Законодательная классификация юридических лиц. Понятие коммерческих и некоммерческих организаций

Курсовая работа

Проблема юридического лица является одной из краеугольных в правовой науке. На протяжении многих веков ее разработкой занимались философы, экономисты, социологи, юристы. Однако обращение к этому институту сегодня приобретает особую актуальность, поскольку деятельность юридических лиц направлена на удовлетворение определенных экономических, политических и социальных интересов государства, граждан и различных социальных групп. Происходящие в России социально-экономические изменения потребовали преобразования всей системы юридических лиц, возрождения после многих десятилетий забвения хозяйственных товариществ и обществ, появления новых организационно-правовых форм юридических лиц, ранее никогда не существовавших в отечественном законодательстве (некоммерческих партнерств, государственных корпораций, автономных некоммерческих организаций, некоммерческих товариществ и других).

Указанные изменения повлекли и влекут за собой принятие специальных нормативных актов, определяющих правовой статус юридических лиц, порядок их создания и деятельности. В 2009 г. Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства разработана Концепция развития законодательства о юридических лицах. Не утихают споры среди цивилистов относительно теории юридических лиц.

Вместе с тем, на сегодняшний день, в теории гражданского права отсутствует стройная концепция юридического лица, а теоретические подходы сложившиеся еще в советской правовой системе к объяснению сущности юридического лица, определению понятия, элементов и пределов его компетенции, исследованию проблем образования юридического лица и его прекращения, классификации юридических лиц требуют глубокого переосмысления, что определяет актуальность исследований в этой области.

Цель настоящего исследования состоит в построении целостной, научно-обоснованной концепции понятия юридического лица в теории гражданского права.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1. Определение понятия и признаков юридического лица;

2. Уяснение законодательной и научно-правовой классификаций видов юридических лиц;

3. Анализ основных направлений и тенденций развития гражданского законодательства относительно видов юридических лиц.

4. Разработка теоретически обоснованных и пригодных для практического применения рекомендаций по совершенствованию законодательства Российской Федерации, регламентирующего деятельность юридических лиц.

10 стр., 4674 слов

Статья: Бесплатная юридическая помощь по гражданским делам в ...

... обязанность оказывать бесплатную юридическую помощь по гражданским делам малоимущим ... Юридическая помощь гражданам Российской Федерации, среднедушевой доход семей которых ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте Российской Федерации в соответствии с федеральным законодательством, ... по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам».[4 ...

Объектом исследования курсовой работы являются правовые нормы, регламентирующие гражданско-правовое положение юридического лица. Предмет исследования — общественные отношения, определяющие особенности формирования и функционирования различных видов юридических лиц.

1. Понятие и признаки юридического лица

В соответствии с п. 1 ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету.

Таким образом, юридическое лицо характеризуется рядом материальных и правовых признаков.

К числу материальных признаков относятся следующие.

А. Внутреннее организационное единство и внешняя автономия. Под внутренним организационным единством юридического лица понимается система существенных взаимосвязей всех структурных подразделений организации между собой и подчинения их руководящему органу. Благодаря внутреннему организационному единству юридическое лицо предстает не как известная совокупность (набор) образующих его элементов (цехов, отделов, служб), но как единое целое.

Внешняя автономия есть мера самостоятельности данной организации (юридического лица) в отношениях с другими лицами, причем указанная мера самостоятельности присутствует как во взаимоотношениях с учредителями (участниками) данного юридического лица, так и в отношениях со всеми иными лицами.

Б. Экономическое единство и обособленность имущества. Суть экономического единства в том, что имущество юридического лица принадлежит именно ему, а не структурным подразделениям. Им оно вверяется лишь в техническое управление. Принадлежность (присвоенность) всего комплекса имущества юридическому лицу находит свое выражение в наличии у юридического лица самостоятельного баланса или сметы.

Мерой обособленности имущества юридического лица является право собственности, право хозяйственного ведения либо право оперативного управления.

По общему правилу юридические лица обладают имуществом на праве собственности. Собственниками имущества являются хозяйственные товарищества и общества, кооперативы (производственные и потребительские), общественные и религиозные организации, благотворительные и иные фонды и др.

Право хозяйственного ведения на свое имущество имеют государственные и муниципальные унитарные предприятия. Собственниками же имущества являются соответственно Российская Федерация и субъекты Федерации, а также муниципальные образования.

Правом оперативного управления на принадлежащее им имущество обладают казенные предприятия и учреждения.

В. Руководящее единство выражается в том, что каждое юридическое лицо имеет один руководящий (высший) орган (не может быть двоевластия).

Чаще всего деятельность юридического лица организуется системой органов (например, общее собрание, совет директоров, генеральный директор).

21 стр., 10242 слов

Проблемы налогообложения имущества физических лиц

... также не определен состав платежей, которые можно отнести к имущественному налогообложению. Целью курсовой работы является рассмотрение понятия налогообложения имущества физических лиц, исследование проблем налогообложения имущества физических лиц. Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи: Определить ...

Каждый из органов имеет широкий круг полномочий. Но руководящий (высший) орган — один (в приведенном примере — общее собрание).

Г. Функциональное единство выражается в том, что каждое структурное подразделение и каждый орган выполняют свою специфическую функцию. Содержание ее подчинено целям образования и деятельности юридического лица. В результате — единство действий соответствующего юридического лица.

К числу правовых признаков юридического лица можно отнести следующие.

А. Законность образования юридического лица. Это означает, что не должны противоречить закону цели, для достижения которых образуется юридическое лицо. Кроме того, должны соблюдаться порядок и условия образования юридического лица, предусмотренные ГК РФ, Законом о государственной регистрации юридических лиц, иными федеральными законами.

Б. Способность организации от своего имени участвовать в гражданских правоотношениях (иметь имущество в собственности, права авторства, обязательственные права и т.д.).

В. Способность нести самостоятельную имущественную ответственность.

Юридические лица, кроме учреждений, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом.

Учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ либо учредительными документами юридического лица.

Г. Способность быть истцом и ответчиком в суде.

Д. Наличие учредительных документов. Юридическое лицо действует на основании устава, либо учредительного договора и устава, либо только учредительного договора. Юридическое лицо, не являющееся коммерческой организацией, в случаях, предусмотренных законом, может действовать на основании общего положения об организациях данного вида.

Учредительный договор юридического лица заключается, а устав утверждается его учредителями (участниками).

В учредительных документах определяются:

  • наименование юридического лица;
  • место его нахождения;
  • порядок управления деятельностью юридического лица;
  • другие сведения, предусмотренные законом для юридических лиц соответствующего вида.

В учредительных документах некоммерческих организаций и унитарных предприятий, а в установленных законом случаях — и других коммерческих организаций должны быть определены предмет и цели деятельности юридического лица. Предмет и определенные цели деятельности коммерческой организации могут быть предусмотрены учредительными документами и в случаях, когда по закону это не является обязательным.

