Исследование причин, последствий и тенденции разводимости в России

Курсовая работа

Выбор темы этого произведения определяется его актуальностью и ролью семьи в жизни общества. Семья — это социальная структура, в которой, прежде всего, происходит воспроизводство человека как члена общества. именно в семье изначально формируется мировоззрение человека и формируются его социальные качества. И именно семья призвана играть исключительную роль в жизни общества, в его стабилизации и преодолении социальной напряженности. По своему характеру и назначению он является союзником общества в решении фундаментальных проблем: преодолении депопуляции, установлении нравственных устоев в обществе, социализации детей, развитии культуры и экономики, семейном предпринимательстве. Но серьезность проблем, с которыми сегодня сталкиваются российские семьи, настораживает. Больно ударяют по семье демографический кризис, сопровождающийся депопуляцией, ростом смертности, падением рождаемости, постарением населения, снижением продолжительности жизни, ухудшением здоровья людей, инвалидизацией; продолжающееся падение уровня жизни большинства населения России; рост безработицы, алкоголизма, наркомании, преступности, неуверенность в завтрашнем дне. Все эти причины обусловливают увеличение частоты расторжения брака (разводимости) в нашей стране.

Актуальность темы объясняется тем, что уровень разводимости является одним из важнейших факторов, влияющих на показатели воспроизводства населения. Процесс распадения супружеских пар в поколении вследствие расторжения брака (развода) в последние годыстановится объ­ектом изучения различных наук: философии, социологии, демографии, права, медицины, психологии и др. С учетом их направленности и специфики изучаются разные стороны, признаки, свойства этого социального явления.Однако следует отметить, что в целом материал, представленный в учебной литературе, носит общий характер и в многочисленных монографиях по демографии рассматриваются более узкие вопросы, чем исследование уровня разводов в России, его причины, проблемы и тенденции». И лишь в периодических изданиях в последнее время упоминается необходимость разработки комплексных мер по стабилизации семейных отношений и снижении динамики разводимости в РФ. Таким образом, сложность и значимость вышеперечисленных проблем определили тему данного исследования, актуальность которой определяется: во-первых, значением разводимости как одним из важнейших факторов, влияющих на показатели воспроизводство населения; во-вторых, большим интересом к данной теме в современной науке, с другой стороны, ее недостаточной разработанностью. Актуальность и значимость проблемы, ее недостаточная разработка в науке и определили выбор темы, объекта, предмета, цели и задач исследования, а также логической схемы ее построения.

13 стр., 6126 слов

Уровень и качество жизни населения в современной России

... основных структурных компонентов качества жизни населения выступает - образ жизни. Эта категория дает возможность рассмотреть комплексно во взаимосвязи содержание аспектов жизнедеятельности - положение и развитие личности, ее социальная активность; отношение населения ...

Объект исследования – разводимость в РФ. Предмет исследования — изучение причин, последствий и динамики разводов. Цель данной работы – на основе анализа причин и последствий разводимости, выявить тенденции развития данного социального явления в РФ.

В соответствии с целью исследования были определены следующие основные задачи:

1) изучить теоретические основы разводимости;

2) проанализировать основные показатели разводимости в РФ;

3) выявить основные проблемы и тенденции разводимости в РФ.

При исследовании использовались различные методы. К ним относятся статистический, сравнительно-правовой, логический, исторический, а также метод системного анализа.Теоретической и методологической основой проведения исследования явились законодательные акты, нормативные документы по теме работы, а также базовая учебная литература, теоретические труды и результаты практических исследований ученых и специалистов, статьи и обзоры в специализированных, периодических изданиях и Интернет-ресурсах, посвященных тематике, в частности, работы В.А. Башлачева, В.А. Борисова, В.М. Медкова, А.Б. Синельникова, Н.П. Тихомиров и др.

1. Теоретические основы разводимости

1.1. Определение понятия «разводимость» и его основные

факторы

Брак может закончиться вдовством из-за смерти одного из супругов или развода. В демографическом анализе за последние 100 лет предпочтение было отдано изучению бракоразводных процессов. Уровень разводов — в демографии это показатель количества разводов для ряда браков. В энциклопедическом словаре «Нродонаселение» разводимость трактуется как «процесс распадения супружеских пар в поколении вследствие расторжения брака (развода).

Брак, вдовство и количество разводов вместе составляют процесс воспроизводства брачной структуры населения» . Развод тесно связан с браком и имеет аналогичные методы описания. К основным показателям, описывающим ее, относятся: 1) абсолютное число разводов (по возрасту разводящихся, продолжительности брака до развода, национальности, месту жительства и т.д.); 2) средняя продолжительность брака до развода; 3) интенсивность разводимости (коэффициенты аналогичны коэффициентам брачности).

Конечно, на фоне общего повышения брачного возраста возрастает и возраст разводов. Это проявляется и у мужчин, и у женщин. Бракоразводный процесс состоит из групп по количеству детей, рожденных в браке, и продолжительности брака.

Вопрос о причинах развода и, как следствие, факторах развода еще до конца не изучен. Развод как социальное явление изучается социологией семьи, той ее части, которая называется социологией развода. Объектом этой науки является развод, или просто развод, поведение как поведение, результатом которого является сам развод. Одним из важных факторов, определяющих количество разводов, является законодательство о браке и семье. Так, до 1917 г. в России разводы были, как известно, чрезвычайно редким явлением. И дело не только в том, что развод противоречил морали и социальным нормам того времени. «Действовавшее в то время законодательство резко ограничивало саму возможность развода, допуская его по просьбе одного из супругов только при наличии одной из трех исключительных причин: доказанного прелюбодеяния мужа или жены или его (ее) неспособности к «брачному сожитию»; осуждения другого супруга к уголовному наказанию с лишением всех прав состояния или ссылке в Сибирь; безвестного отсутствия другого супруга. Никакие разводы по взаимному согласию не допускались» . Как результат, например, «в 1897 г. среди православных в России (70% всех лиц в возрасте 20 лет и старше) было зарегистрировано всего 1132 развода» [3] .

36 стр., 17915 слов

Статистический анализ брачности и разводимости (на примере Белгородской области)

... и разводимости семей. Объектом курсовой работы является Белгородская область. Целью курсовой работы является статистический анализ брачности и разводимости (на примере Белгородской области). Исходя из цели, формируются задачи курсовой работы: рассмотреть теоретические аспекты исследования процессов брачности и разводимости; ...

