Задержание подозреваемого в уголовном процессе (2)

Дипломная работа

Применение мер уголовно-процессуального принуждения необходимо для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений. Среди них необходимо выделить ограничивающее личную свободу граждан — задержание лица, подозреваемого в совершении преступления. Применение указанной меры существенно ограничивает конституционные права, свободы и законные интересы гражданина, ставит под сомнение его честь, достоинство, влияет на дальнейшую судьбу, причиняет нравственные страдания в случае необоснованного или незаконного ее применения.

Меры процессуального принуждения относятся к уголовно-процессуальным институтам, в наибольшей мере подвергшимся изменениям в последние годы. Сокращение сроков задержания, введение судебного порядка заключения под стражу и продления сроков содержания под стражей, изменение правил содержания под стражей и другие реформы демонстрируют стремление к совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, приведению его в соответствие с положениями Конституции Российской Федерации 1993 г. и международных правовых актов.

Задержание и заключение под стражу остаются наиболее часто применяемыми мерами процессуального принуждения. Так, в 2012 г. следователями органов внутренних дел было задержано 195978, арестовано 127808 человек; по сравнению с 2002 г. (годом введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ)) количество задержаний возросло в 2,36 раза, количество арестов — в 2,44 раза.

Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений, часто сопряжено со значительными трудностями, что объясняется недостаточной его правовой регламентацией. У практических работников зачастую нет четкого представления о сущности подозрения в уголовном процессе, единого мнения по вопросу о том, что следует понимать под «иными данными», предусмотренными ч. 2 ст. 91 УПК РФ, как самостоятельным основанием для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений и т.д. Указанные обстоятельства не способствуют единообразному и правильному применению этой меры процессуального принуждения, что нередко порождает ошибки в следственной практике, влекущие нарушения прав и законных интересов личности.

Степень научной разработанности темы.

Целью работы является исследование задержания подозреваемого в уголовном процессе.

Исходя из цели работы, были поставлены следующие задачи :

  • проанализировать понятие мер процессуального принуждения;
  • определить место задержания в системе мер процессуального принуждения;
  • раскрыть процессуальный порядок задержания подозреваемого и содержания его под стражей;
  • выявить особенности допроса подозреваемого.

Объектом исследования являются уголовно-процессуальные отношения, возникающие между участниками уголовного процесса при осуществлении задержания подозреваемого.

11 стр., 5389 слов

Задержание по подозрению в совершении преступления

... задержания обвиняемого, объявленного в розыск Задержание обвиняемого - это новая мера процессуального принуждения, которая должна иметь свои основания и порядок применения, ибо случаи задержания лица по подозрению в совершении преступления обязаны разниться со случаями задержания подозреваемого, обвиняемого, объявленного в ...

Предметом, Методологическую основу, Теоретическую основу

нормативную базу

Структурно

допрос принуждение задержание подозреваемый

Глава 1. Задержание в системе мер процессуального принуждения

1.1 Понятие мер процессуального принуждения

Государство ориентирует все отрасли права на расширение демократии, укрепление законности и правопорядка, усиление контроля над преступностью и полное использование в этом деле всей силы законов, чтобы ни один преступник не ушел от заслуженного наказания. В такой ситуации эффективная организация уголовного преследования возможна лишь при наличии в распоряжении правоохранительных органов мер государственного принуждения. Уголовный процесс, не обеспеченный государственным принуждением, потерял бы способность к реализации установленных законом правил и предписаний.

Уголовно-процессуальное право предусматривает возможность применения государственного принуждения к лицам, не исполняющим требования закона или для предупреждения такого неисполнения. Принуждение — необходимый элемент в механизме правового регулирования. Оно представляет собой психологическое, материальное или физическое (насильственное) воздействие полномочных органов и должностных лиц государства на личность с целью заставить (принудить) ее действовать по воле властвующего субъекта, в интересах государства.

В целях производства по уголовным делам, пресечения и предупреждения противодействия установлениям уголовного судопроизводства закон предусматривает возможность применения государственного принуждения к подозреваемым, обвиняемым в совершении преступлений, а также к другим участвующим в уголовном процессе лицам, не исполняющим требования закона либо могущим действовать вопреки его предписаниям.

Процессуальное принуждение, применяемое (в единстве с другими процессуальными мерами) к участникам процесса и другим субъектам в связи с их неправомерным поведением:

  • имеет своей целью пресечение и предотвращение различных форм неисполнения закона, т.е. выступает в качестве важного фактора предупреждения и пресечения преступной деятельности обвиняемых (подозреваемых);
  • способствует успешному проведению предварительного расследования и судебного разбирательства.

Принуждение, действующее в уголовном процессе, является частью государственного принуждения, выступающего одним из методов регулирования поведения в социуме. От других мер государственного принуждения меры уголовно-процессуального принуждения отличаются тем, что: применяются в период производства по уголовному делу и носят процессуальный характер; применяются полномочными органами государства в пределах их полномочий; применяются к участвующим в деле лицам, ненадлежащее поведение которых или возможность такого поведения создает или может создать препятствия для успешного хода уголовного судопроизводства; имеют конкретные цели, вытекающие из общих задач судопроизводства; применяются при наличии предусмотренных законом оснований, условий и в порядке, гарантирующем их законность и обоснованность; имеют особые содержание и характер.

12 стр., 5642 слов

Меры уголовно-процессуального принуждения в российском уголовном процессе

... Объектами процессуального принуждения являются частные лица, как физические, так и юридические. От других видов государственного принуждения Меры уголовно-процессуального принуждения отличаются тем, что они регулируются уголовно-процессуальным правом, уголовно-процессуальным законом, т.е. являются частью уголовного ...