В учредительном договоре учредители:

  • обязуются создать юридическое лицо;
  • определяют порядок совместной деятельности по его созданию;
  • устанавливают условия передачи ему своего имущества и участия в его деятельности;
  • определяют условия и порядок распределения между участниками прибыли и убытков, управления деятельностью юридического лица, выхода учредителей (участников) из его состава.

Часть первая ГК РФ, вступившая в силу 1 января 1995 г., достаточно подробно регламентирует правовое положение юридических лиц. Глава 4 Кодекса «Юридические лица», объединяющая ст. 48-123, введена в действие со дня официального опубликования части первой Кодекса (данная глава впервые официально опубликована 8 декабря 1994 г. в «Российской газете»).

4 стр., 1872 слов

Организация проведения процедуры медиации виды процессуальных ...

... форм медиативной юридической деятельности; 4. Рассмотреть порядок, условия проведения процедуры медиации и выбор медиатора; 6. Изучить вопросы применение норм о медиации в гражданском судопроизводстве; 7. Рассмотреть перспективы использования медиации в исполнительном производстве ...

Юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц (ст. 51 ГК РФ).

Таким образом, с точки зрения формально-юридической, именно благодаря государственной регистрации «рождается» новый субъект гражданского права — юридическое лицо.

Именно с момента государственной регистрации юридическое лицо правоспособно, т.е. с этого момента юридическое лицо может иметь гражданские права и нести обязанности (до того юридического лица просто не существует).

Правоспособность юридических лиц неодинакова. Анализ правил, включенных в ст. 49 ГК РФ, позволяет констатировать следующее:

  • а) по общему правилу юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности (абз. 1 п. 1 ст. 49).

    Таким образом, в первую очередь закон исходит из того, что правоспособность юридического лица носит специальный характер (в соответствии с целями деятельности, обозначенными учредительными документами) (можно то, что разрешено);

— б) коммерческие организации (хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия) могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. Иными словами, коммерческие организации обладают общей правоспособностью (можно все, что не запрещено).

Исключение сделано для государственных и муниципальных унитарных предприятий. Они, хотя и отнесены к числу коммерческих организаций, обладают специальной правоспособностью (абз. 2 п. 1 ст. 49).

Отмечая общепринятое в гражданско-правовой науке и нашедшее отражение в законе положение о возникновении правоспособности юридического лица с момента его государственной регистрации, нельзя игнорировать того, что реализация возможностей, входящих в ее содержание, в ряде случаев затруднена или попросту невозможна. Так, в силу правила, содержащегося в абз. 3 п. 1 ст. 49 ГК РФ, отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии).

Значит, до получения такого разрешения юридическое лицо независимо от указаний, содержащихся в учредительных документах, от того, является ли оно коммерческой или некоммерческой организацией и пр., не может заниматься соответствующим видом деятельности.

В соответствии с НК РФ юридическое лицо должно встать на учет в налоговом органе, а при неисполнении или ненадлежащем исполнении этой обязанности оно привлекается к ответственности. Банки открывают счета организациям, индивидуальным предпринимателям только при предъявлении свидетельства о постановке на учет в налоговом органе и т.д.

Таким образом, можно констатировать, что правоспособность юридического лица, возникнув с момента государственной регистрации юридического лица, не может быть реализована в полном объеме до совершения определенных действий; она может расширяться и сужаться в период существования юридического лица.

5 стр., 2309 слов

Некоммерческие организации как юридические лица

... основ некоммерческих организаций как юридических лиц. Задачи данной курсовой работы: 1) рассмотреть и раскрыть понятие, признаки и правосубъектность юридического лица; 2) рассмотреть и исследовать понятие и особенности некоммерческих организаций; 3) определить и раскрыть виды некоммерческих организаций; 4) ...

2. Виды юридических лиц и их законодательная и научно-правовая классификация

2.1. Законодательная классификация юридических лиц. Понятие коммерческих и некоммерческих организаций

Статья 48 ГК РФ определяет юридическое лицо — важнейшего наряду с гражданами субъекта гражданского права (п. 1) — и предлагает одну из его классификаций, в основе которой — наличие и характер правовой связи между юридическим лицом и его учредителем (учредителями) (пп. 2, 3).

В пп. 2 и 3 ст. 48 содержится классификация юридических лиц, в основе которой — признак наличия или отсутствия у учредителей (участников) имущественных прав в отношении юридического лица. Данная классификация напрямую связана с признаком имущественной автономии (абз. 1 п. 1 ст. 48) и с организационно-правовой формой (пп. 2, 3 ст. 50 ГК).

В п. 2 ст. 48 учредители (участники) имеют имущественные права в связи с участием в образовании имущества юридического лица (абз. 1), при этом в хозяйственных товариществах и обществах, в потребительских и производственных кооперативах они сохраняют обязательственные права (требования) в отношении самого юридического лица (абз. 2), а в унитарных предприятиях и учреждениях — вещные права на его имущество (абз. 3).

Напротив, в п. 3 ст. 48 учредители (участники) общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов, объединений (ассоциаций и союзов) не имеют в отношении данных юридических лиц имущественных прав.

Данная классификация позволяет разделить все юридические лица на организации — собственники автономного имущества (абз. 2 п. 2 и п. 3 ст. 48), и организации, обладающие в отношении данного имущества более узкими в сравнении с правом собственности правами хозяйственного ведения и оперативного управления (абз. 3 п. 2 ст. 48); она полностью соответствует правилам абз. 1 п. 1 ст. 66, пп. 3, 4 ст. 213 ГК, раскрывает правовой режим юридического лица, степень обособленности его имущества, решает важные вопросы, возникающие между учредителем (участником) и юридическим лицом.

Проецируя данную классификацию на другую (ст. 50 ГК), нетрудно заметить, что в абз. 2 и 3 п. 2 ст. 48 упоминаются коммерческие и некоммерческие организации, в п. 3 ст. 48 — только некоммерческие. В то же время, учитывая, что перечень форм некоммерческих организаций (в отличие от коммерческих) не исчерпывается ГК (абз. 1 п. 3 ст. 50 ГК), в пп. 2 и 3 ст. 48 попали лишь те некоммерческие организации, которые упоминаются в § 5 гл. 4 ГК. Поэтому остается открытым вопрос о месте в данной классификации госкорпорации — собственника автономного имущества, судьбу которого при ее ликвидации всякий раз должен определять закон, предусматривающий ее создание (пп. 1, 3 ст. 7.1 Закона о некоммерческих организациях).

В свою очередь, некоммерческие партнерства можно лишь условно отнести к числу юридических лиц, упоминаемых в абз. 2 п. 2 ст. 48: члены некоммерческого партнерства вправе получать при выходе часть имущества партнерства (его стоимость) в пределах стоимости имущества, переданного ими в собственность партнерства (кроме членских взносов), а также ликвидационную квоту в пределах стоимости имущества, переданного ими в собственность партнерства, только если иное не предусмотрено федеральным законом или учредительными документами партнерства (абз. 5, 6 п. 3 ст. 8 Закона о некоммерческих организациях).

