Авто «Сложные единичные преступления»

Курсовая работа

Согласно данным нашего опроса, подавляющее большинство респондентов склоняются к конкретизации признаков деяния некоторых сложных единичных преступлений в самом законе. Так, о необходимости конкретизации объективной стороны «похищения человека» (ч. 1 ст. 126 УК РФ) как «изъятия, перемещения и удержания, совершенных различными способами», высказалось 86 % опрошенных (78 % — судьи, 98 % — работники прокуратуры и 83 % — следователи и дознаватели).

О необходимости расшифровки в ст. 328 УК РФ понятия «уклонение от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от этой службы» (с указанием конкретных форм уклонения) высказалось 84 % респондентов (63 % -судьи, 96 % — работники прокуратуры и 83 % — следователи и дознаватели).

За конкретизацию в самом УК РФ понятия «уклонение от прохождения альтернативной гражданской службы лиц, освобожденных от военной службы» (также с указанием конкретных форм уклонения) выступает 72 % опрошенных (63 % — судьи, 67 % — работники прокуратуры и 73 % — следователи и дознаватели).

Приведенные данные свидетельствуют о неоднозначной трактовке и сложностях в понимании отдельных законодательных конструкций составов сложных единичных преступлений и необходимости совершенствования уголовного закона в этой части. Последнее, в свою очередь, предполагает разработку теоретической основы и обоснования соответствующих законодательных предложений и рекомендаций.

Степень разработанности темы исследования нельзя оценить однозначно. Имеется достаточно много научных трудов, посвященных проблемам сложных единичных преступлений, а равно работ, в которых эта проблема анализировалась в совокупности с иными вопросами уголовного права. Это труды таких известных ученых, как Ф.С. Бражник, Н.Г. Кадников, Т.Э. Караев, Д.А. Кириллов, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, Б.А. Куриное, П.И. Люблинский, Е.И. Майорова, В.П. Малков, А.И. Марцев, Д.М. Молчанов, В.И. Морозов, А.В. Наумов, В.А. Никонов, А.М. Ораздурдыев, Р.Б; Петухов, В.В. Питецкий, Ф.Р. Рагимов, Н.М. Свидлов, Н.С. Таганцев, Х.А. Тимершин, М.А. Торкунов, A.M. Трухин, В.Ф. Шмелев, Т.Г. Черненко, Ю.Н. Юшков, А.М. Яковлев, и ряда других авторов.

Однако, данные исследования, как правило, посвящены смежным проблемам: множественности преступлений (С.П. Бузынова, В.К. Буколов, Б.В. Волженкин, И.А. Гааг, Т.Э. Караев, ДА. Кириллов, Г.Г. Криволапое, В.П. Малков, Н.И. Мацнев, В.И. Морозов, Х.А. Тимершин, A.M. Трухин); квалификации преступлений вообще и сложных единичных преступлений в частности (В.Ф. Караулов, В.Е. Квашис, И.Я. Козаченко, А.В. Корнеева, П.К. Кривошеий, B.C. Кузьмичев, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, Б.А. Куриное, Ю.И. Ляпунов, А.М. Магомедов, В.А. Никонов, A.M. Ораздурдыев, Н.М. Свидлов, В.И. Ткаченко); особенностям сложных единичных преступлений применительно к конкретным составам таковых (А. И. Васецов, И.Е. Германова, Д.Ф. Демин, Н.Н. Куличенко, Г.А. Кригер, В.И. Плохова, А.Н. Попов, В.И. Тюнин, П.С. Яни); отдельным видам сложных единичных преступлений (К.А. Агафонов, М.И. Блум, Э.Т. Борисов, В.В. Лукьянов, А.М. Ораздурдыев, В.В. Питецкий, В.И. Ткаченко, В. Щепельков).

16 стр., 7671 слов

Рецидив преступлений

... совершенствованию законодательства. Также исследованию рецидива преступлений посвятили свои работы следующие авторы: Агаев И.Б., Качурин Д.В., Самылина И., Коротких Н. и некоторые другие. Для написания курсовой работы наибольшее значение имеют ...

Однако, в работах указанных авторов сложные единичные преступления либо рассматриваются как второстепенные дополнительные вопросы в рамках иных исследований, либо освещаются отдельные аспекты общей проблемы сложных единичных преступлений. Комплексные монографические исследования, посвященные именно сложным единичным преступлениям, на данный момент в уголовном праве практически не встречаются.

Объект исследования. Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения в сфере квалификации сложных единичных преступлений.

Предмет исследования составляют современное уголовное законодательство России и зарубежных стран, ранее действующие нормативные акты, имеющие важное историческое значение, научные работы, посвященные проблемам сложных единичных преступлений, а равно конкретное общественно опасное поведение индивида, характеризующее состав сложного единичного преступления.

Цель и задачи исследования. Основной целью исследования является разработка научно обоснованных положений, реализация которых в законодательстве и правоприменительной практике позволит эффективно применять нормы уголовного законодательства, касающиеся особенностей государственной реакции на сложные единичные преступления.

Вышеназванной целью определяется постановка следующих задач:

  1. Определить понятие сложного единичного преступления.
  2. Определить основания для классификации сложных единичных преступлений.
  3. Охарактеризовать с уголовно-правовых позиций отдельные виды сложных единичных преступлений.
  4. Рассмотреть особенности квалификации сложных единичных преступлений.
  5. Проанализировать особенности добровольного отказа от совершения сложных единичных преступлений.

Методология и методика исследования. Основу работы составляет диалектико-материалистическая методология научного познания.