Уголовное преследование сопровождается принудительным воздействием со стороны компетентных государственных органов на лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. Возможность применения государственного принуждения является одним из основных средств обеспечения расследования, судебного рассмотрения уголовных дел, а также исполнения приговора. Задержание и заключение под стражу, без сомнения, следует считать мерами уголовно-процессуального принуждения, в наибольшей степени ограничивающими права и свободы лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений. Принуждение выражается в стеснении и ограничении личных, имущественных и иных субъективных прав граждан. К ограничениям прав граждан может относиться ограничение свободы, неприкосновенности жилища, тайны переписки, свободы передвижения, права осуществлять определенную трудовую деятельность и т.п. К ограничениям имущественного характера относится лишение права распоряжаться имуществом в том или ином объеме и т.п. Внешне принуждение выражается в форме психологического, физического или морального воздействия на поведение субъекта и имеет своей целью не только пресечение неправомерного поведения, но и его предупреждение.

Любая мера процессуального принуждения обязывает субъекта правоотношений выполнять предписания закона и действовать в ходе производства по делу в соответствии с правилами российского уголовно-процессуального права. Неприкосновенность личности (см. приложение 1) является одним из фундаментальных прав человека, гарантированных международными правовыми актами, Конституцией РФ и выступает как один из принципов российского уголовного судопроизводства. Необходимость ограничения свободы и личной неприкосновенности граждан, которые еще не признаны судом виновными в совершении преступления, требует глубокого теоретического осмысления и строгой законодательной регламентации.

Общей для всех мер уголовно-процессуального принуждения является возможность их осуществления независимо от воли и желания лица, к которому они применяются. Такая возможность, однако, не всегда превращается в действительность, так как граждане нередко не только не препятствуют должностному лицу исполнять свои обязанности, но добровольно и сознательно выполняют предписания норм права. В то же время сама возможность принудительного исполнения этих мер придает им объективно-принудительный характер. Нельзя не учитывать и тот факт, что закрепление в законе возможности применения принуждения заставляет лицо действовать в соответствии с правовыми требованиями.

Поскольку назначения уголовного судопроизводства должны достигаться в условиях минимального ограничения прав и свобод человека и гражданина, Конституция РФ и УПК РФ устанавливают процессуальные гарантии, обеспечивающие законность и обоснованность избрания и применения мер процессуального принуждения. Эти меры: избираются только по уголовному делу; носят процессуальный характер и применяются в течение срока производства по уголовному делу уполномоченными на то государственными органами при наличии к тому достаточных оснований и в порядке, установленном в законе; избираются лишь в отношении тех участников уголовного процесса, противоправное поведение которых препятствует или может воспрепятствовать производству по делу либо надлежащему исполнению приговора.

9 стр., 4488 слов

Курсовая2. Данной работы публичность уголовного судопроизводства. ...

... в систему принципов уголовного судопроизводства, будет следующим: принцип законности , принцип публичности, принцип независимости должностных лиц, ведущих уголовный процесс, принцип объективной истины, принцип разделения процессуальных ... принуждение не отступало от требований уголовно-процессуального закона. § 2 Принцип публичности и принцип независимости должностных лиц, ведущих уголовный процесс В ...

Государственная воля, выраженная в процессуальных обязанностях, должна, безусловно, претворяться в жизнь, независимо от того, содержат обязанности определенные правоограничения или нет. По своему целевому назначению уголовно-процессуальное принуждение призвано содействовать успешному осуществлению стоящих перед уголовно-процессуальной деятельностью задач. Эта общая цель конкретизируется применительно к непосредственным целям отдельных разновидностей принудительных средств уголовно-процессуального принуждения.

Безусловно, применение уголовно-процессуального принуждения продиктовано объективными обстоятельствами. Но в каждом случае их применения необходима обоснованность принимаемого решения и совершаемого действия. Лицо, подвергаемое государственному принуждению в сфере уголовного судопроизводства, должно осознавать свою обязанность следовать предписанию или принуждению закона и представлять, насколько они соответствуют нравственным устоям. В то же время должностное лицо, прибегающее к средствам принуждения, должно понимать необходимость и нравственную обоснованность подобного воздействия, не только юридическую, но и моральную правоту своих действий. Уголовное судопроизводство без принуждения невозможно, но при этом оно не должно становиться основным, доминирующим методом регулирования. Сужение сферы принуждения проявляется в его гуманизации, дифференциации остроты принуждения, ограничении его рамками необходимости.

В УПК РФ впервые в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве выделен целый раздел, посвященный мерам процессуального принуждения (раздел 4-ый) где представлена классификация процессуальных принудительных мер (задержание, меры пресечения, иные меры принуждения), что отсутствовало в Своде законов, в Уставе уголовного судопроизводства и в ранее действовавших УПК РСФСР 1922, 1923 и 1960 гг. С одной стороны, законодателем поставлена точка в некоторых теоретических спорах по поводу отнесения тех или иных уголовно-процессуальных институтов к мерам процессуального принуждения (например, законодательно решен вопрос о том, к следственным действиям или к мерам принуждения относится задержание).

С другой стороны, за рамками раздела 4-го УПК РФ остались многие процессуальные действия и решения, которые имеют явно принудительный характер (например, помещение в медицинский или психиатрический стационар) или которые содержат элементы уголовно-процессуального принуждения (например, обыск, который в ряде зарубежных стран по степени принуждения приравнивается к аресту лица, или прослушивание телефонных переговоров, освидетельствование и т.д.).

