Прекращение деятельности юридического лица (2)

Дипломная работа

Перечень сокращений, условных обозначений, символов, единиц и терминов:

АПК РФ – Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации

ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации

ГК РСФСР – Гражданский кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

КоАП РФ – Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях

НК РФ – Налоговый кодекс Российской Федерации

ФКЗ РФ – Федеральный конституционный закон Российской Федерации

ФЗ РФ – Федеральный закон Российской Федерации

Закон о госрегистрации – Федеральный закон от 8 августа 2001 года № 129–ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (в редакции от 23 июля 2013 года)

Концепция – Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 года)

Проект ФЗ № 47538–6/2 – Проект Федерального закона № 47538–6/2 «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (ред., подготовленная ГД ФС РФ ко II чтению 10 декабря 2012 года)

ГД ФС РФ – Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

КС РФ – Конституционный Суд Российской Федерации

ВС РФ – Верховный Суд Российской Федерации

ВАС РФ – Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

ФАС – Федеральный арбитражный суд

АС РМЭ – Арбитражный суд Республики Марий Эл

ЕГРЮЛ – Единый государственный реестр юридических лиц

РГ – Российская газета

СЗ РФ – Собрание законодательства Российской Федерации

СУ РСФСР – Собрание Узаконений Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

3 стр., 1337 слов

Арбитражные суды субъектов Российской Федерации: состав, структура, полномочия

... статус аналогичен статусу президиума федерального арбитражного суда округа. Судебные коллегии и судебные составы арбитражных судов субъектов Российской Федерации Так же, как и в федеральных арбитражных судах округов, в арбитражных судах субъектов Российской Федерации могут создаваться: судебная коллегия ...

Актуальность темы исследования определяется, в первую очередь, социально – экономической важностью самого явления прекращения деятельности юридических лиц, как субъектов гражданско – правовых отношений. Большое значение имеет правовое регулирование прекращения деятельности юридических лиц, поскольку выбытие субъекта из гражданских правоотношений сопряжено с прекращением (при ликвидации) или переходом гражданских прав и обязанностей в порядке правопреемства (при реорганизации).

Прекращение деятельности юридических лиц является сложным процессом, нуждающимся не только в детальной правовой регламентации, но и в тщательном изучении.

Провозглашая в ч. 1 ст. 34 право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности , Конституция РФ исходит из того, что в России получит активное развитие предпринимательская и деловая активность. Об этом, также сказано в Послании Президента РФ Владимира Владимировича Путина Федеральному Собранию от 12 декабря 2012 г.: «Бизнес должен работать и на свой успех, и на страну, должен рождать талантливых, толковых организаторов, меценатов и патриотов, как это было в прежние времена в России. Именно тогда, и только тогда возможно утверждение широкого общественного уважения к предпринимательскому сословию» .

По мере развития в РФ рыночных отношений, о достаточно высокой предпринимательской активности, в частности, свидетельствует число случаев прекращения деятельности юридических лиц.

По сведениям Федеральной налоговой службы по состоянию на 1 октября 2013 года в Российской Федерации всего прекратили свою деятельность 3 481 985 юридических лиц. Из них: в результате реорганизации 378 281 юридическое лицо; в связи с ликвидацией – 640 788 юридических лиц (в том числе: в порядке банкротства 199 426 юридических лиц; в связи с исключением юридического лица по решению регистрирующего органа из ЕГРЮЛ – 2 383 883; по иным основаниям – 79 033).

В Приволжском федеральном округе всего за аналогичный период прекратили свою деятельность 543 856 юридических лиц. Из них: в результате реорганизации 84 876 юридических лиц; в связи с ликвидацией – 140 397 юридических лиц (в том числе: в порядке банкротства 49 908 юридических лиц; в связи с исключением юридического лица по решению регистрирующего органа из ЕГРЮЛ – 302 179; по иным основаниям – 16 404).

В Республике Марий Эл всего по состоянию на 1 октября 2013 года прекратили свою деятельность 10 556 юридических лиц. Из них: в результате реорганизации 1 844 юридических лица; в связи с ликвидацией – 4 010 юридических лиц (в том числе: в порядке банкротства 1 058 юридических лиц; в связи с исключением юридического лица по решению регистрирующего органа из ЕГРЮЛ – 4 024; по иным основаниям – 678).

Актуальность темы исследования обусловлена также тем, что в разработанном в рамках реализации Концепции Проекте ФЗ № 47538–6/2 предусмотрен целый ряд изменений и дополнений норм ГК РФ, регулирующих отношения, возникающие в связи с прекращением деятельности юридических лиц.

16 стр., 7774 слов

Реорганизация предприятия (2)

... присоединённого юридического лица. При реорганизации путем разделения предприятия происходит прекращение юридического лица с передачей всех его прав и обязанностей вновь созданным юридическим лицам. Реорганизация путем преобразования предприятия – это изменение организационно-правовой формы юридического лица. При преобразовании к новому юридическому лицу ...

Вместе с тем, Проект ФЗ № 47538–6/2 обошел стороной ряд проблем, о которых давно пишется в юридической литературе. К этим проблемам относятся: 1) проблема, связанная с реализацией гарантий прав кредиторов при реорганизации в форме выделения юридических лиц; 2) проблема, связанная с унификацией норм ГК РФ о ликвидации и норм Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) о конкурсном производстве; 3) проблема, связанная с унификацией норм ГК РФ о ликвидации и норм Закона о госрегистрации об исключении юридических лиц, фактически прекративших свою деятельность, из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа; 4) проблема, связанная с возможностью совершения незаконной, притворной реорганизации в форме выделения в целях неисполнения обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов).

Объектом исследования является совокупность правоотношений, возникающих в рамках ликвидации, реорганизации, прекращении иным способом юридических лиц.

Предметом исследования являются соответствующие правовые нормы, результаты их реализации, включая правоприменительную практику, доктринальные суждения, отражающие наличие проблем в этой области.

Цель исследования заключается в том, чтобы посредством комплексного анализа правовых норм в сфере правового регулирования прекращения деятельности юридического лица, выявить актуальные проблемы, связанные с правовым регулированием в исследуемой сфере и предложить возможные способы их разрешения.

Исходя из цели, в работе были поставлены следующие задачи:

– раскрыть историко – правовые аспекты становления и развития законодательства России о прекращении юридического лица;

– определить сущность прекращения деятельности юридического лица как самостоятельного правового явления и выявить его отличия от сходных правовых феноменов;

– проанализировать правовые аспекты ликвидации и реорганизации юридического лица как способов прекращения его деятельности;

– проанализировать правоприменительную практику в сфере прекращения деятельности юридического лица;

– выявить актуальные проблемы правового регулирования прекращения деятельности юридического лица;

– обосновать теоретические и пригодные для практического применения рекомендации по совершенствованию действующего законодательства в области правового регулирования прекращения деятельности юридического лица.

Степень научной разработанности темы в юридической литературе. Вопросам правового регулирования прекращения деятельности юридического лица в разное время посвятили свои работы А.А. Богомолов, А.В. Габов, З.В. Галазова, А.А. Захаров, Н.В. Клейменова, П.А. Марков, А.Ш. Хабибуллина, А.А. Чукреев, и другие.

Вместе с тем, с учетом обновляющегося законодательства, продолжает существовать необходимость проведения комплексного научно – теоретического и практического исследования актуальных проблем в сфере правового регулирования прекращения деятельности юридического лица.

7 стр., 3053 слов

Прекращение деятельности юридического лица

... работе выступает институт прекращения деятельности юридического лица. Цель работы состоит в изучении теоретических основ института прекращения деятельности юридического лица и его особенностей, а также классификация оснований прекращения деятельности юридического лица и рассмотрение процедуры ликвидации ... За последние годы гражданское законодательство претерпело значительные изменения, кроме того, ...

Выпускная квалификационная работа основана на применении общенаучных и специальных юридических методов научного познания, среди них исторический, комплексный, а также сравнительный методы.

1. Общеправовая характеристика прекращения деятельности юридического лица

1.1 Историко – правовые аспекты становления и развития законодательства России о прекращении юридического лица

В дореволюционной России в гражданском обороте довольно активно участвовали корпоративные образования, и в законодательстве существовали нормы, посвященные процессу создания и осуществления деятельности юридических лиц, а также порядку их прекращения.

В проект Гражданского уложения, разрабатываемого с 1882 года специально учрежденной комиссией, было включено несколько статей, посвященных ликвидации товариществ. Глава 6 «О товариществах» проекта Гражданского уложения включала ряд статей, регулирующих прекращение компаний (акционерных товариществ).

В ст. 2155 гл. 68 предусматривалось пять оснований прекращения акционерных товариществ . Правление компании публиковало информацию о предстоящем закрытии товарищества в официальных изданиях (ст. 2188) и приступала к его ликвидации . Важно, что в целях гарантии оплаты всех долгов акционерной компании законодательство вводило специальное положение о том, что при проведении ликвидации никто из акционеров не мог получить никакой части своего капитала, пока от компании не вносилась сумма в государственные кредитные установления, необходимая на уплату всех ее обязательств (ст. 2188) . «Тем самым предполагалось, что акционерная компания способна при ликвидации покрыть все свои долги» .

В проекте Гражданского уложения объявление акционерного товарищества несостоятельным являлось основанием его прекращения (ст. 2368 ), при всём этом предусматривалось принятие специального закона о несостоятельности, который устанавливал бы порядок ликвидации дел товарищества. «Специальные законы об отдельных видах юридических лиц, существовавшие в России в рассматриваемое время, также предусматривали основания и порядок осуществления их ликвидации. В частности, согласно Положению о компаниях на акциях 1836 года основаниями прекращения компании являлись истечение срока деятельности компании и решение общего собрания о невозможности дальнейшей деятельности компании. Ликвидация допускалась, если этому не препятствовали обязательства компании».

В связи с незначительной регламентацией процесса прекращения юридических лиц в российском дореволюционном законодательстве, многие авторы считали, что нормы законодательства «применялись только при необходимости восполнить пробелы, обнаруженные в уставе юридического лица» . Г.Ф. Шершеневич, не соглашаясь с авторами, отмечал, что «к сожалению, но на практике установился прочный, хотя и неверный взгляд, будто отдельные акционерные уставы являются специальными законами и отменяют общее законодательство» .

Вывод Г.Ф. Шершеневича о том, что правила проекта Гражданского уложения «относительно акционерных товариществ не могли быть отменены специальными уставами, аналогично и положения частных законов» представляется правильным. Данный вывод подтверждается и тем, что в проекте Гражданского уложения применительно к вопросам ликвидации (прекращения) не было норм, которые отсылали бы к положениям уставов товариществ. Исключением является ст. 29 проекта Гражданского уложения, которая предусматривала возможность определять в уставе товарищества судьбу имущества прекратившегося установления. Порядок ликвидации дел акционерного товарищества определялся правилами ст. 2368 проекта Гражданского уложения . В конце XIX века существовали специальные законы об отдельных видах юридических лиц, нормы которых не могли быть отменены уставами товариществ .

48 стр., 23978 слов

Акционерные общества

... невозможно без тщательного изучения акционерного правоотношения, так как права членов акционерного общества не существуют изолированно, а образуют его содержание. Процессы созда­ния и ликвидации акционерного общества, передачи акций членами общества другим лицам также ...

Начало подъема экономики, основанной на принципиально иных началах, и, соответственно, интересы оборота потребовали закрепления законом более четкой регламентации отношений по прекращению организаций в первом ГК РСФСР 1922 года.

Первый ГК РСФСР 1922 года, принятый в начале проведения новой экономической политики, посвящал ликвидации организаций лишь несколько статей в гл. X «Товарищество» (ст. ст. 289, 294, 307 – 310, 364 – 366) . Статья 289 ГК РСФСР 1922 года предусматривала основания ликвидации простого товарищества, которое не признавалось юридическим лицом . В ст. ст. 307, 364 говорилось об основаниях прекращения полных товариществ и акционерных товариществ, к которым помимо оснований, перечисленных применительно к простому товариществу (ст. 309), добавлено и банкротство . Как отмечали авторы, первоначально не было закона, определяющего понятие, признаки несостоятельности и порядок производства дел о несостоятельности, что вело к невозможности применения ст. 307 ГК РСФСР 1922 года .

Следует отметить, что ГК РСФСР 1922 года определял права и обязанности ликвидаторов, указывая, в частности, на обязанность ликвидаторов представить отчет товарищам по окончании ликвидации (ст. 309).

Ликвидаторы были уполномочены на совершение новых сделок и всех действий с целью окончания дел товарищества. Кроме того, в ГК РСФСР 1922 года предусматривалась солидарная ответственность ликвидаторов товарищества при ликвидации полного товарищества (примечание к ст. 309) и ответственность ликвидаторов акционерного товарищества как правления перед участниками и кредиторами (ст. 365) . При этом в ГК РСФСР 1922 года не содержались правила, всеохватно регламентирующие процесс ликвидации юридических лиц. В силу этого обстоятельства, ликвидация юридических лиц регулировалась главным образом их уставами (о чем прямо говорилось в ст. 321 ГК РСФСР 1922 года применительно к товариществам с ограниченной ответственностью ) или нормативными актами, посвященными отдельным видам юридических лиц.

Так, 17 августа 1927 года Постановлением ЦИК СССР, СНК СССР было утверждено Положение об акционерных обществах , которое заменило правила ст. ст. 327 – 366 ГК РСФСР 1922 года, в том числе правила о прекращении акционерных обществ. Статья 97 Положения об акционерных обществах 1927 года предусматривала два способа прекращения акционерных обществ: с ликвидацией дел и имущества и без ликвидации . В ст. ст. 97 и 98 Положения об акционерных обществах 1927 года определялись случаи, наступление которых вело к прекращению деятельности общества. Указание в п. «д» ст. 97 на возможность ликвидации «по усмотрению общего собрания акционеров» свидетельствовало о том, что перечень случаев ликвидации не был исчерпывающим. Интересно отметить, что Положение об акционерных обществах 1927 года не предусматривало случаев ликвидации акционерных обществ по решению суда, за исключением одного случая – объявления «общества по суду несостоятельным» . Процедура ликвидации состояла из нескольких этапов: избрание ликвидационной комиссии; публикация сведений; установление актива и пассива общества; удовлетворение претензий кредиторов; составление и утверждение ликвидационного отчета и заключительного ликвидационного баланса. В Положении об акционерных обществах 1927 года был установлен максимальный срок для ликвидации – не более одного года со дня постановления об обращении общества к ликвидации (ст. 104) .

4 стр., 1502 слов

Реорганизация и ликвидация юридического лица (2)

... прекращения юридических лиц, как реорганизация и ликвидация. Далее мы посмотрим, как эти виды прекращения действия юридического лица применяются на практике и способы реорганизации и ликвидации. 1 Реорганизация юридических лиц. 1.1 Понятие реорганизации. Реорганизация юридического лица ... либо долей Обществ ( акционерных или ООО соответственно). 2. Слияние путем реорганизации предприятия в форме ...