С другой стороны, известно, что во второй половине 60-х гг. в СССР наблюдался резкий скачок числа разводов и разводи-мости: если в 1965 г. абсолютное число разводов и общий коэффициент разводимости были равны соответственно 360,7 тысячи и 1,6%, то в 1966г. — уже 646,1 тысячи и 2,6%, т.е. произошло почти удвоение этих показателей. Аналогичную тенденцию подчеркнуло и упомянутое выше количество разводов: они увеличились за эти два года со 161 до 290% . Так не бывает в «нормальных» условиях. Действительно, причиной такого резкого скачка стало изменение законодательства о разводе, которое значительно упростило процедуру развода. После принятия в декабре 1965 г. соответствующего указа свой фактический развод оформили сотни тысяч человек, которые давно уже не жили вместе и, может быть, даже имели новые, но официально не зарегистрированные семьи. Однако главное место среди факторов разводимости принадлежит демографическим и социально-экономическим детерминантам. Так, существенную роль играет возраст супругов. Эта демографическая переменная выступает в трех различных модификациях: 1) возраст вступления в брак; 2) возраст в момент развода; 3) разница в возрасте между женами и мужьями.Динамика разводимости в России в 1990-2007 гг. представлена на рис. 1 [5] .

 определение понятия разводимость и его основные 1

Рисунок 1. Динамика разводимости в РРФ, 1990-2007 гг.

Что касается первого, т.е. возраста вступления в брак, то исследования показывают, что вероятность развода в зависимости от этой переменной меняется следующим образом: сперва она понижается от высоких значений, свойственных бракам, заключенным в очень молодых возрастах, а затем вновь повышается для браков, заключенных в пожилых возрастах. Наименьшую вероятность развода демонстрируют браки, заключенные в возрасте максимального вступления в брак. Если говорить о возрасте в момент развода, то разводимость имеет максимум в возрастном интервале 20-30 лет, а затем плавно снижается до крайне низких уровней в возрастах старше 50 лет. При этом возраст наибольшей вероятности развода у женщин ниже, чем у мужчин. Большая разница в возрасте мужей и жен повышает вероятность развода, при этом эта вероятность выше в тех случаях; когда жена старше мужа.

Еще одним демографическим фактором, влияющим на уровень разводов, является продолжительность брака. «Подобно зависимости от возраста зависимость от длительности брака также носит колоколообразный характер: сперва идет повышение вероятности развода, причем максимум приходится на рубеж между первым и вторым пятилетиями брака, а затем эта вероятность постепенно снижается» . Порядковый номер брака играет роль в определении частоты разводов. Хотя данных по этому вопросу мало, исследования показали увеличение количества разводов для повторного вступления в брак. Эта тенденция выявлена как на отечественных, так и на зарубежных материалах [7] .

4 стр., 1854 слов

Психологические аспекты переживания развода родителей детьми

... ребенком, в дальнейшем увеличивают риск развития психосоматических заболеваний, являющихся следствием невроза. Период времени после развода родителей негативно связан с субъективным восприятием подростками собственного ближайшего и отдаленного будущего. Не все семьи ...

Важным фактором при разводе является количество детей разведенных супругов. Демографическая статистика показывает, что вероятность развода в семьях без детей и в семьях с одним ребенком выше, чем в семьях с двумя и более детьми. По оценке В.А. Борисова и А.Б. Синельникова, в 1988-1989 и 1993-1994 гг. коэффициенты разводимости в расчете на 1000 семей были соответственно равны: во всех семьях — 17,6 и 20,3%о; в семьях, не имевших несовершенно летних детей,- 16,8 и 17,3%о; в семьях с одним ребенком -27,5 и 30,4% и в семьях с двумя и более детьми — 9,8 и 14,3%. «Тот факт, — пишут авторы, — что эти коэффициенты в семьях, где нет детей до 18 лет, ниже, чем в семьях с одним ребенком, объяс няется тем, что большая часть первых — это супружеские пары с солидным брачным стажем, чьи дети уже стали взрослыми, — вероятность развода в таких семьях относительно невелика» . Но представленные данные говорят и о другом: роль количества детей как фактора разводов снижается. Хотя за пятилетие с 1989 по 1994 гг. разводимость выросла во всех типах семей по числу общих детей, быстрее всего она росла именно в семьях с двумя и более детьми: соответственно в 1,15 раза, 1,03, 1,11 и в 1,46 раза. Динамика численности, брачности и рождаемости населения России в 1994- 2005 гг. представлена в Приложении 1.Общий коэффициент рождаемости достиг беспрецедентного минимума 8,3 в 1999 г., а затем начал повышаться, достигнув в 2003 г. величины 10,2.Сегодняшние демографы совершенно ясно дают понять, что без активной пронаталистской демографической политики рождаемость в России никогда не вырастет.

Интересный аспект детерминации разводимости связан с незарегистрированными браками, т. е. с сожительствами, точнее, с той их разновидностью, которую представляют так называемые «пробные браки» (первые три категории из описанных выше в разделе о нерегистрируемой брачности).

«Сожительство — незаконный брак, обиходное, ненаучное наименование полового союза, не оформленного в соответствии с брачным законодательством» . Хотя участники таких «пробных» сожительств ссылаются на то, что они не узаконивают свои отношения, чтобы проявить себя и тем самым сделать свой брак долговечным, на самом деле все совершенно иначе. Браки, заключаемые после таких попыток сожительства, менее продолжительны и распадаются быстрее и чаще, чем, так сказать, нормальные браки, в которых этого добрачного контроля не было.Причины, объясняющие негативное влияние добрачной совместной жизни на прочность брака, связаны как со слабым отношением к браку, так и с тем, что «нелегальные» супруги неверно представляют себя и своего партнера. «В период ухаживания и даже в период «вольной» совместной жизни каждый из партнеров может вольно или невольно выборочно демонстрировать перед своим vis-a-vis свое лучшее Я. После заключения брака на свет может явиться их «настоящее» Я и вызвать у партнера настоящий шок. А это, в свою очередь, может вызвать разрушение прежних отношений и привести в итоге к разводу» [10] . Как утверждает И.В. Бестужев-Лада, результате 2/3 молодых людей в 25-летнем возрасте (оптимальном для деторождения) не состоят в браке, 1/3 в возрасте до 35 лет не имеют своей семьи, 1/10 несемейными пересекают возраст 60 лет[11] . Но даже сам факт замужества еще не свидетельствует о намерении создать полноценную семью, продолжающую человеческий род. Согласно опросам общественного мнения, более 18% супружеских пар вообще не желают иметь детей. Распад семей и разводы стали более обычным явлением, чем зажиточные семьи. Количество разводов у нас выросло с 50 тыс. после Отечественной войны 1941-1945 гг. до 1 млн. в начале 90-х гг., причем половина разводов приходится на первый год совместной жизни, а 2/3 — на первые 5 лет[12] .

В целом же хотелось отметить, что главное в проблеме брачности и разводимости, и ее научной разработанности состоит, однако, не в выяснении того, когда мы показатели разводов «поползли вверх», хотя связь с нынешним демографическим кризисом, а точнее экономической и социальной катастрофой, тут очевидна. Главное, как остановить вымирание и вернуть россиянам здоровье и душевное равновесие. Проблема носит национальный характер и в равной степени касается всех, кого на самом деле, а не на словах волнует судьба Родины.

