Правовое государство в республике Казахстан

Дипломная работа

Организованные формы преступности, и особенно коррупция, — опаснейшие социальные явления, представляющие угрозу не только обществу, но и государственной безопасности. Следует отметить, что за последние годы серьёзные изменения претерпела качественная сторона самой организованной преступности.

Понятие “ коррупция “ следует рассматривать с позиции социально-политических норм. В обществе сегодня воцарился культ денег, что существенно подрывает нравственные устои населения. И в первую очередь власть предержащих, поскольку именно от них зависит решение тех или иных проблем рядовых граждан. Господствующих в коридорах власти, правовой произвол, вседозволенность, бюрократическое кумовство способствует превращению всё большей массы чиновников в коррупционеров.

Ещё древние китайские легисты считали, что гибель государства начинается с порочности чиновников. Успешной борьбы с коррупцией не будет до тех пор, пока не изменится моральный климат в обществе.

Уповая на строгие законы и суровые наказания, не следует забывать о том, что сначала необходимо совершенствовать самого человека, воспитывать в душе соблюдения морально-этических норм, ибо на смену устранённым чиновникам обязательно придут другие, столь же алчные и безнравственные. Сегодня практически завершен передел бывшей государственной собственности, проходившей нередко на грани закона и даже с прямыми его нарушениями. «Когда законы не проводятся в жизнь, начинается с того, что их нарушают стоящие наверху» 1 — писал Шань Ян в IV в до.н.э..

И на вопрос; «Что, в конце концов, порочно или несовершенно — государственное законодательство или система духовного воспитания граждан практикуемая в обществе ?».- нет однозначного ответа.

Из опыта многих развитых стран известно, что представители чиновничье-бюрократического слоя реализуют свои интересы, не совпадающие с общественными, и за счёт последних организуют условия собственной бесконтрольности со стороны общества, способствуют развитию таких антиобщественных явлений,как карьеризм, волантаризм, местничество, личный протекционизм, волокиту,коррупцию и др., чем снижают эффективность управления в целом.

На мой взгляд, Закон Республики Казахстан «О борьбе с коррупцией» был принят своевременно. Тем не менее эта тема актуальна не только для нашего государства, СНГ, но и для многих развитых стран.

Борьба с коррупцией и взяточниством приобретает всё более широкий характер, что может явится причиной завершения становления рациональной бюрократической системы управления правового государства.

9 стр., 4193 слов

Управление государственной собственностью: тенденции и перспективы развития

... управления и распоряжения государственным имуществом, усиления государственного контроля и регулирования в государственном секторе экономики. Усиление роли государства в регулировании экономики не следует понимать как политику наращивания массы объектов государственной собственности ... сохранить государственную форму собственности. В каких бы сферах ни развивалась государственная собственность в ...

На борьбу с коррупцией в данное время задействованы как органы государственной власти, национальной безопасности, прокуратура, так и средства массовой информации, информирующие общество.

Для формирования в стране правового государства и гражданского общества серьезную опасность представляют две установки — неверие в право и недоверие к чиновничеству. Они присущи не только массовому сознанию, но и немалой части, просвещенного.

Принятый Закон о коррупции «направлен на расширение демократических начал, гласности и контроля в управлении государством, на укрепление доверия населения к государству, его структурам, стимулирование компетентных специалистов к поступлению на государственную службу, создание условий для неподкупности лиц, выполняющие государственные функции.» 2

Именно поэтому проблема коррупции и борьбы с ней привлекает к себе большое внимание юристов и политологов.

Целью и задачей, Теоретико-методологическую

Нормативно-правовая база работы состоит из Конституции РК, Указа Президента РК от 5 ноября 1997г. «О мерах по укреплению национальной безопасности и дальнейшему усилению борьбы с организованной преступностью и коррупцией». Уголовно-процессуальный кодекс РК, Закон РК от 2 июля 1998г. «О борьбе с коррупцией» и другие нормативные акты касающиеся по борьбе с коррупцией.

Исследуя проблему дипломной работы я опирался на выводы и положения содержащиеся в трудах: Абиля Е., Бекпергенова Н.А., Искакова Г.К., Котова А.Н., Тонайлова Ю.А., Матюхина А.В., Аюпова З.К., Бисенбаев Ф.П.

Научная новизна и практическая значимость

Практическая значимость работы обусловлена рассмотрением дискусионных проблем становления и развития суверенного Казахстана. Выводы дипломной работы могут быть использованы в процессе разработки плановых лекций, спец курсов и учебно-методических пособий по дисциплинам « Конституционное право РК» и «Теория государства и права РК».

Работа состоит, Глава 1. Правовое государство

1. Правовое государство в истории политической мысли

Здесь предпринята попытка теоретически осмыслить одну из центральных проблем современной политической философии — определение целей и границ деятельности государства в его отношении к гражданскому обществу. Истоки этой проблемы восходят ко временам античного полиса и получили свое отражение в трудах Платона, Аристотеля и других мыслителей. Однако как особый предмет исследования вопрос об отношении государственной власти к другим, независимым от него общественным институтам, впервые конституировался в Новое время, когда, собственно, и зародился сам феномен «правовое государство».

В истории западной общественно-политической мысли сложились две, в известном смысле, альтернативные традиции в определении удельного веса государства в совокупном общественном организме: классическая либеральная традиция, берущая начало в работах Дж. Локка, И. Канта, Т. Пейна, В. Гумбольдта, и этатистская, наиболее последовательно разработанная в трудах Э. Берка, Ж. де Местра, Г.В.Ф. Гегеля и др.

