Защита прав человека в местах лишения свободы

Дипломная работа

Данная работа освещает одну из фундаментальных проблем уголовно-исполнительного права — проблему защиты прав человека в местах лишения свободы.

Одним из основных признаков правового государства является его способность обеспечить соблюдение прав и свобод своих граждан, в том числе и осужденных. В рамках этой задачи в России происходят процессы гуманизации уголовно-исполнительной политики, реформирования пенитенциарной системы, уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Государство отказывается от чрезмерной репрессивности в сфере исполнения наказаний и одновременно усиливает защитную и охранительную составляющие в деятельности своих органов. Активизация этих процессов во многом обусловлена вступлением России в Совет Европы и принятием ею на себя обязательств, в том числе, по приведению своего пенитенциарного законодательства и практики исполнения наказаний в соответствие с международными стандартами, поскольку вопросам соблюдения прав осужденных странами Евросоюза уделяется самое пристальное внимание. В то же время, процесс вхождения российской уголовно-исполнительной системы (УИС) в ряд наиболее развитых в гуманитарном отношении аналогичных систем других стран связан с наличием определенных трудностей и в том числе экономического характера.

В силу специфики правоотношений, возникающих в процессе исполнения уголовных наказаний, правового и социального статуса осужденные относятся к одной из наименее защищенных категорий граждан с точки зрения наличия возможностей самостоятельно отстаивать свои права и свободы. Это является одной из причин, по которой нарушения их прав в местах лишения свободы продолжают оставаться достаточно распространенными. Однако, имеется и ряд других обстоятельств, негативно влияющих на обеспечение законности в местах лишения свободы. К ним, прежде всего, следует отнести недостаточный уровень правовой грамотности осужденных, который является одним из важных условий для эффективной защиты и восстановления ими своих прав и свобод. Кроме того, осужденные не только сами плохо осведомлены о широком комплексе предоставляемых им международно-правовыми актами, уголовно-исполнительным и иным законодательством прав, свобод и законных интересов, но и не всегда надлежащим образом информируются об этом администрацией исправительного учреждения.

Различные аспекты проблем правового положения осужденных рассматриваются в работах Ю.М. Антонина, М.Г. Деткова, А.И. Зубкова, В.О. Ключевского, СИ. Кузьмина, А.С. Михлина, М.П. Мелентьева, Т.Ф. Менязевой, А.Е. Наташева, П.Г. Пономарева, О.Г. Перминова, А.Л. Ременсона, И.А. Сперанского, Н.А. Стручкова, В.И. Селиверстова В.А. Уткина, О.В. Филимонова, В.Д. Филимонова, И.В. Шмарова и многих других ведущих российских ученых.

11 стр., 5220 слов

Право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность

... на судебную практику, как российских судов (Конституционного Суда, Верховного Суда), так и на практику Европейского суда по правам человека. Глава 1.Характеристика конституционного права на жизнь 1.1 Право на жизнь в системе основных прав и свобод ... Уголовным кодексом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на ...

Исследованием непосредственно проблем защиты прав осужденных к лишению свободы занимался ряд ученых: О.А. Акимова, С.К. Акимов, Б. Х Балкаров, Ю.А. Головастова, Н.В. Губарев, Д.В. Кисляков, М.П. Мелентьев, Т.Ф. Минязева, и др.

Данная проблема является хорошо изученной, разработанной и значительно урегулированной в законодательстве. Однако существует множество проблем в практической деятельности исправительных учреждений, связанных с обеспечением прав осужденных.

Все это доказывает актуальность выбранной темы и ее значимость для уголовно-исполнительного права. Целью настоящей работы является освещение гарантий прав осужденных к лишению свободы как института уголовно-исполнительного права. Для этого решается ряд задач:

  • выявить и провести анализ тенденций и некоторых закономерностей, характеризующих реализацию прав осужденных в различные периоды российской истории;
  • определить понятие правового положения осужденных к лишению свободы;
  • осветить основные права и свободы осужденных к лишению свободы;
  • рассмотреть гарантии прав осужденных к лишению свободы;
  • выявить проблемы реализации нормативных предписаний, регламентирующих права осужденных;

— исходя из концептуально-теоретических положений и практики применения законодательства в сфере исполнения наказаний, непосредственно или опосредованно влияющих на возможность реализации осужденными своих прав, сформулировать конкретные предложения по совершенствованию правовых норм.

Объектом исследования являются правоотношения в области уголовно-исполнительного права, предметом исследования выступают права осужденных и их гарантии.

Предмет исследования составляет правовое положение лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

Методологическую основу исследования составляет диалектический метод научного познания. В исследовании использовались общенаучный, исторический, формально-логический, сравнительно-правовой, системно-структурный методы.

Предметно-теоретическую базу исследования образуют труды ученых в области уголовно-исполнительного права, журнальные публикации современных исследователей и практиков в сфере уголовно-исполнительного права, уголовное, уголовно-исполнительное законодательство РФ, судебная практика.

Теоретическая значимость работы заключается в полном исследовании научной и нормативной литературы в области правового положения лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

Материалы выпускной квалификационной работы могут быть использованы лицами, осуществляющими контроль и надзор за лицами, отбывающими наказание в виде лишения свободы, а также адвокатами, правозащитниками и сотрудниками прокуратуры.


Содержание под стражей в России использовалось с древнейших времен, однако практика его применения длительное время не имела правовой регламентации. Подозреваемых и обвиняемых заключали под стражу на основании сложившихся местных обычаев 3 .

Во время правления Ивана Грозного было не до строительства тюрем и установления каких-либо норм или ограничений в обращении с арестантами. Скорее, наоборот. Именно в этот период застенки приобрели особенно печальную славу, так как редко кто выходил из них живым, а уж здоровым, пожалуй, никто. Тогда под места заключения использовались любые «подходящие» места: подвалы, крепости, остроги, монастыри 4 .

50 стр., 24607 слов

Учреждения лишения свободы по новому уголовно-исполнительному законодательству

... за уголовные преступления, как лишение свободы, эволюцию мест лишения свободы цели лишения свободы, виды исправительных учреждений для отбывания наказаний в виде лишения свободы, режимы и условия отбывания лишения свободы. ... причиненного вреда и в возможных пределах – соразмерность лишения или ограничения прав и свобод осужденного страданиям потерпевшего, которые он вынужденно потерпел вследствие ...

Наступившее после смерти Ивана Грозного смутное время, в которое, как в калейдоскопе, на троне сменялись различные самозванцы и ставленники боярских группировок, также было не до благоустройства тюрем.

В середине XVII века после некоторой стабилизации экономической и политической жизни в России последовал ряд царских указов, направленных на постепенное сокращение практики отдачи на поруки и за пристава и более широкое применение тюремного заключения. Государство постепенно брало в свои руки управление тюрьмами и содержание в них узников.

С 1653 года приставы стали получать государственное жалование, а спустя три года был отменен «пожелезный» сбор, почти через 25 лет упразднили и «влазные».

Реформы Петра Великого вызвали целый ряд тюремных преобразований. Огромная потребность в рабочих людях для исполнения предпринятого им строительства портовых сооружений, учитывая отрицательное отношение правительства к установившейся в то время системе ссылки, привели к созданию в России каторжных работ, которые в ущерб другим уголовным наказаниям приобрели явно преобладающее значение 6 .

Ссылка и тюремное заключение применялись за различные преступления. Государство в максимальной степени использовало ссыльных на тяжелых каторжных работах. В тех случаях, когда к осужденным применялось тюремное заключение в монастырской крепости, оно фактически не обладало исправительными свойствами ввиду репрессивности характера наказаний по отношению к верующим, допустившим религиозные преступления. Тюрьмы не соответствовали ни санитарно-гигиеническим условиям пребывания в них, ни пенитенциарным целям. Тюремные сидельцы умирали без исповеди и причастия. Требования правительства к духовенству о посещении заключенных оставались без последствий 7 .

В 1717 году вышло распоряжение, касавшееся замены соломы, используемой в качестве подстилки для колодников. А через три года вышло предписание, которым предлагалось кормить их за счет челобитчиков. В связи с этим вскоре узникам было запрещено собирать милостыню. Однако запасы пропитания, полученного за счет челобитчиков, оказались столь скудными, что в 1726 году чиновным подсудимым пришлось назначить содержание, а остальные колодники вновь стали добывать себе пропитание старым способом, путем прошения подаяний. Но в дальнейшем в связи с увеличением количества лиц, содержащихся под стражей, и общей бедностью населения получаемых таким образом продуктов по-прежнему не хватало, и правительство по ходатайству ряда губернаторов в 30-х и 40-х годах XVIII века вынуждено было разрешить кормить колодников за счет казны. В 1744 году был издан указ о раздельном содержании лиц мужского и женского пола. В 1765 году вышел указ, которым запрещалось направление колодников на тяжелые работы.

Устойчивая система обеспечения арестантов продовольствием за казенный счет сложилась только к концу XVIII столетия. Но в то же время содержащиеся под стражей при полиции до 1810 года, как и прежде, довольствовались только подаяниями.

5 стр., 2011 слов

Международные акты об обращении с осужденными

... с тюремным заключением мер как неотъемлемую часть планирования национальной системы уголовного правосудия. 3. Основное содержание международных стандартов об обращении с осужденными к лишению ... классификаций в систему действующих международных актов об обращении с осужденными можно включить следующие универсальные международные акты, принятые ООН. Акты общего характера: Всеобщая декларация прав ...

Вплоть до XIX века условия содержания подследственных заключенных оставались крайне тяжелыми. К ним относились как к осужденным. Презумпция невиновности как таковая отсутствовала, для выбивания признаний применялись жестокие пытки. Несмотря на существующие рекомендации большая часть подследственных и осужденных, независимо от пола, возраста и тяжести совершенного преступления содержались вместе, скованные цепью или колодкой. Заковывать в колодки перестали только в 1827 году, после соответствующего указа императора Николая I. Царь пошел на это после того, как ему стал известен случай смерти арестанта, закованного в колодки и лишенного возможности передвигаться.

Таким образом, вплоть до начала XIX века система мест предварительного заключения под стражу в России и ее нормативная база развивались стихийно и непоследовательно. На протяжении столетий арестанты, находящиеся под стражей, и осужденные содержались в одинаково варварских условиях. Судебное разбирательство длилось без ограничения времени, а редкие попытки навести порядок в этой сфере, носили случайный, бессистемный характер и не приводили к положительным изменениям 8 .

Устанавливались рамки применения телесных наказании за нарушения режима содержания. Телесным наказаниям могли подвергаться только лица мужского пола в возрасте от 17 до 60 лет 9 .

Уставом была определена компетенция должностных лиц администрации в наложении дисциплинарных наказаний, дан их перечень. В него вошли: выговор, замечание, лишение права чтения, переписки, свиданий, покупки на свои деньги припасов, распоряжение заработком и конфискация его, уменьшение пищи, вплоть до оставления на хлебе и воде, а также заключение в карцер — светлый или темный. С 1879 по 1917 год было издано несколько тысяч циркуляров. Значительная часть касалась условий содержания и обеспечения прав осужденных 10 .

В частности, давались разъяснения о порядке пользования ими, литературой и периодическими изданиями, о применении «предупредительных связок» (облегченные кандалы), о количестве личных вещей, которые могли иметь при себе арестованные и осужденные, о применении огнестрельного оружия при пресечении побегов и массовых беспорядков, о действиях сотрудников администрации при голодовках спецконтингента, о совершенствовании медицинского обслуживания и санитарном состоянии учреждений, о порядке содержания лиц, обвиняемых в совершении политических преступлений, особенностях содержания в учреждениях иноверцев и представителей национальных к меньшинств

Несмотря на определенные положительные сдвиги, в российских тюрьмах отмечались непомерная теснота, сырость, болезни, высокая смертность, произвол администрации. Из-за слабого контроля и отсутствия мест нарушались требования закона о раздельном содержании лиц разного пола, возраста, практиковалось совместное содержание обвиняемых и осужденных, закоренелых преступников с лицами, совершившими преступление впервые 11 .

Эти черты тюремного заключения второй половины XIX века находили отражение в результатах официальных обследований. Само начальство называло тюрьмы «школами порока», «академиями преступлений», в которых хорошему человеку достаточно было пробыть три дня, чтобы окончательно испортиться.

4 стр., 1831 слов

Условия труда осужденных к лишению свободы и его оплата

... УИК продолжительность рабочего времени осужденных, правила охраны труда, техники безопасности и производственной санитарии устанавливаются в строгом соответствии с нормами законодательства РФ о труде. Однако некоторые особенности организаций их ...

В январе 1875 года в Санкт-Петербурге открылся Дом предварительного заключения — первое в России специализированное учреждение для содержания обвиняемых в совершении преступлений. Он был рассчитан по кубическому содержанию воздуха на 700 человек. В нем имелось 317 одиночных камер (285 мужских и 32 женских) и 68 общих камер. В 1876 году в нем содержалось 1502 мужчины и 173 женщины. Численность персонала была определена в количестве 70 человек 12 .

Порядок содержания под стражей в Доме предварительного заключения регламентировался специальной «Инструкцией по управлению Домом предварительного заключения».

При поступлении в Дом предварительного заключения арестованные помещались в одиночные камеры, из которых могли переводиться в общие камеры не иначе как по распоряжению судебной власти. Приговоренные к пожизненному лишению свободы содержались в одиночных камерах до вступления приговора в законную силу и отправления по назначению. Совершеннолетних полагалось содержать отдельно от несовершеннолетних.

Совершеннолетних заключенных запрещалось принуждать к каким-либо работам, но предлагалось оказывать содействие тем из них, которые изъявили желание работать. В то же время лица, не достигшие 21 года, обязательно должны были или заниматься работами или обучаться в школе 13 .

Уголовный закон от 22 марта 1903 года установил преимущественное содержание, как осужденных, так и подследственных арестантов в одиночном заключении, допуская содержание их в общих камерах при отсутствии достаточного числа одиночных камер.

Возникшее после октябрьского переворота советское государство получило в «наследство» от царского режима и Временного правительства не только проблему, связанную с переполнением тюрем и тяжелейшим положением осужденных, но и вынуждено было в первое время для регулирования правового статуса осужденных использовать нормативные акты самодержавия и Временного правительства. Правовой статус осужденных к лишению свободы определялся Уставом о содержащихся под стражей и Общей тюремной инструкцией 1915 г 14 .