В зависимости от характера и целей применения все меры процессуального принуждения в уголовно-процессуальном законе разделены на три группы: задержание подозреваемого (гл. 12 УПК РФ); меры пресечения (гл. 13 УПК РФ); иные меры процессуального принуждения (гл. 14 УПК РФ).

По своему содержанию и назначению меры процессуального принуждения можно разделить на: меры, обеспечивающие задержание лица по подозрению в совершении преступления (ст. 91 УПК РФ); меры пресечения, обеспечивающие надлежащее поведение лица, подвергаемого уголовному преследованию и обвинению (ст.ст. 97, 98 УПК РФ); меры процессуального принуждения, обеспечивающие порядок уголовного судопроизводства и надлежащее исполнение приговора (ст. 111 УПК РФ).

9 стр., 4062 слов

Задержание подозреваемого в уголовном процессе

... Целью работы является исследование задержания подозреваемого в уголовном процессе. Исходя из цели работы, были поставлены следующие задачи : 1. проанализировать понятие мер процессуального принуждения; 2. определить место задержания в системе мер процессуального принуждения; 3. раскрыть процессуальный порядок задержания подозреваемого и ...

УПК РФ не включает в раздел процессуального принуждения следственные действия, осуществление которых связано с принуждением (например, обыск, выемка, контроль и запись переговоров и др.).

Поскольку производство указанных следственных действий направлено на обнаружение, собирание и закрепление доказательств по делу, то основания и порядок их проведения определены в соответствующих статьях УПК РФ, размещенных в главах, специально посвященных проведению этих действий.

Итак, уголовно-процессуальное право предусматривает возможность применения государственного принуждения к лицам, не исполняющим требования закона или для предупреждения такого неисполнения. Оно может выступать в многообразных формах и носить различный характер. Это и меры воздействия, направленные на борьбу с неправомерным поведением отдельных лиц и на восстановление нарушенного права, и меры, применяемые к участникам процесса и другим субъектам в целях пресечения или предотвращения их противодействия выполнению задач уголовного судопроизводства. Меры уголовно-процессуального характера, применяемые в качестве способов воздействия на поведение участвующих в деле лиц, принято называть мерами уголовно-процессуального принуждения. В уголовном судопроизводстве мерами процессуального принуждения являются предусмотренные уголовно-процессуальным законом принудительные средства, применяемые уполномоченными на то государственными органами или должностными лицами при наличии к тому достаточных оснований и в порядке, установленном законом, в отношении подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений, а также других участвующих в деле лиц в целях пресечения и предупреждения противоправных действий этих лиц, устранения препятствий для производства по уголовному делу и обеспечения надлежащего исполнения приговора.

1.2 Место задержания в системе мер процессуального принуждения

История возникновения, формирования и эволюции института задержания в уголовном судопроизводстве России тесно связан с самим институтом подозреваемого. Институт подозреваемого в российском уголовном процессе прошел в своем развитии шесть основных этапов. Первый — зарождения и развития — был связан с принятием «Краткого изображения процессов и судебных тяжеб» 1715 г. и длился по 1801 г. Данный этап характерен тем, что только к лицу, находящемуся под подозрением в совершении преступления, с целью получения его показаний о совершенном преступлении применялись задержание, а также очистительная присяга, допрос с пристрастием и пытка. Основным способом получения доказательств являлась пытка. Вторым этапом следует считать период с 1801 по 1860 гг., в это время пытка официально была отменена, и с принятием Свода законов законодательно закреплен вид приговора об оставлении в подозрении. Третий этап — период с 1860 г. по 1937 г. Знаменуется он тем, что в законодательных актах о подозреваемом имеются уже упоминания как о лице задержанном или в отношении которого избрана мера пресечения до предъявления обвинения. Все это время законодательство фактически не наделяет подозреваемого комплексом специфических процессуальных прав. Четвертый этап начинается с 1937 г. и длится по январь 1959 г. Характерен данный этап тем, что на предварительном следствии лицо, подозреваемое в совершении преступления, перестало именоваться подозреваемым, в связи с принятием Прокуратурой СССР Циркуляра № 41 / 26 от 05.06.1937. Пятый этап — с января 1959 г. по 1990 г., примечателен тем, что подозреваемый в это время наделяется рядом процессуальных прав, дающих возможность защищаться от предъявленного подозрения. Практически в это время подозреваемый становится полноправным субъектом уголовно-процессуальных отношений. Шестой этап — с начала 1990-х гг. по настоящее время, знаменуется расширением прав подозреваемого и доведением его прав до мировых стандартов. Так, сегодня конституционные гарантии прав личности и эффективность уголовного судопроизводства требуют строгого соблюдения законности в процессе задержания.

4 стр., 1539 слов

Задержание как мера процессуального принуждения

... основания применения процессуального принуждения. Понятие, значение и сущность задержания в уголовном судопроизводстве Задержание как мера процессуального принуждения Основания, порядок задержания и личный обыск подозреваемого регламентируется главой 12 Уголовного-процессуального кодекса Российской Федерации 2 и является мерой процессуального принуждения, которая ...

Действующим уголовно-процессуальным законом предусмотрены две формы ограничения свободы до вынесения обвинительного приговора суда:

  • задержание подозреваемого (ст.ст. 91 — 96 УПК РФ);
  • заключение под стражу подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления (ст. 108 УПК РФ).

