Признание и приведение в исполнение решений иностранных судов на территории Российской Федерации

Курсовая работа

Актуальность темы курсовой работы определяется необходимостью создания эффективного правового механизма признания и приведения в исполнение решений иностранных судов на территории Российской Федерации.

На современном этапе одним из наиболее приоритетных направлений во внешней политике нашего государства является установление нового уровня взаимоотношений со странами мирового сообщества, основанного на углублении торгово-экономических и культурных связей между участниками интеграционного процесса. В качестве непременного условия для успешной практической реализации поставленной задачи, называется закрепление в действующем законодательстве Российской Федерации правовых гарантий, позволяющих обеспечить надлежащую защиту субъективных прав и законных интересов зарубежных партнеров. Поэтому возникает потребность в признании правового действия зарубежных судебных решений на территории Российской Федерации, а в отдельных случаях в исполнении таких решений посредством использования мер государственного принуждения. В этой связи одним из важнейших направлений в развитии отечественного законодательства, которое призвано способствовать расширению международного сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами, является усовершенствование порядка защиты уже подтвержденных зарубежным судебным решением субъективных прав граждан и юридических лиц, а, следовательно, признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражей.

Принятие новых процессуальных кодексов Российской Федерации, в которых вопросы признания и исполнения решений иностранных судов получили самостоятельную регламентацию, следует считать еще одним доказательством актуальности рассматриваемой темы. Кроме того, в последнее время ведется активная работа по развитию международно-правового сотрудничества с зарубежными государствами, с которыми ранее Российской Федерацией не были заключены договоры об оказании правовой помощи.

Целью работы является анализ действующего законодательства, судебной практики, научных работ, касающихся признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей), а так же определение подходов и главных направлений развития правоотношений по признанию и приведению в исполнение иностранных решений. Особенно с учетом того, что ни в судебной практике, ни среди ученых нет единого подхода к вопросам признания и приведения в исполнение иностранных решений, особенно это касается оснований для признания и приведения в исполнение иностранных решений. Поэтому в работе будут рассмотрены различные точки зрения ученых и сделаны выводы о возможных путях решения существующих проблем, связанных с признанием и приведением исполнением решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей).

34 стр., 16649 слов

Правовое положение иностранных граждан в Российской Федерации

... совершенствования нормативной основы, регулирующей данную сферу общественных отношений, в интересах обеспечения законности и правопорядка, наметить конкретные направления совершенствования законодательства Российской Федерации о правовом положении иностранных граждан. Основной целью работы, исходя ...

Глава I. Понятие признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)

В международном гражданском процессе наиболее существенным является вопрос признания и исполнения иностранного судебного решения, так как именно на этой процессуальной стадии происходит окончательное урегулирование спорных отношений в форме материального удовлетворения требований истца. Однако практическое решение этого вопроса сложно, поскольку судебное решение, будучи актом публичной власти одного государства, принятым в пределах ее юрисдикции, должно быть признано и исполнено на территории другого государства, т.к. действие судебного решения вынесенного на территории одного государства ограничено его территориальными пределами. В силу общепризнанных принципов международного права, а именно территориальной целостности и суверенного равенства государств, признание и исполнение иностранного судебного решения на территории какого-либо государства возможно лишь на основании соответствующих норм национального законодательства или международного договора.

Признание и исполнение решений иностранных судов — понятия неравнозначные. Некоторые судебные решения требуют лишь признания (например, решение суда о расторжении брака), другие — также совершения исполнительных действий (например, решения по искам о присуждении).

Понятие признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений играет ключевую роль при решении многих вопросов, возникающих в связи с реализацией иностранных судебных постановлений. Без четкого определения содержания и объема названных категорий невозможно решение многих важных задач, среди которых выработка единого подхода к объектам признания и приведения в исполнение. Необходимо отметить, что отсутствие в России закрепления этих понятий на законодательном уровне, разность подходов к данным категориям в разноуровневых нормативных источниках имеют ряд негативных последствий и могут повлечь за собой трудности, связанные с применением норм соответствующих глав гражданского и арбитражного процессуального кодексов. Попытка определения понятий признания и исполнения иностранного решения может быть встречена в международных соглашениях России. В частности, согласно ст. 19 договора между РФ и КНР о правовой помощи по гражданским и уголовным делам от 19.06.1992, посвященной «юридической силе признания и исполнения», признание или исполнение судом одной договаривающейся стороны решения суда другой договаривающейся стороны имеет такую же силу, как и признание или исполнение решения суда этой стороны. Однако приведенное определение сложно признать удачным.

Прежде чем перейти непосредственно к содержанию терминов признания и приведения в исполнение иностранных решений, целесообразно остановиться на выработанных западными и российскими исследователями теоретических положениях, лежащих в основе определения названных понятий.

6 стр., 2939 слов

Предмет. Бухгалтерский учет. Тема. Пересчет стоимости активов ...

... бухгалтерскому учету "Учет активов и обязательств, стоимость которых выражена в иностранной валюте" (ПБУ 3/2000), утвержденного приказом Минфина России от 10.01.2000 N 2н, "пересчет стоимости активов и обязательств, выраженной в иностранной валюте, в рубли производится по курсу ЦБ РФ для этой иностранной валюты ...

