Уголовно-исполнительная система в составе органов юстиции Республики Казахстан

Дипломная работа

Социально-политические, экономические изменения последних лет привел к необходимости радикального изменения законодательства. В условиях формирования национального права стали зримее обозначаться противоречия между категориями и институтами ранее существовавшей системы, объективно не отражавшей современных тенденций в праве, не соответствующей мировым стандартам, определяющим приоритеты в правовом государстве: человек как высшая ценность, его ведущее место в системе складывающихся отношений, снижения доминирующей роли государства.

В соответствии с этим с момента обретения суверенитета Республика Казахстан принимает активные меры, направленные на формирование современной правовой системы, которая, соответствуя принципам демократического государств, эффективно регулировала бы все процессы, происходящие в обществе и государстве, особенно в сфере уголовно-исполнительного законодательства.

В 2002 году Казахстан принял одно из самых высших, исторических решений — передать уголовно-исполнительную системы из ведения Министерства внутренних дел в ведение Министерства юстиции РК. Это стало одной из наиболее значимых мер, признанных обеспечить более высокие гарантии соблюдения законности и прав человека.

В данной связи, одним из приоритетных направлений развития правовой политики страны, указанным в Концепции правовой политики в Республике Казахстан, утвержденной Указом Главы государства № 949 от 20.09.2002 года, является дальнейшее развитие уголовно-исполнительного законодательства, которое выступает одним из составляющих уголовной политик страны в целом, должно исходить из признания первичности и неотъемлемости прав свобод человека как высших социальных ценностей, охраняемых законом. Принятые меры нашли отражение и в целом на гуманизации уголовной политики (так, если в Казахстане в 2002 году количество осужденных составило 70 485 человек, то на первое января 2005 года составило 44 657) [1, с.2].

За последние несколько лет благодаря политической воле, внесению изменений и дополнений в уголовное законодательство, изменению практики назначений наказаний судами, эффективному исполнению наказаний органами уголовно-исполнительной системы, поддержки общественной Казахстан перешел с «почетного» третьего на девятнадцатое место в мире по количеству тюремного населения.

В последнее время в Республике Казахстан интерес к проблемам уголовно-исполнительной систем со стороны общества возрос как никогда прежде. Огромное количество публикаций, интервью в центральных и местных средствах массовой информации тому подтверждение. За последний год представители общественности посещали места лишения свободы 70 раз. Из них представители неправительственных организаций — 42, средств массово информации — 28 [2, с.15].

13 стр., 6273 слов

Уголовное судопроизводство по законодательству Республики Казахстан

... в уголовно-процессуальном законодательстве 1.1 Понятие уголовного судопроизводства по законодательству Республики Казахстан Правовая система Казахстана возникла в рамках одной, романо-германской, правовой семьи.[3,c.17] Что касается самого понятия уголовного судопроизводства, то в теории уголовного процесса во многих ...

В целом демократические перемены в стране самым непосредственным образом затронули уголовно-исполнительную систему, существенно изменив роль этой сферы деятельности государства.

«Международная тюремная реформа» приветствует проводимую в Казахстане гуманизацию уголовной политики, в ведение Министерства юстиции РК, развитие института общественного мониторинга пенитенциарных учреждений и улучшение сотрудничества пенитенциарной системы с неправительственными, международными организациями и средствами массой информации.

Но, не умаляя уже достигнутых результатов. Мы все понимаем, что многое еще предстоит сделать. Необходимо менять подходы к управлению пенитенциарными учреждениями, демилитаризировать уголовно-исполнительную систему в целом и систему подготовки в частности, улучшать медицинскую службу, развивать службу пробации, усиливать взаимодействия с другими государственными органами, такими как органы здравоохранения, образования, труда и другие, а также обеспечить социальную реабилитацию заключенных, возвращая в общество полноценных людей.

Все вышесказанное, определило актуальность и выбор темы исследования.

Клиентская база пенитенциарных учреждений РК, будучи наиболее специфической, массовой и потенциально опасной для общества социальной группой, в силу советской уголовной традиции десятилетиями рассматривалась лишь как объект репрессивного государственного воздействия (коллективного перевоспитания) силовыми методами. Для советской пенитенциарной системы были характерны следующие негативные черты: несоразмерное использование репрессий, а так же физическое, психическое и моральное насилие над личностью осужденного. Основой советской пенитенциарной политики был исправительно-трудовой аспект, а сами осужденные рассматривались лишь как дешёвая рабочая сила на «великих стройках социализма». Советская же пенитенциарная политика при этом исходила из примата государственных интересов над интересами личными. Индивидуальные потребности людей рассматривались и учитывались настолько, насколько они совпадали с интересами государства.

Становление современного правового государства и развитого гражданского общества в РК невозможно без коренной реконструкции всей отечественной пенитенциарной системы. Проблема коренного реформирования пенитенциарных учреждений РК давно вышла за государственные рамки, превратившись в общенациональную задачу. Экономическая и социальная «цена вопроса», равно как и масштабы реформируемой системы уголовного наказания требуют от общества и государства ясного понимания: что, как и почему необходимо менять в пенитенциарной сфере. Данная работа посвящена одному из краеугольных аспектов реформирования: проблеме обновления и переподготовки кадров для пенитенциарной сферы. Думается, что активная деятельность профессиональных социальных работников в ИТУ способна переломить известные негативные тенденции, приблизив отечественную пенитенциарную систему РК к европейским стандартам.

К сожалению, современная ситуация в ИТУ усугубляется практически полным отсутствием необходимого числа обученных социальных работников-практиков способных работать с различными категориями осужденных по-новому. В не меньшем дефиците и социальные работники-теоретики, призванные разрабатывать научную методологию социальной работы в местах лишения свободы.

6 стр., 2674 слов

Виды и системы уголовных наказаний

... Система уголовных наказаний призвана обеспечить достижение целей наказания посредством его дифференциации и индивидуализации. Система наказаний по УК РФ 1996 года имеет свои характерные особенности. 1. Следование принципу законности. Система уголовных наказаний регулируется исключительно Уголовным ... пенитенциарного воздействия на осужденных все наказания ... определенной деятельностью; лишение ...

В последние годы задача реформирования пенитенциарной системы далеко вышла за рамки чисто казахстанской «тюремной проблемы», приобретя известный международный резонанс. И от того насколько быстро и эффективно решится эта общеказахстанская гуманитарная проблема не в последнюю очередь, будет зависеть международный авторитет государства.

Степень изученности исследования. Отдельные аспекты деятельности уголовно-исполнительной системы на этапе гуманизации уголовной политики рассматривались такими учеными. Как Вагин О.А., Чукмаитов Д.С., Кусаинов Е.К., Ескендиров Л.А., Игошев С.Р. и другие.

Вагин О.А. в своей работе рассматривает вопросы применения мер наказания альтернативных лишению свободы. В этой отношении он отмечает не проработанность механизма исправления осужденных, хотя в целом говорят о положительных результатах гуманизации.

Чукмаитов Д.С. в свою очередь рассматривает вопросы правового обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы. Он отмечает, что многие нормативно-правовые акты, регулирующие данную сферу нуждаются в доработке, включая Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан [3, с.238].

Кусаинов Е.К. рассматривает вопросы подготовки осужденных к освобождению и организации их реабилитации на свободе. По этому поводу он обращает внимание на недостаточность законодательной базы, на практически полное отсутствие такой деятельности в Республике Казахстан.

Игошев С.Р. в своих работах отмечает, то тюрьма скорее порождают новых преступников, чем перевоспитывают их или предотвращают повторные преступления. Высокий уровень рецидивизма среди бывших заключенных и их проблема с адаптацией в обществе он объясняет недостатком позитивного отношения общества к тем, кто находится за решеткой.

Ескендиров Л.А. рассматривает проблемы исполнения уголовных наказаний в отношении несовершеннолетних.

Другие ученые рассматривают проблемы уголовно-исполнительной системы в сугубо узком смысле, а комплексно вся система и совокупности проблем не рассматриваются.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере деятельности уголовно-исполнительной системы, в составе Министерства юстиции РК, их отражение в теории и правоприменительной практике.

Предметом исследования являются содержание и сущность, проводимой в республике Казахстан, реформы пенитенциарной системы.

Цели и задачи исследования во многом обуславливаются вышеперечисленными обстоятельствами и сводятся к следующему: целью настоящей работы является разработка научно-обоснованных предложений, направленных на повышение эффективности деятельности уголовно-исполнительной системы РК. Для ее достижения необходимо решить следующие задачи:

  • исследовать историю становления и развития отечественной уголовно-исполнительной системы;
  • проанализировать состояние и динамику развития на современном этапе;
  • разработать научно-обоснованные предложения, направленные на выявление недостатков законодательства, и потребности практики в совершенствовании уголовно-исполнительных норм;
  • выявить недостатки комплекс теоретических и практических аспектов причин и условий способствовавших совершению преступлений в исправительных учреждениях;
  • исследовать и проанализировать зарубежный опыт на предмет применения в РК.

Научная новизна. Проблема исполнения наказаний относится к разряду чрезвычайно острых философских и социальных тем, на которых веками фокусировалось внимание общественности. Вместе с тем нельзя не отметить что отдельные аспекты остаются недостаточно разработанными. Даная работа является одним из новых исследований, посвященных комплексному изучению проблем исполнения и наказания. На этапе гуманизации уголовной политики, отказа от сложившихся стереотипов в уголовно-правовой политике Республики Казахстан.

7 стр., 3039 слов

Уголовный кодекс Республики Казахстан о грабеже

... от прочих - в третьей главе работы. Глава 1. Общая характеристика грабежа как одной из форм хищения. Так как в уголовном праве Республики Казахстан грабежи и разбой являются самостоятельными преступлениями ... жизни или здоровья, такая угроза не может считаться разбоем. Пленум Верховного Суда РК признал не правильной квалификацию как разбоя действий осужденного К., который, держа в ...

Методология исследования. В целях достижения научной обоснованности выводов и предложений, непосредственный сбор и обработка информации, использованной в ходе исследования, осуществлялись с помощью следующих методов:

  • изучение специальной литературы по теме исследования;
  • изучение законодательства РК;
  • изучение и анализ данных полученных из управления УКУИС при Министерстве юстиции РК по Костанайской области;
  • сравнительный анализ теории и практики использования со средств массой информации.

Нормативную базу исследования составили положения Конституции РК, нормы уголовно-исполнительного, уголовно-процессуального. Уголовного права и иные нормативно-правовые акты республики Казахстан.

Структура работы обусловлена поставленными целями и задачами. Дипломная работа включает титульный лист, содержание, введение, основную часть, состоящую из двух глав, заключение, список использованных источников.

1. Уголовно-исполнительная система в составе органов юстиции Республики Казахстан

1.1 Трансформация уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан

Историю становления и развития уголовно-исполнительной системы РК следует рассматривать с историей пенитенциарной системы Российской империи, так как Казахстан в этот период уже входил в ее состав. Начальным этапом в развитии и становлении пенитенциарной системы следует считать не то время, когда в законодательстве появилось упоминание о теремном заключении, а когда стала складываться единая в масштабах страны, управляемая централизованно совокупность учреждений, имеющих целью наказание и исправление преступников. С этой точки зрения началом следует считать образование в начале XIX в. центральных органов исполнительной власти — министерств.

После окончательного становления в 1909 году министерств управление пенитенциарными учреждениями вошло в компетенцию МВД (с 1810 по 1819 гг. — Министерство полиции) и было сосредоточено в двух его департаментах — полиции исполнительной и полиции хозяйственной. МВД были подчинены лишь общеуголовные тюрьмы, но они составляли абсолютные большинство среди других пенитенциарных учреждений (политических, монастырских и т.д.).

  • 1819 годы занимают особое место в истории русской тюрьмы т.к. в эти годы произошел заметный сдвиг в тюремной политике. В 1819 г. было образовано Попечительное о тюрьмах общество. Первая статья Устава определяла его задачу как нравственное избавление преступников и как «улучшение состояния заключенных за долги и по другим делам людей». Определялись 5 средств исправления: 1) ближайший постоянный надзор над заключенными;
  • 2) размещение их по роду преступлений или обвинений;
  • 3) наставление их в правилах христианского благочестия и доброй нравственности на оном основанной;
  • 4) занятие их приличными упражнениями;
  • 5) заключение провинившихся или буйствующих из них в уединенное место. Был установлен специальный параграф о запрещении употребления в тюрьме спиртных напитков.

В 1822 году Александр 1 утвердил Устав о ссыльных. Он предусматривал два вида ссылки в Сибирь: на каторгу и на поселение. Устав в основном определял штаты, обязанности полиции, обязанности стражи, порядок выбытия, снабжение, прием ссыльных, предусматривал разграничение ссыльных на разряды.

11 стр., 5069 слов

Виды лишения свободы и его сроки

... лишении свободы, является его продолжительность, которая определяет величину моральных и физических страданий, применяемых наказаниям к осужденным. Лишение свободы устанавливается на срок от шести месяцев до двадцати лет. В случае замены исправительных работ или ограничения свободы лишением свободы ...

Устав о содержащихся под стажей 1832 г. в качестве мест лишения свободы предусматривал тюремные замки и остроги. Эти виды мест заключения предназначались для более серьезных обвиняемых и осужденных, но вместе с тем и для несостоятельных должников [4, с.48].

Смирительные и работные дома предназначались для содержания нарушителей разных полицейских и административных предписаний и запретов, ослушников барской помещичей воли и родительской власти, а также обвиняемых и осужденных за воровство.

08.1845г. было принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. В Уложении была сделана попытка вернуться к исправительной роли уголовного права в виде деления наказаний на уголовные и исправительные.

К уголовным наказаниям относились:

  • смертная казнь и лишение всех прав состояния;
  • лишение всех прав состояния и ссылка в каторжные работы;
  • лишение всех прав состояния и ссылка на поселение в Сибирь;
  • лишение всех прав состояния и ссылка на поселение на Кавказ.

К исправительным наказаниям были отнесены:

  • потеря всех особенных прав и преимуществ и ссылка в отдаленные или менее отдаленные места Сибири;
  • ссылка в другие отдаленные губернии, кроме сибирских;
  • заключение в крепости с лишением некоторых особенных прав и преимуществ, либо без оного;
  • заключение в смирительном доме с лишением некоторых особенных прав и преимуществ либо без оного;
  • заключение в тюрьму;
  • выговор.

В связи с принятием Уложения был поставлен вопрос о тюремной реформе. Был составлен проект нового закона «О тюрьмах».

Инициатором тюремной реформы явился Николай 1. В Москве по его повелению была построена тюрьма по проекту, который он привез из Англии.

Проект реформы был составлен в 1869г. и в течение 10 последующих лет дорабатывался.

04.1879г. было создано Главное тюремное управление, где сосредоточилось руководство тюрьмами. В тюрьмах стал активнее применяться труд заключенных, улучшилось их медицинское обслуживание и материальное обеспечение [5, с.67].

В 1882г. местами лишения свободы являлись: тюремные замки и уголовные тюрьмы; временные дополнительные помещения при них; смирительные дома; Санкт-Петербургская и Московская исправительные тюрьмы; дома предварительного заключения в Санкт-Петербурге и Варшавская следственная тюрьма; пересыльные тюрьмы; исправительные арестантские отделения, роты и полуроты; временные арестантские каторжные тюрьмы; подследственные аресты в Привисленских губерниях; полицейские дома в Москве. Всего учреждений — 767. Общее число содержащихся в местах лишения свободы на 1 января 1882 г. составляло 94797.

10 стр., 4694 слов

Понятие и виды учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания. ...

... учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» в уголовно-исполнительную систему Минюста России. Для исполнения наказания в виде ареста созданы арестные дома (ч. 1 ст. 68 УИК), в виде ограничения свободы - исправительные центры (ч. I ст. ...

Каторга в России была срочной (до 20 лет) и бессрочной. Она применялась за государственные и иные тяжкие преступления. Осужденные лишались прав состояния и титулов и направлялись на рудники в Сибирь и на Сахалин. По истечении определенного срока каторжники (примерного поведения) переводились на более легкий режим, увеличивалось время отдыха, режим содержания ослаблялся. Со временем каторжные могли строить собственные дома и обзаводиться семьями. Таким образом, налицо проявлялась прогрессивная система отбывания наказания. Отбывшие каторгу переводились в категорию ссыльных переселенцев и определялись на место жительства в отдаленные районы с соответствующей материальной помощью.

В рассматриваемый период цели наказания отличались многоаспектностью. Государство стремилось к перевоспитанию преступников, играло определенную роль и устрашение.

Новым этапом в развитии идеи гуманизации наказания стало Уголовное Уложение 1903 г. Уложение вводило новую более упрощенную систему наказаний, количество наказаний сократилось до 8: смертная казнь, каторга, ссылка на поселение, заключение в смирительный дом, заключение в тюрьму, арест и штраф [6, с.75].

Наряду с Уставом о содержащихся под стражей в некоторых местах заключения режим отбывания наказания регулировался отдельными нормативными актами.

