Уголовная ответственность за заражение венерическими заболеваниями

Курсовая работа

1. Уголовная ответственность за заражение вич — инфекцией

1.1 Уголовное законодательство, характеризующее ответственность заражения ВИЧ-инфекцией

Быстрое распространение ВИЧ-инфекции дает повод для того, чтобы считать её серьезной угрозой здоровью и жизни человека и называть её «чумой XXI века». По состоянию на 1 января 2013 года в России зафиксировано 719 445 ВИЧ-инфицированных, в том числе детей до 14-ти лет — 6,306 тыс. В связи с отсутствием профилактики ВИЧ, за год число заразившихся ВИЧ россиян увеличилось на 69,28 тыс. Показатель распространённости ВИЧ-инфекции среди взрослых достиг значения ~1,1%. От болезней, связанных с ВИЧ и СПИД в 2006 году умерли 19 347 человек, среди них 353 ребёнка. На 1 декабря 2012 года в России зафиксировано 125 тыс. случаев смерти от СПИДа.

Около 60% случаев ВИЧ-инфицирования среди россиян приходится на одиннадцать из восьмидесяти трёх российских регионов (Иркутская, Саратовская, Калининградская, Ленинградская, Московская, Оренбургская, Самарская, Свердловская и Ульяновская области, Санкт-Петербург и Ханты-Мансийский автономный округ).

ВИЧ-инфекция входит в Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, утвержденный постановлением Правительства РФ от 01.12.04 №715 (в ред. Постановления от 13 июля 2012 г. №710), согласно которому её можно отнести к числу таких заболеваний наряду с вирусными лихорадками, эпидемиями и т.д.

ВИЧ-инфекция, или вирус иммунодефицита человека, поражает иммунную (защитную) систему человека, которая призвана защищать его от болезней, выступая при этом возбудителем опаснейшего заболевания — СПИДа. Данное заболевание пока неизлечимо и потому неминуемо заканчивается смертью. Несмотря на негативную динамику распространения ВИЧ-инфекции, в Российской Федерации еще не разработан эффективный механизм медицинского и правового предупреждения этого заболевания. В частности, не реализуется превентивный потенциал уголовного законодательства. Норма ст. 122 УК РФ практически не работает ввиду отсутствия четких научно-обоснованных рекомендаций по наиболее значимым проблемам ее применения. В их числе можно выделить следующие: 1) определение круга деяний, образующих поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией; 2) установление момента заражения; 3) выявление значимости способа инфицирования при правовой оценке деяния; 4) определение понятия и правовых признаков согласия потерпевшего на заражение ВИЧ-инфекцией.

Как известно, состав заведомого поставления другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (ч. 1 ст. 122 УК РФ) сформулирован по принципу формального: для признания преступления оконченным не требуется наступления последствий в виде заболевания. С объективной стороны оно может выражаться в совершении деяния, создающего реальную угрозу заражения потерпевшего ВИЧ-инфекцией. При этом закон не указывает на способы поставления в опасность. Противоречия в толковании нормы не могли не отразиться на следственной и судебной практике. Остро встал вопрос о том, считать ли несоблюдение лицом мер предосторожности способом поставления в опасность. На инфицированного в России возлагаются две правовые обязанности: подвергнуться лечению и сообщать при заключении брака или обращении в медицинское учреждение о наличии заболевания. Но нарушение этих обязанностей не «укладывается» в модель заведомого поставления другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Поставление в опасность предполагает такое виновное поведение, которое создает обстановку реального наступления общественно опасных последствий. Сами же по себе уклонение от лечения и несообщение о наличии ВИЧ-инфекции не создают ситуацию реальной опасности, поскольку отсутствует прямая непосредственная связь между ними и потенциально возможными последствиями. Опасность создается конкретными действиями виновного (вступление в половой контакт, переливание крови и пр.), но не предшествующим ему бездействием. В целом можно заключить, что только активные действия, умышленно направленные на инфицирование больного, могут образовывать состав ч. 1 ст. 122 УК РФ. При этом судам и органам предварительного следствия в каждом случае следует устанавливать способ поставления в опасность и посредством назначения соответствующей экспертизы доказывать наличие реальной и непосредственной угрозы заражения.

10 стр., 4979 слов

Ликвидация последствий радиационного и химического заражения

... выяснилось, что воздействие радиационного излучения на организм может иметь трагические последствия. Подобный факт ... подвергали свое здоровье, и даже жизнь опасности из-за частого контакта с радиоактивными ... и, наконец, для создания атомного оружия. Работа по обеззараживанию техники Загрязнение транспортных ... и многие засекреченные аварии на полигонах, однако проблема радиационной угрозы никуда не ...

Часть первая статьи 122 УК РФ является не характерной для уголовного закона, поскольку им лишь в единичных случаях регламентирована ответственность за создание опасности, угрозы причинения вреда (ч. 1 215, ч. 1 ст. 217, ч. 1 ст. 247 УК РФ).

Такая своеобразная уникальность свидетельствует, с одной стороны, о строгости уголовно — правового регулирования конкретной сферы общественных отношений, т. к. под запрет поставлено не только фактическое причинение вреда, но и создание угрозы вреда. С другой стороны этот способ нормативного описания объективной стороны состава преступления вызывает серьезные затруднения при квалификации данных преступлений. В особенности усугубляется ситуация тем, что в юридической литературе имеются достаточно противоречивые мнения по поводу разъяснения данной нормы.

Так например по мнению Л.Л. Кругликова состав преступления, закрепленный в ч. 1 ст. 122 УК РФ относится к числу деликтов создания опасности. Он пишет «для констатации преступления оконченным не имеет значения, что заражения ВИЧ-инфекцией не произошло». Представляется, что изложенная формулировка способна в какой-то степени дезориентировать правоприменителя, поскольку таким путем смешиваются два самостоятельных состава преступления — фактическое заражение и поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Более корректно было бы указать на то, что ответственность по ч. 1 ст. 122 УК РФ наступает при отсутствии последствия в виде заражения другого лица вич-инфекцией. При этом преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 122 УК РФ является оконченным с момента создания опасности заражения другого лица вич-инфекцией.

4 стр., 1583 слов

Соотношение предмета преступления и потерпевшего

... такого взгляда на понятие потерпевшего от преступления несколько расширяют его объем, включая в него не только физических, но и юридических лиц - в точном соответствии ... которая, однако, нуждается в дополнительной аргументации. Необходимость выделения наряду с предметом преступления потерпевшего от преступления приверженцами второй и третьей из приведенных позиций либо не обосновывается вовсе, ...

Итак, уголовный кодекс Российской Федерации (ч. 1 статьи 122) рассматривает действия, когда ВИЧ-инфицированный имел половой контакт со здоровым человеком, но не заразил его и не причинил ему никакого вреда, как преступление. Такие действия необходимо считать преступлением с момента поставления в опасность заражения ВИЧ-инфекцией другого лица независимо от того заразил он другого или нет.