С учетом положений современного законодательства и достижений процессуальной теории меры процессуального принуждения следует понимать как одно из проявлений уголовно-процессуального принуждения, выступающего средством обеспечения расследования и судебного рассмотрения уголовного дела, а также исполнения приговора. Одновременно меры процессуального принуждения могут выступать как меры процессуальной ответственности, защиты и превенции.

Ограничение свободы и неприкосновенности личности в той или иной степени свойственно всем мерам процессуального принуждения. Наиболее существенный признак, свойственный и задержанию и заключению под стражу, — принудительная изоляция подозреваемого или обвиняемого. Назначение указанных мер — при возможно минимальном ограничении прав и свобод подозреваемого, обвиняемого изолировать его и тем самым обеспечить процесс расследования и судебного рассмотрения уголовного дела, а также исполнение приговора.

Сравнительное исследование мер процессуального принуждения показывает, что признак принудительной изоляции свойствен не только задержанию и заключению под стражу, но и такой уголовно-процессуальной мере, как домашний арест. На общие признаки с мерой пресечения в виде заключения под стражу указывает судебный порядок решения вопроса о применении указанной меры. При этом содержание под стражей не свойственно ни домашнему аресту, ни помещению в психиатрический стационар, но, тем не менее, свобода и личная неприкосновенность ограничиваются весьма существенно.

Задержание подозреваемого — это мера процессуального принуждения, состоящая в кратковременной принудительной изоляции лица, подозреваемого в совершении преступления, и помещении его в изолятор временного содержания, применяемая следователем, органом дознания, дознавателем, имеющая целью установление причастности или непричастности данного лица к совершению преступления, а также обеспечение судебной процедуры решения вопроса о его аресте. Задержание — это неотложное процессуальное действие, не относящееся к числу следственных действий, которое в большинстве случаев проводится на первоначальном этапе расследования уголовного дела.

5 стр., 2147 слов

Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору

... работы является исследование преступлений, совершенных группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, раскрытие общих начал назначения наказания, рассмотреть объективные признаки состава преступления. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору Лицо может выступать в роли организатора группы лиц, ...

Задержание подозреваемого — весьма эффективная мера уголовно-процессуального принуждения, посредством которой органы предварительного расследования имеют возможность:

  • воспрепятствовать лицу, заподозренному в совершении преступления, довести до конца преступные действия;
  • предотвратить совершение им новых противоправных деяний;
  • лишить лицо возможности скрыться от следствия и суда, уничтожить следы преступления или иным образом воспрепятствовать установлению истины по делу;

— своевременно решить вопрос об избрании в отношении его меры пресечения в виде содержания под стражей, обеспечив присутствие в зале заседания. Ранее вопрос о природе и сущности задержания подозреваемого был одним из самых дискуссионных. Одни авторы полагали, что задержание подозреваемого — «мера уголовно-процессуального принуждения» (например, З.Ф. Коврига), другие — следственное действие, направленное на собирание доказательств (например, М.С. Дьяченко), третьи — одновременно мера принуждения и следственное действие (например, В.Н. Григорьев).

А.К. Аверченко отмечал, что задержание подозреваемого — это интегративная мера воздействия на человека, сочетающая в себе элементы уголовно-процессуального принуждения и следственного действия и заключающая в кратковременном ограничении свободы при отсутствии судебного решения сроком 48 часов с помещением его в изолятор временного содержания. Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин считали, что задержание — это не только мера принуждения, но и следственное действие, в результате которого закрепляются доказательства причастности лица к совершению преступления.

В настоящее время, как уже отмечалось выше, законодателем поставлена точка в подобных теоретических спорах: расположением гл. 12 УПК РФ в разделе 4-м УПК РФ законодательно решен вопрос о том, к следственным действиям или к мерам принуждения относится задержание — оно относится к процессуальным принудительным мерам (наряду с мерами пресечения и иными мерами принуждения).

Кроме того, выделение законодателем института задержания в отдельную главу УПК РФ подтверждает, что это индивидуальный институт, имеющий свои цели, задачи, основания и условия, процессуальный порядок оформления. В отличие от ранее действовавшего УПК РСФСР 1960 г., где вопросам задержания была отведена всего лишь одна статья (ст. 122), в УПК РФ им посвящена отдельная глава, состоящая из шести статей. В ст. 91 этой главы дан исчерпывающий перечень органов и должностных лиц, наделенных правом производить уголовно-процессуальное задержание.

В соответствии с российским уголовно-процессуальным законодательством задержание подозреваемого — мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления (п. 11 ст. 5 УПК РФ).

15 стр., 7467 слов

Понятие, значение, законность и порядок задержания

... лица также вправе задерживать подозреваемых в совершении преступлений. Предоставляя следователям право производить задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, закон имеет в виду следователей прокуратуры, органов ФСБ, ФСНП и МВД. Право производить задержание подозреваемого ...

Международное право дает общее понятие задержания и характеризует его как состояние любого лица, лишенного личной свободы не в результате осуждения за совершение правонарушения.

