расследуемого преступления. При этом свидетеля необходимо вкратце проинформировать о деле, по которому он вызван на допрос, чтобы ему было понятно, что именно интересует следователя. Иногда целесообразно разъяснить допрашиваемому порядок дачи показаний: сообщить известные ему обстоятельства в определенной последовательности, со ссылками на их источники.

Во время свободного рассказа свидетеля (потерпевшего) не следует перебивать его, даже если он говорит слишком пространно. Иногда это побуждает допрашиваемого сообщить факты, о которых он и не собирался рассказывать. При допросе не нужно давать оценку показаниям, а тем более выражать недовольство, поскольку это может привести к тому, что свидетель (потерпевший) замкнется.

Полученные показания подлежат обязательной проверке, потому их важно детализировать. Для этого рекомендуется задать свидетелю вопросы, чтобы выяснить источник сообщенных сведений: почему он их запомнил, чем могут быть подтверждены его показания и т.д.

Тактика допроса свидетеля и потерпевшего имеет как сходство, так и различия, обусловленные процессуальным положением. Кроме того, свидетель воспринимает преступное событие как сторонний наблюдатель, которого происходящее прямо не касается. Потерпевшему же этим событием причиняется физический, моральный или имущественный ущерб, что и накладывает эмоциональный отпечаток на его восприятие происходящего.

Если свидетель дал полные ответы на поставленные вопросы, то следователю достаточно задать дополняющие, уточняющие и контрольные вопросы для конкретизации сведений и проверки их достоверности. При наличии в показаниях пробелов и неточностей необходимо их устранить, применив тактические приемы, содержание которых зависит от причин этих дефектов: забывчивости допрашиваемого или его нежелания рассказать всю правду.

Причинами неполноты показаний могут быть:

непонимание того, каких именно сведений от него ждет следователь;

ошибки восприятия, запоминания и воспроизведения информации;

негативное психологическое состояние во время допроса и др.

Непонимание обычно устраняется постановкой уточняющих, дополняющих или напоминающих вопросов. Устранение противоречивости и неполноты показаний, вызванных ошибками восприятия, запоминания и актуализации воспринятого, требует от следователя понимания процесса формирования показаний и действия мешающих факторов, а также использования тактических приемов для оказания допрашиваемому помощи в припоминании фактов, интересующих следствие.

Процесс формирования свидетельских показаний состоит из восприятия, запоминания и воспроизведения на допросе обстоятельств расследуемого преступления. Восприятие представляет собой процесс отражения в человеческом сознании события преступления или его отдельных деталей на основе зрительных и слуховых, реже обонятельных, осязательных и вкусовых ощущений. Запоминание — еще более сложный процесс образования в памяти свидетеля образов (представлений), связанных с воспринятыми фактами. Воспроизведение состоит в том, что свидетель на допросе, оживляя в своей памяти образы (представления), запечатлевшиеся в результате восприятия и запоминания, сообщает соответствующие сведения следователю.

Свидетельские показания формируются под влиянием различных факторов. Их нельзя учесть заранее, однако из основных и наиболее часто встречающихся одни связаны с индивидуальными свойствами самого свидетеля, другие — с внешними условиями и обстоятельствами, в которых происходило восприятие, сохранение в памяти и воспроизведение. К таким факторам относятся:

) свойства восприятия и памяти свидетеля: состояние органов зрения и слуха, обоняния и осязания. Разная память накладывает специфический отпечаток на показания свидетелей, в которых одни события (факты) изложены полно и точно, а другие — в общих чертах;

) физическое и психическое состояние в момент восприятия. Болезненные ощущения, нервное расстройство, усталость, опьянение, сильное душевное волнение и другие факторы неблагоприятно влияют на процесс формирования свидетельских показаний;

) направленность внимания обусловливает целенаправленное или непреднамеренное восприятие. В следственной практике чаще встречается второй вид восприятия, поэтому для получения полных показаний следователю нужно применять тактические приемы, призванные помочь допрашиваемому в припоминании забытых обстоятельств. Здесь должна быть задействована эмоциональная память, а также ассоциации по смежности во времени и в пространстве, по сходству или контрасту;

) патологические дефекты психики и нервной системы могут влиять на процесс формирования свидетельских показаний весьма существенно. В сложных случаях рекомендуется назначить судебно-психиатрическую или комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, но только с согласия свидетеля (ч. 5 ст. 56 УПК РФ);

) обстановка восприятия: удаленность от наблюдаемого события, условия видимости, наличие или отсутствие препятствий, которые могут поглощать звуки, состояние погоды и др.;

) промежуток времени, прошедшего со дня восприятия до момента дачи показаний. Чем он больше, тем выше вероятность искажения, полной или частичной утраты воспринятой свидетелем информации. Поэтому медлить с производством допроса свидетеля крайне нежелательно;

) склонность к фантазированию (восполнение пробелов восприятия и запоминания вымыслом).

Основная сложность получения показаний здесь состоит в том, чтобы отличить заведомую ложь от фантазии свидетеля, отделить достоверные показания от вымышленных. В этой ситуации от следователя требуется умение формулировать и задавать допрашиваемому контрольные и уточняющие вопросы;

) обстановка допроса свидетеля должна быть спокойной и деловой, не нарушаемой внешними раздражителями. Если свидетель отказывается от дачи показаний либо дает заведомо ложные показания, необходимо выяснить причины, по которым это делается. Ими могут быть: страх перед возможной местью со стороны подозреваемого (обвиняемого), ложно понимаемое чувство товарищества, стремление скрыть собственное неблаговидное поведение, негативное отношение к деятельности правоохранительных органов и др.

Соответственно причинам применяются и тактические приемы, основанные на разъяснении свидетелю, что:

подозреваемый (обвиняемый) станет не опасен, если будет изобличен в совершении преступления и привлечен к уголовной ответственности;

его показания имеют важное значение для разоблачения преступников;

помогая раскрыть преступление, он помогает правоохранительным органам и т.п.

В некоторых случаях бывает тактически уместно напомнить об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний; предъявить свидетелю доказательства (оглашение показаний других лиц и заключений экспертов, воспроизведение звуко-, видеозаписи, демонстрация фотографий, вещественных доказательств и др.); произвести очные ставки; предъявить свидетеля для опознания и т.д.

Если в соответствии с п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то последний присутствует при допросе, но не имеет права задавать свидетелю вопросы и комментировать его ответы. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля, которые подлежат занесению в протокол допроса ( ч. 5 ст. 189 УПК РФ).

Тактика допроса потерпевшего обусловлена, главным образом, его процессуальным статусом (ст. 42 УПК РФ), особенностями процесса формирования его показаний, заинтересованностью в исходе дела, другими объективными и субъективными факторами.

На формирование показаний потерпевшего существенно влияет факт посягательства на него самого или на его имущество. В большинстве случаев этот фактор определяет полноту и точность восприятия потерпевшим обстоятельств расследуемого преступления, а в последующем — полноту и точность его показаний.

Нельзя не учитывать, что возникающие в момент преступного посягательства страх, боль, физические страдания, возбуждение и напряжение, вызванные борьбой, а также личностными, интимными переживаниями в случаях совершения половых посягательств, формируют сложное психическое состояние, заметно влияющее на восприятие и запоминание потерпевшим обстоятельств совершенного преступления. Особо грубое физическое насилие, острые психические переживания, характерные для посягательств на жизнь, здоровье и половую неприкосновенность, могут привести даже к частичному или полному выпадению из памяти пережитого события.

Психофизическое состояние потерпевшего, пережившего нервное потрясение в связи с преступлением, служит причиной того, что в его показаниях могут быть преувеличение опасности пережитого посягательства; пробелы в описании события преступления; непоследовательность изложения и др.

Момент допроса потерпевшего определяется с учетом его физического и психического состояния. Если оно позволяет произвести допрос, то сделать это лучше как можно быстрее. Показания, полученные сразу же после совершенного преступления, бывают более полными и достоверными, так как в них еще не привнесены посторонние детали.

Если потерпевший находится в состоянии сильного нервно-психического стресса, вызванного событием преступления, немедленный допрос нежелателен, поскольку в его ходе он будет вынужден еще раз пережить только что случившееся. Однако и в этом случае не рекомендуется откладывать допрос на слишком долгий срок. Тогда на потерпевшего могут оказать влияние заинтересованные лица либо запечатленные его памятью образы (представления) забудутся или подвергнутся корректировке под воздействием информации, полученной при обсуждении деталей преступления с родными, близкими, знакомыми.

Тактические приемы допроса потерпевшего применяются с учетом содержания его показаний. Пробелы и неточности в них, вызванные его добросовестным заблуждением, устраняются посредством тактических приемов, направленных на активизацию памяти допрашиваемого для припоминания им недостающих элементов преступного события. Здесь прежде всего необходимо разъяснить потерпевшему важность его сведений для раскрытия преступления, вовлечь в диалог, чтобы вытеснить из его сознания эмоции, снижающие полноту и точность показаний. Важно также стимулировать ассоциативное мышление потерпевшего. Для этого целесообразно проводить допрос на месте происшествия, однако только с согласия потерпевшего.

В ряде случаев более полные и точные показания потерпевший может дать на повторном допросе, поскольку снова и снова возвращается в мыслях к событию преступления, припоминая его отдельные детали. Поэтому после первого допроса потерпевшему следует разъяснить, что если он вспомнит какие-либо обстоятельства, связанные с преступлением, то об этом следует немедленно сообщить следователю.

