Юридический анализ простого состава умышленных тяжких телесных повреждений

Курсовая работа

Одним из наиболее опасных насильственных посягательств против здоровья является умышленное причинение тяжких телесных повреждений. Исследованию телесных повреждений уделяли внимание дореволюционные русские юристы. Вопросы понятия телесных повреждений, их классификации и разграничения от других смежных составов рассматривались в работах Н. С. Таганцева, С. В. Познышева, И. Л. Фойницкого и других. После событий 1917 года одной из первых опубликованных работ, посвященных вопросу о преступлениях против личности, в том числе и тяжких телесных повреждениях, было научное комментирование М. М. Гродзинским соответствующих статей первого УК РСФСР 1922 года. В дальнейшем вопросы ответственности за телесные повреждения рассматривались в работах А. А. Жижиленко, З. А. Вышинской., М. Д. Шаргородского. В пятидесятые годы стали появляться работы, уже специально посвященные ответственности за телесные повреждения. Были опубликованы монографии А. С. Никифорова, П. А. Дубовца. После принятия уголовных кодексов союзных республик 1959-1961 г. г. интерес к указанным вопросам еще больше возрос. В 1969 году опубликована монография И. И. Загородникова «Преступления против здоровья», в которой умышленным тяжким телесным повреждениям посвящен соответствующий раздел. В 1973 году в Минске вышла монография профессора И. И. Горелика «Квалификация преступлений, опасных для жизни и здоровья». Все эти работы содержат много ценных положений для правильного разрешения исследуемых вопросов, но многие из них, будучи написанными на основе старого уголовного законодательства или на базе старой судебной практики, не могут в настоящее время в достаточной мере удовлетворить потребности практики.

В деле соблюдения законности большое значение имеет правильная квалификация того или иного преступления. Правильно квалифицировать преступление — значит правильно оценить его общественную опасность по совокупности всех составляющих его элементов, всех присущих ему юридических признаков, значит найти его настоящее место среди смежных, но не тождественных с ним, деяний. Иными словами, правильно квалифицировать преступление — значит найти прочное правовое основание для того, чтобы в соответствии с содеянным избрать меру наказания.

Основная задача данной работы состоит в попытке выяснить место умышленных тяжких телесных повреждений среди преступлений против личности, в разграничении умышленных тяжких телесных повреждений с другими преступлениями против личности на основе признаков, установленных в уголовном законе, и критериев, выработанных в судебной и судебно-медицинской практике.

27 стр., 13051 слов

Преступления против собственности в Российской Федерации и других странах

... влияние на общее состояние преступлений против собственности. Целью данной курсовой работы является максимально точное изучение нормативно-правовых актов и научной литературы для всестороннего и объективного рассмотрения преступлений против собственности в современном обществе ведущих ...

В работе основное внимание уделяется анализу состава данного преступления, так как решение связанных с ним вопросов имеет не только теоретическое, но и непосредственно практическое значение для квалификации отдельных случаев нанесения тяжких телесных повреждений и , прежде всего, для разграничения умышленных тяжких телесных повреждений и умышленного убийства.

В работе предлагаются два основных критерия отграничения тяжких телесных повреждений от иных телесных повреждений: анатомо-патологический — как непосредственный показатель степени повреждения здоровья — и критерий утраты общей трудоспособности-как социально-экономическое выражение анатомо-патологического критерия. Особое внимание следует обращать на орудия, средства, способ нанесения повреждения и другие обстоятельства, которые в ряде случаев выступают в качестве единственного объективного показателя направления умысла виновного. Чрезвычайно важное значение эти обстоятельства приобретают при разграничении смежных случаев нанесения опасных для жизни или смертельных телесных повреждений. Квалификация преступления здесь зависит исключительно от формы психического отношения виновного к опасности для жизни или смерти потерпевшего.

Установить же психическое отношение в типичных случаях нанесения телесных повреждений можно только на основе изучения объективных обстоятельств дела — орудий, средств, способа совершения преступления, места приложения силы, направления удара и т. д.

Глава 1. Объект умышленного тяжкого телесного повреждения.

В теории отечественного уголовного права принято считать объектом всякого преступления общественные отношения. Применительно к исследуемому нами преступлению мы встречаемся с некоторыми различиями в определении объекта посягательства. Если оставить без внимания некоторые различия в деталях приводимых определений, то можно сказать, что абсолютное большинство авторов объектом исследуемого преступления признают общественные отношения, охраняющие здоровье человека. В уголовно-правовой литературе было высказано мнение, что непосредственным объектом умышленного тяжкого телесного повреждения должно быть признано не здоровье человека, а его телесная неприкосновенность. Ввиду чрезмерно общих рассуждений приводимых в качестве аргументации такой точки зрения, она не выглядит убедительной, во-первых, потому, что телесная неприкосновенность может быть нарушена даже без причинения вреда здоровью, и, во-вторых, умышленное тяжкое телесное повреждение может быть причинено и без нарушения телесной неприкосновенности ( например, причинение психического заболевания в результате запугивания, угроз и т. д. ).

В этом плане представляется неверным подход законодателя к определению данного преступления как телесного повреждения, поскольку данное понятие не охватывает тот причиняемый здоровью вред, который не связан с нарушением анатомической целости или физиологических функций органов и тканей. Это, например, такие болезненные расстройства, как реактивные психические и невротические состояния, возникшие вследствие неблагоприятного психического воздействия на потерпевшего. УК Российской Федерации заменил традиционное понятие «телесные повреждения» на «повреждение здоровья».

6 стр., 2531 слов

Здоровье человека и окружающая среда

... к собственному здоровью можно считать недостаточную убежденность в неотвратимости наказания за совершенное против здоровья «преступление». Человеку кажется, что ... энергии, быстрым развитием утомления и, вместе с тем, относительно низкой производительностью. В работающих мышцах ... процессов в организме, следовательно, оказывает большое влияние на здоровье. Под влиянием труда биологические процессы в ...

В целом, определения телесных повреждений ни в действующем, ни в новом УК нет, но оно дается в » Правилах судебно-медицинской экспертизы характера и тяжести телесных повреждений в Республике Беларусь», утвержденных приказом Министра здравоохранения Республики Беларусь от 14 ноября 1991 года № 200 (в редакции приказа Министра здравоохранения Республики Беларусь от 17 декабря 1993 года № 300) ( далее Правила ).

Так, под телесными повреждениями следует понимать причиненный вред здоровью, проявившийся нарушениями анатомической целостности органов и тканей, физиологических функций организма или его отдельных органов и тканей, различными заболеваниями, обусловленными воздействием физических, биологических или психических факторов внешней среды.