3 стр., 1292 слов

Саморегулируемая организация оценщиков

... третьих лиц к одному оценщику по одному страховому случаю не может превышать шестисот тысяч рублей. 29 июня 2007 года в Российской Федерации зарегистрирована первая Саморегулируемая организация оценщиков – Некоммерческое партнерство «Саморегулируемая межрегиональная ...

Автономная некоммерческая организация однозначно принадлежит к числу юридических лиц, упоминаемых в п. 3 ст. 48 (абз. 2 п. 1 ст. 10 Закона о некоммерческих организациях).

посвящена коммерческим и некоммерческим организациям — важнейшей дихотомии юридических лиц, непосредственно связанной с феноменом предпринимательской деятельности, включенной в предмет гражданско-правового регулирования и отнесенной к ведению гражданского законодательства (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК).

Исходя из основной цели деятельности все юридические лица делятся на две группы: коммерческие организации преследуют, а некоммерческие организации не преследуют в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли (п. 1 ст. 50).

Поскольку занятие предпринимательством — не исключительная прерогатива коммерческих организаций (в п. 1 ст. 50 говорится о стремлении к извлечению прибыли только как об основной цели деятельности), предпринимательством могут заниматься и некоммерческие организации с соблюдением следующего ряда условий и ограничений: а) стремление некоммерческой организации к получению прибыли не должно превращаться для нее в самоцель (п. 1 ст. 50); б) получаемая некоммерческой организацией прибыль не должна распределяться между ее участниками, т.е. присваиваться ими (кроме членов потребительского кооператива — п. 5 ст. 116 ГК); в) осуществление некоммерческой организацией предпринимательской деятельности должно соответствовать тем целям, ради которых она создана, а также служить достижению этих целей (абз. 2 п. 3 ст. 50); г) наконец, возможность некоммерческой организации вести предпринимательскую деятельность не должна прямо исключаться законом.

В связи с предложенной в п. 1 ст. 50 дихотомией юридических лиц далее в п. 2 и абз. 1 п. 3 перечисляются организационно-правовые формы коммерческих и некоммерческих организаций. При этом используется уже не классификационный, а перечневый метод, а поскольку последний, не будучи основанным на строгом логическом критерии (критериях), является более свободным и гибким, при необходимости и в результате изменения закона формы юридических лиц могут подвергаться количественной и качественной динамике. Так, возможны сокращение или увеличение числа форм (за счет исключения одних и добавления других), а также внутренние изменения существующих форм (последнее, в частности, произошло в отношении унитарных предприятий в связи с изменением концепции казенных предприятий и обществ с ограниченной ответственностью, оказавшихся более «удаленными» от хозяйственных товариществ и «приближенными» к акционерному обществу).

Перечень форм коммерческих организаций исчерпывается рамками ГК РФ (п. 2 ст. 50), поэтому появление новых форм коммерческих организаций возможно только при условии соответствующего изменения ГК. Согласно п. 2 ст. 50 и с учетом пп. 2 и 3 ст. 66 ГК коммерческие организации могут создаваться только в формах: а) полного и б) коммандитного товарищества (ст. 69-81, 82-86 ГК); в) общества с ограниченной и г) с дополнительной ответственностью (ст. 87-94, 95 ГК); д) акционерного общества (ст. 96-104 ГК); е) производственного кооператива (ст. 107-112 ГК); ж) унитарного предприятия (ст. 113-115 ГК).

Особенности каждой формы определяют ГК и специальные законы (исключения составляют лишь не имеющие своего закона хозяйственные товарищества).

6 стр., 2973 слов

Управление организацией в непредвиденных обстоятельствах» + разбор ситуаций

... следующие задачи: изучить теоретические основы управления предприятием в непредвиденных обстоятельствах; провести анализ управления предприятием в условиях непредвиденных обстоятельств; предложить меры по управлению организацией в непредвиденных обстоятельствах; рассмотреть на практическом примере модель управления организацией в непредвиденных обстоятельствах. Объектом исследования выступает ООО ...

Поскольку императивная норма п. 2 ст. 50 явно ограничивает принципы свободы договора, автономии воли и самостоятельности (пп. 1, 2 ст. 1, абз. 1 п. 1 ст. 2, ст. 421 ГК), коммерческая организация не может быть создана ни в какой другой форме (в том числе за счет комбинирования элементов разных форм).

Именно поэтому исключено существование известного в прошлом индивидуального (семейного) частного предприятия, как и гипотетической акционерной коммандиты (акционерного общества с дополнительной ответственностью) — симбиоза акционерного общества и товарищества на вере (общества с дополнительной ответственностью).

В свою очередь, форма унитарного предприятия не может использоваться за рамками государственной (муниципальной) формы собственности для обеспечения интересов частного бизнеса. Отдельные формы коммерческих организаций внутренне неоднородны: акционерные общества могут быть открытыми или закрытыми (ст. 97 ГК), а унитарные предприятия — основанными на праве хозяйственного ведения и оперативного управления (ст. 114, 115 ГК).

Для целей правового регулирования некоторые формы группируются между собой благодаря наличию у них общих признаков, например хозяйственные общества (в рамках которых только и возможно явление дочерних и зависимых обществ — ст. 105, 106 ГК), хозяйственные товарищества и общества (обладающие общей частью — ст. 66-68 ГК).

Именно благодаря сходству отдельных форм и во избежание дублирования нормативного материала правила, посвященные одним формам, иногда в силу прямого указания закона могут применяться в отношении других форм (п. 2 ст. 82, п. 3 ст. 95 ГК).

Формы некоммерческих организаций не ограничиваются рамками ГК (абз. 1 п. 3 ст. 50) — их могут предусматривать и другие законы, различные по отраслевой принадлежности. Некоммерческие организации могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), фондов, учреждений, объединений юридических лиц (ассоциаций и союзов) (ст. 116-118, 120, 121 ГК).

Существуют также общины коренных малочисленных народов РФ, госкорпорации, некоммерческие партнерства, автономные некоммерческие организации (соответственно ст. 6.1, 7.1, 8, 10 Закона о некоммерческих организациях).

Отдельные формы некоммерческих организаций внутренне неоднородны, неоднозначным может быть и правовое регулирование разновидностей одной и той же формы. Так, учреждение может быть частным либо публичным (государственным или муниципальным); в свою очередь, государственное и муниципальное учреждение — бюджетным или автономным (п. 2 ст. 120, п. 1 ст. 298 ГК).

Однако Закон о некоммерческих организациях не распространяется на государственные и муниципальные учреждения, если иное не установлено федеральным законом (п. 5 ст. 1), а потому упоминает только о частных учреждениях (ст. 9).