Основатели классического либерализма отстаивают приоритет гражданского общества над государством. Опираясь на философию естественного права и концепцию общественного договора, они видят свою цель в превращении государства из органа, стоящего над обществом, в орган, всецело ему подчиненный. Формула политической философии либерализма; государство — необходимое зло, чем оно меньше, тем лучше.

4 стр., 1883 слов

Римское право древнейшего периода. Законы 12 таблиц

... правовой практике от устаревших норм Законов XII таблиц и квиритского права в целом. Итак, можно сделать вывод, что Римское право Древнейшего периода характеризуется замкнутостью, архаичностью, неразвитостью ... образованию. За более чем тысячелетний период истории Римского государства право претерпело в нем глубокие изменения. История римского права, конечно, отразила перемены в государственном ...

Теоретики этатизма по-другому решают эту проблему. В дуализме государства и общества предпочтение они отдают первому. Так, Гегель, исходя из абсолютно божественного принципа происхождения государства считает необходимым подчинение гражданского общества (которое он называет «главным источником» нестабильности, безудержной конкуренции и интенсификации конфликтов) государству как более сложному и высокому сообществу, выступающему одновременно как внешняя необходимость, так и имманентная цель развития любого общества.

Как можно объяснить наличие столь радикально непохожих традиций в истории западной общественно-политической мысли? Ни в коей мере не отрицая и не приуменьшая роли и значения социально-экономических и политических факторов, повлиявших на становление этих идейных течений, все же, видимо, следует выделить особую роль, которую играет философия и философские установки в становлении тех или иных социально-политических теорий.

Но здесь мы ограничимся, не претендуя на полноту анализа, исследованием тех философско-правовых установок и принципов, из которых вытекает и с помощью которых обосновывается та или иная концепция государства.

Так, исходными принципами классической либеральной концепции государства являются: идея естественного права, контрактная (т.е. основанная на договоре) модель общества и государства, принцип свободного самоопределения и автономии личности.

Центральный пункт теории естественного права — человеку изначально присущи определенные регулятивные принципы, своего рода исконные правовые начала, которые соответствуют его природе и требованиям разума. Вся политическая философия либерализма, по сути, есть не что иное, как попытка обосновать существование элементарных (т.е. неотчуждаемых прирожденных) прав, которые индивиды признают друг за другом в естественном состоянии. Это элементарная система прав, согласно либерализму, должна ограничивать всякую политическую власть, поскольку является автономной сферой, независимой от государства, от существующего соотношения политических сил и материальных интересов. Право и закон, считают либералы, это не одно и то же. Первое предшествует второму как объективное основание и критерий его оценки, т.е. закон тогда правомерен и справедлив, когда он соответствует естественным, неотчуждаемым правам индивидов.

Одна из первых философско-теоретических разработок идеи естественного права принадлежит английскому философу Дж. Локку. В своем знаменитом сочинении «Два трактата о правлении» (1690 г.) он формулирует три основных прирожденных права личности, которые позднее войдут во многие конституции европейских стран: право на жизнь, право на свободу и право на собственность. «Естественное состояние, — пишет Локк, — имеет закон, которым оно управляется и который обязателен для каждого, и разум, который является этим законом, учит всех людей, которые пожелают с ним считаться, что, поскольку все люди равны и независимы, поскольку ни один из них не должен наносить ущерб жизни, здоровью, свободе или собственности другого» 3 .

10 стр., 4583 слов

Государство и общество

... и одновременно отвечал: ” Да и что такое государство, как не общий правопорядок?”. Каждое общество характеризует определенный уровень отлаженности и урегулированности общественных отношений. В первобытном обществе еще не было государства и права, ... страны и другие факторы. Небольшие по территории государства обычно являются унитарными. 1.3 ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ ГОСУДАРСТВА Понятие государства, его ...

На протяжении всей работы Локк постоянно возвращается к этим исходным, естественно-правовым началам, углубляя и уточняя их смысл, а также вновь и вновь подчеркивая их основополагающую роль в жизнедеятельности общества. Что характерно, в каждом из трех провозглашаемых Локком прав присутствует постоянная отсылка друг на друга; иногда создается впечатление, что речь у него идет об одном и том же, только в различной формулировке. Так, говоря о праве собственности, Локк указывает: «…Каждый человек обладает некоторой собственностью, заключающейся в его собственной личности, на которую никто, кроме него самого, не имеет никаких прав. Мы можем сказать, что труд его тела и работа его рук по самому строгому счету принадлежит ему». В другом месте, несколькими страницами ниже, он, характеризуя право на свободу, пишет: «Свобода… представляет собой свободу человека располагать и распоряжаться как ему угодно своей личностью, своими действиями, владениями и всей своей собственностью «.

Более обобщенное определение естественных прав человека принадлежит другому видному теоретику классического либерализма, американскому философу и политическому деятелю Томасу Пейну.

В своем нашумевшем эссе с весьма символическим названием «Права человека» (1791 г.) он дает следующее определение: «Естественные права суть те, которые принадлежат человеку по праву его существования. Сюда относятся все интеллектуальные права, или права духа, а равно и право личности добиваться своего благоденствия и счастья, поскольку это не ущемляет естественных прав других». 4

Особо выдающийся вклад в дело разработки морально-правовых основ либеральной концепции правового государства внес И.Кант. Права человека, не уставал повторять он, должны считаться священными, каких бы жертв ни стоило это господствующей власти. Величайшей же проблемой человеческого рода, «разрешить которую вынуждает его природа», он считал проблему «достижения всеобщего правового гражданского общества».