В связи с изложенным выше представляется необходимым кратко остановиться на понятии здоровья как объекта преступного посягательства хотя бы потому, что в юридической литературе по-разному давалось определение этого понятия. Так, А. С. Никифоров здоровье понимает как общее нормальное состояние человеческого организма в целом, выражающееся в правильном его функционировании . П. А. Дубовец, возражая А. С. Никифорову, пишет, что подобное определение здоровья является весьма узким, так как, по мнению автора, «всякая ткань человеческого организма выполняет определенные функции, а потому нарушение нормального функционирования тканей причиняет вред здоровью человека, хотя и не влечет за собой нарушения нормального состояния человеческого организма в целом» . Под здоровьем человека с медицинской точки зрения понимается «состояние уравновешенности функций всех органов и его организма с внешней средой, при котором отсутствуют какие-либо болезненные изменения» . В словаре русского языка здоровье определяется как «правильная, нормальная деятельность организма» . Каждый человек: и безукоризненно здоровый, и страдающий различными недугами — обладает здоровьем в той или иной степени. Таким образом, объектом телесных повреждений, в том числе тяжких, следует считать фактическое здоровье человека, каким бы оно ни было.

В качестве объекта рассматриваемого преступления выступает только здоровье другого человека. Причинение самому себе тяжкого телесного повреждения уголовным законом не признается преступлением. Исключение составляют лишь случаи, когда в результате самоповреждения нарушаются государственные или общественные интересы, иными словами, когда преступное посягательство направлено на другой объект, а повреждение здоровья в таких случаях выступает средством ( способом ) посягательства на этот объект. Так, причинение военнослужащим самому себе какого-либо повреждения ( членовредительство ) с целью уклонения от несения обязанностей военной службы содержит в себе состав преступления, предусмотренного ст. 238 УК РБ. Или же причинение военнообязанным самим себе какого-либо повреждения (членовредительство ) с целью уклонения от очередного призыва на действительную военную службу повлечет ответственность по ч. 2 ст. 199 УК РБ.

Исходя из того, что непосредственным объектом тяжкого телесного повреждения является здоровье человека, необходимо уяснить, с какого времени у ребенка здоровье может быть объектом рассматриваемого преступления. Как известно, о понятии начального момента жизни человека, с чем связано и здоровье, в уголовно-правовой литературе нет единого мнения. Одни авторы предлагают начальным моментом жизни считать начало дыхания или полное отделение ребенка от утробы матери . Подавляющее большинство криминалистов начальным моментом жизни ребенка признают начало физиологических родов. Такая точка зрения авторами обосновывается тем, что момент начала физиологических родов свидетельствует о достаточной зрелости плода и приобретении им всех необходимых качеств для внеутробной жизни. Несколько иное мнение высказано Н. Д. Дурмановым. По его мнению, здоровье ребенка может явиться объектом преступного посягательства с момента его рождения . Следовательно, автор имеет ввиду родившегося ребенка, жизнеспособного, начавшего внеутробную жизнь. Последняя точка зрения представляется более приемлемой, так как покушаться на здоровье еще не появившегося «на свет» ребенка, умышленно причинять ему повреждения в процессе рождения практически немыслимо. Подобные действия могут или совершаться неосторожно, или свидетельствовать о стремлении убить ребенка, то есть об умысле на убийство. Представляется, что при рассмотрении умышленных тяжких телесных повреждений можно вести речь о здоровье уже родившегося ребенка, а не ребенка, который лишь выходит из утробы матери.

44 стр., 21629 слов

Государственной политики в области охраны здоровья матери и ребенка

... государства по охране здоровья матери и ребенка; рассмотреть состояние организации охраны материнства и детства в РФ; обозначить имеющуюся нормативно-правовую базу по охране матери и ребенка; провести анализ основных направлений деятельности органов государственной власти по охране здоровья матери и ребенка на ...

Определение объекта посягательства и квалификация преступления в отмеченных выше случаях не вызывает особых трудностей. Несколько сложнее дело обстоит, когда мы сталкиваемся с таким преступлением, как хулиганство, в процессе которого лицу были нанесены тяжкие телесные повреждения. При определенных условиях, когда потерпевшему были нанесены побои, удары или причинены телесные повреждения, налицо будут два объекта: общественная безопасность и общественный порядок, с одной стороны, и здоровье личности — с другой. Как следует квалифицировать преступление, исходя из указанных двух объектов, или же брать за основу один объект? Представляется, что данный вопрос должен быть решен следующим образом: если в ходе хулиганских действий потерпевшему причиняется тяжкое телесное повреждение, то последнее образует самостоятельное преступление, поскольку по степени общественной опасности оно выходит за рамки хулиганства. Поэтому следует прийти к выводу, что причинение при совершении хулиганских действий тяжких телесных повреждений всегда требует квалификации содеянного по совокупности двух преступлений — хулиганства ( ст. 201 УК РБ ) и умышленного причинения тяжких телесных повреждений ( ст. 106 УК РБ ).

Глава 2. Объективная сторона умышленного тяжкого телесного повреждения.

Признаки объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 106 УК РБ, определяются прежде всего тем, что она есть процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы личности, процесс, который начинается с преступного действия ( бездействия ) субъекта и заканчивается наступлением преступного результата — тяжкого телесного повреждения.

Объективная сторона каждого преступления имеет свои индивидуальные особенности, связанные со способом, местом его совершения, характером наступивших последствий и т. д. Исследуемое нами преступление будет юридически оконченным только тогда, когда противоправные действия субъекта вызвали вредные последствия, размер, характер и объем которых весьма разнообразны.

6 стр., 2784 слов

Тяжкий и средний вред здоровью. Легкие телесные повреждения, их классификация

... для жизни Опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния. Опасными для жизни повреждениями являются: 1. Повреждения, ... зафиксирована клиническая картина угрожающего жизни состояния, являющегося следствием причинения данного вреда здоровью; если имеются анатомические признаки потери зрения, речи, слуха, производительной способности ...

Ст. 106 УК РБ состоит из двух частей. По части 1 наказывается умышленное тяжкое телесное повреждение, опасное для жизни или повлекшее потерю зрения, в новом УК РБ добавили — «речи», слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, душевную (по новому УК — психическую) болезнь или иное расстройство здоровье, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть ( в новом УК РБ уточнили — «утратой общей трудоспособности» ) или повлекшее прерывание беременности либо выразившееся в неизгладимом обезображении лица, а равно вызвавшее расстройство здоровья (в новом УК — «…расстройство здоровья, связанное с травмой костей скелета…») на срок свыше 4 месяцев. В связи с этим представляется необходимым рассмотреть и исследовать все признаки, указанные в первой части ст. 106 действующего УК и первой части ст. 147 нового УК.

Телесные повреждения, опасные для жизни. В литературе, особенно в судебно-медицинской, долгое время не было единого мнения, как понимать опасность повреждения для жизни и какие повреждения следует относить к опасным для жизни. Эти вопросы нашли относительно полное разрешение в «Правилах». Так, опасными для жизни являются повреждения, которые сами по себе угрожают жизни потерпевшего или при обычном их течении без оказания медицинской помощи заканчиваются смертью. При этом указывается, что предотвращение смертельного исхода, обусловленное оказанием медицинской помощи, не должно приниматься во внимание при оценке опасности для жизни таких повреждений. «Правила» дают широкий перечень опасных для жизни повреждений. В частности, ныне действующие «Правила» все проникающие ранения грудной полости и живота, даже без повреждения внутренних органов, признают опасными для жизни в момент причинения повреждения.