Согласно теории распространения действия, иногда называемой теорией распространения последствий иностранного решения, признание судебного решения имеет своим следствием наделение его таким же действием, какое оно имеет в государстве, на суверенной территории которого судебное решение было вынесено. Критикуя данную теорию, исследователи совершенно справедливо отмечают, что, поскольку в различных правовых системах действие судебных решений очень многообразно, наделение иностранного решения тем же действием, что и в стране, где оно было вынесено, может иметь непредсказуемые последствия. Например, во Франции вынесенное против основного должника судебное решение одновременно имеет эффект и против поручителя, однако сложно говорить о допустимости наделения французского решения подобными свойствами и в России.

По названной выше причине более предпочтительной и практикуемой является теория кумулятивности, обозначаемая также как теория ассимиляции. На основе данной теории распространение действия иностранного судебного решения возможно только до пределов, в которых действует соответствующее, аналогичное решение, вынесенное внутри признающего государства. Действительно, объектом признания и приведения в исполнение всегда выступает конкретный юрисдикционный акт. Вполне логично, что признающее государство, которое в рамках конкретного дела фактически подменяет иностранным судебным актом, подтверждающим права и обязанности сторон, собственный акт, не должно наделять признаваемый иностранный судебный акт большими последствиями, нежели при внутригосударственном разрешении того же дела. В связи с этим иностранные судебные решения в Российской Федерации не могут наделяться действием более широким, чем российские судебные постановления.

Одновременно нужно учитывать, что, если объективные и субъективные пределы действия иностранного судебного решения ограничены по сравнению с пределами действия российских судебных актов, действие иностранных судебных актов в случае их признания в России должно распространяться до пределов действия в государстве, на территории которого иностранный судебный акт был вынесен.

В качестве положительного примера подобного положения вещей может быть приведена статья 84b Закона Австрии 1896 года «Об исполнительном производстве и о принятии мер по обеспечению требований» (Уставе исполнительного производства).

В названной статье зафиксировано правило, согласно которому после вступления в законную силу объявления принудительного исполнения иностранный исполнительный документ следует рассматривать как местный (австрийский).

Однако ему придают действие не большее, чем то, которое он имеет в государстве его происхождения.

Таким образом, при определении содержания понятий признания и приведения в исполнение иностранных судебных актов в основу более правильно положить теорию кумулятивности (ассимиляции) с оговоркой о том, что при признании иностранного судебного решения его действие не может выходить как за пределы действия судебных актов признающего государства, так и за пределы, которые оно имеет в государстве происхождения.

Глава II Основания (предпосылки) признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)

4 стр., 1548 слов

Признание и исполнение решений иностранных судов

... второй главе. 1.2. Международное и национальное регулирование Институт признания и исполнения решений иностранных судов регулируется как межгосударственным, так и национальным законодательством. Международные договоры, участником которых является Российская Федерация, могут быть и двусторонними (например, с ...

2.1 Международный договор как основание для признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)

В российской правовой системе принципы признания и исполнения иностранных судебных решений и иностранных третейских решений (арбитражей) традиционно закрепляются в законодательных актах. Помимо Конституции РФ, где установлены основные принципы гражданского судопроизводства, и Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации», положения в рассматриваемой области содержатся в ГПК РФ, вступившем в силу с 1 февраля 2003 г. (гл. 45), и АПК РФ, введенном в действие с 1 сентября 2002 г. (гл. 31).

Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. №1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» установил норму о том, что «обязательность на территории Российской Федерации постановлений судов иностранных государств, международных судов и арбитражей определяется международными договорами Российской Федерации» (ч. 3 ст. 6).

В каких случаях, т.е. при каких условиях, возможно признание и приведение в исполнение иностранного судебного решения в России? АПК и ГПК по-разному отвечают на этот вопрос. Согласно п. 1 ст. 241 АПК решения судов иностранных государств, принятые ими по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, признаются и приводятся в исполнение в России арбитражными судами, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором Российской Федерации и федеральным законом. Согласно п. 1 ст. 409 ГПК решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации. Казалось бы, упоминание в п. 1 ст. 241 АПК о федеральном законе не меняет существа дела, так как основной акцент в обоих кодексах сделан на международном договоре как основании для признания и исполнения иностранного судебного решения, однако в действительности это совсем не так. Возможность признания и исполнения иностранного судебного решения на основании федерального закона означает введение нового основания для такого признания и исполнения, которое и закрепляется в отдельных федеральных законах.

Следовательно, принципиально важный вопрос о круге подлежащих исполнению в России иностранных судебных решений и в ГПК РФ, и в АПК РФ решается в зависимости от того, имеется ли со страной, суд которой вынес решение, международный договор на этот счет (ст. 409 ГПК, ст. 241 АПК).

Оба Кодекса опираются на положение ч. 3 ст. 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», согласно которой «обязательность на территории РФ постановлений судов иностранных государств, международных судов и арбитражей определяется международными договорами Российской Федерации». Законодатель, как видно, не отступил от применявшегося в России и ранее принципа, хотя при разработке АПК и ГПК высказывались и обосновывались предложения о допущении исполнения решений иностранных судов и при отсутствии международного договора, если в отношениях с соответствующей страной соблюдена взаимность.