Интересен анализ понятия «задержание» в некоторых странах зарубежья. Так, иначе, чем в российском праве, определяется задержание подозреваемого в уголовно-процессуальном законодательстве Республики Казахстан (это мера процессуального принуждения, применяемая с целью выяснения его причастности к преступлению и разрешения вопроса о применении к нему меры пресечения в виде ареста); согласно уголовно-процессуального законодательства Молдовы, задержание состоит во взятии лица под стражу, доставлении его в орган дознания или к органу, ведущему уголовный процесс, и кратковременном содержании под стражей в местах и в условиях, определенных законом; в соответствии с уголовно-процессуальным законом Республики Беларусь, задержание — это фактическое задержание лица, доставление его в орган уголовного преследования и кратковременное содержание под стражей в местах и условиях, определенных законом; свое определение дает и уголовно-процессуальный закон Украины: задержание состоит в кратковременном лишении свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, в целях пресечения его преступной деятельности, предотвращения побега, сокрытия или уничтожения им доказательств.

Как представляется, все эти определения задержания лица имеют некоторые недостатки. Ведь задержание лица должно преследовать следующие цели: 1) немедленное пресечение его начавшейся или действительно угрожающей начаться преступной деятельности; 2) оперативное предотвращение сокрытия или уничтожения доказательств; 3) побега лица, предположительно совершившего преступление.

Важно подчеркнуть, что, с одной стороны, следует считать не соответствующим закону существующее среди правоприменителей восприятие заключения под стражу как продолжение задержания, а, с другой стороны, нельзя согласиться с мнением, что задержание не следует производить, если нет оснований для заключения под стражу. Грубым нарушением закона признается как необоснованное задержание, так и оставление лица на свободе, когда задержание необходимо.

Можно придти к выводу, что по существу, задержание — это кратковременное лишение свободы, которое в силу своей неотложности не требует для его применения согласия суда. Ограничение свободы — не цель, а, скорее, неизбежное последствие изоляции лица. Исследование законодательства показывает, что термин «изоляция» носит правовой характер. Таким образом, более приемлемый объединяющий термин для задержания и заключения под стражу — «меры процессуального принуждения, состоящие в принудительной изоляции подозреваемых и обвиняемых». Лишение или ограничение конституционного права на свободу гражданина, не признанного виновным по приговору суда, не может составлять цели и содержания мер уголовно-процессуального принуждения и должно быть по возможности сведено к минимуму.

Итак, применение мер уголовно-процессуального принуждения необходимо для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений. Среди них необходимо выделить ограничивающее личную свободу граждан — задержание лица, подозреваемого в совершении преступления. Задержание заключается в кратковременном фактическом лишении свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, с целью выяснения его причастности к совершению преступления, обоснованности выдвинутого подозрения и разрешения вопроса о признании его подозреваемым, возможности применении меры пресечения до предъявления обвинения или освобождения и снятия подозрения.

4 стр., 1522 слов

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

... прав; раскрыт вопрос о причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. К обстоятельствам, выделяемым законодательством и доктриной, относятся: необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое ... прямо укажут на данное лицо как на совершившее преступление; в) когда на подозреваемом или на его одежде, при нем или в ...

Глава 2. Процессуальный порядок задержания подозреваемого

2.1 Основания и порядок задержания

Орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований (ч. 1 ст. 91 УПК РФ):

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения.

Под «совершением преступления» в ст. 91 УПК РФ понимается не только ситуация обнаружения признаков оконченного преступления. Преступление с позиций данной нормы права будет совершено и в случае имевших место приготовления к преступлению или покушения на преступление.

«Застигнуто» — значит, его не только увидели, но и поймали (осуществили его захват).

Обычно застигнутое лицо доставляется в орган предварительного расследования, где решается вопрос о необходимости и возможности его задержания в порядке ст.ст. 91 и 92 УПК РФ.

Основание «лицо застигнуто при совершении преступления», как правило, не вызывает трудности в уяснении. Однако перед тем, как констатировать его наличие, следует проверить, уверены ли вы, что имело место действительно преступление, а не какое-либо иное, похожее на преступление, но все же не преступное деяние.

Понятие «при совершении преступления» указывает на то, что следователь (дознаватель и др.) или любой иной гражданин сами наблюдали совершение лицом преступления (нанесение человеку удара ножом, вытаскивание из сумки кошелька и т.п.).

Когда очевидцем явился следователь (дознаватель и др.), он (сам) производит задержание по п. 1 ч. 1 ст. 91 УПК РФ. Если же очевидцем преступления было какое-либо иное лицо, налицо сразу два основания — п. 1 и п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ: лицо застигнуто при совершении преступления и очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление.

«Лицо застигнуто непосредственно после совершения преступления» — это значит, оно не пропадало из поля зрения его преследователей. Пример. На глазах у сотрудников ГИБДД совершается дорожно-транспортное происшествие со смертельным исходом. Преступник с места происшествия уезжает. Но он не успевает скрыться из поля зрения сотрудников ГИБДД. И сколько бы ни продолжалась погоня, задержание лица по подозрению в совершении преступления в такой ситуации (не выпавшего из поля зрения преследователей) будет считаться имевшим место непосредственно после совершения преступления;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут нa данное лицо как нa совершившее преступление. Такая ситуация возможна, например, если подозреваемый находится среди предъявляемых для опознания лиц. Также такая ситуация может иметь место, когда потерпевший, будучи участником поисковой группы, заметил подозреваемого в толпе в магазине и указал на него оперативным сотрудникам.