Субъектом преступления является лицо, выступающее носителем ВИЧ-инфекции либо страдающее СПИДом. На таких лиц возлагается обязанность, как инфекционно больных, соблюдать соответствующие санитарно-гигиенические правила при контакте с лицами, не зараженными этой инфекцией. Они не должны вступать в половые отношения, пользоваться общими предметами домашнего обихода, быть донорами и т.д.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла. ВИЧ-инфицированный, зная о необходимости соблюдения им определенных санитарно — гигиенических правил, сознательно пренебрегает ими, идет на нарушение этих правил, зная, что тем самым он ставит потерпевшего в опасность заражения.

Согласно поправкам, внесенным в УК РФ 08.12.2003, лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения. В юридической литературе присутствуют различные мнения по поводу данного примечания. Кузьминых Р.А., например, говорит о том, что несмотря на то обстоятельство, что законодателем в примечании к ст. 122 УК РФ указаны далеко не все условия правомерности согласия потерпевшего., нельзя не отметить позитивную тенденцию на закрепления вопроса о согласии потерпевшего в УК РФ. Другие авторы придерживаются иной позиции. Например Сидоренко Э.Л. пишет: «оригинальность и передовой характер этой нормы не смогли компенсировать ее системные недостатки и, что особенно важно, косность и стереотипность следственно — судебной практики. Для большинства криминалистов согласие потерпевшего — это удобная почва для оказания давления на жертву. Более чем за семь лет своего существования эта норма не доказала свою состоятельность во многом из-за отсутствия его качественной правовой оценки.» Рассматривая приведенные точки зрения можно с уверенностью утверждать, что данное примечание явно призвано расширить диспозитивные начала в уголовно правовом регулировании.

Однако нельзя признать удовлетворительной ситуацию, когда ни в законе, ни в правоприменительной деятельности не определены понятие и правовые признаки согласия потерпевшего на заражение вич-инфекцией. Внесение данного примечания явно объясняется стремлением законодателя предотвратить вред, который может быть причинен гражданам, обществу или государству, защитить их интересы, возместить причиненный ущерб, способствовать раскрытию и предупреждению преступлений, стимулировать лиц, совершивших преступления к самообнаружению.

5 стр., 2395 слов

Материально-бытовое и медико-санитарное: обеспечение лиц, лишенных свободы

... дополнительных источников удовлетворения материально-бытовых потребностей лиц, лишенных свободы, позволяет существенно дополнить обязательное материально-бытовое обеспечение осужденных, предотвратить конфликтные ситуации. Материально-бытовое и медико- санитарное обеспечение осужденных к лишению свободы представляют собой совокупность условий содержания ...

Сам факт полового сношения со здоровым человеком считается оконченным преступлением. В данном случае предусмотрена ответственность в виде ограничения свободы на срок до трех лет, либо принудительные работы на срок до одного года, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до одного года. Пример: подсудимая Мурашова О.С. трижды заведомо поставила другое лицо в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Преступления совершены на территории Верхнесалдинского городского округа Свердловской области при следующих обстоятельствах.

Мурашова О.С. с <ДАТА4> состоит на диспансерном учете у врача инфекциониста МУЗ «Верхнесалдинская ЦГБ» по адресу: <АДРЕС>, уведомлена органами здравоохранения о наличии у нее ВИЧ-инфекции и предупреждена об уголовной ответственности за заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Предвидя возможность и неизбежность заражения другого лица данной болезнью, безразлично относясь к возможному заражению, своевременно не предупредив своего партнера о наличии у нее данного заболевания, в период <ОБЕЗЛИЧИНО>, точное время не установлено, находясь по адресу: <АДРЕС>, где проживала с сожителем <ФИО1> регулярно вступала в половую связь с последним, при этом не используя современный метод контрацепции, в результате чего поставила <ФИО1> в опасность заражения ВИЧ-инфекцией.

Действия Мурашовой О.С. по каждому эпизоду следует квалифицировать по ст. 122 ч. 1 Уголовного кодекса Российской Федерации, так как она заведомо поставила другое лицо в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Мировой судья приговорил Мурашову к 1 году ограничения свободы путем частичного сложения наказаний (согласно ст. 69 УК РФ) по 3 эпизодам.

Поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией может характеризоваться не только прямым умыслом, направленным на заражение, но также и косвенным умыслом и преступным легкомыслием.

Нередки случаи, когда вынесенный приговор по первой части комментируемой статьи является, на наш взгляд, необоснованно мягким по отношению к совершенному преступлению. Рассмотрим один из таких примеров: В Кемеровской области вынесен приговор молодому человеку, заразившему ВИЧ-инфекцией школьницу, зная о наличии у себя этого вируса, сообщает пресс-служба прокуратуры региона.

Мировой судья Рудничного района Кемерова признал 18-летнего местного жителя виновным в совершении преступления по ч. 1 ст. 122 УК РФ (заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией).

Установлено, что в сентябре 2012 года тогда 17-летний молодой человек встретил на улице девушку, с которой учился в одной школе, они пошли гулять, зашли в гости к его знакомым и выпили спиртного.

«Подсудимый, зная о своем заболевании ВИЧ-инфекцией, не предупредил об этом 15-летнюю девушку и совершил с ней в половые акты», — отмечает прокуратура. При этом он не принял каких-либо мер для защиты от заражения, несмотря на то, что был предупрежден об ответственности за подобные действия.

9 стр., 4343 слов

Профилактика внутрибольничных инфекций

... режима на всех этапах обслуживания больных. В ЛПУ независимо от профиля необходимо свести к минимуму возможность заноса инфекции, исключить внутригоспитальные заражения, исключить вынос инфекции за пределы ЛПУ. Профилактика ВБИ - ...

Как оказалось, молодой человек состоит на учете в связи с неоднократным употреблением наркотических средств. Суд назначил ему наказание в виде шести месяцев ограничения свободы. В течение этого срока он обязан не выезжать из Кемерова и не менять места жительства без согласия специализированного органа.

Уголовный кодекс Российской Федерации (ч. 2 ст. 122) предусматривает ответственность за заражение ВИЧ-инфекцией лицом, который знал о наличии у него этой инфекции. Санкция этой статьи предусматривает лишение свободы до пяти лет. Так например Андреев Евгений Алексеевич совершил заражение другого лица ВИЧ-инфекцией, зная о наличии у него этой болезни, при следующих обстоятельствах. Заведомо зная о наличии у него ВИЧ-инфекции, в период с середины октября месяца 2009 года по начало октября 2010 года, проживая с ФИО5 на съемных квартирах, расположенных на территории адрес, осознавая фактический характер и общественную опасность своих преступных действий и предвидя возможность наступления общественно-опасных последствий, Андреев вступал с ней в незащищенный половой акт в естественной форме и заразил последнюю ВИЧ-инфекцией, которая была выявлена дата в ГУЗ адрес, расположенном по адресу: адрес. Ленинский районный суд г. Чебоксары (Чувашская Республика) признал Андреева виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 122 ч. 2 УК РФ, и назначил ему наказание в виде лишения свободы на срок два года.