В 1909г. в России был введен институт условно-досрочного освобождения, которое применялось к заключенным в тюрьме или исправительном арестантском отделении при отбытии 3/4 срока наказания, но не ранее чем через 6 месяцев. Необходимым условием применения условного освобождения являлось активное проявление исправления, выраженное в добросовестном отношении к труду и соблюдением режима содержания. Не подлежали условно-досрочному освобождению осужденные за казнокрадство и осужденные, подлежащие по окончанию тюремного заключения ссылке на поселение.

Анализируя пенитенциарное законодательство в России перед февральской революцией можно утверждать, что оно в целом соответствовало аналогичному законодательству развитых европейских стран.

Значительным явлением в истории русской тюрьмы можно с твердой уверенностью назвать создание в России Попечительного о тюрьмах общества. Воссоздание подобного общества в современных условиях было бы весьма полезным в деле демократизации уголовно-исполнительной системы.

После февральской революции 1917г. Временное правительство осуществило ряд мер по гуманизации отбывания наказания в местах лишения свободы. Части осужденных, принимавшим участие в работах, связанных с военными нуждами и зарекомендовавших себя безукоризненным поведением и усердием в работе, сокращался срок отбывания наказания. Были отменены некоторые жестокие средства воздействия на заключенных. Так, в частности, отменялись наказания розгами, наложения оков и одевание смирительной рубашки. Для каторжных женщин одиночное заключение сокращалось наполовину. Лица, виновные в совершении правонарушения, не могли в дальнейшем переводиться в разряд «исправившихся».

В приказе Главного тюремного управление указывалось на необходимость проявлять гуманность к заключенным, уважать их личное достоинство. В соответствии с этим, тюремной администрации предписывалось в тех случаях, когда применение телесного наказания зависело от усмотрения должностного лица тюрьмы и назначать это наказание. Приказы напоминали, что превышение власти в отношении заключенных должностным лицо в местах заключения подсудно.

4 стр., 1652 слов

Уголовное наказание в виде ограничении свободы

... виде ограничения свободы, а также законодательство ряда зарубежных государств в части, устанавливающей аналогичный вид уголовного наказания. Целью работы является изучение наказания, ограничивающего свободу осужденных, его исполнения с учетом нового уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, установления места ограничения свободы как вида наказания ...

Главной задачей наказания определялось перевоспитание человека, совершившего преступление.

Первым нормативным актом, регулирующим порядок отбывания наказания и устанавливающим виды мест лишения свободы являлась Временная инструкция 1918 г. Характерной особенностью Временной инструкции является предоставление самостоятельности местным карательным отделам при разработке и установлении внутреннего распорядка мест заключения; при этом они могли применять правила «Общей тюремной инструкции 1916 г.», которые не отменены революцией и не противоречат положению Временной инструкции [7, с.46].

Временная инструкция определяла следующие места заключения:

  • общие места заключения (тюрьмы);
  • воспитательно-карательные реформатории и земледельческие колонии (в основном для молодежи);
  • испытательные заведения для лиц, в отношении которых есть основания для послабления режима или досрочного освобождения;
  • карательно-лечебные заведения (для арестантов с заметно выраженными психическими деформациями);
  • тюремные больницы.

При применении мер репрессии Временная инструкция провела четкую классификацию нарушителей: лица, нарушающие порядок и дисциплину, и лица, не желающие работать без основательных причин.

Одним из первых нормативных актов советской власти, посвященных проблемам преступности несовершеннолетних, был декрет СНК от 14.01.1918г. «О комиссиях для несовершеннолетних». В нем объявлялись упраздненными суды и тюремное заключение для малолетних несовершеннолетних до 17-летнего возраста. В соответствии с этим Декретом, из мест лишения свободы несовершеннолетние были освобождены, и центр тяжести в борьбе с преступностью среди несовершеннолетних был перенесен на меры воспитательного и предупредительного характера. Вместе с тем проявлялась забота о том, чтобы правонарушители из числа молодежи (17 лет и старше), осужденные к лишению свободы, отбывали наказание в особых исправительно-трудовых учреждениях.

11.1918г. было принято постановление НКЮ «О досрочном освобождении».

Согласно Инструкции о досрочном освобождении лица, отбывающие наказания в местах лишения свободы, могли быть по постановлению народного судьи или революционного трибунала по подсудности освобождены до истечения срока наказания. Ходатайство о досрочном освобождении возбуждалось самим осужденным, его близкими, или распределительной комиссией.

В рассматриваемый период возросла политическая и уголовная преступность. Советская власть с целью защиты революции приняла решение проявлять решительные меры в борьбе с контрреволюцией и уголовной преступностью.

Правовые основы функционирования концлагерей отличались от исправительно-трудовых учреждений. В лагеря по постановлению ВЧК направляли на время гражданской войны лиц из числа иностранных граждан и представителей ранее господствующих классов.

Следующим этапом в развитии исправительно-трудового законодательства стали «Правила внутреннего распорядка в местах заключения», введенные циркуляром НКЮ в июле 1920г. Правила представляли собой сжатое изложение всех трех разделов и статей, которые составляли в последующем «Положение об общих местах заключения РСФСР 1920 г.».

Положение об общих местах заключения РСФСР 15.11.1920 г. стало важным этапом в развитии исправительно-трудовых учреждений. Установив четкое распределение заключенных на категории и разряды, и определив для них различные условия содержания, которые изменялись в зависимости от степени исправления, Положение тем самым закрепило прогрессивную систему отбывания наказания в местах заключения. Согласно Положению все вновь поступившие в местах лишения свободы помещались в разряд испытуемых. Не поддающиеся исправлению осужденные переводились в штрафной разряд, где устанавливался особо строгий режим содержания. Лица, проявляющие стремление к исправлению, переводились в разряд исправляющихся, а оттуда за отличное поведение — в образцовый. Перевод из одного разряда в другой осуществлялся коллегией места заключения на основании характеристики с учетом поведения, отношения к труду и обучения.

3 стр., 1354 слов

Уголовно-исполнительная система

... в своей совокупности уголовно-исполнительную систему, деятельность которой регулируется ИК, Законом РФ “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы” и другими нормативными актами. В полной мере ...

Положение устанавливало 9 видов дисциплинарных наказаний.

Коллегия НКЮ РСФСР 5.04.1922г. утвердила Положение о переходных исправительных домах.

Дальнейшее развитие получил институт досрочного освобождения, который все более оформляется как институт условно-досрочного освобождения. В этом отношении определяющую роль сыграл Декрет СНК РСФСР от 21.03.1921г. «О лишении свободы и о порядке условно-досрочного освобождения заключенных», в котором институт условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания регулировался в аспекте общих принципов уголовной ответственности и, в частности, достижении целей наказания [10, с.48].

С появлением значительного числа подзаконных актов в сфере исправительно-трудового права возникла необходимость их систематизации. В результате систематизации в 1924 г. был принят первый советский исправительно-трудовой кодекс. ИТК 1924 г. подробно регламентировал вопросы организации режима прогрессивной системы и применения дисциплинарных мер воздействия.

Новый этап истории пенитенциарной системы советского государства открывает Постановление СНК СССР от 7.04.1930 г. об утверждении «Положения об исправительно-трудовых лагерях».

августа 1933 г. ВЦИК и СНК РСФСР утвердили и ввели в действие новый ИТК.

июля 1954 г. было утверждено Положение «Об исправительно-трудовых лагерях и колониях СССР». Основной задачей исправительно-трудовых учреждений признавалось создание условий, исключающих возможность совершения осужденными новых преступлений, а конечной целью их деятельности — исправление и перевоспитание осужденных, на основе приобщения к общественно полезному труду. Положение предусматривало проведение общеобразовательной и профессионально-технической подготовки заключенных.

Тюрьмы по ИТК 1970г. предназначались для содержания особо опасных рецидивистов которым лишение свободы назначалось в виде тюремного заключения, лиц, осужденных за тяжкие преступления, а также переведенные из ИТК за злостные нарушения режима. ИТК предусматривал исполнение наказания в отношении несовершеннолетних в воспитательно-трудовых колониях общего и усиленного режима.

06.1970г. был введен новый вид уголовного наказания — условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением к труду.

Системы ИТУ в последние годы существования СССР в МВД СССР была представлена двумя главными управлениями — Главным управлением исправительно-трудовых учреждений (ГУИТУ) и Главным управлением лесных исправительно-трудовых учреждений (ГУЛИТУ).

Наиболее крупным звеном системы ИТУ были учреждения, подчиненные ГУИТУ кроме часто пенитенциарных учреждений (колонии-поселения, ИТК, тюрьмы, воспитательно-трудовые колонии, воспитательно-трудовые профилактории).

13 стр., 6382 слов

Стимулирование служебной деятельности сотрудников уголовно-исполнительной ...

... действующих нормативно-правовых актов, исторический опыт, в области стимулирования деятельности сотрудников УИС, а так же мнения авторитетных юристов разрабатывающих вопросы стимулирования сотрудников уголовно-исполнительной системы (далее сотрудников УИС). Целью данной исследовательской работы является выявление ...

ГУИТУ были починены следственные изоляторы (СИЗО) и лечебно-трудовые профилактории (ЛТП).

С распадом СССР и обретением Казахстаном независимости наметилась тенденция к реформированию правовой системы. Правовая реформа не обола стороной уголовно-исполнительной законодательство и пенитенциарную системы. 1 января 1998 года введен действие Уголовно-исполнительный кодекс Республик Казахстан во многом приближающийся к общепризнанным мировым стандартам в сфере исполнения уголовных наказаний. Позднее был принят ряд нормативных актов, связанных с передачей уголовно-исполнительной системы из МВД РК в ведение Министерства юстиции РК [11, с.67].

В целом демократические перемены в стране самым непосредственным образом затронули уголовно-исполнительную систему, существенно изменив роль этой сферы деятельности государства.

В настоящее время в Республике Казахстан разрабатывается и принимается комплекс мер в целях поэтапной гуманизации уголовной политики.

2 Основы правового обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан

В наиболее общем понимании термин «правовое обеспечение» определяется как совокупность юридических норм, предназначенных регламентировать какую-то отдельную сферу деятельности, соответственно для определения концептуальных подходов в правовом обеспечении деятельности уголовно-исполнительной системы необходим комплексный анализ уголовно-исполнительного законодательства Республики Казахстан. Проведение такого анализа имеет не только теоретическое, но и важное прикладное значение в целях, как совершенствования норм права, так и повышения эффективности их действия.

Уголовно-исполнительное законодательство Республики Казахстан составляют Уголовно-исполнительный кодекс и иные нормативно-правовые акты. Изучение данной нормативной правовой базы свидетельствует о целесообразности деления ее на две взаимосвязанные группы:

  • правовое регулирование собственно исполнения наказания;
  • правовое регулирование обеспечения исполнения наказания.

Первая группа состоит из норм права, регулирующих условия и порядок реализации карательных правоограничений, установленных законодательством и включает в себя также принятые на их основе иные нормативные правовые акты. Безусловно, основным из них, вобравшим в себя ключевые положения правового регулирования исполнения показаний, является Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан, закрепляющий достаточно стройную систему исполнения всех видов уголовного показания. Одновременно кодекс служит базой для издания подзаконных нормативных актов, регулирующих различные аспекты исполнения показания. Так, на его основе были приняты правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (утверждены Приказом Министерства юстиции РК № 148 от 11.12.01г.), Правила отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими (утверждены Приказом Министра обороны РК № 182 от 03.07.00г.) и другие нормативные правовые акты подзаконного характера [12, с.46].

Вместе с тем, в ряде случаев кодекс делегирует принятие соответствующих нормативов государственным органом, в связи с чем он было подвергнут анализу на предмет выявления отсылочных норм, который показал, что около 50-е годы статей содержат более 60 норм, отсылающих правоприменителя к иным нормативным правовым актам.

Каждое из положений, отсылающих к иным актам, предполагает наличие норм, непосредственно регулирующих те или иные правоотношения, в иных законодательных актах. Например, статья 20 отсылает и законодательству Республики Казахстан о порядке осуществления надзора за соблюдением законности, которое устанавливается Законом Республики Казахстан «О прокуратуре». Пункт в статье 77 УИК определяет необходимость наличия перечня предметов, которые осужденным запрещено иметь при себе. Данное положение реализовано в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, который и закрепляет указанный перечень.

Комитетом УИС осуществляется кропотливая работа по воспитанию правового вакуума деятельности системы, в том числе и по отсылочным нормам Уголовно-исполнительного кодекса, не обеспеченным соответствующими нормативными на ведомственном уровне. К примеру, в Комитете УИС запланировано и находится в разработке либо стадии принятия: Инструкция по исполнению наказания в виде ограничения свободы, Инструкция о порядке привлечения осужденых к труду в исправительных учреждениях, Инструкция о порядке предоставления длительных выездов за пределы исправительных учреждений и другие правовые акты.

Работа по подготовке нормативно-правовых актов поставлена на плановую основу. Ежегодно составляется график подготовки, утверждаемый Председателем, а Управление правового обеспечения не только само разрабатывает такие акты, но и контролирует ход их выполнения другими управлениями, оказывает методическую и консультационную помощь, осуществляет экспертизу проектов. Ежемесячно ход выполнения графика докладывается управлением правового обеспечения на аппаратном совещании при Председателе комитета, где учиняется конкретный спрос с исполнителей с принятием соответствующих управленческих решений. График коррелируется с планом законопроектных работ Правительства.

Ревизия норм Уголовно-исполнительного кодекса РК на концептуальном уровне показывает необходимость разработки нормативных положений об исполнении уголовного наказания в виде ареста, а также пожизненного лишения свободы, так как действующая нормативная правовая база не отражает специфики их исполнения.

Вместе с тем, если процесс исполнения показания в основном урегулирован Уголовно-исполнительным кодексом и иными актами, то правовое регулирование процесса обеспечения исполнения наказания имеет ряд существенных упущений.

Само по себе, содержание деятельности по обеспечению исполнения наказания включает в себя: создание материальных, бытовых иных условий для проживания осужденных, деятельность вещевых, продолжительных, интендантских, коммуникальных, медицинских служб учреждений и органов, исполняющих наказания, которая требует своего нормативного закрепления. Именно неурегулированность в нормах права определенных аспектов обеспечения исполнения наказания снижает эффективность действия законодательства об исполнении уголовных наказаний.

Так, например, недостаточно четко определена компетенция Правительств в уголовно-исполнительной сфере. С одной стороны, в соответствии с законодательством Правительство утверждает норы питания и материально-бытового обеспечения для лиц, лишенных свободы (п.3 ст.95 УИК), что подразумевает его ответственность в этих вопросах, как распорядителя республиканского бюджета (за счет которого содержатся лишенные свободы).

С другой, у осужденного производятся удержания в доход государства для возмещения распадов по их содержанию, в соответствии со стоимостью фактически предоставленных питания, вещевого имущества и коммунально-бытовых услуг (п.1 ст. 103 УИК).

Наличие данной нормы в законодательстве представляет собой еще не до конца изжитый «гулаговский» подход, когда у осужденных к лишению свободы заработная плата удерживалась полностью в счет государства. Вместе с тем, опыт пенитенциарных систем цивилизованных государств показывает, что исправительные (тюремные) учреждения не могут содержаться на принципах самоокупаемости, в том числе за счет удержании из заработков осужденных. Примечательным является тот факт, что в системе государственной статистики лишенные свободы не учитываются как группа населения. Публикуемые статистические материалы характеризуют данную группу только юридическими параметрами, не учитывая того, что эта социальная общность представляет собой часть населения Республики Казахстан и соответственно обладает не только правовыми, но и определенными социальными характеристиками, Предполагая, что данная общественная группа не учитывается и при социально-экономическом планировании развития Казахстана, основой которого служат данные в Агентства Республики Казахстан по статистике [16].

Если мы не можем однозначно рассматривать эту группу как производителя товарно-материальных ценностей, то это еще не значит, что данная группа не должна рассматриваться как их потребитель, на которых расходуется определенная часть государственного бюджета.

Следует концептуально определить грань между ответственностью осужденного за свою жизнь и здоровье в условиях изоляции, а так же степенью ответственности государства за условия содержания в местах лишения свободы. Предполагается наличие определенной границы в этом вопросе между компетенцией Правительства и уголовно-исполнительной системы. Наиболее четко прослеживается граница между компетенцией Правительства и компетенцией уголовно-исполнительных органов и учреждений в вопросе осуществления функции исправительного воздействия. Данная специфическая функция осуществляется исключительно учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы. Вместе с тем, недостаточно подтвержденная материально и технически она становится трудно выполнимой, а материально-техническое обеспечение государственных учреждений и органов, финансируемых из республиканского бюджета, входит в компетенцию Правительства Республики Казахстан [17].