1.2 Основные показатели расчёта разводимости

Информация о разводе получается на основе годовой статистической эволюции данных, содержащихся в записях о разводе, составляемых ЗАГСом. Начиная с 1997 г. данные о разводах получаются на основании отчетности органов ЗАГС.Разводимость измеряют системой показателей, первым из которых является абсолютное число разводов за период, обычно за год. Зависимость этого показателя от численности населения делает необходимым переход к относительным показателям разводимости, т.е. к коэффициентамразводимости. Первым из показателей разводимости является ее общий коэффициент.Он равен отношению общего числа разводов за период к среднему населению, или общему числу человеко-лет, прожитых населением за этот период:

D

CDR = R*T * 100 %, где:

  • D — число разводов за период;
  • CDR- общий коэффициент разводимости;
  • Р — среднегодовое население (численность населения на середину периода);
  • Т- длина периода в годах. Как правило, грубые показатели разводов рассчитываются ежегодно. В этом случае Т=1.

Для более точной оценки уровня разводимости рассчитываются различные виды его специальных и частных коэффициентов. Среди частных коэффициентов разводимости можно назвать коэффициенты для мужчин и женщин, для городского и сельского населения и т.д. Наиболее важную роль в демографическом анализе разводимости играют повозрастные коэффициенты разводимости , равные отношению числа разводов мужчин или женщин за тот или иной период времени к их средней численности за тот же период. Показатель характеризует частоту разводов у лиц разных возрастов. Если просуммировать все повозрастные коэффициенты разводимости, то получим суммарный коэффициент разводимости, который показывает среднее число разводов на протяжении жизни когорты (реальной или условной) при условии сохранения повозрастных интенсивностей разводимости на уровне, свойственном периоду, для которого делался расчет.

Как повозрастные, так и общие коэффициенты разводов зависят от брачной структуры населения, а общий коэффициент для условной когорты также зависит от динамики количества разводов в прошлом и изменений в возрастном распределении разводов. Среди широкой публики и журналистов чрезвычайно популярной характеристикой количества разводов является отношение годового количества разводов к годовому количеству браков. Этот показатель называют индексом разводимости.Помимо показателя для всего населения, можно также рассчитать процент разводов по возрасту. Однако, несмотря на свою популярность, эти показатели не подходят для характеристики интенсивности разводов, поскольку годовое количество браков отнюдь не равно количеству браков, которые могли быть расторгнуты. Последнее число равно всем существующим бракам в данный период времени и, как правило, как минимум в 20 раз превышает количество браков, заключаемых ежегодно. Кроме того, величина количества разводов сильно зависит от количества ежегодно заключаемых браков.

Специальные коэффициенты разводимости рассчитываются по отношению к численности мужчин или женщин, состоящих в браке, или, проще, к числу брачных пар. Специальный коэффициент разводимости равен отношению числа разводов за период к среднему числу существующих брачных пар на середину того же периода (обычно по данным переписи населения).

Данный показатель точнее общего коэффициента разводимости (поскольку относится только к существующим брачным парам), однако он имеет ряд существенных ограничений, которые делают его малоупотребительным. Основным недостатком специального коэффициента разводимости является то, что его можно рассчитать только в годы, близкие к переписи населения, поскольку только перепись дает информацию о семейном составе населения. К тому же расчет специального коэффициента разводимости затрудняется несопоставимостью данных текущего учета случаев развода (который учитывает распад только зарегистрированных, «законных», браков) и данных переписи населения, в которых, как вы помните, брачный статус фиксируется по самоопределению и, следовательно, присутствуют как легитимные браки, так и сожительства.

Помимо специального коэффициента разводимости для всех брачных пар рассчитывают также ее повозрастные специальные коэффициенты (отдельно для каждого пола).

Эти коэффициенты равны отношению числа разводов мужчин или женщин данного возраста к средней численности женатых (замужних) в этом возрасте за тот или иной период. Сказанное выше о недостатках специальных коэффициентов разводов для всех женатых людей также относится к их возрастному разнообразию. «Своего максимума повозрастные специальные коэффициенты разводимости достигают у мужчин в возрасте 25-29 лет, у женщин — 20-24 года» .Другой тип особой нормы разводов — это особая норма разводов на время брака. Последние делятся на два вида: 1) коэффициенты, рассчитанные по отношению к общему числу браков, заключенных соответствующее число лет назад, и 2) коэффициенты, рассчитанные по отношению к числу браков, заключенных соответствующее число лет назад и сохранившихся к данному времени. Коэффициенты 2-го вида называют также приведенными числами разводов. Они точнее коэффициентов 1-го вида, поскольку наряду с разводимостью. учитывают также и овдовение. Сумма этих чисел показывает, сколько браков из 1000 или 100 браков, заключенных за определенное количество лет назад, заканчиваются разводом на всю жизнь.

Для подробного описания бракоразводного процесса в условной или реальной когорте используются таблицы разводов, характеризующие этот демографический процесс в зависимости от возраста или продолжительности брака. Совместный процесс расторжения брака вследствие развода и смерти одного из супругов описывается с помощью таблиц расторжения брака.

Таким образом, демография в первую очередь связана с объективными факторами разводов, которые определяют нестабильность браков и их стабильность. На стабильность брака влияет: 1) возраст вступления в брак; 2) возраст в момент развода; 3) разница в возрасте между женами и мужьями. Определенную стабильность имеют браки, заключенные в возрасте 25 лет. Наибольшая частота разводов наблюдается в течение первых 5 лет брака. Влияет на разводимость и число детей в семье. Бездетные супруги разводятся чаще, чем имеющие детей. Влияет на разводимость и общественное мнение о допустимости разводов.

2. Анализ основных показателей разводимости в РФ:

тенденции, причины, последствия

2.1. Анализ брачной структуры в РФ

Тенденции падения и роста числа рождений достаточно последовательно повторяют изменения в числе зарегистрированных браков, хотя и происходит это на фоне устойчивого роста доли родившихся у женщин, не состоящих в зарегистрированном браке, и числа регистрируемых разводов (Приложении 1, 2).

Достигнув минимального значения в 1998 г. — 5,8 заключенных брака на 1000 населения, — общий коэффициент брачности поднялся до 7,6 в 2003 г., когда было зарегистрировано 1092,6 тысячи браков. Снижение числа заключенных браков в 2004 г. (до 979,7 тысячи браков, или 6,8 на 1000 населения) предшествовало снижению числа рождений, зафиксированному в 2005 г. Но с 2005 г. рост числа заключенных в официальном порядке браков возобновился. За 2007 г. было зарегистрировано 1262,5 тысячи браков, что на 149 тысяч больше, чем в 2006 г. или 8,9 против 7,8 в расчете на 1000 населения. Однако в 2008 г., по данным помесячной регистрации, число заключенных браков сократилось на 83,8 тысячи (6,6%), составив 1178,7 тысячи, или 8,3 в расчете на 1000 человек постоянного населения .