Санкционирование принудительной реализации иностранных судебных постановлений зачастую воспринимается как некая услуга, оказываемая иностранному государству за счет умаления собственного суверенитета. К сожалению именно такое восприятие превалирует в России, на что указывает сегодняшнее состояние регулирования рассматриваемой сферы отношений, которое зачастую не оправдывает ожиданий не только иностранных, но и российских граждан и организаций.

2 стр., 843 слов

Основные черты права политического убежища в Российской Федерации

... гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права». Иностранный гражданин и лицо без гражданства в соответствии со ст. 2 Положения «О порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища» могут претендовать на предоставление политического убежища в случае ...

Сегодня существует ситуация, при которой иностранное судебное решение по делу о присуждении, вынесенное против иностранного субъекта в пользу Российского резидента, встретит законодательные препятствия при приведении его в исполнение на территории России. Получается, что, ставя барьер неблагоприятным иностранным решениям, одновременно отсекается возможность признания выгодных для России судебных актов иностранного происхождения, а также собственные судебные постановления лишаются свойства исполнимости вне пределов страны. Такое положение вещей сложно признать правильным, и, образно выражаясь, на смену барьеру должен быть поставлен фильтр, позволяющий избирательно подходить к решению обозначенных вопросов.

Таким образом, важнейшей предпосылкой для признания и приведения в исполнение актов иностранных судов в России является наличие двустороннего либо многостороннего международного договора, предусматривающего такую возможность, либо федерального закона, который прямо говорит о допустимости признания и приведения в исполнение иностранных решений в отсутствие международного договора.

2.2 Принцип взаимности как основание для признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)

В настоящее время в отечественной доктрине международного частного права существует позиция, согласно которой в Российской Федерации не должна исключаться возможность исполнения и признания иностранных судебных и арбитражных решений на условиях взаимности. Основные научные направления указанной позиции были детально освещены, в частности, в статье Д.В. Литвинского «Исполнить нельзя отказать»: еще раз к вопросу о возможности приведения в исполнение решений иностранных судов на территории Российской Федерации в отсутствие международного договора», опубликованной в Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №4-5 за 2006 год. Появление данной позиции было обусловлено, в известной степени, теми положениями действующего законодательства Российской Федерации, согласно которым иностранное судебное или арбитражное решение может быть исполнено и признано в России исключительно при наличии международного договора РФ и федерального закона (ст. 241 АПК РФ, ст. 409 ГПК РФ).

Обосновывая возможность исполнения и признания иностранных судебных актов представители упомянутого выше доктринального подхода апеллируют к двум основным аргументам: а) принцип взаимности является общепризнанным принципом международного права, который, в свою очередь, формирует правовую систему России (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ); б) Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., ставшая частью правовой системы России, обязывает государства-участники исполнять иностранные судебные и арбитражные решения. Здесь подразумевается возможность исполнения и признания на основе взаимности судебных актов независимо от их вида, категории. Речь не идет об исполнении и признании на территории государства определенной категории судебных актов (к примеру, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», закрепивший положения о признании решений судов иностранных государств, вынесенных по вопросам банкротства, на основании взаимности).

11 стр., 5193 слов

Действие норм международного права на территории россии

... для вынесения решения суд должен провести комплексный анализ международно-правовых документов. Реферат: Соотношение Конституции РФ и норм международного права Высшая юридическая сила Конституции РФ предполагает, что все иные нормативно-правовые акты, принимаемые на территории РФ, не могут ...

Нельзя не отметить, что Д.В. Литвинский в упомянутой статье подверг справедливой критике данные аргументы. Автор настоящей статьи посчитал возможным обратить внимание на международно-правовые аспекты, свидетельствующие о необоснованности существования рассматриваемой доктринальной позиции.

Рассмотрим вопрос, является ли принцип взаимности общепризнанным принципом международного права?

Для ответа на этот вопрос необходимо определиться с понятием «общепризнанные принципы и нормы международного права».

Национальное законодательство России использует словосочетание «общепризнанные принципы и нормы международного права». Кроме ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ссылка предусматривается в Гражданском кодексе РФ (ст. 7), Уголовном кодексе РФ (ст. 1), Уголовно-процессуальном кодексе РФ (ст. 1) и т.д. Однако, несмотря на частое упоминание термина «общепризнанные принципы и нормы международного права», ни один международный акт, ни один внутригосударственный нормативный правовой акт не раскрывают указанного понятия. Доктрина международного права также не дает четкого ответа, что следовало бы понимать под «общепризнанными принципами и нормами международного права».

С.В. Черниченко раскрывает понятие «принципы международного права» через категорию «общепризнанных норм международного права», рассматривая их как «общепризнанные нормы международного права наиболее общего характера». В свою очередь, обращаясь к термину «общепризнанные нормы международного права», автор подчеркивает, что «общепризнанные нормы считаются таковыми потому, что практически все члены межгосударственного сообщества, прямо или косвенно, согласились считать их для себя обязательными. Они (нормы) образуют своеобразный «каркас» международного права. Общепризнанной является, например, норма, предусматривающая неприкосновенность личности дипломатического представителя, или норма, закрепляющая свободу судоходства в открытом море. Такого рода нормы могут воспроизводиться, подтверждаться и конкретизироваться в двусторонних и многосторонних международных договорах, но это не умаляет их значения как общепризнанных».