В отличие от действующего гражданского законодательства (ст. 62 ГК РФ ) Положение об акционерных обществах 1927 года устанавливало печатный орган, в котором производилась публикация «об обращении общества к ликвидации» – газету «Экономическая Жизнь» (ст. 105) . В Положении об акционерных обществах 1927 года определялись полномочия ликвидационной комиссии. Особо оговаривалось, что «с момента избрания ликвидационной комиссии общество прекращает свою деятельность и правление передает все его дела и имущество ликвидационной комиссии» . Общее собрание созывалось ликвидационной комиссией «для разрешения вопросов о порядке ликвидации, не предусмотренных общим собранием, а равно для утверждения отчета о произведенной ликвидации и заключительного ликвидационного баланса» . Ликвидационная комиссия несла солидарную ответственность за причиненные «неправильными действиями» убытки перед кредиторами ликвидируемого общества и перед акционерами. Все претензии кредиторов, независимо от того, наступил ли срок исполнения по ним или не наступил, должны были быть заявленными ликвидационной комиссии. Положение об акционерных обществах 1927 года предусматривало прекращение двусторонних договоров, срок исполнения которых «выходил за пределы ликвидационного срока» . При этом кредиторам возмещались убытки. Положение об акционерных обществах 1927 года в ст. 120 иначе, чем в ГК РФ (п. 6 ст. 64), определяло понятие «погашенных претензий». Таковыми признавались «претензии кредиторов, не удовлетворенных ликвидационной комиссией вследствие того, что они не были заявлены кредиторами и притом не были выявлены самой ликвидационной комиссией до утверждения ликвидационного отчета» . Кроме того, Положение об акционерных обществах 1927 года, в отличие от ГК РФ, содержало правило о внесении ликвидационной комиссией в депозит суда на имя кредиторов сумм, подлежащих выдаче кредиторам, и не востребованных ими (ст. 119) . Положение об акционерных обществах 1927 года определяло порядок удовлетворения требований кредиторов ликвидируемого общества и предусматривало необходимость соблюдения очередности претензий, установленную на случай несостоятельности (ст. 115) .

Таким образом, Положение об акционерных обществах 1927 года предусматривало довольно подробную регламентацию прекращения акционерных обществ, и этапы ликвидации обществ в основном были такие же, какие предусмотрены сегодня в ст. ст. 61 – 64 ГК РФ . Одновременно с проанализированным Положением об акционерных обществах 1927 года действовало Положение о порядке прекращения кооперативных организаций при их ликвидации, соединении и разделении, утвержденное Постановлением ЦИК СССР, СНК СССР от 15 июня 1927 года . Основными участниками гражданского оборота к началу 1930 – х годов были государственные юридические лица, а также кооперативы. В условиях социалистического планового хозяйства ликвидация юридических лиц практического значения не имела, хотя законодательство в ряде случаев и предусматривало такую возможность .

2 стр., 886 слов

Понятие и юридическое значение выслуги лет

... право на пенсию по возрасту за выслугу лет (без с учетом периодов прохождения военной службы в качестве летного состава и периодов работы на должностях персонала гражданской авиации); - ... служащего в зависимости от суммы денег и других платежей за последние 12 полных месяцев службы, которые предшествуют дню его прекращения или дню достижения им возраста, в ...

В период новой экономической политики активизировалась государственная промышленность, в связи, с чем появились правовые акты, предназначенные для регулирования деятельности государственных промышленных предприятий. При этом государственные предприятия переводились на хозяйственный (коммерческий) расчет, который понимался вначале как самоокупаемость предприятия, а затем более широко – как оперативная самостоятельность.

10 апреля 1923 года был издан Декрет ВЦИК, СНК РСФСР «О государственных промышленных предприятиях, действующих на началах коммерческого расчета (трестах)» . Декрет о трестах устанавливал начала правовой организации государственных хозрасчетных предприятий, которые, по словам Д.М. Генкина, И.Б. Новицкого и Н.В. Рабиновича, действовали и в 1940 – 1950 – е годы .

Тресты, являясь государственными предприятиями, действовали на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли и признавались юридическими лицами со дня регистрации (ст. ст. 1, 2 Декрета о трестах) . Декрет о трестах регулировал вопросы учреждения и регистрации трестов, порядок их ответственности, финансирования и управлении трестами, а также вопросы ликвидации трестов. Согласно ст. 51 Декрета о трестах решение о ликвидации треста принималось Высшим Советом Народного Хозяйства (ВСНХ) и утверждалось Советом Труда и Обороны . Основанием принятия такого решения могло служить следующее: уменьшение уставного капитала на две трети, если не будет признано необходимым пополнение капитала из других источников или соответствующее уменьшение уставного капитала с соблюдением ст. 14 Декрета о трестах; недостаточность оборотных средств треста для покрытия долгов, предъявленных к взысканию; признание нецелесообразности дальнейшего существования данного треста. Ликвидация проводилась ликвидационной комиссией в срок не более одного года. Предусматривалась публикация постановления ВСНХ о ликвидации треста и о назначении ликвидационной комиссии. Оставшееся после ликвидации треста имущество поступало в распоряжение ВСНХ и на учет Народного Комиссариата Финансов.

Декрет о трестах не предусматривал возможность ликвидации трестов по решению суда. В советском государстве в период существования административно – командной системы хозяйства в 1950 – 1970 – е годы основным поводом к прекращению деятельности юридического лица (как правило, государственной организации) являлось признание нецелесообразности дальнейшего его существования. Такая ликвидация была следствием изменения системы хозяйственного управления. Появлялась новая государственная организация, которой передавалось имущество ликвидированной организации, либо передавалось имущество другой, существовавшей ранее, организации. Даже в тех случаях, когда выяснялась недостаточность средств какой – либо организации (банкротство), ее ликвидацию осуществляли не в порядке объявления ее несостоятельной, а вследствие нецелесообразности существования организации, «так как отсутствие материальной базы свидетельствовало о нецелесообразности продолжения деятельности такой организации».

17 стр., 8431 слов

Юридические лица (2)

... уставного капитала предприятия (только для коммерческих организаций). Прекращение деятельности юридического лица происходит в результате его реорганизации или ликвидации (добровольной или по решению суда) и, как ... гражданско-правовой договор, регулирующий отношения между учредителями в процессе создания и деятельности юридического лица. Он может заключаться только в письменной форме (простой или ...

Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик не упоминали такого основания ликвидации юридического лица как нецелесообразность дальнейшего его существования. При этом и сегодня ликвидация по такому основанию гражданским законодательством не запрещается, и в практике именно нецелесообразность дальнейшей деятельности организации может стать поводом для ликвидации юридического лица . В данном случае принятие соответствующего решения о ликвидации организации в связи с нецелесообразностью ее дальнейшего существования возможно только в добровольном порядке. Необходимо отметить, что в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 51 ГК РФ в редакции, действовавшей до 1 июля 2002 года (до вступления в силу Федерального закона от 21 марта 2002 года № 31–ФЗ «О приведении законодательных актов в соответствие с Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц» (в редакции от 2 апреля 2012 года) ), не допускался отказ в регистрации юридического лица по мотивам нецелесообразности создания юридического лица.

Что касается ГК РСФСР 1964 года, то ст. 37 «Прекращение юридического лица» предусматривала, что юридическое лицо прекращается путем ликвидации или реорганизации (слияния, разделения или присоединения) . При слиянии и разделении юридических лиц, имущество (права и обязанности) переходило к вновь возникшим юридическим лицам. При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу его имущество (права и обязанности) переходило к последнему. Имущество переходило в день подписания передаточного баланса, если иное не было предусмотрено законом или постановлением о реорганизации. Порядок ликвидации и реорганизации юридических лиц определялся законодательством Союза ССР и постановлениями Совета Министров РСФСР. Прекращение государственных организаций, являвшихся юридическими лицами, производилось тем органом, по решению которого они были образованы. Кооперативные, а также государственно – колхозные и иные государственно – кооперативные организации прекращали свою деятельность по основаниям, указанным в законе и в уставе (положении).

Общественные организации прекращали свою деятельность по основаниям, указанным в их уставах (положениях).

Реорганизация кооперативных, государственно – колхозных, иных государственно – кооперативных и общественных организаций допускалась только по решению общих собраний их членов (участников) или собраний уполномоченных.

Имущество, оставшееся после удовлетворения требований всех кредиторов ликвидированной кооперативной или общественной организации, использовалось, если иное не было установлено законом, для возврата паевых или иных подлежащих возврату взносов. Оставшаяся часть передавалась вышестоящей кооперативной или общественной организации, а при ее отсутствии – соответствующему государственному органу.

Имущество, оставшееся после удовлетворения требований всех кредиторов ликвидированной межколхозной, государственно – колхозной или иной государственно – кооперативной организации, распределялось между ее участниками пропорционально их взносам.

5 стр., 2019 слов

Понятие, способы и основания ликвидации юридического лица

... реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) о его исключении. Указание на последствие ликвидации организации содержится в п. 1 ст. 61 ГК РФ, в соответствии с которым ликвидация юридического лица влечет его прекращение ...

В настоящее время, общие требования, которые регулируют порядок ликвидации юридического лица, установлены ст. 61 ГК РФ . Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Ликвидация юридических лиц может быть добровольной или принудительной. Добровольная ликвидация юридических лиц осуществляется по решению их учредителей (участников), либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами. В данном случае перечень оснований ликвидации юридического лица, предусмотренных ГК РФ, является примерным.

1.2 Определение прекращения деятельности юридического лица как самостоятельного правового явления и выявление его отличий от сходных правовых феноменов

Законодатель не оперирует термином «прекращение юридического лица» или «прекращение деятельности юридического лица», вместо этого, в ГК РФ используется выражение «юридическое лицо считается прекратившим свою деятельность». Поэтому, определение прекращения деятельности юридического лица как самостоятельного правового явления и выявление его отличий от сходных правовых феноменов возможно через соотношение таких категорий, как:

1) ликвидация и прекращение юридического лица;

2) прекращение существования юридического лица и прекращение деятельности юридического лица.

С тем, что представляет собой прекращение юридического лица, ни ГК РФ, ни иные источники права до конца не определились. ГК РФ и целый ряд федеральных законов указывают, что прекращение выступает в качестве: а) следствия реализации определенного юридического состава и одновременно б) юридического факта, завершающего юридический состав .

При этом законодательство (и судебная практика) признает случаи прекращения юридического лица, которые не сопровождаются ликвидацией или реорганизацией. Более того, по сути некоторые из этих случаев можно рассматривать в качестве самостоятельных юридических составов – прекращения юридического лица.

К числу указанных случаев можно отнести:

1) исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ ;

2) прекращение унитарного предприятия в связи с продажей или внесением его имущественного комплекса в уставный капитал акционерного общества (ст. 21.2 Закона о госрегистрации , ст. 27 Федерального закона от 21 декабря 2001 года № 178–ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (в редакции от 23 июля 2013 года) );

3) прекращение учреждения в связи с внесением его имущества в уставный капитал акционерного общества (ст. 21.2 Закона о госрегистрации );

4) прекращение унитарного предприятия или учреждения в связи с передачей имущественного комплекса унитарного предприятия или имущества учреждения в собственность государственной корпорации в качестве имущественного взноса Российской Федерации (законы и подзаконные акты о создании конкретных государственных корпораций );

5) прекращение организаций федерального железнодорожного транспорта путем внесения их имущества в уставный капитал единого хозяйствующего субъекта (ст. 4 Федерального закона от 27 февраля 2003 года № 29–ФЗ «Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта» (в редакции от 21 ноября 2011 года) ).

В рамках выпускной квалификационной работы не представляется возможным подробно рассматривать каждый из них – отметим специфику первых двух.

Так, согласно положениям Постановления Пленума ВАС РФ от 20 декабря 2006 года № 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц» (в ред. Постановления Пленума ВАС РФ от 15 февраля 2013 года № 16 ) (по мнению А.В. Габова, весьма спорного ) исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ называется специальным основанием прекращения юридического лица, не связанным с его ликвидацией.

Интересен пример прекращения унитарного предприятия в связи с продажей или внесением его имущественного комплекса в уставный капитал акционерного общества. В приведенных выше нормативных актах этот состав можно описать следующим образом: а) опубликование прогнозного плана (программы) приватизации (одновременно является уведомлением кредиторов о продаже имущественного комплекса унитарного предприятия); б) принятие и рассмотрение требований кредиторов; в) подписание договора купли – продажи; г) исполнение покупателем условий договора; д) подписание с покупателем передаточного акта; е) оформление (государственная регистрация) перехода права собственности на имущественный комплекс унитарного предприятия (с момента которого прекращается унитарное предприятие); ж) внесение записи в ЕГРЮЛ. Как видно, указанный состав отличается от ликвидации в том числе и в части определения момента прекращения юридического лица: закон говорит о том, что предприятие прекращается с переходом права собственности, а не с момента внесения записи в ЕГРЮЛ. Последняя же вносится в том числе на основании «копии документа, подтверждающего государственную регистрацию перехода права собственности на имущественный комплекс» . То есть запись в ЕГРЮЛ носит иной, чем при ликвидации, характер: лицо уже прекратило свое существование, а запись только фиксирует это, но не носит правопрекращающий характер (подобного род последовательность можно наблюдать и при описании прекращения в иных случаях ).

Рассмотрим, что предлагается по этому вопросу в Проекте ФЗ № 47538–6/2.

Проект ФЗ № 47538–6/2 лишь частично «закрывает» выявленную проблему соотношения понятий «прекращение юридического лица» и «ликвидация юридического лица».

Во – первых, в определении ликвидации сохранен прежний подход: его первая часть оставлена без изменения («ликвидация юридического лица влечет его прекращение…» ).

Соответственно, de facto ликвидация рассматривается как юридический состав, а прекращение – как следствие его реализации и как юридический факт, последний в этом составе.

Во – вторых, так называемое исключение из ЕГРЮЛ уже не рассматривается как «специальное основание прекращения юридического лица, не связанное с его ликвидацией». Напротив, такое исключение рассматривается как один из правовых режимов ликвидации . При этом вот о регулировании иных составов, результатом которых может явиться прекращение юридического лица, в Проекте ФЗ № 47538–6/2 сказано очень мало. Так, в ст. 60.2 («Признание несостоявшейся реорганизации корпорации») вводимой в ГК РФ Проектом ФЗ № 47538–6/2, указывается на возможность признания судом реорганизации несостоявшейся в случае «злонамеренно проведенной реорганизации юридического лица». В качестве последствия вступления в силу решения суда эта статья, в частности, называет и следующее: «восстанавливаются юридические лица, существовавшие до реорганизации, с одновременным прекращением вновь созданных юридических лиц, о чем делается запись в Едином государственном реестре юридических лиц» . Об иных составах (или даже о возможности их существования) не сказано ни слова.

В связи с изложенным, мы разделяем точку зрения А.В. Габова о том, что в законодательстве (прежде всего в ГК РФ) целесообразно было бы навести порядок: а) прекращение юридического лица признать юридическим фактом, результатом осуществления установленного законом юридического состава; б) ликвидацию признать юридическим составом, процессом (процедурой), который направлен на прекращение юридического лица (но может им и не закончиться) .