Потерпевшие способны прямо указать на лицо только в том случае, если они непосредственно воспринимали процесс совершения преступления. Очевидцем может считаться и преступник, если он указывает на соучастников. Однако нельзя согласиться с утверждением, что «потерпевший также является очевидцем». Потерпевший не всегда видел само преступление. Он мог прийти домой и обнаружить, что из квартиры в его отсутствие совершена кража. В такой и в подобного рода ситуациях он не является очевидцем. Показания потерпевших, не видевших человека, который совершал преступление (т.е. они не являлись очевидцами), не могут быть основанием задержания, предусмотренным п. 2 ст. 91 УПК РФ;

— когда нa этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления. Следы преступления — это всегда потенциальное вещественное доказательство или его часть. Следами преступления могут быть предметы преступного посягательства, орудия преступления, пятна (остатки, частицы, в том числе микрочастицы) крови, спермы, пороха, химических и иных веществ и большое количество других следов. Они подлежат изъятию. Между тем использованное в п. 3 ч. 1 статьи 91 УПК РФ понятие «следы преступления» подлежит еще более расширительному толкованию. Как верно замечает О.И. Цоколова, к анализируемому основанию можно отнести даже установленное заключением судебной экспертизы «совпадение отпечатков пальцев подозреваемого с отпечатками, оставленными на месте преступления», оставленные на месте преступления личные документы лица и др.

В данной формулировке ключевым является слово «явные». Явные следы — следы, которые непосредственно, категорично и твердо указывают на причастность лица к преступлению, что исключает возможность другого разумного объяснения их некриминального происхождения. Примером может служить задержание Д. в ходе производства по уголовному делу о незаконном обороте оружия (ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ)).

Основанием задержания послужил тот факт, что при подозреваемом под верхней одеждой в скрытой кобуре были обнаружены пистолет системы Макарова и восемь патронов к нему. Номер у пистолета был сбит, документов на ношение огнестрельного оружия Д. не имел.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 2 ст. 91 УПК РФ).

Эти основания, перечисленные в ст. 91 УПК РФ, «не подлежат расширительному толкованию».

Как показывает анализ деятельности органов дознания и следствия по задержанию подозреваемых, данные оперативно-розыскного характера часто используются в качестве оснований для задержания. Решение о задержании орган дознания и следователь вынуждены принимать сразу же после ознакомления с материалами оперативно-розыскной деятельности. Уголовно-процессуальный закон должен учитывать потребность практики и возможность возникновения ситуаций, при которых и возбуждение уголовного дела, и задержание подозреваемого становится безотлагательными еще до того, как на основе данных оперативно-розыскной деятельности будут проведены соответствующие следственные действия. Оперативно-розыскная информация должна также учитываться при решении вопроса относительно данных, указывающих на намерение лица, подозреваемого в совершении преступления, уклониться от расследования, продолжить преступную деятельность.

Подчеркнем: чтобы стать основанием задержания подозреваемого, информация, полученная оперативно-розыскным путем, должна быть документирована, надлежащим образом представлена органу предварительного расследования и приобщена к материалам уголовного дела.

В процессуальной литературе отмечается: «Чтобы задержание было обоснованным, кроме оснований и условий, необходимо и наличие мотивов, обосновывающих его проведение в каждом конкретном случае. Мотивы задержания определяются поставленной законом целью перед данной мерой процессуального принуждения: недопущение ненадлежащего поведения подозреваемого».

Не следует считать задержанием доставление лица в орган полиции для выяснения личности, действия контролеров службы движения, направленные на обеспечение наложенного штрафа, и т.п. Не является задержанием административный арест, применяемый за отдельные виды административных правонарушений сроком до 15 (за некоторые правонарушения — до 30) суток в судебном порядке (ст. 3.9 КоАП РФ).

Итак, уголовно-процессуальное законодательство весьма обстоятельно определяет условия, при которых гражданин может быть задержан (ст. 91 УПК РФ).

Но нельзя не отметить, что некоторые следователи и работники органов дознания смотрят на задержание не как на процессуальное действие, связанное с пресечением преступной деятельности подозреваемого или попыткой скрыться от следствия или суда, а как на средство доказывания обнаруженного, но еще не раскрытого преступления. Задержание иногда используется работниками правоохранительных органов для того, чтобы получить «нужные» им, этим работникам, доказательства, заставить задержанного признать свою вину, если даже лицо невиновно и выдвигает при этом какие-либо убедительные доводы в свое оправдание. Такое положение недопустимо.

Вот пример из практики. А-кин был задержан и помещен в ИВС, после чего от него стали требовать признать свою вину в разбое, совершенным им, якобы, накануне. Вместе с тем, никаких доказательств совершения указанного преступления А-киным не было. При этом он представлял доказательства его нахождения в момент, когда был совершен данный разбой, в ином месте. Однако эти доказательства работниками полиции (в то время — милиции) были проигнорированы. Дальнейшее расследование показало, что этот разбой совершил О-в. Очевидно, что в данном случае задержание А-кина было незаконным.

Важно исследовать понятие подозрения. Следует различать подозрение в криминалистическом и процессуальном смыслах. Если в криминалистическом смысле подозрение — это только версия следователя (дознавателя) о причастности лица к совершению преступления, то в процессуальном смысле подозрение — это обоснованное предположение органа предварительного расследования о совершении преступления определенным лицом, основанное на совокупности собранных доказательств, позволяющее следователю или дознавателю произвести в отношении этого лица определенные действия, означающие начало его уголовного преследования, и принять соответствующее решение, которое должно быть сформулировано в конкретном процессуальном документе.

Подозрение должно рассматриваться в различных аспектах:

  • а) как составная часть функции уголовного преследования;
  • б) как утверждение (вывод) органов предварительного расследования о причастности лица к совершению преступления, основанное на неполных знаниях о расследуемом противоправном деянии и лице, его совершившем;
  • в) как общее условие применения задержания, влекущее при наличии правовых оснований и других условий, прямо указанных в законе, появление подозреваемого.