В последующие годы, еще до принятия Исправительно-трудового кодекса РСФСР 1924 г., был принят ряд нормативных актов, в том числе ведомственных, в которых уточнялся правовой статус осужденных к лишению свободы. Наиболее значительными из них были Постановление ВЦИК «О лагерях принудительных работ» от 17 мая 1919 г. и Положение об общих местах заключения РСФСР от 15 ноября 1920 г. Данные правовые акты объединяет закрепленная в них дифференциация условий содержания осужденных. Получение льгот ставилось в зависимость от поведения осужденного, его отношения к порядку отбывания наказания и выполнению трудовых обязанностей. В положении об общих местах заключения содержались нормы, аналогичные нормам современного уголовно-исполнительного законодательства, и в нем впервые законодательно закреплены гарантии правового статуса осужденных к лишению свободы в виде контроля со стороны ряда должностных лиц, посещающих места заключения 15 .

С принятием 16 октября 1924 г. Исправительно-трудового кодекса РСФСР был признан утратившим силу ряд нормативных актов, регулировавших до этого деятельность пенитенциарной системы и вопросы правового статуса осужденных к лишению свободы, в том числе и Положение об общих местах заключения РСФСР 1920 г.

8 стр., 3534 слов

Материально-бытовое обеспечение и медико-санитарное обслуживание ...

... обеспечение осужденных к лишению свободы представляет собой определенные условия отбывания наказания, которые обеспечивают элементарные потребности в пище, одежде, жилище, медицинском обслуживании. Норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных ...

В Исправительно-трудовом кодексе 1924 г. сохранился принцип дифференцированного подхода к условиям отбывания наказания осужденными. В нем впервые указывалось на необходимость соблюдения естественных прав человека. Исправительно-трудовой кодекс 1924 г. закреплял право осужденных на отпуск в отличие от Положения 1920 г., согласно которому отпуск являлся законным интересом осужденных.

Принятый 1 августа 1933 г. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР устанавливал ряд нововведений по сравнению с Исправительно-трудовым кодексом 1924 г. В военные и послевоенные годы правовой статус осужденных к лишению свободы определялся ведомственными нормативными актами в условиях массовых репрессий и нарушений законности в отношении осужденных 16 .

Изменение правового статуса осужденных в период с 1954 по 1990 г. проходило на фоне демократизации общества, направленной на преодоление культа личности Сталина. В 1956 г. были ликвидированы исправительно-трудовые лагеря. Основным видом исправительных учреждений стали исправительно-трудовые колонии и тюрьмы. Правовой статус осужденных в них определялся Положениями об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах МВД СССР от 1958 г. и 1961 г. Данные нормативные акты подготовили почву для перехода от подзаконных актов к исправительно-трудовому законодательству 17 .

К концу 60-х гг. XX в. все более актуальной становилась проблема кодификации исправительно-трудового законодательства. В качестве объективных причин кодификации выступали следующие:

  • во-первых, правовая база исполнения уголовных наказаний устарела и уже не отвечала новым историческим условиям;
  • во-вторых, начатая с середины 50-х гг. систематизация нормативных правовых актов об исполнении уголовных наказаний и накопленный опыт работы новой системы мест лишения свободы требовали внесения необходимых корректив;
  • в-третьих, следовало учесть результаты проведенных научных исследований в области исправительно-трудового права, полученных в период с 1958 по 1969 г.

Данная проблема была решена с принятием Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик 1969 г. и Исправительно-трудового кодекса РСФСР 1970 г. Анализ этих нормативных актов показывает, что впервые в истории советского исправительно-трудового права в них дано развернутое определение правового статуса осужденных к лишению свободы, в котором указывалось, что осужденные пользуются общегражданскими правами с ограничениями, предусмотренными законодательством для осужденных, а также вытекающими из приговора суда и режима, установленного в исправительных учреждениях данными нормативными актами.

Исследование нормативных положений Основ 1969 г. и Исправительно-трудового кодекса 1970 г. показывает:

  • что с принятием этих законодательных актов завершился процесс систематизации норм исправительно-трудового законодательства в послевоенный период и регулирования исправительно-трудовых отношений ведомственными нормативными актами;

— В последующие годы был принят ряд нормативных актов, оказавших влияние на изменение правового статуса осужденных к лишению свободы, особенно после принятия Конституции СССР 1977 г. В них были расширены законные интересы осужденных в виде возможности условного освобождения с обязательным привлечением к труду и краткосрочного выезда за пределы мест лишения свободы 18 .

3 стр., 1370 слов

Преимущественные права; правовой статус; условия выпуска и обращения

... была выбрана смешанная модель рынка ценных бумаг, на котором одновременно с равными правами присутствовали и банки и небанковские инвестиционные институты. Это европейская модель деятельности ... и привилегированные акции. Привилегированные акции одного типа предоставляют их владельцам одинаковый объем прав и имеют одинаковую номинальную стоимость. Владельцы привилегированных акций участвуют в общем ...

В период с 1991 по 1997 г. произошли коренные изменения в социальной, политической и экономической обстановке в стране, что предопределило необходимость проведения правовой реформы во всех отраслях законодательства, в том числе и исправительно-трудовом. Сложившаяся до этого периода система исправления осужденных не соответствовала задачам борьбы с преступностью, а действовавшие нормативные акты не обеспечивали надлежащей защиты прав и законных интересов осужденных. Поэтому нормотворческая деятельность по коренному изменению исправительно-трудового законодательства в эти годы была направлена на реорганизацию всей исправительно-трудовой системы, условий ее функционирования и обращения с осужденными 19 .

В завершении данного вопроса отметим следующее. Изменения правового статуса осужденных к лишению свободы происходили не только под влиянием внутренних факторов, но и с целью приведения уголовно-исполнительного законодательства в соответствие с нормами международного права, что позволило законодательно закрепить способы реализации международных стандартов обращения с осужденными 20 .

Принятие нормативных актов в указанный период в сфере исполнения уголовных наказаний позволило создать объективные предпосылки для подготовки нового Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, основной идеей которого является закрепление в законе таких правил исполнения наказаний, которые позволили бы с наименьшими ограничениями прав и свобод осужденных добиться наиболее полного их исправления.

Определение правового статуса личности, системы гарантированных ей государством прав и свобод, а также возложение на каждого человека обязанностей — центральный вопрос конституционного права, призванного охранять каждого человека от произвола. Известно, что фактическое положение человека в обществе, масштаб его свободы, выражаются, прежде всего, в материальных и духовных возможностях и обязанностях, количество, качество и пределы которых составляют содержательную характеристику состояния конкретной личности 21 .

Правами и обязанностями обладает каждый человек. Однако в определенные периоды жизни люди выполняют различные функции, обусловленные их возрастом, учебой или работой, социальным положением, конкретной жизненной ситуацией и т.п., в этом смысле выделяются особенности их правового положения. Особенности правового положения осужденных выражаются в ограничении их прав и обязанностей как граждан государства и наделении их специфическими правами и обязанностями, свойственными назначенной им мере уголовно-правового характера на период ее исполнения 22 .

Существует много точек зрения на проблему определения правового статуса осужденных. Пр. М.П. Мелентьев считает, что правовой статус осужденных складывается из их прав, обязанностей, законных интересов, гарантий осуществления прав и выполнения обязанностей. Гарантиями, по его мнению, будут являться меры поощрения и взыскания, обжалование действий должностных лиц и т.п., причем на обеспечение правового статуса осужденных направлено большинство норм уголовно-исполнительного права. Б.Х. Балкарев отмечает, что в правовой статус осужденных необходимо включать судимость 24 .В.И. Селиверстов определяет правовой статус осужденных как закрепленное нормами различных отраслей права и выраженное через совокупность прав, законных интересов, обязанностей положение осужденных во время отбывания наказания25 .

4 стр., 1921 слов

Принцип уважения прав и основных свобод человека: возникновение, ...

... с правами и свободами личности. Этот комплекс однородных норм, объединенных предметом регулирования и базирующихся на принципе уважения прав человека и основных свобод, представляет собой отрасль международного права, для обозначения которой предполагались разные наименования: «международная защита прав человека», «права человека и международное право». ...

Понятия «правовой статус личности осужденных» и «правовое положение осужденных» следует различать. «Правовой статус личности осужденных» более широкое понятие, включающее в себя и правовое положение осужденных в период исполнения наказания, и правовое положение личности виновных вне связи с их осуждением, их личностные законные интересы. Настоящая же работа посвящена именно вопросам правового положения личности осужденных в целом.

Для определения правового статуса осужденных необходимо рассмотреть понятие правового статуса личности вообще. Под правовым положением (статусом) личности понимается ее фактическое общественное положение, выраженное посредством правовых норм и определяемое совокупностью экономических, политических, духовных и иных условий жизни общества. Основными его элементами, определяющими меру свободы и ответственности личности, являются субъективные права, законные интересы и юридические обязанности. Первые две категории юридической наукой трактуются как мера возможного, а последняя — как мера должного поведения членов общества (см. Приложение Б).

Отправным моментом в определении правового положения осужденных служит правовой статус гражданина Российской Федерации, то есть осужденный продолжает оставаться гражданином государства и во время отбывания наказания. Более того, в соответствии с ч.3 п. «б» ст.23 Закона РФ от 28 ноября 1991 г. «О гражданстве Российской Федерации» выход из гражданства Российской Федерации не допускается, если гражданин, ходатайствующий о выходе из гражданства Российской Федерации, привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу либо в отношении его имеется вступивший в законную силу и подлежащий исполнению обвинительный приговор суда. (ст.10 УИК РФ) 26 .

Основы правового положения личности осужденных закреплены во Всеобщей декларации прав человека, согласно которой: никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство обращению и наказанию; каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности; право искать убежище не может быть использовано в случае преследования, в действительности основанного на совершении неполитического преступления, или деяния, противоречащего целям и принципам ООН; каждый имеет право на гражданство и др. (ст.4, 5, 6, 14, 15).

Эти и другие положения Декларации нашли отражение в Конституции РФ, Уголовно-исполнительном кодексе РФ, иных нормативных актах, регламентирующих правовой статус осужденных.

Главной особенностью правового статуса осужденных являются такие его составные элементы, как специальные (специфические) права, законные интересы и обязанности. Их совокупность подчеркивает отличия данного конкретного статуса осужденного, что позволяет не только обособить его от иных отраслевых статусов, но и разграничить статусы осужденных к различным видам уголовного наказания 27 .

3 стр., 1411 слов

Понятие и правовые основы безопасности осужденных в местах лишения свободы

... проблемы, как обеспечение безопасности осужденных к лишению свободы и закрепленного в уголовно-исполнительном законодательстве в этих целях права осужденных на личную безопасность. Одна из основных ... освобожденных от отбывания наказания, предупреждения рецидивных преступлений, исправления и перевоспитания осужденных. При исполнении уголовного наказания осужденные привлекаются администрацией колоний ...

Таким образом, правовой статус осужденного составляют три группы прав, законных интересов и обязанностей: к первой группе относятся права, законные интересы и обязанности, принадлежащие каждому гражданину и остающиеся неизменными независимо от вида наказания; во вторую группу входят те из них, которые конкретизируют общегражданские применительно к данному виду наказания; третью группу составляют специальные (специфические) права, законные интересы и обязанности, принадлежащие только осужденным.

С учетом изложенного, правовое положение осужденных следует понимать как основанную на общем статусе граждан государства и закрепленную в нормативных актах различных отраслей права совокупность их прав и обязанностей, зависящих от назначенной им судом меры уголовно-правового характера и от их поведения во время ее исполнения 28.

Основы правового положения осужденных, в том числе отбывающих лишение свободы, изложены в ст.10 УИК РФ. Многие из перечисленных прав относятся к естественным правам человека и гражданина и конкретизируют соответствующие конституционные права и свободы применительно к статусу осужденного. Содержание основных прав и обязанностей осужденных сформировалось исходя из их важности и актуальности, а также степени универсальности или общности для различных видов уголовного наказания.

Виды классификации прав, законных интересов и обязанностей осужденных не ограничиваются приведенным вариантом. Так, их группируют в соответствии с общегражданским статусом на элементарные, политические, социальные, экономические, личные и культурные права. Такое указанное в ст.9 УИК РФ основное средство исправления, как общественное воздействие, направлено прежде всего на процесс исполнения, а не отбывания наказания и адресовано преимущественно персоналу учреждений и органов, исполняющих наказания, и представителям соответствующих общественных объединений, что и позволяет не включать его в самостоятельную классификационную группу 29 .

Все права, обязанности, законные интересы осужденных можно разделить на три группы. В первую группу входят права, законные интересы и обязанности, составляющие общий (конституционный) статус, которые остаются неизменными и после осуждения лица: право на жизнь (ст.20 Конституции РФ), личное достоинство (ст.21), личную неприкосновенность (ст.22), получение квалифицированной юридической помощи (ст.48) и др.

осужденный лишение свобода право

Ограничения общегражданского статуса могут устанавливаться непосредственно Конституцией РФ либо иными законами Российской Федерации. Так, в ст.32 Конституции РФ определено, что граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, не имеют права избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления. В ст.4 Федерального закона от 19 сентября 1997 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и в ст.3 Федерального закона от 31 декабря 1999 г. № 228-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» установлен запрет на участие в выборах или референдуме граждан, содержащихся в местах лишения свободы по приговору суда. Федеральный закон «О порядке выезда из Российской, Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (ст.15) ограничивает право гражданина на выезд из Российской Федерации в том случае, если он осужден за совершение преступления, — до отбытия (исполнения) наказания или до освобождения от наказания, а ст.13 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» не разрешает выдачу лицензий для приобретения гражданского оружия лицам, отбывающим уголовное наказание за совершенное преступление.

Что касается конституционных обязанностей, то большинство из них распространяется на осужденных в той же мере, что и на остальных граждан. Это, например, относится к обязанности платить законно установленные налоги и сборы, сохранять природу и окружающую среду (ст.57, 58 Конституции РФ).

Исключение, согласно ст.23 Федерального закона от 12 марта 1998 г. «О воинской обязанности и военной службе», составляет обязанность нести военную службу (ст.59 Конституции РФ).

Во вторую группу входят права, законные интересы и обязанности, конкретизирующие общегражданские. Так, конституционные права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (ст.33 Конституции РФ), на судебную защиту и на обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека (ст.46 Конституции РФ) конкретизируются в ч.4 ст.12 УИК РФ.

В третью группу входят специальные права, законные интересы и обязанности, которые распространяются только на осужденных. Их удельный вес значительно превышает обе предыдущие группы.

Специальный статус лиц, лишенных свободы, базируется главным образом на разрешительном принципе, поэтому основным способом его правового регулирования является дозволение (разрешение).