Неясно определены отношения между судебными органами и учреждениями, исполняющими наказания, в контексте взаимодействия судебной и исполнительной ветвей власти. Приговоры, определения, постановления, исполняемые учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы, выносятся судом. Здесь также не разграничены степень ответственности суда и органов, исполняющих наказания, в реализации судебного решения и его последствий. Существуют отдельные нормы, определяющие некоторые взаимоотношения, либо отдельные их аспекты, между судом и, например, исправительным учреждением, к тому же оценка эффективности деятельности уголовно-исполнительной системы производится в отрыве от оценки эффективности деятельности судебных органов. В государственной уголовной политике слабо прослеживается преемственности в деятельности различных правоохранительных органов в целом, а суда и исполнительных органов, в частности. Если разделение ответственности между органами предварительного расследования и судом достаточно четко урегулировано законодательством, то процедурные вопросы взаимодействия суда и уголовно-исполнительной системы, возникающие в процессе исполнения наказания, занимают незначительное место в правовом регулировании, а организационно решаются еще более затруднено. Отсутствие, взаимной ответственности, в общем, снижает эффективность не только борьбы с преступностью, ее профилактики, но что не менее важно негативно влияет на поддержание достаточного уровня защищенности личности в государстве. В связи с этим существует реальная необходимость создания специализированных пенитенциарных судов для принятия решений в процессе исполнения уголовных наказаний.

Также необходимо определение компетенции иных государственных органов в сфере исполнения уголовных наказаний. Особую значимость имеет взаимодействие подразделений уголовно-исполнительной системы с местными исполнительными органами ст. 17 УИК РК устанавливает, что местные исполнительные органы осуществляют контроль за деятельностью расположенных на их территории учреждений и органов, исполняющих показания. Кроме того, данная норма гласит, что порядок контроля регулируется законодательством Республики Казахстан, тогда как, данный вопрос не регулируется ни одним законодательным актом [18].

Для решения поставленных проблем комитетом уголовно-исполнительной системы подготовлена программа развития уголовно-исполнительной системы на 2004-2006гг. Однако, проводимая работа, охватывая собой комплекс мероприятий по совершенствованию уголовно-исполнительной системы, все же на концептуальном уровне предполагает более широкий охват, который позволил бы определить основы государственной политики в уголовно-исполнительной сфере, а в месте с тем: место данной функции в системе государственных функций; основные приоритеты уголовно-исполнительной деятельности; закрепить в уголовно-исполнительной деятельности ориентир на использование общественно-полезного труда осужденных, лишенных свободы, не в производительных целях, а именно как средства исправления; зафиксировать приоритетность методов индивидуально-воспитательной работы; поднять уровень социально-реабилитационной работы с лицами, освобожденными из мест лишения свободы (создание центров реабилитации).

Весьма важным представляется необходимость закрепления основ государственной политики в уголовно-исполнительной сфере с той позиции, что данный документ должен определить приоритетные методы и средства, используемые в уголовно-исполнительной деятельности.

С ужесточением уголовной политики в отношении лиц, виновных в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, изменится контингент лиц, находящихся в местах лишения свободы. В этой связи усложняется задачи по полному изобличению их в ранее совершенных преступлениях, выявлению и проверке оставшихся на свободе связей. Большинство этих задач без усиления взаимодействия с оперативными аппаратами оперативно-розыскных ведомств страны невозможно, что потребует обновления и совершения межведомственного нормотворчества, его детализации и углубления. Сказанное диктуется необходимостью реализации концепции правовой политики Республики Казахстан, она же объявляет приоритетным направлением развития уголовного законодательства совершенствование оперативно-розыскной деятельности, повышение уровня информационного обеспечения и аналитической работы правоохранительных органов.

Требуют дополнительной проработки нормы уголовного и уголовно-исполнительного законодательства по вопросам:

  • применения мер взыскания в отношении осужденных к лишению свободы;
  • применения уголовно-досрочного освобождения;
  • изменения вида исправительного учреждения в период отбывания наказания и др.

Вместе с тем, представляется целесообразным все предлагаемые изменения подвергать апробации путем проведения социально-правовых экспериментов. Такая практика нововведений в законодательство постоянно использовалась ранее, в частности, на территории Казахстана проводились эксперименты по предоставлению краткосрочных выездов (Караганда — 1977г.), по поэтапной системе отбывания наказания (Чимкент -1991г.) и др. [19, с.153].

В процессе дальнейшего совершенствования законодательства необходимо неуклонно следовать принципом верховенства конституции и соответствия норм актов нижестоящего уровня актом вышестоящего уровня. Ведомственные акты должны ограничиваться регламентацией организационно-процедурных отношений в сфере государственного управления. Нормативные правовые акты уголовно-исполнительной системы должны издаваться в соответствии с предписаниями актов большей юридической силы и с соблюдением необходимых пределов ведомственной регламентации. Необходимо комплексный подход к изданию ведомственных актов уголовно-исполнительной системы, что вызывается системными свойствами права. Только оценка вновь принимаемых актов сточки зрения уже существующих может предотвратить издание «неработающих» норм, исполнение которых обеспечивается другими правовыми предписаниями. Только оценка уже существующих предписаний с точки зрения вновь принимаемых может предотвратить скопление в системе «мертвых» актов, фактически не подлежащих применению, но формально неотмененных. /3.10/

Следует планировать работу по систематизации массива нормативных правовых актов на среднесрочную перспективу, вести научный анализ общественных отношений, возникающих в процессе исполнения показаний и требующих правовой регламентации. Такой учреждаю анализ позволит выявить сферы общественных отношений, не урегулированных нормативными правовыми актами и нуждающихся в разноуровневой регламентации.

Сегодня законодательство содержит большое количество бланкетных норм, позволяющих принимать подзаконные акты, содержание которых не соответствует воле законодателя, а порой и прямо противоречит ей. В нормотворческой практике не изжит узкоотраслевой, ведомственный подход, в результате чего имеют метод правонарушения, ущемление прав, свобод человека и законных интересов граждан и организаций. К тому же такая ситуация приводит к фактической подлине законов подзаконными актами. В связи с этим процесс разработки нормативных актов должен характеризоваться решительным уменьшением количества отсылочных норм и оптимально возможной конкретизацией норм.

Вместе с тем, следует задумываться не только над качественным, содержательным наполнением норм права в данной сфере, но также и его количественными характеристиками. В вопросе о количестве нормативных правовых актах следует иметь в виду, что обилие ведомственных правовых актов непременно не само по себе, а лишь тогда, когда оно оформляется в «ширму законности», за которой в реальности действует «усмотрение» соответствующих ведомственных начальников в духе действующей политической ситуации.

От того, насколько тщательно разработаны юридические источники, насколько полно и ясно в них регламентируются права и обязанности, в значительной мере зависит точное и безусловное соблюдение действующих норм.

В этой связи, следовало бы особое внимание уделить такому элементу правового обеспечения как эффективное правоприменение, которое в прикладном смысле, представляет собой одно из достаточно сложных направлений деятельности Комитета УИС. Прежде всего, следует отметить, что акты правоприменения представляют собой управленческие решения, принимаемые руководителями уголовно-исполнительной системы различного уровня в установленном порядке, которые также как и нормативные акты должны соответствовать определенным требованиям. В связи с этим, особое значение придается юридической службе, которая осуществляет правовую экспертизу правовых актов издаваемых органами управления уголовно-исполнительной системы, а также определение критериев по которым проводится такая экспертиза. Обеспечение высокого уровня актов правоприменения требует соблюдения следующих принципиальных положений:

  • подготовка только таких актов, издание которых действительно вызвана потребностями практической работы;
  • законность каждого акта, т.е. соответствие законам и другим актом вышестоящих органов;
  • соответствие реальным условиям функционирования данного подразделения уголовно-исполнительной системы;
  • согласованность с другими актами этого органа;
  • ясность, четкость, понятность всех формулировок;
  • своевременная отмена или переработка актов в связи с изменениями условий практической деятельности.

Установление четкого, отработанного порядка подготовки и принятия правовых актов имеет важное значение для их эффективности. Действующий регламент комитета уголовно-исполнительной системы устанавливает порядок, который недостаточно обеспечивает строгое соответствие всех принимаемых актов законом, подразделенным актам и правовым актом вышестоящих органов. Для недопущения таких ситуаций проекты согласовываются со всеми заинтересованными службами и проверяются — не противоречат ли они действующему законодательству. Вместе с тем, не все управленческие решения, оформленные в виде правовых актов, поступают на правовую экспертизу в юридическую службу, что не подтверждено Регламентом Комитета. В целом, следует переработать действующий Регламент Комитета УИС, как не удовлетворяющий практике управленческой деятельности комитета. В соответствии с Законом Республики Казахстан «О нормативных правовых актах» регламент нормативный правовой акт, регулирующий внутренний порядок деятельности какого-либо государственного органа и его структурных подразделений, именно он задает основу организации подготовки и принятия управленческих решений, а также порядок их оформления в правовые акты [20].

Вместе с тем регламент должен основываться на Законе Республики Казахстан «Об административных процедурах» от 27 ноября 2000 года, который направлен на установление административных процедур, способствующих совершенствованию организации управленческой деятельности, обеспечению бесперебойного функционирования государственных органов, оперативному принятию управленческих решений, соблюдению прав и свобод граждан, защите государственных интересов, недопущению использования государственными служащими должностных полномочий во внеслужебных целях, в том числе, в сфере исполнения уголовных наказаний [21].

Не менее важным элементом правового обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы является правовая культура субъектов права, что применительно к личности каждого сотрудника означает сочетание знания и понимания права с осознанным исполнением его предписаний. Следует иметь в виду, что достаточным уровнем правовой культуры должны облагать не только те, кто занимается подготовкой, принятием правовых актов, но в значительной мере и те, кто непосредственно осуществляет правоприменительную деятельность, вступает в определенные правовые отношения, регулируемые принятыми правовыми нормами. Большую роль в этом отношении играют занятия, организуемые в рамках боевой и служебной подготовки, тематика которых направлена на разъяснение положений законодательства определяющих государственно-правовую систему Республики Казахстан, систему государственного управления и исполнительной ветви власти, а также правовую систему Казахстана.

В целом сфера правового обеспечения представляет собой достаточно обширное направление деятельности центрального органа управления УИС.

1.3 Исправительные учреждения в системе обеспечения общественной безопасности Казахстана

Динамичные изменения, происходящие в Казахстане, заставляют переосмыслить многие устоявшиеся взгляды, в том числе и в области обеспечения общественной безопасности. Требует пересмотра и само понятие «общественная безопасность».

Согласно советской доктрине категория «общественная безопасность» подразумевала ограждение от опасности множества людей. Как правило, под общественной безопасностью понималась система отношений, ориентированных на соблюдение технико-юридических норм при эксплуатации объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также при использовании объектов в связи со стихийными бедствиями или при наступлении других чрезвычайных условий. Угрозы и вызовы нового столетия, в том числе акты терроризма, торговля людьми, неконтролируемый оборот наркотических средств, оружия и боеприпасов, экологические, транспортные преступления и т.п. заставляют рассматривать категорию «безопасность» в более широком смысле [22].

В механизме обеспечения безопасности все более важными элементами становятся бдительность, борьба с преступностью и контроль за лицами, входящими в группы риска, посягающие на безопасность людей.

Если исходить из конституционного приоритета защиты прав и свобод человека, то напрашивается очевидный вывод — посягательство на безопасность любого из нас является в целом угрозой общественной безопасности. Проводя параллель в аналогии, уместно, на наш взгляд, напомнить, что на глобальном уровне в основе коллективной безопасности лежит принцип неделимости мира, который на деле означает, что любой конфликт не должен рассматриваться как «территориально ограниченное действие, а как акт, угрожающий всеобщей безопасности». /3.18/ Тем более что даже самые небольшие столкновения в том или ином регионе «при негативном развитии событий… могут стать одним из крупных детонаторов нестабильности во всем мире» [23, с.15].

Перед криминологами стоит сложная задача по выработке концепции борьбы с преступностью в современных условиях. Президент страны Н.А. Назарбаев на совещании по вопросам правопорядка и соблюдения законности 10 сентября 2003 года в своем выступлении «Демократические ценности и непререкаемый авторитет закона» сказал: «Надо чтобы граждане доверяли государству. А степень этого доверия во многом определяется тем, как оно защищает своих граждан от произвола тех, кто посягает на закон, на их права и свободы. Вместе с тем, нельзя безоглядно следовать идеологии «безбрежного» индивидуализма. Надо учитывать ментальность казахстанцев, для которых традиционными всегда были альтруистическое сознание, коллективизм и патриотизм.

Нам необходимы гармонизация личных, общественных интересов, выявление точек соприкосновения в вопросах соблюдения прав человека, правопорядка и общественной безопасности в целом. Не надо забывать и о том, что у граждан, наряду с правами, имеются и обязанности. Как говорил Мишель Монтень: «… Правило правил и главнейший закон законов заключается в том, что всякий обязан повиноваться законом страны, в которой живет…».

Мы должны построить государство с неприкасаемым авторитетом закона, обеспечивающее не только соблюдение принципа равенства всех перед законом, создание режима общественной безопасности — основы стабильности и поступательного государственного развития».

В этой связи приобретает актуальность теоретическое осмысление политики государства в применении наказания, его целей и возможностей в противостоянии негативным социальным явлениям.

Политика государства опирается на мировоззрение, принципиально очередное конституцией нашей страны. В месте с тем мировоззрение, связанное с путями достижения поставленных целей, полностью еще не сформировано. Вот почему понимание причин современной преступности и возможностей государства, общества в борьбе с преступностью является ключевым звеном в формировании стратегии борьбы с этим социальным злом.

Советская доктрина построения справедливого общества опиралась на идею абсолютной управляемости общественных процессов и формирования нового человека исходя из приоритета общественного бытия над общественным сознанием.

Идея тотальной управляемости обществом и человеком не выдержала испытаний. Самые высокие идеалы пришлось утверждать с помощью самых жестоких способов. Но, как показала история, репрессии не только не решили проблему преступности, а, наоборот, загнали ее корни в теневую сторону жизни общества. Теневая экономика, взяточничество создали благоприятную почву зарождению организованной преступности. Произошло рассогласование между идеологическими установками и реалиями общественной жизни, была нарушена солидарность общества.

Сегодня мы постепенно приходим к понимаю того, что государство далеко не всегда способно тотально управлять общественными процессами. Несмотря на то, что право предусматривает возможность государственного принуждения, насилия к преступнику, оно ничто без моральной поддержки населения. Если население не солидарно с правовыми запретами, коллективно не осуждает противоправных поступков, то репрессивный аппарат захлебнется в борьбе с массовыми нарушениями закона.

Солидарность общества размывает основу преступности.

Состояние пониженной социальной сплоченности Дюркгейм назвал социальной аномией — отсутствием должной поддержки право со стороны коллективных чувств.

Р. Мертон выделил два важных элемента социальной и культурной структуры общества. Первый — сфера устремлений общества (цели, намерения и интересы), что объединяет общество, и второй элемент определяет, регулирует и контролирует приемлемые способы достижения этих целей. Право является, одной стороны, специальным инструментом для сохранения единства, а с другой — только символом солидарности. До тех пор пока граждане получают удовлетворение от того, что они пытаются достичь общую для всего общества или группы цель и от того, что при достижении цели они действуют по одобряемым обществом правилам, сохраняется равновесие. Удовлетворение является опорой достоинства, когда человек осознает, что то место, на котором он находится, достигнуто им честным путем, соответствует его устремлениям, не заставляет ввязываться в схватку за обладание более высоким статусом и его усилия одобряются окружающими.

В обществе, которое высоко ценит экономическое процветание, социальное продвижение к успеху дозволенным способом сужено. Очевидно, что не все члены общества достигнут богатства, высокого социального положения. Человеческая эволюция обусловлена человеческой адаптируемостью и определенными неразрушимыми свойствами природы человека, которые заставляют его никогда не прекращать поиск условий, более соответствующих его внутренним потребностям. Но человек — существо общественное, и в случае утраты чувства связи с обществом он будет противопоставлять себя ему. Поэтому опасен как эгоизм, который ведет к утрате солидарности, к распаду общества, так и очень сильное коллективное чувство, которое может стать тормозом к прогрессу, будет угрожать свободам личности. Чем теснее связь между интересом личным и общественным, тем меньше вероятность того, что человек совершит преступление или допустит иное отклоняющее поведение. Поэтому ощущение своего достоинства, достижение удовлетворения от жизни граждане должны получать от того, что не нарушают правил. Следовательно, общество должно поощрять тех, кто соблюдал правила, а не тех, кто преуспел в продвижении к богатству любыми средствами. В этом случае не произойдет социальной аномии, и преступление будет вызывать всеобщее осуждение. Человек может и должен найти удовлетворение не сколько в своем обогащении, а в ощущении своей заслуженной «ниши» в обществе, в ближайшем окружении, но, конечно, при условии, что он не находится за чертой бедности. Таким образом, гармонизация личных, общественных и государственных интересов, выявление точек соприкосновения в вопросах соблюдения прав человека, правопорядка и общественной безопасности в целом являются генеральным направлением в социально регулирующей роли государства в обеспечении стабильного и безопасного развития Казахстана и, безусловно, важнейшей задачей исправительных учреждений.

Если не возобладает подход, связанный с возрастанием социальной функции государства, с расширением социальным программ, выравниванием несправедливости, порождаемой рыночными отношениями, то и государство не будет способно кардинально изменить криминальную ситуацию в стране применением только лишь уголовно-правовой репрессии.

Задача государства — обеспечить социальные условия и правовые правила общежития, гармонизировать общественные отношения, снимая социальные противоречия и укрепляя солидарность общества. Не решив данную задачу, трудно ожидать повышения социальной активности населения в борьбе с преступность, его поддержки права.