В юридической и судебно-медицинской литературе нет единой позиции в решении вопроса, когда и в какой момент телесные повреждения следует признавать опасными для жизни. Некоторые авторы считают, что степень тяжести и опасности телесного повреждения должна определяться на основании его исхода, так как вообще не существует неопасных повреждений . Иную позицию занимает А. С. Никифоров, считающий, что повреждение должно быть признано опасным для жизни, и, следовательно, тяжким при наличии причинной связи между нанесенным повреждением и возникшей на его основе опасностью для жизни и что при этом несущественно, было ли повреждение опасным в момент нанесения его или опасность проявилась во время последовавшей за ним болезни, оставило ли такое повреждение после себя стойкое расстройство здоровья или не оставило .

Я разделяю мнение, высказанное по этому вопросу В. В. Козловым, который пишет, что обязательное признание опасности повреждений для жизни именно в момент нанесения обусловлено «тем, что смертельная угроза появляется одновременно с возникновением повреждения. Именно появляется, тогда как проявляться она может не сразу, а на различных этапах — как в начале, так и по течению травмы». Отсюда следует, что независимо от благоприятного исхода повреждения, не повлекшего за собой никаких тяжелых последствий благодаря ли принятым мерам ( оказание квалифицированной и своевременной медицинской помощи ) или по иным причинам, если это повреждение по своему характеру создавало реальную угрозу для жизни потерпевшего, такое повреждение является опасным для жизни в момент причинения и должно квалифицироваться как тяжкое телесное повреждение.

41 стр., 20099 слов

Страхование жизни

... блага человека - жизнь, здоровье, трудоспособность, т. е. риск потери семейных доходов в связи с утратой здоровья или наступлением смерти в период страхования. Субъектами указанных ... учетом особенностей таких нематериальных объектов страхования, как жизнь, здоровье и трудоспособность человека. Страхователь в свою очередь подает заявление о страховании, если оно добровольное, уплачивает разовый ...

Некоторые авторы считают, что опасность повреждения для жизни должна определяться в зависимости от характера орудия, которым нанесено повреждение, средств и способа действия преступника . Представляется, что орудия и способ причинения повреждения к оценке тяжести телесного повреждения отношения не имеют, ибо опасность для жизни определяется не способами и средствами причинения повреждения, а характером самого повреждения. Они должны влиять лишь на меру наказания либо свидетельствовать в некоторых случаях о наличии умысла на убийство, а способ причинения, кроме того, рассматривается как квалифицирующее обстоятельство в рамках телесного повреждения определенной тяжести ( причинение телесного повреждения путем мучения или истязания ).

Таким образом, опасность повреждения для жизни должна оцениваться в момент причинения повреждения, независимо от дальнейшего болезненного процесса и его результата, исходя в каждом конкретном случае из характера самого повреждения и важности поврежденного органа или части тела для жизни, то есть из реально существующей угрозы смерти потерпевшего.

Потеря зрения. В отличие от вышеизложенного признака опасности для жизни закон и «Правила» предусматривают отнесение ряда телесных повреждений к тяжким по исходу и последствиям. К такому признаку относится и потеря зрения. Согласно «Правилам», под потерей зрения следует понимать полную стойкую слепоту на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до счета пальцев на расстоянии 2 метров и менее ( острота зрения 0,04 и ниже).

Вопрос о достаточности для квалификации как тяжкого телесного повреждения потери зрения хотя бы даже на один глаз не вызывает особых споров как в уголовно-правовой, так и в судебно-медицинской литературе. Большинство ученых-юристов и представителей судебной медицины потерю зрения на один глаз признают тяжким телесным повреждением. Различие заключается лишь в аргументации такой точки зрения. Одни считают, что потерю зрения на один глаз следует признать тяжким повреждением по признаку утраты трудоспособности, другие — по признаку обезображения лица при наличии потери глаза, третьи — по анатомо-патологическому признаку и т. д. Отдельными авторами высказывалась и другая точка зрения, согласно которой потеря зрения на один глаз не должна относиться к тяжкому телесному повреждению.

Ч. 1 ст. 106 УК РБ, как и новый УК, говоря о потере зрения как признаке тяжкого телесного повреждения, не указывают на потерю зрения одного или двух глаз. «Правила» устанавливают, что потеря зрения на один глаз влечет за собой стойкую утрату трудоспособности свыше одной трети и по этому признаку относится к тяжким телесным повреждениям. Судебная практика также следует по этому пути. К. обвинялся в том, что он умышленно произвел из рогатки выстрел металлической пулькой в проходивших П. и С. И попал в левый глаз П., чем нанес ей тяжкое телесное повреждение с потерей трудоспособности на 35 %.

Авторами комментария к УК Российской Федерации было высказано мнение, что потеря зрения на один глаз или утрата им способности различать очертания предметов на близком расстоянии не может рассматриваться как тяжкий вред по признаку потери зрения. Такое повреждение считается тяжким по признаку утраты органом его функций .

6 стр., 2889 слов

Юридическая и судебно-медицинская классификация телесных повреждений

... классификация телесных повреждений Судебно-медицинская классификация телесных повреждений отражена в Приложении к Приказу от 24 апреля 2008 года № 194н Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации «Об утверждении медицинских ... наступившим последствиям (потеря зрения, речи, слуха, органа, стойкая утрата трудоспособности и т.д.). Под потерей зрения понимается полная стойкая ...

Частичная утрата зрения на один глаз или оба глаза, постоянное значительное ослабление зрения могут быть отнесены к категории тяжких телесных повреждений, если это привело к утрате общей трудоспособности более чем на одну треть.

«Правила» устанавливают, что повреждение слепого глаза, потребовавшее его удаления, оценивается в зависимости от длительности расстройства здоровья. Однако представляется необходимым уточнить, что в случае, если умысел был направлен на лишение потерпевшего здорового глаза (глаз) и виновный не знал, что потерпевший страдает слепотой, содеянное следует квалифицировать как покушение на умышленное тяжкое телесное повреждение.

Потеря слуха. Под потерей слуха, в соответствии с «Правилами» следует понимать полную глухоту или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3-5 см от ушной раковины. «Правила» говорят о полной и неизлечимой глухоте. Однако долгое время в уголовно-правовой и судебно-медицинской литературе не было единого мнения по вопросу о том, что является признаком тяжкого телесного повреждения — потеря слуха на оба уха или достаточна потеря слуха и на одно ухо. Так, А. С. Никифоров утверждает, что потерю слуха на одно ухо следует квалифицировать как менее тяжкое или даже легкое телесное повреждение ввиду того, что такое повреждение не лишает потерпевшего возможности слышать громкую речь на очень близком расстоянии . Некоторые авторы все же признавали необходимость отнести потерю слуха на одно ухо к тяжким телесным повреждениям . Однако «Правила» установили, что потеря слуха на одно ухо влечет за собой стойкую утрату трудоспособности менее одной трети и по этому признаку относится к менее тяжкому телесному повреждению.

