Проблема доминирования и злоупотребления цифровых платформ

Дипломная работа

Конкуренция как базовый механизм рыночных отношений заставляет предпринимателей соперничать между собой, и тем самым способствует достижению наилучших социальных и хозяйственных результатов. Наиболее полно удовлетворить нужды потребителя, бороться за расширение доли на рынке, снизить стоимость продукции и повысить ее качество – все это входит в основное содержание конкуренции. С ее помощью экономическая власть не концентрируется в руках какого-либо одного предприятия, организации, что в свою очередь препятствует злоупотреблению данной властью.

Следовательно, защищать конкуренцию – это одна из центральных задач правового регулирования предпринимательства в Российской Федерации. Одним из средств защиты являются меры ответственности, которые предусмотрены антимонопольным законодательством, направлены на то, чтобы защищать конкуренцию, в частности от злоупотреблений доминирующим положением на рынке.

На сегодняшний день правонарушения в форме злоупотребления доминирующим положением на рынке являются достаточно распространенными. В результате анализа практики работы российских антимонопольных органов можно констатировать, что количество таких нарушений росло каждый год.

Таким образом, данная проблема заслуживает особого внимания, требуется проведение соответствующего комплексного научного исследования. Кроме того имеется необходимость в совершенствовании нормативного регулирования защиты конкуренции, так как недостаточная правовая разработанность вопросов злоупотребления доминирующим положением препятствуют осуществлению эффективного регулирования предпринимательских отношений в целом в России.

Теоретические исследования в данной сфере содержатся в трудах по гражданскому праву таких ученых как М. М. Агарков, С. С. Алексеев, М. И. Брагинский, Б. М. Гонгало, В. И. Грибанов, Н. Д. Егоров, Е. А. Крашенинников, П. Е. Недбайло, И. Б. Новицкий, Е.А.Суханов и других.

При этом в рамках отечественной юридической литературы имеется недостаточное количество монографических исследований, посвященных анализу правовых аспектов теории и практики российского антимонопольного регулирования. По поводу проблем ответственности за злоупотребление доминирующим положением на рынке имеются лишь отдельные статьи некоторых ученых и практиков, например, Н. А. Баринова, М. Ю. Козловой, О. М. Олейник, К. Ю. Тотьева, А. Г. Цыганова. Вышеизложенное обуславливает актуальность выбранной темы научного исследования.

Объектом выпускной квалификационной работы являются общественные отношения, которые складываются между хозяйствующими субъектами, занимающими доминирующее положение на рынке и иными участниками рынка.

11 стр., 5488 слов

Правовое регулирование антимонополистической деятельности в Республике Беларусь

... рынков и защиты прав потребителей. В нём даются общие положения антимонопольного законодательства ... в частности П. Самуэльсон в фундаментальной работе «Экономика»[20]. В общем необходимо отметить что проблема правового регулирования антимонополистической деятельности в ... для дополнительных исследований в этой области. ... определению доминирующего положения хозяйствующих субъектов на товарных рынках ...

Предметом настоящего исследования являются нормативные правовые акты, регулирующие правоотношения участников хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке.

Целью выпускной квалификационной работы является комплексное исследование злоупотребления доминирующим положением на рынке, выявление проблем антимонопольного регулирования и контроля.

Для достижения цели необходимо выполнение ряда задач:

  • изучить сущность и признаки доминирующего положения на рынке;
  • проанализировать понятие, формы и виды злоупотребления доминирующим положением на рынке;
  • исследовать основания и условия ответственности за злоупотребление доминирующим положением на рынке;
  • раскрыть виды юридической ответственности за злоупотребление доминирующим положением на рынке;
  • выявить проблемы привлечения к ответственности за злоупотребление доминирующим положением на рынке и сформулировать предложения.

Методологическая основа исследования базируется на диалектических принципах познания и осознания общественных процессов и правовых явлений. В методическую основу исследования входит совокупность таких общенаучных методов, как анализ и синтез, описание и сравнение, а также частнонаучных методов (толкования правовых норм, сравнительно-правового, системноструктурного, формально-логического).

Теоретическая база выпускной квалификационной работы состоит из трудов Д. Г. Алексеевой, Л. В. Андреевой, В. К. Андреева, В. С. Белых, Е. П. Губина, П. Г. Лахно, В. В. Гущина, В.Н. Даниленко, Ю. А. Дмитрева, В. Ф Попондопуло, В. Ф. Яковлевой и других авторов.

Нормативную базу составляют Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Уголовный кодекс Российской Федерации и другие правовые акты.

Эмпирическую базу работы составляют результаты проведенного изучения решений судов первой инстанции, апелляционных и кассационных определений по делам злоупотребления доминирующим положением на рынке.

Научная новизна выпускной квалификационной работы состоит в том, что в данной работе предложены и надлежаще аргументированы рекомендации по внесению изменений в гражданское законодательство, касающиеся злоупотребления доминирующим положением на рынке. Предложения по внесению изменений могут быть использованы законодателем в целях их дальнейшего совершенствования.

В структуру данной работы входят введение, основная часть из двух глав, заключение, библиографический список. 1 ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ДОМИНИРУЮЩИМ ПОЛОЖЕНИЕМ НА

РЫНКЕ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

1.1 Сущность и признаки доминирующего положения на рынке

На сегодняшний день рынок не существует без такого явления как конкуренция. Конкуренция – это экономический процесс взаимодействия субъектов. Особый интерес представляет конкуренция хозяйствующих субъектов, которые обладают рыночной властью. В силу важности данной области отношений, государство должно стремиться максимально регулировать ее и устранять возникающие проблемы.

35 стр., 17184 слов

Конституционный строй в Российской Федерации

... власти. Целью курсовой работы является изучение основных аспектов составляющих конституционный строй Российской Федерации. Для реализации заданной цели, необходимо решить определить содержание основ конституционного строя Российской Федерации , ... Такая предпосылка вытекает из положений действующей Конституции, провозглашающей Российскую Федерацию демократически правовым государством, правовая ...

Так в соответствии с п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации1 (далее – ГК РФ) в основе гражданского законодательства лежит признание равенства участников регулируемых им отношений. Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ, злоупотребление доминирующим положением на рынке является одной из форм злоупотребления правом. Фактически занятие доминирующего положения на рынке – это не нарушение закона. Данный правовой статус хозяйствующего субъекта не считается антиконкурентным. Но злоупотребление таким положением предупреждается и пресекается.

В соответствии с положениями статьи 5 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»2 (далее – Закон о защите конкуренции) хозяйствующие субъекты не имеют права злоупотреблять своим доминирующим положением. В связи с этим для наиболее всестороннего Гражданский кодекс Российской Федерации (Ч. I) от 30 ноября 1994 № 51-Ф // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301. Федеральный закон «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 № 135-ФЗ // СЗ РФ. – 2006. – № 31. – Ст. 3434. рассмотрения вопроса о злоупотреблении хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением, прежде всего, следует раскрыть категорию «доминирующее положение».

Данный термин происходит от французского словосочетания «position dominante». Понятие «доминирование на рынке» применяют в конкурентном праве для того, чтобы оценить способность господствующих на рынке предпринимателей действовать вне зависимости от иных участников рыночных отношений устанавливать цены по своему усмотрению1. Согласно материалам Модельного закона «О конкуренции»2 определение доминирующего положения является такой ситуацией на рынке, при которой какое-либо предприятие, действующее самостоятельно либо совместно с несколькими другими предприятиями, имеет возможность контролировать соответствующий рынок конкретного товара или услуги либо группы товаров или услуг.

В соответствии с разъяснениями Комиссии Европейского союза доминирующее положение следует рассматривать в качестве ситуации, при которой предприятие имеет экономическую власть, позволяющую ей предотвращать эффективную конкуренцию и действовать без учета своих конкурентов, покупателей и продавцов. Одновременно рыночное доминирование выступает как положение, при котором предприятие, в силу рыночной доли владеет техническими знаниями, доступом к сырьевым и финансовым ресурсам, имеет возможность устанавливать цены или осуществлять контроль над производством или распределением значительной части продукции на релевантном рынке3. Мамиев Ч.М. Понятие «доминирующее положение» и его характерные признаки // Общество и право. – 2011. – № 5. – С. 230. Решение Высшего Евразийского экономического совета от 24 октября 2013 г. № 50 «О Модельном законе «О конкуренции». Текст Решения официально опубликован не был [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org (дата обращения 01.02.2017).

Право Европейского союза: правовое регулирование торгового оборота / под ред. проф. В.В. Безбаха. – М.: Зерцало, 2000. – С. 121.

6 стр., 2624 слов

Основные формы недобросовестной конкуренции и монополистической ...

... монополистическая деятельность -- противоречащие антимонопольному законодательству действия (бездействие) хозяйствующих субъектов, направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции. Запрещаются действия (бездействие) хозяйствующего субъекта (группы лиц), занимающего доминирующее положение, которые имеют либо могут ...

Обоснованно полагать, что оба приведенных определения являются идентичными в той части, где им предполагается доминирование хозяйствующего субъекта на рынке. В связи со сказанным выделение рыночного доминирования представляется нецелесообразным. Из такого определения непонятно, как именно предприятие способно в силу своей рыночной доли владеть какими-либо техническими знаниями. Техническое знание не может быть определено, как материальное благо, такое знание можно получить и при отсутствии значительных денежных средств. Более того, Европейский союз использует «теорию необходимых возможностей», в соответствии с которой критерий доминирующего положения состоит в наличии у предприятия средств (финансов, природных ресурсов, технологий и так далее), которые недоступны для их конкурентов, что делает последних неспособными выдерживать борьбу за рынок.

Проблему доминирования хозяйствующего субъекта на товарном рынке рассматривают как статичную, то есть доминирующее положение определяют с позиций, может ли данный хозяйствующий субъект играть существенную, решающую роль в ходе использования своего положения в определенное время и на определенном товарном рынке. Однако для того, чтобы оценить доминирование важно принимать во внимание имеющиеся изменения рынка и иные экономические и политические обстоятельства.

Названный ранее Закон о защите конкуренции в статье 5 определяет «доминирующее положение» в качестве положения хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке товара, которое дает такому хозяйствующему субъекту (группе лиц) или таким хозяйствующим субъектам (группам лиц) возможность оказать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке, и (или) устранить с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов, и (или) затруднить доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам1. Алексеева Д.Г., Андреева Л.В., Андреев В.К. Российское предпринимательское право. – М.: Проспект, 2010. – С. 452.

Из данного определения следует, что при характеристике «доминирующего положения» законодателем используется ряд специфических терминов, таких, как: «хозяйствующий субъект», «товарный рынок», «товар». Определение названных понятий также раскрываются Законом о защите конкуренции (ст. 4).

Хозяйствующий субъект представляет собой коммерческую или некоммерческую организацию, осуществляющую деятельность, которая приносит ей доход, индивидуального предпринимателя, иное физическое лицо, которое не зарегистрировано как индивидуальный предприниматель, но осуществляет профессиональную деятельность, направленную на получение прибыли согласно положениям федеральных законов на основании государственной регистрации и (или) лицензии, а также по причине наличия членства в саморегулируемой организации.

Последняя категория субъектов, попадающих под определение хозяйствующего субъекта («иное физическое лицо…»), появилось в Законе о защите конкуренции после принятия Третьего антимонопольного пакета. Включение данной категории субъектов в определение хозяйствующего субъекта было призвано распространить антимонопольное законодательство на нотариусов, оценщиков и иных физических лиц, отвечающих приведенным в п.5 ст.4 Закона о защите конкуренции признакам.

13 стр., 6442 слов

Правовые проблемы развития товарного рынка

... гарантирующих правовую защиту и поддержку конкуренции. Антимонопольное законодательство осуждает монополистическое поведение субъектов рынка, но ... проблем, связанных с развитием конкуренции и защитой благосостояния общества от монополий. Исторически сложилось так, что защита конкуренции, ... субъектами экономической деятельности непосредственно внутри рынка, так и за его пределами. Цель данной работы ...

Так, к примеру, после внесения соответствующих поправок в Закон о защите конкуренции и расширения круга субъектов, попадающих под регулирование антимонопольного законодательств, антимонопольный орган возбудил дело против нотариальной палаты Краснодарского края и нотариусов Краснодарского края, являющихся членами данной палаты по признакам нарушения палатой и нотариусами – членами этой палаты п. 1 ч. 1 ст.11 Закона о защите конкуренции, выразившегося в установлении и поддержании цен (тарифов), а также нарушения ч. 3 ст.11 Закона о защите конкуренции, выразившегося в координации со стороны нотариальной палаты экономической деятельности нотариусов. Дело в итоге было прекращено в отношении всех обвиняемых со ссылкой на то обстоятельство, что указанные изменения вступили в силу после того, как были совершены вменяемые им нарушения.

Товарный рынок – это сфера обращения товара (в том числе товара иностранного производства), который нельзя заменить иным товаром, или взаимозаменяемых товаров, в границах которой (в том числе географических) на основании экономической, технической или иной возможности либо целесообразности приобретатель может приобретать товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами. В свою очередь, товар является объектом гражданских прав (также сюда включают работу, услугу, в том числе финансовую услугу), который предназначен для продажи, обмена или иного введения в оборот1.

Таким образом, термин «доминирующее положение» обладает двумя основными моментами. Во-первых, само понятие «доминирующее положение» применяют по отношению к любым лицам (юридическим и физическим, иностранным и российским), которые осуществляют предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации. Осуществление предпринимательской деятельности является необходимым и достаточным условием для отнесения какой-либо организации к числу хозяйствующих субъектов. Во-вторых, доминирующее положение можно установить только на конкретном товарном рынке, ограниченном своими четкими пределами.

Итак, доминирующее положение на рынке – это один из инструментов, позволяющих хозяйствующему субъекту в значительной мере влиять на функционирование определенного товарного рынка. Доминирующее положение на рынке – это позиция хозяйствующего субъекта на определенном рынке товаров, которая позволяет ему оказывать решающее воздействие на данный рынок в части:

1) порядка обращения на нем конкретного вида товаров;

2) вытеснения с него иных хозяйствующих субъектов; Анохин В.С. Предпринимательское право. – М.: ВЛАДОС, 2013. – С. 211.

3) лимитирования доступа к нему новых хозяйствующих субъектов (п. 1 ст. 5 Закона «О защите конкуренции»).

По мнению В. И. Емельянова, доминирующее положение, о котором идет речь в антимонопольном законе – это гражданское право или совокупность гражданских прав, которые обеспечивают лицу большие, в сравнении с иными участниками экономической деятельности, возможности по определению условий взаимодействия1. Однако представляется некорректным определять доминирующее положение как гражданское право хозяйствующего субъекта. Гражданские права имеет каждый хозяйствующий субъект. Более точно будет заметить, что хозяйствующий субъект, который занимает доминирующее положение на рынке, обладает большими в сравнении с иными хозяйствующими субъектами возможностями для того, чтобы реализовать данные права в собственных интересах.