В ГК РФ следовало бы закрепить положение о том, что юридическое лицо прекращается в результате проведения ликвидации и может прекратиться в результате реорганизации. Все иные процедуры (составы) так называемого прекращения юридических лиц должны быть квалифицированы как отдельные правовые режимы ликвидации и поименованы в ГК РФ (чего сегодня нет).

Для каждого из тех правовых режимов ликвидации, которые будут, согласно Проекту ФЗ № 47538–6/2, указаны в ГК РФ, должны ясно определяться состав необходимых юридических фактов, четко определяться начало процесса и его окончание (внесение записей в ЕГРЮЛ).

Таким образом, ГК РФ: 1) должен устанавливать общие положения о ликвидации; 2) должен указывать на ее специальные режимы с отнесением их регулирования на отдельные федеральные законы и в случае необходимости 3) может содержать более детальное регулирование отдельных режимов. В такой логике ликвидация будет выступать юридическим составом, а прекращение – юридическим фактом в нем.

Можно возразить на предложенную логику: нет смысла именовать все составы, которые ведут к прекращению юридического лица, «ликвидация», поскольку прекращение может быть и следствием реорганизации; соответственно, могут существовать и иные составы, которые законодатель считает целесообразным закрепить в законодательстве. Наверное, такой подход допустим. При этом, если законодатель допускает возможность существования таких составов, об этом должно быть указано в ГК РФ с пояснением того, чем они отличаются от ликвидации и почему имеют право на самостоятельное существование.

Но, полагаем, что в этом все – таки нет необходимости, и введение таких составов только приведет к усложнению регулирования. При любом правовом режиме ликвидации главным правовым последствием выступает прекращение юридического лица, которое осуществляется путем внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ. Это отличает ликвидацию от реорганизации, где прекращение реорганизуемого лица (одного из реорганизуемых лиц) вторично, а главное юридическое последствие – создание нового юридического лица. Соответственно, если главным последствием того или иного состава выступает прекращение лица, то этот состав целесообразно признать одним из возможных правовых режимов ликвидации, создавая в рамках института ликвидации общее регулирование.

Еще одно замечание: ликвидация как правовой феномен существует в интересах кредиторов юридического лица, чтобы дать им возможность своевременно, перед «смертью» юридического лица, обеспечить исполнение его обязательств перед ними. Соответственно, если законодатель полагает, что прекращение юридического лица может происходить в силу иных составов (кроме ликвидации и реорганизации), более того, если предполагается, что может существовать самостоятельный состав «прекращения юридического лица», то критически необходимо обозначить существенное отличие такого состава (составов) от ликвидации. И такое различие будет проходить не по перечню и порядку реализации разнообразных юридических фактов, входящих в соответствующий состав, а по тому, в чьих интересах реализуется процедура прекращения юридического лица, какие еще юридические последствия должны получиться после реализации состава, кроме как прекращение лица.

Оценивая в этой части Проект ФЗ № 47538–6/2, следует признать, что до конца проблему единства института ликвидации, а также соотношения и даже поименования различных составов, юридическим последствием которых выступает прекращение юридического лица, Проект ФЗ № 47538–6/2 не решил.

В случае прекращения существования юридического лица, речь идет о прекращении правосубъектности лица, в случае прекращения деятельности юридического лица – по большей части о случаях временного ограничения правоспособности юридического лица со стороны уполномоченных государственных органов и лишь в единственном случае говорится о прекращении фактическом – ст. 21.1 Закона о госрегистрации .

Если не брать в расчет последний случай, то в отношении регулирования всех иных случаев прекращения деятельности юридического лица имеется большое разнообразие формулировок: «запрещение деятельности» , «приостановление деятельности», «приостановка деятельности». Такого рода институты применяются в основном для некоммерческих организаций, однако их регулирование весьма фрагментарно. Причем интересно, что эти институты присутствуют в российском законодательстве наряду с институтом принудительной ликвидации, пересекаясь с ним по основаниям, порядку и последствиям.

Действующий ГК РФ: а) не регулирует применение ни одной из этих мер; б) не дает привязки к институту принудительной ликвидации. Иная ситуация в праве административном (ст. 3.12 КоАП РФ), где так называемое административное приостановление деятельности регулируется в качестве общей меры воздействия . Можно сказать, что в административном праве это можно и оставить. При этом по такой логике за рамки ГК РФ надо вывести и принудительную реорганизацию, и принудительную ликвидацию. Такой подход не кажется продуктивным, тем более что именно гражданское законодательство (ст. 2 ГК РФ ) определяет правовое положение участников гражданского оборота, именно ст. 49 ГК РФ устанавливает общее правило о том, что юридическое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом .

По мнению А.В. Габова, которое мы разделяем, гражданское право соответствующие действия должно урегулировать . Мало того, в ГК РФ должно быть: дано общее определение прекращению деятельности; указаны причины, по которым может быть принято соответствующее решение; указаны органы, по решению которых оно возможно; указаны временные рамки применения этой меры; указаны последствия истечения срока реализации этой меры и сделана «связка» с нормативными положениями принудительной ликвидации (или, возможно, реорганизации).

Рассмотрим, что предлагается по этому вопросу в Проекте ФЗ № 47538–6/2.

Если не брать в расчет положения ст. 61 в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 о том, что юридическое лицо ликвидируется в связи с фактическим прекращением его деятельности (основания для оценки наличия или отсутствия факта прекращения меняются несильно ), то, к сожалению, никаких иных новаций на сей счет не вводится, никакой «связки» с положениями о принудительной ликвидации не делается.

Поэтому, Проект ФЗ № 47538–6/2 в этом вопросе требует своей доработки, «докодификации» с учетом различных нормативных положений федеральных законов, регулирующих деятельность юридических лиц различных организационно – правовых форм, видов и типов.

2. Способы прекращения деятельности юридического лица

2.1 Правовые аспекты ликвидации юридического лица

В современной юридической литературе ликвидацию юридического лица зачастую определяют как способ прекращения его деятельности, отождествляя таким образом прекращение организации с прекращением деятельности юридического лица.

При этом необходимо признать, что прекращение юридического лица всегда влечет прекращение его деятельности, тогда как последнее не означает того, что юридического лица более не существует. Следует согласиться с утверждением, что прекращение юридического лица можно связать с прекращением его правоспособности, которое наступает с внесением записи в ЕГРЮЛ о его исключении.

Указание на последствие ликвидации организации содержится в п. 1 ст. 61 ГК РФ, в соответствии с которым ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода его прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим лицам . Аналогичное положение приводится в словарях юридических терминов . А что необходимо понимать под «прекращением юридического лица», законодатель не указывает.

В соответствии со ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи об исключении в ЕГРЮЛ . В нашем понимании указанная запись имеет правопрекращающее значение и представляет собой юридический факт правопрекращающего характера, форму реализации воли государственной власти (в принудительном порядке) или участников (учредителей) (в добровольном порядке) о прекращении юридического лица как субъекта права . Совершенно справедливо связывать ликвидацию юридического лица с прекращением его как субъекта права и участника гражданского оборота без перехода прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим лицам.

Ликвидация представляет собой многоаспектное явление и может быть соотнесена с различными правовыми конструкциями. Нередко в юридической литературе сущность ее раскрывают через категории: ответственность, юридическая процедура, правоотношение, юридический факт, сделка . Опираясь на достигнутые результаты исследований в данных областях, остановимся лишь на вопросах, которые требуют уточнения, и проанализируем, насколько целесообразно употреблять обозначенные конструкции для определения ликвидации юридического лица.

Судебная практика допускает возможность использования категории ответственности и меры защиты прав и законных интересов других лиц для обозначения ликвидации организаций в принудительном порядке. Так, проверяя конституционность положений ст. 61 ГК РФ, КС РФ указал, что ликвидация юридического лица, предусмотренная данной нормой, является санкцией за нарушение обязательных для юридических лиц нормативных актов. При этом данная санкция по своему конституционно – правовому принципу не может быть назначена по одному лишь формальному основанию неоднократности нарушений законодательства, а должна применяться в соответствии с общеправовыми принципами юридической ответственности и быть соразмерной допущенным юридическим лицом нарушениям и вызванным ими последствиям.

Определим природу этой ответственности. Под юридической ответственностью (в негативном, ретроспективном смысле) понимается обязанность субъекта правонарушения претерпевать неблагоприятные последствия . В зависимости от отраслевой принадлежности норм, закрепляющих юридическую ответственность, различают: гражданско – правовую, административную, уголовную, дисциплинарную ответственность. Применение того или иного вида юридической ответственности зависит прежде всего от характера правонарушения и от того, к какой отрасли права принадлежит тот или иной институт. При этом, являясь институтом гражданского права, ликвидация юридического лица в принудительном порядке выступает в качестве средства не гражданской, а публично – правовой административной ответственности. Таким образом, ликвидация юридического лица представляет собой яркий пример взаимодействия частного и публичного права. Это один из случаев межотраслевых отношений, в которых институт гражданского права находит широкое применение в публичном праве. Подобное заимствование представляет собой реализацию межотраслевых связей в гражданском праве. Возможность использования последних при исследовании института ликвидации юридического лица может быть подтверждена обоснованным мнением профессора М.Ю. Челышева о том, что «межотраслевые связи гражданского права проявляются при исследовании самой сути ликвидации. Действительно, прекращение юридического лица в сфере действия гражданского права в форме ликвидации означает одновременно и прекращение существования данного субъекта в иных правоотраслевых областях. При этом исчезают не только частноправовые, но и публично – правовые грани юридического лица как субъекта права. …Ликвидация как правовое явление имеет сама по себе межотраслевое значение. Это выражается в том, что не только в гражданском праве предусматриваются нормы о ликвидации, но они закрепляются и в нормах иных правовых образований» .

В юридической литературе была высказана точка зрения, согласно которой ликвидация организации представляет собой правоотношение, существующее, по мнению Н.В. Кондратковой, в развитии, и в то же время являющееся правовым состоянием, т.е. юридическим фактом, влекущим прекращение правоотношений, облекающихся в форму юридического лица и составляющих его содержание.

С точки зрения А.Ш. Хабибуллиной, которое мы разделяем, ликвидация юридического лица представляет собой сложное, длительное явление, состоящее из определенных этапов, мероприятий, в рамках которых возникают разного рода правоотношения. Последние в совокупности образуют систему правоотношений, возникающих в связи или по поводу ликвидации организации . Этимологическое понимание системы сводится к форме организации чего – нибудь, к некоему целому, представляющему собой единство закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи частей (элементов) . Взяв за основу данное определение, следует отметить, что ликвидация юридического лица представляет собой целостную структурированную систему последовательных взаимосвязанных правоотношений (элементов).

В связи с этим определять ликвидацию организации необходимо не как правоотношение, а как систему последовательных правоотношений, находящихся в динамике, влекущих абсолютное прекращение юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим лицам. Логичнее, по мнению А.Ш. Хабибуллиной, оперировать понятиями «правоотношения (система правоотношений), возникающие в связи, по поводу, в ходе, при ликвидации юридического лица» .

Представляется, что ликвидацию организации можно обозначить как юридическую процедуру, представляющую собой целостную структурированную систему последовательных взаимосвязанных правоотношений (элементов), находящихся в динамике, в основе возникновения, изменения или прекращения которых лежит комплекс различных юридических фактов и фактических составов. Данная юридическая процедура влечет абсолютное прекращение юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим лицам, сопровождается рядом определенных действий органов юридического лица, его представителей, органов государственной власти и завершается внесением соответствующей записи в ЕГРЮЛ об исключении организации.

Подытожим изложенное материалами судебной практики.

Так, истец, открытое акционерное общество «ВолгаТелеком», обратился в АС РМЭ с исковым заявлением к ответчику, обществу с ограниченной ответственностью «Союзстроймонтаж», о взыскании основного долга по оплате оказанных по договору от 26 ноября 2007 года услуг сети Internet за период с 1 по 30 октября 2008 года в сумме 3 900 руб. 67 коп.

Рассмотрев материалы дела, АС РМЭ производство по делу прекратил по следующим основаниям.

Согласно п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ арбитражный суд прекращает производство по делу, если установлено, что организация, являющаяся стороной в деле, ликвидирована.

В судебном заседании установлено, что ответчик, общество с ограниченной ответственностью «Союзстроймонтаж», исключен из ЕГРЮЛ, как фактически прекратившее деятельность юридическое лицо на основании ст. 21.1 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129–ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», о чем 11 февраля 2010 года в ЕГРЮЛ была внесена запись.

Согласно п. 3 ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лица признается прекращенной в момент завершения его ликвидации. При этом ликвидация юридического лица согласно п. 8 ст. 63 ГК РФ считается завершенной, а юридическое лицо – прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ.

В соответствии с п. 1 ст. 61 ГК РФ ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Следовательно, в связи с ликвидацией организации следует считать прекращенными как правоспособность юридического лица, так и его договорные обязательства.

Таким образом, производство по делу подлежит прекращению, поскольку общество с ограниченной ответственностью «Союзстроймонтаж» прекратило свою деятельность в качестве юридического лица в связи с исключением из ЕГРЮЛ.

Другой пример. Истец, муниципальное образование «Город Йошкар – Ола» в лице комитета по управлению муниципальным имуществом администрации городского округа «Город Йошкар – Ола», обратился в АС РМЭ с исковым заявлением к ответчику, молодежной общественной организации «Военно – исторический клуб «Кречет» города Йошкар – Олы, о взыскании долга по арендной плате по договору аренды нежилого помещения № 4601 от 1 марта 2007 года за период с 1 июня 2009 года по август 2010 года в сумме 18 708 руб. 5 коп. и договорной неустойки в размере 3 674 руб. 07 коп.

Рассмотрев материалы дела, АС РМЭ прекратил производство по делу по следующим основаниям.

Согласно п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ арбитражный суд прекращает производство по делу, если установлено, что организация, являющаяся стороной в деле, ликвидирована.

В судебном заседании арбитражного суда первой инстанции установлено, что ответчик, молодежная общественная организация «Военно – исторический клуб «Кречет» г. Йошкар – Олы, исключен из ЕГРЮЛ как фактически прекратившее деятельность юридическое лицо по решению суда на основании ст. 29 Федерального закона от 19 мая 1995 года № 82–ФЗ «Об общественных объединениях», о чем 23 мая 2007 года в ЕГРЮЛ была внесена запись.

Согласно п. 3 ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лица прекращается в момент внесения записи о его исключении из ЕГРЮЛ. При этом ликвидация юридического лица согласно п. 8 ст. 63 ГК РФ считается завершенной, а юридическое лицо – прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ.

В соответствии с п. 1 ст. 61 ГК РФ ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Таким образом, производство по делу подлежит прекращению в связи с тем, что молодежная общественная организация «Военно – исторический клуб «Кречет» г. Йошкар – Олы ликвидирована.

