Процессуальное право по судебнику 1497 года

Реферат

Судебник Ивана III был первым на Руси законодательным сборником, который собрал в своем составе юридические нормы, общие для всей России. Практически выполнив задачу политического объединения земель в единое государство, которое с конца XV в. все чаще стало называться Россией, московские великие князья нуждались в сборнике правовых норм, определявших права и обязанности должностных лиц, ответственность за преступления, порядок судопроизводства и пр. Основные тенденции развития российского права формировались в соответствии с политикой централизации: единому государству необходимо и единое право. Для этого требовалось провести систематизацию действовавших норм. Речь шла в первую очередь не об организации правового материала по отраслям и институтам, а о том, чтобы свести нормы, разбросанные по различным законодательным актам Московского государства и бывших самостоятельных княжеств, содержащиеся в различных правовых памятниках прошлых лет, в единый общерусский судебник. Но в великокняжеском Судебнике юридические нормы были не только собраны, но и подверглись целенаправленной переработке и вошли в состав Судебника вместе с новыми статьями 1 .

В данной работе рассматривается тема «Судебник 1497 г.».

Несмотря на широкий круг научных работ, посвященных Судебнику 1497 г., нельзя считать данную тему исчерпанной, так как интерпретация одних и тех же положений Судебника 1497 г. в различные времена отечественной истории существенным образом зависела от господствующей идеологии, уровня правосознания и экономической модели общества.

В советской правовой литературе положения Судебника 1497 г. рассматривались с точки зрения классовой борьбы. Подобный подход действительно имел право на существование ввиду классового характера древнерусского наследственного права, однако его абсолютизация с современных позиций представляется необоснованной. В этой связи актуальность исследования заключается в преодолении исторической конъюнктурности в изучении Судебника 1497 г., получении объективных знаний.

Степень научной разработанности темы определяется наличием диссертаций, монографий и научных статей по характеристике Судебника 1497 года. История изучения Судебника Ивана III насчитывает уже почти два столетия. Многое было сделано историко-правовой наукой в XIX веке. К одной из самых удачных относится публикация Судебника Владимирского-Буданова, много раз переиздававшаяся. В советское время специальное исследование Судебнику 1497 г. посвятил Юшков; оно не утратило своего значения до сих пор. Наиболее подробно исследовал Судебник Черепнин, он же готовил и его издание. Последняя по времени публикация Судебника выполнена С. И. Штамм в многотомнике «Российское законодательство Х— XX веков». Обстоятельства создания Судебника 1497 г. проясняют работы о Типографской летописи А. Н. Насонова и К. Н. Сербиной. Судебник как результат усилий Российского государства по кодификации права изучали А. А. Зимин и Ю. Г. Алексеев. Истории изучения Судебника уделили серьезное внимание Черепнин и Штамм. Теперь стали известны архивные документы и опубликованы исследования о том, в каких условиях готовилась публикация Судебника в 1952 году. А. И. Плигузовым предложена новая датировка единственного списка Судебника: на основе палеографического анализа листов рукописного сборника, содержавшего Судебник, сделан вывод, что Список был составлен в середине XVI века. Заслуживает интерес и монографическое исследование Казакова Р.Б. и многих других

5 стр., 2032 слов

Собственность и право собственности. Формы и виды права собственности ...

... российском праве Передача собственности в условиях рыночной экономики в принципе требует, чтобы владельцы товаров имели равные права на отчуждение и приобретение в отношении собственности. Следовательно, принцип равенства между всеми формами собственности, ...

В настоящей курсовой работе исследованы существующие представления теории и практики по положениям Судебника 1497 года.

Целью работы является комплексная характеристика Судебника 1497 года как памятника русского права.

Средством реализации указанной цели является решение следующих задач:

  • проведение историко-правового анализа основных положений Судебника 1497 года;
  • характеристика отраслей права по Судебнику 1497 г.
  • исследование вопросов о правилах назначения наказания по Судебнику 1497 г.

Теоретическую основу работы составляют авторефераты, монографии, учебники, учебные пособия, справочники, доклады, статьи различных авторов, исследовавших Судебник 1497 года.

Исследование базируется на анализе основных положений Судебника 1497 года.

1. Краткий экскурс в историю создания Судебника.