Единое понимание системы профилактики в современной криминологической науке пока не сформировались. Вместе с тем, десятый конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, принявший Венскую декларацию, подчеркнул, что стандарты и нормы ООН способствуют борьбе с преступностью, и признал важное значение реформы тюрем, обеспечения независимости судебной власти и органов прокуратуры, соблюдения Международного кодекса поведения государственных должностных лиц, стандартов отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, сдерживания роста и недопущения чрезмерного числа задержанных лиц и лиц, заключенных под стражу до начала суда, принятия планов действий в поддержку жертв преступлений, таких как механизмы посредничества и реституционного правосудия.

Было особо подчеркнуто, что всеобъемлющие стратегии предупреждения преступности на международном, национальном, региональном и местном уровнях должны затрагивать коренные причины и факторы риска, связанные с преступностью и виктимизацией, посредством проведения соответствующей политики в социально-экономической области, а также в области здравоохранения, образования и правосудия. Статистические цифры, взятые в массе, скорее, это мерило полицейской деятельности, чем картина преступности в стране.

По нашему мнению, для Казахстана наиболее актуальными являются разработка и реализация программ предупреждения преступности на региональном и местном уровнях. Особо следует выделить проблемы взаимодействия учреждений и органов, исполняющих наказания, с полицией, с другими государственными органами и населением.

Режим общественной безопасности должен основываться на укреплении справедливой, ответственной, этичной и эффективной системы правосудия государства, на реально функционирующей степени профилактики правонарушений и воспитании правосознания населения.

Роль исправительных учреждений в системе обеспечения общественной безопасности, безусловно, будет возрастать. Исправительные учреждения в последние годы привлекли к себе внимание, в первую очередь, в аспекте соблюдения прав заключенных, их последующей социальной адаптации. В то же время особое внимание должно быть уделено лицам, отбывающим наказание за совершение преступлений, связанных с торговлей людьми, наркотиками, оружием, подготовкой и совершением актов терроризма, захватом заложников и т.п. Необходимо добиться того, чтобы их взгляды, убеждения и интересы не вступали в противоречия с интересами общества, а их поступки — в конфликт с законом.

Таким образом, уголовно-исполнительная система занимает в системе обеспечения общественной безопасности свое особое место. Как показали дискуссии вокруг вопроса моратория и отмены смертной казни, значительная часть населения продолжает преувеличивать роль наказания, роль государственных органов в борьбе с преступностью, забывая о том, что моральная солидарность общества, общественное неприятие противоправного поведения являются приоритетным направлением в снижении социальных недугов. Целью наказания является не кара, а исправительные учреждения давно перестали быть репрессивной машиной.

Цели уголовного наказания взаимосвязаны и находятся в определенном соотношении, которое обуславливается социальными целыми и необходимостью учета формы вины, тяжести преступления, личности виновного, других обстоятельств, учитываемых при назначении наказания, видам и размером самого наказания, стадией процесса применения наказания. Для стадии назначения приоритетной целью является восстановление социальной справедливости. Для стадии исполнения наказания приоритетными являются достижение целей исправления осужденного и предупреждение преступности. Причем, чем суровее наказание, тем труднее достижение цели исправления человека и более реальна попытка предупреждения преступности. Цель исправления личности обще-социальная, поэтому при применении наказания предполагается только создание необходимых условий для исправления осужденного, инициализации данного процессе. Следовательно, достижение цели исправления человека в социальном плане не охватывается применением уголовного наказания и в силу этого является возможным, но не обязательным итогам исполнения уголовного наказания. Сказанное верно и для достижения цели предупреждения преступности. Уголовное наказание лишь одна из необходимости мер борьбы с преступностью, но далеко не единственная и не решающая в плане снижения уровня, масштабов данного социального явления. Предупредительные возможности уголовного наказания ограничены, и их нельзя преувеличивать.

Динамизм целепалагания означает то, что в зависимости от характера и общественной опасности преступления, личности виновного, других обстоятельств, а также стадии применения наказания приоритет может отдаваться как одной из перечисленных выше целей, так и их совокупности в определенном балансе. В этом смысле корректно говорить о триединой динамически изменяющейся цели наказания.

Признавая, что исправление осужденного является важной социальной задачей, достигаемой комплексом психолого-педагогических мер, в том числе воспитательным воздействием уголовно-правовых мер на создание осужденного, необходимо подчеркнуть то, что цель исправления осужденного достижима не столько процедурой назначения исполнения показания сколько осознанием осужденным своей вины, справедливости наказания и переосмыслением им своего поведения, ценностных ориентацией. То есть она достигается не только усилиями органов, исполняющих наказание, но, главным образом, внутренним процессом изменения личности осужденного [24].

Сам факт осуждения лица является формой наиболее сильного воздействия государства на сознание виновного и должен побуждать последнего к отказу от продолжения преступной деятельности. Поэтому с осужденными не во всех случаях обязательно проводится воспитательная работа, само осуждение и наказание должны побуждать его переосмыслить свое поведение. То есть цель исправления осужденных достижима не только процедурой исполнения показания. Мы согласны с В.М. Селиверстовым в том, что учреждения и органы, исполняющие наказания, должны создать условия «для переоценки жизненных ориентиров, мотивов и целей и поведения самими осужденными путем повышения общеобразовательного и культурного уровня осужденных, их физического, психического, правового, духовного развития», а так же обеспечить цивилизованный уровень жизнедеятельности осужденных в местах лишения свободы [2, с.75].

В противном случае, формулирование цели исправления как основной задачи исправительного учреждения будет продолжать формировать лицемерие и ханжество осужденных перед администрацией; администрация без объективных критериев степени исправления будет судить об их исправлении по скромности поведения, смирению, а не действительному процессу, происходящему в душе у воспитываемого.

Таким образом, задачей права в рассматриваемом случае является не обязательность достижения цели исправления осужденного, а обеспечение процесса исправления, создание необходимых условий и предпосылок для ускорения внутреннего процесса изменения личности осужденного. Следовательно, в законе цель наказания в рассматриваемой области должна быть сформулирована более реально, а именно — «содействие исправлению осужденного», «создание условий для его исправления», «оказание помощи осужденному в переоценке им жизненных ориентиров», «оказание психолого-педагогической, материальной и другой социальной помощи осужденному в целях его исправления» или же в другой более удачной редакции, сохраняющей смысл правового регулирования процесса исправления осужденного.

В связи с введение в законодательство нового института в области уголовных наказаний в виде пожизненного лишения свободы необходимо своевременно пересмотреть концепцию порядка и условий отбывания данного вида наказания. Согласно действующему законодательству весь срок отбывания наказания предусматривается в условиях камерного содержания. С этим сложно согласиться. Пожизненное лишение свободы, как и другие уголовные наказания не должно уничтожать надежду осужденного на освобождение. Такая возможность предусматривается уголовным законом. Следовательно, при исполнении данного наказания должны меняться и условия отбывания наказания в сторону их смягчения. На наш взгляд, после отбывания 10 лет в строгих условиях (в камере) в соответствии п.3 т. 123 УИК РК переведенные в обычные условия отбывания наказания должны размещаться в общежитиях или иметь возможность для достаточного общения друг с другом. Считаем уместным привести высказывание выдающегося русского юриста И.Я. Фойницкого, который еще в 1888 году писал: «Относительно так называемых «неисправимых» приходится действовать путем физического захвата их личности до тех пор, пока с их стороны не устранится опасность для общества и государства. И не нужно думать, что эта опасность прекращается только со смертью преступника; наклонность к преступлению удерживается в человеке лишь в течение определенного возраста, с достижением которого такая наклонность уменьшается, следовательно, уменьшается опасность данного лица для общества» [25, с.75].

По отношению к преступникам случайным, не нуждающимся в исправлении, место устранению, относительно профессиональных исправимых — исправлению. Этим объясняется факт, который, на первый взгляд, может показаться странным и который, однако, составляет аксиому тюремоведения, а именно, что в краткосрочных тюрьмах режим всегда строже, суровее, чем в тюрьмах долгосрочных. Краткосрочные тюрьмы обыкновенно устраиваются по системе одиночного заключения, которому подвергаются заключенные со всей строгостью; по отношению же к заключенным на более продолжительные сроки эту келейную систему находят возможным смягчать, — допускают некоторое общение с другими заключенными, дают лучшую пищу и т. п.

Таким образом, наказание, существуя всегда для ограждения общежития, в одних случаях задается ближайшим образом целью безопасности, в других — целью устранения, в третьих — целью исправления. Но эти различные цели не разделяются механически; все они, только в более или менее сильной степени, существуют в каждом наказании».

Сказанное актуально и для наших дней неслучайно законодатель пытался ввести наказание в виде ареста — краткосрочное и жесткое, нацеленное на предупреждение преступлений путем устранения осужденного условиями и порядком его отбывания.

Кроме дальнейшего совершенствования правового регулирования исполнения наказания необходимы активные организационные меры по введению в действие новых видов наказаний, альтернативных лишению свободы.

Важно, чтобы Министерство юстиции смогло решить данную проблему совместно с органами местного государственного управления. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан установил, что местные исполнительные органы или органы местного самоуправления должны были по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями определить объекты, где будут отбывать наказание в виде привлечения к общественным работам осужденные к данному виду наказания (ст. 30).

В определенных случаях местные исполнительные органы должны содействовать в трудовом и бытовом устройстве осужденных (ст. 43), представители местных исполнительных органов могут принимать участие в работе Комиссии исправительного учреждения (ст. 82), оказывать содействие в проведении воспитательной работы с осужденными и т.д.

Естественно, что в целях проведения единой политики в сфере борьбы с преступностью должны быть разработаны типовые положения о соответствующих комиссиях или органах, уполномоченных осуществлять координацию по определенному направлению борьбы с преступностью.

Существенную роль органы местного государственного управления могут сыграть в реализации дальнейшей гуманизации уголовной политики, создании в местах лишения свободы с учетом финансовых возможностей государства условий содержания осужденных, отвечающих общепризнанным в мировой практике стандартом, в повышении эффективности реабилитации ранее судимых лиц, переоснащении исправительных учреждений инженерно-техническим оборудованием для охраны и надзора, медицинским оборудованием для лечебно-профилактических целей, а также заключенные со всей строгостью; по отношению же к заключенным на более продолжительные сроки эту келейную систему находят возможным смягчать, — допускают некоторое общение с другими заключенными, дают лучшую пищу и т. п.

Таким образом, наказание, существуя всегда для ограждения общежития, в одних случаях задается ближайшим образом целью безопасности, в других — целью устранения, в третьих — целью исправления. Но эти различные цели не разделяются механически; все они, только в более или менее сильной степени, существуют в каждом наказании».

Сказанное актуально и для наших дней неслучайно законодатель пытался ввести наказание в виде ареста — краткосрочное и жесткое, нацеленное на предупреждение преступлений путем устранения осужденного условиями и порядком его отбывания.

Кроме дальнейшего совершенствования правового регулирования исполнения наказания необходимы активные организационные меры по введению в действие новых видов наказаний, альтернативных лишению свободы.

Важно, чтобы Министерство юстиции смогло решить данную проблему совместно с органами местного государственного управления. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан установил, что местные исполнительные органы или органы местного самоуправления должны были по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями определить объекты, где будут отбывать наказание в виде привлечения к общественным работам осужденные к данному виду наказания (ст. 30).

В определенных случаях местные исполнительные органы должны содействовать в трудовом и бытовом устройстве осужденных (ст. 43), представители местных исполнительных органов могут принимать участие в работе Комиссии исправительного учреждения (ст. 82), оказывать содействие в проведении воспитательной работы с осужденными и т.д.

Естественно, что в целях проведения единой политики в сфере борьбы с преступностью должны быть разработаны типовые положения о соответствующих комиссиях или органах, уполномоченных осуществлять координацию по определенному направлению борьбы с преступностью.

Существенную роль органы местного государственного управления могут сыграть в реализации дальнейшей гуманизации уголовной политики, создании в местах лишения свободы с учетом финансовых возможностей государства условий содержания осужденных, отвечающих общепризнанным в мировой практике стандартом, в повышении эффективности реабилитации ранее судимых лиц, переоснащении исправительных учреждений инженерно-техническим оборудованием для охраны и надзора, медицинским оборудованием для лечебно-профилактических целей, а также

строительстве общежитий с камерным содержанием некоторых категорий осужденных, открытии в исправительных учреждениях школ с общим и профессиональным обучением.

При содействии местных органов государственного управления могли бы быстрее решаться проблемы подготовки кадров для уголовно-исполнительной системы.

Таким образом, теоретическое осмысление задач органов и учреждений, исполняющих наказания, является одним из важных элементов системного подхода в обеспечении общественной безопасности и требует своего дальнейшего развития.

Уровень развития социального организма определяется ролью, которую играет в нем социальная работа, и статусом, который имеет социальный работник. В развитых социальных системах политические и административные деятели обращаются за помощью к социальному работнику каждый раз, когда стоящая перед ним проблема не может быть эффективно разрешена политическими или административными методами, но может стать предметом воздействия технологий социальной работы. Исходя из данного критерия, можно сказать, что социальная работа в пенитенциарных учреждениях сегодня находится еще только в начальной стадии развития. В зависимости от объекта социальной работы, его состояния, характера разрешаемой задачи и политико-социального заказа приоритетными могут быть различные элементы социальной работы: социальное исследование, социальная защита, социальное обучение и развитие (социальная педагогика), развитие инфраструктуры социальной работы, социальное прогнозирование и планирование и т.д.

Специфика социальной работы в учреждениях исправительной системы состоит в следующем:

  • Она ведется внутри социальных организмов с высокой степенью закрытости и изолированности;
  • Ее объектом являются лица с высоким индексом социального неблагополучия и повышенной стрессогенностью;
  • Социальная работа проводится в обстановке противоборства двух непримиримых этико-правовых концепций (назовем их менталитетом «тюремного персонала» и менталитетом «тюремного мира», при этом их представители не рассматривают социальную работу как неотъемлемый элемент тюремной жизни, часто не понимают ее значения и роли);
  • Социальная работа неразрывно связана с исполнением уголовного наказания, имея по сути, те же конечные цели, что и этот социально-правовой институт;
  • Социальная работа в условиях пенитенциарной системы не должна прекращаться с окончанием исполнения наказания, так как бывший заключенный нуждается в рессоциализации и адаптации к внешнему миру, его правилам и нормам;
  • в отличие от других сотрудников пенитенциарного персонала социальный работник объективно вынужден занимать особое место;
  • он является посредником не только между властью и гражданином, но и между философией наказания и враждебной философией преступного мира, заставляя приверженцев этих философий искать социально приемлемые точки соприкосновения.

Социальная работа занимает особое место среди других видов воздействия на заключенных и в пенитенциарных учреждениях ее следует рассматривать не как часть какой-либо другой работы, а как самостоятельный вид деятельности, предусматривающий защиту интересов и прав наказуемого всеми разрешенными законом способами. Однако при проведении социальной работы необходимо учитывать интересы иных видов деятельности и соотносить ее с определенной режимной, воспитательной, образовательной или иной нагрузкой.

В соответствии со ст. 69. Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан (УИК РК) современная пенитенциарная система Республики Казахстан состоит из следующих исправительных учреждений [18]:

Исправительными учреждениями являются исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы. Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию (статья 72 настоящего Кодекса).

Исправительные колонии предназначены для отбывания наказания осужденными к лишению свободы, достигшими совершеннолетия. Они подразделяются на колонии-поселения, колонии общего, строгого и особого режимов.

В колониях-поселениях отбывают наказание осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, а также осужденные, переведенные из исправительных колоний общего и строгого режимов на основании и в порядке, установленных пунктом 2 статьи 73 настоящего Кодекса.

В исправительных колониях общего режима отбывают наказание лица, впервые осужденные к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести и тяжкие преступления, а также лица, которым привлечение к общественным работам, исправительные работы или ограничение свободы заменены лишением свободы на срок до шести месяцев.

В исправительных колониях строгого режима отбывают наказание мужчины, впервые осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, а также при рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, и женщины при особо опасном рецидиве преступлений.

В исправительных колониях особого режима отбывают наказание мужчины при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, а также осужденные, которым наказание в виде смертной казни заменено в порядке помилования лишением свободы.

В исправительных учреждениях, осуществляющих принудительное и обязательное лечение, отбывают наказание осужденные, перечисленные в пунктах 1 и 4 статьи 16 настоящего Кодекса.

В тюрьмах отбывают наказание лица, осужденные на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, при особо опасном рецидиве преступлений, а также переведенные из исправительных колоний злостные нарушители установленного порядка отбывания наказания, а также содержатся лица, в отношении которых приговор о смертной казни вступил в силу до введения моратория или во время действия моратория на исполнение смертной казни [18].

В воспитательных колониях отбывают наказание несовершеннолетние, осужденные к лишению свободы, а также осужденные, оставленные в воспитательных колониях до достижения ими двадцатилетнего возраста.

В большинстве западных стран пенитенциарная система состоит из закрытых, полузакрытых и открытых тюрем. При этом то, что у нас называется видом режима, предусмотрено в рамках одного учреждения, более того, мужчины и женщины отбывают наказание в изолированных секторах одного учреждения. Такая организация отбытия наказания позволяет экономить на перевозках и не удалять осужденного слишком далеко от семьи и постоянного места жительства.