По общему правилу, юридическое лицо может быть ликвидировано как в добровольном, так и в принудительном (судебном) порядке на основании судебного акта.

Примечательно, что в отношении большинства юридических лиц добровольная ликвидация не препятствует обращению в суд с иском о принудительной ликвидации в случае наличия для этого оснований. При этом невыполнение решения учредителей (участников) юридического лица о его добровольной ликвидации, а также принятие решения о ликвидации без назначения ликвидационной комиссии и без определения порядка и сроков ликвидации не являются основанием для обращения в суд с иском о принудительной ликвидации этого юридического лица, если в его деятельности не установлены неоднократные или грубые нарушения закона или иных правовых норм.

Добровольная ликвидация юридического лица возможна по решению учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то уставом. Основаниями принятия такого решения могут быть, например, достижение цели, ради которой организация была создана, либо истечение срока, на который она создавалась. Перечень оснований добровольной ликвидации юридического лица не является исчерпывающим.

Принудительная ликвидация юридического лица осуществляется по решению суда в случаях, предусмотренных ст. 61 ГК РФ. К таким основаниям относятся: признание государственной регистрации юридического лица недействительной, в том числе в связи с допущенными при его создании грубыми нарушениями закона, если эти нарушения носят неустранимый характер; осуществление деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) или при отсутствии обязательного членства в саморегулируемых организациях; осуществление деятельности, запрещенной законом, либо с нарушением Конституции РФ , либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов; при систематическом осуществлении общественной организацией, благотворительным и иным фондом, религиозной организацией деятельности, противоречащей ее уставным целям, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ.

Такое основание ликвидации юридического лица как признание в судебном порядке недействительной его государственной регистрации заслуживает критической оценки. Данное нововведение в ГК РФ было принято по предложению Исследовательского центра частного права при Президенте РФ и содержалось еще в тексте Концепции.

Согласно Информационному письму Президиума ВАС РФ от 9 июня 2000 года № 54 «О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной», признание судом недействительной регистрации юридического лица само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этого юридического лица, совершенные до признания его регистрации недействительной.

Если допустить возможность признания регистрации юридического лица недействительной, есть основания полагать, что субъект права не был создан, и следовательно, все действия такого несуществующего явления не могли породить каких – либо последствий. Иными словами, «в отсутствие субъекта не может возникнуть и существовать сделка. Организация, имеющая порок, делающий невозможным дальнейшее ее существование, естественно, не может иметь правоспособности» . Юридическое лицо как субъект права должно продолжить свое существование, даже если оно создано с какими – либо нарушениями, которые будут выявлены впоследствии.

Пленумы ВС РФ и ВАС РФ, разъясняя свою позицию, в п. 23 совместного Постановления от 1 июля 1996 года № 6/8 отметили, что юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда, если суд квалифицирует его действия (или бездействия), связанные с неисполнением требований, содержащихся в других законах, как неоднократные или грубые нарушения данного закона или иного правового акта . Помимо этого необходимо руководствоваться разъяснением КС РФ , который указал, что нельзя ликвидировать юридическое лицо по формальному признаку неоднократности нарушений, должны быть проанализированы все обстоятельства дела. Также, согласно Информационному письму Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 года № 84 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации» юридическое лицо не может быть ликвидировано, если допущенные им нарушения носят малозначительный характер или вредные последствия таких нарушений устранены .

Основанием для ликвидации юридического лица в принудительном порядке может стать также несоответствие закону его учредительных документов. Президиум ВАС РФ в п. 4 Информационного письма от 13 января 2000 года № 50 указал: «тот факт, что акционерное общество или общество с ограниченной ответственностью не привели свои учредительные документы в соответствие с законом, регулирующим порядок их создания и деятельности, может являться основанием для их ликвидации».

Существуют и особые случаи ликвидации организации. К их числу можно отнести признание юридического лица несостоятельным (банкротом), за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий, религиозных организаций. Если стоимость имущества юридического лица недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, оно может быть ликвидировано только в результате признания его банкротом (ст. 65 ГК РФ ).

Закон о госрегистрации предусматривает возможность исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа в упрощенном порядке без обращения в суд . Открытым остается вопрос о том, какое место среди способов прекращения организации занимает исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ: можно ли его признать отдельным способом прекращения юридических лиц наряду с процедурами ликвидации и реорганизации либо оно является особым упрощенным случаем ликвидации организации . ВАС РФ также не выработал единой позиции по данному вопросу. В одних разъяснениях судом сделаны выводы о том, что по основаниям, указанным в ст. 61 ГК РФ, может быть ликвидировано только действующее юридическое лицо , процедура исключения недействующего лица из ЕГРЮЛ является специальным основанием прекращения юридического лица, не связанным с его ликвидацией . Между тем существует противоположное указание суда, допускающее административный порядок ликвидации недействующего юридического лица .

По мнению А.Ш. Хабибуллиной, допустимо признать исключение из ЕГРЮЛ недействующих юридических лиц в качестве одного из способов прекращения организации, который имеет много общего с ликвидацией юридического лица. Так же как и при ликвидации, последствиями исключения недействующей организации из ЕГРЮЛ являются прекращение юридического лица и отсутствие правопреемства. Основное отличие заключается в том, что ликвидация организации должна применяться в отношении действующих юридических лиц и представляет собой сложную, длительную процедуру. На стадии ликвидации организация остается действующим субъектом права, в отношении которого существуют особые ограничения, установленные законодательством, и определенный правовой режим управления им.

Обобщая вышеизложенное, отметим, что как действующее законодательство о ликвидации юридических лиц, так и практика его применения требуют постоянного изучения и анализа. Сегодня остро ощущается необходимость в осмыслении теоретических и практических проблем, возникающих при ликвидации организаций и в поиске оптимальных вариантов их решения.

2.2 Правовые аспекты прекращения правосубъектности юридического лица при его реорганизации

До настоящего времени в юридической литературе и нормативных актах отсутствует единый подход к пониманию сущности института реорганизации. В российской науке гражданского права принято считать, что реорганизация является способом прекращения юридического лица.

Так, по мнению Е.В. Кафтайловой, О.Ю. Ручкина и Ю.В. Трунцевского, реорганизация юридического лица означает прекращение юридического лица с переводом прав и обязанностей. Указанный способ прекращения юридического лица предполагает, что его деятельность продолжают другие лица . Р.Т. Мифтахутдинов полагает, что понятие «реорганизация» означает прекращение реорганизуемого юридического лица с переходом его прав и обязанностей к другим лицам .

По мнению Ю.А. Поповой и Я.С. Кошелева, агрегировано признаки реорганизации юридического лица можно свести к следующим:

1. Реорганизация представляет собой процедуру, т.е. сложный юридический состав, включающий не только различного вида сделки, но и административные акты и иные юридические факты.

2. Реорганизация не являет собой ни создание юридического лица, ни его прекращение, но призвана опосредовать «смену конфигурации» сложившихся в гражданском обороте отношений, и, в основном, никак не связана с выводом имущества (иных объектов гражданских прав) из оборота (ни на время, ни постоянно).

3. Реорганизация влечет за собой изменение организационно – правовой формы (преобразование) и (или) изменения в составе и (или) структуре имущества реорганизованного юридического лица.

4. Реорганизация в любом случае предполагает правопреемство: либо универсальное, либо сингулярное. При этом в качестве дополнительного признака необходимо акцентировать внимание на переходе или возможности перехода обязанностей реорганизуемого юридического лица. Без указанного признака было бы весьма сложно отграничивать учреждение одним юридическим лицом другого от выделения, при котором все акции выделившегося юридического лица приобретаются реорганизовавшимся юридическим лицом; или выделение с распределением акций создаваемого юридического лица среди акционеров реорганизуемого юридического лица от уменьшения уставного капитала путем снижения номинальной стоимости акций с передачей акционерам принадлежащих юридическому лицу эмиссионных ценных бумаг, размещенных другим юридическим лицом.

5. Реорганизация влияет (может повлиять) на существо, объем и денежную оценку имущественных прав участников реорганизуемого юридического лица.

6. Реорганизация влечет за собой или может повлечь изменение состава участников реорганизуемого юридического лица (юридических лиц).

В ходе реорганизации не может увеличиться количество участников по отношению к сумме участников реорганизуемых юридических лиц. Уменьшение возможно только при несогласии отдельных акционеров участвовать в процедурах реорганизации и их выходе из реорганизуемого юридического лица.

7. В ходе реорганизации меняется или может быть изменена структура уставного капитала реорганизуемого юридического лица.

8. Реорганизация не может затрагивать вещных прав участников реорганизуемого юридического лица (кроме прав на акции реорганизуемого юридического лица и кроме случая получения денежных средств при выходе акционера из реорганизуемого юридического лица), не связанных с вещными правами на ценные бумаги.

Резюмируя вышеизложенные точки зрения, можно дать следующее понятие реорганизации юридического лица: реорганизацией признается процедура, являющая собой механизм трансформации юридической привязки прав и обязанностей на участвующие в обороте объекты, опосредующая переход в порядке правопреемства прав и обязанностей от одного или нескольких юридических лиц (правопредшественников) к другому (другим) возникающим и (или) остающимся юридическим лицам (правопреемникам), влекущая за собой изменение организационно – правовой формы и (или) изменения в составе или структуре имущества реорганизуемого юридического лица (юридических лиц).

Реорганизация юридического лица осуществляется в таких формах, как:

1) слияние нескольких юридических лиц в одно;

2) присоединение одного или нескольких юридических лиц к другому;

3) разделение юридического лица на несколько самостоятельных организаций;

4) выделение из состава юридического лица (не прекращающего при всём этом своей деятельности) одного или нескольких новых юридических лиц;

5) преобразование юридического лица из одной организационно – правовой формы в другую (п. 1 ст. 57 ГК РФ).

Во всех этих случаях, за исключением выделения, прекращается деятельность, по крайней мере, одного юридического лица, однако при всём этом все его права и обязанности переходят к вновь созданным (а в случаях присоединения – к существующим) юридическим лицам в порядке правопреемства, причем универсального (во всей своей совокупности).

Правопреемство происходит и при выделении, ибо к вновь создаваемому (выделяющемуся) юридическому лицу и в этом случае должна переходить часть всех прав и обязанностей остающегося юридического лица (а не только его долги или, наоборот, имущественные активы).

Следовательно, реорганизация юридического лица влечет появление универсального правопреемства (даже не будучи связанной с прекращением его деятельности в случае выделения или при отсутствии нового юридического лица в случаях присоединения или преобразования).

Приведем пример из судебно – арбитражной практики.

Так, 22 октября 2012 года между ООО «Ресурс» и ООО «Краснооктябрьская Управляющая Компания «ЖКХ Сервис» был заключен в письменной форме договор на отпуск питьевой воды и прием сточных вод, по условиям которого истец принял на себя обязательство обеспечивать абонента питьевой водой и принимать сточные воды в пос. Краснооктябрьский Медведевского района Республики Марий Эл, а абонент был обязан оплачивать полученную воду и сброс стоков на условиях, предусмотренных договором. Договор заключен с 1 января 2013 года до 31 декабря 2013 года (л. д. 23 – 26).

Кроме того, 22 октября 2012 года ООО «Ресурс» и ООО «Краснооктябрьская Управляющая Компания «ЖКХ Сервис» заключили договор купли – продажи тепловой энергии, теплоносителя и прием сточных вод, по которому истец как энергоснабжающая организация принял на себя обязательство отпустить тепловую энергию в виде горячей воды для нужд отопления и горячего водоснабжения и принять стоки от объектов недвижимого имущества в пос. Краснооктябрьский Медведевского района Республики Марий Эл, а абонент обязался оплатить потребленную энергию, теплоноситель и стоки в сроки и на условиях, установленных договором. Договор заключен с 1 января 2013 года до 31 декабря 2013 года (л. д. 19 – 22).

4 апреля 2013 года ООО «Краснооктябрьская Управляющая Компания «ЖКХ Сервис» прекратило деятельность путем реорганизации в форме присоединения к ООО Медведевской управляющей компании «Жилищно – коммунальный сервис».

Согласно п. 2 ст. 58 ГК РФ при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом. Поэтому права и обязанности ООО «Краснооктябрьская Управляющая Компания «ЖКХ Сервис» по неисполненным обязательствам перешли к ООО Медведевской управляющей компании «Жилищно – коммунальный сервис», как к полному правопреемнику. Именно с нее АС РМЭ взыскал в пользу ООО «Ресурс» договорную неустойку в размере 369 662 руб. 08 коп.

Почти во всех случаях реорганизации (кроме присоединения) возникают новые юридические лица, в связи с чем реорганизацию можно считать способом не только прекращения, но и возникновения юридических лиц. Таким образом, при реорганизации имеет место:

– либо прекращение юридических лиц (присоединение);

– либо возникновение юридических лиц (выделение);

– либо и то и другое (слияние, разделение, преобразование).

Вместе с тем российскому праву неизвестна реорганизация, при которой юридические лица не прекращаются и (или) не возникают. Такая «реорганизация», предлагаемая в юридической литературе на базе зарубежного опыта, осуществляется главным образом с целью отчуждения «готового бизнеса» или его части путем передачи одним юридическим лицом всех или части (комплекса) своих прав и обязанностей другому или другим, уже существующим юридическим лицам , что может поставить в сложное положение кредиторов «реорганизованного» таким способом юридического лица.

Особый случай реорганизации представляет собой преобразование, которое формально состоит в прекращении деятельности одного юридического лица и возникновении на его имущественной базе другого. Фактически же, в том числе и с имущественной точки зрения, юридическое лицо продолжает существовать, лишь меняя свою «одежду» (организационно – правовую форму).

Действующий закон в отдельных случаях допускает возможность использования преобразования с целью изменения юридическим лицом своего «видового» статуса путем «превращения» коммерческой организации в некоммерческую и наоборот. Так, акционерное общество может преобразоваться в некоммерческое партнерство, а последнее (как и учреждение, ассоциация и союз) может преобразоваться в любое хозяйственное общество; унитарное предприятие может быть преобразовано в государственное или муниципальное учреждение.

Обычно реорганизация юридического лица проводится им добровольно, по решению его учредителей либо уполномоченного на то учредительными документами его органа, например общего собрания его участников. Добровольная реорганизация в форме слияния, присоединения или преобразования в предусмотренных законом случаях может осуществляться с предварительного согласия государственных органов (п. 3 ст. 57 ГК РФ ).

Такое согласие требуется, например, получить от антимонопольных органов, контролирующих появление хозяйствующих субъектов, которые могли бы занять доминирующее положение на товарном рынке.

В случаях, прямо предусмотренных законом, реорганизация в форме разделения и выделения может осуществляться принудительно, по решению суда. Так, коммерческие организации, занимающие доминирующее положение на каком – либо товарном рынке, в случае систематического осуществления ими монополистической деятельности по иску антимонопольного органа могут быть подвергнуты судом принудительной реорганизации в форме разделения или выделения.