Оставление в опасность, закончившееся заражением ВИЧ-инфекцией, влечет ответственность по части 2 статьи 122, при этом вменения части 1 не требуется, так как оставление в опасность — неизбежный этап и более ранняя стадия заражения. Квалификация по совокупности необходима, если потерпевшими выступают два лица, одно из которых подверглось заражению, а другое — поставлено в опасность заражения. Если заражение лица венерической болезнью или ВИЧ — инфекцией произошло при изнасиловании, то при этом заражение потерпевшего трактуется как отягчающее обстоятельство и наказывается в соответствии со статьёй 131 — лишением свободы сроком от 8 до 15 лет. Умышленное заражение другого лица ВИЧ — инфекцией, повлекшее причинение лёгкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью потерпевшего, наказывается, соответственно, согласно санкциям статей 111, 112 и 115 УК РФ. При этом необходимо отметить, что в п. 13 постановления пленума от 15 июня 2004 г. №11 «о судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» истолковано что «действия виновного подлежат квалификации по пункту «б» ч. 3 ст. 131 и пункту «б» ч. 3 ст. 132 УК РФ как при неосторожном, так и при умышленном заражении потерпевшего лица ВИЧ-инфекции. Между тем в пунктах «б» ч. 3 ст. 131 и ч. 3 ст. 132 предусмотрены преступления, «повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение её ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия». Об умысле в законе нет ни слова.

Заражение вирусом ВИЧ-инфекции представляет наибольшую опасность, так как это заболевание неизлечимо, и большинство зарегистрированных случаев заканчиваются смертельным исходом. В связи с этим заражение ВИЧ — инфекцией может так же квалифицироваться и по статье 105 Уголовного кодекса Российской Федерации «Убийство» и наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

Если же инфицированный заразил 2-х и более лиц или несовершеннолетнего, то в отношении этого преступления применяется более жёсткая мера наказания до 8 лет лишения свободы. Так например Ш., в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в вечернее время суток, около здания Кирпичного завода, расположенного по адресу: <адрес>, находясь в автомашине <данные изъяты>, не соблюдая должных мер предосторожности, без использования средств защиты инфекционных заболеваний, передающихся половым путем, проявляя преступное легкомыслие, предвидя наступление общественно-опасных последствий своих действий в виде заражения ВИЧ-инфекцией другого лица, но, самонадеянно рассчитывая на предотвращение данных последствий, вступил в половую связь с ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, заведомо зная о ее несовершеннолетнем возрасте, после чего, на протяжении с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, в вечернее время суток, систематически, с периодичностью 1 раз в две недели, продолжая проявлять преступное легкомыслие, без использования средств защиты инфекционных заболеваний передающихся половым путем, неоднократно вступал с ФИО1 в половую связь на территории г. Кузнецка Пензенской области, в результате чего заразил несовершеннолетнюю ФИО1 ВИЧ-инфекцией.

16 стр., 7937 слов

Понятие вменяемости и невменяемости. Уголовная ответственность ...

... в этой сфере. Глава 1. Понятие вменяемости и невменяемости. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемость. 1.1 Понятие и уголовно-правовое значение вменяемости и невменяемости Вменяемость означает способность нести ответственность перед законом за свои действия, предпосылка ...

В период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, в неустановленное следствием время, в помещении дома, расположенного по адресу: <адрес>, не соблюдая должных мер предосторожности, без использования средств защиты от инфекционных заболеваний, передающихся половым путем, проявляя преступное легкомыслие, предвидя наступление общественно-опасных последствий своих действий в виде заражения ВИЧ-инфекцией другого лица, но, самонадеянно рассчитывая на предотвращение данных последствий, вступил в половую связь с ФИО2, после чего, на протяжении с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ., продолжая проявлять преступное легкомыслие, без использования средств защиты от инфекционных заболеваний передающихся половым путем, неоднократно вступал с ФИО2 в половую связь в доме по адресу: <адрес>, в результате чего заразил ФИО2 ВИЧ-инфекцией. Кузнецкий районный суд (Пензенская область) признал Ш. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 122 УК РФ и с применением ч. 5 ст. 62 УК РФ назначил ему наказание в виде 4 (четырех) лет лишения свободы.

Заражение ВИЧ-инфекцией двух или более лиц относится к отягчающим обстоятельствам и объясняется тяжестью наступивших последствий и опасностью личности виновного, заражающего неизлечимым заболеванием нескольких человек. При этом действия виновного должны охватываться единством намерения и должны быть совершены, как правило, одновременно. К одновременному заражению двух или более лиц следует относить такое заражение, при котором потерпевшие были заражены ВИЧ-инфекцией без разрыва во времени. Например, при совместном инъекционном употреблении психотропных препаратов.

При разновременном заражении ВИЧ-инфекцией двух или более лиц, объединенного единством намерения, должен быть установлен только прямой умысел, а при одновременном заражении возможен не только прямой, но и косвенный умысел. Примером такого преступления может служить СПИД-терроризм.

Ответственность за заражение ВИЧ или поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ — инфекцией наступает с шестнадцатилетнего возраста. Необходимо уточнить, что лицо, заражённое ВИЧ-инфекцией должен знать о том, что он заражён. В случае если он не знал, что является носителем инфекции, если он достиг шестнадцатилетнего возраста, или является невменяемым, то о привлечении его к уголовной ответственности говорить нельзя.

24 стр., 11987 слов

Вопросы уголовной ответственности медицинских работников

... специфические проблемы уголовной ответственности медицинских работников и поэтому целью моей работы является в наибольшей мереполное освещение вопросов уголовно-правовой ответственности в сфере медицинского обслуживания. Основные методы, которые я использовала при написании курсовой работы являются ...

К смягчающим обстоятельствам ВИЧ-инфекция преступника не относится и, кроме того, необходимо учитывать, что в некоторых случаях это влияет на квалификацию преступления и ужесточения санкции при применении наказания. Так при совершении таких преступлений как насильственные действия сексуального характера, изнасилование, заражение ВИЧ — инфекцией пострадавших приравнивается к тяжким последствиям и влияет на суровость наказания. Так например в Новосибирской области к 11 годам заключения приговорен местный житель за изнасилование и заражение ВИЧ-инфекцией несовершеннолетней девушки, сообщает пресс-служба прокуратуры региона. Новосибирский областной суд признал Дениса Г. виновным в совершении преступлений по п. «а» ч. 3 ст. 131 (изнасилование, половое сношение с применением насилия и угроз его применения к несовершеннолетней потерпевшей), п. «а» ч. 3 ст. 132 (насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетней), ч. 1 ст. 122 (заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией) УК РФ. Установлено, что в ночь на 19 июля этого года Денис Г., находившийся в состоянии алкогольного опьянения, провожал малознакомую несовершеннолетнюю Б. Он изнасиловал девушку и совершил в отношении ее насильственные действия сексуального характера. «Совершая преступления, Г. знал, что болен ВИЧ-инфекцией, так как 12.11.2009 был поставлен на учет в Центре СПИД и 12.04.2010 предупрежден об ответственности за заражение ВИЧ-инфекцией», — отмечает прокуратура. После изнасилования девушка заразилась ВИЧ-инфекцией. Суд назначил насильнику 11 лет колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

Рассматривая проблему наказания за заражение ВИЧ-инфекцией и венерическими заболеваниями немаловажным является обстоятельства, при которых это произошло. Важность диктует возможность совершения деяния под психическим или физическим принуждением. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).