Основными задачами социальной работы в учреждениях исправительной системы являются:

  • Развитее и укрепление социально-полезных связей между заключенными и внешним миром;
  • Повышение и развитие социального статуса заключенного по месту предварительного заключения или отбытия наказания, помощь в установлении социально-позитивных горизонтальных связей с другими лицами, помощи в изменении социального статуса;
  • Помощь в построении такого типа горизонтальных и вертикальных отношений, которые, с одной стороны, соответствовали бы целям предварительного заключения под стражу или исполнения уголовного наказания, а с другой — влекли бы наименьшие физиологические, психологические, этические и социальные издержки для наказуемого;
  • Содействие в обеспечении приемлемых социально-бытовых условий предварительного заключения и отбытия наказания;
  • Помощь в социальном развитии заключенного, включая повышение его социальной культуры, развитие социальных потребностей, изменение нормативно-ценностной ориентации, повышение уровня социального самоконтроля;
  • Содействие заключенным в получении помощи специалистов, в частности в области психологии, психиатрии и т. д.

Организация и обеспечение социальной защиты тех категорий заключенных, которые нуждаются в ней (пенсионеры, инвалиды и т.д.);

  • Помощь заключенным в поиске социально приемлемой для них среды, точки социального интереса (работа, семья, религия, искусство и т.д.)

Помощь в разрешении и изображении конфликтных ситуаций;

  • Социальное развитие и прогноз развития учреждения;
  • Содействие социально-правовой защищенности персонала.

Этот перечень свидетельствует о том, что некоторые задачи свойственны только социальной работе, другие являются пограничными между социальной работой и оперативной деятельностью, воспитательной и образовательной работой, психологией и психиатрией.

2. Проблемы и перспективы деятельности уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан

2.1 Современные проблемы реформирования УИС

Независимому Казахстану удалось уйти от доставшихся в наследство молодой республике принципов рухнувшего тоталитарного государства. В результате активного проведения в строке политики демократизации, процессов гласности, внедрения в экономику рыночных принципов принудительной правовой механизм стал меняться и в конечном итоге был разрушен.

Действующая конституция РК высшими ценностями нашей страны провозглашает человека, его жизнь, права и свободы, принадлежащие человеку от рождения, признанные абсолютными и неотчужденными это положение определяет содержание и применение законов и иных нормативно-правовых актов в государстве. Оно является путеводным и в проведении в стране правовой реформы, направленной на гуманизацию государственной правовой политики и прежде всего на либерализацию системы исполнения наказания. Но это отнюдь не означает, что в республике наступает эра благоденствия, всепрощения и непротивление злу. Преступления совершаются, а суд выносят приговоры, в том числе и к исключительной мере наказания.

Сегодня в нашей стране действует 81 уголовно-исправительное учреждение. Это одна тюрьма при колонии особого, 18-строгого и 23 — общего режимов, в том числе три женских и четыре колонии для несовершеннолетних, кроме того имеется 24 колонии-поселения. Что изменилось для их обитателей за период со дня обретения независимости и по наши дни?

Изменилось многое, но это сопровождалось большой и кропотливой организационной работой.

февраля 20011 года исполнилось 17 лет со дня утверждения постановлением правительства Республики Казахстан за №1569 Государственной программы правовой реформы в Республике Казахстан. В этом документе в концентрированном виде выражены цели, принципы, стратегия, основные направления и методы контроля государства за преступностью. В соответствии с этой Программой в последние годы и осуществлялась политика нашего государства в области борьбы с преступностью. Условно подразделяя ее на политику в сфере предупреждения преступности, уголовную политику и уголовно-исполнительную политику, можно сказать, что она полностью отражает новые экономические отношения и новые политические позиции в отношении прав человека, сложившиеся в нашем обществе в последнее десятилетие. Её основными признаками явились сохранение повышенной уголовной ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления и применение более мягких, гуманных мер воздействия и лицам, правонарушения которых не требуют сурового к ним отношения. Эта политика нашла свое отражение в уголовном и уголовно-исполнительном кодексах Республики Казахстан. Свидетельством дальнейшего формирования уголовной и уголовно-исполнительной политики в зависимости от динамики изменения социальных факторов, явились дополнения, внесенные в эти законы, которые закрепили процесс их дальнейшей гуманизации. В результате за период с 1999 года по настоящее время численность «тюремного населения» уменьшилась с 64 тысячи до 44, или на 72%. Можно прогнозировать, что результатом проводимой политики должно стать дальнейшее сокращение численности лиц, осужденных к лишенного свободы, например, за счет отмены применения этого вида наказания за некоторые преступления против собственности, в сфере экономической деятельности, против интересов службы в коммерческих и иных организациях, за экологические и транспортные преступления.

На фоне сокращения численности осужденных меняется структура «тюремного населения». В исправительных колониях строгого режима наблюдается рост осужденных за тяжкие и особо тяжкие виды преступлений. За период с 2000 года по настоящее время удельный вес осужденных, отбывающих наказание за убийство, вырос с 13,7% до 25,8%, за разбой -с 7,4% до 9,7%. В исправительных колониях общего режима удельный вес лиц, отбывающих наказание за убийство, разбой и грабеж составляет в настоящее время более 26%. При таких темпах изменения структуры уже в ближайшие годы в местах лишения свободы будут преобладать лица, осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности.

В вышеуказанных исправительных учреждениях растет количество осужденных в возрасте до 25 лет, отличающихся социально негативным развитием характера, заостренными асоциальными чертами и агрессивным типом характера. Для них характерны категоричность и нетерпимость к окружающим, отсутствие адекватной самооценки, дерзкие манеры поведения, максимализм и невосприимчивость к традиционным формам исправительного воздействия. Они энергичны, постоянно ведут борьбу за популярность в колонии, как правило, в извращенной форме с помощью силы и подавления других осужденных. В исправительных колониях строгого режима удельный вес осужденных этого возраста и типа составляет в настоящее время 15,7%, общего режима -28%.

Вместе с тем порядок и условия исполнения лишения свободы, установленные уголовно-исполнительным законодательством в 1998 году, уже не могут в полной мере решать задачи по исправлению осужденных. Наблюдается снижение эффективности исправительного воздействия на осужденных таких средств, как режим, воспитательная работа и общественно -полезный труд. Подтверждением этому является рост количества осужденных совершивших преступления повторно. Если в исправительных колониях строгого режима в 2000 году таких лиц содержалось 12300 человек, то в 2004 году уже 14465, то есть на 18% больше.

Анализ показывает, что администрации исправительных учреждений с каждым годом становится сложнее решать вопросы, связанные с соблюдением режима, обеспечения законности при отбывании или наказании. Следовательно, необходимо проводить реформирование процесса исполнения наказания в исправительных учреждениях, суть которого должна заключаться в дальнейшем углублении и совершенствовании прогрессивной системы исполнения наказания в виде лишения свободы. Необходимо ускорить работу по созданию условий содержания осужденных, адекватных их криминогенной сущности.

Проживание в одном помещении общежития на 100-150 мест нравственно и социально запущенных, дерзких по характеру, не занятых трудом людей создает благоприятные возможности для социально-негативного развития характера лиц, подпадающих под влияние осужденных, упорно не желающих становиться на путь исправления. Не формальные лидеры отрицательной направленности в ночное время имеют возможность беспрепятственно реализовать планы по вовлечению в преступные деяния психологически не устойчивых осужденных. Работа воспитательных аппаратов, направленная на достижение цели исправления осужденных, под влиянием асоциальных групп людей теряет свою эффективность. Функции любых незначительных конфликтов в этих условиях легко трансформируются в деструктивные. Примеров, когда под влиянием небольшой асоциальной группы лиц десятки осужденных вступают в конфликт с администрацией учреждений, требуя от нее незаконных послаблений режима содержания, достаточно.

Следовательно, надо ускорить переход от исправительных учреждений общего и строгого режимов с отрядным содержанием осужденных на смешанный тип с сочетанием камерного и отрядного содержания. Проживание осужденных в помещениях, как правило, по 1-3 человека создаст более благоприятные условия для исполнения наказания, решить имеющие сегодня место проблемы изоляции осужденных от общества, а также их собственной безопасности и, наконец обеспечить безопасные условия работы персоналу учреждений при осуществлении надзора за осужденными в ночное время. Наличие в исправительном учреждении помещений для камерного содержания некоторой части осужденных позволит более четко осуществить принцип дифференциации и индивидуализации наказаний, в значительной мере усилит разницу в условиях отбывания наказания, в зависимости от степени их исправления. Эти меры будут способствовать укоренному формированию у осужденных установки на исправление.

В связи с этим назрела необходимость подготовки правовой основы для камерного содержания осужденных целесообразно инициировать внесение изменений в статьи 117, 119, 121, и 129 УИК РК, в которых следует предусмотреть, что осужденные, наряду с проживанием в общежитиях, могут жить и в запираемых в ночное время помещениях. В дальнейшем, по мере подготовки материально-технической базы исправительных учреждений, появиться возможность содержать осужденных, отбывающих наказание, в обычных условиях — в помещениях, запираемых в ночное время; в улучшенных условиях — в общежитиях; в строгих условиях — в запираемых постоянно помещениях по 1-3 человека; в льготных условиях — в специальных общежитиях за пределами исправительной колонии.

Совершенно неэффективны попытки начальников отрядов проводить воспитательную работу в коллективах осужденных численностью по 100-120 человек. В исправительных учреждениях общего режима численность отряда не должна превышать 35-40 человек, строгого -25-30. Только в этом случае начальник отряда совместно с психологом будет иметь возможность изучать осужденных, эффективно применять какие-то меры исправительного воздействия на них, используя все возможности прогрессивной системы. Следовательно, следует внести изменения в нормативные правовые акты, регулирующие нормы нагрузки на начальников отрядов в исправительных учреждениях.

Исходя из вышеуказанного по-прежнему одной из наиболее острых проблем уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан является переполненность учреждений. Хотя определенные сдвиги в сторону уменьшения числа осужденных есть. Опять же глядя на данные статистики приведенные выше уменьшение существенное, но Казахстан продолжает относиться к числу стран, наиболее активно наказывающих своих граждан и активно использующих наказания в виде лишения свободы. Индекс «тюремного населения» (т.е. численность заключенных на 100 тыс. населения) выводит Казахстан в мировые лидеры после США и Российской Федерации. В США этот индекс равен -730, В России-685 и в Казахстане-560.

По-прежнему одним из основных средств исправления осужденных остается общественно полезный труд. И действительно, труду присущи воспитательная, экономическая, социальная и оздоровительная функции. Любой труд развивает различные свойства личности, имеет сублимирующую функцию, отвлекающую осужденного от антиобщественных поступков, помогающую преодолеть жизненные трудности, связанные со специфическими обязанностями и правами.

В ходе опроса около 70000 осужденных в течение двух лет были сделаны выводы, указывающие на необходимость усиления работы по их трудовому воспитанию. Но вместе с тем сделаны выводы и о том, что роль общественно полезного труда в местах лишения свободы как одного из основных средств исправления будет значительно эффективнее, если этот труд будет не обязательным, то есть являться волеизъявлением самого осужденного.

В статье 24 Конституции Республики Казахстан записано, что каждый имеет право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии, а принудительный труд допускается только по приговору суда либо в условиях чрезвычайного или военного положения.

Вместе с тем статья 99 УИК РК предполагает обязательность труда осужденных, что, в свою очередь, не противоречит конституции РК, так как он не является принудительным и к тому же международные правовые акты признают труд осужденных обязательным. Но если осужденный будет трудиться не по обязанности, как это записано в вышеуказанной статье, а по своей воле, то этот фактор будет действительно означать, что процесс его исправления протекает реально и успешно. Иными словами, в условиях рыночной экономики осужденный должен получать возможность трудиться как поощрение за примерное поведение и стремление встать на путь исправления. Вместе с тем, осужденные в порядке очередности должны привлекаться к работам без оплаты труда по благоустройству исправительного учреждения и прилегающих к нему территорий, а также по улучшению культурно-бытовых условий. За уклонение от этой работы на них должно налагаться взыскание.

Необходимо вводить новые формы стимулирования добросовестного труда осужденных. В настоящее время осужденные, получающие зарплату или пенсию, возмещают стоимость питания, одежды и коммунально-бытовых услуг. А не осужденные, которые пренебрегают трудом, не имеют на лицевых счетах деньги и живут за счет бюджетных средств. Поэтому следует увеличить гарантированные отчисления на лицевые счета осужденных от начисленной им зарплаты или пенсии, независимо от всех удержаний, с 25% до 50%. Денежные накопления дадут возможность в большей мере общаться с родственниками, оказывать материальную помощь детям и престарелым родителям и, наконец, помогут им «продержаться» после освобождения из мест лишения свободы, не преступая закон, в период поиска работы или жилья, то есть адаптироваться к новым условиям жизни.

В условиях гуманизации уголовно-исполнительной политики в карательно-воспитательном процессе должна возрасти роль убеждения и соответственно уменьшиться карательная составляющая — метод принуждения.

Проявлением гуманности явился бы пересмотр в сторону увеличения количества посылок, передач и бандеролей, получаемых осужденными, предела расходования денежных средств, имеющихся на лицевых счетах, на покупку продуктов питания и предметов первой необходимости. Ведь если человек отбывает наказание в исправительном учреждении, то цель наказания практически уже достигнута, то есть социальная справедливость восторжествовала, процесс исправления осужденного начался, условия для предупреждения совершения им новых преступлений созданы. Но вместе с тем наказание не имеет своей цены причинения осужденным физических страданий или унижение человеческого достоинства. Поэтому уменьшение уровня вышеперечисленных правоограничений не будет противоречить принципам действующего законодательства, но вместе с тем окажет положительное влияние на направление осужденных и подготовку их к жизни на свободе.

Прогрессивная система исполнения лишения свободы предполагает условно-досрочное освобождение от отбывания наказания лиц, если судом будет признано, что для исправления они не нуждаются в полном отбытии назначенного наказания. Нормы УИК РК, регулирующие этот вопрос, не определяют срок повторного рассмотрения администрацией учреждения вопроса об условно досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания в случае, если она по каким-то причинам ему в этом отказала. Согласно п.9 ст. 69 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан, при отбытии осужденного установленной законом части срока наказания администрация учреждения, исполняющего наказание, обязана в месячный срок рассмотреть вопрос и вынести постановление о представлении либо отказе в представлении к условно-досрочному освобождению от отбывания наказания им о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания. В случае отказа суда в условно-досрочном освобождении осужденного повторное внесение представления в суд по этому основанию может быть не ранее, чем по истечении 6 месяцев. Если в представлении к условно-досрочному освобождению осужденному отказала администрация учреждения, то в соответствии со ст. 13 Конституции Республики Казахстан, устанавливающей право каждого на судебную защиту своих прав и свобод, и ст.ст.18, 20 УИК РК постановление администрации учреждений, исполняющих показание, об отказе в представлении к условно-досрочному освобождению от отбывания наказания или о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания может быть обжаловано осужденным, его защитником в суд или прокурору по мету отбывания наказания. Но осужденный, как правило, не использует свое право на судебную защиту, а в УИК срок повторного внесения постановления администрацией оговорен как не ранее, чем по истечению 6 месяцев, то есть без последующего временного ограничения. Поэтому осужденному остается лишь одно — ждать милости от справедливого начальника. Для того чтобы ст. 169 УИК РК работала четко, необходимо внести в нее норму, предоставляющую осужденному право через 6 месяцев после получения отказа вновь самому обращаться к администрации учреждения с просьбой об условно-досрочном освобождении или о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания. При этом администрация учреждения обязана в месячный срок рассмотреть это заявление и принять решение [18].

Колония поселения является исправительным учреждением, в котором начинается процесс социальной реабилитации осужденных, то есть реальная подготовка к жизни на свободе. Поэтому изменение вида исправительного учреждения положительно характеризующимся осужденным, перевод их для отбывания наказания из исправительных колоний строгого или общего режима в колонии-поселения является одним из факторов способствующих укреплению их жизненных позиций, формированию установки на выполнение ими норма и правил человеческого общежития. Согласно п. 2 ст. 73 Уголовно-исполнительного кодекса РК перевод осужденного из исправительной колонии строгого или общего режима в колонию-поселение допускается при отбытии им не менее одной четверти срока наказания за преступления небольшой или средней тяжести, не менее одной трети срока наказания — за тяжкие преступления, не менее двух третей срока — за особо тяжкие преступления. Вместе с тем согласно ст. 70 УК РК допускается условно-досрочное освобождение осужденного, если судом будет признано, что для своего исправления он не нуждается в полном отбывании назначенного наказания и фактически отбыл определенную часть наказания, размер которого зависит от категории преступления, за которое он отбывает наказание. В частности, условно-досрочное освобождение может быть применено после фактического отбытия осужденным: не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести; не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление; не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление. Согласно приведенным выше нормам законов лицо, осужденное за особо тяжкое преступление, может в одно и то же время получить поощрение в виде перевода в колонию поселение или условно-досрочно освободиться от дальнейшего отбывания наказания. Безусловно, он выберет второй вариант, то есть условно-досрочное освобождение. В данном случае, нарушается принцип соответствия меры поощрения за один и тот же достигнутый результат в исправлении.