В свою очередь, те государственные и муниципальные учреждения, которые являются автономными, особо регулирует Закон об автономных учреждениях. Некоторые формы некоммерческих организаций «пересекаются». Так, общественные объединения (ст. 117 ГК) могут создаваться в форме общественной организации, общественного движения, общественного фонда, общественного учреждения, органа общественной самодеятельности, политической партии (ст. 7-12, 12.2 Закона об общественных объединениях).

15 стр., 7174 слов

Курсовая работа теория государства и права как юридическая наука

... самостоятельной юридической науки, как теория государства и права, которую можно охарактеризовать как науку общественную, политическую, теоретико-историческую, обобщающую, исходную, фундаментальную и методологическую. Предметом исследования является теория государства и права как вводная, абстрактная и методологическая наука. Исходя из актуальности обозначенной темы, в настоящей работе ...

Коммерческие и (или) некоммерческие организации могут объединяться в ассоциации и союзы (п. 4 ст. 50, ст. 121 ГК).

Закон по-разному регулирует такие объединения, во всяком случае, являющиеся некоммерческими организациями. Так, объединение коммерческих организаций не может вести предпринимательскую деятельность самостоятельно и непосредственно: для этого оно должно преобразоваться в хозяйственное товарищество (общество) либо участвовать в нем (абз. 2 п. 1 ст. 121 ГК).

Данное правило не касается прочих объединений — некоммерческих организаций (п. 2 ст. 121 ГК), а также коммерческих организаций с некоммерческими: такие объединения вправе заниматься предпринимательством самостоятельно и непосредственно (без преобразования или участия в коммерческой структуре).

Коммерческие организации могут быть учредителями (участниками) некоммерческих организаций (ст. 15 Закона о некоммерческих организациях), за исключениями, предусмотренными законом (например, они не могут участвовать в общественных и религиозных организациях (объединениях) и госкорпорациях, учредителями которых могут быть только граждане и Российская Федерация соответственно).

Некоммерческие организации могут быть учредителями (участниками) коммерческих организаций, за исключениями, предусмотренными законом (например, они не могут быть полными товарищами в хозяйственных товариществах, а учреждения могут быть участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах на вере с разрешения собственника, если иное не установлено законом — п. 4 ст. 66 ГК).

Возможно преобразование коммерческих организаций в некоммерческие и наоборот (п. 2 ст. 104 ГК, ст. 34 Закона об унитарных предприятиях, пп. 1, 2, 4 ст. 17 Закона о некоммерческих организациях).

При разрешении споров, связанных с учреждением и регистрацией юридических лиц после 7 декабря 1994 года, необходимо руководствоваться главой 4 первой части Кодекса, имея в виду, что после указанной даты коммерческие организации могли быть созданы только в организационно-правовых формах, предусмотренных данной главой Кодекса. Создание юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, после официального опубликования части первой Кодекса в иных организационно-правовых формах рассматривается как нарушение установленного законом порядка их образования. Акты о регистрации таких юридических лиц в силу закона должны признаваться недействительными (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 28.02.1995 № 2/1).

2.2. Деление видов юридических лиц в науке гражданского права

При определении сущности юридического лица, являющейся динамичной категорией, главное состоит в определении структуры органов управления юридическим лицом и конкретных лиц, определяющих направления деятельности юридического лица и наделенных правом принятия решений по конкретным аспектам деятельности юридического лица. Иными словами, речь идет об органах и лицах, формирующих волю юридического лица на заключение сделок и совершение иных юридических действий с третьими лицами, в том числе и с государством. Данная составляющая структурного образования, называемого юридическим лицом, не является постоянно действующим фактором, поскольку в зависимости от уровня развития экономики страны и состояния законодательства о юридических лицах она может неоднократно модифицироваться.

7 стр., 3399 слов

Теория прав собственности

... мира стандартной микроэкономической теории выходим в реальный экономический мир, где права собственности недоопределены. Таким образом, права собственности имеют значение, лишь когда они недоопределены! Что означает, что права собственности и контракты не ...

Решение вопросов о правосубъектности юридического лица, выражаемого через его признаки (статическая категория) и сущности (динамическая категория), в значительной степени предопределяется правильно избранным программно-научным методом обеспечения организации и деятельности юридического лица. В научной литературе данное обеспечение обычно ассоциируется с различного рода теориями юридических лиц.

По времени создания данных теорий наиболее старой считается теория фикции с последующими ее модификациями. Ее возникновение связано с именем папы Иннокентия IV (XIV век), который, отвечая на вопрос о том, подлежит ли корпорация отлучению от церкви, заявил, что корпорация существует в человеческом воображении, что это фикция, придуманная разумом. Наибольший вклад в разработку данной теории в первой половине XIX века сделал немецкий ученый Савиньи, который утверждал, что юридическое лицо — «искусственный, допущенный в силу простой фикции субъект». Истинным же субъектом права считается только волеспособное и потому правоспособная личность — человек. Юридические лица как искусственные образования недееспособны. Дееспособны лишь их органы. В наиболее развернутом виде теория фикции была разработана Верховным судьей США Маршалом. «Корпорация — утверждал он, — есть искусственное существо, невидимое, неосязаемое и существующее лишь с точки зрения закона. Будучи чистым созданием закона, корпорация обладает лишь теми свойствами, которые сообщил ей учредительный акт, прямо или предполагая их необходимыми для ее существования».

Теория фикции была направлена главным образом на обоснование теории юридического лица как отдельного субъекта гражданских и торговых отношений, отличного от физических лиц, входящих в его состав. Данная теория лежала в основе разрешительной системы образования юридических лиц.

Дальнейшим развитием теории фикции явилась теория целевого имущества, связанная с именем немецкого пандектиста Бринца. К теории фикции и ее разновидности — «теории целевого имущества» — близко примыкает теория интереса, наиболее видными представителями которой были Иеринг и русский ученый Коркунов.

К данной же группе теорий необходимо отнести теорию коллективной собственности, одним из авторов которой являлся французский юрист Планиоль, а в дореволюционной России — Ю.С. Гамбаров, и теорию должностного и товарищеского имущества.

В особом положении находятся позитивистские и нормативистские теории юридического лица. По своей общей направленности они также близко примыкают к теории фикции. Подобно последней, позитивистские теории исходят из понятия юридического лица, как созданного правопорядком центра или точки «вменения» или «приурочения» некоторого комплекса прав и обязанностей. Однако в отличие от охарактеризованного выше фикционализма, который считает субъектом права только человека, позитивистские теории ограничиваются констатацией того, что всякое лицо — это продукт правопорядка, а юридическое лицо — некое организационное единство, выступающее вовне как целое. К наиболее ярким представителям позитивистских теории относятся немецкие юристы Рюмелин и Еллинек, дореволюционные русские цивилисты Дювернуа, Трубецкой и Шершеневич.