Утрата слышимости одним ухом, соединенная с потерей в результате травмы ушной раковины, может быть квалифицирована как тяжкое телесное повреждение на том основании, что в результате такой травмы неизгладимо обезображивается лицо.

Под потерей речи, представляется, следует понимать необратимую утрату способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих в результате утраты языка как органа либо в результате полной потери голоса. При афонии человек может только шепотом выражать свои мысли. Это лишае его многих возможностей, и, в частности, влечет за собой утрату трудоспособности на 25 %. Следовательно, такое повреждение относится к менее тяжким телесным повреждениям. Это при условии, если потеря голоса не была следствием приникающего ранения гортани, так как в этом случае телесное повреждение будет тяжким по признаку опасности для жизни. Такое мнение было высказано в литературе .

Потеря какого-либо органа либо утрата органом своих функций. Уголовный кодекс не перечисляет органы, потеря которых образует состав тяжкого телесного повреждения. В нем указывается на потерю какого-либо органа. Исходя из буквального понимания смысла закона, следует сделать вывод, что под потерей органа имеется ввиду потеря любого внешнего и внутреннего органа человеческого тела, который выполняет определенную функцию, имевшую существенное значение для жизнедеятельности всего организма в целом. «Правила» не дают определение понятию органа, однако устанавливают, что под потерей какого-либо органа следует понимать потерю языка ( речи ), потерю руки, ноги, потерю производительной способности, заключающуюся в потере способности к совокуплению либо в потере способности к оплодотворению, зачатию и деторождению. Под анатомической потерей руки или ноги следует понимать как отделение от туловища всей руки или ноги, так и ампутацию на уровне не ниже локтевого или коленного суставов; все остальные случаи должны рассматриваться как потеря части конечности и оцениваться по признаку стойкой утраты трудоспособности. Может быть и так, что орган сохранен, но приведен в такое состояние, при котором навсегда и полностью теряет свою функцию, приходит в неизлечимое бездеятельное состояние. Поэтому уголовный кодекс наряду с потерей органа говорит и об утрате органом своих функций. «Правила» устанавливают, что потеря руки, ноги есть отделение их от туловища или утрата ими функций ( паралич или иное состояние, исключающее их деятельность).

13 стр., 6312 слов

Гарантии прав потерпевшего в уголовном процессе

... т. д. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ПОТЕРПЕВШЕГО В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ Потерпевшим по действующему российскому уголовно-процессуальному законодательству является лицо, которому был причинен вред в виде телесных повреждений или морального ущерба, эмоционального страдания, ...

Душевная болезнь. Ныне действующий уголовный кодекс и «Правила» не дают определения душевной болезни и не указывают, какие именно душевные болезни образуют состав тяжкого телесного повреждения. Это обстоятельство вызвало в юридической литературе разноречивые высказывания о характере душевной болезни как признаке указанного состава преступления. Одни авторы под душевной болезнью имеют в виду любое стойкое расстройство психической деятельности, независимо от того, серьезное ли оно, тяжкое или легкое. Иное мнение высказано А. П. Филипповым. Он пишет, что психическое заболевание дает основание для признания повреждения тяжким, если такое заболевание является неизлечимым, хроническим. Большинство же советских криминалистов к тяжким телесным повреждениям относили не только хронические психические заболевания, но и временные, излечимые . Представляется, что не правы те авторы, которые относят к тяжким телесным повреждениям только тяжелые и серьезные душевные болезни или неизлечимое хроническое душевное заболевание. Необходимо учитывать, что причинение даже «нетяжелой», «несерьезной» или временной, излечимой психической болезни может иметь серьезные последствия для потерпевшего-такие заболевания часто дают осложнения, рецидивы, отрицательно влияют на трудоспособность и на общее состояние здоровья потерпевшего. Потому и уголовный закон, и «Правила» не проводят различия душевных болезней по их тяжести, продолжительности, неизлечимости. Следовательно, причинение душевной болезни любой тяжести, продолжительности, излечимости или неизлечимости должно быть отнесено к тяжким телесным повреждениям. Не образуют состав тяжкого телесного повреждения любого рода расстройства нервной деятельности, не являющиеся душевной болезнью: неврастения, психастения, истерия, то есть неврозы, для которых характерны неглубокие изменения нервной системы.

Причины, под влиянием которых возникают психические заболевания, очень многообразны. В уголовно-правовом отношении для квалификации действий виновного по ч. 1 ст. 106 УК РБ имеют значение как повреждения, причинившие душевную болезнь путем физическим, так и повреждения, повлекшие те же последствия, но путем психической травмы (угроза, дурное обращение, нравственная пытка и т. д.).

7 стр., 3234 слов

Умышленное причинение тяжкого вреда

... и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения. 2.2 Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии ...

Установление психического заболевания относится к компетенции судебно-психиатрической экспертизы. Оценка же степени тяжести такого повреждения здоровья производится с участием судебно-медицинского эксперта.

Иное расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть. При квалификации в качестве тяжкого телесного повреждения иного, не связанного с потерей органа, расстройства здоровья, соединенного со значительной потерей трудоспособности, степень повреждения определяется на основе социально-экономического критерия. Это обстоятельство не исключает обязанности судебно-медицинского эксперта установить и в данном случае характер и степень повреждения с анатомо-патологической точки зрения, однако применительно к задаче выяснения степени утраты трудоспособности. Ни УК РБ, ни «Правила» не указывают, что следует понимать под стойкостью утраты трудоспособности. Это понятие по-разному раскрывается в работах криминалистов и медиков. Так, Н. И. Загородников под стойкостью понимает необратимую утрату трудоспособности, то есть постоянную, невосстановимую. Авторы комментария к УК Российской Федерации утверждают, что критерий стойкости будет иметь место в случае необратимой, невосстановимой утраты трудоспособности. Данная позиция представляется неверной. А. П. Филиппов под стойкой утратой трудоспособности рекомендует понимать как постоянную ее потерю, так и непостоянную, но длительную, сроком не менее 6 месяцев. Эту точку зрения разделяет и П. А. Дубовец. Именно данная позиция представляется правильной. Критерий стойкости утраты трудоспособности характерен для объективной стороны составов телесных повреждений любой тяжести. Однако неверным будет понимание стойкой утраты трудоспособности в отношении состава умышленных легких телесных повреждений как невосстановимой, необратимой утраты, так как в этом случае усиливается тяжесть последствий, что представляется нехарактерным для легких телесных повреждений.

Трудоспособность может быть общей и специальной (профессиональной).

