Правовые последствия признания недействительности сделок

Курсовая работа

Актуальность темы. Сделки занимают значительное место в системе юридических фактов, лежащих в основе возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений. Следовательно, сделки являются необходимым звеном гражданского оборота, и исследование вопросов их недействительности не только имеет важное теоретическое значение, но и необходимо для всей системы правового регулирования имущественных отношений.

В современных условиях рынка, когда коммерческий оборот расширяется, его участниками становится большое число новых предпринимателей, не имеющих достаточного практического опыта, а также, к сожалению, возрастает число разного рода коммерческих злоупотреблений, появляется значительное число сделок, правовая сила которых их участниками затем оспаривается.

В части первой Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ) имеется целая система норм о недействительности сделок (ст. 166 — 181), где названы виды таких недействительных сделок и их правовые последствия. Дополнительные указания о недействительности сделок содержатся в нормах ч. 2 ГК РФ об отдельных договорах, а также в некоторых дополняющих ГК РФ законодательных актах. На эту тему издано много научных и научно-практических публикаций.

Объект курсовой работы — общественные отношения, возникающие при возникновении недействительности сделок.

Предмет работы — нормы законодательства, регулирующие правовые последствия недействительных сделок.

Цель курсовой работы — проведение комплексного научного анализа общетеоретических и практических проблем правовых последствий недействительных сделок, включая изучение норм действующего законодательства и существующей судебной практики по вопросам недействительности сделок.

В соответствии с целью ставятся следующие задачи:

  • дать понятие недействительности сделок;
  • рассмотреть условия действительности и виды недействительных сделок;
  • рассмотреть понятие и механизм реализации реституции в российскомгражданском праве;
  • дать характеристикуиным имущественным последствиям недействительности сделки.

Методологическую основу работы составляет материалистическая диалектика как всеобщий метод познания, общенаучные (анализ и синтез, системный подход и др.) и частнонаучные (сравнительного правоведения, формально-логического толкования, комплексный анализ и др.) методы исследования.

Теоретическую основу исследования составляют труды таких учёных как А.А. Алексеев, Б.М. Гонгало, И.Б. Новицкий, О.Н. Садиков, А.П. Сергеев, В.А. Суханов и др.

12 стр., 5657 слов

Нотариальное удостоверение односторонних сделок в свете изменений ...

... числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. К иным последствиям недействительности сделки ... непосредственно двусторонней реституцией при признании сделки недействительной. Заявители, будучи добросовестными приобретателями недвижимого ...

Нормативная основа курсовой работы включает в себя Гражданский кодекс РФ.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, четырёх параграфов, заключения, списка использованных источников.

1. Общая характеристика недействительности сделки

1.1 Понятие недействительных сделок

Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, и в этом смысле указанные действия могут быть только правомерными, не противоречащими законодательству.

В случае же несоответствия сделки требованиям закона или иных правовых актов она ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, либо не предусматривает иных последствий нарушения (ст. 168 ГК РФ).

Возможность признания недействительной оспоримой сделки, в конечном счете, также связана с ее противоправностью, разница состоит лишь в степени противоправности, которая у ничтожных сделок всегда выше.

Вместе с тем термин «недействительный» означает не что иное, как «несуществующий», «неподлинный», «ненастоящий». В этом смысле признание сделки недействительной свидетельствует именно о том, что действия граждан (юридических лиц), совершенные в виде сделки, являются юридически не существующими в силу их противоречия законодательству. Исходя из этого следует признать, что термин «недействительные сделки» вполне адекватно отражает суть названных действий как неправомерных, а потому имеет право на использование в законодательстве, гражданско-правовой доктрине и практике правоприменения.

Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не обладает качествами юридического факта, способного породить те гражданско-правовые последствия, наступления которых желали субъекты.

Сделка считается недействительной по основаниям, установленным законом и иными правовыми актами, в силу признания таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Российское гражданское законодательство в качестве нормативно-правовой дефиниции закрепило господствовавшее в юридической литературе деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые.

Вместе с тем классификация недействительных сделок на ничтожные и оспоримые логически уязвима. «Противопоставление ничтожным сделкам оспоримых сделок не покоится на принципиальной основе: если оспаривание осуществляется, оно приводит к «ничтожности» сделки, притом не с момента оспаривания, а, по общему правилу, с момента совершения сделки, т. е. с обратной силой»,- писал российский цивилист И. Б. Новицкий. Во избежание отмеченной логической неточности в литературе была предложена классификация недействительных сделок на абсолютно недействительные (ничтожные) и относительно недействительные (оспоримые).

Предложенная классификация является более корректной, так как она опирается на объективный критерий, а именно на различную степень противоправности действий, совершенных в форме недействительных сделок.

Ничтожность (абсолютная недействительность) сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает и не может породить желаемые для ее участников правовые последствия в силу несоответствия закону. Скупка краденого, покупка ценной вещи у недееспособного не могут породить права собственности у приобретателя; нотариально не удостоверенный залог недвижимости не может породить прав залогодержателя и т. п. Ничтожная сделка, являясь неправомерным действием, порождает лишь те последствия, которые предусмотрены законом на этот случай в качестве реакции на правонарушение. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

32 стр., 15893 слов

Гражданско-правовые сделки, их виды и формы

... данной работы являются гражданско-правовые сделки, их виды и формы, как основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений. Вопросы определения действительности и недействительности сделок так ... порождают права и обязанности. Правильная оценка юридических фактов и их правовых последствий важна для определения прав и обязанностей сторон в гражданских правоотношениях. ...