Оценивая роль теории фикции и все теории, примыкающие к ней, необходимо сказать следующее. Сторонники данных теорий практически решили одну очень важную задачу на стадии возникновения и первоначального развития капиталистических государств. Они обосновали самостоятельную правосубъектность юридических лиц, не отождествляемую с правосубъектностью отдельных индивидуумов, в том числе тех, которые входят в состав соответствующих юридических лиц. Средства, которыми они пользовались при этом, на тот период времени не имели решающего значения. Поскольку юридические лица как таковые провозглашались фиктивными образованиями, существующими лишь в сознании законодателя, теории фикции основывались на разрешительном порядке образования юридических лиц.

В период развитого капитализма, когда реальность существования организаций, являющихся юридическими лицами, не могла подвергаться сомнению, на смену теориям фикции пришли так называемые реалистические теории. По времени это было связано с введением нового порядка возникновения юридических лиц, называемого явочно-нормативным способом их создания. В основе «реалистических теорий» находилась органическая теория юридического лица, связанная с именем известного германиста Гирке. По Гирке, юридическое лицо представляет собой особый духовный организм, называемый союзной личностью. Основным пороком реалистических теорий юридического лица явилось отождествление интересов юридического лица с интересами крупных акционеров и полное игнорирование интересов средних и мелких акционеров. Что касается положительных качеств, то данные теории, как и теории фикции, имели своей основной целью обоснование правосубъектности юридических лиц.

В XX веке в промышленно-развитых странах Запада, прежде всего в США, стали получать распространение социальные теории юридического лица, направленные на определение социальной сущности организаций, признаваемых юридическими лицами. В числе данных теорий необходимо назвать следующие: народного капитализма, отделения собственности от управления, ответственности администрации корпорации перед обществом, демократии в корпорациях и корпоративного конституционализма. Названные теории в значительной степени имеют идеологизированный характер, преследуют цели оправдания деятельности американских корпораций как внутри страны, так и за рубежом.

В современной зарубежной правовой литературе теориям юридического лица обычно не уделяется большого внимания. Характерным даже для немецкого правоведения, ранее выдвинувшим подавляющее большинство теорий юридического лица, теперь является указание на то, что юридическое лицо следует рассматривать в качестве обобщающего юридико-технического понятия, служащего для признания «лиц или вещей» (предметов) правоспособными организациями, а сущность этого понятия объясняется многочисленными теориями, которые «не имеют практического значения и не обладают большой познавательной ценностью». Такой подход в значительной мере присущ как континентальному, так и современному англо-американскому праву.

В современный период развития российской правовой науки о теориях юридического лица также обнаруживается явный пробел в решении рассматриваемой проблемы, если не считать выдвинутой проф. Е.А. Сухановым теории персонификации имущества с целью признания юридического лица самостоятельным субъектом гражданского права. Данная теория основана на положениях ст. 48 ГК РФ, которая является далеко несовершенной с точки зрения характеристики взаимоотношений между членами (акционерами), с одной стороны, и организацией, являющейся юридическим лицом, как мы уже смогли убедиться в параграфе 2.1. настоящей работы. Но главная причина отсутствия теории юридического лица, пользующейся признанием большинства российских юристов, объясняется иными факторами. В их числе следует назвать по крайней мере два фактора. Во-первых, в экономической науке до сих пор не определены пути и тенденции развития и создания рыночной экономики. И, во-вторых, что не менее важно, многими учеными недооценивается практическая значимость и эффективность научно обоснованных теорий о сущности юридического лица на основе уже складывающихся отношений и тенденций фактической деятельности юридических лиц в нынешней России.

В России, вставшей на путь создания социально ориентированной экономики, в качестве теории юридического лица, как мне кажется, могла бы быть эффективно использована факторно-нормативная теория. Основной смысл данной теории заключается в том, что она является комплексной теорией, объединяющей две взаимосвязанные характеристики понятия и сущности юридического лица. Данная теория определяет самостоятельное существование юридического лица как отдельного субъекта гражданского права, независимого в своем возникновении и существовании от членов и иных лиц, входящих в его состав. В то же самое время она представляет возможность для раскрытия социально-экономической сущности юридического лица и системы внутренних органов, наделенных правом принятия решений по управлению организацией, являющейся юридическим лицом.

Если рассматривать классификацию юридических лиц в науке российского гражданского права, нельзя не согласиться с теоретическими положениями по этому поводу Е.А. Суханова, который подчеркивает, что конструкция юридического лица является весьма эффективным правовым способом организации хозяйственной деятельности. Юридически самостоятельные, имущественно обособленные организации составляют одну из основных групп участников развитого товарного оборота. Вместе с тем их появление, функционирование и развитие определяются господствующим в экономике типом хозяйственного механизма, т.е. принятой системой регуляторов (управления) экономической деятельностью — рыночной, планово-централизованной, смешанной (переходной).

В зависимости от этого расширяется или сужается сеть юридических лиц, появляются или исчезают те или иные их разновидности.

Так, в централизованно управляемой огосударствленной экономике статусом юридического лица наделяется производственное предприятие как таковое, как производственно-технический комплекс. При этом он одновременно является собственностью государства-учредителя, не будучи по-настоящему имущественно обособленным, и остается под его полным контролем. Государство же со своей стороны не только не отвечает своим имуществом по его долгам, но и запрещает другим кредиторам обращать взыскание на его «основные фонды» (т.е. на наиболее ценное имущество) как на объекты своей собственности. Очевидно, что такой своеобразный субъект оборота не может стать нормальным партнером для обычного (частного) собственника, а в правоотношения с другими такими же субъектами (несобственниками) вступает в основном в соответствии с указанием административно-плановых актов, т.е. по указаниям собственника, что существенно искажает и сам нормальный оборот.

Не случайно наши государственные предприятия свыше 30 лет (с конца 20-х до середины 60-х годов прошлого века) работали, вообще не имея формально признанных прав юридического лица и каких-либо прав на закрепленное за ними имущество государства, поскольку этого по сути и не требовалось тогдашними условиями хозяйствования. Ведь они были не товаропроизводителями, объективно нуждавшимися в участии в имущественном обороте и тем самым — в самостоятельной правосубъектности, а сугубо производственно-техническими образованиями, имевшими цель производство какой-либо продукции, заранее запланированный сбыт которой составлял уже не их задачу. Ясно, что сохранение такого субъекта права ни в коей мере не соответствует рыночной организации хозяйства.

В отличие от этого в рыночной экономике юридическими лицами становятся прежде всего организации коммерческого, а не сугубо производственного характера — различные торговые (коммерческие, хозяйственные) общества и товарищества. Находящиеся в их собственности предприятия (производственно-технические, имущественные комплексы) рассматриваются как объект, а не субъект права.