Ранее в уголовно-правовой и судебно-медицинской литературе единого мнения о том, должна ли приниматься во внимание потеря общей или профессиональной трудоспособности не было. А. С. Никифоров под потерей трудоспособности понимает «потерю способности выполнять любую средней тяжести физическую или умственную работу». Свою точку зрения он мотивирует тем, что «в качестве объективного показателя здоровья может выступать только общая трудоспособность» . Общую трудоспособность в качестве критерия телесных повреждений признают и другие криминалисты и медики. Иного мнения по этому вопросу придерживался, например, А. А. Пионтковский, который под потерей трудоспособности понимает «…утрату способности производить работу, требуемую постоянной профессией данного лица» .

Хотя действующий УК ничего об этом не говорит, представляется, что при решении вопроса об отнесении телесного повреждения к тяжкому по признаку утраты трудоспособности необходимо учитывать общую трудоспособность потерпевшего. В «Правилах», а также в новом УК РБ прямо указывается на утрату общей трудоспособности. Принятие в качестве критерия тяжести телесных повреждений утраты профессиональной трудоспособности привело бы к неправильным выводам, означало бы признание объективного вменения, ибо виновное лицо чаще не знает профессии потерпевшего. Кроме того, тяжесть повреждения зависела бы не от характера действий преступника, а от профессии потерпевшего, то есть основания квалификации будут заключаться в обстоятельствах совершенно случайных, которые могут быть преступнику даже неизвестны.

Отдельные авторы, признавая под расстройством здоровья, соединенным с утратой трудоспособности, потерю общей трудоспособности, при определенных условиях предлагают учитывать также потерю профессиональной трудоспособности. Например, М. Д. Шаргородский, считая, что в уголовном праве для квалификации преступления основное значение имеет общая трудоспособность, вместе с тем делает оговорку, что профессиональная трудоспособность может быть учтена при условии, если обвиняемый знает о специальности того, на кого он посягает, и умышленно наносит ему повреждение (например, умышленное отрезание пальца у пианиста и. д. ) . Думается, что в случаях, когда следствием добыты достоверные данные о том, что преступник не только знал о профессии потерпевшего, но и имел умысел на лишение его именно этой профессии и свой злой умысел осуществил, имеются все основания для принятия во внимание утраты профессиональной трудоспособности. В остальных случаях потеря профессиональной трудоспособности должна иметь значение для размера гражданского иска, но не для определения размера наказания.

Важное значение имеет закрепленное в «Правилах» положение о том, что у инвалидов стойкая утрата трудоспособности в связи с полученным повреждением определяется как у практически здоровых людей независимо от инвалидности и ее группы.

Прерывание беременности. Представляется, что законодатель, введя данный признак тяжкого телесного повреждения, исходил из того, что прерывание беременности лишает женщину возможности быть матерью, причиняет ей большой моральный и физический вред и душевные страдания, а иногда влечет утрату способности к деторождению. Кроме того, насильственное прерывание беременности может представлять и опасность для жизни, поскольку оно иногда вызывает сильное кровотечение и создает опасность инфицирования и других осложнений, которые непосредственно угрожают жизни потерпевшей. Нередки случаи, когда от тяжких последствий прерывания беременности наступает смерть потерпевшей.

Прерывание беременности является тяжким телесным повреждением независимо от ее срока. Установление сроков беременности при наступлении которых в случае прерывания беременности можно говорить о тяжком или не тяжком телесном повреждении, не вытекает из закона, противоречит его смыслу. Представляется, что законодатель, указывая в законе признак прерывания беременности, тяжесть такой травмы усматривает не в том, опасна она для жизни потерпевшей или нет, а в том, что такое посягательство на здоровье связано с лишением предстоящего материнства, а, следовательно, срок беременности значения не имеет.

Следует иметь в виду, к тому же на это обстоятельство обращают внимание и «Правила», что прерывание беременности может явиться признаком тяжкого телесного повреждения лишь в том случае, если оно находится в прямой причинной связи с причинением телесных повреждений. Этот факт следует учитывать потому, что беременность у женщин может прерываться от множества различных причин, связанных с индивидуальными особенностями организма: наличием инфекционных и неинфекционных заболеваний, нарушения обмена веществ, аномалии развития половых органов и др. Поэтому в таких случаях при производстве судебно-медицинской экспертизы необходимо участие акушера-гинеколога.

Важно отметить, что повреждение, вызвавшее прерывание беременности, должно рассматриваться как умышленное тяжкое телесное повреждение лишь в случаях, когда наступление прерывания беременности охватывалось предвидением виновного.

Телесное повреждение, повлекшее неизгладимое обезображение лица. Обезображение лица может выразиться в асимметрии лица, нарушении мимики, обширных рубцах и шрамах на лице, отделении частей лица (носа, ушей, губ и т. д.).

И хотя эти повреждения порой не причиняют серьезного вреда здоровью, однако лицо потерпевшего при этом принимает уродливый, отталкивающий вид, что обрекает пострадавшего на постоянные душевные переживания, которые имеют в основе не только косметический дефект, но и опасность нарушения связи личности с обществом. Учитывая это, законодатель с полным основанием относит указанные повреждения к категории тяжких.

Как признак рассматриваемого преступления эти повреждения должны обладать двумя качествами: во-первых, быть неизгладимыми, во-вторых, обезображивать лицо. В юридической литературе под неизгладимость обезображения лица признается такое повреждение, которое неизлечимо, непоправимо, не может быть устранено обычными методами лечения. «Правила» дают определение изгладимости повреждения, под которым понимают значительное уменьшение выраженности патологических изменений (рубца, деформации, нарушения мимики и пр.) с течением времени или под влиянием нехирургических средств. При этом отмечается, что если для устранения требуется оперативное вмешательство (косметическая операция), то повреждение лица считается неизгладимым. Следует отметить, что благодаря достижениям медицинской науки в настоящее время нередки случаи, когда даже самые серьезные повреждения лица устраняются путем пластических операций, в результате чего лицу придается нормальный вид. Однако пластические операции являются исключительным средством восстановления лица. Они обычно являются многоэтапными, причиняют потерпевшему дополнительные душевные страдания, сопряжены с опасностью для организма, причиняют психическую и физическую травму оперируемому, и не всегда достигают положительного результата. Нельзя также не учитывать и то обстоятельство, что пластические операции не могу быть произведены без согласия потерпевшего. Поэтому было бы неправильно смягчать ответственность лиц, посягающих на здоровье человека, на основании возможности устранить обезображение лица операционным путем.

В литературе высказано мнение, что понятие «обезображение лица» является неопределенным, ибо решение вопроса, обезображивает ранение лицо или нет, представляет субъективную оценку повреждения каждым отдельным лицом. Как разъясняет Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в уже упоминаемом в данной работе постановлении «О судебной практике по делам об умышленных тяжких телесных повреждениях», вопрос об установлении обезображения лица входит в компетенцию суда, а не судебно-медицинского эксперта. «Правила» указывают, что эксперт устанавливает только характер и степень тяжести самого телесного повреждения, исходя из обычных признаков, и определяет, является ли повреждение изгладимым. Здесь «Правила» и названное постановление противоречат друг другу, так как в постановление говорится, что именно судам надлежит на основании заключения судебно-медицинской экспертизы устанавливать, является ли причиненное телесное повреждение неизгладимым. Суд определяет, повлекло ли повреждение обезображение лица потерпевшего, руководствуясь сложившимися в обществе эстетическими представленими. Думаю, что верную позицию в данном вопросе занимают «Правила», так как определение, является ли повреждение неизгладимым, требует специальных медицинских знаний.