33 стр., 16055 слов

Правовое регулирование деятельности субъектов естественных монополий

... указывается, что естественная монополия – Прохоров Е.В. Особенности государственного регулирования процессов реформирования естественных монополий. М.: Журнал правовых и экономических исследований, 2011. С. 3. О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках [Электронный ресурс ...

Доминирующее положение хозяйствующий субъект на рынке может получить как самостоятельно, так и с помощью публично-правового образования. Так В. Н. Даниленко утверждает, что доминирующее положение является лишь средством для злоупотребления правом2.

Л. М. Энтин придерживается позиции, что предприятие будет считаться как обладающее рыночной силой, если оно способно действовать на рынке (устанавливать цену, условия продажи и прочее), не объединяясь с иными участниками рынка, и при этом не теряет своей рыночной доли3.

Доминирующее положение хозяйствующего субъекта на рынке может быть рассмотрено как в узком, так и в широком понимании. В узком понимании во внимание принимают долю хозяйствующего субъекта. Если доля превышает определенный установленный предел, то хозяйствующий субъект признают как Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, не злоупотребление гражданскими правами. – М.: Лекс-Книга, 2002. – С. 68. Даниленко В.Н. Гражданско-правовая ответственность за злоупотребление доминирующим положением на товарных рынках. – М.: Юрайт, 2005. – С. 7. Европейское право. Право Европейского союза и правовое обеспечение защиты прав человека / под ред. Л.М. Энтина. – М.: Норма, 2008. – С. 881. занимающий доминирующее положение. В широком смысле доминирующее положение может быть установлено судом, учитывая особые возможности хозяйствующего субъекта по влиянию на рыночную ситуацию.

Хозяйствующий субъект может занять доминирующее положение в результате как внешних, так и внутренних факторов, в том числе:

  • государственной политики, куда входит дифференцированная система налогов, предоставление субсидий и иных льгот;
  • слияний, присоединений, а также ликвидации;
  • производственной или научно-технической стратегии, в том числе внедрения нововведений;
  • деятельности хозяйствующего субъекта, направленной на устранение конкурентов с рынка неконкурентными методами;
  • соглашений между хозяйствующими субъектами (явных, тайных);
  • других факторов.

Признание Федеральной антимонопольной службой Российской Федерации некоего хозяйствующего субъекта как имеющего доминирующее положение на рынке – это один из инструментов государства, направленный на поддержание прочих участников товарного рынка, обладающих иным правовым статусом и, как следствие, являющихся более слабыми игроками такого рынка.

Объяснить это можно следующим: статья 19 Конституции Российской Федерации1 регламентирует, что при аналогичных условиях субъекты права должны находиться в одинаковом положении. Если же условия неравны, законодательством для них должен быть установлен и различный юридический статус. При этом хозяйствующий субъект правомочен представлять доказательства того, что он не является доминирующим на рынке (п. 4 ст. 5 Закона о защите конкуренции).

Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // СЗ РФ. – 1993. – № 31. – Ст. 4398.

Расчет долей хозяйствующих субъектов на рынке и выявление среди них доминирующего производится на основании специальных регламентов, например, Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утвержденного приказом Федеральной антимонопольной службы России от 28 апреля 2010 г. № 2201.

4 стр., 1890 слов

Барьеры входа на рынок

... относятся: число хозяйствующих субъектов и доли, занимаемые ими на данном товарном рынке; показатели рыночной концентрации; условия входа на рынок; открытость рынка для межрегиональной ... барьеров в общем случае относят административные (правительственные), гражданские и социально-экономические барьеры. Административные (правительственные) барьеры – это ограничения в виде законодательных актов на ...

По общему принципу не могут признаваться доминирующими хозяйствующие субъекты, доля которых на рынке не превышает 35 процентов (п. 2 ст. 5 Закона о защите конкуренции).

Хотя и из этого правила есть исключения:

1) хозяйствующий субъект является финансовой организацией;

2) отдельными законами хозяйствующий субъект признается доминирующим на рынке даже при не достижении указанного размера доли на рынке (например, п. 4 ст. 21 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи»2, п. 3 ст. 25 Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике»3 и так далее);

3) хозяйствующий субъект входит в группу хозяйствующих субъектов, и его статус характеризуется совокупностью признаков, перечисленных в п. 3 ст. 5 Федерального закона № 135-ФЗ:

  • суммарная доля трех таких хозяйствующих субъектов превышает 50 процентов или пяти таких хозяйствующих субъектов – 70 процентов доли на рынке (при условии, что доля каждого из таких субъектов в принципе выше доли прочих хозяйствующих субъектов на том же рынке), однако данное правило не может быть применено, если доля хотя бы одного из таких хозяйствующих субъектов не достигает 8 процентов;
  • Приказ Федеральной антимонопольной службы России «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке» от 28 апреля 2010 г. № 220 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2010. – № 34. Федеральный закон «О связи» от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ // СЗ РФ. – 2003. – № 28. – Ст. 2895. Федеральный закон «Об электроэнергетике» от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ // СЗ РФ. – 2003. – № 13. – Ст. 1177.
  • в течение достаточного временного отрезка размеры долей таких хозяйствующих субъектов на рынке стабильны, а вход на этот рынок новых участников затруднен;
  • производимый или продаваемый им товар является незаменяемым, увеличение цены на него не влечет снижения спроса, а все условия продажи доступны неограниченному кругу лиц.

Согласно п. 7 ст. 5 Закона о защите конкуренции регламент признания финансовых организаций доминирующими (за исключением кредитных) определяется Правительством Российской Федерации (см. Условия признания доминирующим положения финансовой организации, Правила установления доминирующего положения финансовой организации, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 9 июня 2007 г. № 3591).

Регламент же признания кредитных организаций как доминирующих на соответствующем рынке вводится Правительством Российской Федерации по согласованию с Центральным банком России (постановление Правительства Российской Федерации от 26 июня 2007 г. № 4092).

Алгоритм проведения анализа состояния конкуренции на предмет установления доминирующего положения кредитных организаций регламентирован Порядком проведения анализа, утвержденным приказом Федеральной антимонопольной службы России от 28 июня 2012 г. № 4333.

При этом законодатель устанавливает отдельный минимальный порог размера доли на рынке, после превышения которого финансовая организация Постановление Правительства Российской Федерации «Об утверждении условий признания доминирующим положения финансовой организации (за исключением кредитной организации) и правил установления доминирующего положения финансовой организации (за исключением кредитной организации)» от 09 июня 2007 г. № 359 // СЗ РФ. – 2007. – № 24. – Ст. 2926. Постановление Правительства Российской Федерации «Об утверждении условий признания доминирующим положения кредитной организации и правил установления доминирующего положения кредитной организации» от 26 июня 2007 г. № 409 // СЗ РФ. – 2007. – № 27. – Ст. 3296. Приказ Федеральной антимонопольной службы России «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции в целях установления доминирующего положения кредитной организации» от 28 июня 2012 г. № 433 // Российская газета. – 2012. – № 16. будет признаваться доминирующей на рынке. Он равен (п. 7 ст. 5 Закона о защите конкуренции):

9 стр., 4244 слов

Понятие, признаки и ответственность за недобросовестную конкуренцию ...

... на соответствующий товарный рынок других участников. Для квалификации действий хозяйствующих субъектов в качестве недобросовестной конкуренции руководящие ими ... товаров или заключении сделки. Перечень форм недобросовестной конкуренции, приведенный в статье 14² Закона о противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции, не является исчерпывающим. Как недобросовестная конкуренция ...

  • 10 процентов объема рынка – на единственном в России товарном рынке;
  • 20 процентов объема рынка – на товарном рынке, обращающийся на котором товар включен в оборот и другими товарными рынками на территории России.

Постановлениями Правительства Российской Федерации № 359 и 409 это правило дополняется: финансовая организация (в том числе кредитная) будет признана доминирующей также при условии, что в течение длительного временного промежутка (от одного года или менее, но в течение всего времени существования данного товарного рынка) доля такой финансовой организации стабильно увеличивается и (или) превышает 10 процентов объема рынка на единственном в Российской Федерации товарном рынке либо 20 процентов, если обращающийся на таком рынке товар включен в оборот и другими товарными рынками на территории России1.

Рассматривая проблему доминирования, следует обратить внимание еще на одну особенность, которая связана с данным понятием. Как уже отмечалось выше, доминирующее положение является исключительным положением хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке товара. Следовательно, на рынке теоретически может существовать несколько доминирующих субъектов. С учетом установленных законодательством количественных критериев, логичным является предположение, что на рынке могут иметься два хозяйствующих субъекта при условии, что доля каждого из них колеблется в пределах от 35 процентов до 65 процентов.

Однако данный вопрос может быть рассмотрен и с другой стороны. Бесспорным является тот факт, что участником гражданских правоотношений может быть лицо, которое либо прямо, либо косвенно способно на основании Галимханова Н.Ф. Правовая характеристика института доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке // Бизнес в законе. – 2014. – № 4. – С. 92. договора или иным образом определять решения, которые принимаются другим лицом (или лицами), в том числе условия по ведению иным лицом хозяйственной деятельности, оказывать на них воздействие. Такими лицами образуется группа лиц. Важно заметить, что нормы Закона о защите конкуренции, которые относятся к хозяйствующим субъектам, в полной мере будут распространяться на всю группу лиц. Особое значение это имеет для рассмотрения вопросов определения доминирующего положения на рынке1.

Анализируя рынок, зачастую оказывается, что ни один хозяйствующий субъект по отдельности не занимает доминирующее положение. Более того, его доля на рынке составляет менее 35 процентов. Значит, данный субъект не имеет права ни доминировать на рынке, ни совершать при этом какие-либо монополистические действия. При более тщательном рассмотрении ситуации с использованием признаков отнесения хозяйствующих субъектов в одну группу лиц, появляется возможность более достоверно определить структуру рынка и уровень экономической концентрации, установить факты доминирования.

3 стр., 1251 слов

Рынок товаров и услуг

... характеризующие работу рынка, и компоненты, неоходимые для его работы. Понятие рынка товаров и услуг Рынок товаров (продуктов и услуг) - это система отношений купли-продажи между экономически свободными продавцами и покупателями. На рынке действуют многочисленные переплетающиеся и взаимодействующие внутренние и внешние ...

До 2016 года всех хозяйствующих субъектов, которые имеют долю на определенном товарном рынке 35 процентов и более, включали в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 процентов. Порядок формирования и ведения данного Реестра утверждало ранее действующее постановление Правительства Российской Федерации от 19 февраля 1996 г. № 1542.

Данным Порядком, в частности устанавливалось, что решение о включении хозяйствующего субъекта в Реестр оформлялось приказом руководителя антимонопольного органа. При этом для включения в Реестр использовали как результаты анализа товарного рынка, который проводили антимонопольные органы, так и результаты рассмотрения ими дел, имеющих связь с нарушением Белых В.С. Предпринимательское право России. – М.: Проспект, 2012. – С. 448. Постановление Правительства Российской Федерации «О Реестре хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 процентов» от 19 февраля 1996 г. № 154 // СЗ РФ. – 1996. – № 9. – Ст. 806. антимонопольного законодательства. Тем не менее, решение антимонопольного органа о включении хозяйствующего субъекта в Реестр не являлось необходимым условием для признания его субъектом, который доминирует на рынке. Сегодня факт доминирования определяют на основании критериев ст. 5 Закона о защите конкуренции.

Границы рынка и размер доли, которую занимает на нем хозяйствующий субъект, производит антимонопольный орган по правилам, закрепленным Методическими рекомендациями по определению доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке1.

Также применяется Порядок проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утвержденный приказом Федеральной антимонопольной службы от 28 апреля 2010 г. № 2202.

В случае несогласия организации с признанием ее положения как доминирующего на товарном рынке арбитражным судом оценивается вопрос по поводу соблюдения антимонопольным органом правил в установлении данного факта.

Отдельно следует сказать, что к числу хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение, относят также и субъекты естественных монополий. Главным образом, данное обстоятельство связано с тем, что доля таких субъектов на рынке всегда составляет 100 процентов. Тем не менее, они относятся к частным случаям хозяйствующих субъектов, которые доминируют на рынке.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополиях»1, естественная монополия является состоянием Приказ Государственного комитета Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур «О Методических рекомендациях по определению доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке» от 3 июня 1994 г. № 67 // Вестник ВАС РФ. – 1994. – № 11. Приказ Федеральной антимонопольной службы «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке» от 28 апреля 2010 г. № 220 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2010. – № 34. товарного рынка, при котором удовлетворение спроса на таком рынке эффективнее в условиях отсутствия конкуренции по причине технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере того, как увеличивается объем производства), а товары, которые производят субъекты естественных монополий, не могут заменить в потреблении иные товары. В связи со сказанным, спрос на таком товарном рынке на товары, которые производят субъекты естественных монополий, в меньшей степени находится в зависимости от изменения цены на данный товар, чем спрос на иные виды товаров. В свою очередь субъектом естественной монополии называют хозяйствующий субъект (юридическое лицо), которое занято производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии.

В сферу деятельности субъектов естественной монополии относят:

  • транспортировку нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам;
  • транспортировку газа по трубопроводам;
  • железнодорожные перевозки;
  • услуги в транспортных терминалах, портах и аэропортах;
  • услуги общедоступной электросвязи и общедоступной почтовой связи;
  • услуги, связанные с передачей электрической энергии;
  • услуги, связанные с оперативно-диспетчерским управлением в электроэнергетике;
  • услуги, связанные с передачей тепловой энергии;
  • услуги, связанные с использованием инфраструктуры внутренних водных путей;
  • захоронение радиоактивных отходов; Федеральный закон «О естественных монополиях» от 17 августа 1995 г.

№ 147-ФЗ // СЗ РФ. – 1995. – № 34. – Ст. 3426.

  • водоснабжение и водоотведение при использовании централизованных системы, систем коммунальной инфраструктуры;
  • ледокольную проводку судов, ледовую лоцманскую проводку судов в акватории Северного морского пути.

Деятельность субъектов естественных монополий контролируется со стороны органов государственного регулирования естественных монополий. Но в силу того, что субъекты естественных монополий занимают доминирующее положение на товарном рынке, на них распространяют запреты, которые установлены действующим антимонопольным законодательством. В результате деятельность таких органов контролируют как органы регулирования естественных монополий, так и антимонопольные органы1.