Н.А. Ушаков обращал внимание на существование в рамках международного права «основных принципов международного права», а также «норм-принципов», характерных для отдельных отраслей международного права. Под «основными принципами международного права» автор понимал «систему сходных и взаимосвязанных норм общего международного права, регулирующих в обобщенном виде поведение государств и иных субъектов международного права во всех сферах международных отношений, имеющих императивный характер и определяющих в концентрированном виде основное содержание и целенаправленность международного права».

Сравнивая международно-правовые и национально-правовые принципы, Е.Т. Усенко подчеркивает, что принципы международного права — » это прежде всего его основные, наиболее общие нормы, которые вместе с тем выражают идеи, лежащие в основе всей системы международного права».

5 стр., 2495 слов

Значение судебной и арбитражной практики в международном частном праве

... практике международного коммерческого арбитража. От его успешного решения зависит в конечном счете эффективность всего арбитражного разбирательства и справедливое удовлетворение материальных требований сторон. В современном международном частном праве признание и исполнение иностранного арбитражного решения ...

Учитывая вышеупомянутые позиции в отношении общепризнанных принципов и норм международного права, а также содержание ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., под «общепризнанной нормой международного права» следует понимать правило поведения, регулирующее межгосударственные отношения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом, обеспечиваемое принудительной силой государств или международной межправительственной организации. Нельзя не обратить внимания, что похожее определение «общепризнанной нормы международного права» было дано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. №5. Согласно п. 1 Постановления «под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного».

Под «общепризнанными принципами международного права» понимаются основополагающие общепризнанные нормы международного права, отклонение от которых недопустимо. Причем, когда речь идет об общепризнанных принципах, то выделяются два вида принципов: основные и отраслевые общепризнанные принципы международного права. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. №5 было дано похожее определение «общепризнанного принципа международного права», под которым понимается основополагающая императивная норма международного права, принимаемая и признаваемая международным сообществом государств в целом, отклонение от которой недопустимо.

С учетом вышесказанного, необоснованно рассматривать принцип взаимности в качестве принципа международного публичного права и, как следствие, включать указанный принцип в правовую систему Российской Федерации с помощью ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, оправдывая исполнение иностранных судебных или арбитражных решений на территории России и при отсутствии международного договора РФ.

Взаимность и международная вежливость, рассматриваются как общепризнанный международно-правовой принцип, который «не чужд и правовой системе России» такими авторами как Л.П. Ануфриева, Г.К. Дмитриева, Т.Н. Нешатаева.

Следуя общепризнанному принципу международного права — суверенного равенства государств, в доктрине международного частного права справедливо подчеркивается, что «действие судебного решения, вынесенного судом одного государства, в принципе ограничено пределами территории этого государства. Допустимость признания и исполнения иностранного судебного решения определяется законодательством конкретной страны и международными соглашениями, в которых она участвует». Поэтому частное лицо при прочих равных условиях может претендовать на защиту прав, гарантируемых Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней, только в том случае, когда иностранное судебное или арбитражное решение станет обязательным в рамках правовой системы государства. Причем практика Европейского суда по правам человека исходит именно из этой позиции. Подробный анализ соответствующих дел был осуществлен Д.В. Литвинским в уже упомянутой выше статье «Исполнить нельзя отказать»: еще раз к вопросу о возможности приведения в исполнение решений иностранных судов на территории Российской Федерации в отсутствие международного договора».

4 стр., 1555 слов

Производство по делам с участием иностранных лиц

... делам с участием иностранных лиц. Цель исследования определила круг взаимосвязанных задач: рассмотреть особенности процессуально-правового положения иностранных лиц в российском гражданском процессе; определить пределы компетенции российских судов по рассмотрению дел с участием иностранных лиц; исследовать специфику признания и исполнение решений иностранных судов судами ...

Таким образом, важно отметить, что в настоящее время отсутствуют нормы международного права, которые бы обязывали Российскую Федерацию исполнять или признавать иностранные судебные и арбитражные решения при условии взаимности.

В конечном итоге негативные последствия непризнания иностранных решений могут проявиться и по отношению к самому государству, отказывающему в признании. Налицо несоответствие преследуемых целей в виде причинения негативных последствий государству, отказывающемуся признавать иностранные судебные решения, и реально наступающих последствий, когда вред в большей степени причиняется не тому субъекту, кому адресованы негативные последствия, а иным субъектам, вины которых в непризнании государством иностранных решений нет. По этой причине нельзя не согласиться с Д.В. Литвинским, указывающим, что при оценке возможности признания и исполнения решения иностранного суда следует исходить в первую очередь не из позиции, занимаемой иностранным сувереном по отношению к отечественным судебным решениям, а из анализа самого предъявляемого к исполнению иностранного решения.

Итак, возможно ли в настоящее время исполнение иностранных судебных решений при отсутствии с государством, суд которого вынес решение, международного договора, предусматривающего исполнение решений, если можно констатировать наличие взаимности, то есть если в государстве, где вынесено подлежащее исполнению решение, решения российских судов исполняются?