Теоретическая направленность первой главы обусловила использование догматического подхода к исследованию правовых явлений. Во второй главе диссертации взят за основу системный метод исследования сложных единичных преступлений через элементы состава преступления. Разработка предложений по совершенствованию уголовного законодательства в части конструирования конкретных составов преступлений определила использование социологического метода, метода эмпирического исследования первичной информации, а также основные приемы толкования законов: логический, грамматический и систематический. При подготовке третьей главы, характеризующейся прикладной направленностью, применен логико-системный метод анализа правовых явлений. Наряду с этим профессиональная деятельность диссертанта предопределила использование метода включенного наблюдения.

Нормативной базой исследования являются Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовный кодекс РСФСР, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, разъяснения Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР, РФ и иные нормативные правовые акты России и некоторых зарубежных государств.

13 стр., 6464 слов

Единичное преступление. Множественность преступлений

... части Уголовного кодекса), то есть содержащее признаки одного состава преступления. По содержанию объективных и субъективных признаков единичные преступления подразделяются на 2 вида: единичные преступления с простым составом; единичные преступления со сложным составом. Единичные преступления ... актуальность темы исследования, касающейся вопросов рассмотрения сущности единичного и преступления и ...

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют работы ведущих ученых и мыслителей прошлого и современности по уголовному и иным отраслям российского права.

Эмпирическую основу исследования составляют: — данные, полученные в результате изучения 230 уголовных дел, рассмотренных судами г. Сургута в период с 2000 по 2007 гг., по преступлениям, сложность которых обусловлена особенностями законодательной конструкции норм Особенной части УК РФ либо особенностями преступного посягательства; — результаты экспертного опроса 27 судей, 54 сотрудников прокуратуры и 192 сотрудников органов дознания и следствия, работающих в настоящее время в г. Тюмени и г. Сургуте (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра).

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем: а) исследование представляет собой попытку комплексного исследования сложных единичных преступлений; б) разработано авторское понятие сложного единичного преступления; в) обоснована значимость предложенных профессором Н.С. Таганцевым и незаслуженно «забытых» современными исследователями оснований классификации сложных единичных преступлений, которые заключаются в особенностях законодательной конструкции нормы Особенной части уголовного закона, а равно в особенностях самого преступного посягательства; г) в работе определены и проанализированы виды сложных единичных преступлений, которые в специальной литературе не рассматривались вообще: преступления, заключающие в себе одновременное, но в то же время многократное посягательство на тождественные объекты; перерастание одного преступного деяния в другое, более тяжкое преступление; некоторые преступления с альтернативными признаками; д) определяются основные правила квалификации сложных единичных преступлений, а также особенности добровольного отказа от их совершения.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Сложное единичное преступление — это общественно опасное деяние, содержащее признаки одного состава преступления, квалифицируемое по одной норме Особенной части Уголовного кодекса РФ и характеризующееся сложным содержанием объекта, объективной стороны, субъекта или субъективной стороны состава преступления.
  2. Традиционная для современного уголовного права классификация сложных единичных преступлений в зависимости от особенностей элементов состава преступления является спорной, так как лишена единого основания выделения соответствующих классификационных групп. Классическое основание классификации сложных единичных преступлений заключается в особенностях законодательной конструкции нормы Особенной части уголовного закона, а также в особенностях самого преступного посягательства.
  3. К сложным единичным преступлениям, сложность которых обусловлена особенностями законодательной конструкции норм Особенной части УК РФ, относятся: преступления с несколькими объектами, составные преступления, преступления с двумя и более тождественными действиями, преступления с альтернативными признаками, преступления с дополнительными тяжкими последствиями, преступления с двойной формой вины.
    4 стр., 1904 слов

    Сложное единичное преступление

    ... двумя формами вины и сопровождающиеся несколькими последствиями. Виды сложных единичных преступлений 1)составное преступление – деяние, непосредственно посягающие, по крайней мере, на ... альтернативными действиями – деяние, объективная сторона которого включает 2 и более обособленного действия, совершение любого из которых в отдельности образует состав оконченного преступления. 3)длящиеся преступления ...

  4. К сложным единичным преступлениям, сложность которых обусловлена особенностями преступного посягательства, относятся: длящиеся преступления; продолжаемые преступления; преступления, заключающие в себе одновременное, но в то же время многократное посягательство на тождественные объекты; перерастание одного преступного деяния в другое, более тяжкое преступление.
  5. Преступления с альтернативными признаками можно разделить на следующие: с альтернативными объектами преступления, с альтернативными предметами преступления, с альтернативными потерпевшими от преступления, с альтернативными действиями, с альтернативными способами совершения преступления, с альтернативными последствиями совершения преступления, с альтернативными мотивами и целями совершения преступления, с альтернативными субъектами преступления.
  6. Преступление, заключающее в себе одновременное, но в то же время многократное посягательство на тождественные объекты, — это сложное единичное умышленное преступление, характеризующееся совершением одного деяния (простого, длящегося или продолжаемого), причиняющего вред тождественным объектам уголовно-правовой охраны, если законодателем не предусмотрен факт причинения такого вреда.

  7. Перерастание одного преступного деяния в другое, более тяжкое преступление, целесообразно выделять в самостоятельный вид сложных единичных преступлений, поскольку о таковых прямо упоминается в разъяснениях высших судебных инстанций. Они имеют специфические и отличные от иных сложных единичных преступлений черты, а равно особенности относительно момента окончания данных преступлений, отграничения их от смежных составов, добровольного отказа и назначения наказания.
  8. Законодательная модель «неявного» конструирования законодателем сложного составного преступления, а равно сложного единичного преступления с альтернативными действиями (когда законодатель четко не определяет перечень составных или альтернативных действий) представляется неприемлемой. Анализ таких норм свидетельствует о необходимости внесения соответствующих изменений (в которых был бы дан исчерпывающий перечень составных или альтернативных действий) в ч. 1 ст. 126 УК РФ «Похищение человека», ч. 1 ст. 128 УК РФ «Незаконное помещение в психиатрический стационар», ч. 1 ст. 139 УК РФ «Нарушение неприкосновенности жилища», ст. 300 УК РФ «Незаконное освобождение от уголовной ответственности», ст. 328 УК РФ «Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы».
  9. Особенности квалификации сложных единичных преступлений должны быть унифицированы в практической деятельности применительно к конкретным видам таковых. В связи с этим необходимо разработать для органов дознания, следствия и суда соответствующие методические рекомендации.