Существующая в российском правопорядке система юридических лиц обусловлена переходным (от централизованно управляемого к рыночно-организованному) характером современной отечественной экономики. В ее составе сохраняются поэтому преобладавшие в плановом хозяйстве унитарные (государственные и муниципальные) производственные предприятия, а также некоторые другие (некоммерческие) организации-несобственники (учреждения), признание которых юридическими лицами не свойственно традиционному рыночному обороту. Наряду с ними развиваются, занимая господствующее место, обычные для рыночной экономики субъекты — акционерные и другие хозяйственные общества и товарищества. Названные обстоятельства обусловливают и некоторые особые критерии классификации юридических лиц в российском гражданском праве, например их деление на собственников и несобственников (обладателей особых ограниченных вещных прав) закрепленного за ними имущества.

Классификация юридических лиц имеет важное гражданско-правовое значение. Во-первых, она дает исчерпывающее представление обо всех их разновидностях. Будучи закрепленной законом, она исключает появление правосубъектных организаций, не входящих в какое-либо подразделение данной классификации, и тем самым препятствует появлению среди участников оборота непонятных, сомнительных образований (типа разного рода «фирм», «корпораций», «центров» и т.п.).

Поэтому в интересах всех участников оборота закон устанавливает исчерпывающий, закрытый перечень («numerus clausus») видов юридических лиц, которые могут создаваться лишь в прямо предусмотренных им формах.

Во-вторых, такая классификация делает возможным четкое определение правового статуса той или иной организации и исключает смешение различных по юридической природе организационно-правовых форм хозяйственной деятельности. Так, «малые предприятия», подобно средним и большим, в действительности могут существовать не только в форме унитарных предприятий, но и в виде хозяйственных обществ, товариществ и производственных кооперативов, а «совместные предприятия» (с иностранным участием) — лишь в форме хозяйственных обществ или товариществ. Сами же «малые» и «совместные» предприятия обоснованно не признаются законом самостоятельными разновидностями юридических лиц.

3. Направления и тенденция развития гражданского законодательства относительно видов юридических лиц

Эпохальным документом, определяющим направления и тенденция развития гражданского законодательства относительно видов российских юридических лиц стала Концепции развития законодательства о юридических лицах (далее — Концепция), являющейся составной частью общей Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации. Ее содержание определяется рядом общих подходов, требований и принципов.

К ним, прежде всего, относятся необходимость упрощения и унификации законодательного регулирования в этой области устранение множественности действующих здесь законов и их взаимных противоречий повышение роли ГК РФ в регулировании статуса юридических лиц.

При этом важно отметить, что перечисленные положения стали результатом анализа реального состояния действующего законодательства о юридических лицах, а также судебной практики его применения, проведенного рабочей группой по созданию этой части Концепции, которая в значительной мере состояла из работников ВАС РФ, а не абстрактных теоретико-догматических рассуждений, хотя они, безусловно, опираются и на определенную научно-теоретическую базу.

Как известно, статус юридических лиц в настоящее время определяется не только общими положениями ГК РФ, но и множеством отдельных федеральных законов, нередко противоречащих как друг другу, так и ГК РФ. Общее состояние дел здесь нельзя назвать иначе как хаотическим.

В самом деле, например, статус кооперативов регулируется десятью отдельными законами, включая и Закон СССР от 26 мая 1988 г. № 8998-XI «О кооперации в СССР», до сих пор действующий в отношении отдельных видов потребительских кооперативов. Существование некоторых из этих законов не определяется какой либо насущной потребностью. В частности, Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. № 215-ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах» после закономерного краха «Социальной инициативы» — наиболее «яркой» из таких организаций, отчетливо показавшей фактические цели создания подобной разновидности кооперативов, — практически не работает и вполне может быть безболезненно отменен. Совершенно излишним является Федеральный закон от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации», поскольку есть Федеральный закон от 8 мая 1996 г. № 41-ФЗ «О производственных кооперативах». Невысоким юридическим качеством и соответствующей ему практической эффективностью обладают федеральные законы от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» и от 19 июля 1998 г. № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)», которые в своем нынешнем виде подлежат безусловной отмене, а содержащиеся в них немногочисленные полезные нормы о статусе этих юридических лиц вполне могут быть инкорпорированы в общие законы о кооперативах. Поэтому представляется, что вместо десятка отдельных законов в этой сфере достаточно иметь два закона: о производственных и о потребительских кооперативах (разумеется, при наличии соответствующих общих норм в ГК РФ).

Статус хозяйственных обществ регулируется лишь двумя федеральными законами — от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Однако содержащаяся в них регламентация в отдельных случаях не только противоречит общим нормам ГК РФ (особенно это касается статуса акционерных обществ), но и отличается крайней нестабильностью, ибо изменения в них вносятся едва ли не каждый месяц. Более того, результатом этих изменений стало появление в этих законах собственных норм о недействительных сделках (а ведь недействительные сделки согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ признаются таковыми только по основаниям, предусмотренным ГК РФ), об исковой давности и порядке ее исчисления, об объектах права собственности и т.д. В результате законодательство о хозяйственных обществах приобрело весьма опасную тенденцию постепенного обособления от общего гражданского законодательства.

Вместе с тем с учетом последних законодательных изменений статуса обществ с ограниченной ответственностью следует признать целесообразным давно назревший отказ от конструкции закрытых акционерных обществ (которые в значительной мере лишь дублируют статус и деятельность обществ с ограниченной ответственностью, принципиально отличаясь от них только наличием «акций», которые в закрытых акционерных обществах фактически нередко и не эмитируются), а также обществ с дополнительной ответственностью, не получивших реального распространения. Такие шаги также призваны упростить и унифицировать наиболее востребованную имущественным оборотом систему хозяйственных обществ как юридических лиц.

Следует подчеркнуть необходимость сохранения «двухуровневого» регулирования статуса юридических лиц (общие нормы — в ГК РФ, а специальные — в отдельных законах), исключая появление здесь «промежуточных» законов, например закона «О реорганизации юридических лиц». С этой точки зрения явно излишним представляется Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», который создавался исключительно с целью введения в гражданское право двух новых, но не очень-то и необходимых ему организационно-правовых форм — некоммерческого партнерства и автономной некоммерческой организации (в действительности он не регулирует даже самым общим образом статус всех некоммерческих организаций, например совершенно не касается статуса бюджетных учреждений).

Он же, как известно, стал юридической базой для создания государственных корпораций, а теперь еще и государственных компаний, также породивших серьезные практические проблемы.

Выход из этой ситуации очевиден: в ГК РФ должен быть закреплен исчерпывающий перечень не только коммерческих, но и некоммерческих организаций, поскольку невозможно бесконечно плодить все новые и новые организационно-правовые формы этих юридических лиц. Ведь каждый закон в данной области создает новую организационно-правовую форму — политическую партию, профсоюз, общественную организацию, торговую палату, адвокатское объединение и т.д. Так, Российская академия наук существует теперь в организационно-правовой форме «государственной академии». Эту тенденцию следует решительно пресечь.