Физическое принуждение исключает уголовную ответственность лица за причиненный им вред, если такое принуждение полностью лишило лицо возможности свободно принимать решения.

1.2 Ответственность медицинских работников, связанная с их профессиональной деятельностью

Заражение ВИЧ-инфекцией также относится к преступлениям, связанным с профессиональной деятельностью врачей и средних медицинских работников. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Объективная сторона преступлений может выражаться как в совершении активных действий, например, использование нестерилизованных шприцев и других инструментов, некачественная проверка донорской крови или крови лиц, проходящих освидетельствование, либо в бездействии — несоблюдении обязательных мер асептики и антисептики.

Субъектами преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 122 УК, являются, по общему правилу, медицинские работники станций переливаний крови, работники аптек (фармацевты), нарушившие в данном конкретном случае профессиональные обязанности, что привело к заражению лица ВИЧ-инфекцией. Причем в отличие от субъекта указанного в ч. 2 и ч. 3 той же ст. 122 УК РФ, по смыслу закона виновный совсем необязательно должен быть сам заражен ВИЧ-инфекцией и уж тем более не должен знать о наличии у него такого заболевания.

8 стр., 3978 слов

Ветеринарно-санитарная экспертиза рыбы при заразных болезнях

... инфекции, миксобактериозы, бранхиомикоз, дерматомикозы, оспа карпов, эктопаразитарные протозоозы, моногеноидозы, сангвиниколез, диплостомоз, кишечные цестодозы, аргулез, эргазилез, синергазилез, лернеоз, лернеоцерозы и др. Для болезней этой группы устанавливаются санитарные ... при интенсивности заражения, не приводящей ... экспертиза рыбы при заразных болезнях ... клетчатке, печени, икре, молоках и ...

Субъективная сторона — неосторожность в форме легкомыслия или небрежности.

Ответственность медицинских и фармацевтических работников за нарушение прав в области охраны здоровья, повлекших причинение вреда здоровью граждан или их смерть вследствие недобросовестного выполнения ими своих обязанностей, предусмотрена Основами законодательства Российской Федерации об основах охраны здоровья граждан в РФ.

Наиболее суровым видом юридической ответственности является уголовная ответственность, которая наступает лишь за те действия или бездействие, которые определены уголовным законодательством как преступные.

Медицинские работники могут быть привлечены к уголовной ответственности, как за профессиональные, так и за должностные преступления.

Под профессиональным преступлением в медицинской деятельности понимается умышленное или по неосторожности совершенное медицинским работником в нарушение профессиональных обязанностей такое общественно опасное деяние (действие или бездействие), которое причинило вред здоровью или жизни человека.

В уголовном законодательстве нет специального состава преступления врачебной неосторожности. Виновные в этом случае несут ответственность по статьям о преступлениях против жизни и здоровья (гл. 16 УК).

К преступлениям, связанным с профессиональной деятельностью врача, следует отнести:

  • убийство с целью использования органов и тканей потерпевшего;

принуждение человека к даче согласия на изъятие или изъятие без согласия органов или тканей для их трансплантации;

заражение ВИЧ-инфекцией;

неоказание медицинской помощи;

незаконное помещение в психиатрический стационар;

незаконное производство аборта;

незаконная выдача рецептов или других документов, дающих право на получение наркотиков или психотропных средств;

незаконное занятие частной медицинской практикой.

Как граждане своей страны, мы пользуемся защитой закона. Знание законов может помочь защитить свои права и избежать проблем. Вот несколько типичных правовых ситуаций, в которых может оказаться ВИЧ-положительный.

Рассмотрим ситуацию.

В начале 2011-го года, военнослужащий Вячеслав Темников был госпитализирован в гарнизонный госпиталь Гатчины с диагнозом «острый аппендицит». Ему провели обычную операцию, после которой состояние офицера резко ухудшилось. В состоянии комы его перевели в реанимационное отделение. Здесь медики и обнаружили у капитана внутреннее кровоизлияние и потерю более трех литров крови. Чтобы спасти ему жизнь, было сделано прямое переливание крови. Донорами стали три офицера и семь солдат срочной службы.

12 стр., 5788 слов

Категории преступлений и их уголовно-правовая характеристика

... формы вины и отнесения УК преступного деяния к соответствующей категории преступлений. Степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, ... срок свыше десяти лет или смертная казнь. При обсуждении проекта Основ, а также в теоретической модели УК (Общая часть) предлагалось именовать первую категорию преступлений ...

При этом лишь у одного офицера было удостоверение донора, а положенный в таких случаях экспресс-анализ на СПИД не был проведен как до, так и после процедуры. После переливания крови офицер остался жив. Но оказалось, что он ВИЧ-инфицирован и заражен гепатитом С. Выяснилось это только через год, когда в 442-м клиническом госпитале ЛенВО был поставлен диагноз. После прохождения курса лечения в инфекционном отделении окружного военного клинического госпиталя Московского военного округа в декабре 2011 года страшный диагноз был подтвержден.

По факту заражения офицера ВИЧ-инфекцией прокуратура Петербургского гарнизона проводила проверку. Однако оснований к возбуждению уголовного дела по факту заражения Темникова установлено не было — российский УК предусматривает ответственность лишь за умышленное заражение. В действиях военных медиков умысел выявлен не был. В 2012 году уголовное дело по факту заражения ВИЧ инфекцией капитана Темникова было прекращено в военной прокуратуре Санкт-Петербургского гарнизона на основании статьи 24 УК РФ (отсутствие в деянии состава преступления).

Согласно ст. 13 Основ об охране здоровья граждан в Российской Федерации не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну. Лишь в некоторых оговоренных в законе случаях — например, по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством — закон разрешает раскрыть диагноз без согласия зараженного.