Составление Судебника — сложная работа, потребовавшая от его авторов большого мастерства. Общерусский кодекс появился раньше, чем такие же документы в некоторых других государствах Европы. Сохранились сведения о том, что французский король Людовик XI (1461 -1483) хотел, чтобы кутюмы (обычаи), переложенные на французский язык, были бы сведены в одну книгу, но не успел выполнить задуманного. «Уголовная Карлова конституция» («Каролина») была издана императором Священной Римской империи Карлом V (1519-1556) как общеимперский закон в 1532 году. Судебнику уделил серьезное внимание имперский посол барон Сигизмунд Герберштейн, в 1517 и 1526 гг. побывавший в России. В своих «Записках о Московии» он перевел некоторые статьи «Судебника». Возможно, именно опыт кодификации русского права был учтен при создании «Каролины», так как особый размах эта работа приобрела как раз после возвращения Герберштейна из Москвы. Простоту и удобство применения норм Судебника отмечал Павел Иовий Новокомский. В Великом княжестве Литовском действовал Судебник, принятый еще в 1468 г., при польско-литовском короле Казимире IV Ягеллончике, однако сравнение его с московским не позволяет усмотреть какие-либо заимствования в последнем 2 .

4 стр., 1915 слов

Билль о правах 1791 года

... 41) Десятая поправка, посвященная федерализму, не касалась гражданских прав. Таким образом, Билль о правах как первые десять поправок к федеральной конституции определил ... в 1356 году «Золотая булла», образно называемая «конституцией средневековой Германии», закрепила самостоятельность князей в их владениях, то уже к XVII веку княжества фактически превр Традиционно история государства и права ...

От предшествующих веков до нас дошло немало памятников права, применявшихся в разных землях и княжествах Руси: Новгородская и Псковская судные грамоты, Двинская и Белозерская уставные грамоты, Запись о душегубстве, Белозерская таможенная грамота и др.; вероятно, многие памятники законодательства не сохранились. Наряду с этим продолжали действовать нормы обычного права, закрепленные в статьях Русской Правды. Исследования показали, что 3/4 известных сейчас списков Русской Правды пространной редакции приходятся на вторую половину XV-XVI век 3 .

Судебник 1497 г. стал итогом длительного процесса кодификации русского права. Несмотря на то, что полный текст Судебника известен уже более 175 лет, многие вопросы, касающиеся истории его создания, остаются нерешенными. Не известны составители Судебника, высказывались сомнения и в дате его принятия. Изучение Судебника осложняется тем, что в руках исследователей имеется только один его список, тогда как списков Русской Правды известно более 100, списков Судебника 1550 г. (царского) — 40 4 .

Из летописей о принятии Судебника сообщает лишь одна, Типографская, и близкий к ней летописец Троице-Сергиева монастыря (Троицкий летописей N 365).

Следуя записи Типографской летописи, долгое время считали, что составителем Судебника был Владимир Гусев, сын боярский, казненный в декабре 1497 г. за участие в заговоре во время династического кризиса 1497-1498 годов5 .

Под 1497 г. летописец Типографской летописи записал: «Того же лета князь великий Иван Васильевич и окольничим и всем судьям, а уложил суд судити боярам по Судебнику; Володимера Гусева писати» 6 . О В. Гусеве как собирателе российских законов писал в «Истории России от древнейших времен» М. М. Щербатов. Типографскую летопись (рукопись и публикацию конца XVIII в.) знал и использовал в «Истории государства Российского» Н. М. Карамзин. Он тоже считал создателем Судебника В. Гусева. Эта точка зрения была общепринятой вплоть до XX века. Ее придерживался в своих работах историк права и исследователь Судебника С. В. Юшков. Непричастность В. Гусева к составлению Судебника доказывали Я. С. Лурье и Л. В. Черепнин. Спор этот, кажется, окончательно решен после находки А. Н. Насоновым Троицкого летописца N 365, который имел общий протограф с Типографской летописью. Летописец N 365 говорит: «Того же лета князь великий Иван Васильевич придумал с боярами и уложил суд судити и боярам, окольничим, а у боярина быти дьяку, а судити по Судебнику по великого князя. В лето 7006 (1498г.- Р. К.).

Поймал князь великий Володимера Елизарова сына Гусева да Офонасья Яропкина». Отдельная запись о В. Гусеве следует за записью о принятии Судебника — значит, он не имел отношения к составлению Судебника7 .

Как отмечает в своей статье Р.Б. Казаков — б авторе Судебника приходится только гадать. Слишком скупы свидетельства источников и для того, чтобы с уверенностью отнести автора к той или иной придворной группировке. Если учесть то обстоятельство, что в средние века авторского права не знали, то имени составителя, или составителей, мы можем никогда не узнать. Видимо, не приходится сомневаться в том, что создание кодекса было предпринято по инициативе самого Ивана III. Судебник был очередным, хотя и чрезвычайной важности, мероприятием Ивана III, лежащим в русле его политики централизации, формирования государственного аппарата на самодержавных началах. Вероятно, есть основания видеть в Судебнике отражение политико-правовых идей Ивана III.