Иногда потерпевший умышленно замалчивает отдельные обстоятельства произошедшего, дает ложные показания либо вовсе отказывается говорить. Тогда необходимо прежде всего выяснить причину (наличие особых отношений с обвиняемым, боязнь мести, оказываемое на него физическое или психическое воздействие со стороны виновного или его ближних, боязнь огласки собственного неблаговидного поведения, неверие в способность следователя установить преступника и т.п.), применить тактические приемы, направленные на преодоление лжи, получение полных и точных показаний.

Глава II. Психологические основы допроса потерпевших и свидетелей, .1 Установление психологического контакта с допрашиваемым

Особое значение в обеспечении успешности допроса имеет его коммуникативная сторона, т.е. общая благоприятная для общения психологическая атмосфера следственного действия, наличие психологического контакта. Психологический контакт по мнению Чуфаровского Ю.В. это процесс установления, развития и поддержания взаимного тяготения общающихся.

Яблоков Н.П. определяет психологический контакт при допросе как уровень взаимоотношений на допросе, при котором участвующие лица в нем готовы (могут и желают) воспринимать исходящую друг от друга информацию. Установление психологического контакта — это создание благоприятной психологической атмосферы следственного действия, при которой допрашиваемый внутренне, психологически настроен участвовать в диалоге, слушать допрашивающего, воспринимать его доводы, аргументы и предъявляемые доказательства даже в условиях конфликтной ситуации, когда намерен скрыть правду, дать ложные показания, помешать следователю установить истину.

Психологический воздействие следователя на допрашиваемое лицо возникает с момента получения повестки, а психологический контакт устанавливается с момента появления допрашиваемого в кабинете следователя.

Также по мнению Полстовалова О.В. особую роль в установлении психологического контакта между следователем и допрашиваемым играет их первое впечатление друг о друге. Для допрашиваемого большую роль играет не только внешний вид следователя и порядок в его кабинете, но также смысл и содержание первых контактных реплик. Немаловажную роль играет и расположение общающихся в кабинете в свете современных психологических исследований. Способы установления психологического контакта весьма многочисленны и разнообразны. Их выбор зависит от сложившейся следственной ситуации, особенностей личности, психологического состояния допрашиваемого и самого следователя. Психологический контакт может быть установлен путем воздействия на социально-психологические качества потерпевших, свидетелей. У каждого человека в любой жизненной ситуации есть свои первоочередные заботы, тревоги, сомнения, желания и интересы. На этой основе и должно быть осуществлено вступление следователя в контакт с допрашиваемым лицом. В отношении свидетелей это может быть выражение сожаления по поводу причиняемого им беспокойства, в отношении потерпевшего — сочувствие по поводу травмирующего его обстоятельства, в отношении обвиняемого и подозреваемого — заверение в гарантии всех их законных прав, выяснение их неотложных просьб и ходатайств. «Золотое правило» поведения следователя на этой стадии контактного взаимодействия: не допустить ничего, что может вызвать негативное к нему отношение.

Благожелательное знакомство, сообщение своего имени и отчества, обращение к допрашиваемому по имени и отчеству, опрятный внешний вид, достойная, но не надменная манера поведения — все это формирует первое впечатление о следователе. Допустимо в первые минуты допроса сообщение следователем некоторых сведений о себе, о тех ожиданиях, которые он возлагает на поведение допрашиваемого лица.

При развитии психологического контакта с человеком необходимо обращать внимание и предпринимать необходимые меры по ликвидации помех в общении, к которым можно отнести отрицательное отношение к предстоящему общению, наличие психических состояний, затрудняющих, делающих невозможным развитие общения, вмешательство посторонних лиц и т.п. Психологической задачей оперативного сотрудника в данном случае, является поддержание и укрепление психологического контакта с лицом, а тактической — получение оперативно-значимой информации. В ходе свободного рассказа лица о событии, входящем в предмет беседы, оперативный сотрудник может использовать такие тактические приемы, как напоминание о чем-либо; уточнение, детализация сказанного и т. п.

Объяснив свидетелю, потерпевшему, в связи с чем они вызваны на допрос, следователь должен выслушать их свободный рассказ, что дает допрашиваемому возможность сосредоточиться, вспомнить обстоятельства, а следователю — избежать постановки наводящих вопросов, внушающего воздействия. Уважительность и доверие к показаниям следователей и потерпевших должны быть обязательными для следователя. С его стороны недопустимы грубость, насмешки, подчеркнутая недоверчивость, невнимательность, торопливость и т.п.

Несмотря на различие во взглядах, культурном уровне, образовании, следователь должен определить лучшие качества личности допрашиваемого и относиться к нему непредвзято. Обращение к лучшим качествам личности допрашиваемого является одним из основных тактических приемов по установлению психологического контакта. Напротив, осуждение, упреки не способствуют сближению, поскольку отражают рассогласование ценностных позиций. Несдержанность следователя в оценке поступков допрашиваемого может вылиться в вербальную агрессию, которая вызовет лишь ответные контрмеры.

К числу сугубо психолого-тактических приемов установления психологического контакта следует отнести следующие основные методы: 1) беседа на интересующие допрашиваемого темы (о семье, о бытовых проблемах, об увлечениях и пристрастиях и пр.); 2) подчеркивание значимости даваемых показаний и конфиденциальности разговора; 3) поиск и использование схожих основных качеств «Я — концепций», установок и взглядов; 4) поддерживание положительного фона отношений. Бесспорно, данный перечень не может носить закрытого характера.

Установление контакта при допросе зависит от типа исходной ситуации — конфликтной или бесконфликтной. В ситуации противодействия могут иметь место две коммуникативные позиции — позиция активного противодействия и позиция пассивного противодействия (резкое ограничение свидетельских показаний).

Следующим этапом в динамике развития психологического контакта принято считать его поддержание. Однако разграничение приемов установления и методов поддержания психологического контакта может носить весьма условный характер. Создание положительного фона отношений необходимо не только для установления психологического контакта. Данный прием целесообразно применять и при поддержании психологического контакта. Искренний интерес к личности собеседника следователю необходимо проявлять не только в целях достижения состояния готовности к общению, но и для поддержания психологического контакта.

Этап поддержания психологического контакта заключается в организации оптимальной активности общения. Кроме того, необходимым условием поддержания психологического контакта является умение следователя слушать. Следователю также придется в целях поддержания готовности к общению избегать неверных шагов, которые на первый взгляд кажутся не столь опасными для существования психологического контакта, но в действительности являются методами, которые направлены на конфронтацию.

Существует определенная градация ошибок, допускаемых при общении, которые располагаются в континууме от «проламывания» дистанции и установления панибратских отношений до уклонения от разговора, либо создания «ореола недосягаемости», несовместимого с тактикой разговора на равных.

Участие защитника в следственных действиях может не только помогать, но и создавать для следователя затруднения, например, помешать установлению психологического контакта следователя с допрашиваемым. Однако в любом случае успех работы как следователя, так и защитника во многом определяется правильными, нормальными их взаимоотношениями.

Показания потерпевшего являются важным процессуальным документом, который нужно оценить с точки зрения его доказательственного значения, зная особенности личности потерпевшего. Следователю очень важно установить психологический контакт с потерпевшим, учитывая его психическое состояние и индивидуальные особенности и таким образом обеспечить полноту и точность показаний. Изучение психофизиологических свойств потерпевшего, силы, подвижности нервных процессов, типа высшей нервной деятельности, темперамента помогает определить возможность совершения потерпевшим тех или иных действий, а в целом — создать правильную картину события. Эти качества необходимо учитывать и при установлении контакта с потерпевшим, организации следственных действий. Действия преступника, последствия преступного деяния нередко приводят потерпевшего в состояние сильнейшего душевного потрясения, возбуждения, страха, тяжелой депрессии, гнева, возмущения, отчаяния, растерянности. Без учета этих особенностей, их правильного психологического анализа, снятия стрессового состояния потерпевшего трудно рассчитывать на полноту и правильность его показаний.

Слушание-сопереживание является весьма эффективным средством поддержания психологического контакта с потерпевшим или свидетелем.

В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в которой выделяются два аспекта: это словесный обмен информацией между допрашиваемым и допрашивающим и получение информации о состоянии допрашиваемого и даже направление его мыслей путем наблюдения за его поведением (жесты, мимика, цвет кожных покровов и т.д.).

В ходе допроса всегда должно быть обеспечено тщательное наблюдение за допрашиваемым для установления его состояния, которое определяется по его внешнему виду, поведению, реакции на передаваемую ему информацию, на основании анализа его речи (темп, связность, повторения, отрывистость и т.д.).

Так, например, неожиданные спазмы, изменения скорости и ритма речи, утрата пауз, разрыв слов, пробалтывание, форсирование звука или хохот, быстрое или поверхностное дыхание и постоянное прерывание других… рассматриваются как симптомы напряжения.

Среди приемов психологического контакта мы не найдем ни одного, который одновременно не был бы направлен на поддержание готовности к общению. Создание благоприятного эмоционального фона общения (эмпатийность взаимоотношений), выражение признательности и уделение искреннего внимания достоинствам личности, использование открытых жестов (открытые ладони, периодический контакт глаз общающихся и др.) — вот далеко не полный перечень тех методов, которые как в ходе всего общения, так и в завершающей его стадии способствуют закреплению состояния психологического контакта.

Умение следователя слушать включает в себя не только способность адекватно воспринимать получаемую вербальную и невербальную информацию, но и возможность контролировать и корректировать свое коммуникативное поведение. Поэтому «умение слушать» является весьма условным термином, поскольку в систему восприятия получаемой информации включаются не только слуховые рецепторы.