Если при устройстве на работу у ВИЧ-инфицированного требуют справку об анализе на ВИЧ-инфекцию, в большинстве случаев это незаконно. Согласно постановлению правительства, обязательному обследованию на ВИЧ подлежат:

а) врачи, средний и младший медицинский персонал центров по профилактике и борьбе со СПИДом, учреждений здравоохранения, специализированных отделений и структурных подразделений учреждений здравоохранения, занятые непосредственным обследованием, диагностикой, лечением, обслуживанием, а также проведением судебно-медицинской экспертизы и другой работы с лицами, инфицированными вирусом иммунодефицита человека, имеющие с ними непосредственный контакт;

б) врачи, средний и младший медицинский персонал лабораторий (группы персонала лабораторий), которые осуществляют обследование населения на ВИЧ-инфекцию и исследование крови и биологических материалов, полученных от лиц, инфицированных вирусом иммунодефицита человека;

в) научные работники, специалисты, служащие и рабочие научно-исследовательских учреждений, предприятий (производств) по изготовлению медицинских иммунобиологических препаратов и других организаций, работа которых связана с материалами, содержащими вирус иммунодефицита человека.

Все остальные требования о предоставлении справки с результатом анализа на ВИЧ при приеме на работу противоречат федеральному законодательству.

При личной явке ВИЧ-инфицированного человека к инфекционисту проводится эпидрасследование случая ВИЧ-инфекции, в ходе которого уточняются следующие данные: наличие половых партнеров, «партнеров по игле» (если ВИЧ-инфицированный человек употребляет наркотики), их адреса, фамилии, длительность связи.

В случае отказа от предоставления информации о контактах пациент мотивируется на самостоятельное информирование своих партнеров и на прохождение ими лабораторного обследования на ВИЧ-инфекцию с возможностью анонимного обследования.

Правовая база не предусматривает оповещение контактных по ВИЧ-инфекции медицинскими работниками без согласия ВИЧ-инфицированного человека. В противном случае нарушается «тайна диагноза» и конфиденциальность личных данных.

При проведении эпидемиологического расследования пациент информируется письменно о содержании статьи 122 Уголовного Кодекса РФ и статьи 6.1 Кодекса об административных правонарушениях. То есть, пациент несет личную ответственность (уголовную и административную) за распространение ВИЧ-инфекции.

2. Уголовная ответственность за заражение венерическими заболеваниями

заражение инфекция венерический ответственность

2.1 Уголовно-правовая оценка заражения венерической болезнью и основной состав преступления, предусмотренного частью первой статьи 121 УК РФ

Венерические болезни, передающиеся половым путем, — сифилис, гонорея, паховой лимфогранулематоз, мягкий шанкр, хламидиоз и другие (всего известно восемнадцать таких болезней) являются весьма опасными. При отсутствии лечения, неправильном лечении или недоведении лечения до конца они принимают хроническое течение, иногда лишают заболевшего на длительный срок трудоспособности, могут служить причиной слепоты, прогрессивного паралича и других тяжких последствий.

Е. на почве личных неприязненных отношений, так как считал, что В. заразила его венерическим заболеванием — сифилисом, нанес молотком не менее 11 ударов ей в голову, в результате чего убил потерпевшую.

Другой пример — в период времени с 22.00 часов ДД.ММ.ГГГГ до 01.00 часа ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> в ходе распития спиртных напитков Закоржевская Е.С, действуя по мотиву личной неприязни и мести за возможное заражение ФИО10 ее родного брата ФИО9 венерической болезнью и ВИЧ-инфекцией, с целью причинения тяжкого вреда здоровью ФИО10 умышленно нанесла последней по лицу два удара ладонью правой руки и один удар кулаком правой руки. После этого Закоржевская Е.С. руками толкнула ФИО10, отчего та упала на пол. Закоржевская Е.С. нанесла лежавшей на полу ФИО10 не менее трех ударов кулаками по лицу и не менее пяти ударов ногами по телу, а также один удар правой ногой по голове, наступив ногой на голову ФИО10, после чего схватила ФИО10 за волосы и три раза ударила головой о пол. В результате умышленных действий Закоржевской Е.С. ФИО10 были причинены тяжкие телесные повреждения.

Следует отметить, что, венерические заболевания, особенно сифилис, передаются по наследству и могут отрицательно сказаться на потомстве. Опасность венерических болезней проявляется и в том, что они заразны и легко передаются. Вот почему лица, страдающие венерическими болезнями, опасны для окружающих и обязаны лечиться и соблюдать санитарно-гигиенические правила, исключающие передачу болезни иным людям.

В качестве одной из гарантий, обеспечивающих выполнение этих обязанностей, служат меры административно-правового характера. Так, согласно ст. 6.1 КоАП РФ, сокрытие лицом, больным ВИЧ-инфекцией, венерическим заболеванием, источника заражения, а также лиц, имевших с указанным лицом контакты, создающие опасность заражения этими заболеваниями, влечет наложение административного штрафа.

Объектом состава заражения венерической болезнью являются общественные отношения, обеспечивающие защиту здоровья граждан. Потерпевшим от преступления может быть любое физическое лицо, заболевшее венерическим заболеванием. Чаще всего оно бывает заинтересовано в сокрытии самого факта заражения этой болезнью, поэтому преступления, предусмотренные ст. 121 УК РФ, обладают высокой степенью латентности.

Объективная сторона преступления выражена в деянии в форме действия или бездействия, результатом (последствием) которого выступает заражение другого лица венерической болезнью. На квалификацию содеянного не влияет вид венерического заболевания, продолжительность лечения, а также способы заражения: оно может состояться как посредством полового сношения, так и бытовым путем в результате, например, нарушения больным правил личной гигиены (использование общей посуды).

При всем этом убежденность виновного в том, что он полностью излечился, освобождает его от уголовной ответственности.

Рассмотрим ситуацию.

<ФИО1> обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 121 УК РФ при следующих обстоятельствах. <ДАТА3> <ФИО1> обратилась в поликлинику НУЗ «Отделенческой больницы» на ст. Северобайкальск ОАО РЖД к врачу дерматовенерологу. На основании проведенных анализов у <ФИО1> было выявлено венерическое заболевание «Сифилис», передаваемое половым путем. О своем заболевании <ФИО1> была лично под роспись уведомлена лечащим врачом, о чем был составлен лист согласования… <ФИО1> достоверно знала о своем заболевании, так же достоверно знала, что имеющееся у нее заболевание передается половым путем. <ДАТА4> <ФИО1> не пройдя полный курс лечения, назначенный ей врачами, умышленно, самовольно покинула инфекционное отделение и более в больницу не являлась, достоверно зная при этом, что назначенный курс лечения не пройден, и она является носителем венерического заболевания «Сифилис». <ДАТА5> около 20 часов 00 минут <ФИО1>, достоверно зная, что является носителем венерического заболевания «Сифилис», которое передается половым путем, находилась в жилом балке <НОМЕР> улицы Комсомольской города Северобайкальск Республики <АДРЕС>, где совместно с хозяином балка <ФИО3>, XXXX г.р. распивала спиртные напитки. <ДАТА5> около 22 часов <ФИО1>, находясь в состояний алкогольного опьянения по вышеуказанному адресу, желавшая удовлетворить свои физические потребности, достоверно зная, что она является носителем венерического заболевания «Сифилис», которое передается половым путем, решила вступить в половой контакт с <ФИО3>, без использования средств контрацепции. В результате преступных действий <ФИО1> был заражен венерическим заболеванием «Сифилис». Суд

ПРИГОВОРИЛ:

Признать <ФИО2> <ФИО4> виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 121 УК РФ и назначить ей наказание в виде штрафа в размере 5000 рублей.