В случае если будет выявлен факт нарушения норм Закона о защите конкуренции со стороны субъекта естественной монополии, к нему могут быть применены методы воздействия, которые предусматривает антимонопольное законодательство. К исключениям относится наложение штрафов за нарушение субъектами естественных монополий установленного порядка ценообразования.

Итак, следует отдельно выделить, признаки, на основании которых можно говорить о том, что хозяйствующий субъект доминирует на рынке:

1) доминирующее положение устанавливают по отношению к хозяйствующим субъектам, то есть российским и иностранным коммерческим организациям, их объединениям, некоммерческим организациям, которые занимаются предпринимательской деятельностью, а также индивидуальным предпринимателям;

2) доминирующее положение устанавливают в отношении хозяйствующих субъектов, которые осуществляют производство товаров, то есть продукта деятельности;

3) доминирующее положение субъекта может быть установлено именно на товарном рынке. Учитывая различные характеристики для каждого товара, Глазова Е.В. Предпринимательское право. – СПб.: Питер, 2012. – С. 107. определяют свой товарный рынок. Такой товарный рынок именуется рынком определенного товара, в пределах которого и устанавливает доминирующее положение тот или иной хозяйствующий субъект;

4) качественный признак доминирующего положения состоит в исключительности положения субъекта. С помощью такой исключительности у субъекта появляется возможность оказывать влияние на состояние конкурентной среды на рынке определенного товара1;

5) количественный признак доминирующего положения определяет та доля, которую хозяйствующий субъект занимает на рынке определенного товара:

  • занятие таким хозяйствующим субъектом более половины объема соответствующего рынка (хотя судом или антимонопольным органом может быть определено, что даже при такой доле данный субъект не доминирует на рынке);
  • установление данного правового статуса хозяйствующего субъекта антимонопольным органом даже при занятии им соответствующего рынка менее чем на 50 процентов (кроме финансовых организаций).

6) доминирующее положение хозяйствующего субъекта на рынке установил федеральный антимонопольный орган (его территориальное подразделение) с соблюдением процедуры, которая установлена законодательством.

На практике иногда возникают ситуации, при которых установить доминирующее положение необходимо. В частности такая необходимость может возникнуть:

  • в случае осуществления предварительного государственного контроля;
  • в целях создания, слияния и присоединения добровольных объединений предприятий, а также преобразования в названные объединения органов управления или хозяйствующих субъектов;
  • в ходе рассмотрения вопросов о нарушении антимонопольного законодательства и принудительном разделении хозяйствующих субъектов; Губин Е.П., Лахно П.Г.

Предпринимательское право России. – М.: Норма, 2013. – С. 438.

  • в случае проведения специальных исследований товарных рынков для того, чтобы разработать рекомендации для их возможной демонополизации и создания конкурентной среды;
  • в иных случаях, которые предусматривают нормы действующих законодательных и нормативных актов1.

Неоспоримым также является то, что доминирующее положение предоставляет субъекту определенные преимущества. Такие преимущества заключаются в следующем.

Во-первых, это возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке. Возможность хозяйствующего субъекта оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке и (или) затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам называют в качестве рыночного потенциала. Рыночный потенциал не имеет прямой связи с долей хозяйствующего субъекта на товарном рынке, в силу того, что на отдельных товарных рынках возможны случаи, когда у хозяйствующего субъекта с долей на рынке менее 35 процентов имеется рыночный потенциал по отношению к другим хозяйствующим субъектам на этом же товарном рынке.

Во-вторых, возможность устранять с определенного товарного рынка других хозяйствующих субъектов. Здесь имеется ввиду, возможность устранять конкурентов, то есть хозяйствующих субъектов, которые занимаются производством однородных товаров.

В-третьих, к преимуществам относится возможность затруднять доступ на конкретный товарный рынок другим хозяйствующим субъектам, которая состоит в существенном ограничении возможности выхода других хозяйствующих субъектов на этот товарный рынок и реализуется через создание барьеров и установления дополнительных расходов. Губин Е.П., Лахно П.Г. Предпринимательское право России. – С. 439.

Барьеры вхождения в рынок представляют собой любые обстоятельства, которые мешают новому хозяйствующему субъекту на равных конкурировать с уже существующими на данном товарном рынке хозяйствующими субъектами. В случае, когда барьеры вхождения в рынок отсутствуют (или они низкие), то хозяйствующий субъект даже с большой долей рынка может не обладать способностью воздействовать на конкуренцию (обладать рыночной силой)1.

В число основных типов барьеров для вхождения в рынки входят:

1) исключительные права, льготы или иные привилегии;

2) решения органов власти и управления по поводу ограничений ввоза или вывоза товара;

3) необходимость получить согласие государственных органов на занятие определенными видами деятельности и временной интервал, который необходим для того, чтобы получить это согласие (например, лицензирование и так далее);

4) патенты и авторские права (выдают, как правило, на определенный срок и обеспечивают монопольные позиции только на ограниченное количество лет);

5) технологические секреты;

6) барьеры, которые устанавливаются на пути международной торговли (тарифы, квоты, ограничения на ввоз).

К барьерам дополнительно можно относить и длительность временного интервала, то есть периода времени, которое требуется для организации производства конкретного товара2.

Обобщая все вышесказанное, можно сделать вывод, что доминирующий субъект является субъектом, обладающим реальной рыночной властью. При этом такая власть дает субъекту возможность оказывать влияние на общие условия функционирования конкретного товарного рынка и обращения товара на нем. Доминирующее положение на рынке – это не нарушение антимонопольного Гущин В.В., Дмитрев Ю.А. Российское предпринимательское право. – М.: Эксимо, 2012. – С. 330. Ершова И.В. Предпринимательское право. – М.: Юриспруденция, 2012. – С. 419. законодательства. Доминирование на рынке хозяйствующих субъектов не считается препятствием к развитию нормальной конкуренции между участниками рынка. Однако есть ряд проблем, связанных с изменениями 2016 года.

1.2 Понятие, формы и виды злоупотребления доминирующим

положением на рынке

Злоупотребление доминирующим положением на рынке – это

использование хозяйствующим субъектом или группой таких хозяйствующих субъектов доминирующего положения, препятствующего конкуренции и (или) ущемляющего интересы других лиц (в том числе хозяйствующих субъектов) в предпринимательской сфере либо неопределенного круга потребителей1.

Основные формы злоупотребления хозяйствующим субъектом рассматриваемым статусом перечислены в ст. 10 Закона о защите конкуренции. К ним относятся в том числе:

1) определение и поддержание монопольно высокой или низкой цены на продукт;

2) исключение товара с рынка, следствием чего стало повышение цены на него;

3) понуждение контрагентов к подписанию соглашений на невыгодных для них условиях или навязывание не относящихся к делу условий;

4) уменьшение объемов или прекращение выпуска пользующегося спросом товара, если не имеется экономических, технологических или правовых обоснований таких действий;

5) отказ от подписания соглашений с отдельными контрагентами, если такие действия не обоснованы с экономической или технологической точки зрения или не урегулированы на законодательном уровне; Дойников И.В. Предпринимательское право. – М.: Приор, 2012. – С. 197.

6) безосновательное установление различающихся цен на один и тот же товар;

7) безосновательное установление завышенной или заниженной цены на услуги финансовой организации;

8) введение дискриминационных условий;

9) препятствование иным хозяйствующим субъектам в части их входа на рынок или выхода с него;

10) несоблюдение регламентированных нормативной правовой документацией правил ценообразования;

11) манипулирование ценами на оптовом и (или) розничных рынках электроэнергии.

Данный список не является закрытым, в нем содержатся наиболее типичные нарушения. Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в п. 4 постановления от 30 июня 2008 г. № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства»1 разъяснил, что исходя из системного толкования положений ст. 10 ГК РФ и ст. 3 и 10 Закона о защите конкуренции, для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц. Суд или антимонопольный орган вправе признать нарушением антимонопольного законодательства и иные действия (бездействие), кроме установленных в ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, поскольку этот перечень не является исчерпывающим.

Посредством данного перечня можно правильно квалифицировать поведение доминирующего на рынке хозяйствующего субъекта. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» от 30 июня 2008 г. № 30. Постановление официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 20.03.2017).

Антимонопольный орган имеет право применять к хозяйствующему субъекту меры воздействия и в случаях, которые прямо не предусмотрены законом, если действиями данного субъекта ограничивается конкуренция и ущемляются интересы других хозяйствующих субъектов и граждан, другими словами, если они соответствуют общему определению понятия «злоупотребления доминирующим положением»1.

Тем самым положениями п. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции устанавливаются правила поведения на рынке, которыми непосредственно регулируются взаимоотношения хозяйствующих субъектов, обязанных соблюдать нормы антимонопольного законодательства в ходе осуществления своей деятельности.

Следует обратить внимание на то, что запретительные нормы, установленные Законом о защите конкуренции, относятся не только к тем действиям (бездействию) хозяйствующего субъекта, которые фактически привели к ограничению конкуренции, но и к тем действиям, которые потенциально представляют угрозу конкуренции, то есть субъект уже совершил некоторые действия, которые еще не дали ожидаемых монополистом результатов. При этом важно учитывать, что результаты злоупотребления доминирующим положением в реальности могут никогда и не наступить. Однако просто возможность того, что негативные для конкуренции последствия все-таки могут наступить, позволяет рассматривать такие действия субъекта как противоправную форму поведения.

Тем не менее, существуют и исключения. Например, в п. 2 ст. 10 Закона о защите конкуренции содержится указание на то, что не все злоупотребления доминирующим положением носят противоправный характер.

Так если хозяйствующим субъектом, который занимает доминирующее положение на рынке, будут совершены какие-либо действия из названных в п. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции и он сможет доказать, что положительный Белов В.А. Гражданско-правовая природа сделок, представляющих собой акты злоупотребления доминирующим положением // Закон. – 2015. – № 9. – С. 98. эффект от его действий (в том числе и для социально-экономической сферы) превышает негативные последствия по отношению к рассматриваемому товарному рынку, тогда его действия могут признать как правомерные. В связи с этим для того, чтобы правильно определить последствия злоупотребления доминирующим положением хозяйствующего субъекта на рынке, важно проводить глубокий анализ рынка и оценивать динамику его развития1.

Говоря о видах злоупотребления доминирующим положением на рынке, прежде всего, необходимо заметить следующее. Согласно ст. 38 Закона о защите конкуренции при систематическом осуществлении монополистической деятельности занимающей доминирующее положение коммерческой организацией, а также некоммерческой организацией, которая осуществляет деятельность, приносящую ей доход, судом при наличии иска антимонопольного органа может быть принято решение о принудительном разделении таких организаций либо о том, чтобы выделить из их состава одну или несколько организаций. При этом систематическое осуществление монополистической деятельности состоит в выявленном в порядке, закрепленном Законом о защите конкуренции, осуществления монопольной деятельности более двух раз в течение трех лет.

По целям противоправного поведения на рынке принято различать отдельные виды злоупотребления доминирующим положением. Первый вид объединяет действия, которые направлены на незаконное изменение или поддержание цен, тарифов. Сюда относятся действия по:

  • изъятию товара из обращения, если результат такого изъятия выражен в повышении цены товара;
  • экономически или технологически необоснованному сокращению или прекращению производства товара, если на такой товар имеется спрос или размещены заказы на его поставки при условии наличия возможности его Белых В.С.

Предпринимательское право в системе права России // Известия высших учебных заведений. – Правоведение. – 2015. – № 1. – С. 131. рентабельного производства, а также, если такое сокращение или прекращение производства прямо не предусматривается в нормативных правовых или судебных актах;

  • экономически или технологически необоснованному отказу либо уклонению от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) при наличии возможности производства или поставок соответствующего товара, а также в случае, когда такой отказ или уклонение прямо не предусматривается нормами действующего законодательства или судебными актами;
  • экономически, технологически и иным образом необоснованному установлению различных цен на один и тот же товар, если иное не закреплено на уровне федерального закона;
  • установлению финансовой организацией необоснованно высокой или необоснованно низкой цены за финансовые услуги;
  • созданию дискриминационных условий;
  • созданию препятствий к доступу на товарный рынок или выходу из него иным хозяйствующим субъектам;
  • нарушению, закрепленного в нормативных правовых актах, порядка ценообразования1.

Вопрос установления монопольно высоких (низких) цен должен рассматриваться с позиции Закона о защите конкуренции, который содержит определения монопольно высоких (низких) цен.

Так ст. 6 Закона о защите конкуренции определяет, что монопольно высокой ценой товара называют цену, установленную занимающим доминирующее положение хозяйствующим субъектом, если она превышает сумму необходимых для производства и реализации такого товара расходов и прибыли и цену, которая сформировано в условиях конкуренции на товарном Киселева М.В. Недобросовестная конкуренция и злоупотребление доминирующим положением как формы злоупотребления правом в предпринимательских отношениях // Грамота. – 2013. – № 4. – С. 72. рынке, сопоставимом по составу покупателей или продавцов товара условиям обращения товара, условиям доступа на товарный рынок, государственному регулированию, включая налогообложение и таможенно-тарифное регулирование, при наличии такого рынка на территории России или за ее пределами.

Цена товара не признается монопольно высокой в случае не превышения цены, которая сформировалась в условиях конкуренции на сопоставимом товарном рынке.

Таким образом, для доказательства монопольно высокой цены товара судьи руководствуются одновременным наличием следующих условий:

1) превышение рассматриваемых цен над суммой необходимых для производства и реализации товара расходов и прибыли;

2) рассматриваемые цены должны быть больше цен, сложившихся на сопоставимом товарном рынке в конкурентных условиях1.

Монопольно низкую цену устанавливает также хозяйствующий субъект, который занимает доминирующее положение на рынке (покупатель либо продавец).

При этом в качестве таковой рассматривают цену ниже суммы необходимых для того, чтобы производить и реализовать такой товар, расходов и прибыли и ниже цены, сформированной в условиях конкуренции на сопоставимом товарном рынке (ст. 7 Закона о защите конкуренции).

Цель фиксирования покупателем монопольно низкой цены состоит в том, чтобы получить дополнительную прибыль и (или) компенсировать необоснованные затраты за счет продавца. Продавец, в свою очередь, может устанавливать низкую цену и намеренно нести убытки от продажи своего товара для вытеснения конкурентов с данного рынка.

В любом случае установление монопольно высоких или низких цен не соответствует публичным интересам в том случае, если в результате таких Коммерческое право / под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – М.: Юриспруденция, 2012. – С. 502. действий ограничивается или может быть ограничена конкуренция и (или) ущемлены интересы иных предпринимателей или граждан. Анализ практики свидетельствует о том, что противоправные действия предприятий в области ценообразования и установления монопольно высоких (низких) цен особенно сильно влияют на открытость экономики страны.