17 стр., 8246 слов

Основные этапы развития наследственного права в россии

... и всестороннего теоретического решения правовых проблем, возникающих в результате открытия наследства. Действующее российское законодательство уделяет значительное внимание вопросам наследственного права. Однако жизнь выдвигает насущное требование дальнейшего развития наследственного права. ... пожалованной землей в наследственное, а затем и в безусловное владение. Грамотой Ивана Грозного от 2 ...

Из заголовка Судебника следует, что он был принят (утвержден) в 1497 г.: «Лета 7006-го месяца септемврия уложил князь великий Иван Васильевич всея Руси с детьми своими и с бояры о суде, как судити боярам и окольничим». Как это происходило, неизвестно, но понятно, что в этом принимали участие высшие чины государства: бояре, сыновья Ивана III. В заголовке не упомянут внук Ивана III Дмитрий, которого спустя полгода Иван III торжественно коронует в Успенском соборе в присутствии митрополита, освященного собора, детей великого князя, бояр и простого люда. Венчание проходило по специально разработанному чину, в основе которого лежал обряд венчания наследника византийского императора. В своих речах Иван III и митрополит, напутствуя Дмитрия, особое внимание обращали на обязанность государя следовать началам правосудия. Л. В. Черепнин даже заключил из этого, что в сентябре 1497 г. Боярская дума начала обсуждение Судебника, а обнародован он был в феврале 1498 г. в связи с коронацией Дмитрия. Но эта точка зрения не получила поддержки исследователей. Видимо, правильнее рассматривать эти события в хронологической последовательности. Связь же между ними имеется. Она — в том, что и принятие Судебника вместе с детьми и боярами, и впервые проведенная с таким размахом коронация — это результаты единой продуманной и целенаправленной политики российского государя в разных сферах социального бытия. Сам термин «уложить» понимается как «класть в известном порядке, поставить, учредить, узаконить, определить, установить»8 .

Оригинал Судебника до нас не дошел. Специалисты пользуются единственным сохранившимся списком. Наиболее подробно Судебник описал Л. В. Черепнин. Текст Судебника переписан, по крайней мере, тремя писцами. Вероятно, каждый из них получил для переписывания по два полных листа оригинального текста объемом около 120 строк. Сохранившийся список был выполнен на бумаге, произведенной во второй половине 90-х годов XV в. — начале XVI века. Это очень ранний список. На бумаге с похожим водяным знаком был сделан список духовной грамоты Ивана III 1504 года. Возможно, что Судебник понадобился при ее составлении и что выполнено было несколько его копий. Сведений об этом у нет.

Судебник 1497 г. — это не сепаратный указ и не охранная грамота, это общий государственный закон «о суде, как судите, боярам и окольничим и прочим судьям по всему Московскому государству» . Это общая инструкция, первый всероссийский судебный устав.

В основном Судебник 1497 г. содержит нормы уголовного и уголовно-процессуального права. Вместе с тем в него включен ряд норм гражданского права, регулирующих обязательства из договоров — договора купли-продажи, займа, найма, порядок: наследования, разрешение земельных споров

К таким законодательным материалам относились жалованные и указанные грамоты, которые выдавались великими и удельными князьями, а также высшими духовными феодалами. Сюда входят грамоты, закрепляющие переход в собственность феодалов недвижимого имущества, жалованные купчие, меновые и другие грамоты, в которых фиксировались права феодалов на землю. Грамоты, закрепляющие за феодальным владением судебный иммунитет.

8 стр., 3991 слов

Суд и судебный процесс по судебнику 1497 г

... позволили Ивану III заняться укреплением политических, правовых и идеологических основ единого Русского государства. Итогом этой работы стало принятие Судебника 1497 г. Среди историков нет единого мнения по поводу авторства судебника. Общепринятой ...

Акты местного управления — это законодательные акты, при помощи которых государственная власть проводила политику контроля над деятельностью аппарата местного управления. Среди них особого внимания заслуживают Двинская и Белозерская уставные грамоты.

Двинская уставная грамота открывает историю законодательства русского централизованного государства, в этой грамоте делается попытка обобщить действующие в Московском княжестве нормы права. Так, ст. 1 определяет наказания за важнейшие преступления против личности. Интересна ст. 5, которая напоминает постановления «Русской Правды» о краже, но является первым дошедшим до нас предписанием русского уголовного закона о введении смертной казни.