Осужденным разрешается: приобретать продукты питания и предметы первой необходимости (ст.88 УИК РФ); иметь свидания на территории исправительного учреждения или вне его (ст.89 УИК РФ); получать посылки, передачи и бандероли (ст.90 УИК РФ); вести переписку, получать денежные переводы и отправлять их близким родственникам (ст.91 УИК РФ); осуществлять просмотр кинофильмов и телепередач, прослушивать радиопередачи (ст.94 УИК РФ); приобретать и хранить литературу. и письменные принадлежности (ст.95 УИК РФ) и т.д. Порядок реализации указанных прав приведен в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений.

В то же время статус осужденных может регулироваться и посредством наделения их субъективными правами, например, правом на личную безопасность (ст.13 УИК РФ); телефонные разговоры (ст.92 УИК РФ); прогулку (ст.93 УИК РФ).

Отметим, что законные интересы, выступая зачастую в качестве стимулов, побуждают осужденных во время отбывания наказания избирать правомерное поведение. Так, чтобы добиться улучшения условий отбывания наказания как в пределах одного исправительного учреждения, так и путем перевода в другое исправительное учреждение, осужденные должны отличаться хорошим поведением, добросовестным отношением к труду, обучению, активно участвовать в работе самодеятельных организаций осужденных и в воспитательных мероприятиях 30 .

Содержанием наказания в виде лишения свободы обусловлены и специальные обязанности осужденных, как-то: вежливо относиться к персоналу, иным лицам, посещающим исправительные учреждения, а также к другим осужденным; выполнять законные требования администрации учреждений и органов, исполняющих наказания; являться по вызову администрации и давать объяснения по вопросам исполнения требований приговора (ст.11 УИК РФ); носить одежду установленного образца (ст.82 УИК РФ); соблюдать распорядок дня, установленный в исправительном учреждении; добросовестно относиться к труду и учебе; по установленному образцу застилать постель; соблюдать правила личной гигиены; носить на одежде установленного образца нагрудные и нарукавные знаки; в тюрьмах, помещениях камерного типа, штрафных и дисциплинарных изоляторах выходить на прогулку (§3 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений).

Осужденные обязываются подвергаться обыску, их корреспонденция подлежит цензуре, а вещи, посылки, передачи и бандероли — досмотру (ст.82, 90, 91 УИК РФ).

Обязанности осужденных к лишению свободы устанавливаются и при помощи такого способа правового регулирования, как запреты. Осужденным, в частности, запрещено: вести телефонные разговоры с осужденными, находящимися в других исправительных учреждениях (ст.92 УИК РФ); получать, приобретать, хранить и распространять издания, пропагандирующие войну, разжигание национальной и религиозной вражды, культ насилия или жестокости, издания порнографического характера, а также подписываться на них (ст.95 УИК РФ); нарушать линию охраны объектов либо границы территории исправительных учреждений; наносить себе и другим лицам татуировки; употреблять жаргонные слова; играть в карты, другие игры с целью извлечения материальной или иной выгоды; подниматься на крыши зданий, цехов, строений и другие сооружения, подходить к ограждению внутренней запретной зоны; оставлять без разрешения администрации рабочие места, общежития и помещения, в которых проводятся массовые мероприятия (§3 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений).

Наиболее важным является вопрос о соотношении права на труд и обязанности трудиться. В соответствии со ст.37 Конституции РФ право гражданина на труд состоит из ряда правомочий. Часть из них — вознаграждение за труд без какой-либо дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, продолжительность рабочего времени, а также обеспечение правил охраны труда и техники безопасности — распространяется на осужденных в полном объеме и относится, следовательно, к первой группе. Они гарантируются администрацией исправительных учреждений, создающей условия для их реализации.

Другая часть правомочий — право на отдых, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск — входит во вторую группу, то есть конкретизируется уголовно-исполнительным законодательством (ст.104 УИК РФ), а также рядом ведомственных нормативных правовых актов. К этой же группе относится право на индивидуальные и коллективные трудовые споры, которые согласно ч.6 ст.103 УИК РФ должны разрешаться осужденными без прекращения работы.

В осуществлении таких правомочий, как право на забастовку в качестве способа разрешения трудовых конфликтов, добровольное вступление в трудовые отношения, их изменение или добровольное прекращение, заключение трудовых договоров, осужденные в соответствии со ст.103 УИК РФ ограничены на весь срок отбывания наказания. К третьей группе прав, законных интересов и обязанностей осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы, относится обязанность трудиться (ч.1 ст.103 УИК РФ), гарантируемая возможностью применения специальных санкций. Она относится к специальным, поскольку не имеет аналога в конституционном статусе гражданина. В соответствии со ст.37 Конституции РФ принудительный труд запрещен. В данном случае конституционная норма воспроизводит предписания, закрепленные в Международном пакте о гражданских и политических правах (1966) и Конвенции МОТ №29 «О принудительном или обязательном труде» (1934).

Однако предусмотренная уголовно-исполнительным законодательством обязанность осужденных трудиться не противоречит ни Конституции Российской Федерации, ни международным нормам, поскольку в ст.8 Международного пакта и в ст.2 Конвенции указывается, что обязательный труд осужденных не рассматривается как вид принудительного труда. Вместе с тем закон предусматривает исключение из общего правила, закрепляя перечень категорий осужденных, на которых обязанность трудиться не распространяется (ч.2 ст.103 УИК РФ).

К специальным относится также обязанность осужденных трудиться без оплаты труда на работах по благоустройству исправительных учреждений (ст.106 УИК РФ).

В число специальных прав входит, например, право на гарантированный минимум заработной платы, зачисляющейся на лицевой счет осужденных независимо от всех удержаний (ч.3 ст.107 УИК РФ).

Вместе с тем осужденные приобретают ряд специальных прав: на участие в культурно-массовых и спортивных мероприятиях, пользование библиотекой и настольными играми, вступление в самодеятельные организации осужденных.

Участие в воспитательных мероприятиях поощряется и учитывается при определении степени исправления осужденных и в то же время является их специальной обязанностью в том случае, если эти мероприятия включены в распорядок дня исправительного учреждения (ч.3 ст.109 УИК РФ).

За осужденными сохраняется право на образование, которым в соответствии со ст.43 Конституции РФ обладает каждый гражданин. Государством гарантируется общедоступность и бесплатность основного общего и среднего профессионального образования, причем основное общее образование является обязательным. Уголовно-исполнительное законодательство конкретизирует положения ст.112 УИК РФ, согласно которой обязательность получения осужденными основного общего образования устанавливается до достижения ими 30 лет. Исключение составляют осужденные, отбывающие пожизненное лишение свободы, которые к общему образованию не привлекаются. На некоторые категории осужденных возлагается специальная обязанность — получить начальное профессиональное образование или пройти профессиональную подготовку. Это относится к осужденным мужчинам в возрасте до 60 лет и осужденным женщинам в возрасте до 55 лет, не имеющим профессии (специальности), по которой они могут работать в исправительном учреждении и после освобождения из него, за исключением инвалидов первой или второй группы (ст.108 УИК РФ).

Не исключена для осужденных и возможность получения среднего (полного) общего и высшего профессионального образования. Повышение осужденными своего образовательного уровня поощряется и учитывается администрацией исправительных учреждений при определении степени их исправления.

В сфере материально-бытового обеспечения к первой группе прав, законных интересов и обязанностей осужденных относится установленное ст.39 Конституции РФ право на социальное обеспечение, воспроизводимое в ч.7 ст.12 и ст.98 УИК РФ. Во вторую группу входит общегражданское право на жилище (ст.40 Конституции РФ).

Оно конкретизировано ст.99 УИК РФ, согласно которой лица, лишенные свободы, обеспечиваются жилой площадью в расчете не менее двух квадратных метров на одного осужденного.

К третьей группе относятся специальные права осужденных: на индивидуальное спальное место и постельные принадлежности; обеспечение одеждой по сезону с учетом пола и климатических условий; минимальные нормы питания, дополнительное приобретение одежды, оплату дополнительных лечебно-профилактических и иных услуг (ч.2, 3, 7 ст.99 УИК РФ).

Ряд перечисленных в законе категорий осужденных (освобожденные от работы по болезни, беременные женщины и кормящие матери — на период освобождения от работы, несовершеннолетние, инвалиды первой и второй группы) приобретают право на улучшенные жилищно-бытовые условия и повышенные нормы питания, а также на бесплатное предоставление питания и одежды (ч.5, 6 ст.99 УИК РФ).

К специальным обязанностям осужденных в данной сфере, в частности, относятся: бережное отношение к имуществу исправительного учреждения и другим видам имущества; хранение продуктов питания и предметов индивидуального пользования, приготовление и употребление пищи только в специально оборудованных местах и помещениях (§3 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений).

На осужденных, получающих заработную плату или пенсию, возлагается специальная обязанность — возмещать стоимость питания, одежды и коммунально-бытовых услуг, а с уклоняющихся от работы — возмещать указанные расходы из средств, находящихся на их лицевых счетах. Раскрывая сферу медико-санитарного обеспечения лиц, лишенных свободы, необходимо подчеркнуть, что конституционное право каждого гражданина на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст.41 Конституции РФ) распространяется на них в полной мере. Об этом свидетельствует ч.6 ст.12 УИК РФ, по существу дублирующая конституционную норму. В то же время, учитывая особенности статуса этих лиц, законодатель в ряде норм конкретизирует некоторые аспекты осуществления данного права. Так, в ст.29 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. подчеркивается, что лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы, имеют право на получение медицинской помощи, в том числе в необходимых случаях в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения. Этой же статьей, а также ст.98 УИК РФ приостанавливается действие добровольного медицинского страхования таких лиц до окончания срока пребывания в местах лишения свободы. Охрана здоровья осужденных является одной из основных задач уголовно-исполнительной системы в целом и каждого исправительного учреждения в отдельности. Поэтому правовому регулированию реализации данного конституционного права и его конкретизации в отраслевых нормативных правовых актах уделяется столь значительное внимание 33 .

Таким образом, рассмотренные выше права, обязанности, законные интересы осужденных образуют сложную систему, которая в объективном смысле представляет институт уголовно-исполнительного права, а в субъективном — основа правового статуса конкретного осужденного.

Обращение с осужденными — одна из наиболее подробно урегулированных нормами права сфер человеческой деятельности. Практически все основные международно-правовые акты, посвященные защите прав и свобод человека, уделяют ей особое внимание. Так, ст.5 Всеобщей декларации прав человека (1948) 34 , ст.7 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966), ст.2 Конвенции против пыток и других бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984), ст.3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1959) и другие важнейшие международно-правовые документы запрещают не только пытки и жестокость, но и иные формы бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения35 . В Общем комментарии от 6 апреля 1992 г. Комитет ООН по правам человека заявил, что от государств требуется обращаться с осужденными с уважением к их достоинству. Это правило является основным и всеобщим и, как подчеркнул Комитет, не может зависеть от наличия материальных средств у государств.

Разумеется, не все осужденные и не всегда выполняют предъявляемые к ним требования. В связи с этим персонал учреждений и органов, исполняющих наказания в виде лишения свободы, наделяется соответствующими полномочиями, предусматривающими, в том числе возможность применения к нарушителям мер принуждения. Обязательным условием при этом является закрепление подобных мер и процедуры их применения в законе. Согласно ст.2 Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979) эти лица должны гуманно обращаться с задержанными и осужденными, защищать достоинство каждого и применять силу лишь в случаях крайней необходимости, когда другие методы не могут помочь в предотвращении правонарушения. Эти требования воспроизводятся и конкретизируются в Документе Московского совещания Конференции по человеческому измерению (1991).

В соответствии со ст.7 Международного пакта о гражданских и политических правах ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам. Проведение подобных опытов принудительно или тайно расценивается как проявление насилия либо жестокости по отношению к человеку. При этом не имеет значения, угрожали такие опыты жизни и здоровью людей или представлялись инициаторам эксперимента безопасными.

Ряд международных правовых актов (Всеобщая декларация прав человека, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания и др.), определяя основные права человека, указывают на необходимость обеспечения безопасности осужденных в условиях лишения свободы, закрепляют основные права личности, положительно сказывающиеся на ее безопасности. Большинство международных правовых актов, а также Конституция России безопасность личности определяют как необходимую жизненную потребность человека, которая находит свое обеспечение и реализацию в его правах, свободах и законных интересах.

декабря 1985 г. СССР подписал Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.).

Эта Конвенция была ратифицирована с оговорками Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 января 1987 г. N 6416-XI и вступила силу 26 июня 1987 г. Согласно ст. 19 Конвенции, Советский Союз возложил на себя обязанность регулярно представлять Комитету ООН против пыток доклады о соблюдении прав человека и предотвращении пыток (в том числе и при исполнении уголовных наказаний).

Это стало первым шагом в распространении международного контроля на пенитенциарные учреждения СССР.

июля 1991 г. Верховный Совет СССР принял ряд документов, расширяющих возможности международного контроля за соблюдением прав и свобод человека в местах лишения свободы. Соответствующими постановлениями высший орган законодательной власти закрепил присоединение СССР к Факультативному протоколу Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) 36 , признал компетенцию Комитета по правам человека в соответствии со ст.41 Пакта37 , снял оговорку в отношении ст.20 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания и признал компетенцию Комитета против пыток в соответствии со ст.21 и 22 Конвенции38 .

В связи с этим в CCCР появились две новые формы международного контроля: указанные комитеты ООН получили право принимать и рассматривать сообщения других государств и индивидуальные жалобы лиц, находящихся под юрисдикцией СССР, о нарушении прав человека и применении пыток.

Первый документ был ратифицирован Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных и протоколов к ней». Согласно ст.1 данного закона, Российская Федерация признала компетенцию Европейской комиссии по правам человека и Европейского Суда по правам человека по разрешению заявления (жалобы) любого лица (в том числе и осужденного), неправительственной организации или группы лиц, которые утверждают, что они являются жертвами нарушения Российской Федерацией их прав, изложенных в Конвенции и указанных в Протоколах к ней, в случаях, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления в действие этих договорных актов в отношении Российской Федерации. Конвенция вступила в силу для России 5 мая 1998 г. С 1 ноября 1998 г. стала действовать новая редакция Конвенции, упразднившая Европейскую комиссию по правам человека, предусмотревшая изменение структуры и порядка деятельности Европейского Суда 39 .

Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания была ратифицирована Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 44-ФЗ. Конвенция вступила в силу для России 1 сентября 1998 г. Согласно ст.2 Конвенции, члены Европейского комитета против пыток имеют право посещать любые места, где содержатся лица, лишенные свободы государственной властью.