Общее правило о ничтожности сделок формулируется следующим образом. Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Наличие в законе данного общего правила объективно необходимо.

Несмотря на то, что законодатель всегда стремится наиболее полным образом описать конкретные виды (составы) ничтожных сделок, он объективно не может предусмотреть все их виды и возможные случаи совершения ничтожных сделок. Поэтому прямая ссылка на вышеприведенное общее правило, закрепленное в ст. 168 ГК РФ, должна иметь место только в тех случаях, когда для признания недействительной сделки ничтожной не установлены специальные основания.

Противоправность абсолютного большинства действий, совершенных в виде ничтожных сделок, весьма очевидна, как, например, в случае совершения сделки с гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства. Поэтому функции суда в таких случаях сводятся к применению предусмотренных законом последствий, связанных с недействительностью сделок.

Но порой доказать притворный характер сделки весьма трудно.

В подобных случаях неизбежна необходимость установления судом ничтожности сделки по правилам искового производства. Иначе говоря, в суде может быть возбужден спор, предметом которого является самостоятельное требование о признании сделки ничтожной.

Оспоримость (относительная недействительность сделок) означает, что действия, совершенные в виде сделки, признаются судом при наличии предусмотренных законом оснований недействительными по иску управомоченных лиц. Иначе говоря, если ничтожная сделка недействительна из самого факта ее совершения независимо от желания ее участников, то оспоримая сделка, не будучи оспоренной, по воле ее участника или иного лица, управомоченного на это, порождает правовые последствия как действительная.

Так, разъясняется, что в силу ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Судом первой инстанции правильно установлено, что продавец имущества сторонами не был определен. Кроме того, сторонами не согласован график лизинговых платежей, поскольку график не содержит условий о коэффициенте амортизации. Поскольку договор является незаключенным, суд обоснованно отказал лизингодателю во взыскании лизинговых платежей и неустойки на основании договора лизинга. Указанный вывод был поддержан и судом апелляционной инстанции. Вместе с тем незаключенный договор не порождает правовых последствий, следовательно, у суда апелляционной инстанции не имелось правовых оснований для признания незаключенного договора ничтожной сделкой с применением последствий недействительности ничтожной сделки. В силу п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. При этом признание права собственности на имущество как последствие недействительности сделки не является приведением сторон в первоначальное положение и противоречит ст. 218 ГК РФ. В связи с этим суд федерального округа оставил в силе решение суда первой инстанции, который отказал в удовлетворении требования о применении последствий недействительности сделки.

3 стр., 1337 слов

Совершение крупных сделок порядок совершения крупных сделок

... особый порядок их совершения. 2. существенная сумма сделки. 3. особый круг лиц, имеющих право обжаловать данные сделки. Основным критерием выделения крупной сделки является количественный критерий. Суть особого режима крупных сделок состоит в ...

реституция имущественное последствие недействительность сделка

1.2 Условия действительности и виды недействительных сделок

Для того чтобы сделка привела к тем правовым последствиям, которых желают достичь ее участники, необходим ряд условий, которым она должна соответствовать.

Во-первых, совершать сделки могут лишь лица, обладающие такой составной частью дееспособности, как сделка способность.

Во-вторых, требуется, чтобы лицо действительно желало совершить сделку и правильно выразило вовне волю на ее совершение.

В-третьих, необходимо, чтобы волеизъявление на сделку было облечено в требуемую законом форму.

В-четвертых, содержание сделки, т.е. ее условия, не должно противоречить действующему законодательству.

С учетом этого действительность сделок и в доктрине, и на практике обычно оценивается с позиций соответствия действующему законодательству их:

  • а) субъектного состава;
  • б) воли и волеизъявления;
  • в) формы;
  • г) содержания.

Нетрудно заметить, что данный подход основывается на традиционном учении о четырех элементах всякой сделки, каждый из которых должен отвечать требованиям закона. Иными словами, дефект любого из этих элементов приводит к недействительности сделки, если иное не предусмотрено законом.

Соответственно, выделяются:

1) сделки с пороками субъектного состава;

2) сделки с пороками воли и (или) волеизъявления;

3) сделки с пороками формы;

4) сделки с пороками содержания.

Однако, подразделение всех недействительных сделок на четыре указанные группы во многом является условным, поскольку отдельные недействительные сделки с равным успехом могут быть отнесены к разным группам. Поэтому данное деление, проводимое в основном в методических целях, не следует абсолютизировать.

Нередко сделка имеет не один, а несколько дефектов. Так, недееспособное лицо, действующее под влиянием обмана, может совершить незаконную по содержанию сделку, которая к тому же не облечена в требуемую законом форму. В подобных случаях сделка признается недействительной по любому или сразу по нескольким основаниям.

Дефект любого из элементов сделки означает, что сделка не соответствует требованиям действующего законодательства. Иными словами, законодательство Российской Федерации, в отличие от законодательства некоторых других стран, не проводит различия между недействительными и незаконными сделками, считая эти понятия равноценными. В связи с этим в литературе иногда отмечается, что единственным основанием недействительности сделок является несоответствие закону или иным правовым актам. Это лишний раз подчеркивает условность деления недействительных сделок на указанные группы, в частности выделение среди них сделок с пороками содержания, которые иногда называют незаконными сделками.