Реорганизация юридических лиц оформляется либо передаточным актом (балансом) (в случаях слияния, присоединения и преобразования), либо разделительным балансом (в случаях разделения и выделения) (ст. 58 ГК РФ ).

В передаточном акте или в разделительном балансе должны содержаться положения о правопреемстве по всем без исключения правам и обязанностям реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и оспариваемые сторонами обязательства (п. 1 ст. 59 ГК РФ ).

Соблюдение этого правила призвано обеспечить как универсальный характер правопреемства, так и, главное, полную ясность относительно всех правоотношений, участником которых являлось реорганизованное юридическое лицо. Очевидно, что оно установлено прежде всего в интересах кредиторов юридического лица с тем, чтобы их требования не «затерялись» в ходе реорганизации.

Процесс реорганизации вообще таит в себе значительные опасности для кредиторов – контрагентов реорганизуемых юридических лиц. Так, они могут столкнуться с ситуацией, когда имеющиеся перед ними у юридического лица обязательства после его разделения или выделения окажутся переданными в наибольшей мереслабым в имущественном отношении преемникам. Присоединение или слияние грозит кредиторам увеличением их числа, отнюдь не обязательно сопровождающимся увеличением имущества должника (если, например, имущество присоединяемого юридического лица уже обременено многочисленными долгами).

Изменение организационно – правовой формы в результате преобразования может повлечь исключение дополнительной ответственности участников юридического лица перед кредиторами (например, при преобразовании производственного кооператива в общество с ограниченной ответственностью).

Поэтому закон требует, чтобы реорганизуемое юридическое лицо опубликовало уведомление о своей реорганизации для сведения кредиторов, а последние вправе по общему правилу требовать досрочного исполнения или прекращения соответствующих обязательств и возмещения возникших убытков (п. 1 и п. 2 ст. 60 ГК РФ ).

Данные правила составляют важнейшие юридические гарантии прав и интересов кредиторов реорганизуемого юридического лица. Если же кредитор не воспользовался указанным правом, место реорганизованного юридического лица в обязательстве перед ним занимает правопреемник, определяемый на основании передаточного акта или разделительного баланса. Поэтому после утверждения названных документов лицами или органами, принявшими решение о реорганизации, они должны быть представлены для государственной регистрации вместе с учредительными документами вновь возникших юридических лиц . Непредставление этих документов для регистрации либо отсутствие в них положений о правопреемстве в отношении обязательств реорганизованного юридического лица влекут отказ в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (абз. 2 п. 2 ст. 59 ГК РФ), т.е. по сути непризнание состоявшейся реорганизации. Вновь созданные в результате реорганизации или продолжающие деятельность юридические лица несут солидарную ответственность перед кредиторами реорганизованного юридического лица (п. 4 ст. 60 ГК РФ).

Таким образом, в ходе реорганизации юридических лиц осуществляется всесторонняя защита интересов кредиторов.

Реорганизация считается завершенной (состоявшейся) с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц, а в случае присоединения – с момента государственной регистрации прекращения деятельности присоединенного юридического лица (п. 4 ст. 57 ГК РФ).

3. Актуальные проблемы правового регулирования прекращения деятельности юридического лица и пути их решения

Прежде чем рассматривать актуальные проблемы правового регулирования прекращения деятельности юридического лица, необходимо отметить, что сегодня на рассмотрении Госдумы РФ находится Проект ФЗ № 47538–6/2 (в ноябре 2013 года ожидается второе чтение), которым предусмотрено внесение существенных изменений в параграф 1 «Основные положения» главы 4 «Юридические лица» подраздела 2 «Лица» раздела 1 «Общие положения» ГК РФ.

Проект ФЗ № 47538–6/2 является вторым из законопроектов, на которые разделен исходный Проект ФЗ № 47538–6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» , принятый в первом чтении.

Напомним, что 16 ноября 2012 года ГД ФС РФ приняла Постановление № 1150–6 ГД, которым был изменен порядок рассмотрения исходного Проекта ФЗ № 47538–6 о внесении изменений в ГК РФ . Согласно Постановлению ГД ФС РФ от 16 ноября 2012 года № 1150–6 ГД, Проект ФЗ № 47538–6 рассматривается по частям.

В настоящее время вступили в силу:

1) с 4 марта 2013 года – Федеральный закон от 30 декабря 2012 года № 302–ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (в редакции от 4 марта 2013 года) (Проект ФЗ № 47538–6/1);

2) с 1 сентября 2013 года – Федеральный закон от 7 мая 2013 года № 100–ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (Проект ФЗ № 47538–6/4);

3) с 1 октября 2013 года – Федеральный закон от 2 июля 2013 года № 142–ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (Проект ФЗ № 47538–6/3);

4) с 1 ноября 2013 года – Федеральный закон от 30 сентября 2013 года № 260–ФЗ «О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации» (Проект ФЗ № 47538–6/6).

Ко II чтению 11 октября 2013 года ГД ФС РФ подготовила Проект Федерального закона № 47538–6/7 «О внесении изменений в части вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Таким образом, из так называемой «первой волны» законодательных изменений, вносимых в ГК РФ (Проекты ФЗ № 47538–6/1, № 47538–6/2, № 47538–6/3, № 47538–6/4 , № 47538–6/6), только Проект ФЗ № 47538–6/2 до сих пор не подписан Президентом РФ.

Проект ФЗ № 47538–6/2 предусматривает внесение поправок главным образом в гл. 4 части первой ГК РФ, в которой содержатся основы правового регулирования юридических лиц.

Проанализируем основные изменения в части реорганизации и ликвидации юридических лиц, вносимые в гл. 4 части первой ГК РФ Проектом ФЗ № 47538–6/2.

По вопросам реорганизации юридического лица в Проекте ФЗ № 47538–6/2 предусмотрены существенные изменения. Прежде всего, следует отметить, что Проектом ФЗ № 47538–6/2 установлена возможность признать реорганизацию недействительной или несостоявшейся. Так же ст. 57 ГК РФ планируется дополнить новыми видами реорганизации комплексного характера, в частности, в эту статью предлагается включить совмещенную реорганизацию, которая ранее была предусмотрена исключительно для акционерных обществ.

Из абсолютных нововведений следует отметить возможность реорганизации одновременно более двух юридических лиц, в том числе и в различной организационно – правовой форме. Ранее законодательство не предусматривало такой возможности.

Проектом ФЗ № 47538–6/2 установлены некоторые ограничения такой реорганизации. В п. 1 ст. 57 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 указано, что реорганизация с участием более двух юридических лиц, в том числе относящихся к различным организационно – правовым формам, допускается, если ГК РФ или законом разрешается преобразование юридического лица одной формы в юридическое лицо другой формы.

В Проекте ФЗ № 47538–6/2 установлен запрет на преобразование коммерческого юридического лица в некоммерческое и наоборот. Ограничения были предусмотрены для унитарных предприятий, а также государственных и муниципальных учреждений, некоммерческих корпораций (кроме общественных организаций).

Иные ограничения этого правила могут быть установлены федеральными законами.

Эти нормы направлены на запрет искажения юридической природы и законодательного деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации, который в конечном счете способствует максимальной защите имущественных интересов их кредиторов и всех участников гражданского оборота (п. п. 3.5 – 3.7 разд. III Концепции ).

Проект ФЗ № 47538–6/2 содержит подробное регулирование вопросов, связанных с предоставлением гарантий прав кредиторов реорганизуемого юридического лица (ст. 60 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2).

На то, что данный вопрос, по мнению разработчиков Проекта ФЗ № 47538–6/2, является самым важным в сфере реорганизации юридических лиц, указывается в п. 3.1 разд. III Концепции.

В п. 5 ст. 60 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 установлена солидарная ответственность вновь созданного юридического лица по долгам старого общества в случае невозможности определить правопреемника по обязательству юридического лица или в случае недобросовестного распределения активов между ними, если это привело к существенному нарушению интересов кредиторов.

Эта норма вызвала возражения со стороны предпринимателей, указавших на расплывчатость формулировок Проекта ФЗ № 47538–6/2 в этой части, которая может породить неопределенность в правоприменении данных норм. При этом законодатель, по всей видимости, посчитал опасения предпринимателей необоснованными и не поддержал их предложения.

Следует отметить, что Проект ФЗ № 47538–6/2 предусматривает специальное регулирование последствий признания реорганизации недействительной и несостоявшейся (ст. 60.1 и ст. 60.2 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 ).

Ранее законодательство не имело специальных норм о регулировании правоотношений, складывающихся в таких ситуациях.

В п. 1 ст. 60.1 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 указано, что реорганизация юридического лица может быть признана недействительной по требованию участников реорганизуемого юридического лица, а также иных лиц, не являющихся участниками юридического лица, если такое право им предоставлено законом. Срок предъявления в суд требования о признании реорганизации устанавливается равным трем месяцам после окончания реорганизации, если иной срок не предусмотрен законом.

В случае признания реорганизации недействительной не происходит ликвидация вновь образовавшихся юридических лиц (п. 2 ст. 60.1 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2).

Также не признаются недействительными сделки, заключенные такими юридическими лицами.

Проект ФЗ № 47538–6/2 предусматривает и иные последствия признания реорганизации юридического лица недействительной. В п. 4 ст. 60.1 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 установлено, что в этом случае у участника реорганизованного юридического лица, голосовавшего против решения о реорганизации, признанного судом недействительным, или не принимавшего участия в голосовании, а также у кредиторов реорганизованного юридического лица появляется право на возмещение убытков.

Данная обязанность по возмещению убытков возникает у лиц, которые в соответствии с законом несут субсидиарную ответственность по обязательствам юридического лица, образованного в результате реорганизации. Эти лица, а также образованные в результате признанной недействительной реорганизации юридические лица отвечают перед участниками и кредиторами реорганизованного лица солидарно (п. 4 ст. 60.1 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2).

Совершенно иные последствия возникают в случае признания реорганизации корпорации несостоявшейся (ст. 60.2 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2).

В этом случае:

– восстанавливаются юридические лица, существовавшие до реорганизации;

– одновременно прекращается существование вновь созданных юридических лиц, о чем делается запись в ЕГРЮЛ;

– сделки вновь созданных юридических лиц с лицами, добросовестно полагавшимися на правопреемство, сохраняют силу для восстановленных юридических лиц;

– переход прав и обязанностей признается несостоявшимся, за исключением перехода прав и обязанностей в пользу вновь созданного юридического лица от должников, добросовестно полагавшихся на правопреемство на стороне кредитора;

– участники ранее существовавшего юридического лица признаются обладателями долей участия в нем в том размере, в котором доли принадлежали им до реорганизации, а при смене участников юридического лица в ходе такой реорганизации или по ее окончании доли участников ранее существовавшего юридического лица возвращаются им по правилам, предусмотренным п. 2 ст. 65.2 ГК РФ.

Следует отметить, что реорганизация корпорации может быть признана несостоявшейся только по решению суда по требованию участника корпорации, голосовавшего против решения о реорганизации этой корпорации или не принимавшего участия в голосовании по этому вопросу (п. 1 ст. 60.2 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2).

По вопросам ликвидации юридического лица в Проекте ФЗ № 47538–6/2 также предусмотрены существенные изменения. Прежде всего, следует отметить, что Проектом ФЗ № 47538–6/2 упрощается очередность удовлетворения требований кредиторов ликвидируемого юридического лица.

Проектом ФЗ № 47538–6/2 также вводится новое регулирование ликвидации юридического лица. В частности, предусмотрен перечень оснований для ликвидации в судебном порядке (п. 3 ст. 61 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2).

Так, лицо может быть ликвидировано в следующих случаях:

– признания государственной регистрации юридического лица недействительной, в том числе в связи с допущенными при его создании грубыми нарушениями закона, если эти нарушения носят неустранимый характер;

– осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) или при отсутствии обязательного членства в саморегулируемых организациях;

– осуществления деятельности, запрещенной законом, либо с нарушением Конституции РФ, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов;

– систематического осуществления общественной организацией, благотворительным и иным фондом, религиозной организацией деятельности, противоречащей ее уставным целям, а также в иных случаях, предусмотренных законом.

В п. 12 Замечаний РСПП указывалось на чрезмерно обтекаемую формулировку одного из оснований ликвидации юридического лица: «…в связи с неоднократными или грубыми нарушениями закона и иных правовых актов». Как можно видеть из Заключения ПУ Аппарата ГД ФС РФ «По проекту Федерального закона № 47538–6/2 «О внесении изменений в главу четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статью 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (второе чтение)» законодатель не поддержал опасения предпринимателей.

Во внесудебном порядке юридическое лицо может быть ликвидировано по решению его участников либо органа юридического лица, уполномоченного на то уставом (п. 2 ст. 61 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2).

Проект ФЗ № 47538–6/2 существенно упрощает очередность удовлетворения требований кредиторов при ликвидации юридического лица. В действующей редакции ГК РФ предусмотрено четыре очереди кредиторов , тогда как действующее законодательство о несостоятельности (банкротстве) предусматривает три очереди . О необходимости унификации названных норм указывалось в п. 3.12 разд. III Концепции .

В п. 1 ст. 64 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 установлено следующее:

– в первую очередь производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также по требованиям о компенсации морального вреда;

– во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и по оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности;

– в третью очередь удовлетворяются требования других кредиторов.

Закреплена норма об исключении из государственного реестра недействующего юридического лица (ст. 64.2 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2).

Ранее такая норма содержалась только в ст. 21.1 Закона о госрегистрации .

Согласно Проекту ФЗ № 47538–6/2 признается фактически прекратившим свою деятельность (недействующим) такое юридическое лицо, которое в течение последних 12 месяцев не представляло отчетность, предусмотренную российским законодательством о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету. Такое юридическое лицо может быть исключено из ЕГРЮЛ, что влечет правовые последствия, установленные для ликвидации юридических лиц (п. 2 ст. 64.2 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 ).

Таким образом, по вопросам реорганизации и ликвидации юридического лица в Проекте ФЗ № 47538–6/2 предусмотрены существенные изменения. Из в наибольшей мереважных нововведений следует отметить, что Проектом ФЗ № 47538–6/2 установлена возможность признать реорганизацию недействительной или несостоявшейся, им также упрощается очередность удовлетворения требований кредиторов ликвидируемого юридического лица.

Вместе с тем, следует согласиться с А.В. Габовым, что действующее российское законодательство о прекращении деятельности юридического лица еще находится на стадии своего становления, страдает определенными пробелами и внутренними противоречиями , подтверждением чему являются предложенные Проектом ФЗ № 47538–6/2 изменения в части реорганизации и ликвидации юридических лиц. При этом и Проектом ФЗ № 47538–6/2 не учтены ряд проблем, требующих законодательного разрешения.

К этим проблемам, не нашедшим законодательного разрешения в Проекте ФЗ № 47538–6/2, относятся:

1) проблема, связанная с реализацией гарантий прав кредиторов при реорганизации в форме выделения юридических лиц;

2) проблема, связанная с унификацией норм ГК РФ о ликвидации и норм Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) о конкурсном производстве;

3) проблема, связанная с унификацией норм ГК РФ о ликвидации и норм Закона о госрегистрации об исключении юридических лиц, фактически прекративших свою деятельность, из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа;

4) проблема, связанная с возможностью совершения незаконной, притворной реорганизации в форме выделения в целях неисполнения обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов).