Исходным принципом, базисом этого общества, согласно Канту, должен стать принцип свободного самоопределения и автономии личности, без утверждения которого всякая декларация права собственности и права на жизнь будет сомнительной и ненадежной. Кант считает, что человек стоит перед альтернативой: автономия или гетерономия. Автономия — это способность человека быть господином самому себе. Гетерономия же — это когда человек, не будучи господином самому себе, живет лишь по чужим, извне заданным ему правилам и инструкциям. Автономии соответствует выход человека из своего несовершеннолетия, понимаемого как неспособность пользоваться своим умом без руководства со стороны кого-то другого.

Признание свободного самоопределения и автономии личности, по Канту, означает одновременно признание за ним следующих прав: во-первых, это право на независимое личное суждение о Боге и мироздании, поскольку «несовершеннолетие в делах религиозных не только наиболее вредное, но и наиболее позорное»; во-вторых, право, обеспечивающее самостоятельность мысли относительно определения общего смысла индивидуального существования, т.е. понимания человеком своих конечных целей; в-третьих, право человеческого индивида самостоятельно заключать, что для него лично является выгодным или невыгодным, полезным или вредным; в-четвертых, право иметь собственные суждения относительно лучшего составления законодательства и откровенно критиковать существующее законодательство и, в-пятых, право свободного публичного пользования своим разумом.

4 стр., 1705 слов

Юридические механизмы защиты прав свобод человека

... СТРУКТУРА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА Термин «ПЧ» употребляется в двух значениях – узком и широком. В узком значении это те права, которые не предоставляются, а лишь охраняются и гарантируются государством, ... случае – и защиту прав детей разводящихся супругов, дети обязаны заботиться о родителях, а родители – воспитывать детей и не злоупотреблять своими правами. С этим правом связан принцип воссоединения ...

Обобщая вышесказанное, можно заключить: всеобщее правовое гражданское общество — это общество, где каждый человек с самого начала признается в качестве автономной личности, т.е. субъекта собственных действий, независимых суждений, собственного выбора и целеполагания. «Принцип свободы в отношении устройства общества, — указывал Кант, — я выражаю в следующей формуле: ни один не может принудить меня быть счастливым так, как он хочет (так, как он представляет себе благополучие других людей); каждый вправе искать своего счастья на том пути, который ему самому представляется хорошим, если только он этим не наносит ущерба свободе других стремиться к подобной же цели» 5 .

Опираясь на идею естественного права, основатели классического либерализма строят контрактную (т.е. основанную на договоре) модель общества и государства, в котором формально равные субъекты обладают неотчуждаемыми правами и свободой от вмешательства со стороны общества. Человек, считают они, вступает в государство не для того, чтобы иметь меньше прав, чем прежде, а для того, чтобы лучше обеспечить эти права. Именно для этих целей и было создано такое политическое устройство, как государство. Пожалуй, наиболее ясно и категорично эту мысль выразил уже упоминавшийся нами американский философ Т. Пейн: «Сами индивиды, каждый в соответствии со своими личным и суверенным правом, вступили в договор друг с другом для образования правительства; и это единственный способ, каким имеют право создаваться правительства и единственная основа, на которой она вправе существовать» 6 .

Принципиально иных взглядов на проблему отношения государства и гражданского общества придерживаются сторонники этатистской традиции. Если попытаться вычленить сущностные характеристики этатизма как политико-философского течения, то их можно свести к следующему: государство — это нечто более высокое и благородное, чем просто объединение единичных людей путем договора; суть его деятельности нельзя сводить лишь к защите людей и их прав; государство как коллективная организация отличается от других подобных организаций величием своих исторических задач; его имплицитная цель — счастье подданных, граждан государства.

Свое видение целей и задач государства этатисты обосновывают рядом положений, являющихся ключевыми для этой традиции.

Во-первых, в своих рассуждениях о природе человека, общества и государства, считают теоретики этатизма, надо исходить не из отдельного индивида, а из общества в целом. Тогда мы убедимся, что государство, хотя и возникло во времени и пространстве, все же есть «совершенно нечто в себе и для себя сущее», «божественное и пребывающее». Государство есть вечный и неизменный организм, стоящий над личностью и неподвластный ее воле. Решающее значение для нормального функционирования этого организма имеет не единичный разум и воля, как утверждают либералы в своих концепциях общественного договора, а коллективная воля и коллективный разум, под которыми, по сути, понимаются нравы, обычаи и традиции того или иного народа, меняющиеся в процессе исторического развития. Так, Гегель в качестве основополагающего принципа государства рассматривал объективную волю, которая «есть в себе, в своем понятии разумное, вне зависимости от того, познается она или не познается единичным человеком, соответствует или не соответствует она его желаниям».

4 стр., 1511 слов

Правовое государство (5)

... верховенства закона; ограничение государственной власти.[7] В правовом государстве обеспечивается защита прав собственности. Современная концепция правового государства предусматривает также обеспечение прав меньшинства и невозможность диктатуры большинства. Антитезой правового государства является полицейское государство, ... «Континентальная система права базируется на понятии „правовое государство“ ...

Во-вторых, поскольку нравы, характер и традиции народа составляют субстанцию государства, то «каждый народ имеет то. государственное устройство, которое ему соответствует и подходит».

В-третьих, более или менее развитое государство невозможно без конституции, под которой следует понимать определение прав, т.е. свободы вообще, а также организацию их осуществления. Но кто должен определять эти права, т.е. кто призван создавать конституцию? Вот как отвечает на этот вопрос Гегель, признанный авторитет этатизма: «Вопрос о том, кому, какому и как организованному авторитету присуща сила создавать конституцию, совпадает с вопросом, кто должен создавать дух народа»7 . Этот «организованный авторитет», уточняет далее Гегель, есть правительство: «Живая тотальность, сохранение, т.е. непрерывное созидание государства вообще и его конституции, есть правительство».