Создание аналогичного института — Подкомитета по предупреждению пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания Комитета ООН против пыток предусмотрено в соответствии с Факультативным протоколом к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Этот документ был принят 18 декабря 2002 г. резолюцией 57/199 на 77-м пленарном заседании 57-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 40 .

В «Минимальных стандартных правилах ООН по обращению с заключенными» 1995 г. (а также в европейском варианте — Европейских пенитенциарных правилах — ЕПП) были определены основные направления социальной политики в отношении осужденных (заключенных).

Она основана на принципах уважения человеческого достоинства, справедливого обращения, обеспечения самоуважения, защите прав осужденных и соблюдении международных стандартов.

В этом международном документе указывается, что «в обращении с заключенными следует подчеркивать не их исключение из общества, а то обстоятельство, что они продолжают оставаться его членами. Общественные организации следует, поэтому привлекать всюду там, где это возможно, к сотрудничеству с персоналом заведений в целях возвращения заключенных к жизни в обществе. При каждом заведении следует иметь социальных работников, заботящихся о поддержании и укреплении отношений заключенного с его семьей и с могущими принести ему пользу социальными организациями. Следует принимать меры для того, чтобы заключенные могли сохранять за собой максимум совместимых с законом и условиями из приговора прав в области их гражданских интересов, социального обеспечения и других социальных льгот» 41 .

Комитетом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями были разработаны процедуры эффективного осуществления Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, одобренные резолюцией ЭКОСОС 1984/47 от 25 мая 1984 года. В этом документе всем государствам, законы которых не соответствуют Минимальным стандартным правилам, предлагается принять их и воплотить в национальном законодательстве. Седьмым Конгрессом ООН были приняты стандартные минимальные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних 42 .

Этот международный документ, известный как «Пекинские правила», был утвержден Генеральной Ассамблеей ООН резолюцией 40/33 от 10 декабря 1985 года. В нем в обобщенном виде обозначены подходы к обращению с несовершеннолетними осужденными. Одним же из наиболее объемных и подробных документов, созданных под эгидой ООН в сфере обращения с несовершеннолетними правонарушителями, являются Минимальные стандартные правила обращения c несовершеннолетними, лишенными свободы, утвержденные Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 45/115 от 10 декабря 1990 года 43 .

Согласно этим документам в отношении несовершеннолетних осужденных проведение социальной работы требует достижения дополнительных целей, то есть «обеспечение опеки, защиты, образования и профессиональная подготовка с целью оказания им помощи для выполнения социально полезной и плодотворной роли в обществе» (ст.26.1 Пекинских правил).

Достижение дополнительных целей при проведении социальной работы с несовершеннолетними, отбывающими наказание в исправительных учреждениях, осуществляется в рамках специального статуса личности несовершеннолетнего. Этот процесс имеет два направления:

  • обеспечение естественных социальных благ (опека, дополнительные права и льготы, культурно-оздоровительные мероприятия и т.д.);
  • приобретение новых для себя прав (образование, профессия, право на заключение брака и т.д.).

В 1989 году в Вене представители государств — участников СБСЕ (ныне — ОБСЕ) подписали итоговый документ, в котором содержатся обязательства названных государств соблюдать международные стандарты обращения с заключенными. Среди проблем, рассматривавшихся в Вене, отдельно обсуждался вопрос об улучшении обращения с лицами, лишенными свободы в любой форме, а также о соблюдении в отношении этой категории граждан международно признанных стандартов, в том числе в области социального обеспечения.

Следует отметить, что действующее в нашей стране уголовно-исполнительное законодательство в целом соответствует требованиям, сформулированным в

Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными и в других международных пактах, а в ряде случаев оно значительно прогрессивнее.

Это, прежде всего, относится к образованию и профессиональной подготовке осужденных.

Безусловно, опыт международного пенитенциарного сотрудничества в области социального обеспечения осужденных к лишению свободы представляет определенный профессиональный интерес. Тем более что именно на основании норм основных международных документов будут и в дальнейшей определяться основные направления социальной политики в отношении осужденных к лишению свободы в России.

В последние годы Министерство юстиции Российской Федерации уделяет большое внимание вопросам реформирования уголовно-исполнительной системы, соблюдения прав человека в деятельности ее учреждений и органов.

В Российской Федерации принят ряд законов, гарантирующих соблюдение прав граждан, ратифицированы основополагающие международные соглашения в области прав человека. Положение в области обеспечения прав осужденных и лиц, содержащихся в следственных изоляторах, в последние годы существенно улучшилось. Принят ряд законов, указов Президента, постановлений Правительства и других нормативных актов, закрепивших юридические гарантии обеспечения прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также осужденных, создания более гуманных условий их содержания в местах изоляции от общества.

Одним из важнейших направлений деятельности Министерства, существенно влияющим на положение дел в системе в целом, является планомерная и системная работа над совершенствованием и обновлением законодательной базы, ориентированной на гуманизацию карательной политики, улучшение условий содержания осужденных, подозреваемых и обвиняемых, отвечающих требованиям международных стандартов.4 6

Право осужденных на обращения с предложениями, заявлениями и жалобами можно рассматривать в двух аспектах. Во-первых, как конкретизацию уголовно-исполнительным законодательством конституционного права каждого гражданина на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления. Во-вторых, это важная гарантия обеспечения правового положения осужденных. Обращения осужденных подразделяются на три вида: предложения, заявления и жалобы. Разделение весьма условно, но оно еще раз подчеркивает то, что осужденные не изолируются от общества полностью, включая и тех, которые отбывают наказание в виде лишения свободы. Как граждане своего государства осужденные могут обращаться с предложениями по совершенствованию различных сторон его деятельности — политической, экономической, духовной. Заявления отражают гражданскую активность осужденных. В них они могут отстаивать свои позиции как члены общества. Однако чаще всего осужденные обращаются в различные инстанции с жалобами, защищая свои субъективные права и законные интересы.

Согласно ст.46 Конституции РФ и ст.15 УИК РФ, осужденные вправе обращаться в суд, если считают, что:

  • нарушены их права и свободы;
  • созданы препятствия для осуществления прав и свобод;
  • на них незаконно возложены какие-либо обязанности;

— они незаконно привлечены к какой-либо ответственности. В соответствии со ст.46 Конституции РФ осужденные вправе обжаловать действия и решения всех государственных организаций и органов, если нарушены их права и свободы гражданина, включая и те, которые по действующему законодательству обжалованию не подлежат. Так, не приведена в соответствие норма уголовно-процессуального законодательства, регулирующая вопросы изменения условий отбывания наказания осужденными к лишению свободы.

К межгосударственным органам по защите прав и свобод человека относятся прежде всего Комитет ООН по правам человека, Комитет ООН против пыток, Европейский суд по правам человека, Европейская комиссия по правам человека, Европейский комитет по предотвращению пыток и бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения или наказания и другие. Активно действует также ряд международных общественных правозащитных организаций, таких, как «Международная амнистия». «Международная тюремная реформа» и т.д.

Обеспечивая право осужденных на предложения, заявления и жалобы, уголовно-исполнительное законодательство предоставляет им право выполнять эти обращения на государственном языке Российской Федерации или того субъекта Российской Федерации, на территории которого исполняется наказание.

Право на охрану здоровья относится к тем основополагающим или естественным правам человека, которые не могут быть ограничены в связи с исполнением наказания. Статья 41 Конституции РФ закрепляет право каждого гражданина на охрану здоровья и медицинскую помощь, а в Основах законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» подчеркивается, что это право является неотъемлемым для каждого человека. Оно обеспечивается всеми возможными для государства средствами, включая охрану окружающей природной среды, создание благоприятных условий труда, быта, досуга, воспитания и обучения граждан, производство и реализацию доброкачественных продуктов питания, а также предоставление населению доступной медико-санитарной помощи. В соответствии с таким важнейшим международно-правовым документом, как «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах» (1966), каждый человек имеет право на наивысший уровень физического и психического здоровья, достигнутого в государстве.

Медико-санитарная и специализированная медицинская помощь осужденным оказывается как в специальных медицинских учреждениях, предназначенных для данной категории лиц, так и в медицинских учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения за счет средств бюджетов всех уровней.

Права и свободы человека не могут быть абсолютными, поскольку он живет в обществе и вступает в различные общественные отношения, в том числе и с другими людьми, также обладающими субъективными правами и свободами. Для того, чтобы обеспечить возможность осуществления каждым гражданином своих прав, свобод и законных интересов, государство вынуждено в определенной степени их ограничить. Без таких ограничений не может нормально существовать ни одно демократическое общество.

В учреждениях, исполняющих наказания, должен осуществляться комплекс правовых, управленческих, оперативно-розыскных, тактических и специально-превентивных мероприятий, направленных на предупреждение возможной и устранение явной опасности, угрожающей спокойствию, жизни, здоровью, чести и достоинству лиц, отбывающих уголовные наказания. Для обеспечения безопасности осужденных администрация учреждений, где они содержатся, обязана предпринять ряд профилактических мер, предусмотренных законодательством, Правилами внутреннего распорядка и другими нормативными актами.

На обеспечение личной безопасности осужденных в учреждениях, исполняющих наказания, направлены надзор за поведением осужденных, обыски и досмотры помещений, самих осужденных, их личных вещей, посылок и передач, регулируемые ст.82 настоящего Кодекса, оперативно-розыскная работа, осуществляемая на основании ст.84 УИК РФ и в соответствии с Федеральным законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», а также иные формы повседневной деятельности администрации указанных учреждений.

Поводом (формальным основанием) для принятия мер по обеспечению личной безопасности осужденного является его заявление (устное или письменное) либо рапорт сотрудника учреждения, исполняющего уголовное наказание, выявившего угрозу личной безопасности осужденного,

Заявление осужденного по обеспечению личной безопасности может быть обращено к любому должностному лицу учреждения, исполняющего наказания в виде лишения свободы. Сотрудник администрации учреждения, исполняющего наказание, к которому обратился осужденный, обязан незамедлительно принять меры по обеспечению личной безопасности (в исправительных учреждениях — это меры, как правило, по временной изоляции осужденного, до решения вопроса начальником учреждения, исполняющего наказание).

Угроза личной безопасности осужденного может быть выявлена органом, сотрудником учреждения либо другим лицом. В этом случае сотрудник или орган, получившие информацию об угрозе, обязаны сообщить о возникшей угрозе начальнику учреждения, который решает вопрос о проведении мероприятий по обеспечению личной безопасности осужденного.

До решения данного вопроса осужденный должен оставаться в безопасном месте учреждения. Под безопасным местом в исправительных учреждениях следует понимать, помимо других, специально оборудованных для этих целей помещений, камеры штрафных, дисциплинарных изоляторов, помещения камерного типа, единые помещения камерного типа, а также одиночные камеры. Перевод осужденного в камеру по указанным основаниям взысканием не является. За данным осужденным сохраняется право на свидание, на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости, получение посылок или передач и др. Срок нахождения осужденного в безопасном месте или в камере, используемой как безопасное место, в комментируемой статье не указан. Поэтому при решении данного вопроса следует исходить из того, что перевод осужденного в безопасное место является мерой срочного характера.

Свобода совести относится к личным демократическим свободам, закрепляемым политическими и правовыми нормами и определяющим положение личности в обществе. Под свободой совести понимается право каждого человека сделать выбор — руководствоваться ли ему в оценке своих действий и мыслей религиозными постулатами или игнорировать их. Декларация прав человека (ст.18) и Международный пакт о гражданских и политических правах (ст.18) провозглашают свободу религиозных убеждений как одно из основных прав человека 48 .

Воспринимая международно-правовые нормы и закрепляя их в национальном законодательстве, Конституция РФ гарантирует каждому гражданину свободу совести и вероисповеданий, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой. Уголовно-исполнительный кодекс в ст.14 конкретизирует конституционное право гражданина. Обеспечивая свободу совести и вероисповедания, закон одновременно охраняет здоровье граждан и общественную нравственность. Преступлением признается деяние, состав которого охватывает создание религиозного объединения с деятельностью, сопряженной с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, а равно руководство таким объединением (ст.239 УК РФ) 49 .

Не исключая уголовной и административной ответственности, уголовно-исполнительное законодательство предусматривает возможность применения к осужденным, нарушающим правила внутреннего распорядка, в том числе и при отправлении религиозных обрядов, мер дисциплинарной ответственности.

Таким образом, в российском уголовно-исполнительном законодательстве содержится система правовых гарантий обеспечения реализации правового положения осужденных к лишению свободы.

Особенности взаимоотношений осужденного с администрацией учреждений и органов, исполняющих наказания, обусловлены характером уголовно-исполнительных правоотношений, императивным велением, исходящим от государства в лице учреждений и органов, исполняющих наказания. В итоге под влиянием специфики принуждения осужденный обладает принудительно навязанным поведением с точки зрения общих уголовно-исполнительных правоотношений, а администрация учреждений и органов, исполняющих наказания, — доминирующим. Подчеркивается, что признание за осужденным субъективных прав, законных интересов, юридических обязанностей со стороны государства свидетельствует о том, что осужденный является полноценным субъектом права, а не объектом карательного воздействия.

Данные обстоятельства определяют формы и методы защиты прав осужденных к лишению свободы. Прежде всего отметим, что к основным элементам механизма реализации и защиты прав осужденных относятся: регламентация режима содержания специально посвященными этому федеральными законами; четкое определение правового статуса личности в процессе исполнения наказаний, ее основных прав и обязанностей; включение обеспечения прав указанных лиц в число основных требований режима в местах государственной изоляции и возложение на администрацию и сотрудников учреждений соответствующих обязанностей; подробная регламентация порядка реализации основных прав и свобод личности в процессе исполнения наказаний; установление порядка информирования их о правах и свободах; информирование о порядке защиты прав и свобод; установление пределов правоограничений личности в процессе исполнения наказаний, обусловленных достижением целей применения государственной изоляции; — исключение применения к рассматриваемым категориям лиц пыток, иных действий, имеющих целью получение информации, а также причинение физических или нравственных страданий 50 .

Следует отметить, что не является сужением объема права или его ограничением уточняющие его содержание и используемые в законотворческой практике юридические способы фиксации границ дозволенной свободы, а также устанавливаемый отраслевым законодательством или подзаконными актами порядок осуществления права. В связи с этим выявляется необходимость совершенствования действующего законодательства, регламентирующего механизм реализации юридических гарантий в процессе исполнения наказаний.

Рассмотрим основные формы защиты прав человека в местах лишения свободы.

Конституция РФ гарантирует каждому судебную защиту прав и свобод. Право на судебную защиту подразумевает не только право на обращение в суд за защитой, но и возможность реального восстановления нарушенных прав и интересов с помощью суда.