1. Проблема, связанная с реализацией гарантий прав кредиторов при реорганизации в форме выделения юридических лиц.

Согласно Концепции при реорганизации в форме разделения или выделения юридических лиц отсутствие в разделительном балансе или в передаточном акте упоминания о какой – либо обязанности реорганизуемого юридического лица должно влечь солидарную ответственность по ней всех его правопреемников . В развитие данной идеи в Проекте ФЗ № 47538–6/2 предложена новая редакция ст. 60 ГК РФ с уточнениями и дополнениями, согласно которой привлечь вновь созданные юридические лица к солидарной ответственности представляется возможным в двух случаях: 1) когда передаточный акт не позволяет определить правопреемника по обязательству юридического лица; 2) когда из передаточного акта или иных доказательств следует, что при реорганизации недобросовестно распределены активы и обязательства реорганизуемых юридических лиц, что привело к существенному нарушению интересов кредиторов . При этом данные гарантии предоставляются кредитору вне зависимости от формы реорганизации. В отношении выделения, по мнению З.В. Галазовой, данная позиция кажется не вполне оправданной и логичной, поскольку при такой форме реорганизации юридическое лицо продолжает свое существование, а следовательно, те права и обязанности, которые не были переданы выделившемуся лицу или лицам и не указаны в передаточном акте, должны считаться оставшимися на балансе у юридического лица, из которого произошло выделение . Исключение должны составлять случаи, когда оставшиеся у правопредшественника средства являются неликвидными, а реорганизация проведена в целях вывода активов.

В связи с высказанными замечаниями, З.В. Галазовой предлагается законодательно закрепить в ст. 60 ГК РФ следующие нормы. В случае реорганизации в форме выделения при отсутствии в передаточном акте упоминания о каком – либо праве или обязанности реорганизуемого юридического лица они должны считаться оставшимися на балансе лица, из которого произошло выделение. В случае, когда реорганизация в форме выделения произведена в целях вывода активов с допущением нарушения принципа справедливого распределения активов и обязательств при утверждении передаточного акта, в результате которой у реорганизуемого юридического лица недостаточно имущества для исполнения обязательств, возникших до опубликования уведомления о реорганизации, вновь возникшие юридические лица, а также юридическое лицо, из состава которого произошло выделение, несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами.

Представляется, что выдвинутое З.В. Галазовой предложение о законодательном закреплении в ст. 60 ГК РФ вышеперечисленных норм является целесообразным, способным разрешить проблему, связанную с реализацией гарантий прав кредиторов при реорганизации в форме выделения юридических лиц.

2. Проблема, связанная с унификацией норм ГК РФ о ликвидации и норм Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) о конкурсном производстве.

Одной из очевидных задач, которую преследуют разработчики Проекта ФЗ № 47538–6/2, является унификация норм ГК РФ о ликвидации и норм Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) о конкурсном производстве. В частности, Проектом ФЗ № 47538–6/2 предлагается практически полностью продублировать в п. 1 ст. 64 ГК РФ очередность удовлетворения требований кредиторов, закрепленную п. 4 ст. 134 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года).

При этом существенно отличаются нововведения Проекта ФЗ № 47538–6/2 от норм Федерального закона № 127–ФЗ (ст. 138) применительно к удовлетворению требований кредиторов ликвидируемого юридического лица по обязательствам, обеспеченным залогом его имущества.

Проектом ФЗ № 47538–6/2 предлагается закрепить в п. 6 ст. 61 ГК РФ абз. 1 в следующей редакции: «Юридические лица, указанные в законодательстве о несостоятельности (банкротстве), по решению суда могут быть признаны несостоятельными (банкротами) и ликвидированы в случаях и порядке, которые предусмотрены этим законодательством» . При этом действующая редакция Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) (п. 2 ст. 1) отсылает по вопросу о том, какие юридические лица могут быть признаны банкротами, к ГК РФ, который и определяет круг таких лиц (п. 4 ст. 61, п. 1 ст. 65 ).

Между тем внесения каких – либо изменений в Федеральный закон № 127–ФЗ Проект ФЗ № 47538–6/2 не предполагает. Более того, Проектом ФЗ № 47538–6/2 предлагается в п. 6 ст. 61 ГК РФ предусмотреть абз. 2 следующего содержания: «Общие правила о ликвидации юридических лиц, содержащиеся в настоящем Кодексе, применяются к ликвидации юридического лица в порядке конкурсного производства в случаях, когда настоящим Кодексом или законодательством о несостоятельности (банкротстве) не установлены иные правила».

Понять стремление авторов Проекта ФЗ № 47538–6/2 закрепить приоритет норм ГК РФ над нормами Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) можно. При этом, по мнению А.А. Чукреева, данное стремление законодателя является непоследовательным . Правильнее, по мнению А.А. Чукреева, которое мы разделяем, было бы, как раз наоборот, продумать и предусмотреть по определенным вопросам, связанным с ликвидацией юридических лиц, приоритет Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; именно на такой подход с использованием аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ) ориентирует п. 24 Постановления Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» .

На основе изложенного, в целях унификации норм ГК РФ о ликвидации и норм Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) о конкурсном производстве, предлагается:

1) исключить из п. 6 ст. 61 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 абзац второй;

2) дополнить п. 2 ст. 1 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) абзацем вторым следующего содержания: «Общие правила о ликвидации юридических лиц, содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации, применяются к ликвидации юридического лица в порядке конкурсного производства в случаях, когда законодательством о несостоятельности (банкротстве) не установлены иные правила.».

3. Проблема, связанная с унификацией норм ГК РФ о ликвидации и норм Закона о госрегистрации об исключении юридических лиц, фактически прекративших свою деятельность, из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа.

Еще одной задачей, которую преследуют разработчики Проекта ФЗ № 47538–6/2, является унификация норм ГК РФ о ликвидации и норм, появившихся в Законе о госрегистрации в 2005 г., – об исключении юридических лиц, фактически прекративших свою деятельность, из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа. Правоприменительная практика рассматривает порядок такого исключения в качестве особого способа прекращения юридических лиц , так как ГК РФ предусматривает в качестве принудительной ликвидации только ликвидацию по решению суда, не распространяя ее порядок на это исключение.

Авторы Проекта ФЗ № 47538–6/2, очевидно, желая «легализовать» указанное исключение юридических лиц из ЕГРЮЛ в качестве разновидности ликвидации, предлагают закрепить в ст. 61 ГК РФ п. 7, который бы воспроизводил дословно те признаки недействующих юридических лиц, которые предусмотрены п. 1 ст. 21.1 Закона о госрегистрации, с добавлением того, что соответствующее исключение производится «в порядке, предусмотренном законом о государственной регистрации юридических лиц» . При этом, по справедливому замечанию А.А. Богомолова, ничего нового, кроме дублирования положений другого закона, это в ГК РФ не внесет .

Кроме того, в 2007 г. появился еще один «нетрадиционный» способ прекращения юридических лиц – прекращение унитарного предприятия и государственного или муниципального учреждения в связи с отчуждением их имущества в случаях, предусмотренных федеральными законами (ст. 21.2 Закона о госрегистрации).

Несмотря на явное стремление авторов Проекта ФЗ № 47538–6/2 к распределению способов прекращения юридических лиц под рубриками «ликвидация» или «реорганизация», про это, появившееся в 2007 г. прекращение они, по мнению А.А. Чукреева , «забыли», ведь общий порядок ликвидации по ГК РФ к нему неприменим, и Проект ФЗ № 47538–6/2 такое положение вещей не меняет.

Изложенное доказывает о необходимости исключения из ст. 61 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 пункта седьмого.

4. Проблема, связанная с возможностью совершения незаконной, притворной реорганизации в форме выделения в целях неисполнения обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов).

Вывод о том, что законодатель допускает возможность совершения незаконной, притворной реорганизации в форме выделения в целях неисполнения обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов), вытекает из анализа нормы, содержащейся в п. 8 ст. 50 НК РФ . Казалось бы, ст. 50 НК РФ содержит четкие правовые последствия реорганизации в форме выделения. По решению суда, выделенные юридические лица, созданные в результате реорганизации, направленной «на неисполнение обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов), …могут солидарно исполнять обязанность по уплате налогов (пеней, штрафов) реорганизованного лица» . При этом исходя из буквального толкования нормы, следует, что и по решению суда реорганизованные лица приобретают возможность, а не обязанность (и тем более ответственность) по исполнению обязательств.

При признании незаконности реорганизации в форме выделения в целях неисполнения обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов), т.е. когда налогоплательщик намеренно создал ситуацию, при которой у него нет возможности исполнить в полном объеме свои обязанности, передав активы выделенной организации, которая, в свою очередь, их исполнять вовсе не обязана, а лишь вправе, вопрос об ответственности виновных лиц остается открытым, как и факт признания соответствующих действий злоупотреблением правом, т.е. совершенных исключительно с намерением причинить вред другому лицу.

Признание выделения реорганизацией, направленной на неисполнение налогового обязательства, происходит в судебном порядке. Например, такое признание было сделано в связи с реорганизацией ГУ РМЭ «Оршанский лесхоз» (т. 1 л. д. 19) . Может ли оно являться основанием для признания реорганизации недействительной, несостоявшейся с ликвидацией созданных юридических лиц или же, соглашаясь с судебной практикой, следует ограничиться возможностью привлечения к солидарной ответственности. Исходя из того, что в действующем законодательстве, так же как и в предложенных Проектом ФЗ № 47538–6/2 изменениях, кредитору не предоставляется право на обращение в суд с иском о признании реорганизации несостоявшейся, недействительной, даже в случаях, когда в судебном порядке она признана незаконной, максимальной санкцией за подобную реорганизацию является привлечение к солидарной ответственности.

Таким образом, реорганизация может быть незаконной, притворной и оставаться таковой при условии возможности устранения допущенных нарушений и до тех пор, пока ее не обжалуют лица, обладающие таким правом. Если злоупотребление правом и наличие в гражданском обороте ненадлежаще созданного субъекта никому не мешают, то последствия и результат этого могут иметь место. Следовательно, законодатель исходил из неприменения к реорганизации общих правил о сделке, согласно которым мнимые и притворные сделки признаются недействительными (ничтожными).

Если к основаниям для отмены реорганизации можно отнести неустранимые нарушения законодательства, то здесь они в принципе являются устранимыми, поскольку имеется возможность восстановления справедливости на участке нарушенной правовой действительности путем возложения указанных обязательств на выделенную организацию.

Для минимизации случаев злоупотребления правовыми конструкциями реорганизации, в перечень видов налоговых правонарушений, З.В. Галазовой предлагается включить проведение реорганизации с целью, направленной на неисполнение обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов) . Как справедливо заметил А.А. Захаров, уплата налогов – это не обязательство в гражданско – правовом смысле, это – обязанность .

С учетом изложенного, представляется целесообразным внести изменения в п. 8 ст. 50 НК РФ, в котором указать, что в случае признания направленности реорганизации на неисполнение обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов) на выделившиеся юридические лица может быть возложена ответственность солидарно исполнять обязанность по уплате налогов (пеней, штрафов) реорганизованного лица.

Заключение

Таким образом, изложенное в выпускной квалификационной работе, позволяет сделать следующие теоретические и практические выводы:

1. Законодатель не оперирует термином «прекращение юридического лица» или «прекращение деятельности юридического лица», вместо этого, в ГК РФ используется выражение «юридическое лицо считается прекратившим свою деятельность». Хотя, ГК РСФСР 1964 года содержал отдельную статью, посвященную прекращению юридических лиц (ст. 37).

2. Данная в первой главе выпускной квалификационной работы общеправовая характеристика прекращения деятельности юридического лица показала, что ГК РФ и целый ряд федеральных законов указывают, что прекращение выступает в качестве: а) следствия реализации определенного юридического состава и одновременно б) юридического факта, завершающего юридический состав. То есть прекращение, выступая юридическим фактом, есть следствие реализации процесса ликвидации юридического лица (ликвидация рассматривается как юридический состав, в котором прекращение выступает завершающим этапом в этом составе) или реорганизации юридического лица.

3. Прекращение существования юридического лица связано с прекращением правосубъектности юридического лица, прекращение деятельности юридического лица, по большей части, носит временный характер, направленный на ограничение правоспособности юридического лица со стороны уполномоченных государственных органов.

4. При любом правовом режиме ликвидации главным правовым последствием выступает прекращение юридического лица, которое осуществляется путем внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ. Это отличает ликвидацию от реорганизации, где прекращение реорганизуемого лица (одного из реорганизуемых лиц) вторично, а главное юридическое последствие – создание нового юридического лица.

5. Ликвидация юридического лица – это юридическая процедура, представляющая собой целостную структурированную систему последовательных взаимосвязанных правоотношений (элементов), находящихся в динамике, в основе возникновения, изменения или прекращения которых лежит комплекс различных юридических фактов и фактических составов. Данная юридическая процедура влечет абсолютное прекращение юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим лицам, сопровождается рядом определенных действий органов юридического лица, его представителей, органов государственной власти и завершается внесением соответствующей записи в ЕГРЮЛ об исключении организации.

6. По общему правилу, юридическое лицо может быть ликвидировано как в добровольном, так и в принудительном (судебном) порядке на основании судебного акта. Добровольная ликвидация юридического лица возможна по решению учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то уставом. Принудительная ликвидация юридического лица осуществляется по решению суда в случаях, предусмотренных ст. 61 ГК РФ.

7. Реорганизация юридического лица – это процедура, представляющая собой механизм трансформации юридической привязки прав и обязанностей на участвующие в обороте объекты, опосредующая переход в порядке правопреемства прав и обязанностей от одного или нескольких юридических лиц (правопредшественников) к другому (другим) возникающим и (или) остающимся юридическим лицам (правопреемникам), влекущая за собой изменение организационно – правовой формы и (или) изменения в составе или структуре имущества реорганизуемого юридического лица (юридических лиц)

8. Реорганизация юридического лица осуществляется в таких формах, как: 1) слияние нескольких юридических лиц в одно; 2) присоединение одного или нескольких юридических лиц к другому; 3) разделение юридического лица на несколько самостоятельных организаций; 4) выделение из состава юридического лица (не прекращающего при всём этом своей деятельности) одного или нескольких новых юридических лиц; 5) преобразование юридического лица из одной организационно – правовой формы в другую (п. 1 ст. 57 ГК РФ).

Реорганизация юридического лица влечет появление универсального правопреемства (даже не будучи связанной с прекращением его деятельности в случае выделения или при отсутствии нового юридического лица в случаях присоединения или преобразования).

9. По вопросам реорганизации и ликвидации юридического лица в Проекте ФЗ № 47538–6/2 предусмотрены существенные изменения.