В целях повышения эффективности применения вышеуказанных норм закона к осужденным за особо тяжкое преступление, достигших положительных результатов в исправлении, предлагается предоставить возможность для их перевода из исправительной колонии строгого или общего режима в колонии-поселения при отбытии не менее одной второй срока наказания (в УИК РК — 2/3).

В этом случае лицо, отбывающее наказание за совершение особо тяжкого преступления, будет иметь возможность перевестись в колонию-поселение при отбытии одной второй срока наказания, а условно-досрочно освободиться после отбытия двух третей срока наказания. Налицо усиление стимулирования законопослушного поведения осужденных, что положительно отразиться и на общей оперативной обстановке в исправительных учреждениях.

Более четко следует изложить в законе и нормы, регулирующие условия отбывания лишения свободы в колониях-поселениях (ст. 125 УИК РК).

Во-первых, эту статью нужно привести в соответствие с Законом Республики Казахстан от 8 декабря 1993г. №2575-ХП «Об административно-территориальном устройстве Республики Казахстан», то есть используемое в этой статье понятие «административно-территориальное образование» заменить на «административно-территориальная единица» (аул (село), поселок, город).

Необходимо определить границы административно-территориальной единицы, в пределах которой осужденные могут передвигаться в связи с выполнением ими работы или проживать с семьями на арендованной или собственной жилой площади; представить право осужденным работать у индивидуальных предпринимателей; предусмотреть возможность создания участков колоний-поселений при исправительных колониях общего и строгого режимов, что в значительной мере упростит процесс социальной реабилитации осужденных и решение задач, связанных с выполнением работ по хозяйственному обслуживанию этих учреждений.

Следует определить перечень предметов и вещей, запрещенных к использованию не только в общежитии, но и на территории учреждения и за его пределами. Эти меры позволяют более четко определить место и роль колоний-поселений в прогрессивной системе исполнения лишения свободы, а также облегчат применение этого закона персоналом учреждений.

Система наказаний Уголовного кодекса Республики Казахстан, введенного в действие с 1 января 1998 года, предусматривает наказание в виде ареста. Положение кодекса о наказании этого вида должно было вступить в силу не позднее 2003 года. Для его исполнения предполагалось в срок до 2003 года построить арестные дома во всех областных центрах и в крупных населенных пунктах, однако из-за отсутствия средств реализовать эти планы не удалось. Таким образом, уже почти 8 лет частично бездействуют санкции 49 статей Уголовного кодекса Республики Казахстан, в которых в виде альтернативы лишению свободы предусмотрено наказание в виде ареста. В 2003 году в Закон Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года №209-1 «О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан» были внесены изменения, в соответствии с которыми введение в действие положения уголовно-исполнительного кодекса о наказании в виде ареста перенесено на 2008 год. Следовательно, в целях создания необходимых условий для исполнения этого вида наказания необходимо в ближайшие два года построить 15 арестных домов общей стоимостью около 5 млрд. тенге, что представляется невыполнимым, так как Правительством страны в ближайшие годы приоритетными названы вопросы, связанные со строительством объектов социального назначения. Таким образом, уже в настоящее время можно прогнозировать, что и в 2008 году вышеуказанные положения Уголовно-исполнительного кодекса в действие не введутся.

Вместе с тем эффективность этого вида показания высока. Оно оказывает сильное психологическое воздействие на осужденного, способствует быстрому формированию в его сознании желания вести законопослушный образ жизни. Благодаря небольшим срокам изоляции от общества, он не теряет социальных связей, не имея контактов с нравственно запущенными осужденными, не подвергая риску быть втянутым в круг интересов преступных авторитетов. Кроме того, при одинаковом уровне исправительного воздействия на осужденного исполнение наказания в виде ареста расходуется меньше денежных средств и материальных ресурсов, чем при исполнении наказания в виде лишения его свободы.

Между тем введение в действие положения уголовно-исполнительного кодекса о наказании в виде ареста можно перенести на более близкие сроки.

В настоящее время в следственных изоляторах и в исправительных учреждениях содержаться около 900 осужденных, к которым применено наказание за совершенные ими преступления в виде лишения свободы, но можно было применить и наказание в виде ареста. Если даже предположить, что суды будут отдавать предпочтение наказанию виде ареста, то учитывая короткие сроки (1-6 месяцев) отбывания осужденными наказания, можно прогнозировать, что их среднесписочная численность не будет превышать 1500-2000 человек. В следственных изоляторах, имеющих 15345 спальных мест, по состоянию на 1 января текущего года содержалось 7565 подозреваемых и обвиняемых лиц, то есть их площади использовались лишь на половину. Поэтому после частичного переоборудования действующие следственные изоляторы можно использовать для исполнения наказания в виде ареста.

Согласно действующему уголовно-исполнительному законодательству следственные изоляторы, наряду с содержанием подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых в качестве меры пресечения применен арест, исполняют также наказания в виде лишения свободы и смертной казни. Поэтому вменение в функции этих учреждений исполнения наказания в виде ареста не будет являться обстоятельством, создающим для его сотрудников особые трудности.

Для реализации вышеуказанного предложения можно внести изменения и дополнения в статью 63 уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан, а также в правила внутреннего распорядка в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; выделении части помещений в следственных изоляторах для содержания осужденных и аресту, переоборудовать их с учетом требований, изложенных в статьях 64, 126 и 127 вышеуказанного кодекса; обучить персонал учреждений; внести изменения в бюджетные программы. Больших затрат эти нововведения не потребуют.

Возвращаясь к упомянутой выше Государственной программе правовой реформы в Республике Казахстан и опираясь на ее основные положения, можно прогнозировать, что применение более мягких, гуманных мер воздействия к лицам, не требующим сурового к ним отношения, будет возрастать. Следовательно, должна расти и роль органов, исполняющих наказание, не связанные с изоляцией от общества.

Действительно, по состоянию на 1 октября 2010 года на учете в уголовно-исполнительных инспекциях состояло 42437, что на 5000, или на 13,3%, больше, чем в 2005 году. Предполагается, что в ближайшее время на эти инспекции будут возложены задачи по осуществлению контроля за лицами, условно-досрочно освобожденными от наказания. Следовательно, в ближайшее время численность полученных инспекциям лиц может превысить 70000 человек. На инспекции, наряду с исполнением наказаний в виде ограничения свободы, исправительных работ, общественных работ, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, возложены задачи по контролю за правоограничениями, установленными на подотчетных лиц. Они должны осуществлять надзор за осужденными и проводить воспитательную работу. В настоящее время вся эта работа возложена на 360 сотрудников уголовно-исполнительных инспекций, то есть каждый из них контролирует примерно 120 человек, что вызывает глубокое сомнение в их эффективности их работы. В порядке информации, в маленькой по территории Швеции на одного инспектора, осуществляющего подобные функции, приходится 8 подотчетных лиц.

Кроме этого, необходимо учесть и то обстоятельство, что в соответствии с изменениями, которые планируется внести в закон Республики Казахстан «Об органах юстиции» в нынешнем году в стране будут создаваться центры социальной реабилитации лиц, освободившихся из мест лишения свободы. В этих целях им будет оказываться помощь в трудоустройстве, получении документов и временного жилья, оформлении пенсий и пособий. Эти центры, предположительно, тоже будут находиться в сфере деятельности уголовно-исполнительных инспекций. Таким образом, по количеству функций и объему работ появится необходимость создания специальной службы, которая комплексно занималась бы всеми вопросами, касающимися исполнения наказаний, не связанных с лишением свободы, контролем за лицами, условно осужденными и условно-досрочно освобожденными от наказания, а также оказания социальной поддержки лицам, освободившимся из мест лишения свободы. В ряде западных стран эти службы созданы, называются они службами пробации. Эффективность этих служб не вызывает сомнений, в чем можно будет убедиться на примере Польши далее по тексту [25, с.46].

В целом, как следует из данных приведенных выше реформирования УИС РК столкнулись с рядом проблем, но какие бы проблемы ни возникали реформа идет вперед, по пути гуманизации наказания. И основным ее этапом на этот период стал перевод УИС в ведение министерства юстиции. Безусловно, сам по себе факт передачи уголовно-исполнительной системы от силового ведомства-министерства внутренних дел -гражданскому уже свидетельствует о гуманизации уголовно-правовой сферы. Вместе с тем он, не является панацеей решения всех проблем. Гуманизация уголовно-исполнительной системы Казахстана имеет достаточно сложный многосекторный характер, что объясняется, прежде всего, формированием общественного правосознания в свете современной концепции обеспечения естественных прав и свобод человека и гражданина, гарантируемых Конституцией Республики Казахстан.

2 Преступления в исправительных учреждениях

Уголовно-исполнительная система, как бы ни была она обособлена от общества, живет в его рамках и сталкивается с теми же проблемами, что и обычные трудовые коллективы: безработицей, недофинансированием, неплатежами. В условиях мест лишения свободы решать указанные проблемы исключительно трудно. Тем не менее, уголовно-исполнительная система должна не просто выжить, проблемы ее реформирования постоянно находятся в центре внимания различных ветвей власти и общества в целом.

Следует подчеркнуть, что правопорядок в местах лишения свободы удалось за последние годы стабилизировать, существенно сократились такие опасные виды его нарушения, как массовые беспорядки, захваты заложников, коллективные хулиганские действия и т. п.

Среди преступлений, регистрируемых в исправительных учреждениях можно выделить преступления против личности, преступления против общественной безопасности и общественного порядка, преступления против правосудия и порядка исполнения наказаний, иные преступления (в последнюю группу включаются деяния, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ).

По абсолютным (и относительным) показателям первое место среди совершаемых в местах лишения свободы преступлений принадлежит деяниям, направленным против правосудия и порядка исполнения наказаний. Со значительным отрывом от них следуют преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ (посягающие на здоровье населения).

Далее идут преступления против личности, количество которых в отдельные годы совпадает с числом преступлений против здоровья населения. И, наконец, самую незначительную группу составляют деяния, совершаемые против общественной безопасности и общественного порядка.

Преступления выделенных групп тесно взаимосвязаны не только с нарушением осужденными режимных требований, но друг с другом, и преступление одной группы одновременно может являться предпосылкой для совершения деяния, направленного на иной охраняемый уголовным законом объект. Так способствует совершению преступлений групповое употребление спиртных напитков. Облегчает совершение насильственных преступлений против личности, против порядка управления хранение оружия или предметов, которые могут стать орудием убийства. С наличием у осужденных оружия тесно связано совершение таких преступлений, как дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, побег из мест лишения свободы и т.д.

Как свидетельствует статистика, уровень преступности в исправительных учреждениях не столь высок, как можно было бы ожидать, учитывая количество осужденных, и недостаток исправительных учреждений, приводящей к переполнению лимита содержащихся в них лиц. Полагаем, что определенную роль в этом играет такой фактор, как высокая латентность пенитенциарной преступности.

Причиной этого следует признать не желание администрацией мест лишения свободы портить показатели своей работы, возможность рассматривать некоторые деяния осужденных не как преступления, а как нарушения режима, либо придавать им характер естественно происходящих событий.

Так, при значительных показателях числа умерших в исправительных учреждениях от болезней, травм, отравлений, суицида имеются невысокие показатели насильственных преступлений против личности и сокращение их числа в последующие годы. Такая ситуация может являться следствием сокрытия истинных причин смерти некоторых осужденных. Избежать администрации исправительных учреждений упреков в умышленном искажении действительности помогло бы предоставление права родственникам погибших осужденного на независимую судебно-медицинскую экспертизу и дополнительное расследование. Такой опыт имеется в некоторых зарубежных странах.

С единичными фактами совершения преступлений против общественной безопасности и общественного порядка в исправительных учреждениях не корреспондируются данные отчетности по УИС Минюста Республики Казахстан о количестве изъятых о время обысков в жилой и промышленной зонах колюще-режущих предметов (в том числе при попытке изготовления), исчисляемом тысячами единиц. Иначе как нежеланием администрации признавать эти предметы холодным оружием и возбуждать по соответствующей статье уголовное дело, чтобы не ухудшить показатели своей работы, объяснить такое расхождение в цифрах (в тысячи раз!) нельзя. Лишить администрацию исправительных учреждений возможности относить случаи незаконного обращения с оружием к категории нарушений режима можно путем изменения редакции ч. 1ст. 112 УИК РК. Для реализации этой цели следует текст ч. 1 после слов « … изготовление, хранение или передача (получение) предметов, не разрешенных к использованию в исправительных учреждениях» дополнить словами «если за эти деяния не предусмотрена уголовная ответственность». Аналогичная ситуация складывается и при квалификации хулиганства. Уголовные дела в местах лишения свободы возбуждались по ч.3 ст.257 УК РК, устанавливающей ответственность за хулиганство, совершенное с применением или попыткой применения огнестрельного, газового оружия, ножей, кастетов и иного холодного оружия либо других предметов, специально приспособленных для причинения вреда здоровью. Число их составляет 1-2 в год. Это обстоятельство позволяет предположить, что администрация исправительных учреждений только тогда признает хулиганство преступлением, а не нарушением режима, когда ему присущи признаки, указанные в ч. 3 ст.257 УК РК, хотя хулиганство как злостное нарушение режима исчисляется сотнями случаев ежегодно.

Другой причиной высокой латентности пенитенциарной преступности является нежелание самих осужденных заявлять о совершенных в отношении них преступлениях, опасаясь расправы со стороны других осужденных и тем самым, доказывая свое неверие в способность государства в лице персонала уголовно-исполнительной системы защитить их права и интересы.

В условиях свободы. Лицо может, не опасаясь за последствия, заявить о преступлении в соответствующий орган. В исправительном учреждении такое поведение потерпевшего будет расценено как жалоба или стремление к сотрудничеству с администрацией и вызовет негативную реакцию, результатом которой может стать причинение ему более серьезного вреда. Такое поведение в среде осужденных не одобряется. Кроме того, в условиях, когда насилие носит повсеместный характер, оно перестает воспринимать адекватно: внимание привлекают лишь из ряда вон выходящие по своей жестокости события, в то время насилие словами, жестами и даже физическими действиями, которые в обычной ситуации воспринимаются как преступления, становятся в тюрьме обыденными.

Искоренить пенитенциарную преступность, как и всю преступность в целом, не возможно, но можно сократить ее уровень. А это зависит во многом от оздоровления нравственной атмосферы общества, снижение его агрессивного фона, изменения уголовно-исполнительной политики, повышения материальной обеспеченности исправительных учреждений.

Эффективность нравственной деятельности в исправительных учреждениях предопределяется ее надлежащей регламентацией, в связи с чем было бы оптимальным подготовить и принять законодательные акты, определившие бы статус пенитенциарной полиции, а также порядок противодействия пенитенциарной преступности.

Оценивая состояние правовой основы специально-предупредительной деятельности с точки зрения формирования ее правового механизма, необходимо признать, что фактически в наличии разрозненная система правовых норм, которые с точки зрения законодательной техники имеются и в законодательных, и в подзаконных нормативных актах. Эффективность специально-предупредительной деятельности возросла, если бы ее правовая основа была модернизирована за счет принятия профильных правовых документов. Представляется реальной подготовка и принятие закона Республики Казахстан «Об организационно-правовых основах противодействия пенитенциарной преступности». В таком законе можно определить основные направления общегосударственной уголовно-исполнительной политики в области противодействия пенитенциарной преступности, а также на законодательном уровне изложить адекватные организационно-правовые меры борьбы с этим негативным социально-правовым явлением.

На законодательном уровне представляется целесообразным определить, что систему государственных органов, компетентных противодействовать пенитенциарной преступности, составит, во-первых, специально созданная в структуре органов уголовно-исполнительной системы пенитенциарная полиция; во-вторых, — иные государственные органы, участвующие в борьбе с пенитенциарной преступностью.

Другим аспектом предупреждения пенитенциарной преступности является оптимальная организация профилактической работы в рамках социально- контрольной функции режима. Представляется , что специально-предупредительная деятельность с использованием возможностей режима может быть оптимальной, если разрешены следующие задачи:

Осуществлена модернизация исправительных учреждений, предполагающая создание учреждений с максимальным лимитом наполнения 500 мест, что позволяет сделать их наиболее эффективными в управлении и в которых достигается максимальная изоляция заключенных, ограничено их передвижение и прямой доступ к другим заключенным и персоналу тюрьмы. Как уже отмечалось в предыдущем параграфе в современных условиях реальным является поэтапное разрешение данного вопроса, в частности, постепенный переход от исправительных учреждений с отрядным содержанием осужденных на смешанный тип с разумным сочетанием камерного и отрядного содержания.

Созданы и укомплектованы специализированные подразделения исправительных учреждений, обладающие полномочиями осуществлять охрану, надзор за поведением осужденных, а также обеспечивать оперативно-розыскную профилактику их противоправного поведения. Если уровень изоляции осужденных друг от друга внутри исправительных учреждений является высоким, то основная нагрузка в предупреждении противоправного поведения падает на подразделения, осуществляющие охрану и надзор. В том же случае, когда осужденные содержаться в исправительных учреждениях по типу колоний, то требуется достаточное количество сотрудников режимной службы для населения службы путем патрулирования жилой и производственной зон, несения службы на постоянных постах в каждом отряде. Для этого численность контролеров исправительных учреждений должна быть доведена до определенного соотношения.