Иные экономические сферы, помимо естественных монополий, в меньшей степени подвергаются воздействию со стороны государства, в них государство больше полагается на рыночные механизмы саморегулирования, что приводит зачастую к ущемлению интересов граждан, например в результате установления монопольно высоких цен на товары и услуги, являющиеся жизненно важными.

По мнению некоторых ученых, «если на естественные монополии есть рычаги воздействия, то хозяйствующие субъекты в других сферах систематически завышают цены независимо от экономической ситуации, получая неконтролируемые сверхприбыли, а широкий круг потребителей, чьи интересы страдают, и контролирующие ценообразование органы не в состоянии противостоять подобному положению дел».1

Однако, на наш взгляд, имеется также ряд иных товаров помимо жизненно важных, от которых напрямую зависит выживание населения и спрос на которые всегда высок вне зависимости от установления на них монопольно высоких цен. Иными словами, даже если цены на данные товары будут повышаться, население все равно вынуждено будет их покупать.

По нашему мнению, исходя из особенностей отечественного менталитета и традиций, к данному перечню можно отнести, например, следующие товары: хлеб, сахар, соль, молоко, гречневая и рисовая крупы, мука, картофель, сливочное масло. Полагаем, что конкретный перечень подобных товаров может быть установлен путем проведения под государственной эгидой специального Паламарчук А., Сайтарлы Н., Моторина О. Антимонопольное законодательство: проблемы и пробелы // Законность. – 2000. – № 9. – С.36. исследования. На наш взгляд, с учетом распространения современных информационных технологий, ставших неотъемлемым атрибутом современной жизни, услугами, от которых также не откажутся потребители вне зависимости от повышения цен не них, являются услуги сотовой связи. Между тем, как известно, проблема монополизации рынка услуг сотовой связи является одной из насущных проблем.

Представляется, что необходимо разработать механизм государственного регулирования в сфере установления цен на подобные товары и услуги. Полагаем, что может быть принят федеральный закон «О государственном регулировании цен на товары и услуги социальной необходимости». В рамках исполнения данного федерального закона следует принять постановление Правительства Российской Федерации «Перечень товаров и услуг социальной необходимости, регулирование которых осуществляется государством».

Отметим, что государственное регулирование цен на товары применялось в советское время и положительно зарекомендовало себя как способ защиты жизненно важных интересов населения, особенно в трудные исторические периоды (например, имело место в послевоенные годы).

Полагаем, что в настоящее время сложились предпосылки для возврата некоторых исторических традиций в сфере государственного противодействия установлению монопольно высоких цен на товары и услуги социальной необходимости. Данные меры позволят усовершенствовать государственное антимонопольное регулирование и способствуют воплощению на практике конституционно провозглашенного принципа социального государства.

Как упоминалось ранее, при сокращении или прекращении производства товара, создании дискриминационных условий и препятствий для доступа на товарный рынок или выхода из него хозяйствующий субъект может представлять доказательства того, что его действия (бездействие) допустимы по статье 13 Закона о защите конкуренции. То есть запреты, которые установлены пп. 4, 8 и 9 п. 1 ст. 10 данного закона, не являются безусловными. Остальные запреты обладают безусловным характером.

Применительно к финансовой услуге применяют понятия «необоснованно высокая цена» и «необоснованно низкая цена» финансовой услуги, под которой понимают цену финансовой услуги или финансовых услуг, установленную занимающей доминирующее положение финансовой организацией, существенно отличающуюся от конкурентной цены, и (или) затрудняющую доступ на товарный рынок иным финансовым организациям, и (или) оказывающую негативное влияние на конкуренцию.

Второй вид злоупотребления доминирующим положением состоит в действиях, направленных на создание ограничений свободы экономической деятельности отдельных хозяйствующих субъектов. В данную группу входят действия по:

  • ограничению доступа на рынок (выход с рынка) или устранению с него предпринимателей (например, создание препятствий доступу на рынок другим хозяйствующим субъектам);
  • противоправному неудовлетворению имеющегося спроса потребителей.

Например, хозяйствующий субъект может сократить или прекратить производство товаров, на которые имеются спрос и заказы потребителей, при наличии безубыточной возможности их производства товаров; или необоснованно отказаться от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) при условии наличия возможности произвести или поставить соответствующий товар;

— навязыванию контрагенту условий договора, которые невыгодны для него или не относятся к предмету договора, экономически или технологически не обоснованы и (или) прямо не предусмотрены законом. Также на практике встречаются случаи, когда предъявляются требования передать финансовые средства, иное имущество, в том числе имущественные права, либо хозяйствующий субъект соглашается заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором отсутствует заинтересованность контрагента и так далее1.

От навязывания контрагенту условий договора следует отграничивать действия (бездействие), формально соответствующие признакам навязывания, но не являющиеся таковыми, по сути. Так, навязывание отсутствует, если действия (бездействие) являются экономически или технологически обоснованными и (или) прямо предусмотрены федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ, нормативными правовыми актами Правительства РФ, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами.

Кроме того, при рассмотрении вопроса о навязывании условий договора необходимо оценить, не противоречит ли требованиям законодательства включение в договор оспариваемого условия. Установление цены товара расчетным методом по результатам биржевых торгов данным товаром не было признано навязыванием условий договора, поскольку ст. 485 и п. 3 ст. 434 ГК РФ допускаются условия договора о способе и порядке определения цены и основание считать такой договор ничтожным.

С учетом возможности экономического обоснования навязывания условий договора представляется важным каждый раз определять, были ли совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав.2 Так, нельзя считать навязыванием условий договора требование о понуждении заключить предварительный договор (п. 5 ст. 429 ГК РФ).

Олейник О.М. Предпринимательское (хозяйственное) право. – М.: Юристъ, 2014. – С. 533. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» от 30 июня 2008 г. № 30. Постановление официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 20.03.2017).

Классификация рассматриваемых видов злоупотреблений может быть проведена и по форме их проявления, разделяя их на договорные и внедоговорные группы нарушений.

Договорные нарушения главным образом имеют связь с самим фактом заключения договора, где одна из сторон – это хозяйствующий субъект, который занимает доминирующее положение на рынке. Помимо этого, рассматриваемые нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации также проявляются в рамках договорного оформления различных ограничительных для одного из контрагентов условий, которые не выгодны и не относятся к предмету договора; дискриминируют контрагента, то есть ставят его в неравное положение в сравнении с иными хозяйствующими субъектами; требуют внести в договор положения, касающиеся товаров, в которых контрагент или потребитель не заинтересованы; устанавливают монопольно высоких (низких) цен. Всеми этими условиями исключается возможность для экономически слабой стороны договора свободно осуществлять хозяйственную деятельность, а иногда и существенным образом ухудшают экономическое положение контрагента1.

Другая группа нарушений обладает внедоговорным характером, куда входят такие противоправные проявления монополистической деятельности как изъятие товаров из обращения. Его цель или результат состоит в создании или поддержании дефицита на рынке, повышении цен, создании препятствий доступу на рынок (выходу с рынка) иным хозяйствующим субъектам, сокращении или прекращении производства товаров, на которые имеются спрос или заказы потребителей, при наличии безубыточной возможности производить их. Следовательно, негативное воздействие таких нарушений направлено не столько на то, чтобы прямо ущемить интересы конкретных хозяйствующих субъектов (контрагентов), сколько на то, чтобы ограничить конкуренцию в целом2. Петров Д.А. Навязывание условий договора как вид злоупотребления доминирующим положением // Юрист. – 2010. – № 11. – С. 36. Предпринимательское право / под ред. Н.М. Коршунова, Н.Д. Эриашвили. – М.: Юрист, 2013. – С. 370.

В рамках решения проблемы нарушений следует также упомянуть о п. 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 30 июня 2008 г. № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», согласно которому антимонопольным органом в процессе контроля за соблюдением антимонопольного законодательства, при установлении факта злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением, принимаются меры, направленные на прекращение соответствующего нарушения и обеспечение условий конкуренции, а также на привлечение нарушителей к административной ответственности. Более того, при оценке действий в качестве злоупотребления доминирующим положением должны учитываться нормы ст. 10 ГК РФ, ч. 2 ст. 10, ч. 1 ст. 13 Закона о защите конкуренции. Но важно, что учет положений ст. 10 ГК РФ не означает, что антимонопольный орган наделен правом устанавливать факты злоупотребления правом по ст. 10 ГК РФ, так как это прерогатива судебных органов.

Более того существует требование о запрете соглашений неконкурирующих хозяйствующих субъектов, если одним из них занимается доминирующее положение, а другой – это его поставщик или покупатель (заказчик), а само соглашение преследует цель ограничить конкуренцию. Данные соглашения являются вертикальными1.

Соглашения между двумя и более хозяйствующими субъектами, которые участвуют в одной и той же вертикальной системе производства и распределяют однотипные товары, и устанавливают ограничения, как минимум для одной из сторон, определяют в качестве вертикальных. Ими не всегда ограничивается конкуренция. Однако их можно использовать для того, чтобы укрепить экономическое влияние на рынке определенных хозяйствующих субъектов (господствующих), либо чтобы содействовать достижению соглашений между Лаптев В.В. Хозяйственное право – право предпринимательской деятельности // Государство и право. – 2013. – № 1. – С. 37. конкурентами, ограничив тем самым конкуренцию. В условиях заключения таких соглашений прямые доказательства могут быть найдены чаще, чем при горизонтальных соглашениях, в силу того, что различные ограничительные положения зачастую имеются в договорах поставки и иных хозяйственных сделках.

Общая характерная черта всех соглашений выражена в их способности оказывать существенное негативное влияние на конкурентную среду. Здесь и проявляется их вредоносность в отношении экономики, которая заставляет законодателя вводить запретительные меры. Тем не менее, несмотря на вредоносность для экономики, названные соглашения можно признать правомерными, но только если хозяйствующие субъекты смогут доказать, что положительный эффект от них превышает негативные последствия для определенного товарного рынка (в том числе в рамках социально-экономической сферы)1.

К исключениям относятся только соглашения, которые направлены на то, чтобы:

1) установить (поддержать) цены (тарифы), скидки, надбавки (доплаты), наценки;

2) повысить, снизить или поддержать цены на и торгах;

3) разделить рынок в зависимости от территории, объема продаж или закупок, ассортимента реализуемых товаров либо круга продавцов или покупателей (заказчиков);

4) ограничить доступ на рынок или устранить с него других хозяйствующих субъектов как продавцов определенных товаров или их покупателей (заказчиков);

5) отказаться от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

Карагезьян У.В. Неконкурентное поведение в российской хозяйственной практике: мотивы фирм и последствия для экономики // Экономический анализ: теория и практика. – 2015. – № 14. – С. 27.

Законодателем признается тем самым абсолютная вредность и неправомерность подобных соглашений. По поводу иных соглашений хозяйствующим субъектам предоставлено право доказывать их относительную правомерность. Как доказательства такой правомерности в антимонопольные органы, как правило, представляют данные, которые свидетельствуют о том, что в результате действий хозяйствующих субъектов будет происходить насыщение товарных рынков, улучшатся потребительские свойства товара и повысится их конкурентоспособность.

Как показывает практика, в большинстве случаев договор не фиксируют на материальных носителях. В связи с данным обстоятельством анализ поведения подозреваемых хозяйствующих субъектов на рынке позволяет говорить о его наличии. Однако не любое согласованное действие может быть признано как ограничительное соглашение1.

Для хозяйственной практики также характерными являются ситуации, при которых на рынке при небольшом количестве продавцов может быть заключено не ограничительное соглашение, а просто целесообразная форма поведения, то есть быстрая реакция на действия конкурента и, следовательно, своеобразные параллельные действия. В таком случае любые из ранее названных соглашений могут обладать как открытым, так и неявным характером. В любом случае исследованием указанных соглашений должно быть учтено установление круга их участников, в особенности по причине того, что их субъектные составы имеют кардинальные отличия друг от друга2.

Картельными (горизонтальными) соглашениями преследуются общие цели и интересы, которые достигаются посредством ограничения или устранения свободной конкуренции. Их заключают на добровольной основе. В качестве примера картельных соглашений можно примести учредительные договоры, Смагина И.А. Предпринимательское право. – М.: Омега-Л, 2013. – С. 212. Белов В.А. Гражданско-правовая природа сделок, представляющих собой акты злоупотребления доминирующим положением // Закон. – 2015. – № 9. – С. 100. договоры о создании общих организаций. Данный пример приводят не только в отечественной, но и в зарубежной литературе. Критерий использования средств государственного контроля здесь будет состоять в возможности возникновения или усиления доминирующего положения соответствующего субъекта и (или) ограничения конкуренции на данном товарном рынке1.

Таким образом, к злоупотреблениям хозяйствующим субъектом доминирующим положением на рынке относятся действия, которые имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и ущемление интересов других хозяйствующих субъектов. Такое злоупотребление является нарушением закона, за которое предусмотрена ответственность. Необходимо рассматривать каждый случай злоупотребления доминирующим положением в отдельности, учитывая все обстоятельства, особенности и цели. При этом следует отметить, что нарушения, связанные с действиями, которые направлены на незаконное изменение или поддержание цен и тарифов являются наиболее распространенными.

Подводя общий итог первой главы, следует отметить, что само определение доминирующего положения является одним из ключевых в праве конкуренции. В условиях дальнейшего развития антимонопольного законодательства в России проблема определения и предупреждения доминирующего положения остается весьма актуальной. При этом важнейшим критерием в российской практике является количественный критерий определения доминирующего положения – занимаемая на рынке доля. Часто встречающимся нарушением права конкуренции является злоупотребление доминирующим положением. Такое злоупотребление довольно опасно для нормального функционирования рынка и наносит ущерб потребителям, поскольку предприятие или объединение предприятий единолично властвует на рынке. Карагезьян У.В. Неконкурентное поведение в российской хозяйственной практике: мотивы фирм и последствия для экономики // Экономический анализ: теория и практика. – 2015. – № 14. – С. 30. Названными обстоятельствами и объясняется важность всестороннего правового регулирования рассматриваемой области. 2 ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ

ДОМИНИРУЮЩИМ ПОЛОЖЕНИЕМ НА РЫНКЕ

2.1 Основания и условия ответственности за злоупотребление

доминирующим положением на рынке

Законодательством регулируются значимые общественные отношения: посредством правовых норм в отношении правонарушителей применяются меры государственного воздействия в виде юридической ответственности. Юридическая ответственность является обязанностью правонарушителя нести наказание, претерпевать санкции, которые предусмотрены правовыми нормами и применяются компетентными органами за совершение им противоправного деяния. Виды и меры юридической ответственности устанавливает исключительно государство.