Ведь в действительности речь идет не о новых организационно-правовых формах юридических лиц, а лишь о разновидности корпоративного объединения. Представляется, что для некоммерческих организаций вполне достаточно иметь пять организационно-правовых форм: три корпоративных (потребительский кооператив, общественная или религиозная организация, ассоциация или союз) и две унитарных (фонд и учреждение).

Нормы о них должны содержаться непосредственно в ГК РФ и исчерпывающим образом регулировать статус всех этих организаций как юридических лиц — участников гражданского (имущественного) оборота. Разумеется, этим никак не затрагивается содержательная сторона деятельности некоммерческих организаций, урегулированная специальными законами (речь идет только о тех ситуациях, когда они выступают в роли юридических лиц — субъектов гражданского права).

Для таких случаев специальные законы должны ограничиваться только признанием этих организаций юридическими лицами и последующей отсылкой к соответствующим нормам ГК РФ.

Если же некоммерческие организации собираются наряду со своей основной деятельностью еще и участвовать в предпринимательской деятельности, т.е. становиться активными, постоянными участниками гражданских правоотношений, к ним должны быть предъявлены и соответствующие дополнительные требования, Гарантирующие соблюдение интересов их контрагентов и вместе с тем определенным образом ограничивающие возможность постоянного предпринимательства под маской некоммерческой организации. Такие юридические лица вправе заниматься не любыми видами предпринимательства, а лишь соответствующими основному профилю их деятельности (например, вузы вправе оказывать научные и образовательные услуги, но не вправе заниматься розничной торговлей).

Такие виды деятельности должны быть исчерпывающим образом перечислены в их уставах (учредительных документах).

Наконец, эти юридические лица должны иметь и определенный уставный капитал, хотя бы в размере минимального уставного капитала обществ с ограниченной ответственностью.

Таким образом, предполагается сохранение законодательного деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации и соответствующего различия в их правовом статусе. Вместе с тем представляется назревшим закрепление в ГК РФ понятия корпоративной организации (корпорации), ибо многие «корпоративные» вопросы должны решаться единообразно и общим образом, причем непосредственно нормами ГК РФ. Это касается, например, вопросов принятия и исключения из числа членов корпорации, их права на участие в управлении корпорацией, включая право на информацию о деятельности этой организации и ее органов, и т.п.

В результате этого появляется необходимость законодательного закрепления традиционного для европейского континентального права деления юридических лиц на корпорации и организации некорпоративного типа. К первым следует отнести шесть видов юридических лиц: хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы (коммерческие организации), а также потребительские кооперативы, общественные или религиозные организации, ассоциации или союзы (некоммерческие организации).

Количество вторых существенно меньше: это унитарные предприятия (коммерческие организации), а также фонды и учреждения (некоммерческие организации).

Ясно, что этот перечень исчерпывающий.

Что касается «юридических лиц публичного права», предложения о признании которых особой разновидностью юридических лиц время от времени стали появляться главным образом в некоторых научных работах (отнюдь не только и не столько цивилистических), то необходимо иметь в виду следующие обстоятельства. Прежде всего, категория юридического лица публичного права, появившаяся и существующая прежде всего в правопорядках германского типа, является порождением их особого национально-исторического развития. Не случайно поэтому она по-разному выглядит, например, в Германии (где к таким субъектам относятся не только органы публичной власти, но и торговые палаты, университеты и т.п.) и Австрии (где речь идет прежде всего о гражданско-правовом статусе земель, муниципалитетов и тому подобных публично-правовых образований).

Иначе говоря, какие-либо единые «стандарты» для этой категории отсутствуют.

Относительно возможности ее признания в отечественном праве появляется ряд сложных и трудноразрешимых практических вопросов: кто собственник имущества такого юридического лица? Если это — государство (публично-правовое образование), то какое право на это имущество у самого юридического лица, каковы его пределы и чем оно будет отвечать перед своими контрагентами? Если же собственником этого имущества считать само юридическое лицо, то это означает необоснованную приватизацию публичного имущества (подобную той, которая фактически уже имеет место при создании госкорпораций и госкомпаний).

Далее, необходимо ли такое юридическое лицо в качестве самостоятельного участника гражданских правоотношений наряду с создавшим его государством (публично-правовым образованием) и не следует ли лишить государство гражданской правосубъектности? Авторы, отстаивающие необходимость этой конструкции, обычно пренебрегают тем обстоятельством, что в отечественном гражданском праве, в отличие от германского гражданского права, отсутствие «юридических лиц публичного права» традиционно восполняется признанием самостоятельной гражданской правосубъектности за публично-правовым образованием в целом. В конечном итоге все это приводит к выводу об отсутствии практической потребности в признании российским гражданским правом категории юридического лица публичного права.

Принципиальным направлением развития законодательства о юридических лицах, предлагаемым в Концепции, является определенное ужесточение требований к созданию, регистрации, реорганизации и ликвидации юридических лиц, особенно хозяйственных обществ, и усиление имущественной ответственности их органов (руководителей) и учредителей. Предлагается существенно, в несколько раз, повысить минимальный размер уставного капитала хозяйственных обществ и установить правило о его внесении в денежной, а не в иной имущественной форме, чтобы эти организационно-правовые формы крупного и среднего бизнеса имели реальный, а не символический характер. Следует также прямо признать, что хозяйственные общества предназначены не для мелкого, а именно для крупного (особенно акционерные общества) и среднего бизнеса. Для малого бизнеса должны в большей мере использоваться организационно-правовые формы кооперативов, а также товариществ, вообще не требующих никакого минимального уставного капитала и организационной структуры. Строго говоря, малый бизнес во многих случаях не нуждается в форме юридического лица, а вполне может развиваться индивидуальными предпринимателями.

Очевидной становится необходимость совершенствования действующего законодательства о регистрации юридических лиц. В своем нынешнем виде оно весьма либерально: не требуется проверка соответствия действительности данных, представляемых на регистрацию, что позволяет регистрировать многочисленные общества с ограниченной ответственностью на подставных лиц, а уведомительный, по сути, порядок внесения изменений в зарегистрированные учредительные документы позволяет осуществлять разнообразные корпоративные захваты (незаконное изъятие и перераспределение долей участников).

В таких условиях о публичной достоверности данных государственного реестра юридических лиц остается только мечтать.

Вместе с тем наряду с усилением требований к достоверности данных государственной регистрации юридических лиц необходимо и определенное упрощение ее оформления, в частности путем введения примерных уставов обществ с ограниченной ответственностью и, возможно, некоторых других юридических лиц (в пользу чего говорит и современный европейских опыт).