Наряду с ростом числа заключенных браков росло и число зарегистрированных разводов, этот рост сохранялся и в 2008 г., когда было расторгнуто 703,4 тысячи браков против 685,9 тысячи (на 17,5 тысячи, или 2,6% больше), чем в 2007 г. Число разводов в расчете на 1000 населения составило в 2008 году 5,0 против 4,8 в 2007 г., 4,5 в 2006 г. и 4,2 в 2005 г. «Рост числа заключаемых и расторгаемых браков, а также общих коэффициентов брачности и разводимости в значительной степени связан с соответствующим движением «демографической волны», поскольку сейчас в брачный и репродуктивный возраст вступают сравнительно многочисленные поколения родившихся в 1980-х годах» .

В то же время в последние годы наблюдается тенденция к снижению доли детей, рожденных от зарегистрированного брака. К 2005 г. она возросла до 30%, а в 2007 году у женщин, не состоявших в зарегистрированном браке, родилось 28% от общего числа детей, родившихся живыми (в городских поселениях – 26,6%, в сельских – 31,3%).

Более долгосрочной тенденцией является увеличение возраста официально зарегистрированных браков, что может быть причиной как увеличения возраста вступления в первый брак, так и увеличения частоты новых официальных браков. Начиная с 1994 года, устойчиво снижается доля браков, при вступлении в который возраст жениха и невесты не достигает 25 лет (рис. 1 и 2 в Приложении 3).

Доля заключенных браков, в которых жених был моложе 25 лет, снизилась с 556 на 1000 браков в 1993 г. до 356 в 2007 г., а доля браков, в которых невеста была моложе 25 лет – с 665 до 524, соответственно. Доля «поздних» браков, заключенных в возрасте 35 лет и старше, несколько увеличилась только у мужчин (до 210-220), а у женщин оставалась сравнительно стабильной (150-160).

Уровни брачности и, особенно, разводимости довольно существенно различаются по регионам России (табл. 2 и 3), что связано как с особенностями возрастной, так и национальной структуры населения и его конфессиональной принадлежности. По сравнению с 2007 г., общий коэффициент брачности сократился в 74 регионах-субъектах федерации, в 2 не изменился, а в 7 увеличился (в республиках Алтай, Дагестан, Карелия, Чечня, в Санкт-Петербурге, Хабаровском крае и Еврейской автономной области).

Общий коэффициент разводимости снизился только в 13 регионах, в 11 не изменился, а в остальных 59 так или иначе увеличился.

Таблица 2.

Десять регионов- субъектов Российской Федерации с наиболее высокими и наиболее низкими показателями общего коэффициента брачности (ОКБ) в 2008 году, браков на 1000 человек

Регионы с самыми высокими ОКБ Регионы с самыми низкими ОКБ
Российская Федерация – 8,3
Чеченская Республика 13,1 Республика Ингушетия 6,5
Ханты-Мансийский автономный округ — Югра 10,6 Республика Северная Осетия — Алания 7,1
Санкт-Петербург 10,2 Республика Мордовия 7,1
Республика Алтай 10,2 Тамбовская область 7,2
Тюменская область 10,0 Ленинградская область 7,2
Магаданская область 9,7 Чувашская Республика 7,3
Новосибирская область 9,6 Кировская область 7,3
Сахалинская область 9,6 Кабардино-Балкарская Республика 7,4
Камчатский край 9,5 Ставропольский край 7,5
Чукотский автономный округ 9,5 Волгоградская область 7,5

Таблица 3.

Десять регионов- субъектов Российской Федерации с наиболее высокими и наиболее низкими показателями общего коэффициента разводимости (ОКБ) в 2008 году, разводов на 1000 человек

Регионы с самыми высокими ОКБ Регионы с самыми низкими ОКБ
Российская Федерация – 5,0
Магаданская область 7,9 Чеченская Республика 0,7
Чукотский автономный округ 7,7 Республика Ингушетия 0,7
Ханты-Мансийский автономный округ — Югра 7,1 Республика Дагестан 1,5
Мурманская область 6,9 Республика Тыва 2,0
Камчатский край 6,8 Кабардино-Балкарская Республика 2,6
Сахалинская область 6,7 Республика Северная Осетия-Алания 2,8
Ямало-Ненецкий автономный округ 6,6 Карачаево-Черкесская Республика 3,3
Тюменская область 6,3 Чувашская Республика 3,7
Челябинская область 6,2 Республика Адыгея 4,0
Новосибирская область 6,0 Удмуртская Республика 4,0

Доля детей, рожденных от зарегистрированного брака, колебалась в 2007 году от 8,4% в Чеченской Республике до 61,1% в Республике Тыва. Для городского населения диапазон разброса несколько ниже — от 10,0% до 67,8% в тех же регионах, а для сельского населения больше — от 7,4% в Чеченской Республике до 67,0% в Чеченской республике. Чукотки.

2.2. Анализ разводов в РФ

В современном обществе существует множество причин и оснований для развода. Сегодня причинами развода могут быть разница в возрасте вступления в брак, уровне доходов и образования, религии и национальности. Известно также, что ранние браки чаще всего заканчиваются разводом. Причины разводов можно подразделить на четыре группы:

1) причины, связанные с неустойчивостью или неразвитостью личности (легкомысленный брак, вредные привычки, грубость, измена и т.п.);

2) причины, связанные с условиями жизни семьи (жилищными, материальными и т.п.);

3) причины, связанные с объективной невозможностью продолжать совместную жизнь (душевное заболевание, бесплодие и т.п.);

4) массовый алкоголизм, экономический кризис, безработица, чувство нестабильности и депрессии как характерные черты состояния Российского общества.

Однако все эти причины развода являются лишь внешними индикаторами, сигналами кризисных процессов, происходящих в институте семьи, комплекса проблем внутрисемейного взаимодействия, накопившихся за время существования брака. Современные феномены семейно-брачных отношений, такие как малодетность, сокращение количества браков, увеличение количества разводов, демократизация семейной морали, эмансипация женщины, личная свобода в браке привели к формированию у пар, ориентированных на брак, терпимого отношения к тому, что брак может окончиться разводом. Таким образом, при отсутствии прямой семейной политики подготовки к семейной жизни в брачном поведении уже на начальном этапе зарождения семьи возникает своего рода готовность к разводу. Причем, как отмечают исследователи, «готовность» к разводу и отсутствие чувства ответственности за будущее брака наиболее ярко проявляются в проблемных и конфликтных семьях . Современный развод в России характеризуется тем, что дети и их количество не отговаривают супругов в конфликтной семье от развода. В этом смысле Россия повторяет опыт многих западных стран, где практически исчезла обратная связь между разводом и рождаемостью.

Почти весь ХХ век страна стабильно жила в условиях реальных и мифологизированных предприятий. Революции и войны, восстановление экономики после военных разрух, изматывающее соревнование с Западом как способ любой ценой утвердиться в качестве передовой державы в мире — все это при соответствующем идеологическом оформлении не оставляло места идее духовного преображения человека не в политически-идеологическом, а в христианском понимании как идее преображения души и возвышения духа на основе евангельских заповедей. Присущий народу идеал Православия практически вытеснен из общественного сознания. Целью жизни было не преобразование природы, а преобразование окружающего материального мира. Текст песни: «Мы рождены, чтобы творить сказку, преодолевать пространство и пространство…» отразили действительное мироощущение масс.