— Актуальной является оптимизация профилактической роли режима, если осуществлены мероприятия по созданию качественного информационно-аналитического обеспечения процесса управления УИС, совершенствование которого должно осуществляться на основе широкого внедрения средств компьютеризации и развития средств связи. Должно быть налажено информационное обеспечение специально-предупредительной деятельности и правонарушений. Большое значение имеет создание национальной информационной системы УИС, охватывающей локальные сети КУИС МЮ РК, УИС регионов и конкретных исправительных учреждений. Оптимальным является подключение информационной системы УИС МЮ РК и единой республиканской информационной многофункциональной системе МВД РК. Значимо и включение информационной системы УИС МЮ РК в информационной обмен с соответствующими информационными системами пенитенциарных ведомств стран ближнего и дальнего зарубежья и требуется надлежащее взаимодействие между должностными лицами служб и подразделений исправительного учреждения для решения соответствующего круга проблем специально-предупредительной деятельности на основе совместных усилий. Формами такого взаимодействия являются предоставление информации сотрудникам оперативных и режимных подразделений о криминально опасных осужденных, их сообщества, конфликтах среди специального контингента, о криминогенных зонах, о причинах и условиях, которые могут стимулировать противоправное поведение осужденных. В свою очередь сотрудники оперативных подразделений могут направлять в режимные аппараты сведения, гарантирующие эффективное проведение обысков, осмотр осужденных и транспортных средств, а также проведение иных режимных мероприятий, реализуемых названной службой исправительного учреждения. Общность стратегической цели различных служб и подразделений исправительных учреждений в виде обеспечения пенитенциарной безопасности предопределяет комплексное использование возможностей соответствующих подразделений колоний, тюрем и следственных изоляторов. Решающим обстоятельством является и то, что едиными выступают объекты (осужденные, представитель персонала) специального предупреждения, профилактическое воздействие на которых требует оптимального сочетание средств и методов, используемых субъектами пенитенциарной профилактики. Ключевым моментом является выбор оптимальных форм взаимодействия, так как субъекты специально-предупредительной деятельности исправительного учреждения не подчинены друг другу, то есть это равные стороны, являющиеся субъектами автономных, независимых друг от друга видов пенитенциарной деятельности. При этом они обладают различной компетенцией и наделяются в связи с этим определенными полномочиями. Поэтому важна роль таких фигур как координаторы взаимодействия в процессе реализации профилактической функции режима. Соответствующие полномочия в связи с этим предоставляются руководителям пенитенциарных учреждений, которые вместе с тем должны обладать умениями и навыками в этой области. Также в организационном плане требуется подготовка и санкционирование указанными руководителями согласованных планов как отдельных мероприятий, так и комплексных операций, разработка в случае необходимости других организационно-распорядительных документов [25,.с 45].

2.3 Зарубежный опыт (пенитенциарные системы России, Польши)

Для решения проблем возникающих в сфере исполнения уголовных наказаний необходимо опираться на опыт других государств. Прежде всего необходимо изучить опыт России. Проблемы, с которыми приходится сталкиваться Казахстану, во многом схожи, так как практика исполнения наказаний строилась в одинаковых социально-экономических и политических условиях, регламентировалась практически одинаковым уголовно-исполнительным законодательством.

Так как в России переход уголовно-исполнительной системы из ведения МВД в министерство юстиции был осуществлен раньше, чем в РК, следует обратить особое внимание именно на изменения произошедшие в связи с этим, дабы избежать повторения ошибок.

Вопрос перехода уголовно-исполнительной системы России из ведения МВД в министерство юстиции обсуждался и готовился еще с начала перестройки. А вступление Российской Федерации в Совет Европы в 1996 году значительно ускорило это решение. С сентября 1998 года система в полном объеме стала функционировать в структуре министерства юстиции Российской Федерации.

Во время переходного периода проводилась работа по концентрации функций, необходимых для комплексного решения задач, связанных с исполнением уголовных наказаний. Менее чем за три года был завершен период становления системы в Минюсте, решены многие проблемы, возникающие в ходе ее реформирования. Приняты функции конвоирования, кадрового, тылового, ревизионного, медицинского, пенсионного обеспечения, капитального строительства и др. В рамках совершенствования структур управления в центральном аппарате созданы новые управления: правовое, профессионального образования, медицинское и некоторые другие.

Особо хотелось бы отметить, что приоритетным направлением реформирования является работа с личным составом. Процесс реформирования системы происходит через улучшение социальных условий его жизни и работы. Каждый сотрудник должен чувствовать, что о нем и его семье думают, заботятся. Поэтому с переходом в Минюст не только удалось сохранить кадры, но и создать новую базу для подготовки нужных специалистов, отвечающих современным требованиям и международным стандартом. Для этого в структуре министерства юстиции действует в высших учебных заведений, средняя специальная школа, два юридических колледжа, более 80 учебных центров, научно-исследовательский институт и институт переподготовки персонала.

В 2000 году была создана Академия права и управления министерства юстиции, расширено заочное обучение юристов и психологов. В учебные программы всех учебных

заведений включены курсы по соблюдению прав человека в местах лишения свободы и предварительного заключения.

С переходом в ведение министерства юстиции территориальные управления УИС уравнялись в правах с УВД, прокуратурой, УФСБ и другими правоохранительными структурами. Напрямую решают вопросы с президентами, губернаторами, главами администраций на местах, что тоже очень важно. Изменилось и отношение к системе со стороны руководства государства. Хорошие традиции были заложены В.В. Путиным, когда он провел первое селекторное совещание по вопросам пенитенциарной системы с руководителями региональных администраций. Это послужило основой для дальнейшего плодотворного взаимодействия и изменило отношение местных руководителей к дислоцирующимся на их территории исправительным учреждениям, побудило их думать, как и чем помочь колониям и следственным изолятором. Те сложные процессы, которые происходят в системе, стали для них более понятными. Благодаря этому удалось укрепить материальную базу, успешнее решать больные вопросы, связанные с медицинским обеспечением, борьбой с туберкулезом, содержанием ВИЧ — инфицированным и т.д.

Наконец-то удалось сократить численность осужденных и подследственных, впервые за долгие годы их количество уменьшилось более чем на 100 тыс. человек. Это результат изменения нормативно-правовой базы и следствие эволюции во взглядах и психологии представителей структур, которые работают с УИС во взаимодействии.

Изменили отношение к вопросам исполнения показаний и судебная система, прокуратура, МВД, по-иному стали относиться к проблемам пенитенциарной системы. Все звенья правоохранительной системы государства прониклись пониманием целей и задач уголовно-исполнительной системы, в результате чего в местах лишения свободы стабилизировалась обстановка этого трудно было добиться в прошлые годы, когда система была в структуре МВД, где доминирующими направлениями являются охрана общественного порядка, борьба с организованной экономической преступностью, распространением наркотиков и пр. В этом перечне исполнение уголовного наказания было не на первом месте.

Сейчас, когда уголовно-исполнительная система функционирует в системе Минюста задачи, которые решают учреждения и органы системы, считаются приоритетными. В результате совместных с местными органами власти усилий начиная с 2001 года в эксплуатацию сдано 10 исправительных учреждений, 3 лечебно-профилактических учреждения для больных туберкулезом и наркоманией общим лимитом около 2000 мест, 2 тысячи мест в местных изоляторах. В текущем году планируется ввести в действие еще 12 подразделений, более 2 тысяч мест в следственных изоляторах. Также увеличивается финансирование системы. Правительством РФ утверждена федеральная целевая программа реформирования уголовно-исполнительной системы Минюста. В соответствии с ней предусмотрены меры по увеличению рабочих мест для осужденных и обеспечению жильем сотрудников СИЗО и тюрем. Улучшилась оперативная обстановка в учреждениях. Только в текущем году общее количество преступлений, совершенных в учреждениях, сократилось по сравнению с прошлым годом на 29,2%. Численность лиц, находящихся в розыске, сократилось на 15%.

Повысилось эффективность взаимодействия подразделений уголовно-исполнительной системы с другими правоохранительными органами.

В последние годы в России вопросам укрепления законности, соблюдения прав и свобод граждан придают исключительно большое значение. В соответствии с рекомендациями гражданского форума, проходившего в Москве осенью прошлого года, в центральном аппарате министерства, в главном управлении исполнения наказаний и в территориальных органах управления системы, создана специальная служба по соблюдению прав граждан, находящихся в местах лишения свободы и предварительного заключения. Ее создание можно расценивать как важный шаг в процессе реформирования пенитенциарной системы России. Сотрудником этой службы на местах предоставлены широкие права. Они независимы при осуществлении своих действий и подотчетны только начальнику территориального органа. Их полномочия распространяются на все учреждения, расположенные на территории субъекта Российской Федерации, кроме того, им предоставлен широкий круг полномочий во взаимоотношениях с органами государственной власти, правозащитными и другими организациями.

Главная цель уголовно-исполнительной системы — добиться неотвратимости наказания, а не его чрезмерной суровости. Основа этой работы — обновление и совершенствование законодательной базы. Поэтому переход системы в Минюст ознаменовался ее изменением. В Минюсте законопроекты, касающиеся уголовно-исполнительной системы, проходят согласование без всяких проволочек. Это очень важно, потому что механизм исполнения наказания не может четко работать без нормальной нормативно-правовой базы. В течение последних двух лет принято пять федеральных законов, 14 постановлений правительства, направленным на государственную поддержку системы, укрепления гарантий прав граждан, совершивших преступление и временно изолированных от общества. Значительной вехой стал федеральный закон от 9 марта прошлого года, в соответствии с которым внесены существенные изменения в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы и другие законодательные акты Российской Федерации. Данным законом предусмотрено сужение практики применения в стране в качестве меры пресечения содержания под стражей.

Сегодня под стражу заключаются главным образом лица, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления. В отношении остальных лиц, совершивших преступление небольшой или средней тяжести, эта мера применяется лишь в порядке исключения.

Стали шире применяться иные виды процессуального принуждения: залог, поручительство. А в отношении несовершеннолетних — отдача под присмотр родственников, опекунов или иных заслуживающих доверия лиц.

Ограничены сроки содержания под стражей подсудимых во время рассмотрения дел в суде. В ранее действовавшем законодательстве такие сроки не были установлены, и подсудимые содержались под стражей неоправданно длительное время.

В этом законе главное не то, что несколько демократизировано законодательство, а то, что изменилась сама уголовная политика государства в сторону либерализации наказания, оценки деяния человека, подхода к нему.

Раньше все правонарушители или «за забор». Вместо перевоспитания человека достигался другой эффект. Сейчас совершившие неумышленное преступление оторваны от преступной среды, потому что находятся в колониях — поселениях среди себя подобных. Они не подпадают под отрицательное влияние криминальных лиц. Впервые осужденный за преступление небольшой и средней тяжести также попадает в колонию-поселение.

Расширены основания и изменен порядок применения различных видов досрочного освобождения от отбывания наказания. Это позволило увеличить (Внесены) количество граждан условно досрочно освобождаемых из мест лишения свободы.

Внесены изменения в уголовно-исполнительное законодательство, в соответствии с которым переписка осужденного с защитником или лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, цензуре не подлежит, за исключением случаев, когда администрация располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на организацию преступления.

В текущем году численность контингента в СИЗО сократилось на 14000 человек, в воспитательных колониях на 9000, осужденных женщин на 3200 человек. Это позволило также улучшить материально-бытовые условия в учреждениях уголовно-исполнительной системы, обеспечить более полную защиту прав подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Предусматривается также смягчение по ряду статей, слишком перегруженных карательными санкциями, включая санкцию статьи за кражу, что приведет к снижению числа осужденных, признаваемых особо опасными рецидивистами. Их тиражирование, таким образом прекратится. Словом, работа по либерализации законодательства продолжается.

Цель проводимой реформы не нанести непоправимый вред человеку, не представляющему общественной опасности, который может искупить вину без изоляции.

Важнейшим шагом в осуществлении судебно-правовой реформы стало принятие нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, который вступил в силу с 1 июля 2002 года в полном объеме. Если дать ему самую общую характеристику, то можно сказать, что на смену старому уголовному судопроизводству пришло новое, которое во главу угла ставит вопрос о соблюдении прав граждан.

Расширены полномочия суда. В ходе досудебного разбирательства теперь, как и во всем цивилизованном мире, только суд вправе принимать решения об избрании меры пересечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, определения срока содержания под стражей, о помещении подозреваемого, обвиняемого и находящегося под стражей в медицинский или психиатрический стационар и так далее. Усилены гарантии прав лица, задерживаемого по подозрению в совершении преступления.

С принятием нового УПК России санкцию на задержание свыше сорока восьми часов, арест, обыск, выемку корреспонденции должен давать только суд. Изменены условия определения в качестве меры пересечения заключения под стражу. В частности, она может назначаться при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения и на основании судебного решения. Введена новая мера пресечения, альтернативная заключению под стражу, — домашний арест. Реализация данного кодекса позитивно сказалась прежде всего на положении дел в следственных изоляторах.

Работа по совершенствованию законодательства, принятию других мер, прямо влияющих на ситуацию в местах лишения свободы, продолжается. В соответствии со статьей 12 Уголовно-исполнительного кодекса России в учреждениях уголовно-исполнительной системы созданы необходимые условия для реализации прав осужденных на обращение с предложениями, заявлениями и жалобами в различные инстанции.

Огромное значение имеют изменения внесенные в законодательство, предусматривающие, что уполномоченный по правом человека в России при проверке жалоб осужденных имеет право посещать любое учреждение без специального разрешения. Защите прав подозреваемых, обвиняемых и осужденных, в том числе от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения, способствует усиление общественного контроля под деятельностью учреждений и органов системы.

Исходя из вышесказанного можно сделать вывод о том, что уголовно-исполнительная система России стала открытой. И в этом смогли убедиться эксперты Совета Европы и члены международных и российских правозащитных организаций, регулярно посещающие места лишения свободы. Принципиально изменились взаимоотношения со средствами массовой информации, ежегодно публикуется более 2 тыс. материалов, в том числе проблемных, о деятельности пенитенциарных учреждений. Зарубежные журналисты, наряду с российскими, имеют возможность лично ознакомиться с положением дел в местах лишения свободы.

Наращиваются усилия по обеспечению права осужденные на труд. В минувшем году создано дополнительно 40 тыс. рабочих мест, постепенно растет заработная плата.

Положительные перемены наиболее заметны в сфере воспитательной социальной работы с осужденными. Утверждена соответствующая концепция, качественно обновляются взаимоотношения между персоналом и их подопечными, укрепляются позиции педагогов, психологов, социальных работников. В соответствии с нормами Уголовно-исполнительного кодекса России в исправительных учреждениях реализуется право осужденного на получение основного общего и профессионального образования. Дальнейшее развитие получило заочное и дистанционное обучение. В настоящее время более 600 осужденных из 28 территориальных органов обучаются в 24 средних и высших учебных заведениях страны, получают специальности, пользующиеся спросом на рынке труда.

В учреждениях системы на сегодня действуют 307 церквей, храмов, 664 молитвенные комнаты, созданы и действуют 138 воскресных школ, в которых обучается более 5 тыс. осужденных. Сотрудники системы осознали, что только гуманная пенитенциарная система способна обеспечить исправление оступившегося человека, что она не должна быть орудием подавления, угнетения личности.

В работе с осужденными приоритет отдается педагогическим методом, установлению доверительных отношений между персоналом системы и осужденными, решению социальных вопрос. Женские формы давления на личность уходят в прошлое.

На государственном уровне принимаются меры по улучшению социальных условий для сотрудников исправительных учреждений. Существенно повышенно денежное содержание.

Многое делается для улучшения медицинского обслуживания персонала. Для этих целей создана собственная сеть поликлиник, действует 15 лечебно-диагностических центров реабилитации и три санатория. Эта работа продолжается.

Во многих регионах с помощью местных администраций открыты базы отдыха для сетей сотрудников и исправительных учреждений, принимаются меры по обеспечению их жильем, оказывается другая помощь. В текущем году планируется сдать свыше 40 тыс. квадратных метров жилья для персонала.

Перспективы развития уголовно-исполнительной системы непосредственно связаны с государственной и общественной поддержкой принимаемых Минюстом России мер по смягчению уголовной и уголовно-исполнительной политики, совершенствованию законодательной базы, эффективному использованию собственных ресурсов, повышению социальной защищенности персонала. Только при условии консолидации усилий всех заинтересованных сторон можно добиться успеха на нынешнем этапе реформирования российской пенитенциарной системы.

Да, действительно, изучив положение дел в уголовно-исполнительной системе России можно сделать вывод, что проблемы возникающие при реформировании пенитенциарной системы Республик Казахстан в целом идентичны. В Российской Федерации также взят курс на гуманизацию наказания, следовательно некоторый опыт возможно применить в Казахстане.