В умении слушать необходимо выделить ряд составных элементов:

) способность адекватно и достоверно понимать и фиксировать получаемую информацию;

) способность проявлять эмпатию, умение настроиться на «эмоциональную волну» собеседника;

) умение контролировать и координировать свою речь и жесты в целях расположения к общению, а также поддержания психологического контакта (умение слушать информацию, исходящую от самого себя);

) способность использования «общего» с собеседником языка в коммуникативной деятельности.

Думается, что наиболее широкое понимание «умения слушать» в психологии не противоречит и криминалистическим научным положениям. Поэтому предлагаемые рекомендации, направленные на выработку навыка умения слушать, на наш взгляд, существенно помогут следователям в процессе их профессионального общения.

В криминалистической науке в рамках достижения тактической задачи установления и поддержания психологического контакта умение следователя слушать необходимо понимать как профессиональный навык, основанный на следовании психолого-криминалистическим рекомендациям по организации процесса эффективного общения.

Завершать установление психологического контакта сотрудник должен индивидуальным воздействием на лицо. Цель этого воздействия — получение от него доверительной информации. При этом могут вырабатываться какие-то общие нормы доверительных отношений на будущее. В завершающей части важно закрепить психологический контакт с лицом на случай возможного содействия его в дальнейшем. Тактическая же задача при этом — оценить полученную информацию с позиций ее всесторонности, полноты и объективности и при обнаружении пробелов восполнить их с помощью постановки дополнительных вопросов.

Важно подчеркнуть, что на практике использование тех или иных способов и приемов получения информации осуществляется, как правило, комплексно: один прием дополняет другой и создает условие для применения третьего и т.д. Следует однако, отметить, что психологические способы и приемы получения информации, равно как и любые другие способы и приемы не являются универсальными.

2.2 Пределы психологического воздействия на допрашиваемого

По своей психологической и гносеологической сущности допрос является одним из процессуальных видов взаимодействия, межличностного общения и обмена информацией двух главных действующих лиц — допрашивающего и допрашиваемого. Одной из болевых в российском уголовном процессе была и остается проблема пределов допустимого психологического воздействия при производстве допросов и других следственных действий. Следует отметить, что хотя нормы международного права, Конституция РФ и действующий уголовно-процессуальный закон ограничивают пределы такого рода воздействия, далеко не все вопросы, связанные с правовой регламентацией подобных ограничений, нашли свое однозначное разрешение.

В утвержденном Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1988г. Своде принципов защиты всех лиц, подвергшихся задержанию или заключению в какой бы то ни было форме также содержится запрет на применение в отношении задержанного в ходе его допроса насилия, угроз, или таких методов дознания, которые нарушают его способность принимать решения или выносить суждения. Нарушение пределов психологического воздействия на допрашиваемого может привести к признанию доказательств недопустимыми.

С криминалистической точки зрения допрос представляет собой процессуальный способ собирания и проверки доказательственной и ориентирующей информации, которую следователь получает от допрашиваемого лица в диалоговом режиме с помощью речевых и неречевых (жестов, мимики и т.п.) коммуникаций.

Индивидуальный подход к допрашиваемому — одно из основных требований следственной тактики. Реализация этого требования связана с диагностикой личностных психических свойств допрашиваемого. Задача эта сложна и многообразна.

Методы экспресс-диагностики личностных качеств еще мало разработаны. В большинстве случаев следователь ориентируется на свои интуитивные предположения. Для научно обоснованного анализа свойств личности допрашиваемого необходимо знание психологии личности.

В процессе допроса следователь сталкивается и с различными индивидуальными проявлениями психологической защиты и психического отчуждения.

Психологическая защита индивида — это способ стабилизации личности в критических условиях конфликта, связанный с устранением или ослаблением чувства тревожности путем обесценивания предмета конфликта. При этом сфера сознания индивида ограждается от травмирующих воздействий либо путем конверсии (от лат. conversio — превращение), т.е. превращения ранее значимого явления в незначимое, либо реагрессии, т.е. замены сложных задач более простыми, либо проекции — наделения другого человека недостойными, обесценивающими его качествами.

Возникновение психологической защиты может быть значительным препятствием во взаимодействии следователя с допрашиваемым. Еще более сложные ситуации разрыва коммуникативного контакта могут возникнуть при психологическом отчуждении личности.

Отчужденность личности — это нарушение основного механизма ее социализации — идентификации, благодаря которой индивид осознает себя как часть социума. Он чувствует себя отверженным, потерянным, враждебным обществу. При этом доминирующим способом поведения становится негативизм — установка на глобальное несогласие с партнером общения, а часто и на отказ от общения. В ряде случаев отчужденность личности и связанная с этим дезидентификация, атрофия социальных чувств ведут к совершению преступления. Алкоголизм, хулиганство, жестокость, садизм коррелируют с отчужденностью личности.

Отчуждение личности связано с социальной дезадаптацией, неприспособленностью к социальной жизни. Эта неприспособленность является следствием, например, крайне низкой социальной культуры индивида и проявляется в виде бродяжничества, тунеядства, других видах преступного образа жизни. Но отчужденной личностью может быть и высокообразованный человек, сознательно отрицающий ценности, политическую систему; уклад жизни общества. Конечно, в этом случае никакие поучения, моральные сентенции не могут дать положительный результат, помочь наладить коммуникативный контакт.

Отчужденность иногда является следствием временной психической подавленности личности, психической депрессии (от лат. depressio — подавление).

При этом психические функции индивида затормаживаются, резко сужается его мотивационная сфера, возникает общая пассивность поведения. Очевидно, что это состояние крайне затрудняет получение показаний. Однако и здесь существуют известные оптимальные способы достижения взаимодействия. Учитывая, что допрашиваемый испытывает тоску, отчаяние, нередко мучительные страдания из-за непоправимых последствий совершенного деяния, следователь может показать перспективы социальной реабилитации данной личности.

Продумывая тактику допроса, следователь должен учитывать, что отчуждение нередко связано с совершением преступления, которое может выступать как психотравмирующий фактор. Зона психической травмы бдительно охраняется индивидом. Все, что связано с преступлением, воспринимается болезненно, субъект стремится избежать каких-либо разговоров об этом. Поэтому вначале вопросы следователя должны быть связаны только с социально-положительными связями данной личности, с дорогими для данного лица воспоминаниями и т.д.

Существенное значение имеют психические состояния самого следователя, его способность сохранять психическое равновесие в сложных конфликтных ситуациях, выдержку, сдерживать эмоции при успехе и неуспехе. Следователь во всех случаях должен быть спокойным, уверенным. Его корректное поведение должно возбуждать у допрашиваемых так называемый личностный резонанс. При этом следует пресекать со стороны отдельных допрашиваемых лиц все проявления недисциплинированности, бескультурья, речевую распущенность. Следователь на допросе реализует официально-ролевую социальную функцию и обладает всеми необходимыми полномочиями для того, чтобы обеспечить дисциплинированное поведение всех проходящих по делу лиц.

Действия следователя, предшествующие получению показаний, — удостоверение в личности допрашиваемого, разъяснение ему его прав и обязанностей, имеют свою сверхзадачу: они вводят допрашиваемое лицо в процесс официально-ролевого общения. При этом допрашиваемый должен осознать свой юридический статус и соответствующие задачи своей деятельности. Разъясняя права и обязанности допрашиваемого, выясняя его взаимоотношения с другими проходящими по делу лицами, следователь делает первые предварительные выводы о поведенческих особенностях допрашиваемого, о его позициях в отношении расследуемого события и в отношении причастных к этому лиц. На этой стадии допроса важное значение имеет предупреждение возможного нежелания лица давать правдивые показания ориентировать внимание на положительные свойства личности допрашиваемого, использовать позитивные факты его биографии. При допросе свидетеля и потерпевшего немаловажно акцентировать его внимание на уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Необходимо также разъяснение процессуального требования указать источники, из которых допрашиваемому стали известны сообщаемые им сведения.

В свою очередь, чрезмерные словесные предупреждения могут значительно снизить психическую активность допрашиваемого. Так, предупреждение об уголовной ответственности за разглашение без разрешения следователя или прокурора данных предварительного следствия целесообразно сделать лишь в конце допроса. В начальной его стадии рекомендуется избегать того, что может повысить психическую напряженность допрашиваемого, сковать его общение со следователем.

В начальной стадии допроса следователь стремится вызвать активность допрашиваемого и получить информацию о его личностных особенностях и психическом состоянии, определить его отношение к правосудию, данному следственному действию и к личности самого следователя. При этом следователь делает предварительные выводы о возможной тактике допроса в данной ситуации и устанавливает коммуникативный контакт с допрашиваемым лицом. Изложение показаний в форме свободного рассказа уменьшает возможность психологического воздействия на допрашиваемого.

Лицо, противодействующее следствию и дающее заведомо ложные показания, вступает со следователем в противоборство, прогнозирует его возможные действия, пытается осуществить рефлексивное управление деятельностью следователя, оценивает, как эти показания воспринимаются и используются им. Следователю как бы предлагаются основания таких решений, в которых заинтересован допрашиваемый. При этом можно выделить два варианта ложных показаний: ложь активную и ложь пассивную.

При активной лжи допрашиваемый стремится создать целостную псевдомодель события, увязать его элементы, выдумать причинно-следственные связи, соотнести их с определенным местом и временем. Однако ряд повторных детализирующих вопросов неизбежно ведет к вариациям вымысла, к расстыкованности отдельных узлов псевдомодели события, причем, чем меньше правды в показаниях, тем успешнее происходит их изобличение.