Такая абсолютизация человека хотя и мобилизовала его на свершения, но имела и оборотную сторону. Она полностью «заземляла» его назначение и смысл жизни. Если человек сводит себя, сущность своего бытия полностью к материальности, телесности, то все в жизни становится подчиненным удовлетворению потребностей тела, его желаний, прихотей. Но, как верно заметил видный русский философ XX столетия И.А. Ильин, «похоть плоти» есть нечто неустойчивое и самовольное . Она тянет к погоне за новыми и новыми земными благами: удовольствиями, почетом, богатством и т.п. Перед неизбежной грядущей кончиной смертного тела рассыпаются моральные скрепы поведения, девальвируются вечные ценности. Это в полной мере относится и к семейным отношениям. Высшие задачи и функции семьи понимаются все более упрощенно, материально, даже физиологично, с позиций собственного удобства. Таким образом, налицо смена ценностных ориентиров. Вместо традиционных ценностей приходят новые, менее обременительные. Вместо долга, обязательности предпочтение отдается безответственности, совесть уступает место практицизму, рационализм заменяет сердечность и милосердие, любовь превращается в партнерские отношения полов. Практически речь идет о духовном кризисе человека и общества. Бездуховность размывает в такой же мере и семью.

Непродуманные и неподготовленные социальные эксперименты 80-х-90-х годов стимулировали нарастание разрушительных тенденций в семейных отношениях. Крушение прежних социальных и духовных ценностей стало естественным следствием отмены коммунистической идеологии на государственном уровне. В бывших союзных республиках СССР на место коммунистической идеологии пришла идеология национализма, опирающаяся на традиционные религиозные ценности. В России же возникший идеологический и духовный вакуум в большинстве своем переживается значительно острее. Идеология национализма в ней объективно не могла стать определяющей в процессе преобразований. Политика национального нигилизма, проводившаяся тоталитарным режимом, в первую очередь была направлена на разрушение национального самосознания русского народа под флагом борьбы с великодержавным шовинизмом. Особенно тяжелые потери в этой борьбе понесла православная церковь. Так, с 1917 по 1936 год число священников сократилось с 50.960 до 5.665, дьяконов с 15.210 до 3.100, епископов со 130 до 28 . Были закрыты тысячи храмов, верующие подвергались шельмованию и осмеянию со стороны властей. Годы гонений не прошли бесследно. Сегодня это очевидно. Десятилетия антицерковной реакции помешали православию стать центром духовного сплочения нации. Вместе с тем деятельность различных религиозных сект, групп, школ, фондов, миссионеров западных и восточных религий препятствуют консолидации русского народа, возрождению традиционных национальных ценностей, национальной идеи.

Обращает на себя внимание тот факт, что обострение социальных, экономических, политических и других противоречий совпадает по времени с форсированным втягиванием России в систему отношений, свойственных западной цивилизации. Россия и Запад изначально не были изолированы друг от друга, между ними осуществлялись многосторонние связи. В то же время они составляли принципиально различные, в чем-то даже противоположные цивилизации. Эти противоположности детально проанализированы еще во второй половине XIX века выдающимся русским ученым Н.Я. Данилевским и в последующем неоднократно привлекали внимание многих философов, социологов. Западная цивилизация, идейным обоснованием которой стал протестантизм, в основе развития имеет преимущественно материальный прогресс, утилитаристскую мотивацию деятельности. Гонка потребления товаров и услуг делает людей заложниками вещей. Труд, творчество, досуг, семья, любовь — все пропитано рыночными отношениями, все имеет свою цену.

В противоположность Западу цивилизация в России носит преимущественно духовный характер. Идея совершенствования души, преодоление греховной природы тела, постижение высшего смысла земной жизни для русского человека всегда были ближе материального благополучия. Архимандрит Иларион (Троицкий) достаточно глубоко, на наш взгляд, подметил: «Идеал православия есть не прогресс, но преображение. …Новый завет не знает прогресса в европейском смысле этого слова, в смысле движения вперед в одной и той же плоскости. Новый завет говорит о преображении естества и о движении вследствие этого не вперед, а вверх, к небу, к Богу» . Следовательно, противоречие двух цивилизаций не вызвано частными несовпадениями отдельных сторон жизни. Оно проистекает от разного миропонимания, различных мотивов жизни, систем ценностей. Столкновение двух противоположных идеологий переросло в затяжную борьбу, пронизывающую все сферы жизни. Массовая культура Запада на сознательном и подсознательном уровне переводит отечественную духовную парадигму в примитивный рационализм. Поскольку накопителем духовности, лоном культуры является семья как первичный социокультурный институт, она в первую очередь подверглась тлетворному влиянию современного кризиса. Явления кризисного состояния ее становятся все острее и многомернее. Престиж семьи в ряду социально-ценностных ориентаций опустился до критического уровня.

В условиях высокой разводимости и отсутствия механизма социального регулирования этого процесса феномен разводимости регенерируется детьми, выросшими в распавшихся семьях. В результате дети, выросшие в семье с одним родителем, в основном с матерью, получают семейный опыт разведенных родителей, который затем переносят в свою собственную семейную жизнь, утверждая его как норму. Если в послевоенные годы говорилось о послевоенном поколении, сиротстве и безотцовщине, то сегодня можно смело говорить о поколении детей разведенных родителей. Общее представление о размерах детской беспризорности дают следующие данные. Если в 1996 г. органы внутренних дел вели профилактическую рабо­ту со 182,7 тыс. родителей, не исполняющих надлежащим образом родительские обязанности, то в 2006 г. — уже с 276,7 тыс. родителей. Комиссия­ми по делам несовершеннолетних и защите их прав в 2006 г. были рассмот­рены дела 187,6 тыс. родителей, пренебрегающих родительскими обязанно­стями (в 2008 г. — 183 тыс.).

В 2007 г. в центры временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей поступило более 30 тыс. человек (в 2008 г. — 54,7 тыс.), более 266,2 тыс. безнадзорных детей и подростков прошли реабилитацию в специализированных учреждениях органов социальной защиты населения (в 2008 г. — около 167 тыс.).

Ежегодно выявляется свыше 100 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей . Большинство разводов (30%) в современной семье приходится на ответственный период подростковой социализации детей. Несмотря на то, что развод приобрел массовый характер, существует противоречие между этим фактом и тем, что в обществе не сформированы социальные нормы и стереотипы взаимодействия бывших супругов в нормальном общении и воспитании детей.