Из в наибольшей мереважных нововведений следует отметить, что Проектом ФЗ № 47538–6/2 установлена возможность признать реорганизацию недействительной или несостоявшейся, им также упрощается очередность удовлетворения требований кредиторов ликвидируемого юридического лица.

Вместе с тем, анализ основных положений, вносимых Проектом ФЗ № 47538–6/2 в гл. 4 части первой ГК РФ, показал, что он обошел стороной ряд проблем, о которых давно пишется в юридической литературе. К этим проблемам, не нашедшим законодательного разрешения в Проекте ФЗ № 47538–6/2, относятся:

1) проблема, связанная с реализацией гарантий прав кредиторов при реорганизации в форме выделения юридических лиц;

2) проблема, связанная с унификацией норм ГК РФ о ликвидации и норм Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) о конкурсном производстве;

3) проблема, связанная с унификацией норм ГК РФ о ликвидации и норм Закона о госрегистрации об исключении юридических лиц, фактически прекративших свою деятельность, из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа;

4) проблема, связанная с возможностью совершения незаконной, притворной реорганизации в форме выделения в целях неисполнения обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов).

10. В целях разрешения этих проблем, с учетом предложений, выдвинутых А.А. Богомоловым , З.В. Галазовой , А.А. Захаровым и А.А. Чукреевым , и которые мы разделяем, предлагается вне¬сти следующие изменения и дополнения в гражданское и налоговое законодательство Российской Федерации:

1. В целях разрешения проблемы, связанной с реализацией гарантий прав кредиторов при реорганизации в форме выделения юридических лиц, с учетом предложения, выдвинутого З.В. Галазовой , и которое мы разделяем, предлагается дополнить подпункт 1 п. 3 ст. 60 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 абзацем вторым и изложить его в следующей редакции:

«1) при реорганизации в форме разделения или выделения юридические лица, образовавшиеся в результате такой реорганизации, несут перед кредитором солидарную ответственность.

В случае реорганизации в форме выделения при отсутствии в передаточном акте упоминания о каком – либо праве или обязанности реорганизуемого юридического лица они должны считаться оставшимися на балансе лица, из которого произошло выделение. В случае, когда реорганизация в форме выделения произведена в целях вывода активов с допущением нарушения принципа справедливого распределения активов и обязательств при утверждении передаточного акта, в результате которой у реорганизуемого юридического лица недостаточно имущества для исполнения обязательств, возникших до опубликования уведомления о реорганизации, вновь возникшие юридические лица, а также юридическое лицо, из состава которого произошло выделение, несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами;».

2. В целях разрешения проблемы, связанной с унификацией норм ГК РФ о ликвидации и норм Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) о конкурсном производстве, с учетом предложения, выдвинутого А.А. Чукреевым , и которое мы разделяем, предлагается:

1) исключить из п. 6 ст. 61 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 абзац второй;

2) дополнить п. 2 ст. 1 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) абзацем вторым следующего содержания:

«Общие правила о ликвидации юридических лиц, содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации, применяются к ликвидации юридического лица в порядке конкурсного производства в случаях, когда законодательством о несостоятельности (банкротстве) не установлены иные правила.».

3. В целях разрешения проблемы, связанной с унификацией норм ГК РФ о ликвидации и норм Закона о госрегистрации об исключении юридических лиц, фактически прекративших свою деятельность, из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа, с учетом предложения, выдвинутого А.А. Богомоловым и А.А. Чукреевым , и которое мы разделяем, предлагается исключить из ст. 61 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 пункт седьмой. Исключение пункта седьмого из ст. 61 ГК РФ в редакции Проекта ФЗ № 47538–6/2 продиктовано тем, что он дословно воспроизводит те признаки недействующих юридических лиц, которые предусмотрены п. 1 ст. 21.1 Закона о госрегистрации.

4. С целью минимизации случаев злоупотребления правовой конструкцией реорганизации в форме выделения, с учетом предложения, выдвинутого З.В. Галазовой и А.А. Захаровым , и которое мы разделяем, предлагается во втором предложении п. 8 ст. 50 НК РФ слова «выделившиеся юридические лица могут» заменить словами «на выделившиеся юридические лица может быть возложена ответственность» и изложить его в следующей редакции:

«8. При выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц правопреемства по отношению к реорганизованному юридическому лицу в части исполнения его обязанностей по уплате налогов (пеней, штрафов) не возникает. Если в результате выделения из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц налогоплательщик не имеет возможности исполнить в полном объеме обязанность по уплате налогов (пеней, штрафов) и такая реорганизация была направлена на неисполнение обязанности по уплате налогов (пеней, штрафов), то по решению суда на выделившиеся юридические лица может быть возложена ответственность солидарно исполнять обязанность по уплате налогов (пеней, штрафов) реорганизованного лица.».

5. Так же в качестве общих рекомендаций, с учетом высказанных А.В. Габовым предложений, которые нами разделяются, предлагается дополнить Проект ФЗ № 47538–6/2 (пока он не принял форму федерального закона) следующими положениями:

а) прекращение юридического лица признать юридическим фактом, результатом осуществления установленного законом юридического состава;

б) ликвидацию юридического лица признать юридическим составом, процессом (процедурой), который направлен на прекращение юридического лица (но может им и не закончиться);

в) закрепить в ГК РФ положение о том, что юридическое лицо прекращается в результате проведения ликвидации и может прекратиться в результате реорганизации. Все иные процедуры (составы) так называемого прекращения юридических лиц квалифицировать как отдельные правовые режимы ликвидации и поименовать их в ГК РФ (чего сегодня нет не только в ГК РФ, но и в Проекте ФЗ № 47538–6/2).

Для каждого из правовых режимов ликвидации установить состав необходимых юридических фактов, четко определить начало процесса и его окончание (внесение записей в ЕГРЮЛ);

г) дать в ГК РФ общее определение прекращению деятельности; указать причины, по которым может быть принято соответствующее решение; указать органы, по решению которых оно возможно; указать временные рамки применения этой меры; указать последствия истечения срока реализации этой меры и сделать «связку» с нормативными положениями принудительной ликвидации (или, возможно, реорганизации).

Если в Проекте ФЗ № 47538–6/2 будут учтены предлагаемые рекомендации, то ГК РФ будет: 1) устанавливать общие положения о ликвидации; 2) указывать на ее специальные режимы с отнесением их регулирования на отдельные федеральные законы и в случае необходимости 3) может содержать более детальное регулирование отдельных режимов. В такой логике ликвидация будет выступать юридическим составом, а прекращение – юридическим фактом в нем, что, в конечном счете, призвано решить проблему единства института ликвидации, а также соотношения и даже поименования различных составов, юридическим последствием которых выступает прекращение юридического лица.

Завершая исследование, в целом отметим, что многие нормы Проекта ФЗ № 47538–6/2 заслуживают внимания и одобрения, поскольку адресованы юридическим лицам, – ключевому звену в развитии российской экономики, поэтому скорейшее принятие Проекта ФЗ № 47538–6/2 будет серьезным шагом в направлении совершенствования правового регулирования юридических лиц.

Список использованных источников

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/prekraschenie-yuridicheskih-lits/

1. Законодательство и иные нормативные правовые акты

1.1. Конституция РФ: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. № 6–ФКЗ и № 7–ФКЗ) // РГ. – 1993. – 25 декабря.

1.2. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 года № 95–ФЗ (в редакции от 2 июля 2013 года) // СЗ РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

1.3. Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30 ноября 1994 года № 51–ФЗ (в редакции от 23 июля 2013 года) // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

1.4. Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 года № 195–ФЗ (в редакции от 21 октября 2013 года) // СЗ РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1).

– Ст. 1.

1.5. Налоговый кодекс РФ (часть первая) от 31 июля 1998 года № 146–ФЗ (в редакции от 30 сентября 2013 года) // СЗ РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3824.

1.6. Федеральный закон от 26 декабря 1995 года № 208–ФЗ «Об акционерных обществах» (в редакции от 23 июля 2013 года) // СЗ РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 1.

1.7. Федеральный закон от 12 января 1996 года № 7–ФЗ «О некоммерческих организациях» (в редакции от 2 июля 2013 года) // СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 145.

1.8. Федеральный закон от 12 января 1996 года № 10–ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (в редакции от 2 июля 2013 года) // СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 148.

1.9. Федеральный закон от 8 августа 2001 года № 129–ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (в редакции от 23 июля 2013 года) // СЗ РФ. – 2001. – № 33 (ч. 1).

– Ст. 3431.

1.10. Федеральный закон от 21 декабря 2001 года № 178–ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (в редакции от 23 июля 2013 года) // СЗ РФ. – 2002. – № 4. – Ст. 251.

1.11. Федеральный закон от 21 марта 2002 года № 31–ФЗ «О приведении законодательных актов в соответствие с Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц» (в редакции от 2 апреля 2012 года) // СЗ РФ. – 2002. – № 12. – Ст. 1093.

1.12. Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127–ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 23 июля 2013 года) // СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

1.13. Федеральный закон от 14 ноября 2002 года № 161–ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (в редакции от 2 июля 2013 года) // СЗ РФ. – 2002. – № 48. – Ст. 4746.

1.14. Федеральный закон от 27 февраля 2003 года № 29–ФЗ «Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта» (в редакции от 21 ноября 2011 года) // СЗ РФ. – 2003. – № 9. – Ст. 805.

1.15. Федеральный закон от 2 июля 2005 года № 83–ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и в статью 49 Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2005. – № 27. – Ст. 2722.

1.16. Федеральный закон от 26 июля 2006 года № 135–ФЗ «О защите конкуренции» (в редакции от 23 июля 2013 года) // СЗ РФ. – 2006. – № 31 (ч. 1).

– Ст. 3434.

1.17. Федеральный закон от 30 октября 2007 года № 238–ФЗ «О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта» (в редакции от 7 мая 2013 года) // СЗ РФ. – 2007. – № 45. – Ст. 5415.

1.18. Федеральный закон от 8 мая 2010 года № 83–ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» (в редакции от 7 мая 2013 года) // СЗ РФ. – 2010. – № 19. – Ст. 2291.

1.19. Федеральный закон от 3 декабря 2011 года № 380–ФЗ «О хозяйственных партнерствах» (в редакции от 23 июля 2013 года) // СЗ РФ. – 2011. – № 49 (ч. 5).

– Ст. 7058.

1.20. Федеральный закон от 6 декабря 2011 года № 393–ФЗ «О внесении изменения в статью 50 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О хозяйственных партнерствах» // СЗ РФ. – 2011. – № 50. – Ст. 7335.

1.21. Федеральный закон от 30 декабря 2012 года № 302–ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (в редакции от 4 марта 2013 года) // СЗ РФ. – 2012. – № 53 (ч. 1).

– Ст. 7627.

1.22. Федеральный закон от 7 мая 2013 года № 100–ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2013. – № 19. – Ст. 2327.

1.23. Федеральный закон от 28 июня 2013 года № 134–ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям» // СЗ РФ. – 2013. – № 26. – Ст. 3207.

1.24. Федеральный закон от 2 июля 2013 года № 142–ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2013. – № 27. – Ст. 3434.

1.25. Федеральный закон от 30 сентября 2013 года № 260–ФЗ «О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2013. – № 40 (ч. 3).

– Ст. 5030.

1.26. Указ Президента РФ от 18 июля 2008 года № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2008. – № 29 (ч. 1).

– Ст. 3482.

1.27. Распоряжение Правительства РФ от 17 ноября 2008 года № 1662–р «О Концепции долгосрочного социально – экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» (в редакции от 8 августа 2009 года) // СЗ РФ. – 2008. – № 47. – Ст. 5489.

1.28. Постановление ГД ФС РФ от 16 ноября 2012 года № 1150–6 ГД «О порядке рассмотрения проекта Федерального закона № 47538–6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2012. – № 48. – Ст. 6596.

1.29. Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 15 июня 1927 года «Об утверждении Положения о порядке прекращения кооперативных организаций при их ликвидации, соединении и разделении» // СЗ СССР. – 1927. – № 37. – Ст. 371, 372.

1.30. Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 10 апреля 1923 года «О государственных промышленных предприятиях, действующих на началах коммерческого расчета (трестах)» // СУ РСФСР. – 1923. – № 29. – Ст. 336. Документ утратил силу в связи с принятием Постановления СНК СССР от 2 декабря 1927 года.

1.31. Положение об акционерных обществах. Утв. Постановлением ЦИК СССР, СНК СССР от 17 августа 1927 года // СЗ СССР. – 1927. – № 49. – Ст. 500. Документ утратил силу в связи с принятием Указа Президиума ВС СССР от 23 мая 1962 года № 113–VI.

1.32. Постановление ВЦИК от 11 ноября 1922 года «О введении в действие Гражданского кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Гражданским кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // СУ РСФСР. – 1922. – № 71. – Ст. 904. Документ утратил силу в связи с принятием Указа Президиума ВС РСФСР от 16 декабря 1964 года.

1.33. Гражданский кодекс РСФСР. Утв. ВС РСФСР 11 июня 1964 года (в редакции от 26 ноября 2001 года) // Ведомости ВС РСФСР. – 1964. – № 24. – Ст. 407. Документ утратил силу с 1 января 2008 года в связи с принятием Федерального закона от 18 декабря 2006 года № 231–ФЗ.

2. Специальная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/prekraschenie-yuridicheskih-lits/

2.1. Беседин А.Н. Развитие системы юридических лиц в гражданском законодательстве / А.Н. Беседин, Е.А. Козина // Lex russica. – 2013. – № 2. – С. 155–167; № 3. – С. 231–247.

2.2. Богомолов А.А. Об исключении недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц / А.А. Богомолов // Вестник арбитражной практики. – 2012. – № 5. – С. 25–31.

2.3. Большой юридический словарь. – 3 – е изд., доп. и перераб. / под ред. проф. А.Я. Сухарева. – М.: Инфра – М, 2009. – 864 с.

2.5. Вольф В.Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах / В.Ю. Вольф. – М.: Изд – во НКФ СССР, 1927. – 168 с.

2.6. Воронин М.М. Общие процедуры государственной регистрации создания, реорганизации и ликвидации юридических лиц по российскому законодательству / М.М. Воронин // Перспективы науки. – 2012. – № 34. – С. 120–124.

2.7. Габов А.В. Ликвидация юридических лиц: история развития института в российском праве, современные проблемы и перспективы / А.В. Габов. – М.: Статут, 2011. – 303 с.

2.8. Габов А.В. Законодательство о ликвидации юридических лиц в свете проекта изменений в ГК РФ / А.В. Габов // Вестник гражданского права. – 2011. – № 4. – С. 32–83.

2.9. Галазова З.В. Незаконность реорганизации юридического лица и ее правовые последствия / З.В. Галазова // Журнал российского права. – 2012. – № 9. – С. 114–119.

2.10. Галазова З.В. Участники правоотношений, возникающих в процессе реорганизации юридического лица / З.В. Галазова // Вестник Владикавказского научного центра. – 2013. – Т. 13, № 3. – С. 55–58.