Возможность проявить государственное императивное волеизъявление осуществляют по широкому кругу правоотношений для того, чтобы восстановить нормы нарушенного законодательства конкретного вида. В соответствии со своим характером юридическая ответственность обладает ретроспективным характером, так как она является реакцией государства на уже произошедшее противоправное виновное деяние1.

Основание любой юридической ответственности, в том числе за злоупотребление доминирующим положением на рынке – это правонарушение. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 апреля 2001 г. № 7-П2, из части 2 статьи 54 Конституции Российской Федерации Кондратьев С.М. К вопросу о понятии юридической ответственности в юридической науке // Проблемы права. – 2013. – № 2. – С. 184. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации «По делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами следует, что к юридической ответственности лицо может быть привлечено только за те деяния, которые закон, действующий на момент их совершения, признавал в качестве правонарушениями.

Из сказанного следует, что наличие состава правонарушения – это необходимое основание для всех видов юридической ответственности. В качестве правонарушения в общем смысле следует понимать виновное, противоправное деяние лица, которое причиняет вред другим лицам и обществу, влечет за собой юридическую ответственность. Правонарушением нарушаются интересы, которые обусловливают право и охраняются им. Тем самым причиняется вред общественным и личным интересам, установленному правопорядку.

Объективная сторона правонарушения выражается в действии, если оно противоречит предусмотренному нормой обязательному масштабу поведения, или бездействии в случаях, когда законом предписывается, как необходимо действовать в определенных случаях. Субъективная сторона деяния характеризуется виной, являющейся обязательным признаком правонарушения. Названные элементы по-другому можно обозначить как условия юридической ответственности. Отсутствие одного из таких условий состава правонарушения объективно свидетельствует об отсутствии нарушений норм права1.

С 2016 года субъектный состав претерпел некоторые изменения. Юридическую ответственность теперь можно применить только к особому субъекту – доминанту, лицу, которое занимает доминирующее положение. «Сужение» субъектного состава обуславливает тот факт, что наличие доминирующего положения, хотя и является правомерным по существу, но им

открытых акционерных обществ «АвтоВАЗ» и «Комбинат «Североникель», обществ с ограниченной ответственностью «Верность», «Вита-Плюс» и «Невско-Балтийская транспортная компания», товарищества с ограниченной ответственностью «Совместное российско-южноафриканское предприятие «Эконт» и гражданина А.Д. Чулкова» от 27 апреля 2001 г. № 7-П // СЗ РФ. – 2001. – № 23. – Ст. 2409. Пузыревский С.А. Нарушение антимонопольного законодательства путем злоупотребления доминирующим положением // Хозяйство и право. – 2013. – № 5. – С. 30. оказывается существенное влияние на условия обращения товаров и на состояние конкурентной среды на рынке.

Иногда помимо общего статуса лица, которое занимает доминирующее положение на рынке, значение придается и специальному статусу такого лица. Так, в отношении доминирующих субъектов, которые одновременно выступают в роли субъектов естественных монополий, не применяют более льготных мер ответственности за совершение нарушений, которые не привели к ограничению конкуренции. С таких лиц взыскивают «оборотный» штраф вне зависимости от того, какие последствия в итоге наступили.

Законодатель не предусматривает такие правовые связи хозяйствующих субъектов, состоящих в одной группе лиц, которые бы позволяли привлекать к ответственности одних участников группы (или группы в целом) за действия других. Группа лиц, не будучи самостоятельным субъектом права, не может являться субъектом правонарушения и юридической ответственности. В таком случае при обнаружении в действиях участников группы лиц признаков нарушения антимонопольного законодательства, на соответствие законодательным нормам должны быть проверены действия каждого из них1.

Другими словами, если будет нарушен запрет одним из участников группы, это повлечет за собой наступление ответственности для такого участника, но не для остальных участников группы, в действиях которых не были обнаружены нарушения антимонопольного законодательства. Таким образом, факт признания лица как нарушившего антимонопольное законодательство не обуславливается только обстоятельством вхождения данного лица в группу лиц, одним из участников которой были совершены какие-либо антиконкурентные действия2. Корнеев О.С. Добросовестность поведения субъекта, занимающего доминирующее положение на рынке, при осуществлении их субъективных гражданских прав в договорных отношениях // Предпринимательское право. – 2013. – № 2. – С. 27. Пузыревский С.А. Нарушение антимонопольного законодательства путем злоупотребления доминирующим положением // Хозяйство и право. – 2013. – № 5. – С. 32.

Приведенная позиция соотносится с выводами Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении Президиума от 15 февраля 2011 г.1. По данному делу антимонопольный орган посчитал, что организация злоупотребляла доминирующим положением на рынке нефтепродуктов, и назначил ей административный штраф (ст. 14.31 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях2 (далее – КоАП РФ)).

По его мнению, в результате ее действий повысились оптовые цены на автомобильные бензины и дизельное топливо. Также он пришел к выводу, что организация реализовывала авиационный керосин преимущественно только контрагентам, входящим с нею в одну группу лиц, и продавала им нефтепродукты по более низким ценам.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не согласился с нижестоящими инстанциями, которые признали решение, предписание и постановление антимонопольного органа незаконными. Он указал, в частности, следующее. Суды необоснованно отклонили доводы об особенностях оптового рынка нефтепродуктов, в том числе о взаимозаменяемости товаров на нем. Последние реализовывались во всех регионах совместно доминирующими вертикально-интегрированными субъектами. Поэтому антимонопольный орган правильно определил территорию России географическими границами рынков.

Часть 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрещает хозяйствующему субъекту, занимающему доминирующее положение, действия (бездействие), результатом которых являются или могут быть ее недопущение, ограничение, устранение и (или) ущемление интересов других лиц. В отношении действий (бездействия), прямо перечисленных в этой норме, наличие или угроза наступления таких последствий предполагается и не требует доказывания. Суды не учли ч. 2 ст. 9 и ст. 10 закона, согласно которым устанавливать необоснованно Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по делу № А56-62505/2010 от 15 февраля 2011 г. Постановление официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 11.04.2017).

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // СЗ РФ. – 2002. – № 1. – Ст. 1. различные цены на один и тот же товар запрещается всем хозяйствующим субъектам при заключении сделок как внутри, так и вне вертикальноинтегрированной группы.

Вместе с тем, формулировка ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции не решает вопроса о том, следует ли рассматривать в качестве участников «неопределенного круга потребителей» только потребителей товаров на рынке, которого совершено правонарушение, либо возможно говорить о влиянии действий доминантов на потребителей, функционирующих на нижестоящих рынка. Решение данного вопроса остается на усмотрение правоприменительной практики.

В законе установлен четкий перечень запретов, из которых не могут быть сделаны какие либо исключения, а также нарушение запретов не может быть разрешено антимонопольным органом или судом1.

В соответствии со ст. 37 Закона о защите конкуренции за нарушение антимонопольного законодательства на лиц возлагается ответственность, предусмотренная законодательством России. Следовательно, обстоятельство признания лица нарушившим положения Закона о защите конкуренции является основанием для привлечения его к ответственности.

По общему правилу, принятие антимонопольным органом решения о возбуждении дела по данным нарушениям до вынесения предупреждения и до завершения срока его выполнения не допускается. Аналогично – если при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства будет выявлено, что его предметом являются поименованные выше нарушения, комиссия антимонопольного органа должна будет выдать предупреждение2. Как и в случае с предостережением, предупреждение должно быть мотивировано. В нем должны быть указаны те нормы, которые нарушены адресатом, и перечень Галимханова Н.Ф. Юридическая природа запрета на злоупотребление доминирующим положением // Управление мегаполисом. – 2014. – № 5. – С. 153. Дубровин О.В., Ковалева И.Ю. Развитие конкуренции и антимонопольная политика: роль предписаний антимонопольного органа // Предпринимательское право. – 2015. – № 1. – С. 41. действий, которые необходимо совершить для устранения нарушения, либо обстоятельств, к нему приведших, а также разумный срок для выполнения требований антимонопольного органа. В отличие от предостережения, предупреждение подлежит обязательному рассмотрению адресатом, который вправе ходатайствовать о продлении срока его исполнения. Адресат также обязан уведомить антимонопольный орган о выполнении его требований. Невыполнение требований предупреждения влечет за собой возбуждение дела по факту нарушения антимонопольного законодательства1.

Пример из практики. Управлением Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области по итогам рассмотрения обращения гражданина возбуждено в отношении акционерного общества «Донэнерго» по признакам нарушения п. 10 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции. Нарушение выразилось во взимании платы за оказание транспортных услуг акционерного общества «Донэнерго» при опломбировании приборов учета электрической энергии в нарушение установленного Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 2012 г. № 4422, порядка ценообразования. Гражданин самостоятельно приобрел прибор учета и обратился в акционерное общество «Донэнерго» для его опломбирования. В соответствии с законодательством данная услуга оказывается сетевой организацией без взимания платы. После опломбирования прибора учета сотрудником акционерного общества «Донэнерго» гражданину была вручена квитанция на 692,59 рублей с налогом на добавленную стоимость для оплаты услуг. Согласно пояснениям акционерного общества «Донэнерго» оказание услуги по опломбированию приборов учета электроэнергии осуществляется без взимания платы, а выданная Борзило Е.Ю. Предупреждения и предостережения антимонопольного органа как инструмент правового регулирования в России // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. – 2016. – № 1. – С. 193. Постановление Правительства Российской Федерации «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии» от 4 мая 2012 г. № 442 // СЗ РФ. – 2012. – № 23. – Ст. 3008. гражданину квитанция включает расходы, связанные с использованием автотранспорта акционерного общества «Донэнерго». То есть вместе с опломбированием прибора учета электроэнергии гражданину была оказана услуга «проезд к месту работы и обратно».

В силу Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 2012 г. № 442, сотрудник сетевой организации обязан прибыть к месту опломбирования прибора. Поскольку оказание услуг по вводу в эксплуатацию прибора учета, в том числе опломбирование прибора учета, необходимо производить в месте нахождения прибора, а значит и проезд к месту опломбирования прибора учета электроэнергии входит в перечень действий, необходимых для опломбирования, должен оплачиваться сетевой организацией.

По итогам рассмотрения дела Комиссия Управления Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области приняла решение о признании акционерного общества «Донэнерго» нарушившим Федеральный закон о защите конкуренции и выдаче предписания о недопущении взимании платы за транспортные услуги при опломбировании прибора учета электроэнергии. В установленный срок предписание исполнено. Законность решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области была подтверждена судебными актами по делу. ОАО «Донэнерго» привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.31 КоАП РФ. Штраф на юридическое лицо составил 100 000 рублей1.

Наиболее распространенная практика злоупотребления хозяйствующими субъектами своим доминирующим положением, когда они осуществляют фиксацию цен на отдельные товары с целью получения монопольно высокой прибыли. Постановление Арбитражного суда Ростовской области по делу № А53-18828/2016 от 17 февраля 2017 г. Постановление официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 10.04.2017).

Управлением Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области по итогам рассмотрения коллективного обращения участников внешнеэкономической деятельности возбуждено дело в отношении общества с ограниченной ответственностью «РОСТЭК-ТАГАЗ» по признакам нарушения п. 1 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции. С 1 августа 2015 года Таганрогский таможенный пост в соответствии с приказом Федеральной таможенной службы России был размещен на территории склада временного хранения общества «РОСТЭК-ТАГАЗ» в городе Таганроге Ростовской области. Общество «РОСТЭКТАГАЗ» оказывает услуги по комплексному обслуживанию товара, доставляемого на одном транспортном средстве для тех перевозчиков, которые приняли решение разместить груз на прилегающей территории складов временного хранения на время таможенного декларирования. Общество «РОСТЭК-ТАГАЗ» предоставляет услуги по комплексному обслуживанию товара, доставляемого на одном транспортном средстве по тарифам: от 1800 (первые 4 часа) до 2300 рублей (5 – 24 часа).

Было установлено, что общество «РОСТЭК-ТАГАЗ» злоупотребил доминирующим положением на рынке, установив экономически необоснованную монопольно высокую цену на услуги по комплексному обслуживанию товара, доставляемого на одном транспортном средстве. Нарушение выразилось в необоснованном включении в себестоимость услуг премий для сотрудников общества «РОСТЭК-ТАГАЗ» до 400 процентов от фонда оплаты труда. По факту такие высокие премии не выплачивались, а сэкономленные средства являлись дополнительной прибылью общества «РОСТЭК-ТАГАЗ», что приводило к необоснованному завышению уровня рентабельности. По итогам рассмотрения дела Комиссия Управления Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области приняла решение о признании общества «РОСТЭК-ТАГАЗ» нарушившим Закон о защите конкуренции и выдаче предписания об устранении нарушения. Законность решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области была подтверждена судебными актами делу. Общество «РОСТЭК-ТАГАЗ» привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.31 КоАП РФ. Штраф составил 441 145,76 рублей1.

Итак, состав злоупотребления доминирующим положением образован следующими элементами (условиями):

1) объектом правонарушения – отношения, имеющие связь с защитой конкуренции и интересов действующих на определенном товарном рынке субъектов;

2) субъектом рассматриваемого правонарушения – хозяйствующий субъект, в качестве которого можно признать индивидуального предпринимателя, коммерческую организацию либо некоммерческую организацию, осуществляющую деятельность, приносящую ей доход.

Следует обратить внимание на то, что группа лиц как субъект рассматриваемого нарушения ст. 10 Закона о защите конкуренции не названа. Часть 1 ст. 37 Закона о защите конкуренции предусматривается общий перечень лиц, которые подлежат ответственности за нарушение антимонопольного законодательства.

Следовательно, за злоупотребление доминирующим положением к ответственности могут быть привлечены исключительно самостоятельные хозяйствующие субъекты (например, коммерческие организации), в действиях каждого из которых были установлены нарушения. Группа лиц субъектом ответственности не является;

3) объективной стороной злоупотребления доминирующим положением. Она выражается в совершении действий (бездействия), которые направлены на то, чтобы не допустить, ограничить, устранить конкуренцию и (или) ущемить интересы других лиц. При этом должна быть рассмотрена объективная сторона Постановление Арбитражного суда Ростовской области от 24 марта 2016 г. по делу № А5313327/20105 Постановление официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 01.04.2017).

каждого правонарушения и в отношении определенного хозяйствующего субъекта.

Так если говорить об ответственности участников группы лиц за злоупотребление доминирующим положением, то здесь необходимо заметить следующее. Обязательное условие привлечения юридических лиц, которые составляют одну группу лиц, к ответственности за нарушение ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции состоит в осуществлении каждым из них действий (бездействия), результатом которых стало или может стать недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

Когда в действиях участника группы лиц (ответчика по делу) не были выявлены признаки нарушения антимонопольного законодательства, тогда комиссией выносится определение о прекращении участия такого лица в рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства (ч. 3 ст. 42 Закона о защите конкуренции).