Как отмечалось неоднократно в Уголовно-исполнительной системе Республики Казахстан существует ряд нерешенных проблем. В связи с этим хотелось бы обратить внимание на одну из таковых, на мой взгляд, первоочередных задач и попытаться найти пути решения опираясь на опыт другого государства. Данная задача казахстанского Уголовно-исполнительного законодательства сформулирована в п.2 ст.2 УИК РК это оказание осужденным помощи в социальной адаптации. Она преследует цель предупредить рецидив преступлений со стороны лиц, освобожденных от отбывания наказания. Социальная адаптация данной категории лиц включает в себя оказание им помощи при освобождении, содействие в трудовом и бытовом устройстве и контроль за ними.

В главе 23 Уголовно-исполнительного кодекса определяется правовой механизм организации деятельности администрации учреждений по содействию в трудовом и бытовом устройстве освобождаемых осужденных и оказанию им помощи.

Именно в связи с этим представляет интерес опыт работы по решению этой задачи в Польше. Что можно сказать о местах лишения свободы в Польше?

В ведении Главного управления тюремной службы находятся 86 тюремных учреждений, которые разделены на следующие группы:

  • тюремные учреждения для несовершеннолетних;
  • тюремные учреждения для лиц, отбывающих наказание впервые;
  • тюремные учреждения для пенитенциарных рецидивистов;
  • тюремные учреждения для военнослужащих.

По типам эти учреждения делятся на тюремные учреждения закрытого типа (56,9%), тюремные учреждения полуоткрытого типа (38,1%) и тюремные учреждения открытого типа (5%).

Структурный состав заключенных, находящихся в этих учреждениях, выглядит следующим образом: несовершеннолетних — 23,1% рецидивистов — 41,7, отбывающих наказание впервые — 35,2%.

Среднегодовое число заключенных в 1996-2002 годах колебалось от 52000 до 80000 человек. Сегодня в тюремных учреждениях Польши находятся примерно 80000 человек. Основной рост числа заключенных пришелся на 2000-2002 годы. Как результат, число заключенных, которым давалось разрешение временно покидать места наказания без сопровождения охраны, уменьшилось. В 1999 году оно составляло 1,1%, а уже в 2002 году 0,45%.

В пенитенциарной системе Польши немаловажное значение имеет подготовка осужденных и освобождению. При этом используются мировой опыт в этой области, современные методы работы по исправлению и перевоспитанию заключенных. Данные программы пользуются серьезной поддержкой как со стороны государства, так и со стороны международных организаций.

Пребывая в тюремном заключении, преступники зачастую считает себя жертвой общества, так как он лишен возможности нормально жить. Шок, который он переживает, довольно часто влияет на его последующую жизнь. Поэтому, по словам работников польской пенитенциарной системы, с самого первого дня отбывания наказания с осужденными проводится индивидуальная воспитательная работа, основанная на совместном поиске путей его исправления, максимальном в этих условиях сотрудничестве администрации учреждения осужденными. Ежедневно с осужденными проводят беседы психологи, воспитатели, проводят занятие психотерапевты (в пенитенциарной системе работает 21 тысяча сотрудников, из которых 10,5 тысяч воспитателей, 300 психологов).

Работа по подготовке осужденных к освобождению ведется в различных направлениях.

Во-первых, это борьба с алкоголизмом и наркоманией осужденных. Ведь зачастую именно из-за этих пагубных пристрастий и совершаются преступные деяния. Для желающих освободиться от алкогольной и наркотической зависимости проводится лечение по методике «Атлантис». В терапевтических отделениях польской тюремной системы находятся заключенные с психическими заболеваниями или умственно отсталые, заключенные с алкогольной, с наркотической зависимостью. Таких отделений в Польше 44. В качестве примера можно привести тюрьмы в г. Раковецка — для лечения больных алкоголизмом и в г. Служивец — для лечения больных наркоманией.

Во-вторых, это получение осужденными в местах лишения свободы среднего образования и специальности, что должно помочь им после освобождения решить вопросы по трудоустройству, найти свое место в жизни.

Рассматривая такой важный вопрос, как образование осужденных, из опыта работы пенитенциарной системы Польши можно привести следующие данные. В начальных школах учатся 64 человека, в гимназиях — 436, в местах профессионального обучения -2543, в профессиональных техникумах -570, в профессиональных лицеях — 102, в общеобразовательных лицеях — 211, в высших учебных заведениях — 7 человек.

Следует отметить, что в тюрьмах Польши для осужденных созданы хорошие бытовые условия в соответствии с международными стандартами. В целях исправления и занятости осужденных в тюрьмах Польши имеются залы для занятий спортом, оборудованные настольным теннисом, тренажерами для тяжелой атлетики и т.п., залы для свиданий с родственниками.

В польской системе исполнения наказаний существует более 40 притюремных предприятий. Они производят товары различного назначения, а именно:

  • металлические изделия (9);
  • швейные изделия (5);
  • обувь (3);
  • полиграфическую продукцию (2);
  • готовые строительные элементы (12);
  • прочие услуги (6).

Деятельность этих предприятий регулирует закон о занятости лиц, лишенных свободы. Предприятия имеют определенные финансовые льготы, хотя они и не велики. Эти льготы частично компенсируют высокую стоимость труда заключенных вследствие его низкой квалификации.

Одна из задач работников польской пенитенциарной службы заключается в том, чтобы помочь установить контакт с обществом, семьей, помочь найти надежду и потерянную веру в себя. Немаловажное значение в этом имеет и воздействие религии. В каждой тюрьме имеется каплица, которую посещают верующие осужденные. Несколько раз в неделю тюрьму посещает священнослужитель.

Особая роль в подготовке осужденных к освобождению принадлежит институту судебных кураторов. Основная их функция заключается в оказании помощи в социальной реабилитации осужденным и лицам, освобождаемым из мест лишения свободы. К примеру, Калишском районе 6 судов, в которых работают 32 судебных куратора, а в городе Калише 6 кураторов на 12 населенных пунктов.

За 6 месяцев до условно-досрочного освобождения либо истечения срока наказания в тюрьмах Польши проводится подготовка заключенного к освобождению. Заключенный до освобождения из тюремного учреждения имеет право обратиться в пенитенциарный суд с предложением установить по отношению к нему надзор профессионального куратора, прежде всего тогда, когда ожидающие его условия жизни после освобождения из тюремного учреждения могут препятствовать его общественной адаптации.

Судебный куратор, изучив личностные качества заключенного, его поведение в тюрьме, должен установить, какую помощь необходимо ему оказать для адаптации на свободе. В этом случае составляется индивидуальная терапевтическая программа, в которую включены контакты с обществом, семьей, местом будущей работы и т.д.

Непосредственно перед освобождением заключенный по усмотрению руководства тюремного учреждения может отбывать наказание поближе к будущему месту жительства.

Судебный куратор берет на себя опеку над освобождаемым на период до двух лет. Для реализации своих функций куратор сотрудничает со всеми учреждениям и предприятиями, оказывает помощь неимеющим места жительства.

К такой работе привлекают и общественных кураторов, работающих под непосредственным руководством профессионального куратора. Из заработной платы осужденных 10% выделяется для осуществления работы куратора.

Помимо судебных кураторов в ресоциализации осужденных большую роль играют различные реабилитационные центры. Одним из таких центров является Ассоциация социальной помощи, реабилитации и перевоспитания имени Ханса Христиана Кафеда. Это международная неправительственная польско-датская организация, основанная в г. Седельцы в июле 1997 года, которая вплотную работает с лицами, отбывшими наказание в виде лишения свободы.

Подытоживая вышесказанное, хотелось бы заметить, что правовые нормы о социальной адаптации освобожденных, закрепленные в казахстанском Уголовно-исполнительном законодательстве, не определяют механизм их реализации. Так, описанная в ст. 178 УИК РК норма о праве освобождаемых осужденных на трудовое и бытовое устройство и на другие виды социальной помощи практически не работает. Часть лиц, освободившихся из мест лишения свободы, не может найти ни работы, ни жилья. В связи с этим необходимо принятие специального закона. Кстати, эта проблема поднимается уже не первый год. Например, доктор юридических наук, профессора Чукмантов Д.С. в своей работе «Применение уголовного показания в целях предупреждения рецидивных преступлений» указывал на необходимость разработки закона «Об оказании специальной помощи в процессе адаптации лиц, освобожденных от наказания» и описал основные положения предлагаемого законопроекта [3. с.95]. Подобные же предложения поступают сейчас и от сотрудников Уголовно-исполнительной системы. В данном законе не должны быть отражены вопросы о компетенции и основных направлениях деятельности государственных органов, предприятий, учреждений и организаций по обеспечению социальной адаптации; о различных формах стимулирования работодателей в предоставлении освобожденным рабочих мест; о создании государственных центров социальной адаптации.

Таким образом, подготовка осужденных к освобождению должна быть связана с организацией их социальной реабилитации на свободе. Это необходимо делать для снижения рецидива преступности среди лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы.

В качестве вывода хотелось бы еще раз поставить вопрос и ответить на него. Необходимо ли Казахстану ориентироваться на опыт других стран в сфере исполнения наказания? Да, необходимо, если этот опыт возможно применить и он не понесет ущерба системе из-за различий в традициях и менталитета общества.

Общим примером при реформировании УИС РК может служить основной принцип шведской тюремной службы «Сделать все возможное, чтобы человек не попал в тюрьму».

Заключение

Итак, в завершение хотелось бы отметить следующее. В ходе проведенного исследования была полностью достигнута цель поставленная перед началом работы, а именно выработаны на наш взгляд наиболее оптимальные научно обоснованные предложения, которые если их применить на практике существенно повысят эффективность деятельности уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан.

К достижению поставленной цели мы двигались постепенно, решая поставленные задачи.

Изначально была исследована история становления и развития отечественной уголовно-исполнительной системы, так как изучение начиная с истоков и в трансформации в разные исторические периоды позволяет наиболее полно проанализировать состояние на современном этапе и прогнозировать дальнейшее развитие. Далее было изучено законодательство регулирующее данную сферу деятельности. Наиболее подробно был проанализирован основной источник, регулирующий деятельность уголовно-исполнительной системы, уголовно-исполнительного кодекс РК.

Ревизия норм уголовно-исполнительного Кодекса выявила достаточное количество недостатков. Около 50 статей содержат более 60 норм, отсылающих правоприменителя к иным нормативным правовым актам. Каждое из положений, отсылающих к иным актам, предполагает наличие норм, непосредственно регулирующих те или иные правоотношения, в иных законодательных актах.

Анализ на концептуальном уровне показывает необходимость разработки нормативных положений об исполнении уголовного наказания в виде ареста, а также пожизненного лишения свободы ,так как действующая нормативная правовая база не отражает специфики их исполнения.

Следующим этапом в исследовании было выявление наиболее острых проблем в уголовно-исполнительной системе. Хотя проблем на порядок больше, все же мы сделали акцент на таких как перенаселенность исправительных учреждений, совершение преступлений уже непосредственно в самих учреждениях, ресоциализация лиц освобождаемых из мест лишения свободы.

Перенаселенность является наиболее болезненной проблемой пенитенциарной системы Республики Казахстан, хотя в ходе проводимой политики гуманизации положение несколько улучшилось.

Уголовно-исполнительная система, как бы ни была она обособлена от общества, живет в его рамках и сталкивается с теми же проблемами, что и обычные трудовые коллективы: безработицей, недофинансированием, неплатежами. В условиях мест лишения свободы решать указанные проблемы исключительно трудно. Тем не менее, уголовно-исполнительная система должна не просто выжить, проблемы ее реформирования постоянно находятся в центре внимания различных ветвей власти и общества в целом.

Следует подчеркнуть, что правопорядок в местах лишения свободы удалось за последние годы стабилизировать, существенно сократились такие опасные виды его нарушения, как массовые беспорядки, захваты заложников, коллективные хулиганские действия и т. п. Однако данная проблема остается по прежнему одной из насущных.

Среди преступлений, регистрируемых в исправительных учреждениях можно выделить преступления против личности, преступления против общественной безопасности и общественного порядка, преступления против правосудия и порядка исполнения наказаний.

Что касается ресоциализации, то основная ее цель заключается в предупреждении рецидива преступлений со стороны лиц, освобожденных от отбывания наказания. Исходя из этого решение данной проблемы напрямую скажется на общем состоянии дел. Поможет решению проблем обозначенных выше.

Хотелось бы заметить, что правовые нормы о социальной адаптации освобожденных, закрепленные в казахстанском Уголовно-исполнительном законодательстве, не определяют механизм их реализации. Так, описанная в ст. 178 УИК РК норма о праве освобождаемых осужденных на трудовое и бытовое устройство и на другие виды социальной помощи практически не работает. Часть лиц, освободившихся из мест лишения свободы, не может найти ни работы, ни жилья. В связи с этим необходимо принятие специального закона. В данном законе не должны быть отражены вопросы о компетенции и основных направлениях деятельности государственных органов, предприятий, учреждений и организаций по обеспечению социальной адаптации; о различных формах стимулирования работодателей в предоставлении освобожденным рабочих мест; о создании государственных центров социальной адаптации.

Таким образом, подготовка осужденных к освобождению должна быть связана с организацией их социальной реабилитации на свободе. Это необходимо делать для снижения рецидива преступности среди лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы.

В ходе проведенной работы данные проблемы были всесторонне изучены, что позволило наметить пути их решения. С учетом политики направленной на гуманизацию пенитенциарной системы и зарубежного опыта.

Список использованных источников

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/po-ugolovno-ispolnitelnomu-pravu-rk/

Болтабеков В. Что важнее фасад или фундамент?//Юридическая газета 2002г. 3 апреля, с.13-26.

Каирбеков М. Уголовно-исполнительные инспекции//Юридическая газета 2003г. 7 мая, с.68-77.

Чукмаитов Д.С. Теоретические основы системы исполнения наказания по законодательству РК А-99, 578 с.

Бойко В. Грех против будущего или страх перед настоящим//Юридическая газета 2001г. 21 мая с.1-2.

Бойко В. Гуманизация наказания: реалии и перспективы. // Юридическая газета 2003г. 25 июня с.11-19

Гернет М.Н. История царской тюрьмы Т.1//Гос.Юридическое издательство. 1960г., с.59-76

Джансараева Р.Е. Вестник КазНУ. Серия юридическая — 2005 №3(35)с. 46-49.

Дильманов С.Д. Печать исправительно-трудовых лагерей. ИТЛ ОГПУ-НКВД — МВД СССР 1930-1960//Вестник КазНУ серия историческая -2004 №4 (35)с. 88-91.

Дрозд Н. Кабмин. не принял программу дальнейшего развития УИС из-за высоких финансовых запросов // Панорама 2003 22 августа с.З. Доброта Л. Будь поласковей Фемида//Казахстанская правда 2002г. 21 марта с.4.

Ержанов С. Контингент. // Юридическая газета 2002 20 марта

Ержанов С. Контингент. // Юридическая газета 2002 20 марта с.3.

Ержанова Л. Кофе на нары и обращение на «вы» — это еще не гуманизация пенитенциарной системы // Экспресс К -2002 16 августа. 2.1 Шржанова Л. Вор должен сидеть в тюрьме. Эксперсс К-2002 20 марта с.4. 2.12Жолмухамед Т. Шанс который нельзя упустить // Юридическая газета 2002 23 января с.3.

убарев С. Проблемы правового обеспечения реформы уголовно-исполнительной системы // «Преступление и наказание», 1999, №2с.36-39

Исполнение наказаний — 2004 №6. 2.1 бКовалевский М.М. Взаимоотношение свободы и общественной солидарности // Интеллигенция в России. МЛ 991 с. 291. с 109

Калинин Ю. Время отпускать гайки // Юридическая газета 2002. 21.08. , с.16-19

Правило разработки индикативных планов социально-экономического развития РК (утв. Постановлением правительства РК. от 14 июня 2002г. №647.)2. Периодические издания.

«Об органах юстиции» Закон Республики Казахстан от 18.03.2002г.

Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997г.ст. 1.

Баймурзин Е.Ш. Уголовно-правовые и криминологические проблемы применения длительных сроков лишения свободы. А-2006г.

«О нормативных правовых актах» Закон Республики Казахстан от 24 марта1998г.

«Об административных процедурах» Закон Республики Казахстан от 27 ноября 2000г.

Назарбаев Н.А. Критическое десятилетие. Алматы: Атамура, 2003.

Сарсембаев М. Международное право. Алматы: Жета жаргы, 1996 с. 232.

Назарбаев Н.А. Демократические ценности и непререкаемый авторитет закона //Казахстанская правда 2003. 11 сентября. 2.240 деятельности подразделений УИС // Информационный бюллетень — 2003 №1.

Хегай А. Преступившие закон // Юридическая газета 2003г. 15 января.

Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995г.

Уголовный кодекс Республики Казахстан от 16 июля 1997г.

Гиляров Е.М., Михайличеснко А.В. становление и развитие исправительно-трудовых учреждений советского государства (1917-1925) М., 1990 с.5;

  • ГрековМ.Л. Тюремные системы и современность. Краснодар, 1999 с.71.

Димитров А.В., Сафронов В.П. Основы пенитенциарной психологии М.2003.

Ескендиров А.А.Проблемы исполнения уголовных наказаний в отношении несовершеннолетних Астана 2005.