К основным способам судебной реализации гарантий защиты прав личности в сфере исполнения наказаний относятся требования через обращение в суд в гражданско-правовом порядке признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права; признания действий незаконными; пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; возмещения убытков; компенсации морального вреда (физических или нравственных страданий); опровержения по суду порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений (в том числе в средствах массовой информации), если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Пример (Cм. Приложение Д).

С целью административно-правовой защиты в административном порядке потерпевший может подать жалобу в прокуратуру, вышестоящий орган исполнительной власти или уполномоченному по правам человека.

Несмотря на то, что описанные способы в большей степени относятся к лицам с общим правовым статусом, это не исключает возможности пользования вышеназванных способов лицами, в отношении которых осуществляется исполнение наказаний. Однако их применение несколько затруднено в связи с правовым положением данной категории лиц. Рассмотренные способы юридической реализации гарантий защиты прав личности в сфере исполнения наказаний осуществляются в основном посредством подачи соответствующей жалобы.

Специальная административная защита включает в себя ведомственный контроль (ст.21 УИК РФ) и прокурорский надзор (ст.22 УИК РФ).

Цель ведомственного контроля — изучение реального положения дел в государственных учреждениях, осуществляющих исполнение наказаний, и защита прав лиц, в отношении которых оно исполняется, от нарушения.

Рассмотрение результатов ведомственного контроля имеет разнообразные формы. Оно выражается в принятии необходимых решений вышестоящими органами управления, издании итоговых приказов, в отчетах руководителей проверяемых органов и учреждений, проведении специальных совещаний, собраний по итогам проверки, составлении планов по устранению выявленных недостатков в работе, проведении контрольных проверок с той же целью.

Статья 21 УИК РФ содержит общие положения об осуществлении ведомственного контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания. В связи с проводимой в стране административной реформой организация контрольной деятельности со стороны вышестоящих органов и должностных лиц несколько изменилась. Минюст России в соответствии с Положением о Министерстве юстиции РФ 51 осуществляет координацию и контроль деятельности подведомственных ему федеральных служб, в том числе и ФСИН России. Тем самым Министерство юстиции Российской Федерации является органом ведомственного контроля, полномочия которого установлены Указом Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314, Типовым регламентом взаимодействия федеральных органов исполнительной власти52 и Положением о Министерстве юстиции РФ. Одним из главных направлений деятельности Минюста России по координации и контролю является подготовка ежегодных докладов Президенту РФ и Правительству о состоянии работы по исполнению уголовных наказаний, обеспечению условий содержания осужденных, а также по соблюдению законности и прав человека в учреждениях, исполняющих наказания. Для реализации данной функции Минюст наделен соответствующими полномочиями.

Вместе с тем наибольший объем контрольных полномочий за деятельностью персонала учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, сосредоточен в ФСИН России. Специально для осуществления контроля за соблюдением прав человека в учреждениях, исполняющих наказания, в ГУИН Минюста России был создан одноименный отдел 53 , а на местах введены должности помощников начальников территориальных органов УИС по соблюдению прав человека. На эти органы возложены функции по обобщению поступающей информации о соблюдении прав человека и докладе ее руководству, по рассмотрению предложений и заявлений осужденных и иных граждан по вопросам соблюдения прав человека, по личному участию в инспектировании учреждений и органов, исполняющих наказания.

Прокурорский надзор за соблюдением прав осужденных и законностью деятельности персонала учреждений и органов, исполняющих наказания, осуществляется Генеральным прокурором РФ и подчиненными ему прокурорами в соответствии со ст.22 УИК РФ и Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации».

Прокурор обязан отменять дисциплинарные взыскания, наложенные в нарушение закона на лиц, заключенных под стражу, и осужденных; немедленно освобождать их своим постановлением из штрафного изолятора, помещения камерного типа, карцера, одиночной камеры, дисциплинарного изолятора. Кроме того, прокурор или его заместитель обязан немедленно освободить своим постановлением каждого содержащегося без законных оснований в учреждениях, исполняющих наказания. Пример (Cм. Приложение В).

В последние годы в связи со становлением правового государства и гражданского общества происходит расширение круга субъектов контрольной деятельности в сфере исполнения уголовных наказаний. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ «О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»» наделил правом беспрепятственного посещения учреждений и органов, исполняющих наказания, и, соответственно, контроля Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации. Это позволило привести предписания УИК РФ в соответствие с Федеральным конституционным законом от 26 февраля 1997 г. «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации».

Уполномоченный рассматривает жалобы на нарушения прав человека, поступившие от граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, в том числе находящихся в учреждениях и органах, исполняющих наказания. Жалобы, адресованные Уполномоченному лицами, находящимися в местах принудительного содержания, просмотру администрацией этих мест не подлежат и в течение 24 часов направляются Уполномоченному.

Получив жалобу, Уполномоченный имеет право:

  • принять жалобу к рассмотрению;
  • разъяснить заявителю средства, которые тот вправе использовать для защиты своих прав и свобод;
  • передать жалобу государственному органу, органу местного самоуправления или должностному лицу, к компетенции которых относится разрешение жалобы по существу;

— отказать в принятии жалобы к рассмотрению. О принятом решении Уполномоченный в десятидневный срок уведомляет заявителя. В случае начала рассмотрения жалобы Уполномоченный информирует также государственный орган, орган местного самоуправления или должностное лицо, решения или действия (бездействие) которых обжалуются.

При проведении проверки по жалобам о нарушении прав и свобод осужденных Уполномоченный вправе беспрепятственно посещать учреждения и органы, исполняющие наказания, запрашивать и получать от государственных органов и у должностных лиц сведения, документы и материалы, необходимые для рассмотрения жалобы, получать объяснения должностных лиц и государственных служащих, исключая судей, по вопросам, подлежащим выяснению в ходе рассмотрения жалобы. Уполномоченный вправе проводить самостоятельно или совместно с компетентными государственными органами, должностными лицами и государственными служащими проверку деятельности учреждений и органов УИС и их должностных лиц.

По вопросам своей деятельности Уполномоченный пользуется правом безотлагательного приема руководителями и другими должностными лицами ФСИН России и ее подразделений.

Важной формой реагирования на нарушения прав осужденных являются доклады Уполномоченного. Проблемы соблюдения прав осужденных находят освещение в ежегодных докладах Уполномоченного о своей деятельности, направляемых Президенту РФ, в Совет Федерации и Государственную Думу, Правительство РФ, во все высшие судебные инстанции и Генеральному прокурору РФ. Ежегодные доклады подлежат обязательному официальному опубликованию в «Российской газете». Законодатель в ст.24 УИК РФ установил в качестве контрольного органа уполномоченных по правам человека в субъектах РФ. Такая должность предусмотрена статьей 5 ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» и уже учреждена в 31 регионе страны. Основные направления и формы контроля в сфере обеспечения прав осужденных региональных уполномоченных, как правило, аналогичны деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ 54 .

Общественный контроль за деятельностью персонала учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, установлен статьей 23 УИК РФ. Анализ действующего законодательства и сложившейся контрольной практики в сфере исполнения уголовных наказаний показывает, что к субъектам общественного контроля можно отнести общественные наблюдательные комиссии, Общественную палату РФ, комиссии по вопросам помилования на территории субъекта Российской Федерации, органы местного самоуправления, общественные и религиозные объединения, средства массовой информации, отдельных граждан.

Правом контроля во время посещений учреждений, исполняющих наказания, согласно ст.38 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», обладают главы органов местного самоуправления в пределах соответствующих территорий и члены общественных наблюдательных комиссий, созданных в соответствии с законодательством Российской Федерации. Однако в последнем случае мы имеем прецедент, когда Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ в уголовно-исполнительное законодательство внесен этот новый субъект контроля, но компетенция общественных наблюдательных комиссий и их членов должна быть определена в Федеральном законе «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии общественных объединений их деятельности», проект которого в настоящее время обсуждается в Государственной Думе.

Согласно ст.15 законопроекта 55 , подготовленного ко второму чтению, планируется наделить общественную наблюдательную комиссию, а также членов общественной наблюдательной комиссии следующими контрольными полномочиями в сфере исполнения уголовных наказаний:

  • в составе не менее двух членов общественной наблюдательной комиссии посещать исправительные учреждения в установленном законом порядке при соблюдении правил внутреннего распорядка указанных учреждений;
  • при этом члены общественной наблюдательной комиссии вправе по собственной инициативе посещать камеры, карцеры, стационарные отделения, прогулочные дворики, штрафные и дисциплинарные изоляторы, одиночные камеры, помещения для обеспечения безопасности осужденных и иные помещения учреждений уголовно-исполнительной системы, за исключением охранных объектов и сооружений, на посещение которых необходимо согласие начальников соответствующих исправительных учреждений;
  • беседовать с осужденными при наличии согласия указанных лиц в условиях, позволяющих представителю администрации соответствующего учреждения или органа видеть их, но не слышать;
  • принимать обращения и жалобы от осужденных по вопросам нарушения их прав и законных интересов;
  • обращаться с заявлениями к начальнику исправительного учреждения и вышестоящим должностным лицам по вопросам, связанным с обеспечением прав и законных интересов осужденных;
  • принимать участие с правом совещательного голоса в работе комиссии исправительного учреждения при решении вопросов о переводе осужденных из одних условий отбывания наказания в другие;

— направлять жалобы лиц, находящихся в местах лишения свободы, их родственников, защитников и представителей, а также иных лиц по вопросам обеспечения прав человека органам или должностным лицам, к компетенции которых относится разрешение данных жалоб по существу.

Подведем некоторые итоги. Можно констатировать, что в условиях административных преобразований и перехода к гражданскому обществу законодательство Российской Федерации предусматривает различные виды, методы и формы защиты прав осужденных в местах лишения свободы. Однако практика обеспечения прав и свобод осужденных к лишению свободы, не может быть признана совершенной. Это напрямую зависит от стремления контролирующих органов осуществить свои контрольные полномочия, от степени информированности осужденных и других граждан об этом механизме защиты прав и свобод, от общей заинтересованности государства и общества в эффективности контроля.

В последнее время деятельность исправительных учреждений стала более открытой для общества. Особенно большое внимание общественности и СМИ привлекает проблема реализации и защиты прав человека в ИУ. Проводятся и научные исследования в данной области, которые выявляют проблемные аспекты и предлагают пути их решения. Рассмотрим результаты некоторых из них.

Наиболее распространенными нарушениями прав, согласно опросам осужденных, проведенных С.К. Акимовым, являются нарушение права на вежливое обращение со стороны персонала ИУ (1.6,2 %), на охрану здоровья и медико-санитарное обеспечение (14,1%), на направление предложений, заявлений, ходатайств и жалоб (12,5 %), а также на незаконное применение физической силы, специальных средств и оружия (12 %) 56 .

О полном восстановлении нарушенных прав после обращения в государственные органы сообщили 23,7 % осужденных, о частичном — 10,3 %, о том, что их права не были восстановлены — 20,6 %. Однако больше всего осужденных (45,4 %) не ответили на этот вопрос. Вероятно, некоторые из них на момент анкетирования не получили ответа на жалобу, другие и не ожидали восстановления своих прав, поскольку, как показывает практика работы с жалобами, многие осужденные зачастую приводят в них недостоверные сведения. Показательно, что наибольшее доверие в вопросе восстановления нарушенных прав осужденные высказали администрации ИК — 16,6 %, а в целом учреждениям и органам УИС — 27,7 % (наибольший показатель).

Органам прокуратуры высказали свое доверие — 26,2 % осужденных (Генпрокуратуре России-15,7%) 57 .

Полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что учреждения и органы УИС, а также органы прокуратуры играют значительную роль в защите прав и свобод осужденных. С другой стороны, суды, наделенные в настоящее время наибольшим объемом полномочий по защите прав и свобод граждан, недостаточно представлены в рассматриваемой нами сфере деятельности (3,7%) 58 . На наш взгляд, это связано с тем, что повышение роли судебной власти в области зашиты прав граждан произошло достаточно быстро и относительно недавно, а в сознании многих людей осуществление этих функций еще традиционно отождествляется с ведомственными или надзорными органами. Однако, несомненно, что в будущем, при условии сохранения нынешней направленности судебной реформы, по мере формирования нового правосознания и повышения уровня правовой грамотности граждан, возрастет и доверие к суду, как к одному из главных институтов правового государства.

Относительно высоким оказался показатель недоверия осужденных всем указанным в опросном листе правозащитным органам — 8,9 %.

Наиболее распространенными нарушениями прав осужденных, допускаемых администрацией ИУ, согласно представлениям прокуроров, являются несоблюдение норм о материально-бытовом обеспечении (27,8 %), нарушение трудовых прав (26,5 %), требований закона об охране здоровья и медико-санитарном обеспечении (17,3 %) и незаконное применение взысканий (9 %) 59 .

По сообщениям экспертов — прокуроров по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях (спецпрокуроров) чаще всего ими выявляются нарушения требований закона о материально-бытовом обеспечении осужденных — 12,8 %, прав на охрану здоровья и на медико-санитарное обеспечение — 11,5 %, права на направление предложений, заявлений, ходатайств и жалоб — 11,1 %, а также трудовых прав — 8,9 %.6 0

Некоторые расхождения с данными, полученными по результатам обобщения представлений можно объяснить тем, что последние вносятся, как правило, при выявлении наиболее серьезных нарушений законов, тогда как мнение спецпрокуроров дает как бы общий фон состояния законности в УИС.

Сопоставление результатов, полученных при обработке представлений прокуроров и анкетировании экспертов, позволяет отметить, что чаще остальных нарушаются права осужденных на материально-бытовое обеспечение, на охрану здоровья и медико-санитарное обеспечение, а также трудовые права. Такие данные позволяют с уверенностью говорить о наличии серьезной проблемы в обеспечении учреждениями и органами УИС этих прав осужденных и обеспокоенностью последних сложившейся обстановкой.

Анализ причин перечисленных нарушений прав осужденных позволяет констатировать, что они вызваны как объективными (недостаток финансирования, последствия развала экономики страны и т.д.), так и субъективными причинами, связанными как с недостаточно высоким уровнем правовой грамотности сотрудников УИС, так и с ненадлежащим исполнением ими своих должностных обязанностей.

С другой стороны, сами сужденные назвали наиболее распространенными нарушения прав на вежливое обращение со стороны персонала ИУ (16,2 %) и на направление предложений, заявлений, ходатайств и жалоб (12,5 %).