Обратимся к судебной практике. Так, широко обсуждались в литературе Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 июня 2002 г. и Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 декабря 2002 г., о которых уже упоминалось выше, где речь шла о разрешении исполнения в России решения Верховного Суда Юстиции Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии от 16 октября 2000 г., вынесенного по иску Московского Народного банка Лимитед (Лондон), дочерней структуры Центрального банка РФ, к российскому государственному учреждению Межотраслевой научно-технический комплекс «Микрохирургия глаза» имени академика С.Н. Федорова, о взыскании денежных сумм. В этих Постановлениях, как и в других постановлениях, вынесенных по данному делу, указывалось на возможность удовлетворения ходатайства об исполнении решения и при отсутствии с Великобританией соответствующего международного договора, если на основе взаимности судами иностранного государства признаются и исполняются решения российских судов.

В опубликованном в третьем номере Вестника ВАС РФ за 2006 г. Обзоре практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. №96) о разрешении исполнения иностранных решений при отсутствии международного договора не говорится. Однако не говорится и об обратном — о неправомерности разрешения в этом случае исполнения. А тем временем арбитражные суды

Все чаще арбитражные суды, руководствуясь принципом взаимности (международной вежливости), полагают возможным исходить из того, что отсутствие международного договора не может служить основанием для отказа в рассмотрении заявления заинтересованного лица о признании и исполнении решения иностранного суда. Кроме того, ссылаясь на тот же принцип, они считают необходимым проверять, соблюдается ли взаимность в государстве, из которого исходит судебное решение, предлагаемое для исполнения на территории России. Недоказанность взаимности, а тем более факт ее нарушения оценивается как основание для отказа в признании и исполнении иностранного судебного решения.

17 стр., 8217 слов

Информационное взаимодействие ФССП с другими субъектами при исполнении ...

... знаний должностных лиц в процессе осуществления взаимодействия. Наиболее тесно ФССП России соприкасается с прокуратурой, судами, органами внутренних дел, налоговыми и таможенными органами. Целью взаимодействия органов внутренних дел и службы судебных приставов является обеспечение эффективной реализации исполнительного законодательства ...

Что касается судов общей юрисдикции, то их позиция традиционно основывается на разрешении исполнения только при наличии международного договора (она была поколеблена, насколько известно, лишь в упомянутом деле по иску к «Микрохирургии глаза»).

Так, по делу о воспитании ребенка и взыскании алиментов (спор возник между гражданином Финляндии и российской гражданкой) был поставлен вопрос об исполнении в России решения суда г. Хельсинки. Верховный Суд РФ признал правильным отказ в исполнении, поскольку договор между СССР (ныне — Россией) и Финляндией о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам не предусматривает исполнения судебных решений.

Таким образом, мы приходим к выводу, что для исполнения в России иностранных судебных решений в соответствии с действующим российским законодательством необходимо установить, что с государством, суд которого вынес решение, Россия имеет международный договор, прямо предусматривающий признание и исполнение в государствах-участниках иностранных судебных решений. Отсутствие такого договора исключает возможность признания и исполнения решения иностранного суда и иностранного третейского суда (арбитража).

Глава III. Процедура признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)

3.1 Правовые режимы признания и исполнения решений иностранных судов

Можно выделить четыре основных режима признания и приведения в исполнение решений иностранных судов:

1. Исполнение решения иностранного суда без каких-либо оговорок. Такой национальный режим предусмотрен в настоящее время Соглашением между Российской Федерацией и Республикой Беларусь «О порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов РФ и хозяйственных судов Республики Беларусь». Судебные акты компетентных судов не нуждаются в специальной процедуре признания и исполняются в таком же порядке, что и судебные акты национальных судов на основании исполнительных документов судов принявших решение. Исполнительные документы подписываются судьей, скрепляются печатью, представляются на русском языке и не требуют легализации.

2. Исполнение решения иностранного суда при облегченной процедуре его проверки по ходатайству заинтересованной стороны с исследованием возможных возражений должника. Например, по Киевскому соглашению от 20.03.92 «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности».

3. Обращение в суд государства по месту исполнения решения с ходатайством о принудительном исполнении в рамках определенной правовой процедуры, в которой рассматривается как заявление взыскателя, так и возражения должника, получившей название экзекватуры. Примером являются договоры РФ о правовой помощи и правовых отношениях с другими государствами.

4. Порядок признания и исполнения особого вида судебных решений, обращенных против государства. Речь идет о решениях некоторых международных судов, образованных и действующих на основе международных соглашений и договоров. Например, решения Европейского суда по правам человека, которые непосредственно должны исполняться на территориях государств-членов Совета Европы.

3.2 Возбуждение и подготовка к судебному разбирательству дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)

С принятием новых ГПК РФ и АПК РФ внесена определенная ясность в спорный вопрос о порядке исполнения иностранных судебных решений, вынесенных по спорам, связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, активно обсуждавшийся в доктрине и вызывавший затруднения на практике. Вопрос ныне решен исходя из разграничения подведомственности между арбитражными судами и судами общей юрисдикции. Решения по упомянутым делам вводятся в действие в России арбитражными судами по правилам гл. 31 АПК, а по всем другим делам — судами общей юрисдикции на основании правил ГПК. При этом закон, по-видимому, не придает значения тому, какой суд вынес за границей решение (общей юрисдикции или хозяйственный).