Сущность подозрения излагается в том процессуальном документе, который наделяет лицо статусом подозреваемого. Гарантией реализации права подозреваемого знать, в чем он подозревается, должно служить закрепление в законе обязанности должностного лица, ведущего производство по уголовному делу, разъяснить подозреваемому, причастность его к какому преступлению предполагается, какие данные, имеющиеся у органа предварительного расследования, обосновывают это предположение.

Основаниями для подозрения являются:

  • а) возбуждение уголовного дела в отношении лица по основаниям и в порядке, которые установлены гл. 20 УПК РФ;
  • б) фактические данные, полученные из источников и обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 91 УПК РФ;
  • в) установление сведений о причастности лица к совершению преступления в иных случаях.

Юридическим основанием для признания лица подозреваемым должно быть постановление о привлечении в качестве подозреваемого. Только после вынесения соответствующего постановления, лицо может быть водворено в ИВС или следственный изолятор на срок до 48 часов или к нему применена по решению суда мера пресечения — заключение под стражу, домашний арест или избрана другая мера принуждения.

В связи с вышеуказанным, предлагается дополнить УПК РФ следующими статьями: «Подозрение», «Основания подозрения», «Срок подозрения».

Статью «Подозрение» изложить в следующей редакции: «Подозрение — это утверждение органа уголовного преследования, на основании имеющихся фактических данных, о причастности конкретного лица к совершению преступления».

Задержание лица по подозрению в совершении может быть произведено лишь при наличии перечисленных выше оснований. Однако анализ практики применения ст. 91 УПК РФ показывает, что основания задержания подозреваемого органами дознания и следователями в ряде случаев толкуются по-разному. Вот первое основание — если лицо застигнуто во время или непосредственно после совершения преступления. Определенную сложность вызывает понимание термина «застигнуто непосредственно после совершения преступления». Примером может служить необоснованное задержание С. по подозрению в совершении квартирной кражи. Так, рано утром следственно-оперативная группа выехала по срочному вызову на место происшествия — квартиру, расположенную на седьмом этаже девятиэтажного дома. Следователь с оперативным уполномоченным поднялись в квартиру, в которой никого не было, а участковый уполномоченный остался у подъезда. В ходе осмотра следователь заметил, что квартиру кто-то тайком покинул. Желая проверить свою догадку, он вышел на лестничную площадку и обнаружил в лифте молодого человека. По рации следователь дал распоряжение участковому задержать заподозренное лицо при его выходе из подъезда. Задержанным оказался С. Впоследствии на допросе С. в качестве подозреваемого выяснилось, что он проживает в соседней квартире и был задержан при выходе из лифта ошибочно, возможно вместо молодого человека, которого он видел спускающимся по лестнице. Если бы следователь в этой ситуации имел верное представление о первом основании задержания, он смог бы избежать необоснованного применения меры принуждения.

Теоретическое и прикладное исследование оснований задержания подозреваемого позволило некоторым авторам критически подойти к традиционной трактовке указанных положений. Так, А.В. Ольшевский предлагает ч. 1 ст. 91 УПК РФ сформулировать следующим образом: «Следователь, дознаватель, орган дознания вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления при наличии достаточных доказательств. Задержание допускается по подозрению в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание не менее двух лет лишения свободы, в исключительных случаях — наказание в виде лишения свободы на срок менее двух лет. Задержание несовершеннолетнего возможно по подозрению в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание не менее двух лет лишения свободы». Н.В. Попков предлагает следующую формулировку ч. 2 ст. 91 УПК РФ: «Подозреваемый, обвиняемый может быть задержан, если дознавателем, следователем представлено в суд ходатайство об избрании в отношении этого лица меры пресечения в виде заключения под стражу».

Задержание подозреваемого производится по правилам, закрепленным в законе. Основания, условия и порядок уголовно-процессуального задержания регламентированы в ст.ст. 91 — 96 УПК РФ.

После доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 46 УПК РФ (ч. 1 ст. 92 УПК РФ).

Тут следует отметить, что охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве предусмотрена в числе одного из принципов уголовного судопроизводства (ст. 11 УПК РФ).

Этот принцип предусматривает обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч. 1 ст. 11 УПК РФ).

Согласно ч. 2 ст. 92 УПК РФ протокол должен быть составлен по установленной форме: дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания, результаты его личного обыска и другие обстоятельства задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым. В протоколе отражаются сведения о личности задержанного, его психическом и физическом состоянии, признаках алкогольного и наркотического опьянения, его одежде, обуви, предметах, бывших при нем или в его одежде, повреждениях тела и одежды. В протоколе описываются обстоятельства задержания, поведение задержанного в ходе этой операции, отмечаются его попытки избавиться от тех или иных предметов (выбросить, проглотить, уничтожить), совершить побег и т.п. (см. образец в приложении 2).

Как правило, лицо подвергается личному обыску на месте задержания (ст. 93 УПК РФ) по правилам, предусмотренным ст. 184 УПК РФ.

О произведенном задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязан сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого (ч. 3 ст. 92 УПК РФ).

Осуществляя надзор за законностью задержаний и арестов, прокурор исходит из требований уголовно-процессуального законодательства, приказов и указаний Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Важно подчеркнуть, что деятельность правоохранительных органов по осуществлению задержаний и арестов регламентируется не актами административного характера, а законодательными актами. Закон требует, чтобы задержание граждан производилось не иначе, как в порядке и по основаниям, указанным в законе (ст. 91 УПК РФ).