В настоящее время предметом анализа стали две позиции, связанные с социальным результатом и последствиями развода. Очевидно, что развод — это не патология семейных отношений, и он может играть положительную роль в случаях, если предотвращает деструктивные процессы между двумя людьми и способствует нормализации самочувствия и самооценки бывших супругов. В конфликтных семьях больше всего страдают дети. Дети в таких семьях чувствуют себя намного хуже и тяжелее переносят стрессовые ситуации, чем дети из разведенных семей. Несчастливые браки отрицательно влияют на эмоциональную жизнь членов семей, поэтому развод можно считать благом для таких браков. С другой стороны, несомненно, что развод наносит вред членам семьи, обществу, психологическая травма от него занимает второе место после утраты умершего близкого родственника, ударяет по имиджу семьи и ее социальной ценности. Разведенные супруги чувствуют себя людьми второго сорта, но гораздо тяжелее переносят развод дети, которые испытывают глубокий психологический дискомфорт. У большинства же детей развод приводит к снижению их самооценки.Наблюдается ухудшение психологического климата и в устойчивых семьях. Резкое увеличение стрессовых ситуаций (отсутствие средств к нормальному существованию, угроза безработицы, неполноценное питание, рост цен на продукты питания, товары, услуги) сказывается в первую оче­редь на детях. Беспризорность как общественное явление тесно связана с тяжелой экономической ситуацией в стране и обостряющимся демографическим кризисом. Таким образом, социально-экономические преобразования, происходящие в нашей стране, изменили духовный мир личности, ее ценностные ориентиры. Нестабильность, разрушение привычных устоев, социальная дифференциация привели к усилению конфликтности, разобщенности, нередко униженности отдельного человека. Безусловно, в первую очередь это губительно сказалось на подрастающем поколении — наименее приспособленной к жизни и наименее защищенной части общества. В таких условиях создаются опасные предпосылки для формирования отклоняющегося поведения детей, которое имеет многообразие причин возникновения (от генетических до социальных факторов) и многообразие форм проявлений (от незначительных проступков до стойких правонарушений), что, в свою очередь, ведет к деградации общества в целом. Как представляется, именно это можно считать основным последствием разводов.

Первыми к решению проблемы антиномичного характера разводов приблизились западные исследователи. К. Аронс решение проблемы видит в социальном принятии понятия «благополучный развод», в котором разведенные родители продолжают сохранять отношения друг с другом и с детьми. Такой развод ведет к созданию «бинуклеарной семьи», где разведенные родители создают свои домашние хозяйства, но продолжают быть в союзе в целях взаимодействия с детьми. Данный подход находит широкий отклик в общественном мнении. Характерно, что уровень разводов в США не ниже чем в России, однако благодаря женскому движению, высокой социальной ценности семьи на государственном уровне, культуре семейных отношений развод имеет качественно иную сторону. Дети и сами супруги в таких семьях страдают гораздо меньше от последствий развода. «Благополучный развод» в развитом мире реализуется через создание института семейного посредничества, основной задачей которого является предотвращение семейных конфликтов и помощь в разрешении назревающих или возникших разногласий. Формируя общую семейную культуру и культуру развода, институт семейного посредничества снижает деструктивное психофизиологическое влияние развода на членов семьи, в первую очередь на детей, и приводит к снижению и стагнации общего уровня разводов. Так, в США развод чаше всего — это продолжение общения, соучастие в воспитании детей и взаимопомощь. Программы реабилитации и профилактики супружеских и семейных отношений для конфликтных, разводящихся пар могут способствовать урегулированию семейных отношения или привести к «благополучному разводу» и в России.

Восстановление духовных основ жизни сегодня — это проблема и семьи, и общества в целом; семья не в состоянии преодолеть тот духовный вакуум, который переживает Россия. Государство не имеет четко определенной цели, концепции безопасности, национальной идеи. Стихию дикого рынка, насаждаемого сверху, разрушающего и экономику, и мораль, нельзя принять в качестве национальной идеи.Бесспорно, духовный характер русской цивилизации восходит к православию, которое всегда было неотделимо от государства. Органическая слитность церкви и государства вплоть до 1917 г. — это ключ к пониманию особенностей развития русского менталитета. Игнорирование этой реалии будет неизбежно препятствовать выходу из духовного кризиса. Сближение церкви и государства должно проявляться в восстановлении тех социально-нравственных, духовных приоритетов, которые изначально выделяли среди других русскую цивилизацию. Среди них отношение к человеку как высшему творению Божию, ничем не заменимой самоценности, отношение к семье как важнейшей социокультурной ячейке общества, придание высокого нравственного статуса таким категориям, как совесть, честность, трудолюбие, доброта, милосердие и т.п.

Формирование этих качеств немыслимо без самого непосредственного участия семьи. Глубоко был прав А.И. Ильин, говоря: «Мир не только строится в детской, но и разрушается из нее; здесь прокладываются не только пути спасения, но и пути погибели» . Возрождение столь дефицитных чувств уважения и любви (не в смысле юношеского увлечения, а как определенного способа отношений людей) может начаться в той же детской. Но если человек в детстве не испытал любви к отцу, матери, братьям, сестрам, если не имел счастья слушать бабушкины и дедушкины сказки, то и в отношении к другим людям любовь его редко поднимется выше биологического инстинкта, а дружеское расположение — выше меркантильных интересов. Не потому ли меркантилизм и делячество стали сегодня приметой нашего времени.

Однако, несмотря на это, в целом народ не утратил свойственные ему черты национального характера. Рыночные отношения не смогли окончательно вытравить внутреннюю потребность в вере, в обретении духовного смысла жизни. Напротив, отказ от коммунистической идеологии, кризис атеизма резко активизировали в обществе поиск иных духовных опор и ориентиров. Декларируемая свобода совести и конфессиональный плюрализм выявили растущий интерес россиян к православию с его духовными и социальными ценностями. В то же время стало множиться число иных конфессиональных организаций: религиозно-мистических, теософских, эзотерических школ, сект, собраний. Многие из них учитывают оскудение духовного опыта современной семьи, спекулируя на нерешенных ее проблемах, пытаются использовать модель семейных отношений как органически присущую человеку форму организации личной жизни. Они подменяют уникальные отношения в семье своими правилами и нормами. Подчинение авторитету отца в семье заменяется слепым и неукоснительным подчинением так называемому духовному отцу — гуру (учителю), главе секты. Фактически такие секты под флагом заботы о духовном состоянии человека лишают его всей полноты бытия, которая связана с христианской идеей и может реализоваться в православной семье.

В цивилизованных странах Запада деятельность сект, использующих методы индивидуального и массового внушения, гипноза, насилия над личностью находятся под строжайшим контролем закона и властей. Интересы нравственного, физического здоровья нашего общества требуют противодействия стремлению зарубежной культуры занять место традиционной национальной культуры, духовные ориентиры которой тесно связаны с православием. Масштабность этих задач такова, что они выходят на уровень государственных решений. Урегулирование этих проблем не менее важно, чем развитие отечественного производства, ибо способно обеспечить создание той интеллектуальной и духовной основы, на которой будут успешно решаться и экономические проблемы и семья сможет воссоздать себя в своем изначальном качестве.