Один из фактов обезображения лица сформулирован судом в следующем виде: «В результате нанесенных Н. ножевых ран у последнего левая бровь опущена, глазная левая щель сужена, левая носогубная складка сглажена, рот при оскале образует грушевидную форму, отмечается тик (подергивание) левой половины лица».

Закон предусматривает ответственность по ч. 1 ст. 106 УК РБ за обезображение только лица, но не других частей тела. О. С. Викторов, считая, что не менее тяжкие постоянные душевные переживания вызываются у потерпевшего причинением неизгладимого обезображения и других частей тела, в особенности шеи, предлагает предусмотреть ответственность также за причинение неизгладимого обезображения шеи . С мнением О. С. Викторова можно согласиться. Шея составляет как бы продолжение лица, дополняет его красоту, и нередки случаи, когда повреждения шеи в передней, видимой части придают не менее безобразный отталкивающий вид. Новый УК учел данные обстоятельства и в качестве признака тяжких телесных повреждений указал неизгладимое обезображение лица и шеи.

Расстройство здоровья, связанное с травмой костей скелета, на срок свыше 4 месяцев. Диспозиция ч. 1 ст.106 дополнена в 1994 году новым признаком тяжкого телесного повреждения, которое характеризуется расстройством здоровья на срок свыше 4 месяцев. Прежняя редакция ст. 106 содержала указание лишь на расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть, а длительность расстройства здоровья при определении тяжкого телесного повреждения не учитывалась. Вместе с тем «Правила» к признакам тяжкого телесного повреждения отнесли расстройство здоровья на срок свыше 4 месяцев, связанное с травмой костей скелета. Включение упомянутого признака в п. 5 «Правил» (подзаконный нормативный акт) не соответствовало закону (ч. 1 ст. 106).

С принятием 1 марта 1994 года новой редакции ст. 106 указанная коллизия была разрешена. Введение в диспозицию данной статьи нового признака позволило уточнить параметры телесного повреждения, относящегося к категории менее тяжких ввиду длительного расстройства здоровья. Так, в соответствии с п. 15 «Правил» под длительным расстройством здоровья как признаком менее тяжкого телесного повреждения следует понимать непосредственно связанные с повреждением последствия (заболевания, нарушения функций), продолжительностью свыше 3-х недель (более 21 дня), но не более 4 месяцев (или 122 дней).

Причинно-следственная связь между деянием и последствиями как признак объективной стороны умышленных тяжких телесных повреждений. Как уже отмечалось, между первым признаком объективной стороны — действием (бездействием) по причинению умышленных тяжких телесных повреждений — и конечным результатом — наступлением вредных последствий — должна быть установлена причинная связь, без наличия которой лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности. В тех случаях, когда действие (бездействие), являющееся необходимым условием для возникновения общественно опасных последствий, само по себе не могло привести к наступлению указанных последствий, оно не может признано их причиной. В таких случаях причину надо искать в действиях третьих лиц или самого потерпевшего. В этой связи представляется неправильным привлечение к ответственности и осуждение лица за последствия, которые не были причинно связаны с его действиями.

Говоря о причинной связи, следует также иметь в виду возможность наступления тяжелых последствий, связанных с индивидуальными особенностями организма потерпевшего (например, наличие у потерпевшего предшествовавших заболеваний или других дефектов здоровья).

В этих случаях необходимо выяснить, являются ли наступившие последствия результатом действий причинителя или же результатом того, что индивидуальные особенности организма потерпевшего привели к тем или иным последствиям.

Вопрос о наличии или отсутствии по делу причинной связи есть также вопрос о том времени, которое может пройти с момента совершения действий до момента наступления результата. Так, в ряде случаев ухудшение здоровья или смерть потерпевшего наступают тотчас по нанесении тяжких телесных повреждений, или же разрыв во времени может измеряться часами, днями, неделями и даже месяцами. Можно ли установить для признания наличия причинной связи определенный максимум времени? Думается, что нельзя. Это противоречило бы правильному пониманию закона. Величина разрыва во времени между причинением телесных повреждений и смертью может зависеть от жизнеспособности организма потерпевшего, своевременности медицинской помощи, многих других обстоятельств, которые не зависят от действий преступника и не меняют характера его вины. По приговору судебной коллегии по уголовным делам Гомельского областного суда от 6 февраля 1996 г. В. осужден по ч. 2 ст. 106 УК на 8 лет лишения свободы в ИТК строгого режима. Органами предварительного следствия В. было предъявлено обвинение в том, что он, находясь в состоянии алкогольного опьянения около 20 часов 2 августа 1995 г. во дворе своего дома с целью умышленного убийства во время ссоры в присутствии своей дочери и внучки потерпевшей стал избивать свою мать. Удары наносил руками, ногами и палкой, причиняя ей особые мучения. Затем затащил в дом, оставил на полу в кухне, а сам ушел спать. От причиненных телесных повреждений потерпевшая в 3 часа 3 августа 1995 г. умерла. Суд признал В. виновным в умышленном причинении тяжких телесных повреждений, носящих характер мучения и истязания, повлекших смерть. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда не согласилась с доводами приговора и в определении указала, что из материалов дела усматривается, что смерть потерпевшей наступила от тупой травмы тела, сопровождавшейся переломами ребер, плеча, множественными обширными кровоподтеками, ссадинами, ушибленными ранами тела и тяжелым травматическим шоком. Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в постановлении «О судебной практике по делам об умышленных тяжких телесных повреждениях» разъяснил в п. 6, что наступление смерти потерпевшего, последовавшей в результате умышленного нанесения тяжких телесных повреждений, не в момент их причинения, а спустя некоторое время после этого, при наличии умысла на убийство охватывается составом умышленного убийства и не должно квалифицироваться по ч. 2 ст. 106 УК РБ. По настоящему делу указанное разъяснение Пленума не выполнено, что привело к принятию неубедительного решения о квалификации действий осужденного по ч. 2 ст. 106 УК.

Характер причиненного вреда, особенности организма бывают в каждом отдельном случае настолько индивидуальны, что совершенно не приходится говорить о возможности установления каких-то общих абстрактных сроков. Единственная задача, которая возникает перед судом при решении вопроса о причинной связи, заключается в выяснении с учетом всех обстоятельств дела того, является ли данное телесное повреждение причиной расстройства здоровья или смерти потерпевшего или не является.

Таким образом, обязательным признаком объективной стороны состава данного преступления является необходимая причинно-следственная связь.

Глава 3. Субъективная сторона умышленного тяжкого телесного повреждения.