Восприятие обстановки места происшествия оказывает сильное психологическое воздействие на лицо, давшее ложные показания. Воспринимаемая реальность убеждает его в противоречивости данных им показаний, несоответствии их фактической обстановке места события и, как правило, вынуждает рассказать правду об обстоятельствах расследуемого преступления. Таким образом, проведение проверки показаний на месте является эффективным средством разоблачения самооговора и ложных свидетельских показаний.

Большую сложность представляют случаи, когда допрашиваемый, хорошо знающий обстоятельства дела, вводит в подлинную модель события лишь отдельные ложные детали. Но даже единственная вымышленная деталь события не может быть охвачена сознанием лгущего во всем многообразии ее проявлений.

Поэтому важной задачей допроса и расследования в целом являются распознавание ложных показаний и преодоление установки на них допрашиваемого лица. Стереотипные, заученные ложные показания выдают себя бедностью эмоционального фона и косной неизменяемостью, тогда как образные представления характеризуются соответствующей динамикой и эмоциональной насыщенностью. Одна и та же стереотипная речевая формулировка в показаниях нескольких лиц, как правило, свидетельствует о сговоре в даче ложных показаний. Иногда лгущий утрирует свое «незнание», что также изобличает его. Кроме того, он не осведомлен, как продвигается расследование, какими доказательствами располагает следствие.

Распознавание и преодоление установки допрашиваемого лица на дачу ложных показаний требуют от следователя анализа мотивов лжи и прогнозирования тех побуждений, которые могут привести к «раскрытию» данной личности, анализа тех ситуаций, в которых человек делает откровенные признания. Он должен также определить границы зоны контроля (какая истина скрывается, камуфлируется ложными утверждениями).

С целью пресечения дезинформации со стороны противодействующих следствию лиц и получения правдивых показаний следователь использует систему приемов правомерного психического воздействия. Под ними понимаются приемы формирования сознательного отношения допрашиваемого к правосудию, установки на дачу правдивых показаний.

В преодолении противодействия лиц, пытающихся дезинформировать следствие, — преимущества на стороне следователя: он знает материалы дела, имеет возможность тщательно подготовиться к допросу, изучить личность допрашиваемого, его сильные и слабые стороны, особенности эффективных приемов преодоления противодействия. Однако его тактические возможности небезграничны. В процессе расследования категорически недопустимо любое психическое насилие — шантаж, угрозы, обман, необоснованные обещания, использование религиозных предрассудков, малокультурности допрашиваемого, незнания им своих прав и т.п. Наряду с этим существуют и нравственно-психологические пределы средств воздействия. Издевательское отношение, усугубление тяжелых психических состояний, психический садизм недопустимы.

При решении тактических задач неизбежны определенные жесткие способы психического воздействия, ставящие поведение противодействующего лица в рамки, ограничивающие его решения.

Приемы преодоления противодействия следствию, как правило, рассчитаны на развитие критического мышления допрашиваемого, на его внутренний анализ хода следствия.

Допрашиваемое лицо должно быть подготовлено к осознанию бессмысленности своего противодействия. Все разнообразие психических приемов воздействия должно осуществляться в пределах одной допустимой формы — в форме убеждения, которое связано с сознательным изменением позиции противоборствующего лица на основе получения им информации, раскрывающей неправильность ранее сформированных позиций. При этом, конечно, логика убеждающего воздействия не должна противоречить его эмоционально-импрессивной стороне воздействия.

Правомерным считается любой тактический прием психического воздействия, если он не направлен на вымогательство показаний.

Эффективность тактического приема зависит от того, насколько он нейтрализует противодействие. Если противодействующее лицо навязывает быстрый темп допроса, следователю тактически целесообразно его замедлить и, наоборот, ускорить, если замедленный темп может дать преимущество противодействующему лицу.

Однако ни в коем случае нельзя судить о правдивости или ложности показаний лишь по внешним эмоциональным проявлениям — нервозности, заиканию, покраснению, тремору конечностей и т.п. Не являются индикатором противодействия и различные колебания, сомнения.

Психологически обоснованный тактический прием отличается избирательной направленностью — он должен оказать наибольшее воздействие на психическое состояние допрашиваемого и быть нейтральным в отношении невиновных. Шаблонные приемы, примитивные хитрости не только не действенны, но и показывают тактическую беспомощность следователя.

Все приемы психического воздействия можно разделить на три группы:

) содействующие распознанию ложности показаний;

) преодоление лжи и получение правдивых показаний;

) оказание мнемической помощи.

Внутри этих групп возможна дополнительная классификация. Так, приемы психического воздействия на противодействующее лицо с целью изменения его позиции и получения правдивых показаний могут быть подразделены на следующие подгруппы:

приемы, основанные на использовании отдельных психологических качеств личности допрашиваемого;

приемы, основанные на доверии допрашиваемого следователю;

приемы осведомления допрашиваемого о наличии значительной достоверной доказательственной информации;

приемы повышенной эмоциональной насыщенности, связанные с предъявлением неожиданной информации, вызывающие острые эмоционально-волевые состояния.

Лицо, противодействующее следствию, постоянно оценивает смысл и значение задаваемых ему вопросов, опасаясь возможного разоблачения. Система вопросов следователя создает постоянный негативный фон психического напряжения. Неожиданное изобличение на этом психическом фоне вызывает резкие эмоциональные реакции, что нередко приводит к отказу от позиции противодействия.

Однако не только прямое изобличение во лжи, но и все то, что интерпретируется таким лицом как приближение к изобличению, ослабляет его психическое состояние, вызывая волнение и тревогу. На этом фоне можно эффективно использовать прием формирования у допрашиваемого преувеличенного представления об информированности следователя.

Демонстрируемая следователем осведомленность по одним обстоятельствам получает непроизвольную расширенную интерпретацию. С этой целью он может широко использовать данные о личности подозреваемого (обвиняемого), о деталях его поведения накануне совершения преступления, о его связях и т.п. В ряде случаев этот прием реализуется путем демонстрации предметов, ассоциирующихся у допрашиваемого с совершенным преступлением.

Следует сказать, что изобличение противодействующего лица даже при наличии достаточного количества доказательств требует специальной системы воздействия. Для того чтобы такое изобличение вызывало мотивационную перестройку в поведении обвиняемого или подозреваемого, необходимо предупредить все возможности «приспособления» их легенды.

Большое значение для эффективности психического воздействия имеет система предъявления доказательств. Прежде всего, предъявление доказательств должно демонстрировать осведомленность следователя о последовательности действий преступника. При этом изобличающие доказательства следует предъявлять на фоне психического состояния релаксации (расслабления) или напряженности (в зависимости от личных особенностей допрашиваемого).

Перед предъявлением доказательства следователь должен задать все необходимые вопросы, с тем чтобы исключить нейтрализующие их уловки, по каждому доказательству получить объяснение и зафиксировать эти объяснения.

В тактических целях вопросы можно ставить таким образом, чтобы активизировать предвосхищающую деятельность противодействующего лица. Лжесвидетельствующий всегда знает то, что его изобличает. Поэтому он анализирует не только то, о чем его спрашивает следователь, но и с какой целью. При признании лицом ложности ранее данных показаний необходимо немедленно зафиксировать новые показания и заверить их подписью допрашиваемого. Попутно, по мере предъявления доказательств, следует разъяснять их тактическое значение. При этом следователь должен всегда помнить, что доказательства психологически воздействуют сильнее, если предъявляются в контрастных обстоятельствах; «слабые» доказательства обретают большую силу при совокупном их предъявлении.

Восприятие этих объектов свидетелями, потерпевшими инициируется лицами, осуществляющими расследование, может осуществляться по месту их обнаружения (например, при осмотре места происшествия с участием потерпевшего, в ходе проверки показаний подозреваемого), т.е. в естественной для них материальной среде (обстановке), либо в ином месте производства оперативно-розыскного, следственного действия, куда они ранее были перемещены из предшествующей среды их обитания, нахождения (например, в кабинете у следователя, предъявляющего для обозрения допрашиваемому какой-либо предмет (вещь, документ и т.д.), изъятый с места происшествия).

И в том и в другом случае расчет прост: человек, являющийся объектом тактического воздействия, восприняв указанный личностно значимый для него предмет, не останется безучастным наблюдателем, адекватно отреагирует вербальным или иным способом на полученную информацию и внесет коррективы в демонстрируемую ранее психологическую установку и предыдущее поведение.

По степени внушающего воздействия вопросы можно разделить на следующие группы:

нейтральные — формулировка ответов на них полностью зависит от инициативы допрашиваемого лица;

разделительные («или-или»);

альтернативные, требующие положительного или отрицательного подтверждения;

предоставляющие право выбора между двумя ответами, но положительный ответ на один из них соответствует ожиданию спрашивающего («Не в кепке ли был человек, нанесший потерпевшему удар ножом?» Это так называемые вопросы косвенного внушения);

направленные на прямое внушение («Находился ли Сидоров на месте происшествия?» вместо вопроса «Кто находился на месте происшествия?»);

несущие ложное содержание, рассчитанные на эффект так называемой «ловушки» и являющиеся неправомерным приемом психического насилия («Был ли Сидоров трезв во время совершения преступления?», хотя еще не установлена причастность Сидорова к преступлению).

Задавая вопрос, следователь должен предвидеть возможные ответы на него и планировать соответствующие вопросы по этим ответам.

Вопросы следователя, направляя поведение допрашиваемого, дают возможность для оперативного контроля за динамикой его поведения, развитием его чувств, настроения, интересов и т.д. Все это имеет значение и для саморегуляции поведения следователя, своевременного устранения возможной ошибочности его действий.