Значит, в ходе рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства группой лиц антимонопольному органу недостаточно установить принадлежность юридических лиц к одной группе, необходимой также является оценка правомерности с позиции антимонопольного законодательства действиям (бездействию) каждого ответчика по делу.

Аналогичный вывод содержится и в материалах судебной практики (например, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15 июля 2016 года по делу № А65-14117/20161, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13 мая 2016 года № А19-11048/20162);

4) субъективной стороной злоупотребления доминирующим положением, которую характеризует наличие вины. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15 июля 2016 г. по делу № А6514117/2016. Постановление официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 11.04.2017).

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13 мая 2016 г. № А1911048/2016. Постановление официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 20.03.2017).

С учетом того, что запрещенные ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции действия (бездействие) обладают конкретной направленностью и их осуществление обуславливается намерением лица сохранить и укрепить свое положение на рынке за счет конкурентов, субъективная сторона злоупотребления доминирующим положением представляет собой вину в форме прямого умысла. При этом вина должна быть установлена в процессе рассмотрения антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства Российской Федерации1.

Дополнительно следует сказать, что признание лица в качестве злоупотребившего доминирующим положением, то есть совершившим действия, недопустимого в силу ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, является основанием для того, чтобы вынести в отношении данного лица предписание о перечислении дохода в бюджет. В соответствии с правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации выдача такого предписания и, следовательно, признание лица нарушившим Закон о защите конкуренции, возможно только при условии, что таким лицом были совершены виновные неправомерные действия (бездействие).

Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 24 июня 2009 г. № 11-П2 было указано, что необходимым элементом общего понятия состава правонарушения является вина, наличие которой во всех отраслях права следует рассматривать как предпосылку возложения юридической ответственности, если иное прямо и недвусмысленно не устанавливает непосредственно сам законодатель. Галимханова Н.Ф. Субъективная сторона злоупотребления доминирующим положением: умысел или неосторожность // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2014. – № 11. – С. 249. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации «По делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 4 статьи 12, статей 22.1 и 23.1 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и статей 23, 37 и 51 Федерального закона «О защите конкуренции» в связи с жалобами ОАО «Газэнергосеть» и ОАО «Нижнекамскнефтехим» от 24 июня 2009 г. № 11-П // СЗ РФ. – 2009. – № 28. – Ст. 3581.

В частности, в ходе рассмотрения вопроса об ответственности за таможенные правонарушения, Конституционный Суд Российской Федерации заключил, что отсутствие вины при нарушении таможенных правил – это одно из обстоятельств, которыми исключается производство по делу, так как свидетельствует об отсутствии самого состава таможенного правонарушения. При этом Конституционный Суд Российской Федерации придерживается позиции, согласно которой исходя из публично-правового характера правоотношений между контролирующими государственными органами и субъектами предпринимательской деятельности данный подход является в полной мере применимым и в отношении механизма взыскания с хозяйствующего субъекта в федеральный бюджет дохода, который был получен в результате нарушения им норм антимонопольного законодательства.

Таким образом, для того, чтобы признать хозяйствующий субъект как лицо, подлежащее ответственности за злоупотребление доминирующим положением на рынке, прежде всего, необходимо наличие основания, то есть факта правонарушения. После чего, обязательно требуется определить все имеющиеся условия состава данного правонарушения.

2.2 Виды юридической ответственности за злоупотребление

доминирующим положением на рынке

За злоупотребление доминирующим положением на рынке может быть

установлены следующие виды ответственности: гражданско-правовая и административная.

Говоря о гражданско-правовой ответственности за вред, который был причинен в имущественной сфере хозяйствующего субъекта в результате злоупотребления доминирующим положением необходимо понимать, что для этой ответственности характерен ее двойственный характер. С одной стороны речь идет о внедоговорной ответственности, с другой – такая ответственность наступает за правонарушение совершенное в экономической сфере.

Итак, потерпевшее лицо, например, хозяйствующий субъект или потребитель, имеет право, используя гражданско-правовые средства защиты, обратиться в суд за защитой своих интересов, для того, чтобы применить гражданско-правовую ответственность к нарушителю. При этом важно учитывать, что применением к виновному лицу мер публичной ответственности не исключается реализация потерпевшим лицом гражданско-правовой ответственности, даже в тех ситуациях, когда дело о злоупотреблении доминирующим положением предварительно было рассмотрено в антимонопольном органе, либо в отношении виновного уже реализовали меры административной ответственности. Ничто не может лишить потерпевшего права предъявить в суд соответствующий гражданский иск о возмещении ущерба или убытков1.

При этом антимонопольный орган, будучи органом исполнительный власти, действующим исключительно в публичных интересах не обладает правом на подачу искового заявления о применении мер гражданско-правовой ответственности, как сторона, защищающая частные интересы. В связи с этим следует обратить внимание на п. 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 30 июня 2008 г. № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства». Данный пункт указывает на то, что антимонопольный орган в процессе контроля за соблюдением антимонопольного законодательства, при установлении факта злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением (выразившееся в том числе в навязывании цены при заключении договора, неверном применении Даниленко В.Н. Отказ в защите принадлежащего лицу права, как мера гражданско-правовой ответственности за злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке // Альманах мировой науки. – 2016. – № 10. – С. 89. регулируемых цен (тарифов)), должен принять меры, направленные на прекращение соответствующего нарушения и обеспечение условий конкуренции, а также на привлечение нарушителей к административной ответственности.

С прекращением указанного нарушения антимонопольного законодательства, антимонопольный орган не имеет права в пределах своей компетенции разрешать гражданско-правовые споры между хозяйствующими субъектами. В частности, он не является органом, уполномоченным на защиту субъективных гражданских прав потерпевшего от такого нарушения, посредством вынесения предписания нарушителю об уплате контрагенту задолженности или о возмещении понесенных убытков.

В отношении форм гражданско-правовой ответственности в юридической литературе до сих пор имеется немало различных мнений. При этом всех их объединяет одна общая черта: к числу форм гражданско-правовой ответственности, бесспорно, относятся возмещение убытков и взыскание, уплата неустойки в договорных и возмещение вреда во внедоговорных обязательствах1.

Итак, общая форма гражданско-правовой ответственности состоит из возмещения убытков. Однако понятие «убытки» следует отличать от такой категории как «вред». Так, Н. С. Малеин в качестве вреда называет «нарушение имущественного интереса, выраженное в денежной форме, форме убытков»2. В. В. Витрянский говорит, что при таком подходе понятия «вред» и «убытки» отождествляются, но лишь постольку, поскольку вред может быть выражен в денежной оценке. В целом же понятие вреда, в том числе и того, что не подлежит денежной оценке, существенно шире термина «убытки»3. Белов В.А. Гражданско-правовая природа сделок, представляющих собой акты злоупотребления доминирующим положением // Закон. – 2015. – № 9. – С. 100. Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. − М.: Наука, 1968. − С. 91. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения. – М.: Норма, 2012. – С. 231.

Данный вывод характерен и для ответственности за злоупотребление доминирующим положением. Вред, который причинен злоупотреблением доминирующим положением проявляется в двух сферах:

  • во-первых, в публичных отношениях – ограничение конкуренции на рынке, то есть имеет место причинение вреда нормальным рыночным отношениям (такой вред не оценивается в денежном эквиваленте);

— во-вторых, в частных отношениях – причинение вреда (убытков) в имущественной сфере хозяйствующего субъекта, который пострадал из-за действий, направленных на то, чтобы ограничить конкуренцию, в частности злоупотребления доминирующим положением (данный вред подлежит денежной оценке).

Использование понятия «вред» является характерным для внедоговорных (деликтных) обязательств и сфера его применения ограничена нормами о деликтных обязательствах. Несмотря на то, что ответственность за злоупотребление доминирующим положением внедоговорная, предполагается более правильным говорить о возмещении именно убытков, а не вреда. А в ходе решения вопросов, имеющих связь с взысканием убытков, которые возникли в силу злоупотребления доминирующим положением, считается допустимым применять имеющееся в гражданском законодательстве нормы, регулирующие взыскание убытков, возникших в результате нарушения договорных обязательств1.

Традиционен для российского гражданского права принцип полного возмещения убытков. О. С. Иоффе, обращая внимание на значение принципа полного возмещения убытков, подчеркивал, что, только основываясь на данном принципе, может быть восстановлено положение, которое существовало на момент правонарушения; только с помощью этого принципа можно обеспечить Даниленко В.Н. Проблемы формы гражданско-правовой ответственности за злоупотребление доминирующим положением на товарных рынках // Альманах мировой науки. – 2015. – № 2. – С. 153. всестороннюю охрану интересов тех, кто терпит убытки от неисправности свих контрагентов1.

Таким образом, возмещение убытков состоит в том, что в результате имущество кредитора должно оказаться в том положении, в каком оно находилось бы в случае, если бы должником была исполнена его обязанность надлежащим образом. Для реализации такой задачи, необходимо возместить кредитору, как реальный ущерб, так и упущенную выгоду. Данное утверждение является справедливым и по отношению к ответственности, которая наступает за злоупотребление доминирующим положением.

Однако на практике иногда возникают случаи, когда весьма сложно доказать не только факт наличия убытков, но и их размер. Особенно это характерно для наступления ответственности за злоупотребление доминирующим положением. Так, например, убытки, которые наступили в силу необоснованного отказа от заключения договора или создания препятствий доступу на рынок (выходу с рынка), доказать очень трудно и фактически правонарушителем, неоднократно злоупотребляющим доминирующим положением, не только причиняются убытки своим конкурентам, но он и не несет ни какой ответственности2.

Видится обоснованным в некоторых ситуациях, когда ответственность наступает только при условии наличия вины правонарушителя, например, за злоупотребление доминирующим положением, законодательно установить возможность взыскивать так называемые «номинальные убытки», аналогично существующим в англо-американском договорном праве. Такие убытки смогут выполнять не только компенсационную функцию гражданско-правовой ответственности, но и превентивную. Иоффе О.С. Обязательственное право. − М.: Юридическая литература, 1975. − С. 104. Шайхеев Т.И. Доминирующее положение хозяйствующего субъекта на рынке: вопросы теории и практики // Предпринимательское право. – 2015. – № 1. – С. 37.

Помимо искового требования о применении к нарушителю статьи 10 Закона о защите конкуренции мер гражданско-правовой ответственности, лицо, права которого были нарушены, может также потребовать через суд, чтобы нарушитель совершил иные действия для того, чтобы пресечь незаконное нарушение, восстановить, обеспечить свои права и законные интересы. Например, можно подать иск о принуждении доминирующего субъекта к заключению договора, в случае если отказ от такого нарушения противоречит запретам ст. 10 названного Закона о защите конкуренции1.

Для того чтобы обеспечить добросовестную конкуренцию и поддержать ее как одно из условий эффективного функционирования товарных рынков ст. 14.31 КоАП РФ предусматривает административную ответственность хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарном рынке. Другими словами ст. 14.31 КоАП РФ устанавливает ответственность за нарушение статьи 10 Закона о защите конкуренции, где установлен запрет на злоупотребление доминирующим положением.

Совершением любого из перечисленных ст. 10 Закона о защите конкуренции действий образуется объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.31 КоАП РФ, если они были совершены субъектами, которые занимают доминирующее положение на рынке. Суд или антимонопольный орган наделены правом признать в качестве нарушения антимонопольного законодательства и иные действия (бездействие), кроме тех, что установлены в ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, так как данный перечень не исчерпывающий (п. 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 30 июня 2008 г. № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства»).

Мальцева О.В. Развитие системы мер антимонопольного регулирования в России // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. – 2014. – № 2. – С. 135. Особо следует обратить внимание на злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке, которое выразилось в нарушении установленного порядка ценообразования. Все дело в том, что за нарушение порядка ценообразования возможно привлечение по двум статьям КоАП РФ: ст. 14.6 (часть 2) и ст. 14.31. Вот только санкции за одно и то же нарушение различны:  согласно ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ за иное нарушение установленного порядка

ценообразования налагается административный штраф на юридических

лиц в размере ста тысячи рублей;  статьей 14.31 КоАП РФ. за злоупотребление доминирующим положением (в

т.ч. за нарушение порядка ценообразования) предусмотрено наложение

штрафа на юридических лиц, как правило, от одной сотой до пятнадцати

сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара

(работы, услуги), на рынке которого совершено административное

правонарушение. Таким образом, разброс размера штрафа за нарушение порядка ценообразования огромен.

Закон о защите конкуренции (ст. 10) содержит один квалифицирующий признак – субъектом правонарушения по ст. 14.31 КоАП РФ может быть хозяйствующий субъект, занимающий доминирующее положение.

Соответственно, в судебной практике высказана мысль, что если субъект правонарушения занимает доминирующее положение, то должна применяться ст. 14.31 КоАП РФ, а если занятие доминирующего положения не установлено, то правонарушение можно квалифицировать по самостоятельному основанию, указанному в ст. 14.6 КоАП РФ.

В настоящее время при рассмотрении подобных дел антимонопольный орган на свое усмотрение квалифицирует нарушение, совершенное субъектами естественных монополий.

Мнение представителя антимонопольного органа управления федеральной антимонопольной службы по г. Москве по данному вопросу: если нарушение порядка ценообразования выявлено антимонопольным органом при проведении проверки самостоятельно, то это простое нарушение порядка ценообразования (ст. 14.6), а если потребитель (контрагент) обратился в антимонопольный орган, то уже признается факт злоупотребления доминирующим положением и должна применяться соответствующая ст. 14.31. Более чем странная квалификация.

Такая правовая неопределенность порождает большое количество вопросов. В практике был случай привлечения организации (субъекта естественной монополии) к ответственности по ст. 14.31 КоАП РФ за применение в расчетах с контрагентом цены, которая впоследствии (через два месяца) была утверждена органом регулирования, но в момент применения нормативный правовой акт о цене отсутствовал. Экономическая обоснованность применяемой цены была подтверждена последующим актом (приказом ФСТ), но штраф в размере нескольких миллионов рублей организации пришлось уплатить.

При этом для антимонопольного органа, а в дальнейшем и для суда, не имел значения тот факт, что контрагент не понес убытков, т.к. услуга была оказана ему по той стоимости, которая являлась экономически обоснованной.

Применение норм о нарушении порядка ценообразования осуществляется антимонопольным органом произвольно и формально. Целесообразно в связи с этим было бы уточнить формулировки ст.10 Закона о защите конкуренции и указать, что нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования признается злоупотреблением доминирующим положением только в том случае, если такими действиями (бездействиями) причинен вред.

За злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке

устанавливается административное наказание в виде штрафа. Следует также заметить, что с учетом смягчающих и отягчающих обстоятельств суд может изменить размеры установленных штрафов1.

Правонарушения в данной сфере могут быть признаны малозначительными на основании статьи 2.9 КоАП РФ. В соответствии с этой нормой при малозначительности правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, его совершившее, от ответственности и ограничиться устным замечанием2.

Судьи также руководствуются разъяснениями Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 2 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»3. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

Так, например, муниципальное предприятие обратилось в суд с заявлением об отмене постановления о привлечении его к ответственности по ст. 14.31 КоАП РФ за злоупотребление доминирующим положением на рынке оказания услуг по водоснабжению и водоотведению. По мнению предприятия, неправильное определение Управления Федеральной антимонопольной службы товарных и географических границ товарного рынка повлекло за собой неверное исчисление размера административного штрафа. Предприятие также посчитало свое правонарушение малозначительным.

По рассматриваемому делу в Управление Федеральной антимонопольной службы обратилась гражданка Н., которая является потребителем услуг по Петров С.П., Шмаков А.В. Определение оптимальной величины штрафа за злоупотребление доминирующим положением // Идеи и идеалы. – 2013. – № 1. – С. 95. Иншакова А.О., Козлова М.Ю. Квалификация действий хозяйствующих субъектов, злоупотребляющих доминирующим положением посредством договоров в РФ и ЕС // Российская юстиция. – 2015. – № 4. – С. 25. Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» от 2 июня 2004 г. № 10 // Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 8. холодному водоснабжению согласно договору от 23 ноября 2013 года. В ходе проверки антимонопольный орган пришел к выводу, что предприятие незаконно применило в отношении Н. утвержденные на 2014 год тарифы к объему потребленных в декабре 2013 года водоресурсов. Тот факт, что предприятие как субъект естественной монополии занимает доминирующее положение на рынке услуг водоснабжения и водоотведения в пределах расположения сетей, был доказан другим, вступившим в законную силу судебным решением.

Суд установил, что предприятие с 3 января по 15 января 2014 принимало от граждан платежи за декабрь 2013 года как по тарифам 2013 года, так и по тарифам 2014 года, что привело к нарушению прав потребителей. По мнению суда, в рассматриваемом случае предприятие имело возможность не допустить совершение административного правонарушения, однако при отсутствии объективных, чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств не приняло все зависящие от него меры для выполнения условий, предусмотренных лицензией, что свидетельствует о виновности юридического лица. Ссылку предприятия на то, что вменяемое ему правонарушение является малозначительным, суд отклонил1.

Важной прогрессивной новеллой является исключение возможности так называемой «двойной ответственности». Теперь хозяйствующий субъект, которому по результатам рассмотрения дела было выдано предписание о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции, не может быть привлечен к административной ответственности, если такое предписание им было исполнено. Таким образом, устранена давно существовавшая проблема привлечения хозяйствующих субъектов фактически к двойной ответственности за одно нарушение. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27 мая 2016 г. по делу № А3859/2015. Постановление официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 11.04.2017).

Внесенные изменения в ст. 14.32 КоАП РФ имеют целью стимулировать хозяйствующих субъектов добровольно заявлять о заключении ими недопустимого в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации соглашения или об осуществлении недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации согласованных действий. Законодатель сохранил норму об освобождении от ответственности лица, подавшего заявление первым. При этом дополнительно введена норма о назначении минимального штрафа для лиц (групп лиц), вторыми и третьими добровольно подавшими такие заявления.

Из сказанного следует, что за злоупотребление доминирующим положением на рынке хозяйствующий субъект может быть привлечен к одному из установленных видов юридической ответственности. При этом субъект будет привлекаться к тому или иному виду ответственности в соответствии с объемом и содержанием совершенных деяний.

2.3 Проблемы привлечения к ответственности за злоупотребление

доминирующим положением на рынке

Зачастую на практике, в ходе привлечения субъектов к ответственности за злоупотребление доминирующим положением на рынке, возникают проблемы различного характера.

Прежде всего, следует сказать, что вопрос злоупотребления доминирующим положением должен рассматриваться в качестве проблемы злоупотребления субъективными гражданскими правами, а не как проблема злоупотребления властью, положением, полномочиями, так как, в случае занятия доминирующего положения, хозяйствующий субъект, тем не менее, не наделен властными функциями, которыми обладают должностные лица государства и государственные органы1.

Важно понимать, что занимая доминирующее положение, хозяйствующим субъектом не приобретаются властные полномочия, а приобретается возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке или затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам. Данное связано с тем, что такой субъект имеет высокую долю определенного товара на соответствующем рынке, то есть имеет экономическую, а не административную власть. Согласно терминологии здесь представляется более верным говорить о злоупотреблении правом хозяйствующим субъектом, которое занимает доминирующее положение на товарном рынке. Само же положение хозяйствующего субъекта (доминирующее) выступает в роли средства такого злоупотребления.

Ответственность за злоупотребление доминирующим положением имеет внедоговорный характер. При этом, как уже говорилось, такое злоупотребление возможно случаях, названных законодательством, в пределах экономической сферы2. В связи с этим представляется обоснованной необходимость ввести в оборот понятие «обязательства вследствие злоупотребления доминирующим положением на рынке», дополнив ГК РФ соответствующими нормами. В содержание данного понятия предлагается включать и ответственность за злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В рамках гражданско-правовой ответственности за злоупотребление доминирующим положением на рынке целесообразно также разделять меры ответственности в соответствии с функциональным признаком на компенсационные и штрафные и возможности применения такого разграничения. Нафикова Г.Р., Токтамышева Ю.С. Анализ злоупотреблений компаниями России своим доминирующим положением // Современный стиль управления: сб. статей. – Чебоксары, 2016. – С. 329. Андреев В.К. Актуальные проблемы гражданского и предпринимательского права России. – М.: Российская академия правосудия, 2012. – С. 143. При этом к мерам компенсационной группы должны быть отнесены такие меры как возмещение убытков; к штрафной группе – взыскание неустойки, принудительное разделение (выделение) хозяйствующего субъекта, которое систематически злоупотребляет доминирующим положением, взыскание дохода, полученного в результате монополистической деятельности, в федеральный бюджет, отказ в защите права1.

Рассматривая проблемы привлечения к административной ответственности за злоупотребление доминирующим положением на рынке, было выявлено, что споры по поводу привлечения хозяйствующего субъекта к административной ответственности за 2016 год составили примерно 6 процентов от общего количества споров с антимонопольными органами. Тройку лидеров по количеству дел составили Северо-Кавказский округ, Поволжский и Западно-Сибирский2.

Управление Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области отметило тенденцию к снижению количества жалоб на злоупотребление доминирующим положением в два раза на фоне сохранения общего числа обращений в антимонопольное ведомство региона в 2016 году. Предположительно, такая тенденция обусловлена либерализацией антимонопольного законодательства, поскольку нарушение правил технического присоединения к сетям и связанные с этой тематикой жалобы граждан «вышли» из-под надзора ведомства и переданы на контроль в другие структуры.

Как показала практика, в 2016 году в Челябинской области только в одном случае иное должностное лицо было привлечено к административной ответственности за ненадлежащее выполнение обязанностей, которое, в свою очередь, привело к нарушению антимонопольного законодательства хозяйствующим субъектом. Во всех остальных случаях иные должностные лица хозяйствующих субъектов привлекались к административной ответственности в Кокорина В.О., Бечина Ю.В., Нетрусова Е.А. Возмещение убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства // Конкурентное право. – 2015. – № 2. – С. 27. Шайхеев Т.И. О развитии антимонопольного законодательства и судебной практики по данной категории дел // Право и экономика. – 2017. – № 1. – С. 32. сфере защиты конкуренции за ненадлежащее осуществление должностных обязанностей по контролю за выполнением различных действий, выполнение которых фактически составило объективную сторону административных правонарушений, совершенных хозяйствующим субъектом1.

Например, Управление Федеральной антимонопольной службы вынесло постановление о привлечении общества к административной ответственности за осуществление с иными хозяйствующими субъектами действий с прямым намерением по установлению одинаковых розничных цен на автомобильный бензин, поскольку применение системы скидок не служит основанием для признания иной цены, кроме указанной на стеле автозаправочной станции значимой для антимонопольного регулирования. В рамках дела арбитражный суд посчитал установленным факт нарушения обществом требований Закона о защите конкуренции в части осуществления согласованных действий, которые привели к установлению (поддержанию) одинаковых розничных цен на автомобильный бензин и дизельное топливо на автозаправочной станции в установленных границах товарного рынка. За применение определенной системы скидок к ответственности было привлечено иное должностное лицо (управляющий автозаправочной станции)2.

Инициатором судебных разбирательств чаще всего становятся компании, не согласные с решением антимонопольного органа о привлечении к административной ответственности. Однако выигрышная статистика складывается не в их пользу. За 2016 год в пользу организаций вынесено всего 34 процента решений, то есть каждое третье дело. Но нужно учитывать, что довольно часто суд, хоть и отказывает в удовлетворении требования признать решение Федеральной антимонопольной службы недействительным, существенно Управление Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области: злоупотребление доминирующим положением в Челябинской области [Электронный ресурс]. URL: http://chel.fas.gov.ru/publications/20315 (дата обращения 24.04.2017).

Определение Арбитражного суда Челябинской области от 22 июля 2016 г. по делу № А7613879/2016. Определение официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 09.06.2017).

снижает при этом размер санкций, что, безусловно, можно трактовать в пользу заявителя.

Пример из практики. Автошкола не согласилась с решением Управления Федеральной антимонопольной службы о привлечении ее к ответственности по ст. 14.31 КоАП РФ. Речь шла об установлении и поддержании монопольно высоких цен на услуги по обучению вождению автомобиля и подготовке к сдаче экзамена на получение водительского удостоверения. Свою правоту общество попыталось отстоять в суде, но безуспешно.

Антимонопольный орган возбудил дело на основании жалобы гражданина Ф. на высокие цены, сложившиеся на обучение вождению на территории спорного района Нижегородской области. В ходе проверки выяснилось, что установленные автошколой с 1 июля 2014 по 30 июня 2015 цены превысили сумму средств, необходимых для оказания услуг, и сумму денежных средств, направляемых на дальнейшее развитие (прибыли).

Таким образом, общество нарушило ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции.

Автошкола входила в группу лиц, являющихся некоммерческими организациями, осуществляющими деятельность, приносящую доход, то есть подпадающих под предусмотренное ст. 4 Закона о защите конкуренции понятие «хозяйствующий субъект». Совокупная доля данной группы лиц составляет 89 процентов, и при этом доля каждого участника рынка превышает 8 процентов.

В течение проверяемого периода размер долей данных хозяйствующих субъектов оставался неизменным, автошколы действовали на рынке значительный период, новые хозяйствующие субъекты на рынок не выходили; услуга по обучению вождению автомобиля не могла быть заменена иным товаром. Имевший место в 2014 году существенный рост цен не привел к отказу покупателей от приобретения данного товара; информация об условиях приобретения товара была доступна неопределенному кругу лиц (в связи с активной рекламной деятельностью участников рынка).

При таких обстоятельствах суд поддержал вывод антимонопольного органа о том, что положение данной группы лиц на исследуемом товарном рынке является доминирующим, и на их действия распространяются запреты, предусмотренные статьей 10 Закона о защите конкуренции.

В качестве товарного рынка, который может быть признан сопоставимым, антимонопольный орган признал рынок оказания услуг обучения вождению автомобиля в другом городе Нижегородской области. В отношении этого товарного рынка выполняются все условия, определенные статьей 6 Закона о защите конкуренции (одинаковый состав продавцов и покупателей; условия обращения товара; условия доступа на товарный рынок; состояние конкуренции на этом рынке; не установлено нарушений антимонопольного законодательства в части формирования цен на товар).

Антимонопольный орган рассчитывал сумму необходимых для оказания услуг по обучению вождению автомобиля расходов на основании представленных автошколами первичных документов (журналов учета расходов и доходов, кассовых чеков, платежных поручений, счетов-фактур и так далее).

В сумму расходов проверяемой автошколы управление включило все документально подтвержденные расходы учреждения за период с 1 июля 2014 по 30 июня 2015. Было установлено, что цены на услугу по обучению вождению автомобиля, сложившиеся на сопоставимом товарном рынке в условиях конкуренции, были существенно ниже цен, установленных проверяемой автошколой. Антимонопольный орган и суд установили превышение доходов учреждения над понесенными расходами. Таким образом, суд пришел к выводу о злоупотреблении автошколой доминирующим положением на указанном товарном рынке и назначил наказание в виде штрафа в сумме 350 000 рублей1.

По другому делу антимонопольный орган попытался привлечь общество к ответственности по ст. 14.31 КоАП РФ за злоупотребление доминирующим Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27 марта 2017 г. по делу № А431717/2016. Постановление официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 11.04.2017).

положением на товарном рынке через суд, в результате чего общество было оштрафовано на 1,4 миллиона рублей. В суде общество указало, что антимонопольный орган неверно определил географические границы товарного рынка, а также размер санкций.

Довод общества о неверном определении размера штрафа ввиду неверного определения географических границ товарного рынка, на котором было совершено правонарушение, суд отклонил. Арбитры, сославшись на постановление Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 8 августа 2009 № 6057/091, указали, что для определения размера штрафа в данном случае исходным является не размер выручки, полученной от технологического присоединения к конкретному объекту электросетевого хозяйства, а совокупный размер выручки от реализации услуг в географических границах зоны деятельности энергооборудования, принадлежащего обществу2.

В соответствии с Законом о защите конкуренции монопольно высокая или монопольно низкая цена товара может быть установлена только хозяйствующим субъектом, который занимает доминирующее положение на рынке. Кроме того, по ст. 4 названного закона финансовой организацией может быть установлена необоснованно высокая или необоснованно низкая цена на финансовую услугу3. Так как финансовая организация входит в число хозяйствующих субъектов и в отношении нее действуют общие требования о запрете злоупотребления доминирующим положением, соглашений и согласованных действий, которые нарушают антимонопольное законодательство, представляется необоснованным введение для нее самостоятельного термина «необоснованно высокая (низкая) цена финансовой услуги». Постановление Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 8 августа 2009 г. по делу № А49-3724/2008. Постановление официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 21.03.2017).

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19 июля 2016 г. по делу № А74-4931/2016. Постановление официально опубликовано не было [Электронный ресурс]. URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 29.03.2017).