Весьма полезным представляется также усиление личной имущественной ответственности учредителей (участников) и руководителей (органов) юридических лиц, прежде всего хозяйственных обществ, за результаты своей деятельности, причем не только перед контрагентами созданных ими компаний (даже англо-американское право практикует здесь принцип «снятия корпоративной маски», предполагающий возможность возложения имущественной ответственности по долгам юридического лица непосредственно на его учредителей или участников), но и перед меньшинством участников компании, интересами которого наше законодательство во многих случаях фактически пренебрегает.

Результатом реализации положений и подходов, закрепленных в Концепции развития законодательства о юридических лицах, должно стать представляющееся необходимым повышение роли ГК РФ в регулировании статуса юридических лиц, сосредоточении именно в нем большинства соответствующих норм, что позволит сделать их непротиворечивыми и стабильными, в большей мере сориентировав их содержание и направленность на развитие добросовестного имущественного оборота.

Заключение

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что организационно-правовая форма юридического лица — это определенная нормами права совокупность связанных между собой признаков, дающих основание во внешнем проявлении отличать один вид юридического лица от другого. К таким признакам, определенным в правовых нормах, относятся: порядок создания; учредительные документы; объем правоспособности; порядок управления; ответственность участников (учредителей) по долгам юридического лица; порядок реорганизации и ликвидации юридического лица и другие.

Основным направлением законотворчества в сфере правового регулирования статуса юридических лиц должно считаться сохранение и поддержание центральной, основополагающей роли общих норм ГК РФ о юридических лицах. Она обусловлена гражданско-правовой природой этой юридической конструкции, рассчитанной, прежде всего и главным образом на потребности имущественного (гражданско-правового) оборота. Это делает целесообразным наличие в ГК общего правила о том, что все нормы отдельных законов как гражданско-правового, так и публично-правового характера, регулирующие статус соответствующих организаций как юридических лиц должны соответствовать нормам ГК о юридических лицах. Последние, в силу этого, подлежат применению при наличии противоречий между отдельными законами и ГК или между самими этими законами.

Вместе с тем, содержащаяся в гл. 4 ГК регламентация рассматриваемых отношений, безусловно, должна быть расширена. В ней должны содержаться, во-первых, общие нормы для всех юридических лиц (которые, видимо, должны быть дополнены некоторыми общими правилами о реорганизации юридических лиц и об имущественной ответственности органов юридических лиц); во-вторых, как минимум, общие положения обо всех отдельных видах юридических лиц (что, как показывает практика отечественного законотворчества, помимо прочего, создает определенные препятствия для постоянных непродуманных изменений действующего законодательства).

С этой точки зрения, очевидно, что ГК должен закрепить исчерпывающий перечень не только коммерческих, но и некоммерческих организаций.

Наличие в ГК общих норм («моделей») об отдельных видах юридических лиц даст возможность сосредоточить законы об отдельных видах юридических лиц на регламентации реальных особенностей их статуса и позволит объединить некоторые действующие законы. Необходимое сокращение общего количества законов о юридических лицах не только упростит регламентацию, но и снимет отдельные противоречия между ними и ГК, а также вопросы, связанные с соотношением отдельных законов.

Список использованных источников и литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/kursovaya/vidyi-yuridicheskih-lits-kommercheskie-i-nekommercheskie-organizatsii/

1. Нормативные и официальные документы

1.1. Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ, часть вторая от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ, часть третья от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ и часть четвертая от 18 декабря 2006 г. № 230-ФЗ (с изменениями от 24 февраля 2010 г.) // СПС Гарант

1.2. Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (с изменениями от 27 декабря 2009 г.) // СПС Гарант

1.3. Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (с изменениями от 5 апреля 2010 г.) // СПС Гарант

1.4. Федеральный закон от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (с изменениями от 19 июля 2009 г.) // СПС Гарант

1.5. Закон РФ от 19 июня 1992 г. № 3085-I «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации» (с изменениями от 21 марта 2002 г.) // СПС Гарант

1.6. Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (с изменениями от 27 декабря 2009 г.) // СПС Гарант

1.7. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (Проект Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства).- М., 2009.

1.8. Концепция правовой политики на период до 2008 года (утв. Торгово-промышленной палатой РФ) // СПС Гарант

2. Специальная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/kursovaya/vidyi-yuridicheskih-lits-kommercheskie-i-nekommercheskie-organizatsii/

2.1. Абрамова Е.Н., Аверченко Н.Н., Байгушева Ю.В. [и др.] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: учеб.-практич. комментарий (под ред. Сергеева А.П.).

— М.: «Проспект», 2010.

2.2. Алексеев С.С., Васильев А.С., Голофаев В.В., Гонгало Б.М. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический).

Части первая, вторая, третья, четвертая (под ред. Степанова С.А.).

— 2-е изд., перераб. и доп. — Екатеринбург.: «Институт частного права», 2010.

2.3. Бараненков В.В. // Юридический мир . № 8 . С. 50-59.

2.4. Бараненков В.В. // Юрист . № 9 . С. 33-37.

2.5. Болдырев В.А. // Право и экономика . № 7 . С. 81-87.

2.6. Голованов Н. М. Юридические лица. — СПб.: Питер, 2008.

2.7. Горелик А. П.К вопросу о понятии и признаках юридической личности // Вестник Российской правовой академии. 2007. № 1. С. 31 — 33.

2.8. Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть (отв. ред. — Е.А. Суханов).

— М.: «Волтерс Клувер», 2008.

2.9. Ельяшевич В. Б. Избранные труды о юридических лицах, объектах гражданских правоотношений и организации их оборота.-М.: Статут, 2007.

2.10. Интервью с Е.А. Сухановым, доктором юридических наук, профессором, заведующим кафедрой гражданского права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова // Законодательство, 2008 , № 4, с.17.

2.11. Козлова Н. В. Юридическое лицо с точки зрения закона и правовой науки // Вестник Московского университета. Серия 11, Право. 2008. № 5. С. 32 — 57.

2.12. Кузьминов А.А. // Юридический мир . № 8 . С. 34-37.

2.13. Литвинов Ю. В. О сущности юридического лица // Закон. 2008. № 5. С. 119 — 129.

2.14. Мозолин В.П. Современная доктрина и гражданское законодательство. — М.: «Юстицинформ», 2008.

2.15. Серова О. А. Юридические лица в гражданском праве — Самара: Самарская гуманитарная академия, 2008.

2.16. Суханов Е.А. // Журнал российского права . № 157 . С. 5-12.

2.17. Тюкавкин-Плотников А. А. К вопросу о признаках юридического лица // Академический юридический журнал. -2006. — № 2.- С. 23 — 31.

2.18. Юридические лица — субъекты гражданского права России: Монография /Авт кол. : Г. А. Беляева, О. А. Дьячкова, Ю. С.Ермолаева и др. ; Под ред. М. Ф. Медведева ; Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации. Волгоградская академия государственной службы. -Науч. изд. — Волгоград: Изд-во ВАГС, 2008.

З. Судебная практика

3.1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 1995 г. № 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»// СПС Гарант