2.11. Генкин Д.М. История советского гражданского права / Д.М. Генкин, И.Б. Новицкий, Н.В. Рабинович. – М.: Юрид. изд – во МЮ СССР, 1949. – 544 с.

2.12. Гордеева Е.В. Государственная регистрация юридических лиц в проекте ГК РФ / Е.В. Гордеева // Журнал российского права. – 2013. – № 2. – С. 117–121.

2.13. Егорова М. Прекращение обязательств ликвидацией юридического лица / М. Егорова // Хозяйство и право. – 2010. – № 12. – С. 108–112.

2.14. Заключение ПУ Аппарата ГД ФС РФ «По проекту Федерального закона № 47538–6/2 «О внесении изменений в главу четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статью 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (второе чтение)» [электронный ресурс]. Доступ из справочной правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения 01.11.2013 г.).

2.15. Захаров А.А. Предупреждение уклонения от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем: автореф. дис. …канд. юрид. наук / А.А. Захаров. – М., 2013. – 26 с.

2.16. Зиновьева И.С. Налоговый контроль за созданием, реорганизацией и ликвидацией юридических лиц на региональном уровне / И.С. Зиновьева, Ю.Б. Щекунских // Сборник научных трудов по материалам международной заочной научно – практической конференции «Актуальные направления научных исследований XXI века: теория и практика». – 2013. – № 2. – С. 255–259.

2.17. Кафтайлова Е.В. Реорганизация юридических лиц (правовые основы): научно – практическое пособие / Е.В. Кафтайлова, О.Ю. Ручкин, Ю.В. Трунцевский. – М.: Юрист, 2010. – 116 с.

2.18. Клейменова Н.В. История развития законодательства Российской Федерации о ликвидации юридических лиц / Н.В. Клейменова // Вестник Южно – Российского государственного технического университета (Новочеркасского политехнического института).

Серия: Социально – экономические науки. – 2013. – № 1. – С. 75–80.

2.19. Комментарий к проекту изменений Гражданского кодекса Российской Федерации (Законопроект № 47538–6/2) (обзор подготовлен специалистами АО «Консультант Плюс») [электронный ресурс]. Доступ из справочной правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения 01.11.2013 г.).

2.20. Кондраткова Н.В. Ответственность недобросовестного должника при альтернативной ликвидации юридического лица / Н.В. Кондраткова // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2013. – № 4 – 1. – С. 102–107.

2.21. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 года) // Вестник ВАС РФ. – 2009. – № 11.

2.22. Кравчук Е.В. Фиктивность (преднамеренность) банкротства в России / Е.В. Кравчук. – М.: Юстицинформ, 2013. – 160 с.

2.23. Марков П.А. Реорганизация коммерческих организаций: проблемы теории и практики / П.А. Марков. – М.: Норма; Инфра – М, 2012. – 320 с.

2.24. Мифтахутдинов Р.Т. Реорганизация как способ прекращения юридических лиц: сущность, формы, правопреемство / Р.Т. Мифтахутдинов // Вестник экономики, права и социологии. – 2010. – № 4. – С. 102–106.

2.25. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. – 4 – е изд., доп. / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. – М.: А ТЕМП, 2010. – 944 с.

2.26. Паспорт проекта Федерального закона № 47538–6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (внесен Президентом РФ) [электронный ресурс]. Доступ из справочной правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения 01.11.2013 г.).

2.27. Попова Ю.А. Некоторые гражданско – правовые аспекты определения сущности и понятия реорганизации / Ю.А. Попова, Я.С. Кошелев // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2012. – № 5. – С. 96–100.

2.28. Поротикова О.А. Процесс создания юридического лица: в теории и на практике / О.А. Поротикова // Гражданское право. – 2013. – № 4. – С. 27–30.

2.29. Послание Президента РФ Владимира Владимировича Путина Федеральному Собранию от 12 декабря 2012 г. // РГ. – 2012. – 13 декабря.

2.30. Пояснительная записка «К проекту Федерального закона № 47538–6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [электронный ресурс]. Доступ из справочной правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения 01.11.2013 г.).

2.31. Практика применения Гражданского кодекса РФ части 1. – 2 – е изд., перераб. и доп. / под общ. ред. В.А. Белова. – М.: Юрайт, 2011. – 1312 с.

2.32. Проект Гражданского уложения / сост. Р.С. Бевзенко, В.А. Хохлов. – Тольятти: ВУиТ, 2006. – 451 с.

2.33. Проект Федерального закона № 47538–6/2 «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (ред., подготовленная ГД ФС РФ ко II чтению 10 декабря 2012 года) [электронный ресурс]. Доступ из справочной правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения 01.11.2013 г.).

2.34. Проект Федерального закона № 47538–6/7 «О внесении изменений в части вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред., подготовленная ГД ФС РФ ко II чтению 11 октября 2013 года) [электронный ресурс]. Доступ из справочной правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения 01.11.2013 г.).

2.35. Реорганизация и ликвидация юридических лиц по законодательству России и стран западной Европы / авт. кол. М.И. Брагинский, Т.М. Медведева, А.В. Тимофеев [и др.]. – М.: Юристъ, 2000. – 206 с.

2.36. Рожкова Е.А. К вопросу об универсальном правопреемстве при реорганизации юридических лиц / Е.А. Рожкова // Вестник Российской правовой академии. – 2012. – № 2. – С. 19–22.

2.37. Ручкина Г.Ф. Фактически прекратившая деятельность организация: проблемы правоприменения / Г.Ф. Ручкина, П.А. Курков // Юрист. – 2010. – № 5. – С. 22–26.

2.38. Савченко Л.И. Особенности правового регулирования вопросов несостоятельности (банкротства) юридических лиц по законодательству Германии / Л.И. Савченко // Вестник Академии знаний. – 2013. – № 1. – С. 214–219.

2.39. Семенова М. Исключение из ЕГРЮЛ / М. Семенова // Юридическая газета. – 2011. – № 16. – С. 3.

2.40. Смоленский М.Б. К вопросу об основных направлениях и перспективах модернизации гражданского законодательства о юридических лицах / М.Б. Смоленский, Е.С. Путилина // Российская юстиция. – 2012. – № 10. – С. 4–7.

2.41. Стройкина Ю.В. О некоторых проблемах соблюдения прав субъектов гражданского оборота при добровольной ликвидации юридического лица / Ю.В. Стройкина // Вопросы современной юриспруденции. – 2013. – № 27. – С. 35–42.

2.42. Суханов Е.А. О Концепции развития законодательства о юридических лицах / Е.А. Суханов // Журнал российского права. – 2010. – № 1. – С. 5–12.

2.43. Хабибуллина А.Ш. Ликвидация юридического лица: понятие и основания / А.Ш. Хабибуллина // Гражданское право. – 2012. – № 4. – С. 34–37.

2.44. Харитонова Ю.С. Управление в гражданском праве: проблемы теории и практики / Ю.С. Харитонова. – М.: Норма; Инфра – М, 2011. – 304 с.

2.45. Харитонова Ю.С. Договоры о реорганизации юридического лица (на примере акционерных обществ) / Ю.С. Харитонова // Гражданское право. – 2013. – № 3. – С. 15–17.

2.46. Шепелев О.М. Банкротство юридических лиц и экономическая безопасность региона / О.М. Шепелев, О.В. Кондракова // Социально – экономические явления и процессы. – 2013. – № 6. – С. 154–159.

2.47. Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права (по изданию 1914 года) / Г.Ф. Шершеневич; вступ. ст. Е.А. Суханова. – М.: Спарк, 1994. – 335 с.

2.48. Челышев М.Ю. Система межотраслевых связей гражданского права: цивилистическое исследование: автореф. дис. …д – ра юрид. наук / М.Ю. Челышев. – Казань, 2009. – 40 с.

2.49. Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права / В.Е. Чиркин. – М.: НОРМА, 2007. – 352 с.

2.50. Чукреев А.А. Правовое обеспечение ликвидации юридических лиц в свете реализации Концепции совершенствования гражданского законодательства Российской Федерации / А.А. Чукреев // Безопасность бизнеса. – 2012. – № 3. – С. 15–17.

3.1. Постановление КС РФ от 18 июля 2003 года № 14–П // СЗ РФ. – 2003. – № 30. – Ст. 3102.

3.2. Постановление КС РФ от 6 декабря 2011 года № 26–П // СЗ РФ. – 2011. – № 51. – Ст. 7551.

3.3. Постановление Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // РГ. – 1996. – 13 августа.

3.4. Постановление Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 года № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» // Хозяйство и право. – 2005. – № 2.

3.5. Постановление Пленума ВАС РФ от 20 декабря 2006 года № 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц» (в ред. Постановления Пленума ВАС РФ от 15 февраля 2013 года № 16) // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 2.

3.6. Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года № 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица» // ЭиЖ (бухгалтерское приложение).

– 2013. – 16 августа.

3.7. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 января 2000 года № 50 «Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций)» // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 3.

3.8. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 9 июня 2000 года № 54 «О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной» // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 7.

3.9. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 года № 84 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 10.

3.10. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17 января 2006 года № 100 «О некоторых особенностях, связанных с применением статьи 21.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 4.

3.11. Постановление Президиума ВАС РФ от 18 ноября 2008 года № 6843/08 по делу № А60–17393/2007–С3 // Вестник ВАС РФ. – 2009. – № 3.

3.12. Определение ВАС РФ от 1 июля 2009 года № ВАС–7484/09 по делу № А15–1737/2008 [электронный ресурс]. Доступ из справочной правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения 01.11.2013 г.).

3.13. Постановление ФАС Восточно – Сибирского округа от 7 апреля 2005 года № А58–2343/03–Ф02–1323/05–С2 [электронный ресурс]. Доступ из справочной правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения 01.11.2013 г.).

3.14. Постановление ФАС Поволжского округа от 15 января 2004 года № А57–238/03–21 [электронный ресурс]. Доступ из справочной правовой системы КонсультантПлюс (дата обращения 01.11.2013 г.).

3.15. Определение АС РМЭ о прекращении производства по делу от 20 февраля 2009 года по делу № А38–5318/2008 по исковому заявлению государственного унитарного производственного энергетического предприятия Республики Марий Эл «Маркоммунэнерго» в лице Звениговских электрических и тепловых сетей к товариществу домовладельцев «НУРДА» о взыскании основного долга // Архив АС РМЭ за 2009 год.

3.16. Определение АС РМЭ о прекращении производства по делу от 24 июня 2010 года по делу № А38–1719/2010 по исковому заявлению и приложенным к нему документам ОАО «Мариэнергосбыт» к СПК СА «Дружба» о взыскании основного долга по оплате электрической энергии // Архив АС РМЭ за 2010 год.

3.17. Определение АС РМЭ о прекращении производства по делу от 27 июля 2010 года по делу № А38–1995/2010 по исковому заявлению и приложенным к нему документам закрытого акционерного общества «Станция Технического Обслуживания «Инкомсервис» к обществу с ограниченной ответственностью «Агрофирма «Дон – 1» о взыскании основного долга и процентов за пользование займом // Архив АС РМЭ за 2010 год.

3.18. Определение АС РМЭ о прекращении производства по делу от 7 сентября 2010 года по делу № А38–2853/2010 по исковому заявлению и приложенным к нему документам муниципального образования «Город Йошкар – Ола» в лице комитета по управлению муниципальным имуществом администрации городского округа «Город Йошкар – Ола» к молодежной общественной организации «Военно – исторический клуб «Кречет» г. Йошкар – Ола о взыскании основного долга по арендной плате и договорной неустойки // Архив АС РМЭ за 2010 год.

3.19. Определение АС РМЭ о прекращении производства по делу от 2 ноября 2010 года по делу № А38–3513/2010 по исковому заявлению и приложенным к нему документам ОАО «ВолгаТелеком» к ООО «Союзстроймонтаж» о взыскании основного долга по оплате услуг сети Internet // Архив АС РМЭ за 2010 год.

3.20. Определение АС РМЭ о прекращении производства по делу от 14 февраля 2012 года по делу № А38–18/2012 по иску открытого акционерного общества «Буинский сахарный завод» к обществу с ограниченной ответственностью «Волжский комбинат пищевых продуктов» о взыскании основного долга по оплате товара // Архив АС РМЭ за 2012 год.

3.21. Определение АС РМЭ о прекращении производства по делу от 6 февраля 2013 года по делу № А38–8213/2012 по иску муниципального образования «Город Йошкар – Ола» в лице комитета по управлению муниципальным имуществом администрации городского округа «Город Йошкар – Ола» к обществу с ограниченной ответственностью «ВВК» о взыскании основного долга по арендной плате и пеней // Архив АС РМЭ за I квартал 2013 года.

3.22. Решение АС РМЭ от 10 сентября 2009 года по делу № А38–2171/2009 по заявлению заместителя прокурора Республики Марий Эл в интересах ГУ РМЭ «Оршанское лесничество» к Отделению по Оршанскому району УФК по РМЭ о признании незаконными действий по приостановлению операций по расходованию денежных средств с лицевого счета должника // Архив АС РМЭ за 2009 год.

3.23. Решение АС РМЭ от 11 апреля 2013 года по делу № А38–1018/2013 по иску закрытого акционерного общества «Парус – Плюс» к обществу с ограниченной ответственностью «Ромтек» о взыскании долга по оплате товара // Архив АС РМЭ за II квартал 2013 года.

3.24. Решение АС РМЭ от 9 июля 2013 года по делу № А38–2522/2013 по иску закрытого акционерного общества «Йошкар – Олинский мясокомбинат» к обществу с ограниченной ответственностью «Айвенго» о взыскании основного долга // Архив АС РМЭ за III квартал 2013 года.

3.25. Решение АС РМЭ от 30 августа 2013 года по делу № А38–2196/2013 по заявлению и приложенным к нему документам Коньковой М.Р. к ИФНС России по г. Йошкар – Оле об оспаривании решения № 186 от 22 июня 2012 года // Архив АС РМЭ за III квартал 2013 года.

3.26. Решение АС РМЭ от 23 сентября 2013 года по делу № А38–3773/2013 по иску общества с ограниченной ответственностью «Росгосстрах» в лице филиала ООО «Росгосстрах» в Республике Марий Эл к Межмуниципальному отделу Министерства внутренних дел Российской Федерации «Медведевский» о взыскании в порядке регресса суммы произведенной страховой выплаты // Архив АС РМЭ за III квартал 2013 года.

3.27. Решение АС РМЭ от 11 октября 2013 года по делу № А38–4178/2013 по иску общества с ограниченной ответственностью «Ресурс» к обществу с ограниченной ответственностью Медведевская управляющая компания «Жилищно – коммунальный сервис» о взыскании договорной неустойки // Архив АС РМЭ за октябрь 2013 года.

3.28. ФНС: сведения о работе по государственной регистрации юридических лиц по состоянию на 1 октября 2013 года (раздел 1. Количество юридических лиц, сведения о которых содержатся в Едином государственном реестре юридических лиц по состоянию на 1 октября 2013 года) // http://www.nalog.ru /files/docs/svot/1_ul_10_2013.rar