Теоретическая значимость исследования определяется комплексной разработкой теоретико-прикладных основ разработки категории сложных единичных преступлений. Результаты и выводы, сделанные в работе, могут способствовать проведению дальнейших исследований по проблемам состава преступления, множественности преступлений, квалификации отдельных видов преступных деяний.

12 стр., 5844 слов

Множественность преступлений (3)

... с единичными сложными преступлениями. Сложными единичными преступлениями являются деяния, посягающие на несколько объектов, характеризующиеся осложненной объективной стороной, наличием двух форм вины или дополнительных последствий. Действующему Уголовному кодексу известны следующие сложные единичные преступления: составные; с альтернативными ...

Практическая значимость диссертации проявляется в том, что выводы и предложения, полученные в результате исследования, могут быть учтены:

  • при совершенствовании уголовного законодательства в части конструирования норм о сложных единичных преступлениях;
  • в деятельности правоприменительных органов уголовной юстиции при разрешении проблемных ситуаций, связанных с уголовно-правовой оценкой сложных единичных преступлений;
  • в процессе преподавания курса «Уголовное право», спецкурса «Научные основы квалификации преступлений», а также в системе повышения квалификации следователей, дознавателей и судей.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования в виде докладов и сообщений соискатель представлял на всероссийских, региональных и итоговых научно-практических конференциях: «Научные исследования высшей школы». Тюмень: Тюменский ЮИ МВД России, 8 февраля 2006 г.; «Уголовное право на стыке тысячелетий». Тюмень: Тюменский ЮИ МВД России, 16 ноября 2006 г.; «Научные исследования высшей школы». Тюмень: Тюменский ЮИ МВД России, 8 февраля 2007 г.; «Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях». Тюмень: Тюменский государственный институт мировой экономики управления и права, 25-26 октября 2007 г.; «Уголовное право на рубеже тысячелетий». Тюмень: Тюменский ЮИ МВД России, 21 ноября 2007 год.

Отдельные положения диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Тюменского юридического института МВД России и практическую деятельность органов предварительного следствия г. Тюмени.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих пять параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования; раскрыта степень научной разработанности проблемы, определены объект и предмет исследования, цели и задачи; указаны методологическая, теоретическая, нормативная и эмпирическая основы, научная новизна; сформулированы основные положения, выносимые на защиту; отражены теоретическая и практическая значимость исследования, апробация его результатов.

Глава первая — «Понятие и классификация сложных единичных преступлений» — включает в себя два параграфа.

Первый параграф — «Понятие сложного единичного преступления» -посвящен определению основного понятия научного исследования. Первоначально диссертант акцентирует внимание на определении понятия единичного преступления и его видах, далее — на определении понятия сложного единичного преступления. В диссертации рассматриваются существующие в науке определения сложного единичного преступления и выделяются основные признаки рассматриваемого понятия:

1) общественная опасность деяния;

2) деяние содержит признаки одного состава преступления;

3) деяние квалифицируется по одной норме Особенной части Уголовного кодекса РФ;

4) деяние характеризуется сложным содержанием объекта, объективной стороны, субъекта или субъективной стороны состава преступления.

Таким образом, сложное единичное преступление — это общественно опасное деяние, содержащее признаки одного состава преступления, квалифицируемое по одной норме Особенной части Уголовного кодекса РФ и характеризующееся сложным содержанием объекта, объективной стороны, субъекта или субъективной стороны состава преступления. Также автор затрагивает вопрос о соотношении понятий сложного единичного преступления и сложного состава преступления и отмечает, что ответ находится в плоскости соотношения родовых категорий «преступление» и «состав преступления», где первое есть акт человеческого поведения, а второе — юридическое понятие о нем как о преступлений. Поскольку состав преступления — это совокупность наиболее значимых признаков, позволяющих отграничить одно преступное поведение (преступление) от другого, постольку набор таких признаков не может быть простым или сложным. Он, этот набор, является необходимым. Следовательно, необходимо говорить о сложных единичных преступлениях, а не о сложных составах преступлений, хотя сложность первых и обусловлена особенностями законодательной конструкции норм Особенной части УК РФ.

12 стр., 5577 слов

Преступление в российском уголовном праве

... составов, предусмотренных уголовным законом. Структура состава преступления состоит из четырех признаков, которые в теории уголовного права именуются элементами состава преступления. Признаки состава преступления закрепляются в нормах общей и особенной части уголовного права. Наличие в деянии ...

Во втором параграфе — «Классификация сложных единичных преступлений» — рассмотрены основания классификации сложных единичных преступлений. Диссертант отмечает, что в теории уголовного права можно встретить указание на различные виды сложных единичных преступлений, однако, классификаций сложных единичных преступлений и даже указаний на основания таких классификаций практически не встречается. По мнению автора, классическую классификацию сложных единичных преступлений предложил Н.С. Таганцев, который выделял две классификационные группы сложных единичных преступлений:

1) особенности законодательной конструкции нормы Особенной части уголовного закона;

2) особенности преступного посягательства (особенности элементов состава преступления).