Таким образом следователь вправе применить следующие тактические приемы в отношении потерпевшего, свидетеля, дающего ложные показания

) напоминание о возможном наступлении ответственности за дачу ложных показаний;

) разъяснение противоправности содеянного и его отрицательных последствий;

) разъяснение важности дачи правдивых показаний;

) выяснение причин, вынуждающих давать ложные показания, и принятие мер к их устранению (такими причинами могут быть:

а) желание выгородить ближнего;

б) ложное чувство стыда;

в) боязнь мести со стороны преступника;

г) стремление скрыть правду о своем неблаговидном поведении).

допрос потерпевший свидетель психологический

Глава III. Тактические приемы допроса потерпевших и свидетелей

3.1. Допрос свидетеля и потерпевшего по методу когнитивного интервью

Важное значение для получения полных, правдивых, максимально конкретизированных показаний имеет производство допроса по методу когнитивного интервью (когнитивная психология — одна из ведущих областей современной психологической науки, изучающая организацию знания в памяти человека, включая соотношение вербальных и образных компонентов в процессах запоминания и мышления. Отсюда и берет начало метод допроса (опроса), получивший название когнитивного интервью).

Когнитивное интервью — это метод получения достоверной, исчерпывающей личностной (субъективной) информации от потерпевших и свидетелей преступления о признаках внешности, поведении преступника (преступников) и обстоятельствах содеянного им на основе реализации системы приемов, базирующихся на достижениях когнитивной психологии.

Краткая схема поэтапных правил допроса по методу когнитивного интервью.

Первый этап — вводный: 1. Дать допрашиваемому успокоиться, освоиться с обстановкой; 2. Установить с ним психологический контакт (доброжелательные отношения, обстановку взаимопонимания и сотрудничества); 3. Убедить допрашиваемого в том, что от его усилий в припоминании и сообщении информации зависит успех расследования преступления и восстановления справедливости. Допрашиваемый — активный участник расследования; ему не надо пассивно ждать вопросов следователя; 4. Создать у допрашиваемого «настрой» на активный поиск в памяти подробной, максимально детализированной информации; 5. Инструктируя допрашиваемого, подчеркнуть важность следующих моментов: а) максимально сконцентрироваться, усиленно работать; б) ничего не пропускать; в) не придумывать ответов.

Второй этап — свободный рассказ: 1. Предложить допрашиваемому воссоздать общий контекст события: куда шел, что собирался делать, как себя чувствовал, какая была погода, кого встретил и т.д. перед тем, как совершилось преступление; 2. Предложить допрашиваемому в свободной форме описать случившееся; 3. Не прерывать, не задавать по ходу рассказа уточняющих или детализирующих вопросов; 4. Держать длинную паузу, если допрашиваемый на какой-то момент остановится, не подталкивать его; 5. Во время рассказа допрашиваемого брать на заметку образы, которые содержат интересную для следствия информацию. Выделить наиболее яркий, отчетливо запечатлевшийся образ, зафиксировать также и другие образы; 6. Во время рассказа допрашиваемого наметить стратегию пробинга вычерпывания информации из образов: определить круг и последовательность подлежащих выяснению и уточнению вопросов, криминалистически значимых деталей.

Третий этап — пробинг кодов памяти: 1. Вновь напомнить допрашиваемому о необходимости интенсивной концентрации на мысленном образе-представлении (коде памяти); 2. Предложить допрашиваемому воссоздать контекст отдельного фрагмента события (например, когда преступник, угрожая оружием, потребовал у кассира выручку); 3. Предложить допрашиваемому закрыть глаза (это поможет лучше сконцентрироваться на образе); 4. Задать открытый (рамочный) вопрос («Расскажите, как все это было»); 5. Предложить более подробно описать объект (например, лицо преступника); 6. Не прерывать повествование допрашиваемого; 7. Делать подробные записи сообщаемых деталей; 8. Держать продолжительные паузы после того, как допрашиваемый замолчал, не спешить с вопросами; 9. Постараться «вычерпать» из образа как можно больше информации, которая не нашла отражения в свободном рассказе; 10. По такой же схеме сделать пробинг всех остальных образов, содержащих криминалистически значимую информацию; 11. К некоторым образам можно вернуться повторно; 12. Сделать пробинг концептуальных кодов памяти (когда информация запечатлелась в словесной форме).

Четвертый этап — обзорный: 1. Прочесть допрашиваемому все, что было зафиксировано в протоколе; 2. Читать медленно и отчетливо; 3. Предложить допрашиваемому сразу же прервать следователя, если будет замечена какая-либо неточность, ошибка в записи или если допрашиваемый вспомнит что-то новое; 4. В случае припоминания новой информации произвести пробинг (по описанной выше технологии).

Пятый этап — завершающий: 1. Выяснить необходимую информацию о личности допрошенного (имя, фамилия, возраст, место работы, жительства и т. п.); 2. Поблагодарить за оказанную помощь и попросить позвонить, если допрашиваемый впоследствии вспомнит какие-либо новые факты (дать свою визитку или номер телефона); 3. Очень важно оставить у допрошенного благоприятное впечатление от контакта с представителем правоохранительных органов. (Об этом непременно узнают друзья и знакомые допрошенного.) В случае необходимости следователь может рассчитывать на продолжение контактов и помощь.

Допрос по методу когнитивного интервью нужно проводить по возможности быстрее, сразу после происшествия. Следует иметь в виду, что процесс забывания особенно интенсивен в первые 1-2 часа после события. Детали (например, цвет одежды) забываются быстрее, чем общая информация о событии.

Как уже отмечалось, припоминание информации зависит не только от наличия этой информации в памяти допрашиваемого (опрашиваемого), но и от целого ряда других обстоятельств. Для когнитивного интервью особенно важное значение имеет способность допрашиваемого понять даваемые ему инструкции и, следуя этим инструкциям, правильно искать информацию в памяти. Допрашиваемый, только что переживший эмоциональную, а иногда и физическую травму, не может эффективно извлечь информацию из памяти, хотя она там имеется: ему мешают это сделать состояние здоровья, волнение и беспокойство. В таком случае лучше немного подождать, пока потерпевший или свидетель-очевидец не успокоится и не придет в себя.

Есть еще одно обстоятельство, в силу которого иногда лучше отложить допрос. Имеется в виду окружающая обстановка, не позволяющая сосредоточиться как самому допрашиваемому, так и следователю.

Если допрос не удалось произвести в ближайшие часы после преступления, то следует подождать, когда появится возможность провести его в наиболее благоприятной обстановке, так как это позволит получить больше нужной информации. Дело в том, что процесс забывания, особенно интенсивный в первые часы, потом замедляется, и разница в один-два дня уже не имеет столь существенного значения для эффективности припоминания. В этот период гораздо большую роль играют окружающая обстановка и условия производства допроса.

Если допрос проводится прямо на месте преступления, возникает множество отвлекающих и неконтролируемых факторов. Поэтому лучше немного отойти и выбрать более спокойное и уединенное место.В случае производства допроса в служебном офисе необходимо выбрать комнату, удаленную от других помещений: это позволит минимизировать отвлекающие факторы. Проводить допрос по методу когнитивного интервью на рабочем месте допрашиваемого не совсем желательно по причинам, аналогичным тем же, что и при допросе по горячим следам на месте происшествия. Наиболее благоприятная обстановка для допроса по методу когнитивного интервью создается на квартире допрашиваемого: здесь легче установить доверительные личностные отношения с допрашиваемым и создать атмосферу доброжелательного сотрудничества, устранить отвлекающие моменты.

3.2 Тактические приемы, используемые при допросе потерпевших и свидетелей

Для свидетеля, тем более для потерпевшего, ситуация преступления — это всегда ситуация экстремальная, угрожающая его личной безопасности и потому вызывающая «всплеск» эмоций, а это в свою очередь неблагоприятно отражается не только на восприятии события, но и на его последующем припоминании. Давая показания, свидетель и потерпевший вынуждены как бы заново переживать случившееся. Кроме того, сам контакт с представителем правоохранительных органов, непривычный для большинства допрашиваемых, усугубляет эмоциональный дискомфорт и волнение. (Психологи называют такое состояние «тревожностью».) Имея это в виду, следователь, прежде чем приступать к выяснению интересующей его информации, должен «снять» излишнюю тревожность допрашиваемого.

Обычно человек, только что переживший преступление, чувствует страх. Страх оказывает дезорганизующее влияние на всю психическую и физическую деятельность: человек утрачивает способность контролировать ситуацию, у него возникает чувство собственной неадекватности. Следователь может помочь ему избавиться от этого чувства, убедив допрашиваемого, что в подобных ситуациях страх — вполне нормальная реакция («Я хорошо представляю, что Вы сейчас чувствуете»).

Нужно дать допрашиваемому возможность излить душу. Это поможет ему немного успокоиться и будет способствовать установлению эмоционального контакта со следователем. Однако во избежание опасности слишком уклониться от темы процедура должна быть достаточно краткой. Цель ее состоит в том, чтобы показать (лучше на конкретных примерах) допрашиваемому, что на действительно опасную ситуацию, в которой он оказался, большинство людей отреагировали бы точно так же, ибо страх — вполне нормальная реакция человека на опасность.