В-четвертых, считая правительство единственным авторитетом, создающим конституцию, этатисты, по сути, отождествляют право с возведенной в закон волей тех, кто находится у власти.

В-пятых, из отрицания автономии права, т.е. права в качестве сферы, предшествующей государству и ограничивающей его власть, вытекает и отрицание автономии личности вообще. В этой связи весьма характерна критика Гегелем кантовской философии права, которая, по его мнению, хочет «лишь абстрактного добра, предоставляя произволу (так Гегель называет волю одного человека) определять, что есть добро». Прерогатива в определении того, что есть добро, благо, всеобщий интерес, согласно этатизму, должна принадлежать государству.

В-шестых, в альтернативе автономия — гетерономия, этатизм отдает предпочтение гетерономии. Если для либералов идеалом, общественного устройства является всеобщее правовое гражданское общество, то идеалом этатистов — патерналистское государство, где власть «отечески» заботится о благе «детей-подданных».

Гражданское общество, согласно этатистам, как сфера борьбы частных, эгоистичных интересов должно быть подчинено государству как воплощению всеобщего интереса. «Если смешивать государство с гражданским обществом — пишет Гегель, — и полагать его назначение в обеспечении и защите собственности и личной свободы, то интерес единичных людей как таковых оказывается последней целью, для которой они соединены… Однако на самом деле отношение государства к индивиду совсем иное: поскольку оно есть объективный дух, сам индивид обладает объективностью, истиной и нравственностью лишь постольку, поскольку он член государства… Назначение индивидов состоит в том, чтобы вести всеобщую жизнь» 8 .

4 стр., 1664 слов

Религиозное право: влияние индуизма на правовую систему государства

... новый импульс для развития индийского права. Решительный шаг в реформировании правовой системы было сделано с принятием Конституции 1950г., которая провозгласила светский характер государства. Конституция закрепила достаточно широкий перечень ...

Как видно, либеральное и этатистское видение целей и задач государства радикально отличаются друг от друга. Та и другая идейные традиции содержат предикат истины, поскольку опираются на некоторые, довольно устойчивые стороны реальной социальной практики.

Так, теоретики классического либерализма выразили в своих концепциях основную тенденцию мирового общественного развития — тенденцию к рационализации и универсализации определенных отношений между личностью, обществом и государством. Например, наиважнейшей функцией государства в современных странах с развитой рыночной экономикой и гражданским обществом стала задача координирования и регулирования различных социальных интересов на базе политической культуры согласия. Государство в этих странах, по сути, стало равноправным партнером и посредником, обслуживающим потребности общественных групп и отдельных индивидов.

Сторонники этатизма, обосновывающие примат социального над индивидуальным, государственного интереса над частным и личным, тоже исходили и исходят в своих рассуждениях из реальных фактов общественной жизни. Так, становление и укрепление государственности в новых независимых странах происходило, как правило, под знаменем национальной идеи и национального возрождения, а государственный деятель воспринимался не просто как высший чиновник, но как носитель национального духа, выразитель коллективных чаяний и мудрости народа, его предводитель и наставник.

Идеи и достижения двух рассмотренных течений западной общественно-политической мысли, несомненно, пригодятся в поисках собственной модели общественного развития. Недолгий опыт социального строительства в постсоветских странах, в том числе и в Казахстане, показывает, что попытки прямой трансплантации модели европейской либерально-демократической государственности на собственную социальную почву вызывают определенный эффект отторжения. Сегодня становится очевидным, что нам необходим такой тип социально-политического устройства, который, наряду с общими, универсальными аспектами, учитывающими основные тенденции мирового развития, включал бы в себя и национальный аспект, прагматично привязанный к собственной традиционной основе.

2. Представления о правовом государстве в современности

Само понятие-термин «правовое государство» из всех признаков правового государства включает в себя именно правовую систему — основу всех остальных признаков правового государства (в противном случае его называли бы «государство законности» или как-нибудь иначе).

Особенно это звучит, когда мы имеем в виду не просто понятие «правовое государство», а «современное демократическое, социальное, правовое государство».

Более того, без разветвленной всеобъемлющей правовой системы ни один из признаков правового государства, как бы он значителен ни был, не может быть реализован. Совершенно очевидно, что самая демократическая Конституция, предусматривающая широкие права населения, разделение властей, законность и т.д., практически повиснет в воздухе, превратится в простую декларацию, если в ее реализацию не будет создана развитая, всеобъемлющая, иерархически построенная, непротиворечивая правовая система.

Ее образование является трудным делом, занимающим сравнительно длительный период, требует привлечения высококвалифицированных юристов — ученых и практиков, тщательного изучения опыта наиболее цивилизованных демократических стран Запада, в которых в той или иной степени действуют основы современного демократического, социального, правового государства.

4 стр., 1709 слов

Теория государства и права в системе общественных и юридических наук

... права в системе общественных и юридических наук». Цель данной курсовой работы рассмотреть взаимосвязь теории государства и права с общественными науками и юридическими науками. Задачи данной работы: определить роль и место теории государства и права в системе наук; изучить взаимодействие общественных наук с теорией государства ...

В юридической литературе категория правовой системы является относительно новой. Она прочно вошла в обиход в конце 80-х гг., несмотря на то, что западные юристы давно пользуются этим понятием.

Правовая система, гибко отражающая связи и саму структуру правовой материи, выступает дифференцированной категорией, сочетающей такие аспекты, как многоэлементность, иерархичность, не является аморфным или застывшим образованием, всегда находится в динамичном развитии, так как наши представления о ней постоянно изменяются.