Башлаков-Николаев И.В. Антимонопольный контроль в отношении субъектов малого и среднего бизнеса // Конкурентное право. – 2014. – № 4. – С. 15.

По мнению Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации, употребление различных терминов вызвано тем, что критерии определения необоснованно высокой или низкой цены финансовой услуги отличаются от критериев, которые предусмотрены ст. 6 и 7 Закона о защите конкуренции для того, чтобы определять монопольно высокую, низкую цену товара1.

Между тем нормы ст. 6 и 7 Закона о защите конкуренции конкуренции (монопольно высокая и монопольно низкая цена товара) не указывают на то, что данные нормы являются не применимыми по отношению к финансовым организациям. В связи с этим мнение антимонопольного органа о том, что финансовая организация, которая занимает доминирующее положение на рынке, не может быть привлечена к уголовной ответственности за то, что установила и поддерживала монопольно высокую (низкую) цену товара, видится необоснованным2. Для того чтобы разграничить монопольные цены на товар и необоснованные цены на финансовые услуги целесообразно предусмотреть в ст. 6 и 7 Закона о защите конкуренции положения о том, что нормы данных статей не распространяются на финансовые организации.

При рассмотрении заявлений от хозяйствующих субъектов по вопросу законности действий теплоснабжающих и водоснабжающих организаций было выявлено, что в небольших муниципальных образованиях, как правило, осуществляет деятельность только один поставщик коммунальных услуг, в действиях которого усматриваются признаки нарушения антимонопольного законодательства, но его деятельность подпадает под иммунитет, установленный частью 2.1 статьи 5 Закона о защите конкуренции. В связи с чем, антимонопольный орган не может применить к таким компаниям меры Батрова Т.А. Установление монопольно высоких и монопольно низких цен как форма злоупотребления доминирующим положением // Экономика и право: теоретические и практические проблемы современности: материалы межд. науч.-практич. конф. – Казань, 2016. – С. 24. Бахаева А.В. Установление и поддержание монопольно низкой цены как злоупотребление доминирующим положением // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2014. – № 5. – С. 54. антимонопольного реагирования и вынужден отказать заявителям, несмотря на наличие нарушения антимонопольного законодательства.

На основании этого, считаем необходимым внести изменения в законодательство – дополнить пункт 2.1 статьи 5 Закона о защите конкуренции перечнем лиц, на которых не распространяются иммунитеты, введенные данной статьей. Например, предлагаем не распространять запрет на признание доминирующего положения на тех хозяйствующих субъектов, которые имеют рыночную власть и необходимую инфраструктуру на локальных рынках, в том числе «смежных» с межрегиональными рынками либо рынками РФ, если на локальном рынке наблюдается высокий уровень концентрации, существенно влияющий на состояние конкуренции на «смежных» рынках.

Дополнительно, предлагается обратить внимание на дело о нарушении антимонопольного законодательства возбуждено в отношении общества с ограниченной ответственностью «Урал-Мегаполис» (далее – ООО «УралМегаполис»), в действиях которого содержались признаки установления необоснованно высокой цены на шлак гранулированный от плавки цветных металлов на территории Карабашского городского округа.

С заявлением на действия ООО «Урал-Мегаполис» в Управление Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области обратилось общество с ограниченной ответственностью «Катух» (далее – ООО «Катух»), владеющее частью территории на шлаковом отвале. Компания сообщила, что ООО «Урал-Мегаполис», арендующее данную территорию со шлакоотвалом, препятствовало ООО «Катух» в вывозе шлака, преграждало путь технике. В результате ООО «Катух» не имело возможности реализовать свои планы по поставке и продаже шлака, что, в конечном счете, привело к убыткам компании. Также ООО «Катух» указало на экономическую необоснованность оптовой цены на шлак ООО «Урал-Мегаполис». По мнению компании, действия ООО «УралМегаполис» по недопуску ООО «Катух» на рынок продажи шлака направлены на обеспечение дальнейшей реализации шлака по монопольно высокой цене.

Антимонопольным органом в свою очередь было установлено, что на рынке оптовой торговли шлаком на территории Карабашского городского округа Челябинской области положение ООО «Урал-Мегаполис» имеет признаки доминирования. При этом в 2016 году по сравнению с 2013 годом произошло увеличение цен на шлак ООО «Урал-Мегаполис» почти в три раза. Кроме того стоимость аналогичного вида шлака на территории Челябинской области у компании-конкурента существенно ниже. Таким образом, было сделано заключение, что в действиях ООО «Урал-Магеполис» содержатся признаки нарушения ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции.

Однако во время рассмотрения дела вступили в силу поправки в антимонопольное законодательство, направленные на защиту малого и среднего бизнеса и снижение на него нагрузки в сложных экономических условиях. «Антикризисным пакетом» предусмотрено введение иммунитета в отношении злоупотребления доминирующим положением для субъектов малого бизнеса с выручкой менее 400 миллионов рублей. Управление Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области установило, что выручка ООО «Урал-Мегаполис» не превышает данной суммы, а его учредителями являются физические лица. В связи с этим и было принято решение о прекращении рассмотрения дела1.

Таким образом, решение о прекращении рассмотрения дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства в отношении ООО «УралМегаполис» в силу вступившего в силу «антикризисного пакета» Управления Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области видится вполне обоснованным.

В заключение следует отметить, что антимонопольное законодательство

продолжает изменяться и совершенствоваться по мере развития и усложнения Управление Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области. Челябинское УФАС России возбудило дело по признакам установления монопольно высокой цены на шлак от плавки цветных металлов. Текст документа официально опубликован не был [Электронный ресурс]. URL: http://chel.fas.gov.ru/news/18843 (дата обращения 09.06.2017 ).

рыночных отношений в Российской Федерации. В связи с этим должны изменяться и нормы, которые предусматривают ответственность для субъектов, злоупотребляющих своим доминирующим положением на рынке.

Для предупреждения и минимизации рисков нарушений антимонопольного законодательства считается необходимым ввести такую систему мер организационно-управленческого характера, как антимонопольный комплаенс.

Основное в любой комплаенс-системе – довести до сведения работников организации (в форме обучения, тренингов, внесения соответствующих положений в должностные инструкции и т.п.) содержание законодательных норм и последствия их нарушения.

Особенность комплаенс-системы в России видится в стремлении организаций не столько обучить собственных сотрудников и регламентировать существующие бизнес-процессы, сколько выстроить механизмы взаимодействия с антимонопольным органом, гарантирующие отсутствие претензий с его стороны (например, с помощью создания торговых практик).

Необходимым компонентом стимулирования, безусловно, будет является снижение ответственности в случае нарушения антимонопольного законодательства теми компаниями, в которых действует комплаенс. Например, можно уменьшать для них размер штрафа на определенный процент.

Кроме того, действенная программа комплаенса поможет персонифицировать ответственность: перенести ее там, где это возможно по закону, с компании или «дежурного виноватого» (директора) на конкретного менеджера, который знал о запретах и последствиях, но сознательно рисковал ради личных достижений.

Уже сейчас в условиях высокой материальности санкций за нарушения законодательства о защите конкуренции и тенденции к расширению полномочий антимонопольного органа нельзя переоценить роль этого направления и возможность с его помощью сделать антимонопольные риски более предсказуемыми и контролируемыми.

Подводя общий итог главы, можно прийти к следующим выводам. Прежде всего, установление юридической ответственности за злоупотребление доминирующим положением на рынке – это один из важнейших способов оказания воздействия на субъекты, с целью соблюдения ими норм действующего законодательства. Было выявлено, что юридическая ответственность может быть различных видов в зависимости от степени тяжести совершенного правонарушения. При этом она предусмотрена статьями различных нормативных актов. Тем не менее, несмотря на весьма широкое правовое регулирование случаев злоупотребления доминирующим положением на рынке, нормы в данной сфере общественных отношений не совершенны и требуют внесения некоторых изменений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги анализа вопросов и положений, рассмотренных в работе, отдельно следует отметить актуальные моменты.

Проблему доминирования хозяйствующего субъекта на товарном рынке рассматривают как статичную, то есть доминирующее положение определяют с позиций, может ли данный хозяйствующий субъект играть существенную, решающую роль в ходе использования своего положения в определенное время и на определенном товарном рынке. Однако для того, чтобы оценить доминирование важно принимать во внимание имеющиеся изменения рынка и иные экономические и политические обстоятельства.

Доминирующее положение на рынке – это один из инструментов, позволяющих хозяйствующему субъекту в значительной мере влиять на функционирование определенного товарного рынка. Анализируя рынок, зачастую оказывается, что ни одним хозяйствующим субъектом по отдельности не занимается доминирующее положение. Более того, его доля на рынке составляет менее 35 процентов. Значит, данный субъект не имеет права ни доминировать на рынке, ни совершать при этом какие-либо монополистические действия. При более тщательном рассмотрении ситуации с использованием признаков отнесения хозяйствующих субъектов в одну группу лиц, появляется возможность более достоверно определить структуру рынка и уровень экономической концентрации, установить факты доминирования.

Злоупотребление доминирующим положением на рынке – это использование хозяйствующим субъектом или группой таких хозяйствующих субъектов доминирующего положения, препятствующего конкуренции и (или) ущемляющего интересы других лиц (в том числе хозяйствующих субъектов) в предпринимательской сфере либо неопределенного круга потребителей. Следует обратить внимание на то, что запретительные нормы, установленные Законом о защите конкуренции относятся не только к тем действиям (бездействию) хозяйствующего субъекта, которые фактически привели к ограничению конкуренции, но и к тем действиям, которые потенциально представляют угрозу конкуренции, то есть субъект уже совершил некоторые действия, которые еще не дали ожидаемых монополистом результатов. При этом важно учитывать, что результаты злоупотребления доминирующим положением в реальности могут никогда и не наступить.

Для доказательства монопольно высокой цены товара судьи руководствуются одновременным наличием следующих условий: превышение рассматриваемых цен над суммой необходимых для производства и реализации товара расходов и прибыли; рассматриваемые цены должны быть больше цен, сложившихся на сопоставимом товарном рынке в конкурентных условиях. Установление монопольно высоких цен зачастую приводит к ущемлению интересов граждан, например в результате, их установления на товары и услуги, от которых напрямую зависит выживание населения и спрос, на которые всегда высок, вне зависимости от установления на них монопольно высоких цен. В связи с этим, представляется необходимым разработать механизм государственного регулирования в сфере установления цен на подобные товары и услуги. Полагаем, то может быть принят федеральный закон «О государственном регулировании цен на товары и услуги социальной необходимости». В рамках исполнения данного закона следует принять постановление Правительства Российской Федерации «Перечень товаров и услуг социальной необходимости, регулирование которых осуществляется государством». Данные меры позволят усовершенствовать государственное антимонопольное регулирование и способствуют воплощению на практике конституционно провозглашенного принципа социального государства.

Законодательством регулируются значимые общественные отношения: посредством правовых норм в отношении правонарушителей применяются меры государственного воздействия в виде юридической ответственности. Возможность проявить государственное императивное волеизъявление осуществляют по широкому кругу правоотношений для того, чтобы восстановить нормы нарушенного законодательства конкретного вида. В соответствии со своим характером юридическая ответственность обладает ретроспективным характером, так как она является реакцией государства на уже произошедшее противоправное виновное деяние.

Основание любой юридической ответственности, в том числе за злоупотребление доминирующим положением на рынке – это правонарушение. Условиями ответственности за злоупотребление доминирующим положением на рынке являются: объект, субъект, объективная и субъективная сторона правонарушения. Отсутствие одного из таких условий состава правонарушения объективно свидетельствует об отсутствии нарушений норм права.

За злоупотребление доминирующим положением на рынке может быть установлены следующие виды ответственности: гражданско-правовая и административная.

В отношении форм гражданско-правовой ответственности в юридической литературе до сих пор имеется немало различных мнений. При этом всех их объединяет одна общая черта: к числу форм гражданско-правовой ответственности, бесспорно, относятся возмещение убытков и взыскание, уплата неустойки в договорных и возмещение вреда во внедоговорных обязательствах.

Видится обоснованным в некоторых ситуациях, когда ответственность наступает только при условии наличия вины правонарушителя, например, за злоупотребление доминирующим положением, законодательно установить возможность взыскивать так называемые «номинальные убытки», аналогично существующим в англо-американском договорном праве. Такие убытки смогут выполнять не только компенсационную функцию гражданско-правовой ответственности, но и превентивную.

Ст.14.31 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за нарушение статьи 10 Закона о защите конкуренции, где установлен запрет на злоупотребление доминирующим положением.

Зачастую на практике, в ходе привлечения субъектов к ответственности за злоупотребление доминирующим положением на рынке, возникают проблемы различного характера.

Правонарушения в данной сфере могут быть признаны малозначительными на основании статьи 2.9 КоАП РФ. В соответствии с этой нормой при малозначительности правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, его совершившее, от ответственности и ограничиться устным замечанием. Критериев, по которым то или иное административное нарушение могут признать малозначительным, в законодательстве нет. Признаком малозначительности принято считать отсутствие существенной угрозы общественным отношениям, однако четких критериев малозначительности правонарушения закон не содержит. Как следствие — отсутствие единого подхода к определению этого термина на практике и противоположные позиции судов по поводу применения названной статьи КоАП РФ. Полагаем, что необходимо внести изменение в ст.2.9 КоАП РФ – добавить пункт, в котором будут указаны четкие критерии малозначительности правонарушения.

Еще одна проблема возникает при рассмотрении заявлений от хозяйствующих субъектов по вопросу законности действий теплоснабжающих и водоснабжающих организаций было выявлено, что в небольших муниципальных образованиях, как правило, осуществляет деятельность только один поставщик коммунальных услуг, в действиях которого усматриваются признаки нарушения антимонопольного законодательства, но его деятельность подпадает под иммунитет, установленный частью 2.1 статьи 5 Закона о защите конкуренции. В связи с чем, антимонопольный орган не может применить к таким компаниям меры антимонопольного реагирования и вынужден отказать заявителям, несмотря на наличие нарушения антимонопольного законодательства.

На основании этого, считаем необходимым внести изменения в законодательство – дополнить пункт 2.1 статьи 5 Закона о защите конкуренции перечнем лиц, на которых не распространяются иммунитеты, введенные данной статьей.

Для предупреждения и минимизации рисков нарушений антимонопольного законодательства считается необходимым ввести такую систему мер организационно-управленческого характера, как антимонопольный комплаенс. С помощью этого направления, возможно, сделать антимонопольные риски более предсказуемыми и контролируемыми.

В завершение следует заметить, что цель, поставленная перед началом исследования, достигнута, а задачи – решены. Выполненная работа имеет практическую ценность.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/problema-dominirovaniya-i-zloupotrebleniya-tsifrovyih-platform/