Субъективная сторона умышленного тяжкого телесного повреждения предполагает наличие прямого или косвенного умысла. Прямой умысел при причинении тяжкого телесного повреждения характеризуется тем, что лицо, нанесшее телесное повреждение, сознает общественно опасный характер своего действия (бездействия), предвидит причинение своими действиями тяжкого вреда здоровью потерпевшего и желает наступления такого вреда. Сознание должно охватывать все фактические обстоятельства, относящиеся к объекту и объективной стороне тяжкого телесного повреждения. Виновный сознает, что причиняет тяжкий вред здоровью другого лица.

При причинении тяжкого телесного повреждения с косвенным умыслом лицо также сознает общественно опасный характер своего действия (бездействия), предвидит возможность причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего и сознательно допускает наступление такого вреда.

В отдельных случаях, при нанесении умышленного телесного повреждения, умысел виновного является более или менее определенным, конкретизированным. Виновный сознает, что причиняет телесное повреждение определенной тяжести. В этом случае имеет место определенный (конкретизированный) прямой умысел. Но большей частью виновное лицо, совершая умышленные действия против здоровья потерпевшего, содержание своего умысла не конкретизирует. Субъект сознает, что своими умышленными действиями причиняет вред здоровью потерпевшего, но не представляет себе, каким он будет по тяжести. Здесь имеет место неопределенный (неконкретизированный) умысел. При наличии у виновного умысла на причинение определенного телесного повреждения, ответственность должна наступать за причинение именно такого телесного повреждения, на достижение которого был направлен умысел. Если виновный действовал умышленно и допускал причинение телесных повреждений любой тяжести, в том числе смерти, содеянное квалифицируется по фактически наступившим последствиям.

Однако следует иметь в виду, что концепция вменения наступивших последствий при неопределенном умысле во всех случаях без изъятия как результат умышленных действий не может быть принята. Неопределенный умысел подлежит тщательному исследованию для выяснения его объема и пределов. Если исследование содержания и направленности неопределенного умысла, с которым действовал виновный показало, что результат находился за его пределами, что субъект преступления в числе возможных никак не предвидел и не только не желал, но и не допускал наступления возникшего результата, он может быть вменен только как совершенный неосторожно, хотя само действие было умышленным. Так, если виновный, действуя с неопределенным умыслом, нанес потерпевшему несильный удар, например, по колену, без цели причинить конкретное телесное повреждение и если этот удар вызвал нетипичные тяжкие осложнения, приведшие к ампутации ноги, то квалификация неправомерных действий субъекта преступления исходя только из результатов будет ошибочной. Аналогичная ситуация при наличии у виновного неконкретизированного умысла на причинение телесны повреждений может возникнуть в случае смерти потерпевшего. Возникает необходимость отграничения умышленных тяжких телесных повреждений от умышленного убийства. Так, причиняя телесные повреждения, виновный может действовать с неопределенным умыслом по отношению к телесным повреждениям, предвидеть их и допускать наряду с другими возможностями и причинение опасных для жизни телесных повреждений. Но он предвидит и допускает лишь однородные последствия, смерть же качественно иной результат его действий, и потому может не охватываться предвидением виновного в момент совершения преступления. Между предвидением опасности для жизни и предвидением смерти возможен разрыв. Если бы умышленное причинение опасного для жизни повреждения всегда означало покушение на жизнь, этот признак не был бы включен в состав умышленных тяжких телесных повреждений.

Органами предварительного следствия Е. был привлечен к уголовной ответственности за то, что во время ссоры ударил С. ножом в правое бедро, в результате чего потерпевшему причинено слепое ранение бедра с повреждением бедренной вены, вызвавшее острую кровопотерю и смерть. Его действия были квалифицированы по п. «б» ст. 100 УК как умышленное убийство из хулиганских побуждений.

При рассмотрении дела в суде было установлено, что между Е. и С. Произошла ссора и обоюдная драка, во время которой Е. нанес С. Удар ножом в бедро. Е. утверждал, что у него не было умысла на лишение жизни потерпевшего. Удар был нанесен не в область жизненно важных органов, чем подтверждается объяснение Е. об отсутствии у него умысла на причинение смерти С. Исходя из совокупности обстоятельств дела, суд обоснованно пришел к выводу о том, что у Е. не было умысла на лишение жизни потерпевшего, и был — только на причинение телесных повреждений, в том числе и тяжких, а по отношению к смерти его вина выражалась в неосторожной форме. Действия Е. совершенно обоснованно были переквалифицированы на ч. 2 ст. 106 УК, предусматривающей ответственность за умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего.

Следует отметить, что практически бывает трудно определить, когда и в каких случаях виновный действует с определенным умыслом. Судебные органы признают причинение тяжкого телесного повреждения совершенным с прямым умыслом почти во всех случаях проникающих ранений грудной и брюшной полостей, тяжких ранений головы с повреждением костей черепа специфическими орудиями (лопата, лом, тесак, молоток, топор, гиря и др.).

В пункте 6 указанного выше постановления Пленум Верховного Суда РБ разъяснил: решая вопрос о содержании умысла виновного, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления и учитывать, в частности, средства и орудия преступления, способ их использования, количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, в область жизненно важных органов человека: голову, шею, печень, пах), причины прекращения преступных действий и т. д., а также предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения, характер действий после совершения преступления.

Для правильного понимания и раскрытия субъективной стороны преступления важное значение имеет мотив и цель причинения тяжкого телесного повреждения. Мотив — это то, что побуждает человека к действию. Цель — то, чего человек стремится достигнуть в результате этих действий. При причинении тяжких телесных повреждений виновный может руководствоваться различными мотивами: корысть, ревность, месть, хулиганские побуждения и др.).

Хотя действующий Уголовный Кодекс не выделяет тяжкие телесные повреждения в отдельные составы в зависимости от наличия того или иного мотива, тщательное исследование мотивов тяжкого телесного повреждения имеет большое теоретическое и практическое значение. Мотив преступления важен в данном случае для индивидуализации наказания и для разработки мер предупреждения тяжких телесных повреждений.

Кроме мотива, субъективную сторону тяжкого телесного повреждения характеризует также цель преступления. Применительно к тяжким телесным повреждениям целью преступления является причинение вреда здоровью потерпевшего. Однако это общая цель каждого вида тяжкого телесного повреждения. Вместе с тем причинением тяжкого телесного повреждения виновный может преследовать и другие цели: облегчить совершение другого преступления, скрыть другое совершенное преступление, избежать задержания и т. д. Некоторые мотивы и цели являются основанием для отнесения причинения тяжкого телесного повреждения к квалифицированным видам рассматриваемого преступления.

Таким образом, правильное и точное установление мотивов и цели преступления имеет важное значение для полного раскрытия субъективной стороны тяжкого телесного повреждения. От правильного установления субъективной стороны преступления зависит и правильность его квалификации.

Глава 4. Субъект умышленных тяжких телесных повреждений.