Для разграничения подведомственности важен лишь (это вытекает из закона) характер спора. В соответствии с положениями, установленными АПК РФ (ст. 241), арбитражными судами в России признается и приводится в исполнение две категории решений: во-первых, решения судов иностранных государств, принятые ими по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, и, во-вторых, иностранные арбитражные решения, под которыми понимаются решения третейских судов и международных коммерческих арбитражей, принятые ими на территориях иностранных государств по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.

Дела о признании и приведении в исполнение иных решений иностранных судов по гражданским делам, в том числе решений об утверждении мировых соглашений подведомственны судам общей юрисдикции (ст. 409 ГПК РФ).

Отдельными статьями ГПК регулируется признание и исполнение решений иностранных третейских судов (арбитражей) (ст. 416 и ст. 417).

Формулировки этих статей скоординированы с положениями Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 год).

Надо признать, что практическое применение этих статей весьма проблематично, во-первых, потому, что многие государства при ратификации Нью-Йоркской конвенции сделали оговорку о ее применении исключительно по спорам торгового характера, а во-вторых, потому, что в российской правоприменительной практике еще не было случаев ходатайств о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений не экономического (не торгового) характера.

В каждой из ветвей судебной власти действует свой порядок введения иностранных решений в действие. Принципиальных различий эти порядки, однако, не имеют — в обоих случаях применяется система выдачи экзекватуры (выдача экзекватуры требовалась и ранее, до принятия новых ГПК РФ и АПК РФ).

При выдаче судом разрешения на исполнение иностранное решение не пересматривается по существу. Суд проверяет лишь соблюдение предусмотренных условий признания и исполнения.

Конечно, международный договор может установить и здесь иное регулирование. В связи с этим надо указать на Соглашение между Россией и Белоруссией от 17 января 2001 г. «О порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь» (вступило в силу 29 июля 2002 г.), согласно которому судебные решения «не нуждаются в специальной процедуре признания и исполняются в таком же порядке, что и судебные акты судов своего государства на основании исполнительных документов судов, принявших решения» (ст. 1).

Исполнение иностранных судебных решений без всякой процедуры и какой-либо даже минимальной проверки их судом нечасто встречается в мировой практике и может расцениваться как самая высокая степень доверия к решениям судов другого государства.

Надо, правда, иметь в виду, что в Соглашении речь идет не обо всех решениях судов договаривающихся государств, а лишь о тех, которые вынесены арбитражными судами России и хозяйственными судами Белоруссии, компетентными в соответствии с правилами ст. 4 Киевского соглашения стран СНГ 1992 г. рассматривать споры хозяйствующих субъектов России и Белоруссии (в ст. 4 Киевского соглашения разграничивается подсудность судов стран-участниц).

В соответствии со ст. 410 ГПК РФ ходатайство взыскателя о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области или судом автономного округа по месту жительства или месту нахождения должника в Российской Федерации, а в случае, если должник не имеет места жительства или места нахождения в Российской Федерации либо место его нахождения неизвестно, по месту нахождения его имущества.

Согласно ст. 242 АПК РФ заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения подается стороной в споре, в пользу которой состоялось решение (взыскателем), в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства должника неизвестно, по месту нахождения имущества должника.

Процедура выдачи экзекватуры на иностранное судебное или арбитражное решение начинается с момента подачи заявления о признании и приведении в исполнение решений иностранного суда или иностранного арбитража по заявлению заинтересованной стороны в споре, рассмотренном иностранным судом или арбитражем.

В рамках своей компетенции Министерство юстиции России при выполнении международных договоров обеспечивает прием ходатайств об исполнении решений судов и препровождение их для разрешения по существу в компетентные российские и иностранные органы в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Взыскатель — сторона в деле о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, в пользу которой состоялось решение, подает заявление о его признании и приведении в исполнение в компетентный суд по месту жительства (для физических лиц) или по месту нахождения (для юридических лиц) должника — сторона в деле, против которой вынесено решение иностранного суда.

Если домициль должника неизвестен, возможна подача заявления в суд по месту нахождения имущества физических или юридических лиц — должников.

Заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража рассматриваются арбитражным судом по месту нахождения или месту жительства должника либо, если таковые неизвестны, по месту нахождения имущества должника.

Заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения подается в письменной форме и должно быть подписано взыскателем или его представителем.

В соответствии со ст. 242 АПК РФ в заявлении должны быть указаны:

1) наименование арбитражного суда, в который подается заявление;

2) наименование и место нахождения иностранного суда либо наименование и состав третейского суда или международного коммерческого арбитража, место его нахождения;

3) наименование взыскателя, его место нахождения или место жительства;

4) наименование должника, его место нахождения или место жительства;

5) сведения о решении иностранного суда или об иностранном арбитражном решении, о признании и приведении в исполнение которых ходатайствует взыскатель;

6) ходатайство взыскателя о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения;

7) перечень прилагаемых документов.

ГПК РФ в ст. 411 устанавливает следующие требования к содержанию ходатайства о принудительном исполнении решения иностранного суда:

1) наименование взыскателя, его представителя, если ходатайство подается представителем, указание их места жительства, а в случае, если взыскателем является организация, указание места ее нахождения;

2) наименование должника, указание его места жительства, а если должником является организация, указание места ее нахождения;

3) просьбу взыскателя о разрешении принудительного исполнения решения или об указании, с какого момента требуется его исполнение.