В научной литературе порой утверждается, что заражение венерической болезнью следует расценивать в качестве специфического вида причинения вреда здоровью. Очевидно, что сам факт попадания в организм потерпевшего возбудителя венерического заболевания причинением вреда здоровью считать нельзя, так как:

инфицирование еще не означает развития клинической картины заболевания;

надлежащее лечение приводит к полному выздоровлению за весьма короткий срок, который не подпадает под признаки значимого для уголовного права срока госпитализации больного (в большинстве случаев лечение вообще возможно без какой-либо утраты трудоспособности)

Представляется, что заражение венерической болезнью может выражаться как в активных действиях, так и в бездействии, поскольку ст. 121 УК РФ не содержит конкретных указаний о способе заражения.

Для правильного применения ст. 121 УК РФ необходимо устанавливать не только наличие общественного опасного действия (бездействия) и его последствия, но также и причинную связь между ними и наступившим последствием, т.е. вредом, причиненным здоровью потерпевшего. Конкретно речь может идти об установлении фактического наличия у потерпевшего венерического заболевания, явившегося результатом определенных действий или бездействия виновного лица. Согласие потерпевшего на совершение в отношении его преступления, предусмотренного ст. 121 УК РФ, не является обстоятельством, исключающим преступность деяния. Об этом имеется прямое указание и в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1973 г. №15, в соответствии с которым «согласие потерпевшего на поставление его в опасность заражения венерической болезнью не является основанием для освобождения от уголовной ответственности лица, знавшего о наличии у него венерического заболевания и поставившего потерпевшего в опасность заражения или заразившего его венерической болезнью».

Анализируемое преступление может быть совершено с умыслом, который может быть как прямым, так и косвенным. Отдельные авторы утверждают, что с прямым умыслом заражение венерической болезнью невозможно вообще, а при установлении такого умысла содеянное должно квалифицироваться как умышленное причинение вреда здоровью той или иной степени тяжести, поскольку заражение в этом случае выступает способом умышленного причинения вреда здоровью человека.

Указанное суждение нельзя признать убедительным, поскольку законодатель выделил заражение венерической болезнью в специальный состав, рассматривая в качестве самостоятельного преступления против здоровья человека, которое может быть совершено при различном (включая прямой умысел) психическом отношении к содеянному.

Так, виновный осознает, что он болен венерической болезнью или является переносчиком такой болезни. Кроме того, он осознает, что заражение им другого лица представляет общественную опасность, предвидит возможность и неизбежность заболевания венерической болезнью другого лица в результате его деяния, желает наступления такого последствия либо его сознательно допускает или относится к нему безразлично.

Некоторые исследователи, например Борзенков Г.Н. полагают, что субъективную сторону анализируемого деяния образует лишь вина в форме умысла.

Эта позиция вызывает возражения, поскольку Федеральным законом от 20 мая 1998 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» ч. 2 ст. 24 УК РФ была изложена в новой редакции: «Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». Это значит, что законодатель предусмотрел концепцию преступлений с альтернативной формой вины, а, точнее, если при описании преступления форма вины не указана и она с очевидностью вытекает из способов законодательного описания этого преступления, то оно может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.

Применительно к анализируемому преступлению, через призму ч. 2 ст. 24 УК РФ можно утверждать, что оно может быть совершено по неосторожности в виде легкомыслия, когда, например, лицо необоснованно предполагает, что предохраняющие средства при совершении полового акта исключают заболевание партнера. При заболевании партнера венерической болезнью для виновного в таком случае должна наступить уголовная ответственность. Между тем неосторожность в виде небрежности в этом преступлении невозможна, поскольку лицо, как следует из диспозиции ст. 121 УК РФ, уже осведомлено о наличии у него заболевания.

Субъект рассматриваемого преступления — физическое, вменяемое лицо, достигшее 16 лет, страдающее венерической болезнью. В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1973 г. №15 обращается внимание судов на необходимость установления наличия доказательств, подтверждающих, что подсудимый знал о своей болезни (например, предостережение лечебного учреждения, иные данные, свидетельствующие об осведомленности подсудимого о заболевании и его заразности).

Необходимо отметить точку зрения еще одного автора, который утверждает, что данный состав преступления и вовсе необходимо декриминализировать. Боер А.Л. пишет, о том, что представляется не вполне обоснованным сохранение в действующем уголовном законодательстве состава преступления, предусмотренного ст. 121 УК РФ.

В структуре преступности данные преступления имеют ничтожную долю (около 0,004%).

Степень общественной опасности данного деяния, выступающая базовым основанием криминализации, невелика и вряд ли может быть признана достаточной для уголовно-правового запрета. Это подтверждается и позицией законодателя в отношении наказуемости данного вида преступлений — санкция ч. 1 ст. 121 УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде ареста сроком до 6 месяцев. Кроме того, практика гуманизации уголовного законодательства, сложившаяся в последние несколько лет, показывает, что декриминализовывались деяния, обладающие существенно большей степенью общественной вредности, чем заражение венерической болезнью. Очевидной потребности в уголовно-правовом запрете данного деяния, исходя из размера вреда, распространенности, невозможности предотвратить иными средствами, не имеется. Противодействие данному виду антиобщественного поведения возможно и иными, не уголовно правовыми средствами.

На основании изложенного видится необходимой декриминализация данного деяния.

2.2 Квалифицирующие признаки, предусмотренные частью второй статьи 121 УК РФ

В ч. 2 ст. 121 УК РФ предусмотрено два квалифицирующих признака: а) заражение венерической болезнью двух и более лиц (как одновременное, так разновременное); б) заражение венерической болезнью несовершеннолетнего.

При квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 121 УК РФ по признаку заражения двух и более лиц необходимо учитывать, что в соответствии с частью 1 статьи 17 УК РФ заражение венерическим заболеванием двух и более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений при условии, что ни за одно из этих преступлений виновный ранее не был осужден.

При заражении венерической болезнью несовершеннолетнего не имеет значения знает ли виновный о том, что потерпевший не достиг 18 лет. 22 февраля 2012 года Совет Федерации одобрил президентский законопроект, который исключил из ряда статьей УК РФ признак «заведомости» осознания преступником возраста ребенка (статьи 121, 122, 127.1 и 127.2).

Не вызывает никаких сомнений тот факт, что указанные поправки в уголовное законодательство призваны защищать законные права и интересы детей и лиц, не достигших совершеннолетия, ведь данная категория обладает наибольшей уязвимостью по отношению к преступлениям развратного и насильственного характера.