4 стр., 1727 слов

Реферат лица физические юридические лица

... с юр. лицами. Физическое лицо действует от собственного имени, не нуждается в создании и регистрации организации, предприятия, что необходимо юр. лицам. То есть физическое лицо имеет право заключать коммерческие сделки от ... принцип свободы выбора места жительства, но вместе с тем закон (ст.8 ФЗ от 25.06.93 г. «О праве граждан РФ на свободу передвижения, ВМПиЖ в пределах РФ») устанавливает ...

Совершать сделки, т.е. правомерные юридические действия, направленные на возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, могут не все субъекты гражданского права, а лишь те из них, которые обладают для этого таким необходимым качеством, как сделкоспособность. У разных субъектов гражданского права это качество появляется в разные моменты и имеет несовпадающее содержание.

У граждан сделкоспособность как составной элемент их дееспособности формируется поэтапно и связывается законом с достижением ими определенного возраста. Соответственно выделяется сделкоспособность малолетних в возрасте от 6 до 14 лет, несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет и лиц, достигших совершеннолетия. Кроме того, сделкоспособность совершеннолетних граждан может зависеть от состояния их психического здоровья и некоторых иных факторов. При этом граждане с учетом ограничений, установленных законом с учетом их возраста и состояния психического здоровья, могут совершать любые сделки.

У юридических лиц сделкоспособность в полном объеме возникает сразу же с момента их образования. Однако в отличие от граждан юридические лица могут быть ограничены вправе совершать отдельные виды сделок с учетом целей их деятельности, определенных законом или их учредительными документами. Кроме того, поскольку юридические лица представляют собой искусственные правовые образования, необходимо, чтобы воля на совершение сделки была сформирована и выражена надлежащим органом.

Что касается публичных образований, то их способность совершать сделки практически всецело зависит от тех задач, которые решаются ими как органами публичной власти.

Сделки, совершенные лицами, не обладающими сделкоспособностью, а также сделки, выходящие за пределы сделкоспособности, являются недействительными. К данной группе относятся следующие виды недействительных сделок.

Прежде всего, недействительными являются сделки, совершенные гражданами, признанными недееспособными вследствие психического расстройства.

Во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (статья 177 ГК РФ).

В основу недействительности этого вида сделок положен формальный признак — наличие вступившего в законную силу решения суда о признании гражданина, совершившего сделку, недееспособным. Формальность данного признака проявляется двояким образом.

С одной стороны, с момента признания гражданина недееспособным все заключенные им сделки, включая мелкие бытовые, признаются ничтожными, даже если при совершении конкретной сделки гражданин вполне отдавал отчет в своих действиях и мог ими руководить.

С другой стороны, если гражданин в момент совершения сделки уже страдал психическим заболеванием, т.е. фактически не отдавал отчет в своих действиях и не мог ими руководить, но еще не был признан недееспособным в установленном законом порядке, сделка не может считаться недействительной на основании ст. 171 ГК РФ, даже если в последующем гражданин будет признан недееспособным. В подобной ситуации совершенная сделка может быть оспорена лишь на основании ст. 177 ГК РФ.

11 стр., 5465 слов

Ничтожные и оспоримые сделки

... характером совершаемой сделки. (оспоримая сделка) 2. Ничтожные сделки, Ничтожность (абсолютная недействительность) сделки Общее правило о ничтожности сделок формулируется следующим образом. Сделка, не ... и выполнению научно-исследовательских, проектных и конструкторских работ. При помощи сделок юридические лица организуют перевозки продукции разными видами транспорта. Широко используются сделки и ...

Аналогичным образом обстоит дело со сделками малолетних граждан, не достигших 14 лет: на них распространяются в целом такие же правила, которые ст. 171 ГК РФ установлены для сделок граждан, признанных недееспособными (п. 1 ст. 172 ГК РФ).

Это и понятно, поскольку малолетние не обладают дееспособностью, а сделки от их имени совершаются их родителями, усыновителями и опекунами.

Вместе с тем между сделками малолетних и недееспособных граждан имеются два различия. Во-первых, в виде исключения закон допускает совершение малолетними в возрасте от 6 до 14 лет мелких бытовых и некоторых иных сделок, предусмотренных п. 3 ст. 28 ГК РФ. Во-вторых, в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

В отличие от малолетних, от имени которых сделки совершаются их законными представителями, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет заключают сделки сами, но под контролем своих родителей, усыновителей и попечителей. Данный контроль выражается в том, что для совершения сделки необходимо получить согласие указанных лиц, выраженное в письменной форме. Отсутствие такого согласия может стать основанием для признания сделки недействительной по требованию родителей, усыновителей и попечителей.

Аналогичные правила установлены законом в отношении сделок, совершенных гражданами, ограниченными судом в дееспособности.

Порок в субъектном составе могут иметь не только сделки граждан, но и сделки, совершаемые юридическими лицами. Гражданский кодекс выделяет два вида таких сделок:

а) сделки, выходящие за пределы правоспособности юридического лица (ст. 173 ГК РФ), и

б) сделки, совершенные с превышением полномочий, которые ограничены договором или учредительными документами юридического лица (ст. 174 ГК РФ).