Страх возникает внезапно. Эффект внезапности усугубляет его разрушительные последствия. Поэтому если допрос проводится не сразу, а через несколько часов или дней, когда первый шок после пережитого уже прошел, следователю рекомендуется предупредить допрашиваемого о том, что, когда он будет пытаться «воскресить в памяти» ситуацию преступления, у него могут возникнуть испытанные в тот момент чувства и переживания, но они будут не такими сильными и что теперь ситуация находится у него под контролем. Сделать это можно следующим образом: «Когда Вы будете рассказывать о преступлении, Вы опять будете волноваться. Вам будет страшно. Но не так сильно, как было тогда. И потом помните, что сейчас Вы «хозяин положения»: если в какой-то момент Вы захотите расслабиться, прийти в себя, скажите мне об этом, и мы сразу же сделаем перерыв».

В психотерапии используется такой прием: если речь идет об особенно травмирующих переживаниях, пациенту предлагается вести рассказ от третьего лица: вместо местоимений «я», «мне» употреблять местоимения «он», «ему». Таким образом, жертва описывает случившееся как бы с позиции стороннего наблюдателя, отдаляясь от преступления на безопасное расстояние (этот прием целесообразно использовать при допросе потерпевших от сексуальных посягательств).

Нужно иметь в виду, что рассказ от третьего лица менее подробен и менее детализирован, чем рассказ от первого лица. Однако при расследовании сильно травмирующих психику преступлений целесообразнее выбирать из двух зол наименьшее, так как эмоциональное состояние допрашиваемого является основным барьером для успешного припоминания информации.

Давно замечено, что эмоциональное состояние человека проявляется во внешнем поведении (когда мы взволнованны, речь ускоряется, мышцы напряжены).

Возможен и обратный процесс, т.е., меняя наше внешнее поведение, мы тем самым можем повлиять и на наше внутреннее, эмоциональное состояние. Принимая это во внимание, следователь может частично «снять» тревожность (волнение) допрашиваемого с помощью такого, например, приема: перед началом рассказа о событии допрашиваемому предлагается расслабиться, сделать несколько глубоких вдохов, вдыхая медленно и глубоко, и медленных выдохов. Следователь может несколько раз сам проделать эту процедуру вместе с допрашиваемым. (Этот прием напоминает приемы релаксации, используемые при гипнозе.) Следует, однако, подчеркнуть, что когнитивное интервью не имеет с гипнозом ничего общего, и прежде всего потому, что гипноз увеличивает внушаемость, а когнитивное интервью — нет. Другим приемом, используемым для снятия тревожности допрашиваемого, является так называемый принцип синхронности. Суть его состоит в следующем: доброжелательная, сдержанная манера поведения, спокойная, медленная речь следователя непроизвольно инициирует аналогичное поведение допрашиваемого.

В любом преступлении одни его фрагменты являются более стрессогенными (вызывают больше эмоций), чем другие. Неудивительно поэтому, что вопросы о таких фрагментах окажутся для допрашиваемого более волнительными, чем, скажем, вопросы биографического содержания. Негативное действие таких вопросов не исчезает сразу после ответа. Отрицательное последствие стресса будет сказываться на всех последующих этапах допроса.

На одном из допросов следователь задал потерпевшей вопрос о ноже, которым ей угрожал нападавший. Этот вопрос настолько вывел ее из себя, что допрашиваемая не только не могла на него ответить, но не смогла дать толковые ответы на пять достаточно простых вопросов. Вместе с тем следователь просто не может не задать эти стрессовые вопросы. Как быть? Нужно отнести стрессовые вопросы на конец допроса, когда уже получена самая важная детализированная информация (подобным образом действуют опытные журналисты: так называемые «вопросы-бомбы» они задают в конце интервью).

Начинать допрос следует с ряда безобидных (нейтральных) вопросов, постепенно переходя к более стрессогенным. Одним из препятствий к получению полной и достоверной информации является своего рода «обезличенность» участников расследования: следователь, свидетель, потерпевший вольно или невольно играют каждый свою стереотипную роль. В представлении допрашиваемого следователь — это «винтик», элемент казенной «машины», выполняющий свою часть рутинной работы. В свою очередь для следователя жертва квартирной кражи, нападения, изнасилования — лишь одна из многих типичных жертв преступлений такого рода, расследованием которых ему приходится заниматься каждодневно.

Примерно в таком же качестве следователь обычно воспринимает и свидетеля. И допрашиваемый, и следователь видят друг в друге не конкретного человека, не личность, а «ролевую функцию», и это, разумеется, не способствует продуктивности коммуникации.

Одной из необходимых предпосылок эффективного допроса является персонализация его участников. Следователь должен видеть в допрашиваемом живого, интересного, конкретного человека, с его заботами и переживаниями, и сам в свою очередь представиться как идентифицируемая личность, а не просто как олицетворение официальной организации.

Самый простой способ персонализации — называть допрашиваемого по имени (дети, молодые люди), по имени и отчеству (лица постарше), т.е. так, как сам допрашиваемый, представляясь, назвал себя. Можно просто спросить допрашиваемого, как к нему лучше обращаться.

Другим способом указанной персонализации является реализация следователем умения активного слушания. Ему важно заставить себя внимательно слушать допрашиваемого и проявлять знаки интереса к сообщаемой им информации. Один из способов достижения этой цели — периодически повторять последнюю фразу допрашиваемого, комментируя ее или задавая вопрос. Так, если допрашиваемый показал, что испугался, когда вдруг увидел, что преступник достает ружье, после этой фразы следователь может сказать: «Вы говорите, что испугались, когда увидели, что преступник достает ружье. Это в самом деле страшно. А что Вы еще можете вспомнить об этой сцене?» Тем самым следователь показывает допрашиваемому, что понимает его состояние и внимательно слушает рассказ.

Активное слушание требует сконцентрированности. Поэтому, прежде чем приступать к допросу, нужно устранить все возможные помехи. Следователю не следует отвлекаться ни на какие другие мысли, чтобы продуктивно слушать и слышать.

Проводя такую рутинную процедуру, как допрос, следователь нередко использует различные речевые штампы. Бюрократические обороты речи деперсонализируют допрос. Поэтому нужно стремиться их избегать.

Чтобы допрашиваемый видел в следователе не просто представителя власти, а конкретного, благожелательного человека, следователь, представившись, может сообщить перед началом допроса некоторую информацию о себе. Такая личная информация будет способствовать установлению контакта с допрашиваемым (например, если следователю известно, что у допрашиваемого есть ребенок, он может сказать, что и у него есть ребенок примерно такого же возраста).

Сообщит ли допрашиваемый какую-либо лично для него очень значимую информацию, зависит от того, увидит ли он в следователе человека, способного его понять. Классический пример: подросток, односложно отвечающий на вопросы родителей («потому что они все равно не поймут») и часами беседующий с приятелями.

Однако корректно сопереживать допрашиваемому — это лишь полдела. Надо еще убедить его в том, что следователь способен разделить его чувства. Для этого необходимо поддерживать обратную связь с допрашиваемым, периодически комментируя его показания («Я могу Вас понять», «Представляю, как Вам было страшно», «Да, конечно, с Вами поступили бесчеловечно»…).

Кроме персонализации и проявления эмпатии, существуют и другие, достаточно несложные приемы завоевания доверия, основанные на том, чтобы создать у допрашиваемого впечатление о следователе как о человеке справедливом, благожелательном, заинтересованном в установлении истины, для которого очень важно и интересно то, что говорит допрашиваемый.

Перед началом допроса потерпевшего и свидетеля полезен минимальный физический контакт (рукопожатие), который не должен восприниматься допрашиваемым как фамильярность (особенно если речь идет о лице другого пола).

Если у допрашиваемого есть какие-либо заметные повреждения, раны и т.п., следует поинтересоваться его самочувствием, позаботиться о том, чтобы ему было удобно, спросить, обращался ли он к врачу (даже если следователь все уже знает и без этого).

Точно так же следует поступать при внутренних, незаметных глазу повреждениях, если следователю о них известно.

Допустим, что есть основания не доверять показаниям допрашиваемого. Следователь все равно должен делать вид, что он верит ему. Если допрашиваемый действительно «кривит душой», это можно будет выяснить в процессе дальнейшего расследования и повторных допросов. Однако если добросовестный человек почувствует, что ему не верят, трудно рассчитывать на его дальнейшее деловое сотрудничество. Именно поэтому следователь должен избегать оценочных суждений и конфронтационных вопросов. Следователь может стимулировать активность допрашиваемого еще и тем, что будет своим поведением (вербальным и невербальным) демонстрировать интерес к его рассказу. Этот интерес может проявляться в характере задаваемых вопросов, зрительном контакте с допрашиваемым (особенно в начале допроса, когда устанавливается психологический контакт), позе следователя (сидеть, слегка подавшись вперед, по направлению к допрашиваемому).

Прежде чем предложить допрашиваемому рассказать об интересных для следствия деталях преступления, нужно дать ему возможность излить свои чувства. Переживания допрашиваемого, его страхи и обиды мало интересны для следователя. Тем не менее если они не будут выражены, то в дальнейшем это может помешать конструктивному диалогу. «Выход эмоциям» необходимо дать в самом начале допроса. Зная об этих эмоциях, следователь может потом использовать их в своих целях. Допустим, допрашиваемый «зациклился» на несправедливости преступления. Для завоевания доверия допрашиваемого возможен такой, например, прием, как сказанная к месту фраза: «Для того мы, следователи, и работаем, чтобы люди, совершающие преступления, получили по заслугам». В частности, жертве ограбления, озабоченной материальным ущербом, можно сказать, что возмещение этого ущерба будет зависеть от успеха расследования, в том числе от полноты и точности показаний. Следователь может также сказать, что для задержания преступника необходимо детальное описание его внешности и машины, на которой тот скрылся. Следователю нужно убедить допрашиваемого в том, что он понимает и разделяет его чувства и сделает все возможное, чтобы справедливость была восстановлена, и что сам допрашиваемый должен ему в этом помочь. После того как допрашиваемый убедился в том, что цели следователя в данном случае совпадают с его собственными, можно переходить к сбору информации, представляющей интерес для следствия.