К первой группе — сложным единичным преступлениям, сложность которых обусловлена особенностями законодательной конструкции норм Особенной части УК РФ, с точки зрения автора, следует относить:

  • преступления с несколькими объектами;
  • составные преступления;
  • преступления с двумя и более тождественными действиями;
  • преступления с альтернативными признаками;
  • преступления с дополнительными тяжкими последствиями;
  • преступления с двойной формой вины.

Ко второй группе — сложным единичным преступлениям, сложность которых обусловлена особенностями преступного посягательства (особенностями элементов состава преступления), относятся следующие виды преступлений:

  • длящиеся преступления;
  • продолжаемые преступления;
  • преступления, заключающие в себе одновременное, но в то же время многократное посягательство на тождественные объекты;
  • перерастание одного преступного деяния в другое, более тяжкое преступление.

Вопрос о классификации сложных единичных преступлений представляет

интерес в большей степени с теоретических позиций. Вместе с тем, он не лишен и практической значимости, которая обусловлена, прежде всего, «удобством» усвоения систематизированных знаний в процессе изучения курса уголовного права в учебных заведениях. С другой стороны, такие систематизированные знания способствуют определению более четкого алгоритма при квалификации преступлений, в частности, при разграничении сложного единичного преступления и множественности таковых.

Глава вторая — «Уголовно-правовая характеристика отдельных видов сложных единичных преступлений» — состоит из двух параграфов, в рамках которых рассматриваются различные виды сложных единичных преступлений.

10 стр., 4614 слов

Виды множественности преступлений

... единичными сложными преступлениями. Сложными единичными преступлениями являются деяния, посягающие на несколько объектов, характеризующиеся осложненной объективной стороной, наличием двух форм вины или дополнительных последствий. Действующему Уголовному кодексу известны следующие сложные единичные преступления: составные; с альтернативными действиями ...

В первом параграфе — «Характеристика сложных единичных преступлений, сложность которых обусловлена особенностями законодательной конструкции норм Особенной части УК РФ» — диссертант анализирует шесть видов сложных единичных преступлений.

— преступления с несколькими объектами. Под ними в теории уголовного права традиционно понимают такие преступления, которые одновременно посягают на два непосредственных объекта. Между тем автор отмечает, что не все дву — или многообъектные преступления являются составными. В частности, «посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля» (ст. 277 УК РФ), «посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование» (ст. 295 УК РФ) посягают на два объекта, то есть являются двуобъектными, но в то же время составными не являются. Таким образом, выделение сложных единичных преступлений с несколькими объектами, по мнению автора, обоснованно.

— составные преступления. Под ними в теории уголовного права понимают такие преступления, которые образуются из двух или более деяний, каждое из которых, будучи рассмотренным отдельно, представляет собой самостоятельный простой состав преступления[1].

В рамках составного преступления с позиций особенностей законодательной конструкции норм Особенной части УК РФ можно выделить как минимум две типичные законодательные модели таких норм. Первая модель характеризуется тем, что из двух самостоятельных простых составов преступлений складывается основной состав составного преступления — (ч.1 ст. 162 УК РФ).

Во второй законодательной модели совершение самостоятельного простого преступления выступает квалифицирующим признаком составного преступления (ч.3 ст. 158 УК РФ, п. «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ).

По мнению диссертанта, к составным преступлениям следует также относить не только преступления, основной или квалифицированный составы которых складываются из двух самостоятельных простых составов преступлений, но и такие преступления, которые предполагают обязательное наличие двух или более действий, одно из которых самостоятельно может не оцениваться как преступное (ст.ст. 131, 151 УК).

— преступления с двумя и более тождественными действиями. Автор отмечает, что такого рода сложные единичные преступления в теории уголовного права не выделяют. В свое время в науке выделялись преступления с административной преюдицией, уголовная ответственность за которые наступала только в случае, если действия совершены в течение одного года после привлечения лица к административной ответственности за совершение аналогичного проступка. На данный момент преступлений с административной преюдицией в уголовном законодательстве нет. Однако диссертант выделяет несколько случаев, когда сложное единичное преступление обязательно складывается из нескольких тождественных действий. При этом совсем не обязательно, чтобы лицо за совершение первичного действия привлекалось, к какой бы то ни было юридической ответственности. В качестве примера автор приводит преступления, предусмотренные ст. 154 УК РФ «Незаконное усыновление (удочерение)» и ст. 180 УК РФ «Незаконное использование товарного знака», совершенные неоднократно. Таким образом, преступление с двумя и более тождественными действиями — это сложное единичное преступление, которое обязательно складывается из нескольких аналогичных или тождественных действий, независимо оттого, привлекалось ли лицо за совершение первичного действия к юридической ответственности или нет.

36 стр., 17649 слов

«Уголовно-правовое значение совокупности преступлений» студентки 5 курса

... преступлений в отличие от единичных состоит из двух и более преступлений. Единичные преступления могут иметь сложное содержание, напоминающее множественное преступление вследствие образующих их нескольких деяний. К таким единичным преступлениям ... ряда тѻждественных преступных действий, сѻвершаемых путем изъятия чуж ... методы исследования. Практическая значимость работы заключается в возможности ...

  • преступления с альтернативными признаками. По мнению автора, можно выделить следующие альтернативные признаки:

1. Альтернативные объекты преступления. С точки зрения диссертанта, необходимо прежде всего отграничивать преступления с альтернативными объектами посягательства от преступлений с несколькими объектами. Последняя группа преступлений (с несколькими объектами) характеризуется тем, что в результате посягательства обязательно и безальтернативно страдают два непосредственных объекта: основной и дополнительный. При совершении преступлений с альтернативными объектами всегда и обязательно причиняется вред основному объекту, однако, вред дополнительному объекту может быть различным (альтернативным).