Видимо, пониманием этого можно объяснить попытки диалога государственных структур власти на разных уровнях с деятелями православной церкви, творческой, научной интеллигенцией о путях и способах возрождения национального самосознания, духовных основ жизни. Восстановление семьи как первоначальной ячейки духовности зависит от общих усилий рода. Родовой опыт может и должен воплощаться в духовно-нравственные ориентиры для всех, в ком звучит голос кровного родства. В сознании русских людей этические нормы вырастали из ответственности прежде всего перед родом, его предшествующими и будущими поколениями. Не случайно честь фамилии, рода считались в народе важнейшими нравственными ценностями. Они и сегодня могут сыграть свою роль. В условиях кризиса государственности, в том числе и ослабления влияния его правовых институтов, род может усилить механизмы социального саморегулирования. Стремление не запятнать честь фамилии легковесным отношением к браку, семье, данному слову, долгу, а также другими поступками, противоречащими традициям рода, может сдерживать центробежные тенденции как в семье, так и в обществе в целом.

Исторический опыт многих народов свидетельствует, что сохранение памяти о предках, почитание старших в роду является цементирующим основанием семьи. И в наших условиях не требуется больших финансовых вложений, чтобы вызвать интерес в обществе к восстановлению этого основания. Эпизодическое обращение средств массовой информации к некоторым дворянским, купеческим династиям прошлой России не решает проблемы. Необходимо восстановить родовую память не выборочно, а практически у всех россиян. Прошлая и современная история любой деревни российской глубинки, где практически все обитатели состоят в близком или дальнем родстве, заслуживает не меньшего интереса, чем иная дворянская фамилия. Россия, ее прошлое процветание и величие создавались совместным трудом всего народа. Это был не безликий процесс слепой стихии, а вполне определенный вклад определенных людей в развитие государства. При этом специализация в труде осуществлялась как по территориальному признаку, так и по родовому, фамильному. Принцип династичности рода ценен был не столько закреплением совокупности навыков, сколько тем, что на определенной профессиональной основе вырабатывалась своя жизненная философия, нравственные принципы.

Восстановление родовых, семейных традиций ни в коей мере не означает возврата к примитивному домашнему производству или обязательному продлению рабочей династии. Цель состоит в том, чтобы вернуть изначальную ценность честному труду на семейном ли поприще, на службе ли, производстве, сделать потребность в труде одним из главных мотивов жизнедеятельности. Отношение к труду как добродетели может изменить нравственную атмосферу и во многих молодых семьях. Если в такой атмосфере будут формироваться характеры детей, то общество в конечном итоге будет нацелено на созидание, а делячество, эгоцентризм вновь станут расцениваться как патология, а не норма жизни.

Постоянное и тесное сотрудничество трех поколений в семье — не анахронизм, а необходимое условие разрешения ее кризиса. Способов налаживания такого сотрудничества достаточно. Государству в конечном итоге было бы выгоднее доплачивать определенные добавки к пенсиям за воспитание внуков, чем расходовать большие средства на их перевоспитание в исправительных учреждениях. Ощутимые льготы по коммунальным услугам таким семьям могут создать взаимную экономическую заинтересованность в совместном проживании старших и младших поколений в единой семье. Свою роль в показе опыта бесконфликтного проживания в семье трех поколений могли бы сыграть средства массовой информации. Необходимо разрушать стереотипное представление, будто со стариками невозможно ужиться и молодая семья должна непременно быть автономной. Этот западный стандарт независимых отношений между поколениями исподволь переносится на нашу национальную почву как якобы более прогрессивный. На самом деле, он чужд нашим национальным традициям и не может служить укреплению кровнородственных связей. Ему следует противопоставить опыт сложных по возрастному составу семей, рассказывать о специфике отношений в них: о распределении функций, о способах предупреждения или преодоления конфликтных ситуаций, о взаимоподдержке и вообще о том, что позволяет всем членам семьи оставаться близкими, нужными друг другу людьми. И тогда станет ясно, что некоторые естественные неудобства совместного проживания многократно перекрываются совпадением личных и общих интересов, взаимоподдержкой и взаимопомощью.

Таким образом, развод имеет социальную цену, состоящую из эмоциональных издержек супругов и их детей и материальных затрат на судебно-правовые издержки. Как представляется, гораздо эффективнее развивать систему семейного образования в качестве профилактики предотвращения семейных конфликтов, чем затрачивать средства на решение проблем, связанных с разводами и их последствиями.

Заключение

В настоящей работе на основе анализа причин и последствий разводимости была предпринята попытка выявить тенденции развития данного социального явления в РФ. В результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы.

В последние годы существенно возрос интерес к семье специалистов различных областей научного знания, как теоретиков, так и практиков. По существу, семья в настоящее время является сферой полидисциплинарных исследований. Интерес к ней связан с той ролью, которую она играет в процессе формирования и развития личности, а следовательно настоящего и будущего общества в целом. Обладая устойчивостью и даже некоторой ригидностью, семья тем не менее очень четко реагирует на социально-экономические и политические процессы, происходящие в обществе через изменения в системе внутрисемейных отношений. Увеличение числа проблемных семей во время переходных, кризисных периодов общественного развития иллюстрирует эту зависимость.

Вопрос о причинах развода и, как следствие, факторах развода еще до конца не изучен. Развод как социальное явление изучается социологией семьи, той ее части, которая называется социологией развода. Демография как наука изучает объективные факторы разводимости, определяющие нестабильность браков и их стабильность. Как было выявлено, на стабильность брака влияет: 1) возраст вступления в брак; 2) возраст в момент развода; 3) разница в возрасте между женами и мужьями. Определенную стабильность имеют браки, заключенные в возрасте 25 лет. Наибольшая частота разводов наблюдается в течение первых 5 лет брака. Влияет на разводимость и число детей в семье. Бездетные супруги разводятся чаще, чем имеющие детей. Влияет на разводимость и общественное мнение о допустимости разводов.

В самой своей основе семья является сообществом, предполагающем защиту и удовлетворение элементарных потребностей своих членов; биосоциальной структурой, ограждающей от голода и депривации, в формах которой развивался человеческий род. В современном обществе семья может быть описана как социоэкономическая единица, существующая вокруг гетеросексуальной пары. Противоречивые процессы в области брачно-семейных отношений в настоящее время – рост разводов, неполных семей и повторных браков, снижение рождаемости и воспитательного потенциала семьи и т.д. – вынуждает специалистов рассуждать об институциональном кризисе семьи. Это проявляется в том, что изначально сплоченное единство семьи как социального института, объединявшего в себе родительство, супружество, родство, начинает распадаться на отдельные, независимые от семьи части (например, родители могут не быть супругами, а отец не связан с детьми кровным родством и т.п.).

Однако на протяжении многих веков институт семьи демонстрировал свою устойчивость. Как представляется, немаловажную роль в этом играют те духовно-нравственные ценности, которые издревле заложены в семье как в первичной окружающей среде в развитии индивида.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/kursovaya/issledovanie-vliyaniya-brakov-i-razvodov-na-vosproizvodstvo-naseleniya/

1. Аронс К. Развод: крах или новая жизнь? – М.: Мирт, 1995.