Изложенное в сопоставлении с объективными показателями нарушений законов в отношении осужденных, зафиксированных прокурорами в представлениях, показывает, что осужденные не только плохо осведомлены о широком комплексе предоставляемых им уголовно-исполнительным законодательством прав и свобод, которые нередко нарушаются, но и ненадлежащим образом информируются об этом администрацией ИУ. Это позволяет утверждать, что правовая грамотность осужденных находится на очень низком уровне.

Информацию о своих правах осуждённые чаще всего получают от рядового персонала исправительного учреждения; из наглядных материалов (стендов, досок объявлений и т.п.), вывешенных на территории исправительного учреждения и разъясняющих права осуждённых; непосредственно при поступлении в исправительное учреждение; от других осуждённых; из имеющейся юридической литературы; на личном приёме у начальника исправительного учреждения; по радио или телевидению. И лишь немногие осуждённые информацию о своих правах получают от адвокатов. Те респонденты, которые считают, что не имеют возможности ознакомиться со своими правами во время отбывания наказания, связывают данное обстоятельство в основном с отсутствием библиотеки в исправительном учреждении или юридической литературы в ней, нежеланием персонала исправительного учреждения разъяснять права осуждённых, отсутствием наглядных материалов.

Исследования, проведенные О.А. Акимовой, показали, что юридическую помощь в исправительных учреждениях осужденные чаще всего получают от рядовых сотрудников. Однако в большинстве своём эти сотрудники не имеют достаточных познаний в области юриспруденции. В этой связи О.А. Акимова предлагает, во-первых, уделить внимание непосредственно повышению профессиональной квалификации сотрудников исправительных учреждений, во-вторых, ввести в штатное расписание исправительных колоний единицу юрисконсульта для оказания квалифицированной юридической помощи осуждённым на постоянной основе 63 .

При реализации права осуждённых на юридическую помощь важное значение имеют организационные гарантии — наличие специальных помещений для конфиденциальных консультаций, осуждённых с адвокатами. Однако лишь 40% опрошенных осуждённых ответили, что встречи с адвокатами в исправительных учреждениях проходят в специально оборудованных для этих целей помещениях вне пределов слышимости третьих лиц. В большинстве же случаев для этого предоставляются общие комнаты, где проходят свидания с родственниками и иными лицами (34%), помещения в дежурной части (12%) либо кабинеты начальника воспитательного отдела, оперативных подразделений, комнаты отдыха и др. (14%).

В этой связи руководителям исправительных учреждений необходимо принять безотлагательные меры по оборудованию специальных помещений, где осуждённые и адвокаты могли бы встречаться наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания, как того требует законодательство. Ещё одной проблемой, выявленной в ходе исследования, является получение осуждёнными бесплатной юридической помощи адвокатов.

Таким образом, можно констатировать, что хотя услуги адвокатов являются основной формой оказания профессиональной (квалифицированной) юридической помощи осуждённым, роль адвокатуры как института, призванного обеспечивать защиту прав осуждённых в России, остаётся на весьма низком уровне. Поэтому в действующее законодательство должны быть внесены изменения и дополнения как правового, так и организационного характера в целях реального обеспечения полномочий адвоката, гарантий оказания бесплатной юридической помощи, увеличения численности адвокатуры.

Анализ анкетных данных респондентов из числа осужденных, содержащихся в ИУ различных видов режима, показал, что в настоящее время, 45 % осужденных необходимыми средствами личной гигиены обеспечивают родственники, друзья, знакомые, которые присылают средства гигиены в посылках, передачах, бандеролях; 15 % респондентам помогают другие осужденные и такое же количество осужденных не пользуются в полном объеме средствами индивидуальной гигиены, предусмотренными уголовно-исполнительным законодательством. Следует отметить, что из 256 опрошенных, содержащихся в СИЗО, 19% имеют в камере весь необходимый коммунально-бытовой инвентарь, 67 % — только некоторые предметы, 3 % ничего не имеют в камере.

Другой проблемой, выявленной в ходе проведенного исследования, является организация питания осужденных в соответствии с нормами по калорийности и учетом потребностей человека в суточной норме витаминов. В ИУ дефицитными остаются натуральные продукты с содержанием белка и витаминов, овощи и фрукты. Минимальный рацион поддерживается в течение продолжительного времени за счет продуктов ограниченного ассортимента.

В ходе исследования 76% осужденных указали на отсутствие мясных продуктов, их замену соевым заменителем, 56 % — на низкое качество и небрежное приготовление пищи (использование испорченных продуктов, наличие посторонних предметов в пище), несоблюдение санитарных правил (плохо вымытая посуда, грязные помещения, наличие грызунов и насекомых).

В отдельных колониях обозначенные в меню продукты не соответствовали реально наличествующим в рационе. Следует также отметить, что 11 % от общего числа респондентов оценивают рацион питания в ИУ как удовлетворительный, а 6 % готовят пииту сами 63 .

Анализ проведенного анкетирования показал, что 53 % осужденных считают медицинское обеспечение ИУ неудовлетворительным (нехватка лекарств, устаревшее медицинское оборудование и т.п.); 21 % указали на ограниченность медицинской помощи устными пожеланиями врача и выдачей медицинских препаратов. Только 26% респондентов отметили удовлетворительную медицинскую помощь, которая была им предоставлена со стороны персонала медицинской части 68 .

В то же время исследования показывают, что реализация прав осужденных в целом обеспечивается действующим законодательством. Это подтверждается позицией опрошенных лиц. Подобную точку зрения поддержали 71 % осужденных и 56 % законопослушных граждан из числа опрошенных автором. Однако социологический опрос осужденных и обычных граждан приводит к выводу о том, что здесь имеют место нерешенные проблемы. Только 37 % и 32 % соответственно считают возможным в условиях лишения свободы реализовать предоставленные законом права, тогда как 60 % и 63 % дали на этот вопрос отрицательный ответ или усомнились в этом. Рассматриваемая проблема является важной, поскольку от решения проблем деятельности уголовно-исполнительной системы во многом зависят состояние правопорядка и законности в стране, покой и безопасность людей, моральное здоровье нашего общества.

В современном российском обществе нет согласия по поводу необходимости проведения реформы системы исполнения наказаний: 56 % опрошенных законопослушных граждан не поддерживают меры, направленные на гуманизацию исполнения наказаний. Одни при этом считают, что наказание, выступая в качестве возмездия за совершенное преступление, теряет свою сущность. Другие не разделяют такие меры, просто опасаясь за свою безопасность. Стоит отметить, что иного мнения придерживаются 84 % осужденных 66 .

Это означает, с одной стороны, что не все шаги, осуществляемые государством в этой сфере, были понятны широкой общественности. Между тем значимость морально-нравственных факторов, действующих в обществе, несомненно, велика. «Без моральной поддержки народа любые попытки изменения уголовной политики государства в борьбе с преступностью, модернизации законодательства в этой и других областях будут малоэффективны, какие бы силы и средства не были брошены на достижение поставленных целей» 67 . С другой стороны, возникает ответственная задача соблюдения сбалансированности процессов гуманизации и обеспечения безопасности всего общества.

Представляется, что если не брать во внимание экономические проблемы пенитенциарной системы, породившие массу негативных последствий, связанных с обеспечением процесса исполнения уголовного наказания, то проблема реализации прав осужденных состоит из трех основных компонентов, решение которых позволит значительно продвинуться в этом вопросе, снимет напряженность в местах лишения свободы:

  • проведение комплексной работы с населением, направленной на повышение уровня правосознания граждан (с использованием информационных средств воздействия, возможностей образовательных учреждений).

    Нужно стремиться к тому, чтобы каждый гражданин четко понимал цели предлагаемых реформ в УИС, их значение для общества, роль личности в процессе их реализации. Только тогда мы вправе рассчитывать на успех;

  • пересмотр приоритетов в организации процесса исполнения наказаний с учетом соблюдения условий, при которых реализуются права человека;

— В завершении данного вопроса отметим следующее. Сложившаяся в местах лишения свободы ситуация требует принятия комплекса организационно-правовых и экономических мер, исключающих возможности для произвола со стороны администрации исправительного учреждения, а также в целях укрепления социально полезных связей осужденных.

Предпочтительно, чтобы в перспективе каждый осужденный жил в отдельной камере с необходимыми удобствами. Следует отметить, что в настоящее время в пенитенциарной практике одним из наиболее жестких видов наказания и дисциплинарного воздействия является одиночное заключение. Следует отказаться от такой практики, оставив место лишь для минимально необходимых элементов принуждения, связанных с одиночным заключением. Для надлежащего исполнения требований санитарии и гигиены представляется целесообразным увеличить нормы жилой площади на одного осужденного.


Итак, подведем итоги нашей работы. Прежде всего, необходимо отметить, что правовое положение осужденных — это система нормативно закрепленных субъективных прав, обязанностей, законных интересов осужденных, возникающих в результате ограничения, сохранения, конкретизации и дополнения общего правового статуса гражданина (См. Приложение А).

Правовой статус осужденных к лишению свободы, который существует в РФ сейчас, будет в дальнейшем подвергаться различным изменениям. Поэтому научная разработка этой проблемы представляет большой интерес.

В настоящее время нормативное регулирование правового положения осужденных к лишению свободы является подробно разработанным институтом уголовно-исполнительного права и отражает мировые стандарты обращения с осужденными. Пределы реализации прав осужденных заключаются в том, что они не должны нарушать порядок и условия отбывания наказания и интересы других лиц. Закрепление прав, законных интересов и обязанностей осужденных осуществляется действующим уголовно-исполнительным законодательством в основном путем формулирования норм, регулирующих режим (порядок) отбывания и исполнения наказания. Вместе с тем, имеются нормы, непосредственно посвященные обеспечению прав и обязанностей осужденных. В уголовно-исполнительном законодательстве они названы основными правами и основными обязанностями осужденных.

Российская Федерация уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных, обеспечивает законность применения средств их исправления, правовую защиту и личную безопасность осужденных при исполнении наказаний. Права и свободы граждан могут быть ограничены лишь приговором суда и только в той мере, в какой это предусмотрено уголовным и уголовно-исполнительным законодательством. Остальные права и свободы осужденных лиц подлежат охране и защите в равной мере со всеми гражданами России.

Деятельность прокуратур по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях (спецпрокуратур) в настоящее время является оптимальным и универсальным средством по выявлению, устранению и предупреждению нарушений прав и свобод осужденных, поскольку из всех правозащитных структур только спецпрокурор может, выявив нарушение, сразу же, без волокиты, его устранить, а также поставить вопрос о привлечении к ответственности виновных должностных лиц.

Несмотря на политику гуманизации уголовного наказания, количество осужденных в нашей стране продолжает оставаться одним из самых больших в мире, а уровень нарушений их прав в ИУ еще достаточно высок. Принимая во внимание этот факт, полагаем целесообразным создание системы пенитенциарного правосудия и наделение пенитенциарных судов полномочиями по рассмотрению всех судебных споров, вытекающих из уголовно-исполнительных правоотношений. Представляется, что такое правосудие будет способно наиболее профессионально и эффективно разрешать проблемы, возникающие в процессе отбывания уголовных наказаний.

Одновременно необходимо внести в соответствующие нормы УПК РФ дополнения и изменения, предусматривающие обязательное участие прокуроров при рассмотрении данной категории дел. Целесообразность такого участия прокуроров видится в том, что интерес прокуроров, постоянно осуществляющих надзор за исполнением законодательства в местах лишения свободы, в отличие от личного интереса осужденных и служебного интереса администрации ИУ, заключается в неукоснительном соблюдении законов, как осужденными, так и сотрудниками УИС. Кроме того, такие прокуроры способны высказать компетентное мнение по существу рассматриваемого вопроса, что позволит суду максимально полно, объективно и всесторонне исследовать обстоятельства дела и принять законное и обоснованное решение.


№ п/п

Понятие

Определение

1

Адвокат

(лат. <#»795700.files/image001.gif»>

Приложение Б

Конституционно-правовой статус личности.


Приложение В

Чердынский районный суд Пермского края — СУДЕБНЫЕ АКТЫ

Дело № 2-27/2010

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

ДД. ММ. ГГГГ

Чердынский районный суд в составе председательствующего судьи Набиюллиной А.Г.,

истца — старшего помощника прокурора прокуратуры по надзору за соблюдением законов в — Щербакова Ю.Н.,

представителя ответчика ФБУ ГУФСИН России по — в лице Ассанова Е.В., действующего на основании доверенности № от ДД. ММ. ГГГГ сроком по ДД. ММ. ГГГГ, при секретаре Коростелевой Е.Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску прокурора прокуратуры по надзору за соблюдением законов в о принуждении к ФБУ законных требований

УСТАНОВИЛ:

Прокурор прокуратуры по надзору за соблюдением законов в в порядке ст.45 ГПК РФ обратился в суд с иском к ФБУ ГУФСИН России по о принуждении к выполнению законных требований. Прокурор полагает, что в соответствии со ст.13 Федерального закона № от ДД. ММ. ГГГГ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказание в виде лишения свободы» (далее — Закон № от ДД. ММ. ГГГГ.) на исправительное учреждение возложена обязанность обеспечения уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации. В обоснование своего требования указывает, что в ходе комплексной проверки деятельности, проводимой в период ДД. ММ. ГГГГ ДД. ММ. ГГГГ, были выявлены нарушения требований ст.88 УИК РФ. По результатам проверки в адрес начальника ФБУ ОИК-11 было внесено представление об устранении выявленных нарушений закона. ДД. ММ. ГГГГ по результатам рассмотрения жалоб осужденных, отбывающих наказание в, вновь были выявлены нарушения требований ст.88 УИК РФ. По данному факту было вынесено представление, в котором ставился вопрос об устранении нарушений требований закона в части, касающейся работы магазина. Не смотря на принимаемые все принимаемые меры прокурорского реагирования, указанные нарушения закона не были устранены.

Мотивируя тем, что бездействием ФБУ и его должностных лиц нарушаются права осужденных к лишению свободы в части приобретения в магазинах на территории колонии продуктов питания, предметов первой необходимости, гарантированных ст.88 УИК РФ, прокурор просит:

признать незаконным бездействие ФБУ ГУФСИН России по по устранению нарушений закона, регламентирующего право осужденных без ограничения приобретать продукты питания и предметы первой необходимости в магазине ИК-11.

обязать ФБУ ГУФСИН России по организовать ежедневную, за исключением выходных и праздничных дней, работу магазина в в целях возможности приобретения ими продуктов питания и предметов первой необходимости.

Представитель истца — старший помощник прокурора Щербаков Ю.Н. в судебном заседании иск поддержал, иных требований, не указанных в заявлении, не имеет. Дал пояснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении. Просит удовлетворить иск.