Как восполнить дефицит навыков и способностей к восприятию и передаче информации (коммуникативности) у потерпевшего и свидетеля. Свидетели и потерпевшие обычно не являются репортерами криминальной хроники, поэтому описание преступления — задача для них непривычная. Независимо от возможностей памяти они испытывают трудности при детальном описании преступления. Например, каждый может затрудниться в точном определении роста человека, но без труда оценит, который из двух людей выше. Поэтому если допрашиваемый не может сказать, какого роста был преступник, следователь может предложить оценить его (выше, ниже, такой же) по сравнению со своим собственным ростом или ростом хорошо знакомого человека. Чем больше сходство между сравниваемыми объектами, тем точнее будет оценка.

Особенно трудны абсолютные оценки цвета, тем более цвета нестандартного. Словарный запас допрашиваемого может не позволить охарактеризовать, например, цвет как «голубой с аквамариновым оттенком». Вместе с тем допрашиваемый может довольно точно оценить цвет объекта, делая выбор из ряда предложенных образцов. Также узнать объект легче, чем его припомнить. Эту закономерность следователь должен знать и использовать. Например, допрашиваемый, не знающий марки автомашин, не сможет описать какую-то модель, но он может узнать эту модель, если показать ему рисунки нескольких разных машин. У следователя должны быть в распоряжении наборы рисунков типичных марок машин, оружия, иных технических объектов. Допрашиваемый узнает искомый объект по образцам, указав сходство или различие с предлагаемыми альтернативами. При отсутствии изобразительных альтернатив можно воспользоваться речевыми, словесными описаниями. Такой прием позволяет избежать искажений в ответах допрашиваемого.

Речь — наиболее распространенное средство коммуникации, но средство не единственное и не во всех случаях самое эффективное. Так, сложные действия или непривычные объекты трудно описать словами. В таких случаях можно попросить допрашиваемого продемонстрировать само это действие, нарисовать объект, т.е. как-то обойтись без слов. По одному из дел свидетель — очевидец катастрофы самолета — никак не мог описать словами, как накренялся потерявший управление самолет. Тогда ему было предложено показать это движение на модели самолета, что он и сделал. Аналогичным образом при описании дорожных происшествий можно попросить допрашиваемого нарисовать план перекрестка, выбрать из числа предложенных образцов моделей машин похожие на те, что были вовлечены в аварию, а затем показать на этих моделях движение вовлеченных в аварию машин. Если допрашиваемый был активным участником события (например, пилотом) и важно определить его действия, то в идеале лучше всего проводить допрос в аналогичном по конструкции самолете, где допрашиваемый сможет продемонстрировать свои действия, которые он производил в момент аварии.

Использование невербальных форм ответов особенно эффективно при допросе лиц с ограниченными вербальными способностями.

Информация о действиях конечно же важна для следователя. Однако первейшей задачей в ходе раскрытия преступления являются установление и задержание преступника, обнаружение объектов, связанных с преступлением (оружие, машина и т.п.).

Обычно следователь дает установку на детальный ответ, однако делает это в форме, мало к чему обязывающей («Расскажите мне подробно о том, что произошло»).

Иногда, описывая человека или предмет, допрашиваемый оперирует субъективными оценками: «Он был похож на фермера», «Он казался разозленным» и т.п. Подобные характеристики вполне приемлемы, однако лучше все же «конвертировать» их в более объективную форму. Самый простой способ перевода субъективного в объективное — это спросить: «Какие признаки делали это похожим на фермера?» или «Из чего Вы заключили, что он был разозлен?» Если предоставить достаточно времени для ответа, то допрашиваемый почти наверняка даст объективное описание.

При осуществлении допроса по методу когнитивного интервью особое внимание следователь должен уделять выяснению у допрашиваемого специфических признаков (деталей, особенностей) устанавливаемых по делу лиц и других объектов, позволяющих индивидуализировать эти объекты, что крайне важно для обеспечения их быстрого выявления и идентификации. Приемы припоминания подобных признаков базируются на двух основополагающих психологических принципах.

Принцип первый. Знание о событии представлено в сознании (памяти) в виде набора отдельных признаков (характеристик) этого события.

Принцип второй. Различные признаки находятся в тесной взаимосвязи. Поэтому припоминание (активизация) одного признака может стимулировать припоминание других признаков, с ним связанных. Если допрашиваемый не может вспомнить имя преступника, которое называлось его сообщником во время происшествия, он тем не менее вполне может припомнить некоторые характеристики этого имени (например, было ли оно длинным или коротким).

Припоминание одного признака облегчает «доступ» к другим, комбинация которых в конечном счете поможет вспомнить и само имя. Основной прием, который в данном случае надлежит использовать следователю, заключается в том, чтобы побудить допрашиваемого думать о частных признаках, т.е. об отдельных, относительно автономных характеристиках объекта.

Признаки, о которых идет речь, подразделяются на три группы:

а) свойства припоминаемого объекта, не связанные с контекстом события;

б) характеристики объекта, проявляющиеся в специфическом контексте (оранжевые символы на черном фоне);

в) личностно значимые или субъективные интерпретации события (последние три цифры напоминают номер телефона отца).

Очень важной задачей расследования является установление времени исследуемого события. Как показывает практика, установить точное время события далеко не всегда просто.

Если свидетель (потерпевший) не мобилизует волевых усилий для припоминания точной датировки события, в его показаниях может возникнуть ошибка. Типичной ошибкой является «приближение» события. В этом случае событие представляется как «более недавнее», т.е. совершившееся позже того времени, в какое оно произошло на самом деле.

Эффективным приемом, позволяющим повысить точность припоминания времени, является выявление объективных «ориентиров», по отношению к которым и определяется подлинное, а не мнимое время события. Правильно сориентироваться во времени помогает такой, например, вопрос: «Это случилось до или после Вашего дня рождения?»

Другим эффективным приемом, позволяющим локализовать событие во времени, является идентификация контекста, в который это событие было включено. Если, к примеру, речь идет о событиях далекого прошлого, то можно предложить допрашиваемому вспомнить, в каком доме или городе он жил в то время. Если речь идет о событии совсем недавнем, то можно предложить вспомнить, какой фильм, сюжет показывали по телевизору в момент протекания события.

Каким приемом воспользоваться, чтобы облегчить допрашиваемому припоминание полезной информации, следователь решает в зависимости от ситуации — психологической, возрастной — и иных характеристик допрашиваемого.

Также допрашиваемый может не сообщать какую-то информацию потому, что считает ее бесполезной для следствия. Подобная самоцензура чрезвычайно вредна, так как большинство свидетелей и потерпевших не имеют собственного опыта расследования и поэтому не могут квалифицированно судить о ценности информации. Поэтому следователю необходимо соблюдать простое правило, упомянутое выше: побуждать допрашиваемого «сообщать все, что приходит на ум, независимо от его субъективного мнения о сообщаемом». С самого начала допроса необходимо разъяснить допрашиваемому, что недопустимо саморедактирование ответов. Напротив, нужно говорить обо всем, даже если допрашиваемому это кажется тривиальным, неуместным, противоречащим уже ранее сказанному. Следователь может напомнить, что позже информация будет «рассортирована», а сейчас не следует беспокоиться о связности и систематичности рассказа. Главная задача допрашиваемого — припомнить и сообщить как можно больше информации, а «упорядочение» этой информации не входит в его задачу.

Однако при этом следователь обязательно должен напомнить допрашиваемому о недопустимости «фабрикации» показаний, т.е. придумывания того, чего не было на самом деле.

Исходя из всего вышеизложенного, необходимо сделать вывод о том, что показания свидетелей и потерпевших всегда следует рассматривать как весьма «хрупкую» составляющую в общем комплексе доказательств по уголовному делу, требующую самого серьезного отношения и внимания со стороны следствия и суда при констатации их подлинности и достоверности.

Заключение

Допрос — распространенный способ получения доказательств, но и в то же время — сложнейшее следственное действие, как с точки зрения уголовно-процессуального законодательства, психологии, так и с точки зрения криминалистической тактики. Допрос сложен не только тем, что в большинстве случае следователю или прокурору противостоит человек, не желающий давать показания либо вообще дающий ложные показания, но и тем, что в показаниях человека, искренне стремящегося сообщить все известное ему по дулу, в силу объективных и субъективных причин могут быть ошибки, заблуждения и вымысел, которые при допросе надлежит своевременно обнаружить и участь при оценке и использовании показаний.

В процессе написания дипломной работы я изучил требования уголовно-процессуального законодательства, регламентирующие производство допроса в стадии расследования. Следователь, прокурору чрезвычайно важно знать нормы уголовно-процессуального законодательства, так как, во-первых, они являются одним из источников криминалистической тактики, во-вторых, именно указанные нормы регламентируют процедуру производства допроса, определяют, что можно и нужно и чего нельзя делать в ходе допроса, а в-третьих, одним из требований, предъявляемых к тактическим приемам, является их допустимость, то есть правомерность приемов допроса с точки зрения действующего законодательства.

Комплексное исследование уголовно-процессуальных, этических, психологических и криминалистических основ допроса свидетелей и потерпевших на предварительном следствии позволило нам выявить основные проблемы, связанные с его производством, и наметить ряд направлений по их решению.