К заявлению о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения, если международным договором Российской Федерации не предусмотрено иное, прилагаются:

1) надлежащим образом заверенное подлинное иностранное арбитражное решение или его надлежащим образом заверенная копия;

2) подлинное соглашение о третейском разбирательстве или его надлежащим образом заверенная копия;

3) надлежащим образом заверенный перевод на русский язык указанных документов.

При соответствии заявления требованиям, предусмотренным ст. 411 ГПК РФ и ст. 242 АПК РФ, а также международным договорам РФ, суд выносит определение о принятии заявления к производству.

В рамках подготовки дела к судебному разбирательству суд выясняет следующие вопросы:

1. согласен ли должник с ходатайством о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитража, если нет, то по каким причинам с предоставлением доказательств в подтверждение своих возражений;

2. извещался ли должник судом, постановившим решение, о времени и месте рассмотрения дела;

3. вступило ли решение в законную силу на территории суда его вынесшего;

4. обжаловалось ли должником решение, подлежащее признанию и приведению в исполнение;

5. имеется ли другое постановление суда РФ по аналогичному делу, вынесенное до принятия решения, подлежащего признанию и приведению в исполнение;

6. имеется ли в производстве суда РФ аналогичное дело, возбужденное до принятия решения, подлежащего признанию и приведению в исполнение, и не рассмотренное до момента обращения с ходатайством;

7. был ли должник, не принимавший участия в процессе своевременно и в надлежащем порядке извещен о времени и месте рассмотрения дела. Данный факт подтверждается заверенными копиями документов, подтверждающих факт извещения с доказательствами их вручения должнику, отвечающими требованиям гражданского процессуального законодательства об извещении сторон, с указанием: когда и по какому адресу было направлено судебное извещение о рассмотрении дела, способ отправления извещения, сведения о вручении их адресату; когда должнику была направлена копия суда с доказательством ее вручения.

Судья, признав дело подготовленным, выносит определение о назначении его к разбирательству в судебном заседании.

3.3 Рассмотрение дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)

Согласно ст. 243 АПК РФ заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или арбитража рассматривается в судебном заседании с извещением заинтересованных сторон судьей единолично в срок, не превышающий месяца со дня его поступления. Как правило, заявление рассматривается в состязательной процедуре с заслушиванием сторон.

Международными договорами Российской Федерации может быть установлен иной порядок для рассмотрения заявлений по вопросу о признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений. Согласно такому порядку взыскатель имеет право, не испрашивая экзекватуры, направить иностранное решение в российский банк или судебному приставу.

При этом у должника появляется право ходатайствовать в арбитражный суд об отказе в исполнении иностранного решения на территории Российской Федерации. Иными словами, активной стороной в арбитражном процессе становится не взыскатель, а должник.

Так, Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20.03.92), регулирует вопросы юрисдикции и взаимного исполнения решений государственных и третейских судов государств — членов Содружества Независимых Государств (ст. 3).

Согласно этому международному региональному договору иностранным решениям предоставляется национальный режим исполнения. То есть в суд государства, в котором испрашивается исполнение, подается не заявление взыскателя о признании решения, но ходатайство (заявление) должника об отказе в исполнении такого решения (ст. 9), если к этому есть основания, предусмотренные ст. 8 Соглашения.

Таким образом, арбитражный суд будет рассматривать заявление должника об отказе в исполнении решения иностранного суда или арбитража по правилам ст. 243 АПК РФ. Упрощенный порядок исполнения иностранных судебных решений может предусматриваться и двусторонними международными договорами о правовой помощи (например, договор Российской Федерации с Республикой Беларусь от 29.07.2002 «О порядке взаимного исполнения судебных актов…»).

Судья единолично рассматривает заявление с вызовом сторон. Однако их неявка не препятствует рассмотрению заявления.

При рассмотрении дела арбитражный суд в судебном заседании устанавливает наличие или отсутствие оснований для признания и приведения в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения, предусмотренных АПК РФ, путем исследования представленных в арбитражный суд доказательств, обоснования заявленных требований и возражений.

Следует учитывать, что арбитражный суд при рассмотрении заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу, а лишь проверяет соблюдение условий предусмотренных Кодексом и международным договором.

Определенные проблемы связаны с условиями признания и исполнения иностранных судебных решений (иногда обозначаемыми как перечень возможных случаев отказа в исполнении).

Эти условия, как правило, регулируются в международных договорах РФ, устанавливающих такое признание и исполнение. Отказать в признании и исполнении, согласно договорам, можно лишь в установленных в соответствующем договоре случаях (обычно перечень формулируется как исчерпывающий).

При имеющихся различиях в договорном регулировании все же всем договорам свойственно выделять следующие условия признания и исполнения: вступление решения в законную силу, соблюдение прав не участвовавшей в процессе стороны, отсутствие решения по данному делу, вынесенного в запрашиваемом государстве. В договоры последнего времени часто включаются еще два условия: отсутствие исключительной компетенции судов запрашиваемого государства и непротиворечие исполнения публичному порядку этого государства.

В свою очередь, и российское законодательство устанавливает случаи, когда в исполнении иностранных судебных решений может быть отказано. И в ГПК РФ (ст. 412), и в АПК РФ (ст. 244) предусмотрен перечень таких случаев. Хотя по существу правила российского законодательства близки к договорным условиям исполнения, но есть и различия.