Если результатом умышленного заражения венерической болезнью стало причинение тяжкого вреда здоровью (например, прерывание беременности) при условии предвидения, желания либо сознательного допущения виновным такого последствия, то содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 121 и 111 УК РФ. Заражение венерической болезнью в данном случае сопровождается наличием одного из признаков тяжкого вреда здоровью человека, указанного в ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Доказательством того, что заражение венерической болезнью не охватывает умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека, служит сравнительный анализ санкций упомянутых статей. В частности, наиболее строгая санкция ст. 121 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы до двух лет, в то время как санкция ч. 1 ст. 111 УК РФ — лишение свободы до восьми лет. Идеальная совокупность допустима и при уголовно-правовой оценке заражения венерической болезнью, повлекшего причинение средней тяжести вреда здоровью. В пункте «в» части 2 статьи 131 и пункте «в» части 2 статьи 132 УК РФ установлена ответственность за изнасилование и насильственные действия сексуального характера, повлекшие заражение венерической болезнью. Эти преступления могут иметь место при условии, что: а) виновный знал о наличии у него венерического заболевания; б) потерпевший (потерпевшая) реально заболел этим заболеванием; в) заражение произошло в результате насильственных действий сексуального характера или изнасилования. В этих случаях содеянное не следует квалифицировать дополнительно по статье 121 УК РФ. На данное обстоятельство обращено внимание и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. №11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации». Согласно п. 13 данного Постановления ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ и п. «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ наступает в случаях, когда лицо, заразившее потерпевшее лицо венерическим заболеванием, знало о наличии у него заболевания, предвидело возможность или неизбежность заражения потерпевшего лица и желало или допускало такое заражение. При этом дополнительной квалификации по статье 121 УК РФ не требуется.

Заключение

Итак, поставленные во введении к работе решены со следующими результатами:

Уголовный кодекс Российской Федерации (статья 122) рассматривает действия когда ВИЧ-инфицированный имел половой контакт со здоровым человеком, но не заразил его и не причинил ему никакого вреда, как преступление. Такие действия необходимо считать преступлением с момента поставления в опасность заражения ВИЧ-инфекцией другого лица независимо от того заразил он другого или нет. Сам факт полового сношения со здоровым человеком считается оконченным преступлением. В данном случае предусмотрена ответственность до 1 года лишения свободы.

Объектом данного преступления является здоровье человека. Объективная сторона этого преступления характеризуется лишь действием, поскольку способы, посредством которых передается вирус, исключают бездействие. Субъектом данного преступления может быть вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, зараженное вирусом ВИЧ — инфекции. Субъективная сторона — прямой или косвенный умысел либо легкомыслие. Закон прямо говорит, что речь идет о лице, знавшем о наличии у него венерического заболевания.

Отдельно упомянуть стоит дополнение статьи 122 УК РФ («Заражение ВИЧ-инфекцией») примечанием, на основании которого человек, поставивший партнера в опасность заражения либо заразивший его ВИЧ-инфекцией, освобождается от уголовной ответственности, «если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения». Данное примечание носит явно гуманистический характер и призвано расширить диспозитивные начала в уголовном законодательстве, однако отстутсвие точного определения понятия и правовых признаков согласия потерпевшего на заражение вич-инфекцией порождает условия, при которых становятся реальными злоупоторебления полномочиями правоохранительными органами и видна общая несостоятельность при её применении на деле.

Лицо, являющееся переносчиком ВИЧ-инфекции, и знающее о существовании у него данного заболевания, которое приняло попытки к заражению других лиц, но не завершившее начатое, согласно части 1 статьи 122 может быть подвергнут наказанию в виде ограничения свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года. Более тяжкое наказание ожидает виновное лицо в том случае, если совершенные им действия повлекли за собой последствия и потерпевшему был причинен опасный вред здоровью. В таком случае тяжесть наказания зависит от числа потерпевших и от статуса правонарушителя. Если заражение ВИЧ-инфекцией имело место в отношении одного лица, то последует наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет, если в отношении двух и более лиц, а также в отношении несовершеннолетнего (независимо от того, знал ли виновный о несовершеннолетии потерпевшего или нет) — наказывается лишением свободы на срок до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет либо без такового. В случае же если такое деяние совершило лицо при исполнении своих должностных обязанностей в силу халатности или неосторожности — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Венерические болезни, список которых довольно широк (насчитывает как минимум 18) при неправильном лечении, либо его отсутствии могут начать протекать в хроническом виде, являться причиной длительной потери трудоспособности и тяжких последствий для здоровья. Также они могут передаваться по наследству и негативно сказываться на потомстве. При несоблюдении гигиенических правил зараженные могут представлять опасность для окружающих. Все вышеперечисленное обусловливает высокую общественную опасность заражения венерическими заболеваниями, т. к. они опасны не только для самого переносчика, но и для окружающих.

Для соблюдения санитарно-гигиенических правил зараженными венерическими заболеваниями помимо уголовной существует и административная ответственность. Согласно ст. 6.1 КоАП РФ сокрытие лицом, больным ВИЧ-инфекцией, венерическим заболеванием, источника заражения, а также лиц, имевших с указанным лицом контакты, создающие опасность заражения этими заболеваниями, влечет наложение административного штрафа.

Объектом данного преступления являются общественные отношения, направленные на защиту здоровья граждан. Данные преступления обладают высокой степенью латентности, т. к. заразившееся лицо, как правило, заинтересовано в сокрытии факта болезни.

Т.к. в УК РФ не указано, каким способом производится заражение, мы полагаем, что оно может выражаться как в активных действиях, так и в бездействии.

Преступление совершается с умыслом, причем как с прямым, так и с косвенным. Субъектом преступления является вменяемое, достигшее 16 лет лицо, страдающее венерической болезнью. Часть первая данной статьи предполагает наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

В части второй рассматриваемой статьи предполагаются 2 квалифицирующих признака — заражение 2-х и более лиц либо заражение несовершеннолетнего. Причем если имеется заражение нескольких лиц, оно может быть как одновременным, так и разновременным. Совокупности преступлений по части 1 статьи 17 УК РФ не будет, если ни за одно из этих преступлений виновный ранее не был осужден.

февраля 2012 года в ч. 2 данной статьи (а также ч. 3 ст. 122) были внесены поправки, исключившие признак заведомости. Это означает, что теперь злоумышленник может и не знать о том, что потерпевший не достиг 18 лет, и при заражении действия виновного будут квалифицироваться по более тяжкому основанию. Не вызывает сомнений, что эти поправки призваны обеспечить защиту той части граждан, которые более остальных подвержены преступлениям развратного и насильственного характера, т.е. не достигшим 18 лет.

Однако нормы данных статей (121 и 122 УК РФ), на наш взгляд, явно нуждаются в доработках законодателем.