Еще в конце 80-х гг. профессора В.Н. Кудрявцев и А.М. Васильев отмечали, что «правовая система позволяет объединить в целостном видении все подходы к правопониманию, сложившиеся в советской юриспруденции». Кроме того, авторы подчеркивают, что «термин правовая система», разумеется, не отменяет и не заменяет других юридических терминов, не является их синонимом, а несет самостоятельную научную нагрузку, обозначая понятие, синтезирующее на новом уровне объяснение единства всех правовых явлений… социализма». В частности, понятие правовой системы не отменило понятия права, а включило его в себя как объяснение одного из своих компонентов.

Чуть позже, в 1991 г., анализируя законодательную деятельность Верховного Совета СССР и Верховных Советов союзных республик за 1988 -1990 гг., профессор О.А. Гаврилов отмечал, что «демократизация правовой системы будет развиваться параллельно демократизации политических и экономических институтов. Демократическая правовая система включает высокий уровень демократизации всех ее компонентов (право, правотворчество, осуществление права), выступает в качестве главного фактора, влияющего на возрастание ее эффективности» 8 .

Добавим, что в советское время законы изобиловали многими повторами, оставляли некоторые положения не совсем ясными и зачастую намеренно двусмысленными. Естественно, теперь представляется особенно актуальным проведение последовательной демократизации правовой системы, учет в ней итогов и результатов политических перемен, закрепление в правовой системе демократических и политических преобразований.

Теперь рассмотрим, как в юридической литературе отдельные ученые анализируют понятие правовой системы: «Правовая система как сфера общественной деятельности есть единство двух ее сторон: формирования нормативной основы, нормативных образцов деятельности и их репродуцирования, включения в массовое и профессиональное правовое сознание и поведение. В этом единстве регулятивной и аксиологической сторон — существенная особенность функционирования правовой системы» 8 .

Более того, правовая система рассматривалась как наиболее общее целостное образование, охватывающее разнообразные явления правовой действительности. Ряд ее элементов, в свою очередь, имеет системный характер, выступая в качестве своеобразных подсистем. Прежде всего, это относится к центральному звену правовой системы — праву, как совокупности организованных в отрасли, подотрасли и институты правовых норм, высшей формой и источником которых является тоже носящее системный характер законодательство.

7 стр., 3035 слов

Система права соціального забезпечення

... галузей права, система її наукових знань, а також система законодавства. Не дивлячись на те, що система галузі права соціального забезпечення, система її науки і система соціально-забезпечувального ... (предмет регулювання), завдання, основні засади (принципи) правового регулювання відповідних суспільних відносин права соціального забезпечення. Інститут правосуб'єктності включає в себе «комплекс ...

Наиболее распространенным в советский период был подход к правовой системе в качестве «продукта сознательной деятельности людей, нацеленной на управление социально-экономическими процессами, при этом упор делался на то, что правовая система детерминирована материальными условиями жизни общества» 9 .

Правовая система определялась как полисистемный комплекс, т.е. комплекс элементов, каждый из которых сам может рассматриваться как целостная система. В ее состав входит множество подсистем различного уровня, в частности, законодательство, право, отраслевые институты, правовые отношения, правовая идеология, юридическая политика.

В настоящее время подходы к определению правовой системы изменились. Так, профессор Н.И. Матузов указывает, что правовая система — более широкая реальность, охватывающая собой всю совокупность внутренне согласованных, взаимосвязанных, социально однородных юридических средств (явлений), с помощью которых официальная власть оказывает регулятивно-организующее и стабилизирующее воздействие на общественные отношения, поведение людей (закрепление, регулирование, дозволение, обязывание, запрещение, убеждение и принуждение, стимулирование ограничения, превенция, санкция, ответственность и т.д.).

По утверждению профессора В.К.Бабаева, правовая система — это совокупность взаимосвязанных, согласованных и взаимодействующих правовых средств, регулирующих общественные отношения, а также элементов, характеризующих уровень правового развития той или иной страны.

Другие ученые отмечают, что «глубокое и всестороннее познание российской или иной национальной правовой системы предполагает ее изучение не только самой по себе, но и в сравнении с другими существующими или ранее существовавшими правовыми системами. Обиходное утверждение о том, что «все познается в сравнении» в полной мере распространяется и на право» 10 .

По мнению ряда авторов, правовую систему можно определить как целостный комплекс правовых явлений, обусловленный объективными закономерностями развития общества, осознанный и постоянно воспроизводимый людьми и их организациями (государством) и используемый ими для достижения своих целей. Однозначно можно констатировать, что в правовой системе логически связаны естественные потребности людей с правовыми традициями.

Отдельные исследователи права подчеркивают, что «вместе с многочисленными определениями понятия права, отражающими и раскрывающими его сущностные черты, в научном правоведении было обосновано и утвердилось понятие «правовая система». Это понятие охватывает широкий круг правовых явлений, включая нормативные, организационные, социально-культурные аспекты, стороны правового феномена».

На мой взгляд, правовая система есть совокупность нормативно-правовых актов различной юридической силы (значимости), действующих в конкретных условиях данного исторического периода той или иной страны.

Становление и развитие правовой системы Республики Казахстан происходит в совершенно новых условиях, в отличие от времен социализма, когда во главе угла стоял такой критерий, как подчинение права политике. «Вообще государство, отягощенное тоталитарным прошлым, излишне увлекшись социально-экономической деятельностью, легко может вернуться в первоначальное состояние. Определить и соблюдать «меру социальности» государства при неразвитости либерально-демократических традиций и правовых ограничителей политической власти весьма сложно».

Казахстан провозгласил движение по пути формирования правового, демократического, социального государства, общенародного по своей сущности. Это позволяет прогнозировать сближение ее правовой системы на новом качественном уровне, при сохранении специфики, с романо-германской правовой системой, как наиболее родственной, а также восприятие некоторых достоинств прецедентного права, присущих системе «общего права».