2. Альтернативный предмет преступления. Автор отмечает, что при описании альтернативного предмета преступления законодатель использует два типичных правила: в одних случаях он четко определяет вид и качество предмета, наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги (ст.ст. 228, 228-1 УК РФ) и др.), в других — оставляет перечень предмета открытым (деньги, ценные бумаги, иное имущество или выгоды имущественного характера (ст. 290 УК РФ) и др.).

3. Альтернативный потерпевший от преступления. Как правило, законодатель довольно четко определяет лиц, в отношении которых может быть совершено преступление. Большую категорию «типичных» «альтернативных» потерпевших составляют «близкие» (п. «б» ч. 2 ст.ст. 105, 163, 295, 296,317,318,320 УК РФ).

Кроме того, альтернативность потерпевших может быть обусловлена их должностным положением, особенностями выполняемых функций и т.п. И здесь опять же используется правило, когда законодатель либо прямо определяет круг потерпевших (судья, присяжный заседатель, иное лицо, участвующее в отправлении правосудия, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, защитник, эксперт, специалист, судебный пристав, судебный исполнитель, их близкие (ст. 295 УК РФ)), либо косвенно определяет таковых, указывая на их типичные признаки (принадлежность к определенной национальной, расовой, религиозной группе либо к группе, в которой действует обычай кровной мести (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ), принадлежность к иным социальным группам (ст. 136 УК РФ) и др.).

4. К преступлениям с альтернативными действиями диссертант относит деяния, в которых предполагается совершение нескольких вариантов действий, выполнение любого из которых или их совокупности в любой вариации характеризует объективную сторону оконченного посягательства. При этом, даже если лицо выполнило одно из альтернативных действий полностью, а в отношении другого действия имело место покушение, преступление с альтернативными действиями считается оконченным.

Сложные единичные преступления с альтернативными действиями с позиции законодательной модели конструирования могут быть «явными» и «неявными», когда в законе указано одно деяние, однако, ученые и судебная практика понимают под ним комплекс альтернативных действий. Законодательная конструкция сложного единичного преступления с «неявными» альтернативными действиями представляется неприемлемой и требует переработки в «явную» (содержащую четко определенный перечень альтернативных действий).

13 стр., 6435 слов

Совокупность преступлений: понятие, признаки, виды и уголовно-правовое значение

... совокупности преступлений. Так например О.Ю. Боева выделяет такие признаки как Боева О.Ю. Множественность преступлений, совершенных в сфере экономики: понятие, виды, типичные следственные ситуации, квалификация, ... не утратили правовых свойств. Т.А. Калинина выделяет следующие признаки Калинина Т.А. Формы и виды единичного преступления и отграничения их от множественности преступлений М., 2005.: ...

В диспозиции таких норм необходим четко определенный перечень составных или альтернативных действий.

В связи с этим предлагается:

Диспозицию ч. 1 ст. 126 УК РФ «Похищение человека» изложить в следующей редакции:

«1 похищение человека, то есть его противоправное изъятие, перемещение и удержание -».

Диспозицию ч. 1 ст. 128 УК РФ «Незаконное помещение в психиатрический стационар» изложить в следующей редакции:

  • «1. Незаконное помещение лица в психиатрический стационар, а равно незаконное продление срока содержания в психиатрическом стационаре -».

Ш. Предусмотреть в законе ответственность не только за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, но и за незаконное нахождение в жилище против воли проживающего в нем лица, а диспозицию ч. 1 ст. 139 УК РФ «Нарушение неприкосновенности жилища» изложить в следующей редакции:

«1. Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица либо незаконное нахождение в жилище против воли проживающего в нем лица — ».

В диспозиции ст. 300 УК РФ дать полный и исчерпывающий перечень действий прокурора, следователя или лица, производящего дознание, влекущих освобождение подозреваемого или обвиняемого от применения предусмотренных уголовным и уголовно-процессуальным законом правоограничений принудительного характера (уголовной ответственности).

Диспозиция ст. 300 УК РФ «Незаконное освобождение от уголовной ответственности» должна быть изложена в следующей редакции:

«Вынесение и подписание прокурором, следователем или лицом, производящим дознание, необоснованного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении или приостановлении уголовного дела, об отмене меры пресечения или замене строгой меры пресечения на более мягкую меру пресечения, о возбуждении уголовного дела по статье настоящего Кодекса, предусматривающей более мягкое наказание — ».

1. Статью 328 УК РФ следует дополнить примечанием следующего содержания:

«Примечания. 1. Под уклонением от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от этой службы для граждан, не пребывающих в запасе, понимается неявка на медицинское освидетельствование и заседание призывной комиссии либо неявка в военный комиссариат для отправки к месту прохождения военной службы.

2. Для граждан, зачисленных в запас с присвоением воинского звания офицера, уклонение от призыва на военную службу включает в себя неявку на медицинское освидетельствование и к военному комиссару для принятия решения о призыве на военную службу либо неявку в военный комиссариат и получение предписания для убытия к месту прохождения военной службы.

3. Под уклонением от прохождения альтернативной гражданской службы лиц, освобожденных от военной службы, понимается неприбытие в срок к месту прохождения альтернативной гражданской службы либо невыполнение обязанностей альтернативной гражданской службы, возложенных законом в связи с прохождением такой службы».

4. Альтернативные способы совершения преступления. По мнению автора, перечень альтернативных способов совершения преступления может быть как исчерпывающим, так и открытым. Кроме того, альтернативные способы совершения общественно опасного деяния могут быть «явными», то есть четко определенными законодателем в диспозиции статьи Особенной части УК РФ, а могут быть «неявными» (что влечет отсутствие единства мнений относительно форм совершения преступления как в теории уголовного права, так и в практической деятельности).

5. Альтернативные последствия совершения преступления. Могут относиться к основному и дополнительному объектам преступления, а также могут быть конкретизированы и не конкретизированы.