·Во-первых, примечание к статье 122 не раскрывает всех элементов понятия добровольного согласия лица, что порождает проблемы при её реализации на практике. Мы предлагаем данное примечание изложить следующим образом: «лицо, совершившее деяние, предусмотренное частями 1 и 2 настоящей статьи, может быть освобождено от уголовного наказания в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения, либо зараженное вич-инфекцией, было своевременно предупреждено виновным о наличии у него этой болезни, и дало добровольное согласие на совершение деяния, создавшего опасность заражения»

·Во-вторых, в 121 статью добавить такое же по содержанию примечание. Исходя из логики законодателя, поощрительное примечание добавили в статью с более тяжкими для человека последствиями. Однако венерические заболевания, при ненадлежащем лечении либо при его отсутствии, также могут представлять серьезную опасность для здоровья.

·В-третьих активизировать работу правоохранительных органов по содействию работникам кожно-венерологической службы (розыск и доставка лиц, уклоняющихся от обследования и лечения, борьба с группами лиц «повышенного риска», распространяющими венерические заболевания)

·В-четвертых обеспечить неукоснительное исполнение правоохранительными органами правовых актов, инструкций, направленных на борьбу с распространением венерических болезней и ВИЧ-инфекции.

·В-пятых ввести в штат работников кожно-венерологических диспансеров единицу сотрудника-дознавателя, что позволит эффективно устанавливать источник заражения.

·В-шестых совершенствование мер по предупреждению распространения ВИЧ-инфекцией в сфере медицинского обслуживания населения (переливание крови доноров, детские родильные дома и др.).

Распространение ВИЧ-инфекции является мощным криминогенным фактором, осложняющим криминальную ситуацию в местах лишения свободы, поэтому назрела необходимость создания специализированных медицинских учреждений для осужденных лиц зараженных ВИЧ-инфекцией с обязательным применением мер принудительного лечения в местах лишения свободы.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/kursovaya/ugolovnaya-otvetstvennost-za-zarajenie-boleznyami/

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993, с поправками ФЗ №67 от 30.12.2008 г. // «Российская газета», №7, 21.01.2009

. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон РФ от 13.06.1996 г. №63-ФЗ в ред. ФЗ РФ от 08.12.2003 г. №162-ФЗ // СЗРФ. — 1996.- №25. — Ст. 2954; СЗ РФ. — 2003. — №50. — Ст. 4848 // «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, №25, ст. 2954 (ред. от 05.04.2013)

. Федеральный закон от 21.11.2011 №323-ФЗ (ред. от 25.06.2012) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // «Российская газета», №263, 23.11.2011

. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 №195-ФЗ (ред. от 07.05.2013) (с изм. и доп., вступающими в силу с 19.05.2013) // «Парламентская газета», №2-5, 05.01.2002

. Постановление Правительства РФ от 01.12.2004 №715 (ред. от 13.07.2012) «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих» // Собрание законодательства РФ. 2004. №49. Ст. 4916; 2012. №30. ст. 4275.

. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам. М., 2008. С. 141.

. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам. М., 2010. С. 129., С. 140.

. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1973 г. №15 // «Бюллетень Верховного Суда СССР», №6, 1973

. Постановление пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. №11 «о судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» // Бюллетень верховного суда РФ. 2004. №8. С. 4

. Аминов, Д.И., Гладких, В.И., Голодняк, А.Ю. Особенности криминогенной детерминации преступлений // Российский следователь. — 2011. — №3. — С. 28

. Ахрамович, А.А., Ефремов, Д.В. Правовая защита людей, живущих с ВИЧ/ СПИДом и других труднодоступных социальных групп. М, 2011 — 81 с.

. Баринова А.Н., Хурцилава О.Г., Плавинский С.Л., Разнатовский К.И. Уголовная ответственность за заражение венерическими заболеваниями. некоторые сложные вопросы и пути их решения // Вестник Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования. 2012. Т. 4. №1. С. 95-98.

. Благов В.Е. Презумпция знания уголовного закона и судебная практика // Уголовное право, Десятая международная научно-практическая конференция «Уголовное право: стратегии развития в XXI веке». М., Москва 2013 г. С. 100.

. Борисов В.И., Куц В.Н. Преступления против жизни и здоровья: вопросы квалификации. — Харьков, 2011 г. С. 47 — 48

. Боер А.Л. Уголовно-правовая охрана жизни и здоровья: некоторые проблемы уголовно-правовой политики // Социология и право. 2013. №1. С. 70.

. Борзенков Г.Н. Преступления против жизни и здоровья // Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник. В 2 т. Т. 2 / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. М.: ТК «Велби»; Изд-во «Проспект», 2006. С. 78.

. Викторов, И.С. Уголовная ответственность за распространение венерических заболеваний. Саратов, 2011. -154 с., 94 с.

. Власова, Н.А., Ленковцев, Ю.А., Павличенко, М.В., Расследование дел о заражении венерической болезнью и СПИДом // под ред. Н.А. Власовой.-М.: НИИ МВД РФ, 2011. — 66 с.

. Горовых В.Ю. К вопросу о системе уголовно-правовых запретов на распространение социально значимых заболеваний // Российский криминологический взгляд. 2010. №4. С. 362-363.

. Иерусалимская Е.А. Заражение венерическими болезнями: Уголовно-правовые и криминологические аспекты: автореф. дис. канд. юрид. наук. Ставрополь, 2002.

. Извлечения из уголовного кодекса РФ, определяющие ответственность медицинских работников. // «Медицинское право», №1, 2011, С. 65-67.

. Малеина, М. О ВИЧ-инфекции (правовой аспект) // Российская юстиция. — 2011. — №8. С. — 35-36

. Крылова, Н.Е. Некоторые вопросы уголовной ответственности за заражение ВИЧ-инфекцией: Уголовное право // Медицинское право. — 2011.-№3, июль-сентябрь. — С. 37.

. Корчагин А.Г., Федотова Н.П. Квалификация и субъективные предпосылки ответственности за причинение тяжкого вреда здоровью // NB: Вопросы права и политики. 2013. №5. С. 84.

. Плешаков А.М., Панов М.В. Освобождение от уголовной ответственности за заражение вич-инфекцией: теоретические и прикладные аспекты // Вестник Московского университета МВД России. 2009. №6. С. 173.

. Сидоренко Э.Л. Согласие потерпевшего на причинение вреда: философские и правовые аспекты // Философия права. 2011. №4. С. 60

. Степанюк О.С., Степанюк А.В. Вопросы толкования понятия «заболевание, представляющее опасность для окружающих» // Российский следователь. — 2013. №4. С. 27.

. «Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части: Учебник» (под ред. А.И. Чучаева) // «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2013. С. 42-43., С. 48.

. Уголовное право России. Общая и особенные части: учебник / под ред. д.ю.н., проф. В.К. Дуюнова. М.: РИОР, 2008. С. 343

. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Под ред. Иногамовой-Хегай Л. В, Рарога А.И, Чучаева А.И. // 2-е изд., исправл. и доп. — М.: Контракт, Инфра-М, 2008. — 63 с., 78 с.

. Юанов А.Х. Место и значение преступления, предусмотренного ст. 121 УК РФ, в системе преступлений против личности // Общество и право. 2012. №1. С. 166.