В литературе большая роль отводится классификации функций правовой системы в качестве одного из направлений анализа ее социального действия. При этом выделяются следующие функции правовой системы:

1. Интегративная.

2. Регулятивно-аксиологическая.

3. Коммуникативная.

4. Охранительная.

Наиболее крупной работой, посвященной изучению современных правовых систем, является книга известного французского юриста Рене Давида, издававшаяся у нас дважды. Западные ученые несколько иначе рассматривают правовую систему, отмечая, что «она (правовая система) имеет определенный фонд, она соединяет нормы в определенные группы, использует определенные способы создания и толкования норм; она связана с определенной концепцией социального строя, и от этой концепции зависит, как применяется и вообще функционирует право». Эти ученые обобщают понятие «правовой системы» с понятием «правовая семья», подчеркивая при этом, что понятию «правовая семья» не соответствует какая-то биологическая реальность, она используется лишь в дидактических целях, чтобы выявить сходства и различия систем действующего права».

Новая, формирующаяся казахстанская правовая система в своем становлении и развитии прошла ряд этапов. Первый этап — с февраля 1994 г. (момент принятия Государственной программы правовой реформы) — до сентября 1999 г. Второй же этап начинается с сентября и будет длиться довольно долго.

В своей статье «Основные направления реализации правовой реформы» доктор юридических наук, профессор И.И. Рогов отмечает: «По первому разделу проекта Государственной программы правовой реформы (2-й этап) «Дальнейшее развитие правовой системы Республики Казахстан, укрепление гарантий конституционного статуса человека и гражданина» одним из главных направлений совершенствования конституционного законодательства проект объявляет либерализацию политической системы». При этом, — подчеркивает И.И. Рогов, «кодексам должно быть отведено место стержневых, основополагающих и системообразующих актов отраслей права. В этих целях кодекс по уровню своей юридической силы должен занять место между конституционным законом и некодифицированным законодательным актом» 11 .

Летом 1999 г. в Высшей школе права «Эдiлет» при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан состоялся Международный «круглый стол» по проблемам современного правопонимания. Профессор М.Н.Марченко отмечал, что «не всегда существует прямая связь между правом и государством. Может быть неправовой закон, а может существовать и неправовое государство с правовыми законами». 12

Академик С.З.Зиманов уточнял: «Какой должна быть правовая система в будущем в условиях новых социальных реальностей? Правовая практика определяет цель мышления. Советское право было развитой правовой социалистической системой, в ней присутствовал совсем другой уровень понимания права» 12 .

Естественно, теперь особенно актуально провести последовательную демократизацию правовой системы, учитывать в ней итоги и результаты политических перемен, закрепить в правовой системе демократические и политические преобразования.

Анализируя вопросы реализации государственной программы правовой реформы в Казахстане, Н.А. Шайкенов утверждает, что «еще не осуществлена утвержденная Президентом Республики Казахстан государственная программа судебно-правовой реформы. Причем сопротивление реализации программы хорошо координировалось…» 13 .

Недавно в Алматы прошла конференция «Стратегия и основные направления реализации правовой реформы в Республике Казахстан», где отмечалось, что «правовая реформа направлена в глубинные пласты преобразований, поскольку она уточняет многие их базовые, фундаментальные основы, которые потребуют некоторых конституционных изменений, и одновременно расширяет сферы своего воздействия, так как она нацелена на совершенствование самого механизма правоприменения».

Анализируя причины снижения эффективности работы Парламента, участники конференции единодушно отмечали непродуктивность совместных заседаний Мажилиса и Сената, отсутствие у законодателей права вести парламентские расследования по должностным преступлениям, необходимость принятия специального закона об отказе в доверии Правительству, отсутствие механизма ответственности Правительства за реализацию закона.

Одной из причин совершенствования государственного устройства Казахстана проект программы второго этапа назвал «создание эффективно работающего, компактного, неконфликтогенного государственного механизма». При этом особое внимание уделялось развитию законодательства о государственной службе, созданию системы местного государственного управления и развития местного самоуправления.

3. Формирования правового государства в Казахстане

Проблемы создания демократического правового государства в Республике Казахстан и развитие конституционализма являются главными направлениями развития демократии и свободного рынка, они лежат в основе будущего казахстанского развития.

Изучение конституционного развития Казахстана вынуждает углубиться в теорию. Сейчас необходимо привести существующую правовую культуру в соответствие с новыми государственно-правовыми институтами. Американские колонии XVIII в. служат примерами формирования существующего правового сознания, на основе которого была сформирована новая конституционная структура. В Казахстане же, наоборот, конституционализм и право «не возникают одновременно»: «Сквозь призму изучения советской истории, подобно тому, как право различало рабочих, крестьян и интеллигенцию, складывались ассоциации не справедливости, а произвола, или тирании» 14 .

Западные ученые традиционно характеризуют конституционализм как принцип и практику ограниченного правительства, включая разделение властей и конституционный надзор. С этой точки зрения, довольно просто поставить структурный путеводитель, обозначающий умеренную демократию и управление большинством населения. Фокусируясь на конституционном строе, как институциональном компоненте конституционализма, происходит игнорирование ведущего элемента конституционализма, в его психологическом понимании, — развитого правового сознания. Вместе они составляют основу поддержания конституционализма. При строительстве основ нового конституционного и политического порядка конституционализм можно рассматривать как известковый раствор, заключающий в себе субстанцию. Сила известкового раствора, как известно, требует присутствия песка и воды в одинаковых пропорциях; отсутствие хотя бы одного компонента делает известковый раствор нежизнеспособным.