6. Альтернативные мотивы и цели совершения преступления. Как следует из анализа уголовного законодательства, альтернативные мотивы и цели совершения преступления могут быть конкретно определенными (корысть, устрашение населения и т.п.) и неопределенными (иные низменные побуждения).

Следует отметить, что альтернативные мотивы и цели могут не только выступать конструктивным или квалифицирующим признаком преступления, но и, не являясь таковыми, влиять на назначение наказания.

7. Альтернативные субъекты преступления. Технический прием, когда имеется указание на несколько альтернативных субъектов преступления, российский законодатель использует не слишком часто. Общепризнано, что субъект преступления может быть общим и специальным. При этом можно отметить закономерность, что указание на альтернативных субъектов преступления имеет место лишь в случаях конкретизации специального субъекта. И поскольку специальный субъект преступления всегда конкретный, постольку указания на альтернативных специальных субъектов преступления в уголовном законе также всегда достаточно четкие. Однако, следует отметить, что перечень альтернативных специальных субъектов может быть исчерпывающим, а может быть «открытым». Примером первого случая является, например, преступление, предусмотренное ст. 125 УК РФ (субъект: лицо, обязанное осуществлять заботу о потерпевшем и имеющее возможность оказать эту помощь, либо лицо, само поставившее потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние).

Примерами второго — деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 150 и ч. 2 ст. 151 УК РФ (субъект: родители, педагог либо иное лицо, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего).

-преступления с дополнительными тяжкими последствиями. Диссертант отграничивает данный вид сложных единичных преступлений от составных преступлений и преступлений с двойной формой вины. По мнению автора, именно деяние, а не последствия выступают классифицирующим признаком составного преступления. Кроме того, в преступлениях с дополнительными тяжкими последствиями форма вины по отношению к таким последствиям не отличается от формы вины по отношению к первичным последствиям, что характерно для двойной формы вины. Автор отмечает, что для некоторых преступлений с дополнительными тяжкими последствиями наличие двойной формы вины совсем не обязательно. Так, например, в качестве дополнительных тяжких последствий могут выступать различный вред здоровью (п. «г» ч. 2 ст. 131, п. «г» ч. 2 ст. 132, п. «в» Ч. 3 ст. 162, п. «в» ч. 3 ст. 163, ч. 2 ст. 237, ч. 2 ст. 247, ч. 2 ст. 250, ч. 2 ст. 252, п. «в» ч. 2 ст. 333, п. «в» ч. 2 ст. 334 УК РФ) либо иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 201, ч. 2 ст. 203, ч. 2 ст. 237, ч. 2 ст. 285, п. «в» ч. 3 ст. 286, п. «в» ч. 3 ст. 287, ч. 3 ст. 301, ч. 3 ст. 303, ч. 2 ст. 311, ч. 2 ст. 320, ч. 2 ст. 323, п. «в» ч. 2 ст. 333, п. «в» ч. 2 ст. 334, ч. 3 ст. 335, ч. 2 ст. 340, ч. 2 ст. 341, ч. 2 ст. 342, ч. 2 ст. 343, ч. 2 ст. 346 УК РФ).

В указанных случаях психическое отношение виновного к деянию и дополнительным тяжким последствиям характеризуется одной формой вины — умышленной. Более того, здесь, в отличие от составного преступления, деяние характеризуется единым действием (бездействием).

В связи с этим выделение преступлений с дополнительными тяжкими последствиями в самостоятельный вид сложных единичных преступлений представляется обоснованным. Дополнительные тяжкие последствия характеризуют вред, причиненный, как правило, факультативному объекту посягательства, характеризующему общественные отношения другого вида, нежели основной объект посягательства. Таким образом, преступления с дополнительными тяжкими последствиями представляют собой отдельный вид сложных единичных преступлений, характеризующихся одним деянием, одной формой вины и влекущих причинение дополнительных тяжких последствий, не обязательных (факультативных) для основного состава.

— преступления с двойной формой вины. Автор придерживается законодательного определения данного вида сложного единичного преступления, закрепленного в ст. 27 УК РФ. В этой части, по мнению диссертанта, законодательные решения не вызывают возражений.

Во втором параграфе — «Характеристика сложных единичных преступлений, сложность которых обусловлена особенностями преступного посягательства (особенностями элементов состава преступления)» — диссертант анализирует четыре вида сложных единичных преступлений.

Длящиеся преступления. По мнению автора, длящееся преступление обладает следующими особенностями: для него характерно постоянное и непрерывное совершение деяния (действия или бездействия); длящимся может быть преступление только с формальным составом; длящееся преступление квалифицируется как оконченное с момента начала действий (бездействия); длящееся преступление фактически оканчивается с момента прекращения преступных действий (бездействия) (вследствие действий самого виновного, направленных к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления); длящееся преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Таким образом, длящееся преступление — это сложное единичное преступление, которое совершается с прямым умыслом, характеризуется постоянным и непрерывным совершением деяния (действия или бездействия), имеет формальный состав, может быть квалифицировано как оконченное преступление с момента начала действий (бездействия), но фактически оканчивается с момента прекращения таких действий (бездействия).