Применительно к сделкам юридического лица, выходящим за пределы его правоспособности (внесуставные сделки), необходимо четко определить сферу применения относящихся к ним правил.

Правоспособность юридических лиц подразделяется на общую и специальную. При этом общей правоспособностью обладают все коммерческие организации (за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом), а специальную правоспособность имеют некоммерческие организации и некоторые виды коммерческих организаций (унитарные предприятия, коммерческие банки, страховые компании и т.д.).

Общая правоспособность, т.е. возможность юридического лица заниматься любыми не запрещенными законом видами деятельности, может быть добровольно сужена его учредителями путем введения соответствующих ограничений в устав или иные учредительные документы юридического лица. Если эти ограничения при совершении сделки оказываются нарушенными, данная сделка может быть оспорена на основании ст. 173 ГК, которая рассчитана именно на такую ситуацию.

Напротив, если внеуставную сделку совершит юридическое лицо, обладающее специальной правоспособностью, она признается недействительной на основании ст. 168 ГК РФ как противоречащая закону.

Таким образом, ст. 173 ГК РФ распространяется не на любые внеуставные сделки, а лишь на сделки юридических лиц, обладающих общей правоспособностью, которая, однако, определенно ограничена их учредительными документами.

13 стр., 6453 слов

Понятие и правоспособность юридических лиц. Виды юридических лиц

... работы является изучение категории “юридическое лицо”, анализ правоспособности юридических лиц как субъекта Гражданского правa, классификация юридических лиц, виды юридических лиц. Задачами исследования являются рассмотрение понятия юридического лица, определение правоспособности юридических лиц, содержания правоспособности юридических лиц. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ На рынке, как и ...

Помимо внеуставных сделок к сделкам, выходящим за пределы правоспособности юридического лица, ст. 173 ГК РФ относит сделки юридических лиц, не имеющих лицензий на занятие соответствующей деятельностью.

Для признания недействительными сделок, выходящих за пределы правоспособности юридического лица, недостаточно их объективного несоответствия требованиям закона. Помимо этого требуется, чтобы другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. По общему правилу, участники гражданского оборота должны убедиться в правоспособности своего контрагента, но вовсе не обязаны знать об особенностях правоспособности юридического лица, в частности о том, что она ограничена его учредительными документами. Поэтому для признания внеуставной сделки недействительной требуется доказать, что другая сторона в сделке определенно знала о выходе своего контрагента за пределы его правоспособности, например, знакомилась с его учредительными документами или была извещена об этом иным образом.

Правом оспаривания внеуставных сделок наделены лишь прямо названные в ст. 173 ГК лица, к числу которых отнесены:

  • а) сами юридические лица, которые вышли за пределы своей правоспособности;
  • б) их учредители (участники);
  • в) государственные органы, осуществляющие контроль или надзор за деятельностью юридических лиц.

Никто другой, в том числе другая сторона в сделке, заявлять требование о недействительности сделки не может.

Переходя к сделкам, совершенным с превышением полномочий, которые ограничены договором или учредительными документами юридического лица, следует отметить, что сфера применения посвященной им ст. 174 ГК РФ является достаточно узкой. По существу, она сводится к тем случаям, когда сделки совершаются лицами или органами, чьи полномочия были явно ограничены по сравнению с тем, какими они обычно являются и какими они должны представляться третьим лицам.

В этом смысле названные сделки весьма сходны с внеуставными сделками юридических лиц. Их объединяет то, что в обоих случаях наличие соответствующих ограничений не является явным для третьих лиц, поскольку они установлены внутренними документами участника гражданского оборота, как правило, недоступными для третьих лиц. Близость рассматриваемых составов объясняет общность условий применения ст. 173 и 174 ГК РФ, совпадение правовых последствий и в принципе аналогичный круг лиц, уполномоченных заявлять о недействительности сделок.

Разница между ними состоит лишь в том, что если в первом случае оказываются нарушенными ограничения полномочий лиц или органов юридического лица на совершение сделок, то во втором — ограничения, связанные с целями деятельности юридического лица. Кроме того, сделки с превышением полномочий могут совершаться не только юридическими лицами, но и гражданами.

Как следует из ст. 174 ГК, она применяется лишь тогда, когда полномочия на совершение сделки ограничены договором или учредительными документами юридического лица. Договор должен содержать ограничения полномочий гражданина или юридического лица по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе или как они явствуют из обстановки, в которой совершается сделка.

20 стр., 9916 слов

Научно-исследовательская работа «Недействительность сделок ...

... Противоправным, например, является причинение вреда жизни и здоровью граждан, имуществу другого лица. Сделки должны быть правомерными, их содержание должно соответствовать действующему законодательству. ... или иных оснований признания сделки недействительной. В юридической литературе проблемным является вопрос о том, можно ли недействительные сделки признавать сделками и т.д. Степень разработанности ...

Примером договорного ограничения полномочий на совершение сделки по сравнению с тем, как они определены в доверенности, может служить договор простого товарищества, содержащий ограничения, не отраженные в доверенности, которая выдана участнику договора, уполномоченному на ведение дел от имени товарищества.