Действующий, как и новый, УК РБ устанавливает уголовную ответственность за умышленное нанесение тяжкого телесного повреждения с 14-летнего возраста. Установление уголовной ответственности за данное преступление (как и за некоторые другие) в виде исключения с 14 лет вызвано тем, что уже с этого возраста подросток должен отдавать себе отчет в общественной опасности указанных действий и тех вредных последствий, к которым эти действия могут привести. Достижение установленного законом возраста, с которого может наступить уголовная ответственность несовершеннолетнего, является одним из признаков состава преступления, но еще не достаточно для привлечения к уголовной ответственности. Несовершеннолетний возраст лица, совершившего общественно опасное деяние, требует особенно внимательного отношения к установлению степени способности осознавать характер совершаемых деяний и руководить своими действиями. В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 декабря 1991 года «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» отмечено, что при наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего, должна быть произведена экспертиза специалистами в области детской и юношеской психологии (психолога, педагога).

С учетом степени умственной отсталости, а также характера общественной опасности совершенного несовершеннолетним преступления суд в соответствии с ч. 3 ст. 10 и ст. 60 может ограничиться в отношении его применением принудительных мер воспитательного характера.

Как известно, обязательным условием уголовной ответственности является вменяемость человека. Лицо невменяемое не может быть субъектом преступления.

В ч. 2 ст. 106 УК РБ специально указывается на совершение преступления особо опасным рецидивистом и устанавливается в отношении его повышенная ответственность. Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в постановлении «О судебной практике по делам об умышленных тяжких телесных повреждениях» в п. 9 обратил внимание, что квалификация умышленного тяжкого телесного повреждения по ч. 2 ст. 106 УК РБ по признаку совершения его особо опасным рецидивистом возможна лишь в случаях, когда тяжкое телесное повреждение причинено после вступления в законную силу приговора, которым данное лицо признано особо опасным рецидивистом. Это отягчающее обстоятельство, относящееся исключительно к личности виновного, не влияет на квалификацию действий соучастников. Усиленная наказуемость особо опасного рецидивиста в значительной степени определяется повышенной общественной опасностью преступника, который неоднократно был судим, но на путь исправления не встал.

Преступления исследуемой категории очень часто совершаются в состоянии опьянения. Ст. 12 УК РБ устанавливает, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, не освобождается от уголовной ответственности. Алкогольное опьянение, если оно не является патологическим, не признается тем болезненным состоянием, которое способно вызвать изменения в психике человека, характерные для душевного заболевания, а вместе с тем и состояние невменяемости. Закон исходит из того, что человек принимающий алкоголь, заранее знает, к каким последствиям может привести опьянение, и, следовательно, предвидит характер действия алкоголя на его организм и поведение, имея возможность свободно выбрать любой вариант действий. Состояние опьянения субъекта в момент причинения тяжкого телесного повреждения не только не освобождает его от уголовной ответственности и не только не может служить смягчающим вину обстоятельством, а, наоборот, должно служить обстоятельством, отягчающим ответственность. Так, в ст. 38 п. 12 УК РБ среди обстоятельств, отягчающих ответственность, называется совершение преступления в состоянии опьянения. Хотя указывается, что суд вправе, в зависимости от характера преступления, не признать это обстоятельство отягчающим ответственность. Как видим, закон говорит не о смягчении ответственности, а о возможности непризнания опьянения отягчающим обстоятельством.

Заключение

Ознакомившись с мнениями различных авторов по исследуемой проблеме, можно сделать вывод, что вопросы квалификации умышленных тяжких телесных повреждений являются в научной среде дискуссионными. Это обусловлено тем, что действующее уголовное законодательство имеет пробелы и позволяет широко толковать некоторые нормы. В частности, это касается понимания терминов «здоровье», «орган», «стойкость утраты трудоспособности»,……………….

Новый УК Республики Беларусь внес существенные изменения в концепцию отечественного уголовного права. Эти изменения касаются и вопросов квалификации умышленных тяжких телесных повреждений (ст. 147).

Так, новый УК несколько детализировал простой состав данного преступления, введя в качестве признака объективной стороны такое последствие, как потеря речи, а также указав, что для наличия объективной стороны данного состава преступления необходимо, чтобы в результате телесного повреждения имела место утрата не менее чем на одну треть именно общей трудоспособности, а не профессиональной (в действующем УК Республики Беларусь говорится просто об утрате трудоспособности).

Кроме того, расширен круг квалифицирующих признаков состава умышленных тяжких повреждений. Однако данные дополнения не устраняют пробелов в нашем уголовном законодательстве по рассматриваемому вопросу. Требуется, чтобы некоторые разъяснения относительно ряда понятий (перечислены выше) были даны в уголовном кодексе, в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, а также в правилах судебно-медицинской экспертизы характера и тяжести телесных повреждений.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/kursovaya/na-temu-telesnyie-povrejdeniya-rb/

Нормативная:

1. Уголовный кодекс Республики Беларусь: утвержден законом Республики Беларусь от 29 декабря 1960 года; введен в действие с 1 апреля 1961 года с изменениями и дополнениями.

2. Уголовный кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 2 июня 1999 года, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 24 июня 1999 года.

3. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 15 марта 1991 года № 3 «О судебной практике по делам об умышленных тяжких телесных повреждениях»// Сборник действующих постановлений Пленума Верховного Суда Республики Беларусь (1961-1998).

Часть 2. Постановления по уголовным делам. Минск, Белорусский кадровый центр «Профессионал», 1998, с. 42-46. (Сборник…).

4. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 15 сентября 1994 года № 7 «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» // Сборник…, с. 54-61.

5. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 декабря 1990 года № 10 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве» // Сборник…, с. 145-150.

6. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 декабря 1991 года № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» (в редакции постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 14 декабря 1995 года № 15) // Сборник…, с. 165-167.

7. Правила судебно-медицинской экспертизы характера и тяжести телесных повреждений в Республике Беларусь: утверждены приказом Министра здравоохранения Республики Беларусь от 14 ноября 1991 года № 200 (в редакции приказа Министра здравоохранения Республики Беларусь от 17 декабря 1993 года № 300).

Согласовано с Прокуратурой, Верховным Судом, Министерством юстиции, Министерством внутренних дел Республики Беларусь // Сборник постатейных материалов к Уголовному кодексу Республики Беларусь. Сост. А. И. Лукашев, Э. А. Саркисова, Мн.,1995, с. 302-308.

Специальная:

1. А. С. Никифоров. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголовному праву. М., 1959.

2. П. А. Дубовец. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголовному праву. М., «Юридическая литература», 1964.

3. Д. С. Читлов. Охрана здоровья граждан от тяжких насильственных посягательств. Уголовно-правовое и криминологическое исследование. Издательство Саратовского университета, 1974.

4. Н. И. Загородников. Преступления против здоровья. М., 1969.

5. М. Д. Шаргородский. Преступления против жизни и здоровья. М., 1948.

6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под ред. Скуратова. М., 1997.