При этом необходимо учитывать, что задержание по подозрению в совершении преступления отличается по своей процессуальной природе от задержания в административном порядке, когда это осуществляется для проверки личности правонарушителя.

В целях предупреждения случаев незаконного задержания установлен строгий порядок по извещению прокуроров о произведенном задержании. Это должно быть сделано органом дознания, дознавателем или следователем в течение 12 часов (по ранее действовавшему законодательству — суток) и непременно в письменном виде (ч. 3 ст. 93 УПК РФ).

В сообщении должны содержаться основания задержания и данные о личности подозреваемого.

Задержание может предшествовать аресту — взятию под стражу по постановлению о мере пресечения (мера пресечения — заключение под стражу является разновидностью мер процессуального принуждения и предназначена для устранения препятствий, которые могут возникнуть при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел. В отличие от иных мер процессуального принуждения, меры пресечения применяются только к обвиняемому и подозреваемому).

В специальной литературе разграничивают процессуальное и фактическое задержание. Так, в науке уголовного процесса популярна позиция, согласно которой фактическое задержание является составной частью, этапом уголовно-процессуального задержания (И.Л. Петрухин, В.Ю. Мельников).

Некоторые авторы, напротив, считают, что фактическое задержание не является составной частью уголовно-процессуального задержания, а лишь предшествует ему.

Фактическое задержание отличается от процессуального тем, что: 1) может основываться на фактических данных, которые не имеют статус доказательств; 2) может производиться не только органом дознания, дознавателем, следователем, ведущими производство по уголовному делу, но и другими лицами; 3) может производиться до возбуждения уголовного дела.

Одним из важнейших дискуссионных вопросов, относящихся к теории и практике уголовного судопроизводства, является момент начала задержания подозреваемого. Процессуальное задержание допустимо только после возбуждения уголовного дела. Задержание подозреваемого является процессуальным действием с того момента, как лицо доставлено к следователю, дознавателю, то есть должностному лицу, компетентному принимать решение о задержании и составлять протокол задержания. Момент фактического задержания — это момент производимого в порядке, установленном УПК РФ, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления (пп. 11, 15 ст. 5, ч. 3 ст. 128 УПК РФ).

Момент «фактического лишения свободы передвижения» может существенным образом расходиться во времени с моментом помещения лица в ИВС и даже с моментом доставления к следователю (дознавателю).

Не всегда захват и доставление влечет за собой задержание лица, также как необязательно процессуальному задержанию предшествует доставление. УПК РФ вводит понятие фактического задержания, как представляется, только для исчисления срока реального ограничения свободы задержанного, порядок фактического задержания законом не регулируется.

Именно с этого момента начинается фактическое лишение подозреваемого свободы передвижения по процессуальным основаниям, именно с этого момента следует исчислять срок задержания и указывать это время в протоколе задержания. Физическое удержание лица до этого момента нельзя рассматривать как процессуальное задержание подозреваемого, а следует трактовать как допроцессуальную деятельность, которая может быть направлена на пресечение преступных действий и лишение правонарушителя возможности скрыться. Вместе с тем, если задержание подозреваемого производится по возбужденному уголовному делу по письменному поручению (постановлению) следователя (дознавателя), то момент фактического задержания определяется моментом фактического захвата лица. Таким образом, момент фактического задержания следует определять моментом доставления к следователю, дознавателю или в орган дознания.

Рассмотрим пример. В срок лишения свободы К. зачтено содержание под стражей с 15 февраля 2010 г. Постановлением Алтайского краевого суда от 12 июля 2011 г., вынесенным в соответствии со ст.ст. 396, 397, 399 УПК РФ, ходатайство осужденного К. о зачете в срок наказания 14 февраля 2010 г. — дня (по утверждению осужденного) его фактического задержания, оставлено без удовлетворения. В обоснование принятого решения судья сослался на отсутствие в материалах уголовного дела доказательств, подтверждающих версию К. о его задержании 14 февраля 2010 г., а также на протокол задержания в качестве подозреваемого К. в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ и протокол судебного заседания, свидетельствующие о задержании К. 15 февраля 2010 г. Кроме того, вывод о задержании К. 15 февраля 2010 г. суд обосновал ответом, полученным по запросу суда из ОВД по Тальменскому району Алтайского края, согласно которому 14 февраля 2010 г. К. в дежурную часть этого ОВД не доставлялся и не был зарегистрирован в журнале учета задержанных и доставленных в ОВД лиц. В кассационной жалобе К. просил отменить постановление и направить материал на новое судебное рассмотрение, настаивая на том, что он был задержан 14 февраля 2010 г., а не 15 февраля 2010 г., как это указано в приговоре.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление по следующим основаниям. Как видно из материала, в своем ходатайстве о зачете в срок наказания 14 февраля 2010 г. К. утверждал, что был задержан именно в этот день, а не 15 февраля 2010 г., как указано в приговоре. В судебном заседании К. просил допросить в качестве свидетелей своего отца С. и сотрудников ОВД Тальменского района И. и В., которые могли бы подтвердить, что он был задержан именно 14 февраля 2010 г. Это ходатайство К. суд оставил без удовлетворения, сославшись на то, что К. не смог назвать анкетные данные И. и В. Вместе с тем осужденным К. было названо место работы И. и В., что давало суду реальную возможность вызвать их в суд для допроса. Кроме того, опровергая утверждение К. о задержании его 14 февраля 2010 г. данными о времени задержания <#»649955.files/image001.gif»>