В качестве примера ограничения полномочий договором по сравнению с тем, как они определены законом, можно привести договор доверительного управления имуществом, ограничивающий право доверительного управляющего по распоряжению переданным ему в управление движимым имуществом, которым он, не будь таких ограничений, на основании п. 1 ст. 1020 ГК мог бы распоряжаться совершенно самостоятельно.

Наконец, лицо, которое на первый взгляд вправе совершать любые сделки, что явно следует из обстановки, в которой оно действует, может быть, однако, ограничено в своих полномочиях договором (трудовым контрактом).

Так, продавец магазина может быть наделен правом самостоятельно совершать с покупателями сделки не свыше определенной суммы, а остальные сделки должен согласовывать с администратором или директором магазина.

Что касается учредительных документов юридического лица, то они могут ограничивать полномочия органа юридического лица на совершение сделки лишь по сравнению с тем, как они определены законом. Примером является ограничение полномочий генерального директора хозяйственного общества на совершение сделок по отчуждению принадлежащих обществу объектов недвижимости, хотя бы они и не относились к числу крупных сделок.

Сами способы ограничения полномочий на совершение сделок, предусмотренные как договором, так и учредительными документами, могут быть разными. Так, в них могут быть прямо указаны те сделки, которые лицо (орган) только и вправе совершать; может быть установлен прямой запрет на совершение сделок отдельных видов; ограничение полномочий органа юридического лица может следовать из того, что совершение определенных сделок отнесено учредительными документами к компетенции другого органа и т.п. Однако в любом случае ограничения должны быть четкими и ясными. Напротив, всякого рода неопределенные ссылки на установленный порядок или на другие внутренние документы, которые могут содержать ограничения, во внимание приниматься не должны.

Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа от 5 октября 2009 г.№ А57-1511/2008 постановил, что, учитывая, что полномочия директора Общества на совершение оспариваемой сделки ограничены учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о ее оспоримости и применении к спорным правоотношениям сторон положений о последствиях ограничения полномочий на совершение сделки.

Ст. 174 ГК не применяется тогда, когда лицом или органом юридического лица при совершении сделки нарушены ограничения, установленные не договором или учредительными документами, а самим законом. В подобных случаях соответствующие сделки должны квалифицироваться как совершенные в нарушение ст. 168 ГК.

3 стр., 1414 слов

Понятие и виды недействительных сделок

... Целью моей работы является изучить недействительность сделок и их правовые последствия. Задачи. Изучение понятия недействительной сделки, рассмотрение видов недействительной сделки, показать и исследовать требования и последствия недействительной сделки. Объектом исследования моей работы стали — общественные ...

Далее, рассматриваемые сделки необходимо отличать от сделок, заключенных неуполномоченным лицом (ст. 183 ГК РФ).

Их сходство определяется тем, что ст. 174 ГКРФ, содержащая прямое указание на доверенность, может применяться и к отношениям представительства, на которые ст. 183 ГК РФ прямо рассчитана. При этом в обоих случаях возможен выход представителя за пределы предоставленных ему полномочий.

Так, установив, что договор купли-продажи акций истца является ничтожным, поскольку подписан со стороны первого ответчика неуполномоченным лицом, суд правомерно удовлетворил требование Общества и признал названный договор недействительным и применил реституцию в виде возврата акций.

Основное различие между указанными статьями состоит в том, что если в первом случае (ст. 174 ГКРФ) полномочия представителя ограничены не очевидным для третьего лица способом (например, договором поручения), то во втором случае (ст. 183 ГКРФ) эти ограничения являются явными, поскольку прямо отражены в доверенности. Соответственно различными являются и последствия совершения рассматриваемых сделок: в первом случае сделка может быть признана недействительной при наличии ряда дополнительных условий, предусмотренных ст. 174 ГК РФ, а во втором случае сделка действительна, но считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только представляемый ее впоследствии не одобрит.

Наконец, достаточно трудно различимы между собой ситуация, при которой лицо выходит за пределы ограничений его полномочий на совершение сделки (ст. 174 ГК РФ), и ситуация, связанная с отступлением поверенного от указаний доверителя (ст. 973 ГК РФ).

Их объединяет то, что в обоих случаях имеются в виду договоренности представляемого и представителя, о которых в принципе не должны знать третьи лица. Однако последствия превышения полномочий и отступления от указаний являются различными: если в первом случае сделка при определенных дополнительных условиях может быть оспорена представляемым, то во втором этого сделать нельзя и можно лишь возложить на поверенного неблагоприятные последствия отступления от указаний доверителя.

Очевидно, что различие между рассматриваемыми ситуациями кроется в том, чем отличаются друг от друга полномочия на совершение сделки и указания по поводу того, как должно выполняться поручение. Отграничить их друг от друга в ряде случаев чрезвычайно сложно, поскольку многие указания могут быть легко интерпретированы в качестве полномочий. В такой ситуации не остается ничего иного, как применять ст. 174 ГК РФ. И лишь тогда, когда указания по поводу выполнения поручения явно не являются полномочиями, к отношениям сторон должны применяться правила ст. 973 ГК.