Правовые реформы и дух правового государства, инициатором которых выступил М.С. Горбачев, укоренились в сознании и правовой культуре постсоветских государств. Как отмечал М.С. Горбачев в одном из своих выступлений, «…мы никогда не жили без права и законов, хотя часто их игнорировали».

Русская и советская история, неотвратимо приведшие к конституционализму и правовому государству, обеспечили Горбачеву созревшую почву. Более того, они «…последовательно легли в основу горбачевской концепции правового государства».

С момента назначения М.С. Горбачева Генеральным секретарем КПСС 11 марта 1985 г., он ввел новые термины в советскую политику. В своем докладе на XXVII съезде КПСС он выделил четыре широких понятия реформы в СССР: гласность, или новая, более открытая информационная политика; демократизация, или широкое участие народа в политических процессах; глубокие экономические реформы для стимуляции застойной экономики; и «новое мышление», особенно в вопросах международной политики». Данная политика, как известно, впоследствии потерпела крах.

Н. Беляева определила стремления Горбачева, как далекие от реальности. Она охарактеризовала его цели «…нанесением свежего слоя краски на прежнюю систему, с тем, чтобы вселить энтузиазм в людей и добавить побольше топлива в старую машину».

Для самого же Горбачева как правовое государство, так и гласность и демократизация были необходимыми рычагами проведения экономических реформ.

В то время, как Горбачев и его советники, среди которых были и академики, и политики, говорили о необходимости построения правового государства, ничего не было сказано о господстве права. «Скорее, — как отмечал Г. Бергман, — их более ограниченным стремлением было управление посредством законов» 15 . Их концепция правового государства не простиралась до верховенства права, или господства законов. Использование термина «правовое государство» в узком смысле означает «серьезный недостаток и слабость российских конституционных ценностей и традиций, составляющих самую сердцевину российских проблем».

Двусмысленность комментариев Лукьянова выглядит менее угрожающей в деле реформ, если признать концепцию правового государства в юридическим смысле. Путей продвижения правового государства в бывшем Советском Союзе нельзя было обнаружить в постоянных дебатах или поспешно написанных законах, инициировавшихся советским парламентом, правительством и президентом в период горбачевской эры.

На первый взгляд казалось, что в бывшем СССР начался процесс поднятия институциональных и культурных барьеров к правовому государству. Два наиболее важных институциональных барьера к введению правового государства — это местничество и ведомственность. Ко всем экстраординарным мерам этого века по концентрации власти в СССР можно отнести то, что многие местные власти и министерские чиновники продолжали сосредоточивать главную власть в соответствии с их территориальными или институциональными свободами. Эти области препятствуют в чрезвычайных ситуациях одному из необходимых условий создания правового государства — государственному суверенитету. В конце 80-х гг. перераспределение власти в советской политике начало склонять сопротивление к рационализации государственной власти. Конкурирующие энергичные политики открыто давили на местные и окружные власти, чем ставили себя над народом и законом. В традиционном советском понимании наиболее влиятельный антипод местничества и ведомственности — партийное правление. Партийное правление препятствовало развитию в СССР правового государства, подрывало интеграцию государства и проводило линию между политической и законодательной властью. Альтернативно подменяя собою органы государственного управления, партия последовательно подчинила себе законы государства.

Для достижения идеала правового государства нужно глубоко осмыслить термин деполитизация общества — трансформацию коммунистической партии из авангарда, управлявшего напрямую, в парламентарную партию, управляющую посредством выборных государственных институтов. Ранее Компартия возвысила себя в качестве независимого института советской политической системы. «Принцип законченной (полной) партийной гегемонии царствовал в ущерб политической законности», — писал К. Шахназаров. «Часть общества, никем не заменяемая, не имеющая мандата для управления использовала власть в выгодном свете» 16 .

Выступая в октябре 1990 г. на сессии Верховного Совета СССР, полковник КГБ предостерегал парламентариев, что «если мы не выведем членов КПСС из армии и силовых органов, то появление других партий внесет настоящий хаос» 17 . Для подобных реформистов и консерваторов преимущество видится в ограничении политической арены как на улицах, так и в парламенте.

Полная деполитизация законодательных институтов более требовала посреднического доступа юридических лиц к живым товарам и услугам или средствам управления, чем рыночных реформ. Препятствия к введению правового государства имеют культурный, философский и институциональный якорь. Недавнее поднятие идеологического барьера над правовым государством не отодвинуло глубокого культурного антагонизма к праву в бывшем СССР. Всю историю крестьяне и интеллигенция занимали различное положение по отношению к праву, что традиционно вызывало не справедливость, а произвол, или тиранию. Более того, в стране коллективизма и бескомпромиссной морали право появилось как чемпион индивидуальных интересов, удовлетворяющий процедурную, но не абсолютную правду. Таким образом, право и гражданское общество всегда, как кажется, хотят занять слабую среднюю почву между двумя огромными полюсами постсоветского социального мышления — полной этатизацией (полным огосударствлением и полным устранением государства и права) — и полным обобществлением. Пока право выступает как посредник между законными и конфликтующими интересами государства и общества, философская поддержка введению правового государства остается ограниченной.

Другим философским предусловием правового государства является идея полного формального равенства перед законом. Социальное неравенство перед законом получило широкое распространение в советской истории, и особенно в гражданском праве, что отчетливо проявляется в непрестижном положении крестьян в плане паспортного режима, или в статусе временных жителей, которых лишали прав на жилье и ограничивали их права.

Прежде чем построить правовое государство, бывший Советский Союз должен был отделаться от привычного менталитета, социальной дифференциации, приближенной к праву и законности. Правовое государство требует определенного уровня профессионализма и технической состязательности права, эффективности и беспристрастности правосудия, юрисдикционной ответственности.