Представитель ответчика ФБУ ГУФСИН России по — Ассанов Е.В. в судебном заседании факты нарушений, выявленные прокуратурой, в целом не отрицает.

Дополнительно пояснил, что магазин в для осужденных не может функционировать ежедневно, согласно установленного приказом начальника ФБУ режима по двум причинам; нет продавца в магазине и недостаточность финансирования.

В настоящее время с ДД. ММ. ГГГГ в ввели ставки продавцов. Один продавец обслуживает и вахтовый участок, второй — и. Когда продавец уезжает на «отоварку» на вахтовый участок — он находится там несколько дней и не успевает обслуживать. Деньги на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости поступают от доходов от внебюджетной деятельности учреждения, связанной с производственной и коммерческой деятельностью. Из-за недостаточности финансирования, магазин постоянно функционировать не может, поскольку нет возможности в полном объеме закупать ассортиментный перечень товаров. В целях выхода из сложившегося положения пытаются договариваться с поставщиками и проводить бартерные сделки, в колонии запускается швейная мастерская по пошиву одежды, белья. Начальники отрядов по доверенностям осужденных, снимают с их лицевых счетов деньги, затем приобретают продукты питания и предметы первой необходимости. Потом, начальники отрядов по чекам отчитываются об истраченных суммах. Разрешение спора оставляет на усмотрение суда.

Заслушав доводы сторон, изучив материалы дела, суд приходит к

В силу ч.1 ст.88 УИК РФ, осужденные к лишению свободы могут без ограничения приобретать продукты питания и предметы первой необходимости по безналичному расчету за счет средств, заработанных в период отбытия наказания, а так же за счет получаемых пенсий, социальных пособий и денежных переводов.

Для этих целей, согласно п.100 Главы XVII Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства Юстиции РФ № от ДД. ММ. ГГГГ (далее — Правила) в исправительных учреждениях организуются магазины, работающие ежедневно, за исключением выходных и праздничных дней.

Факт нарушения гарантированных ст.88 УИК РФ прав осужденных к лишению свободы, отбывающих уголовное наказание в виде лишения свободы в части приобретения в магазинах на территории колонии продуктов питания, предметов первой необходимости подтверждается следующими материалами:

докладной запиской от ДД. ММ. ГГГГ прокурора ФИО4 из которой следует, что по результатам комплексной проверки деятельности было установлено, что магазин в колонии работает с периодичностью раза в месяц, чем нарушаются права осужденных на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости, гарантированные ст.88 УИК РФ и п.100 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений.

представлением от ДД. ММ. ГГГГ прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ в адрес, с требованием принять меры к устранении отмеченных в представлении нарушений уголовно-исполнительного законодательства.

письменным сообщением от ДД. ММ. ГГГГ ФБУ ФИО5, что по результатам рассмотрения данного представления принят ряд мер.

повторным представлением от ДД. ММ. ГГГГ прокурора по надзору за соблюдением законов в в адрес, с требованием принять меры к устранении отмеченных в представлении нарушений уголовно-исполнительного законодательства.

заключением от ДД. ММ. ГГГГ о результатах проверки по представлению прокуратуры, одним из пунктов гласит о выходе с предложением к руководству о введении должности продавца магазина для осужденных.

Суд, оценивая имеющиеся в деле доказательства, каждое в отдельности и в их совокупности, приходит к выводу, что Администрация своими действиями (бездействием) нарушает права осужденных, отбывающих наказание в на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости, гарантированные ст.88 УИК РФ. В судебном заседании достоверно установлено, что в нарушение приказа № от ДД. ММ. ГГГГ начальника, устанавливающего режим работы магазинов в п.100 Правил, устанавливающих порядок приобретение осужденными товаров — магазин для осужденных из-за отсутствия необходимого ассортиментного перечня товаров и отсутствия продавца ежедневно не работает.

Представитель ФБУ в судебном заседании фактически не оспаривает, выявленные прокуратурой нарушения, в части нарушения законодательства, регламентирующего право осужденных ежедневно приобретать продукты питания и предметы первой необходимости в магазине учреждения.

В соответствии с требованиями ч.2 ст.15 Конституции Российской Федерации органы государственной власти, должностные лица, граждане обязаны соблюдать законы Российской Федерации. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, регулирующий порядок и условия исполнения и отбывания наказаний, определяющий основные средства исправления осужденных является системообразующим, базовым законом для учреждений, исполняющих уголовные наказания.

В соответствии со ст.13 Закона № от ДД. ММ. ГГГГ ФБУ ГУФСИН России по обязано обеспечивать исполнение уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации.

Ст.2 Конституции РФ закрепляет, что права и свободы граждан являются высшей ценностью государства.

В ч.1 ст.10 УИК РФ провозглашено, что Российская Федерация уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных.

Анализируя вышеприведенные нормы законов, суд приходит к выводу, что правовой статус осужденных, их основные права и обязанности закреплены законом, а не на уровне преимущественно ведомственных нормативных правовых актов.

Государство гарантирует охрану защиту законных интересов осужденных. Обязанность реализации прав осужденных возлагается на администрацию учреждения или органа, где они отбывают наказание. При применении законов все органы и должностные лица должны руководствоваться интересами обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Права осужденных на приобретение продуктов и предметов первой необходимости, не должны ставиться в зависимость он изыскания денежных средств для приобретения необходимых товаров, наличия продавца. Обеспечение бесперебойной работы магазина в подлежит обязательному выполнению администрацией учреждения.

Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ

РЕШИЛ:

Признать незаконным бездействие ФБУ ГУФСИН России по по устранению нарушений закона, регламентирующего право осужденных без ограничения приобретать продукты питания и предметы первой необходимости в магазине.

Обязать ФБУ ГУФСИН России по организовать ежедневную, за исключением выходных и праздничных дней, работу магазина в в целях возможности приобретения ими продуктов питания и предметов первой необходимости.

Решение может быть обжаловано в вой суд через Чердынский районный суд) в течение 10 дней со дня его вынесения.

Судья А.Г. Набиюллина

Приложение Г

Дело № 22-12/2011

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

с. Ивановка ДД. ММ. ГГГГ

Ивановский районный суд Амурской области

В составе: председательствующего судьи Ариничевой Н.Ю.,

с участием прокурора Шестакова С.П.

представителя ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской области Картавцева С. А.

представителя УФСИН России по Амурской области Гадимова Д. Т.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению и. о. Амурского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях в интересах неопределенного круга лиц об оспаривании бездействия федерального казенного учреждения ИК-3 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Амурской области» (ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской области) в части выделения и оборудования дополнительных помещений для проведения длительных свиданий,

УСТАНОВИЛ:

И.О. Амурского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ (далее — прокурор) обратился в суд с данным заявлением, указывая на то, что Амурской прокуратурой по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях в 2010 году проводились проверки в ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской области, в ходе указанных проверок установлено, что в нарушение требований закона, длительные свидания осужденным администрацией ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской области не предоставляются в установленном количестве, а в большинстве случаев незаконно сокращается длительность свидания с трех суток до одних. При численности осужденных в исправительной колонии, в исправительном учреждении имеется всего 6 комнат для проведения длительных свиданий. Исходя из количества комнат, администрация исправительной колонии может предоставить для свидания 180 человеко — дней в месяц, а средняя потребность составляет 480 человеко-дней в месяц.

По результатам ранее проведенных проверок внесены представления об устранении нарушений уголовно-исполнительного законодательства (от ДД. ММ. ГГГГ исх. №, от ДД. ММ. ГГГГ исх. №).

Вместе с тем, несмотря на то, что прокуратурой вносились представления об устранении указанного нарушения закона, администрацией колонии действенных мер не принято. Так, проведенной в ДД. ММ. ГГГГ проверкой устранения ранее выявленных нарушений закона установлено, что администрацией ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской области продолжает незаконно сокращать длительность свиданий осужденным с их родственниками. По результатам указанной проверки начальнику УФСИН по Амурской области внесено представление об устранении нарушений уголовно-исполнительного законодательства (от ДД. ММ. ГГГГ исх. №).

Согласно ч.1 ст.89 УИК РФ, осужденным к лишению свободы предоставляются длительные свидания продолжительностью трое суток на территории исправительного учреждения.

В соответствии со ст.123 УИК РФ, осужденные к лишению свободы, отбывающие наказание в обычных условиях в исправительных колониях строгого режима, имеют право на получение трех длительных свиданий в течение года. Осужденные, отбывающие наказание в облегченных условиях, имеют право на получение четырех длительных свиданий в течение года. Осужденные, отбывающие наказание в строгих условиях, имеют право на получение одного длительного свидания в течение года.

Из выше сказанного следует, что ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской области не выполняет возложенные на него обязанности, определенные ст.13 Закона РФ от 21.07.1993 № 5473-1 (ред. от 07.02.2011)»Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», а также закрепленные в «Положении о федеральном казенном учреждении Исправительная колония № 3 Управления Федеральной службы исполнения наказания по Амурской области», утвержденного приказом ФСИН России от ДД. ММ. ГГГГ № с учетом изменений внесенных приказами ФСИН России от ДД. ММ. ГГГГ № и от ДД. ММ. ГГГГ №. Его бездействие влечет неисполнение уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации в части соблюдения прав осужденных к лишению свободы на предоставления длительных свиданий.

В соответствии со ст.150 Гражданского кодекса РФ, жизнь, здоровье и другие нематериальные блага подлежат защите в судебном порядке.

ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской области является учреждением с массовым пребыванием неопределенного круга лиц, отбывающих в учреждении уголовное наказание в виде лишения свободы. Состав и количество, данных лиц постоянно меняются. В связи с этим привлечь к участию в деле в качестве истцов лиц, чьи права нарушены незаконным бездействием администрации ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской области, не представляется возможным.

Согласно ст.45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту государственных интересов, прав, свобод и законных интересов граждан и неопределенного круга лиц.

Статьей 12 Гражданского кодекса РФ, содержащая перечень способов защиты гражданских прав, предусматривает и иные законные способы защиты нарушенных прав. Именно поэтому прокуратурой предъявлено исковое заявление о возложении на администрацию учреждения обязанности устранить нарушения уголовно-исполнительного законодательства и принять меры направленные на соблюдение прав осужденных на длительные свидания.

Поэтому просит признать незаконным бездействие администрации ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской по выполнению возложенных на нее законом обязанностей обеспечить исполнение уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации, устранению нарушений закона, регламентирующего порядок предоставления осужденным длительных свиданий, непринятию мер к выделению дополнительных помещений для проведения длительных свиданий; обязать Управление Федеральной службы исполнения наказаний России по Амурской обеспечить финансирование мероприятий по выделению и оборудованию дополнительных помещений для проведения длительных свиданий; обязать администрацию ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской выделить дополнительные помещения для проведения длительных свиданий, с обеспечением их комплексом коммунально-бытовых объектов, для проживания лиц прибывших в учреждение на длительное свидание.

В судебном заседании прокурор Шестаков С.П. на заявлении настаивал, указывая на то, что в ИК-3 дополнительно требуется выделение минимум 8 комнат для длительных свиданий.

Вр. и. о. начальника ФКУ ИК-3 Картавцев С.А. с заявлением прокурора не согласен, указывая на то, что основанием для содержания осужденных в ИК-3 является приговор суда. Ик-3 только исполняет наказание. Лимит содержания осужденных в колонии составляет человек, перелимит — 30%. Не принять направляемых в ИК-3 осужденных или выпустить тех, кто содержится, самостоятельно построить комнаты для длительных свиданий колония не может, на это нет финансирования. Численность осужденных растет в т. ч. за счет их перевода из других регионов, а инфраструктура колонии не расширяется. Полагает, что ИК-3 является ненадлежащим ответчиком, требования прокурора должны быть адресованы ФСИН России, т.к. именно она занимается ротацией осужденных.

Количество осужденных в ИК-3 должно быть приведено в соответствие с лимитом. Доказательств того, что ИК-3 обращалась по поводу перелимита и выделения дополнительных комнат для длительных свиданий в УФСИН России по Амурской области и ФСИН РФ — у него нет. В октябре 2010 г. об этом был местный репортаж и устные звонки.

Представитель Управления ФСИН России по Амурской области — Гадимов Д.Т. требования прокурора не признал по тем же основаниям, указав, что выделяемые денежные средства расходуются строго по целевому назначению. Денег на строительство дополнительных комнат длительного свидания нет, возможность выделить на эти цели какие-либо помещения — отсутствует. Доказательств того, что УФСИН выходил на ФСИН России с вопросом о сокращении численности осужденных в ИК-3, он предоставить не может.

Суд, заслушав участников процесса и изучив материалы дела, приходит к следующему:

В соответствии со ст.150 ГК РФ жизнь, здоровье и другие нематериальные блага подлежат защите в судебном порядке.

На основании ст.89 ч.1 УИК РФ осужденным к лишению свободы предоставляются длительные свидания продолжительностью трое суток на территории исправительного учреждения.

Согласно ст.123 УИК РФ, осужденные к лишению свободы, отбывающие наказание в обычных условиях в исправительных колониях строгого режима, имеют право на получение трех длительных свиданий в течение года. Осужденные, отбывающие наказание в облегченных условиях, имеют право на получение четырех длительных свиданий в течение года. Осужденные, отбывающие наказание в строгих условиях, имеют право на получение одного длительного свидания в течение года.

В соответствии со ст.13 ФЗ № 5473-1 от 21.07.1993 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», обязанностью ИУ является обеспечение исполнения уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации. Аналогичная обязанность ФКУ ИК-3 закреплена в п.2.1 Устава ФКУ ИК-3 УФСИН по Амурской области» (далее — Устава) в качестве предметов и целей деятельности Учреждения. На основании п.2.5 Устава, Учреждение в целях своей деятельности должно обеспечивать правопорядок и законность в Учреждении, а также установленный порядок исполнения и отбывания наказаний, исполнение режимных требований и условий содержания осужденных. Начальник Учреждения осуществляет общее руководство деятельностью учреждения, несет персональную ответственность за их выполнение (п.4.6 Устава).

Однако, как видно из представлений Амурского прокурора от ДД. ММ. ГГГГ №, от ДД. ММ. ГГГГ №, от ДД. ММ. ГГГГ №, администрацией Учреждения ИК-3 нарушается порядок предоставления осужденным длительных свиданий в установленном количестве, а их продолжительность сокращается с 3 суток до одних.

Указанные обстоятельства представителями ФКУ ИК-3 и Управления ФСИН не оспариваются.