Из ст. 174 ГК РФ следует, что по общему правилу нарушение ограничений на совершение сделки, установленных договором или учредительными документами юридического лица, не оказывает влияния на действительность данной сделки. Указанный подход вполне оправдан, поскольку третьи лица вовсе не обязаны знать о наличии подобных ограничений и не должны страдать от их нарушения. В противном случае сдерживался бы гражданский оборот, подрывалась его стабильность, а перед недобросовестными его участниками открылись бы широкие возможности для злоупотреблений. Поэтому сделка, совершенная с выходом за пределы ограничений полномочия на ее совершение, может быть признана недействительной только тогда, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях. При этом бремя доказывания данного обстоятельства возлагается на лицо, оспаривающее сделку. Оно может приводить в обоснование указанного обстоятельства любые допустимые процессуальным законодательством доказательства.

В частности, допустимы ссылки на предоставление контрагенту своих учредительных документов; на то, что содержание этих документов должно быть известно контрагенту как участнику (акционеру) данного юридического лица; на то, что вопрос об этих ограничениях уже возникал ранее или обсуждался в процессе переговоров и т.п.

Однако простая ссылка в договоре, заключенном от имени организации, на то, что лицо, заключающее сделку, действует на основании устава данного юридического лица, должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Такое доказательство, как и любое другое, не может иметь для арбитражного суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных.

Оспаривать сделки на основании ст. 174 ГК РФ могут лишь лица, в интересах которых установлены ограничения, оказывающиеся нарушенными. При этом если речь идет о нарушении ограничений, установленных договором, становится очевидным, что правом требовать признания сделки недействительной обладает то лицо, которое является участником договора.

Что же касается нарушения ограничений, установленных учредительными документами юридического лица, то заинтересованными лицами являются, прежде всего, сами эти юридические лица, а в случаях, предусмотренных законом, и их учредители. Ни другая сторона в сделке, ни какие-либо иные лица заявлять требования о признании сделки недействительной по данному основанию не могут.

Например, при рассмотрении споров о признании недействительными крупных сделок, сделок с заинтересованностью и применении последствий недействительности этих сделок необходимо обращать внимание на следующие моменты:

  • порядок одобрения крупной сделки;
  • показатели бухгалтерской отчетности, необходимые для квалификации сделки в качестве крупной;
  • на правовую квалификацию сделки совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности;
  • доказательства представляемые акционером для оспаривания сделки и др.

Из положений статьи 78 ФЗ «Об акционерных обществах» следует, что нормы, определяющие порядок заключения акционерным обществом крупных сделок, не распространяются на сделки, совершаемые обществом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности, независимо от стоимости имущества.

Несоблюдение порядка одобрения крупной сделки, установленного в законах, влечет признание сделки недействительной. Оспорить крупную сделку в суде вправе только само общество или его акционер либо участник (пункт 5 статьи 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и пункт 6 статьи 79 ФЗ «Об акционерных обществах»).

2. Реституция как последствие недействительности сделок

2.1 Понятие и механизм реализации реституции в российском гражданском праве

Реституция (от лат. restituere — восстанавливать, возмещать, возвращать, приводить в порядок) — это главное имущественное последствие недействительности сделок. Реституция — институт, известный со времен римского права. «Какое-нибудь событие (например, истечение срока давности, сделка) могло обладать юридической силой по действующим нормам, но претор находил, что несправедливо в данном случае оставить за ним эту силу, тогда он по ходатайству потерпевшего восстанавливал его в первоначальное состояние, т.е. отменял полностью или отчасти юридические последствия этого события, возвращая просителю утраченный иск или утраченное право». В этом заключалась суть реституции — особого преторского способа защиты права.

Римская реституция обладала преобразовательным характером, так как являлась средством аннулирования правового эффекта различных юридических фактов, в том числе и сделок.

В современных правопорядках, в том числе и российском, понятие реституции изменилось. Ее нормативное определение дано в п. 2 ст. 167 ГК РФ. Согласно данной норме, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Как видно, реституция по российскому гражданскому праву не имеет преобразовательного эффекта, которым обладала римская реституция. В отличие от последней, она направлена не на аннулирование сделки (такую функцию в российском праве выполняет решение суда), а на возврат имущества, переданного по недействительной сделке.)

В соответствии с положениями гражданского законодательства РФ сделка признается недействительной, как правило, с момента ее совершения, поэтому отпадает и правовое основание получения имущества по такой сделке. Как правильно отмечалось в литературе, приобретение имущества по сделке означает не только получение его в свое фактическое обладание, но и приобретение юридических прав на него. Изъятие же имущества, полученного по сделке, которая признана недействительной, означает, что правовое основание на приобретение этого имущества отсутствует и фактически лицо лишь обладает чужим имуществом, и притом незаконно.

Причиной неосновательного приобретения имущества в случаях признания сделки недействительной является не экономическая неравноценность предоставления, а недействительность сделки, обусловливающая не наступление тех правовых последствий, на достижение которых была направлена воля ее участников. Вследствие этого неосновательно полученным будет не только то, что было получено без соответствующего встречного предоставления, но и все то, что было исполнено по договору, признанному недействительным.

Таким образом, правовым основанием изъятия имущества при признании сделки недействительной, независимо от юридической характеристики переданного имущества (индивидуально-определенные вещи или вещи, определенные родовыми признаками), является неосновательное приобретение или сбережение имущества (ст. 1102 ГК РФ).