. Изучение трудов известных юристов и результатов проведенного социологического исследования позволило сделать вывод о том, что возможность получения достоверных показаний от свидетелей и потерпевших, а также гарантия охраны их прав и законных интересов при допросе тесно связаны с проблемой строгого соблюдения требований этических норм. Ключевые решения следователя, касающиеся рассматриваемого следственного действия (о вызове на допрос, о месте и времени допроса, лицах, присутствующих при его производстве), а также тактические приемы допроса (в частности, критерии их допустимости в ситуациях с различной степенью свободы выбора) и методы фиксации его результатов обязательно должны подлежать нравственной оценке, что позволит получить от свидетелей и потерпевших полную и правдивую информацию этически оправданными средствами.

. Результаты анализа взглядов отечественных и зарубежных ученых на проблему повышения эффективности допроса свидетеля (потерпевшего) показали ее прямую зависимость от знания следователем как основных психологических характеристик той социальной, возрастной группы, к которой принадлежит допрашиваемый, так и его личностных качеств.

. Успешному решению проблемы результативности допроса свидетелей и потерпевших на предварительном следствии будет способствовать максимальное использование предложенной соискателем группы тактических приемов, последовательно реализуемых в ходе составляющих элементов стадии подготовки к рассматриваемому следственному действию. Тщательная, всесторонняя и своевременная подготовка к допросу свидетеля или потерпевшего, заключающаяся в обеспечении и пополнении информационной базы допроса (в первую очередь, получении достаточных сведений о личности подлежащего допросу), а также в процессуально и тактически обоснованной организации следственного действия, — залог его положительных результатов, необходимое условие для создания атмосферы, благоприятствующей получению от допрашиваемого полных и правдивых показаний по уголовному делу.

4. На любой стадии производства допроса должна быть обязательно изучена личность допрашиваемого, так как для получения полных и достоверных показаний необходим индивидуальный подход к каждому допрашиваемому, что находит отражение в применении тактических приемов при производстве допроса, то есть методов установления психологического контакта с допрашиваемым, нейтрализации его негативной позиции и оказания на него психического воздействия.

. Допрос в криминалистике классифицируется как по процессуальным, так и по иным основаниям: это и процессуальное положение допрашиваемого, и признаки личности допрашиваемого, и признаки допрашивающих лиц (например, должностное положение).

В зависимости от вида допроса необходимы тактические приемы и рекомендации.

Список используемых источников

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/osobennosti-provedeniya-doprosa-poterpevshego-svidetelya/

I. Нормативные правовые акты и иные официальные документы

1. Конституция Российской Федерации: официальный текст. — М.: Проспект, 2010. — 40 с.

. ООН: свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, 9 декабря 1988 г. // Правозащитник. 1995. № 1. С. 39-47.

3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ. В редакции Федерального закона от 3 мая 2011 г. № 95-ФЗ. // Собрание Законодательства Российской Федерации 2001 г. Ст. 4921.

II. Материалы практики

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2009 г. № 206-П09 «Установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений пп. 1 и 3(d) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выразившегося в том, что осужденный не имел возможности в ходе судебного разбирательства допросить потерпевшую и свидетелей, является основанием для возобновления производства по делу ввиду новых обстоятельств» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010 г. № 5.

III. Литература

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/osobennosti-provedeniya-doprosa-poterpevshego-svidetelya/

  1. Абраменкова В.С. Спорные положения о понятии и условиях установления психологического контакта при допросе на предварительном следствии // Современные проблемы правотворчества и правоприменения: Сборник научных трудов. Вып. 7. Москва. Иркутск. Изд-во ГОУ ВПО РПА Минюста России. 2009. С. 91-98.
  2. Абросимов С.В. Тактико- психологическое воздействие на допрашиваемого в конфликтных ситуациях следствия // Российский криминологический взгляд. 2009. № 1. С. 394-396.
  3. Батищева Л., Леей А. Тактика следственных действий при участии защитника // Законность. — М., 1993. № 12. С. 34-36.
  4. Безлепкин Б.Т. Краткое пособие для следователя и дознавателя. — Москва: «Проспект», 2011. 151 с.
  5. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970. 208 с.
  6. Васильев В.Л. Юридическая психология. — М., 1991. 375 с.
  7. Волохова О.В. Психологические и криминалистические аспекты допроса потерпевшего (на примере расследования мошенничества) // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Дальневосточном федеральном округе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 24-25 апреля 2008 г. в 2-х частях. Изд-во Дальневост. юрид. ин-та МВД РФ. 2008. С. 440-444.
  8. Волохова О.В., Егоров Н.Н., Жижина М.В. и др. Криминалистика: учебник (под. ред. Е.П. Ищенко).

    — М.: «Проспект», 2011. С. 327.

  9. Воробьева Е.В. Психологическое воздействие на личность допрашиваемого очевидца преступления // Актуальные проблемы современной юридической науки и практики: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 4. Саратов. Изд-во Сарат. Ун-та. 2010. С. 293-297.
  10. Долгина Л.В. Пределы допустимости психологического воздействия на допрашиваемого // Российское законодательство: современное состояние и перспективы развития: материалы двенадцатой межрегтональной научной студенческой конференции (Вологда, 11-12 апреля, 2010 г.).

    Вологда. 2010. С. 88-90.

  11. Драпкин Л.Я., Шуклин А.Е. Следователь: профессиональная характеристика и основные методы деятельности // Российский юридический журнал. 2011. № 1. С. 203-213.
  12. ЕгоровН.Н., Ищенко Е.П., Мерецкий Н.Е. Криминалистика: Учебник. Владивосток. Изд-во ТГЭУ. 2011. 256 с.
  13. Еникеев М.И. Юридическая психология: Учебник для вузов. М., 2000. 631 с.
  14. Еникеев М.И. Психология допроса // Юридическая психология. 2007. № 3. С. 2-11.
  15. Еникеев М.И., Образцов В.А., Эминов В.Е. Следственные действия: психология, тактика, технология. — Москва: «Проспект», 2011. 146 с.
  16. Ефимичев П.С., Ефимичев С.П. Расследование преступлений: теория, практика, обеспечение прав личности. — М.: «Юстицинформ», 2008. 327 с.
  17. Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: учебник / под ред. Е.П. Ищенко. 2-е изд., испр., доп. и перераб. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2010. 784 с.
  18. Комментарий к Уголовно.-процессуальному кодексу Российской Федерации // Под ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: «Издательство Юрайт». 2009. 527 с.
  19. Кони А.Ф. Избранные произведения. М., 1965. С. 160. Кони А.Ф. Собр. соч. Т. 4. М., 1967. С. 55-56.
  20. Корнеева О.А. Проблемы тактики допроса свидетеля и потерпевшего по УПК РФ // Российский следователь. 2010. № 1. С. 7 — 9.
  21. Корнеева О.А. Проблемы тактики допроса свидетеля и потерпевшего по УПК РФ // Российский следователь. 2009. № 23. С. 2-4.
  22. Корнеева О.А., Воробьев П.Г. О свободном рассказе при допросе свидетеля // Адвокатская практика. 2009. № 6. С. 37 — 39.
  23. Криминалистика. Учебник /Отв. Ред. Н.П. Яблоков, — 2-е изд., перераб. и доп., — М, Юристъ, 2001. С. 446.

Левченко А.Ю. Тактика допроса свидетеля и потерпевшего // Финансовые и правовые проблемы РФ и пути их решения: теория и практика: Правовые проблемы развития региона. Материалы межвузовской научно-практической конференции 19 марта 2008 года. Ч. 3 <javascript:oa(‘2098580’);>. Изд-во БГУЭП. 2008. С. 79-80.

  1. Пахомов С.Н. Психология допроса потерпевших // Юридическая психология. 2008. С. 10-14.
  2. Пашин С.А. Психологические основания правового регулирования допроса в уголовном судопроизводстве // Юридическая психология. 2007. № 4. С. 334-37.
  3. Полстовалов О.В. Криминалистическая конфликтология: современные нравственные и психологические проблемы: Монография. — Уфа: РИО БашГУ, 2002. С. 12-15.
  4. Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. — Система ГАРАНТ, 2010 г. 986 с.
  5. Савельева М.В., Смушкин А.Б. Криминалистика. Учебник. — М.: «Деловой двор», 2009. 325 с.
  6. Семенова И.В. Изучение личности потерпевшего при подготовке к его допросу // Вестник Саратовской государственной академии права. 2008. № 3. С. 139-144.
  7. Сильнов М.А. Некоторые проблемы обеспечения следователем допустимости доказательственной информации при допросе // Российский следователь. 2000. № 2. С. 35-38.
  8. Сыпачев А.Ю. Психологический контакт при гласном содействии // Научные исследования высшей школы: сборник тезисов докладов и сообщений на итоговой научно-практической конференции (8 февраля 2011 г.).

    Тюмень. Издательство Изд-во Тюмен. юрид. ин-та МВД России. 2011. С. 122-123.

  9. Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. — Саратов, 1984.
  10. Чурилов С.Н. Предмет доказывания в уголовном судопроизводстве и криминалистике: Научно-практическое пособие. Москва. Изд-во «Юрлитинформ». 2010. 79 с.
  11. Чурилов С.Н. Криминалистическая тактика: Практическое пособие в вопросах и ответах. — М.: «Юстицинформ», 2011. 76 с.
  12. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология в вопросах и ответах. — М.: «Проспект», 2010 г. 174 с.
  13. Шебутани Т. Социальная психология. — М., 1969. — С. 134.
  14. Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших М., 1968. С. 111.