2. Барщевский М. Все о браке и разводе, разделе имущества, алиментах, правах детей, опеке и усыновлении. – М.: АСТ, АСТ Москва, Астрель, 2009.

3. Башлачев В.А. Демография. Русский прорыв. Независимое исследование. – М.: Белые альвы, 2006.

4. Борисов В.А., Синельников А.Б. Брачность и рождаемость в России: демографический анализ. – М., 1995.

5. Бутов В.И. Демография: Учебный курс. – М.: ИКЦ «МарТ», 2008.

6. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. — СПб., 1995.

7. Демография и статистика населения. – М.: Финансы и статистика, 2006.

8. Ильин И.А. Путь к очевидности. — М.: Республика, 1993.

9. Клупт М. Демография регионов Земли. – СПб.: Питер, 2008.

10. Козлов Ю.Ф. Союз короны и креста. — Саранск: Мордовское книжное изд-во, 2005.

11. Медков В.М. Демография: Учебник. – М.: ИНФРА-М, 2008.

12. Народонаселение. Энциклопедический словарь. — М., 1994.

13. Платонов О.А. Русская цивилизация. — М.: Роман-газета, 1995.

14. Социальная энциклопедия.- М.: ЭКСМО, 2008.

15. Спаси и сохрани. Православный медико-просветительский центр «Жизнь». — М., 2006.

16. Тихомиров Н.П. Демография. Методы анализа и прогнозирования: Учебник. – М.: Экзамен, 2005.

17. Бестужев-Лада И.В. Женщина нового века //Наука и религия. 2006. № 3. С. 2-7.

18. Гаврищук В.В., Зарубин М.А. Предупреждение безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: на примере Министерства образования Российской Федерации//Право и образование. 2007. № 1. С.22-34.

19. Щербакова Е. В 2008 году было зарегистрировано меньше новых (почти на 84 тысячи) и больше расторгнутых (на 17,5 тысяч) браков// Население и общество. 2009. № 367 – 368. Электронная версия.

20. http://www.gks.ru (веб-сайт Федеральной службы государственной статистики)

Приложение 1., Динамика численности, брачности и рождаемости населения России в 1994- 2005 гг.

Годы

Численность населения на начало года

(тыс. чел.)

Число браков,

(тыс.)

Число разводов

( тыс.)

Число родившихся

(тыс.)

Общие коэффициенты:

— (1) — брачности;

— (2) — разводимости;

— (3) — рождаемости.

СКР
(1) (2) (3)
1994 147 662,0 1 319 928 559 918 1 988 858 8,9 3,8 13,4 1,887
1995 147 938,5 1 075 219 665 904 1 363 806 7,3 4,5 9,3 1,344
1996 147 608,8 866 651 562 373 1 304 638 5,9 3,8 8,9 1,281
1997 147 137,2 928 411 555 160 1 259 943 6,3 3,8 8,6 1,230
1998 146 739,4 848 691 501 654 1 283 292 5,8 3,4 8,8 1,242
1999 146 327,6 911 162 532 533 1 214 689 6,3 3,7 8,3 1,171
2000 145 559,2 897 327 627 703 1 266 800 6,2 4,3 8,7 1,214
2001 144 819,1 1 001 589 763 493 1 311 604 6,9 5,3 9,1 1,249
2002 143 954,4 1 019.8 853.6 1 397,0 7.1 6.0 9.8 1.322
2003 144 963,7 1 091.8 798,8 1 477,3 7.6 5.5 10.2 1.319
2004 144 168,2 979,5 635,9 1 508,0 6,8 4,4 10,5
1-ый квартал 143 941,1 176,2 160,1 372,0 4,9 4,5 10,4
1-ое полугодие 143 754,7 392,3 318,2 748,4 5,5 4,4 10,5
2005 143 474,2
1-ый квартал 143 250,0 203,0 142,7 360,0 5,7 4,0 10,2

Приложение 2.

Число зарегистрированных браков и разводов (тысяч) и доля родившихся у женщин, не состоящих в зарегистрированном браке (%), 1960-2008

Приложение  1

Приложение 3., Рис. 1. Распределение заключенных браков по возрасту женихов, 1960-2007, на 1000 браков

Приложение  2

Рис. 2. Распределение заключенных браков по возрасту невест, 1960-2007, на 1000 браков

Рис распределение заключенных браков по возрасту невест 1

Народонаселение. Энциклопедический словарь. — М., 1994. С. 367.

Медков В.М. Демография: Учебник. – М.: ИНФРА-М, 2008. С. 109.

Цит. по: Башлачев В.А. Демография. Русский прорыв. Независимое исследование. – М.: Белые альвы, 2006. С. 28.

Там же. С. 31.

http://www.gks.ru (веб-сайт Федеральной службы государственной статистики)

Тихомиров Н.П. Демография. Методы анализа и прогнозирования: Учебник. – М.: Экзамен, 2005. С. 93.

Демография и статистика населения. – М.: Финансы и статистика, 2006; Клупт М. Демография регионов Земли. – СПб.: Питер, 2008 и др.

Борисов В.А., Синельников А.Б. Брачность и рождаемость в России: демографический анализ. Москва, 1995. С. 45.

Социальная энциклопедия.- М.: ЭКСМО, 2008. С. 344.

Медков В.М. Указ. Соч. С. 111.

Бестужев-Лада И.В. Женщина нового века //Наука и религия. 2006. № 3. С. 2.

Спаси и сохрани. Православный медико-просветительский центр «Жизнь». — М., 2006. С. 102.

Бутов В.И. Демография: Учебный курс. – М.: ИКЦ «МарТ», 2008. С. 110.

Здесь и далее приводятся данные официальной статистики, опубликованной на сайте Федеральной службы государственной статистики (Росстат) —

Щербакова Е. В 2008 году было зарегистрировано меньше новых (почти на 84 тысячи) и больше расторгнутых (на 17,5 тысяч) браков//Население и общество. 2009. № 367 – 368. Электронная версия.

Барщевский М. Все о браке и разводе, разделе имущества, алиментах, правах детей, опеке и усыновлении. – М.: АСТ, АСТ Москва, Астрель, 2009. С. 59.

Ильин И.А. Путь к очевидности. — М.: Республика, 1993. С. 201.

Козлов Ю.Ф. Союз короны и креста. — Саранск: Мордовское книжное изд-во. 2005. С. 11.

Данилевский Н.Я. Россия и Европа. — СПб., 1995.

Платонов О.А. Русская цивилизация. — М.: Роман-газета, 1995. С. 9.

Гаврищук В.В., Зарубин М.А. Предупреждение безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: на примере Министерства образования Российской Федерации//Право и образование. 2007. № 1. С.27-28.

К. Аронс. Развод: крах или новая жизнь? – М.: Мирт, 1995.

Там же. С. 191.