Как было отмечено, сделка признается недействительной (и ничтожная, и оспоримая) с момента ее совершения. Однако есть сделки, которые не могут быть признаны недействительными с момента совершения, например имущественный наем; в таком случае закон (п. 3 ст. 167 ГК РФ) предусматривает возможность прекратить ее действие. Недействительность распространяется на всю сделку, но возможно признание недействительной только части сделки, если можно предположить, что она была бы совершена и без включения этой ее части (ст. 180 ГК РФ).

При частичном исполнении сделки, подпадающей под действие ст. 169 ГК РФ, взыскание в доход государства может быть обращено и на то имущество, которое причитается со стороны в качестве встречного предоставления, но не было исполнено. Это единственное исключение, которое допускается законом из общего правила о том, что реституция и взыскание в доход государства (Российской Федерации) ограничиваются исполненным по сделке, признанной недействительной.

Нормы о приведении сторон в первоначальное положение занимают особое место в системе охранительных институтов российского гражданского права и существенно отличаются как от норм, устанавливающих отрицательные последствия нарушения обязательств, возникающих в процессе правомерных действий, так и от норм, устанавливающих последствия противоправных действий.

В первом случае между участниками отношений существуют определенная защищаемая законом правовая связь, взаимные права и обязанности. Нарушение обязанности происходит в процессе осуществления данной правовой связи, опосредующей правомерную деятельность. За такое нарушение предусмотрены меры ответственности.

Во втором случае сами противоправные действия служат основанием возникновения обязательства, создают правовую связь между лицами, которые до того не были связаны обязательственными отношениями, и самим содержанием таких отношений является применение мер ответственности.

В случае с недействительной сделкой основание уже существующей правовой связи между ее участниками аннулируется, в результате чего признается, что отношения, возникшие из сделки (передача имущества, выполнение работ и т.д.), с самого начала не имеют правового основания. Обязанность возвратить друг другу все полученное основывается на факте передачи имущества по сделке, признающейся недействительной, и преследует цель восстановить положение, существовавшее до такой передачи, а не наказать виновных.

Сторонами реституции не обязательно являются участники сделки, но всегда — субъекты произведенного по недействительной сделке предоставления, которые могут и не быть контрагентами по договору.

В нормативной конструкции реституции, закрепленной в п. 2 ст. 167 ГК РФ, предусмотрено два механизма реализации прав и обязанностей сторон недействительной сделки по возврату имущества, служившего предметом исполнения по такой сделке.

Во-первых, это механизм возврата индивидуально-определенных вещей, переданных во исполнение недействительной сделки, условно именуемый реституцией владения.

Во-вторых, это механизм возврата вещей, определенных родовыми признаками, денег, ценных бумаг на предъявителя, переданных во исполнение недействительной сделки и осуществления денежной компенсации при невозможности возврата, полученного в натуре, в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге. Данный механизм условно именуется компенсационной реституцией.

При осуществлении права требования возврата индивидуально-определенной вещи и исполнении одноименной обязанности субъекты недействительной сделки должны руководствоваться непосредственно нормой п. 2 ст. 167 ГК. При истребовании индивидуально-определенной вещи сторона недействительной сделки не только не должна доказывать своего права на переданную вещь, но может и не иметь такого права. При отчуждении вещей недееспособным или малолетним лицом, при совершении сделки под влиянием обмана, существенного заблуждения, вследствие стечения тяжелых обстоятельств и в других случаях совершения недействительных сделок (включая незаконные по ст. 168 ГК), вещи должны быть, возвращены сторонам, произведшим отчуждение по таким сделкам независимо от права на них.

Это наглядно видно из следующих примеров. Малолетний ребенок, не достигший четырнадцатилетнего возраста, продает дорогой мотоцикл отца. Мотоцикл должен быть возвращен ребенку независимо от того, что у него нет прав на него. После смерти гражданина открылось наследство, в состав которого должна была входить и квартира, в которой временно проживал племянник наследодателя. Однако в ходе уголовного расследования выяснилось, что племянник, узнав о неизбежной и скорой смерти дяди, за несколько дней до его кончины вошел в сговор с нотариусом и, используя подложную доверенность, незаконно продал и передал квартиру третьему лицу, в связи, с чем была произведена запись в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Наследник, в пользу которого была завещана квартира, лишенный возможности вступить в наследство и приобрести тем самым титул собственника, в целях защиты своих прав предъявил иск о применении последствий ничтожной сделки и признании незаконным акта государственной регистрации права собственности за покупателем. Суд, учитывая ничтожность сделки по продаже квартиры, удовлетворил иск и восстановил в силе запись о праве собственности наследодателя на квартиру и обязал покупателя вернуть ее во владение незаконному отчуждателю. Вследствие исполнения судебного решения квартира была возвращена в состав наследственной массы и наследник смог принять ее в надлежащем порядке и стать собственником квартиры.

Индивидуально-определенная вещь, переданная по недействительной сделке, возвращается лицу, ее передавшему, только потому, что сделка оказалась недействительной. При этом не берется во внимание добросовестность лица, получившего вещь по недействительной сделке. Допустим, картина оставлена гражданину на хранение сыном, уезжающим в длительную командировку. Ошибочно считая, что картина подарена ему, и не осознавая ее истинной стоимости, гражданин продает ее за бесценок. Покупатель не знал и не мог знать о том, что продавец не имеет права на продажу картины, и том какова истинная стоимость картины. Сделка признается недействительной на основании п. 1 ст. 178 ГК. Несмотря на добросовестность покупателя, она должна быть возвращена продавцу покупателем непосредственно в силу предписаний нормы п. 2 ст. 167 ГК.