Продолжаемые преступления. Диссертант характеризует продолжаемое преступление следующими специфическими чертами: основной непосредственный объект продолжаемого преступления должен быть четко определен исключительно в качественных, но не обязательно в количественных характеристиках; для продолжаемого преступления обязательно наличие не менее двух деяний (при этом каждое из деяний, образующих в совокупности продолжаемое преступление, может быть как преступным, так и непреступным); все действия (бездействия), образующие в совокупности продолжаемое преступление, должны быть тождественными (одинаковыми) или однородными (при этом способы совершения отдельных актов продолжаемого преступления могут быть однородными (нетождественными) исключительно в преступлениях с альтернативными действиями (бездействием); между тождественными или однородными деяниями, образующими в своей совокупности единичное продолжаемое преступление, должны быть перерывы во времени (временные отрезки не должны быть слишком короткими или слишком длительными, хотя данное правило не является абсолютным: здесь наиболее пристальное внимание следует обращать на субъективную сторону преступления); при продолжаемом преступлении каждое из деяний является необходимым звеном в общей цепи механизма причинения единого ущерба (о едином ущербе как существенном признаке продолжаемого преступления не может свидетельствовать ни предмет преступления, ни способ совершения схожих (одинаковых) преступных актов, а исключительно особенности, характеризующие направленность умысла, а * также цель, стоящая перед виновным); особенности умысла или цели продолжаемого преступления, в частности, касающиеся степени реализации умысла (достижения Цели), непосредственным образом влияют на степень завершенности самого преступления; продолжаемое преступление совершается только с прямым исключительно конкретизированным или неконк-ретизированным умыслом (при конкретизированном умысле продолжаемое преступление считается оконченным на стадии наступления желаемых последствий; при не конкретизированном умысле продолжаемое преступление считается оконченным на любой стадии с момента причинения уголовно значимого ущерба (по фактически наступившим последствиям); особенности цели продолжаемого преступления определяют конкретизацию (не конкретизацию) умысла (реализация цели в продолжаемых преступлениях с конкретизированным умыслом свидетельствует об окончании преступления).

Таким образом, продолжаемое преступление — это сложное единичное преступление, совершаемое с прямым исключительно конкретизированным или не конкретизированным умыслом, складывающееся из двух или более преступных или непреступных тождественных или однородных актов, имеющих перерывы во времени и причиняющих единый ущерб, которое считается оконченным при конкретизированном умысле на стадии наступления желаемых последствий, при не конкретизированном — на любой стадии с момента причинения уголовно значимого ущерба.

Преступления, заключающие в себе одновременное, но в то же время многократное посягательство на тождественные объекты. По мнению автора, данный вид сложных единичных преступлений характеризуется следующими чертами: одно деяние (простое, длящееся или продолжаемое); причинение вреда тождественным объектам уголовно-правовой охраны; законодателем не предусмотрен факт причинения единичным посягательством вреда двум или более тождественным объектам уголовно-правовой охраны; умышленная форма вины. Такого рода преступлением является сложное единичное умышленное преступление, характеризующееся совершением одного деяния (простого, длящегося или продолжаемого) и причиняющее вред тождественным объектам уголовно-правовой охраны, если законодателем не предусмотрен факт причинения такОго вреда. Момент окончания преступления, заключающее в себе одновременное, но в то же время многократное посягательство на тождественные объекты, следует соотносить с качеством деяния: простое, длящееся или продолжаемое.

Перерастание одного преступного деяния в другое, более тяжкое преступление. Диссертант считает целесообразным выделять данный вид сложных единичных преступлений в самостоятельный вид, поскольку о таковых прямо упоминается в руководящих разъяснениях высших судебных инстанций. Преступления данного вида имеют специфические и отличные от иных сложных единичных преступлений черты, а равно особенности относительно момента окончания данных преступлений, отграничения их от смежных составов, добровольного отказа и назначения наказания.

Глава третья — «Особенности квалификации сложных единичных преступлений» — содержит один параграф, в котором рассмотрены некоторые особенности квалификации различных видов сложных единичных преступлений.

Квалификация преступлений с несколькими объектами (не являющихся составными).

По мнению автора, в настоящее время особых проблем, связанных с квалификацией, в данном случае не возникает. Однако, прямого правила о том, что в дву- или многообьектном преступлении основной непосредственный объект определяется в зависимости от видового объекта (совпадающего с названием главы Особенной части УК РФ), не сформулировано.

Правила квалификации составных преступлений, складывающихся из двух самостоятельных простых составов преступлений, образующих основной состав составного преступления, во многом схожа с квалификацией дву- или многообъектных преступлений. Схожесть эта обусловлена тем, что такого рода преступные деяния сами по себе являются дву- или много объектными (например, ч. 1 ст. 62 УК РФ).

Правила квалификации составных преступлений, складывающихся из двух самостоятельных простых составов преступлений, когда самостоятельное простое преступление выступает квалифицирующим признаком составного преступления, определены в ч. 1. ст. 17 УК РФ. Согласно этому правилу, не признаются совокупностью преступлений случаи, «когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части настоящего Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание».

При квалификации составных преступлений, складывающихся из двух и более обязательных действий, одно из которых самостоятельно может не оцениваться как преступное, необходимо учитывать тот факт, что вся совокупность действий была выполнена. Совершение одного из двух и более обязательных действий может образовывать покушение на преступление.

Особенности квалификации преступлений с двумя и более тождественными действиями обусловлены тем, что, во-первых, обязательно совершается два и более аналогичных или тождественных действия; во-вторых, лицо может привлекаться к юридической (не всегда уголовной) ответственности за совершение первичного действия, а может и не привлекаться.

В частности, для квалификации деяния по ст. 154 УК РФ за первый случай незаконного усыновления лицо привлекается к дисциплинарной ответственности, а второй случай влечет уже уголовную ответственность. Может возникать ситуация, когда первый случай не повлек для виновного никакой ответственности, а второй — сразу уголовную.

Основное правило квалификации сложных единичных преступлений с альтернативными признаками заключается в том, что, если наличествует хотя бы один из альтернативных признаков состава преступления, уже можно вести речь об оконченном преступлении.