Сопоставление договоров о правовой помощи между собой выявляет определенные различия в регулировании. Отказ в исполнении может допускаться:

1) если согласно положениям этого договора, а в случаях, не предусмотренных договором, согласно законодательству страны места исполнения, дело относится к исключительной подсудности ее судов (п. «г» ст. 55 Минской конвенции 1993 г., ст. 18 Договора с Испанией 1990 г., ст. 53 Договора с Польшей о правовой помощи 1996 г., ст. 56 Договора с Эстонией 1993 г. и др.);

2) если нарушены нормы об исключительной подсудности, содержащиеся в самом договоре (ст. 9 Киевского соглашения 1992 г., ст. 52 Договора с Болгарией 1975 г., ст. 24 Договора с Грецией 1981 г. и др.);

3) если суд, вынесший решение, некомпетентен в соответствии с законодательством страны места исполнения (ст. 15 Договора с Алжиром 1982 г., ст. 20 Договора с Китаем 1992 г.) или без указания на то, в соответствии с законодательством какой именно страны он некомпетентен (ст. 20 Договора с Аргентиной 2000 г.).

С одной стороны, нельзя выходить за рамки правил, предусмотренных в международном договоре, и, следовательно, применять «внутренние» правила об исключительной подсудности, если договор к ним не отсылает.

С другой стороны, особый характер «внутренних» норм об исключительной подсудности приводит к выводу, что договор не может служить препятствием для их применения и при отсутствии в нем конкретных указаний на применение «внутренних» норм об исключительной подсудности.

Есть и третья группа договоров — это Договоры о правовой помощи, в основном заключенные давно (с Албанией, Венгрией, Вьетнамом, КНДР, Монголией, Румынией, Чехией и Словакией), в которых публичный порядок ни как основание для отказа в исполнении, ни как общее правило не упоминается. Не говорится о публичном порядке и в Киевском соглашении 1992 г.

Именно для последней группы Договоров существен вопрос об их соотношении с российским законодательством, а именно с п. 5 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ и п. 7 ч. 1 ст. 244 АПК РФ, предусматривающими противоречие публичному порядку как основание для отказа в исполнении. Подлежат ли применению эти нормы Кодексов? Что имели в виду договаривающиеся государства, не включая в договоры оговорку о публичном порядке? Скорее всего — так считалось и в доктрине — исходили из того, что в отношениях с социалистическими странами, а позднее (применительно к Киевскому соглашению) — со странами СНГ проблема публичного порядка не могла возникнуть. Однако едва ли эта идея — с учетом происшедших в мире изменений — сохранила свое значение сейчас.

Существует категория дел, решения по которым по своему характеру не требуют исполнения (так называемое «простое» признание): по делам о расторжении брака, о признании отцовства, установлении фактов и т.п.

Нет полной ясности в вопросе о «простом» признании иностранных судебных решений по экономическим спорам. АПК РФ специальных норм о таком признании, в отличие от ГПК РФ, не содержит. Это может объясняться тем, что решения потакого рода спорам почти всегда предполагают не только признание, но и исполнение.

Но все же иногда стороны могут быть заинтересованы в «простом» признании решения — например, решения о признании иностранного лица несостоятельным или о признании сделки недействительной. Допускает ли наш закон «простое» признание решений по экономическим спорам? Едва ли законодатель имел в виду не допускать такого признания. Кроме того, чем как не указанием на признание иностранного решения являются правила п. 2 ч. 1 ст. 150 и ч. 2 ст. 252 АПК РФ о прекращении судом производства по делу при наличии подлежащего признанию (именно «подлежащего признанию», а не «признанного») решения иностранного суда?

Признаются иностранные решения по экономическим спорам, согласно ст. 241 АПК РФ, когда такое признание предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом.

Таким образом, процедура признания и приведения в исполнение регулируется международными договорами РФ и нормами национального законодательства, при приоритете норм международных договоров. Процедура признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей) арбитражными судами и судами общей юрисдикции имеет много общего. Хотя определенные отличия существуют и в большей степени они имеют место в силу международных договоров, в которых зачастую по-разному формулируются в частности основания для отказа в признании и приведении в исполнение решений иностранных судов.

иностранный суд международный разбирательство

Заключение

Рассмотрение вопросов признания и исполнения иностранных судебных решений и решений иностранных третейских судов (арбитражей) показало наличие теоретических и практических проблем, связанных с применением судами законодательства и международных договоров.

Так, было выявлено, что суды общей юрисдикции и государственные арбитражные суды неодинаково толкуют положения действующего законодательства, в частности нормы, предусматривающие признание и исполнение иностранных судебных решений лишь при наличии соответствующего международного договора (ч. 3 ст. 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», ст. 409 ГПК РФ и ст. 241 АПК РФ).

Отдельные арбитражные суды допускают исполнение иностранных судебных решений и при отсутствии с государством, суд которого вынес решение, международного договора, предусматривающего признание и исполнение иностранных судебных решений. Высший Арбитражный Суд РФ свою позицию официально не определил, что вытекает из анализа информационного письма от 22 декабря 2005 г. №96. Суды общей юрисдикции допускают признание и исполнение иностранных судебных решений лишь при наличии международного договора со страной места вынесения решений.