Возлагая на сторону сделки обязанность, возвратить индивидуально-определенную вещь, переданную во исполнение недействительной сделки, непосредственно по причине ее недействительности и не связывая эту обязанность с правом лица, передавшего вещь, закон учитывает, что у лица, получившего индивидуально-определенную вещь по недействительной сделке, не возникает никакого права на нее. Поэтому в интересах стабильности оборота индивидуально-определенная вещь во всех случаях возвращается лицу, передавшему ее по недействительной сделке.

Правила п. 2 ст. 167 ГК не могут использоваться для возврата индивидуально-определенной вещи, переданной во исполнение недействительной сделки, но отчужденной третьему лицу до момента предъявления требования о применении последствий недействительности сделки.

Следовательно, требование о возврате индивидуально-определенных вещей, переданных во исполнение недействительной сделки, по правилам о реституции, закрепленным в п. 2 ст. 167 ГК, может быть заявлено только стороне по недействительной сделке. Поэтому собственник не может в целях реституции своей вещи по правилам п. 2 ст. 167 потребовать признания недействительности всех вместе или по отдельности второй, третьей, четвертой и т.д. сделок по отчуждению его вещи, имевших место после первой недействительной сделки, во исполнение которой была передана вещь.

Когда во исполнение недействительной сделки передаются вещи, определяемые родовыми признаками, деньги или ценные бумаги на предъявителя, происходит обезличивание указанных видов имущества, потеря приданной им индивидуализации (переданная партия зерна смешивается с зерном приобретателя, хранящимся в зернохранилище, полученные деньги смешиваются с деньгами приобретателя и т.п.).

В таком обезличенном или по-новому индивидуализированном состоянии они становятся объектами права собственности или иного вещного права приобретателя.

Когда кто-либо получает во исполнение недействительной сделки предоставление в форме использования имущества, выполненной работы или предоставленной услуги, и не оплачивает этого, он сберегает свое имущество.

Так, собственник имущества вправе требовать возврата извлеченных доходов от лица, которое, не исполняя обязанности по возврату данного имущества в порядке реституции, получило доходы от его использования.

На основании заключенного с государственным предприятием договора купли-продажи общество с ограниченной ответственностью приобрело нежилое помещение и передало его в аренду индивидуальному предпринимателю.

Вступившим в законную силу судебным актом указанный договор купли-продажи признан недействительным, применены последствия недействительности сделки: с предприятия взысканы денежные средства, уплаченные обществом по договору, на общество возложена обязанность возвратить предприятию недвижимое имущество.

Общество возвратило предприятию нежилое помещение спустя шесть месяцев после вступления решения суда в законную силу.

Полагая, что с момента вступления в законную силу вышеуказанного решения суда общество без законных оснований получало доходы от использования недвижимого имущества, предприятие обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании извлеченных доходов в размере арендной платы, внесенной предпринимателем обществу за указанный период.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, иск удовлетворен по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации sub_15 лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.

Арендная плата, полученная обществом от предпринимателя за пользование нежилым помещением за период с момента вступления в законную силу решения суда о признании договора недействительным и применении последствий его недействительности до момента возврата предприятию нежилого помещения, составляет извлеченные обществом доходы, которые подлежат возврату предприятию.

Суд кассационной инстанции оставил принятые по делу судебные акты без изменения.

В обоих случаях имеет место неосновательное обогащение одного лица за счет другого, ибо при ничтожности сделки правовое основание обогащения отсутствует вовсе, а при признании недействительной оспоримой сделки правовое основание обогащения отпадает с момента такого признания. В обоих случаях необходимо либо возвращать собственное имущество, обладающее родовыми признаками, или собственные деньги, либо рассчитываться ими. В обоих случаях требование о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного — есть форма (способ) реализации права на реституцию, являющегося последствием недействительности сделки. Именно поэтому, поскольку иное не установлено ГК РФ, другими законами и (или) иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, нормы об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения, применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке (ст. 1103 ГК РФ).

Обязанность возместить стоимость имущества, переданного во исполнение недействительной сделки, при невозможности вернуть его в натуре может быть реализована в двух правовых формах. Если невозможность возврата имущества в натуре возникла вследствие отчуждения имущества третьим лицам, то обязанность по возмещению должна быть реализована в рамках обязательства из неосновательного обогащения. Если невозможность возврата имущества в натуре возникла из-за гибели имущества или его утраты, то обязанность по возмещению должна быть реализована в рамках обязательства по возмещению убытков.

ООО «Производственное предприятие «Вертикаль» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ФГУП «Московский экспериментальный Завод душистых веществ» о применении последствий недействительности ничтожной сделки поставки от 30 мая 2005 г. № 021/05 в виде возврата истцу (поставщику) всего полученного по сделке в натуре — продукт «LAHETTE D» в количестве 17 940 кг, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — в виде возмещения его стоимости в размере 33 727,20 Евро по курсу Центрального банка России на день совершения платежа.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 22 октября 2007 г. по делу № А40-41224/07-51-234, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 января 2008 г. № 09АП-16992/2007-ГК, исковые требования удовлетворены.