Правовые реформы, проводимые в постсоветских государствах, различают, по крайней мере, 3 основных пути:

1. Сам по себе термин правовое государство. Он количественно подтверждается, как часто и определенно заявляют исследователи в своих работах, отдавая должное предреволюционному российскому праву и западному праву. Готовность указать, что «буржуазное» право может что-либо предложить советскому праву, была новым феноменом. Это подразумевает преодоление идеологических барьеров и уверенность в изменении политической атмосферы в бывшем СССР, который допустил прагматическое использование, из разнообразных источников, инноваций, полезных для советской системы. Это легло в основу улучшения проспектов для западных инвестиций в СССР: если советское право готово охватить некоторые ключевые концепции западного права, то это предполагает, что западные экономические интересы могут действовать в бывшем Советском Союзе с увеличивающимся доверием.

2. Фундаментальные изменения, подчеркивающие, что идея правового государства охватывает все стороны общественной жизни. В основном они включают в себя трансформацию роли права в правовой системе, изменение отношений между государством и партиями (как индивидуумами, так и группами), баланс, перемещающийся более в расположение прав и интересов партий. Это чувство перемен можно обнаружить в многочисленных заявлениях ученых, как официальных, так и неофициальных, что кратко подметил в 1989 г. ученый-правовед В. Савицкий, участник конференции «Защита прав личности — ключевой момент правового государства» 18 .

3. Чувство, что в основе советского права в прошлом лежала ошибочная теория. Концепция правового государства казалась свежим началом, нарушаемым прежней существующей практикой. Это подразумевалось буквально в каждой дискуссии по концепции и было совершенно очевидно следующее, как отмечено в выступлении в 1988 г. в поддержку правового государства: «Это не пустой вопрос: почему, в частности, необходимо вводить новый термин? Не означает ли термин «правовое государство» усиление законности, развитие демократии, расширение участия масс в государственном управлении и т.д.? Здесь все это присутствует. Но основной момент — осознание высочайшей ценности свобод личности. Нет возврата назад к скользкому режиму личной власти. Поэтому формирование правового государства предполагает введение новых принципов законодательного и государственного управления, основанных на характере демократических гарантий.

Республика Казахстан придерживается данных основных направлений, но путь еще не пройден полностью, можно даже сказать, что он еще далек. Хотя, безусловно, уже преодолено не малое расстояние на пути к действительно правовому государству.

Глава 2. Институты гражданского общества и правового государства как механизм борьбы с коррупцией

В настоящее время много говорят и пишут о коррупции, о необходимости решительной борьбы с ней. Особенно много пишут о коррупции представителей левых сил в том духе, что этого явления никогда не было, что оно -продукт постсоветского периода и появилось при переходе к рыночным отношениям. Стараются внушить людям, что в этом отношение всё было благополучно, а теперь берут взятки кому не лень, раньше такого не было и, что самое примечательное, и не могло быть.

Возникает множество вопросов, требующих ответа. Но первых всегда больше. Проблема нуждается в глубоком и всестороннем анализе.

Мы долгое время жили в мире абсурда, когда человек был превращён в средство достижения надуманных целей, а удовлетворение его нужд и потребностей откладывалось на далёкую перспективу, в «светлое будущее». Отношение человека и государства приобрело форму крайнего ататизма.

В соответствие с логикой тоталитарной системы, она может успешно функционировать лишь при перманентном применения насилия, которое становится основным, а нередко единственном средством осуществления государственной политики. Дело в том, что эта система не имеет внутренних источников саморазвития и саморегулирования.

Либерализация системы, проведения в период хрущевской оттепели, неизбежно означало её конца, система начинает разрушатся, и это происходит независимо от воли и желания народа, будь то рядовые люди, представители правящей группы и даже её лидеры.

Распад системы сопровождается нарастанием негативных явлений, в том числе и коррупции, принимает такие масштабы, которые свидетельствуют о выходе социально экономических и духовных процессов из-под контроля государства.

При всеобщем дефиците, абсурдном, с точки зрения экономики и здравого смысла, положении, когда покупатель гоняется за товаром, коррупция становится повсеместным явлением. Люди, находящиеся у распределительных рычагов грубо говоря, у кормушки, погрязают во взяточничестве. Набирает темпы самое омерзительное, противоречащее даже коммунистической селекции, распродажа должностей, теплых мест и т.д.. Государство пытается вести борьбу с этими явлениями, но процесс заходит на столько далеко, что все усилия оказываются тщетными.

В воздухе начинают витать идеи наведения жестского порядка путём завинчивания гаек, возврата к самым одиозным формам тоталитарной диктатуры. Но такой сценарий уже не имеет перспективы, ибо общество понимает, что это равносильно консервации отсталости навсегда.

Возникает ситуация нарастания негативных явлений, а вместе с ними падения нравственности, что ведёт к нарастанию коррупции, которая своими корнями уходит в тоталитарное прошлое. И бороться надо с причинами, порождающими это зло.

Нам необходимо избавится от иллюзии полного искоренения преступности, одним из видов которого является мздоимство. Отсутствие преступности, это идеал, который не может реализоваться в полной мере никогда и нигде.

Командно-распределительная система неизбежно порождает коррупцию, ибо материальные и иные блага оказываются в руках бюрократии, стремящиеся извлечь из этого максимальную выгоду для себя. В руках бюрократии величайшая возможность; выделить, разрешить, обеспечить или, напротив, заволокитить под любым предлогом. Отсюда печально знаменитые фразы; «Не подмажешь не поедешь», «Сухая ложка рот дерёт» 19 и т.д..