Особенности квалификации сложных единичных преступлений с дополнительными тяжкими последствиями (характеризующимися одним деянием У одной формой вины и влекущими причинение дополнительных тяжких последствий, не обязательных (факультативных) для основного состава) обусловлены тем, что такого рода деяния являются исключительно именно преступлениями с материальным составом. При этом для одной из разновидностей таких деяний, в которых дополнительные тяжкие последствия четко определены (например, п. «г» ч. 2 ст. 131 УК РФ, п. «г» ч. 2 ст. 132 УК РФ и др.), достаточно установить вид вреда здоровью. Для другой разновидности, в которых последствия описываются при помощи оценочной категории «иные тяжкие последствия» (например, ч. 2 ст. 201 УК РФ, ч. 2 ст. 203 УК РФ, ч. 2 ст. 237 УК РФ и др.), следует устанавливать характер таких последствий. Для некоторых случаев имеются специальные правила, определяемые в постановлениях Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР (РФ).

Квалификация сложных единичных преступлений с двойной формой вины в судебно-следственной практике, как правило, особых сложностей не вызывает. Основными вопросами, подлежащими выяснению в процессе расследования, являются:

  • установление наличия самого факта наступления указанных в законе последствий;
  • установление того факта, что более тяжкие последствия относятся к квалифицированному (особо квалифицированному) составу основного преступления;
  • наличие неосторожной формы вины по отношению к более тяжким в сравнении с основным составом последствиям.

Основные же проблемы, встречающиеся в правоприменительной деятельности, связаны с процессом доказывания вышеназванных фактов, что не относится к предмету настоящего исследования.

Существенных проблем при квалификации длящихся преступлений не возникает. Поскольку длящимся может быть преступление только с формальным составом, постольку такое преступление считается оконченным с момента начала самого деяния.

По мнению исследователя, учет всех особенностей продолжаемых преступлений позволяет определить некоторые правила их квалификации.

— Если продолжаемое посягательство образует совокупность непреступных актов, содеянное приобретает характер преступного посягательства лишь в том случае, если общий (суммарный) ущерб относится к числу уголовно наказуемых. Однако, если за совершение нескольких краж виновный привлекался к административной ответственности (например, за мелкое хищение по ст. 7.27 КоАП РФ), административно наказуемые случаи хищения в общий суммарный ущерб уголовно наказуемой кражи включать нельзя (в противном случае речь будет идти о двойной ответственности за одно деяние).

— При квалификации продолжаемого преступлении следует четко установить степень реализации умысла (достижения цели).

Если умысел виновного был направлен, например, на хищение в крупном или особо крупном размере, но фактически был не реализован, содеянное следует квалифицировать как неоконченное преступление (например, ч. 3 ст. 30 УК РФ, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ).

— При квалификации продолжаемого преступления необходимо установить и конкретный вид умысла: конкретизированный и не конкретизированный. Так, если умысел виновного в продолжаемом преступлении был конкретизирован (виновный четко предвидел вид и качество ущерба и желал причинения конкретно определенных последствий), преступление считается оконченным на стадии наступления желаемых последствий. В противном случае речь должна идти о покушении на преступление.

Квалификация преступлений, заключающих в себе одновременное, но в то же время многократное посягательство на тождественные объекты (когда законодателем не предусмотрен факт причинения единичным посягательством вреда двум или более одинаковым право охраняемым интересам) особых сложностей не составляет. Во-первых, здесь следует иметь в виду, что содеянное не образует идеальной совокупности преступлений, хотя налицо два или более нарушенных блага. Во-вторых, поскольку преступление, заключающее в себе одновременное, но в то же время многократное посягательство на тождественные объекты по своему качеству может быть простым, длящимся или продолжаемым, постольку момент его окончания следует соотносить с соответствующим качеством деяния (простым, длящимся или продолжаемым).

В-третьих, деяние считается оконченным независимо оттого, сколько право охраняемых интересов было нарушено (два, три или более).

Перерастание одного преступного деяния в другое, более тяжкое преступление также имеет свои специфические черты в части квалификации данного вида сложного единичного преступления. И основным правилом квалификации здесь является следующее: момент окончания данного вида сложного единичного преступления (соответственно, его квалификация) определяется по правилам квалификации последнего оконченного преступления, в которое «переросло» менее тяжкое.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы теоретического характера, излагаются предложения и рекомендации.

В приложениях к диссертации содержатся анкеты и вопросы экспертного опроса, использованные при проведении исследования.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:

Статьи в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК России:

1. Романюк С.Н. К вопросу о сложном единичном преступлении, заключающем в себе одновременное, но в то же время многократное посягательство на тождественные объекты // «Черные дыры в российском законодательстве». — 2007. — № 3. — 0,3 п.л.

В других изданиях:

2. Романюк С.Н. К вопросу о сложном единичном преступлении // Научные исследования высшей школы: Сб. тез. докл. и сообщ. на итог, науч.-практ. конф., Тюмень, 8 февр. 2006 г. / Тюм. юрид. ин-т МВД России. -Тюмень, 2006. — 0,3 п.л.

3. Романюк С.Н. Особенности добровольного отказа от совершения сложных единичных преступлений и наказуемости сложных единичных преступлений // Юридическая теория и практика. Челябинск. — 2007. — № 2 (4).

— 0,4 п.л.

4. Романюк С.Н. Особенности квалификации сложных единичных преступлений // Вопросы построения правового государства и гражданского общества: Сб. мат. междунар. науч. — практ. конф., Нижневартовск, 5 мая 2007 г. / Южноуральск. гос. ун-т, — Нижневартовск, 2007. — 0,4 п.л.

5. Романюк С.Н. Добровольный отказ от совершения сложных единичных преступлений // Вопросы построения правового государства и гражданского общества: Сб. мат. междунар. науч. — практ. конф., Нижневартовск, 5мая 2007 г. / Южноуральск. гос. ун-т, — Нижневартовск, 2007. — 0,4 п.л.