Доводы представителей ФКУ ИК-3 и Управления УФСИН об отсутствии финансирования для надлежащего выполнения требований уголовно-исполнительного законодательства и о перелимите осужденных не могут быть приняты судом во внимание, поскольку доказательств обращения в УФСИН РФ по Амурской области, в ФСИН России за денежными средствами на выделение и обустройство дополнительных помещений для проведения длительных свиданий в ИК-3, за сокращением числа осужденных в ИК-3 ответчиками суду не представлено. Кроме того, отсутствие финансирования на данные цели не позволяет ФКУ ИК-3 и УФСИН России по Амурской области нарушать требования закона в части обеспечения соблюдения режима в исправительных учреждениях, порядка предоставления осужденным длительных свиданий.

Таким образом, судом установлено, что неисполнение уголовно-исполнительного законодательства в части оборудования на территории ИК-3 достаточного количества помещений для проведения длительных свиданий (исходя из потребности в настоящее время человеко-дней — 16), имеет место и влечет за собой нарушение прав и законных интересов осужденных. Данное нарушение подлежит устранению путем возложения на ИК-3 обязанности по выделению и оборудованию дополнительных помещений для проведения длительных свиданий, с обеспечением их комплексом коммунально-бытовых объектов, для проживания лиц прибывших в учреждение на длительное свидание., а на УФСИН России по Амурской области — по обеспечению финансирования мероприятий по выделению и оборудованию дополнительных помещений для проведения длительных свиданий.

Руководствуясь ст. 194-198, 254-258 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Заявление и. о. Амурского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях удовлетворить.

Признать незаконным бездействие ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской области по выполнению возложенных на нее обязанностей по обеспечению исполнения уголовно-исполнительного законодательства РФ, устранению нарушений закона, регламентирующего порядок предоставления осужденным длительных свиданий, непринятию мер к выделению дополнительных помещений для проведения длительных свиданий.

Обязать ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской области выделить дополнительные помещения для проведения длительных свиданий, с обеспечением их комплексом коммунально-бытовых объектов, для проживания лиц, прибывших в учреждение на длительное свидание.

Обязать Управление Федеральной службы исполнения наказаний России по Амурской области обеспечить финансирование мероприятий по выделению и оборудованию дополнительных помещений для проведения длительных свиданий в ФКУ ИК-3 УФСИН России по Амурской области.

Решение может быть обжаловано в Амурский областной суд через Ивановский районный суд в течение 10 дней.

Судья: Ариничева Н.Ю.

Приложение Д

РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело от 19 октября 2011 года

Вологодского областного суда в составе: председательствующего Охапкиной Г.А., судей Чекавинской Н.И., Слепухина Л.М., при секретаре Петраковой Е.В. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе представителя Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Вологодской области по доверенности Серовой Е.В. на решение Белозерского районного суда от 24 августа 2011 года, которым заявление прокурора Вологодской области по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях удовлетворено в полном объеме.

На Управление Федеральной службы исполнения наказаний России по Вологодской области и Федеральное казенное учреждение Исправительная колония № 5 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Вологодской области возложена обязанность в срок один год с момента вступления данного решения в законную силу обеспечить оборудование всех камер для лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, водопроводом, канализацией и вытяжной вентиляцией через вентиляционные каналы, а также в шестимесячный срок с момента вступления в законную силу решения суда устранить нарушения санитарных правил и нормативов при водоснабжении учреждения, функционировании пищеблока и банно-прачечного комплекса для осужденных.

Заслушав доклад судьи Вологодского областного суда Охапкиной Г.А., объяснения представителей Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Вологодской области Ядрихинского А.Ю. и Белоусовой М.О., заключение прокурора прокуратуры Вологодской области Зязиной В.И., полагавшей решение суда оставить без изменения, судебная коллегия установила: 24 июня 2011 года Вологодской прокуратурой по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Вологодской области проведена проверка по соблюдению администрацией Федерального казенного учреждения Исправительной колонии № 5 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Вологодской области (далее ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области) санитарного законодательства Российской Федерации, в ходе которой были выявлены нарушения действующего законодательства в сфере материально-бытового и санитарного обеспечения осужденных к лишению свободы.

августа 2011 года прокурор Вологодской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц обратился в суд с иском к ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области, УФСИН России по Вологодской области о возложении обязанности оборудовать камеры для лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, водопроводом, канализацией, вентиляцией, устранить нарушения санитарных правил и нормативов при водоснабжении учреждения, функционировании пищеблока и банно-прачечного комплекса для осужденных.

В обоснование указал, что камеры, где содержатся лица, отбывающие пожизненное лишение свободы, в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области водопроводными сетями и канализацией не оборудованы, санузел отсутствует. Осужденными используются туалетные ведра (от индивидуальных на одного на нескольких человек), находящиеся непосредственно в жилых камерах.

Ежедневно (один раз в день) туалетные ведра выносятся осужденными в сопровождении сотрудников учреждения в туалетные комнаты, где они освобождают туалетные ведра от содержимого, имеют возможность вымыть их дезинфицирующим раствором. С учетом применения к данной категории осужденных режимных требований в виде передвижения осужденных за пределами камеры в наручниках при положении рук за спиной, выполнение указанных действий осужденными представляется крайне затруднительным.

В 2009 году УФСИН России по Вологодской области были осуществлены проектно-изыскательские работы по проведению водопроводных и канализационных сетей в каждую камеру, сумма необходимых для этого денежных средств составила около. рублей. На данный момент никакие работы в данном направлении учреждением не проводятся в связи с отсутствием финансирования. Администрация исправительного учреждения несет ответственность за выполнение установленных санитарно-гигиенических и противоэпидемических требований, обеспечивающих охрану здоровья осужденных. В ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области требования уголовно-исполнительного и санитарного законодательства в отношении осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы, на протяжении длительного времени не соблюдаются, что влечет существенное нарушение гарантированных законом прав осужденных на надлежащие условия содержания и обращение, должное материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение.

Просил обязать ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области и УФСИН России по Вологодской области обеспечить оборудование всех камер для лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, водопроводом, канализацией и вытяжной вентиляцией через вентиляционные каналы, а также устранить нарушения санитарных правил и нормативов при водоснабжении учреждения, функционировании пищеблока и банно-прачечного комплекса для осужденных.

Прокурор, участвующий в деле, исковые требования поддержал по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Представитель ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области по доверенности Подойникова Т.Н. исковые требования не признала. В возражении указала, что ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области направлялись запросы с целью выделения бюджетного финансирования на установку вентиляции. Здания режимных корпусов и административных зданий построены в 1810 году, изыскательные работы на прочность стен при проведении капитального ремонта учреждением не проводились. Самостоятельно провести все указанные работы учреждение не имеет возможности. Полагала, что ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области надлежащим ответчиком по данному делу не является, в связи с чем просила в удовлетворении исковых требований к учреждению отказать.

Представители УФСИН России по Вологодской области по доверенности Серова Е.В. и Свешников А.В. исковые требования признали частично, не возражали против необходимости устранения нарушений санитарных правил и нормативов в пищеблоке и банно-прачечном комплексе для осужденных, остальные требования не признали. Указали, что требования СанПиН распространяются на вновь построенные здания, а также на здания, в которых проведен капитальный ремонт. Вентиляция камер учреждения осуществляется естественным образом — через форточки, что разрешено СанПиН. Вода предоставляется осужденным регулярно в достаточном количестве, жалоб от осужденных не поступало. Полагали, что необходимости оборудовать камеры осужденных канализацией, водопроводом и вентиляцией не имеется.

Судом было принято РЕШЕНИЕ:

В кассационной жалобе представитель УФСИН России по Вологодской области по доверенности Серова Е.В., ссылаясь на доводы, приведенные ею в возражениях на заявленные требования, просит решение суда в части возложения обязанности по обеспечению оборудования всех камер для лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, водопроводом, канализацией и вытяжной вентиляцией через вентиляционные каналы отменить по мотиву незаконности и нарушения норм материального права.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов кассационной жалобы, приходит к следующему.

На основании части 1 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Согласно части 1 статьи 21 Федерального закона от 17 января 1992 года №2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» предметом прокурорского надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций;

  • В соответствии с положениями статьи 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

В силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации допускается возможность ограничения федеральным законом прав человека и гражданина как средство защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Российская Федерация уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных, обеспечивает законность применения средств их исправления, их правовую защиту и личную безопасность при исполнении наказаний (часть 1 статьи 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации).

При исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации (часть 2 статьи 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации).

Исходя из требований статьи 13 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» учреждения, исполняющие наказания, обязаны обеспечивать исполнение уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации, создавать условия для обеспечения правопорядка и законности, обеспечивать охрану здоровья осужденных.

В соответствии с положениями части 1 статьи 101 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации лечебно-профилактическая и санитарно-профилактическая помощь осужденным к лишению свободы организуется и предоставляется в соответствии с Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений и законодательством Российской Федерации.

Администрация исправительных учреждений несет ответственность за выполнение установленных санитарно-гигиенических и противоэпидемических требований, обеспечивающих охрану здоровья осужденных (часть 3 статьи 101 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации).

Согласно Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденным Приказом Минюста Российской Федерации от 03 ноября 2005 года № 205 (в ред. от 12 февраля 2009 г., с изменениями от 15 апреля 2009 года) лечебно-профилактическая и санитарно-профилактическая помощь осужденным к лишению свободы предоставляется в соответствии с законодательством Российской Федерации и настоящими Правилами, организуется в порядке, устанавливаемом федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование в сфере здравоохранения совместно с заинтересованными органами исполнительной власти (статья 118 Правил).

В исправительных учреждениях обеспечивается выполнение санитарно-гигиенических и противоэпидемических норм и требований (статья 119 Правил).

Согласно пункту 2.1 Устава ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области предметом и целями деятельности учреждения являются в числе прочих обеспечение прав, свобод и законных интересов осужденных, создание осужденным условий содержания, соответствующих нормам международного права, положениям международных договоров Российской Федерации, федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации.

В силу пункта 2.5.2 Устава учреждение осуществляет медико-санитарное обеспечение осужденных, реализуя исполнение санитарно-гигиенических требований, направленных на охрану здоровья.

Учредителем учреждения является Российская Федерация.

Функции и полномочия учредителя Учреждения осуществляет Федеральная служба исполнения наказаний (пункт 1.2 Устава).

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что 24 июня 2011 года Вологодской прокуратурой по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Вологодской области проведена проверка по соблюдению администрацией ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области санитарного законодательства Российской Федерации в части соблюдения условий проживания в жилых помещениях при отбывании наказания осужденных, приговоренных к пожизненному лишению свободы.

По итогам проверки составлен акт, из содержания которого следует, что вентиляция в камерах, где отбывают наказание осужденные, приговоренные к пожизненному лишению свободы, естественная, осуществляется через форточку, в соответствие с пунктом 4.7 СанПиН 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях». Естественная вентиляция жилых помещений должна осуществляться путем притока воздуха через форточки, фрамуги, либо через специальные отверстия в оконных створках и вентиляционные каналы. Вытяжные отверстия каналов должны предусматриваться на кухнях, в ванных комнатах, туалетах. Так как в камерах имеется ведро для физиологических отходов жизнедеятельности, необходимо оборудование камер в месте нахождения ведер вытяжной вентиляцией через вентиляционные каналы.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что положения уголовно-исполнительного и санитарного законодательства ответчиками не соблюдаются, указанные нарушения закона существенно ущемляют гарантированные законом права осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы, на надлежащие условия содержания и обращение, должное материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение, ставят под угрозу их жизнь и здоровье, и пришел к правильному выводу об удовлетворении заявленных требований прокурора Вологодской области по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Вологодской области в полном объеме.

Согласно статье 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Отсутствие систем канализации, водопровода и вентиляции в камерах для осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы, с учетом применения к ним особых режимных требований, не позволяет сделать вывод о том, что осужденные находятся в условиях, соответствующих статье 3 Конвенции.

Европейский Суд по правам человека в своих Постановлениях при рассмотрении жалоб граждан Российской Федерации на негуманные условия содержания в местах лишения свободы, неоднократно указывал на обязанность государства по организации своей пенитенциарной системы таким образом, чтобы обеспечить уважение достоинства заключенных, какие бы финансовые или материально-технические затруднения не возникали (Постановление ЕСПЧ от 01 июня 2006 года по делу «Мамедова против Российской Федерации»; Постановление ЕСПЧ от 12 мая 2010 года по делу «Косицына против Российской Федерации»).

Вместе с тем, определяя срок исполнения решения в части возложения на Управление Федеральной службы исполнения наказаний России по Вологодской области и ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области обязанности по обеспечению оборудования всех камер для лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, водопроводом, канализацией и вытяжной вентиляцией через вентиляционные каналы в один год с момента вступления данного решения в законную силу, судом первой инстанции не было учтено, что выполнение данных работ требует привлечения значительных финансовых затрат, при этом источником финансирования деятельности ФКУ ИК-5 УФСИН России по Вологодской области являются средства федерального бюджета, формирование расходов которого осуществляется в соответствии с положениями Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 года № 1772-р утверждена Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, которая предусматривает основные направления, формы и методы совершенствования и развития уголовно-исполнительной системы, ее взаимосвязь с государственными органами и институтами гражданского общества, обеспечивающую функционирование уголовно-исполнительной системы на период до 2020 года.

Одним из видов направления Концепции является выполнение санитарно-гигиенических требований к условиям содержания осужденных и лиц, содержащихся под стражей, в соответствии с установленными нормативами.

Учитывая изложенное, принимая во внимание принципы разумности и объективности, оценивая период реального исполнения решения суда, судебная коллегия полагает необходимым решение суда в части установления срока исполнения решения в части возложения на ответчиков обязанности по обеспечению оборудования всех камер для лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, водопроводом, канализацией и вытяжной вентиляцией через вентиляционные каналы изменить, установив данный срок — до 01 января 2015 года.

В остальном решение суда является законным и обоснованным, доводы кассационной жалобы по изложенным выше основаниям удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила: решение Белозерского районного суда от 24 августа 2011 года в части установления срока исполнения решения в части возложения на Управление Федеральной службы исполнения наказаний России по Вологодской области и Федеральное казенное учреждение Исправительная колония № 5 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Вологодской области обязанности обеспечить оборудование всех камер для лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, водопроводом, канализацией и вытяжной вентиляцией через вентиляционные каналы изменить. Установить срок исполнения данных работ — до 01 января 2015 года.

В остальном решение Белозерского районного суда от 24 августа 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу представителя Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Вологодской области по доверенности Серовой Е.В. — без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в вышестоящий суд в течении 10 дней со дня его вынесения.

Судьи Чекавинская Н.И., Слепухина Л.М.