Присвоение или растрата

Реферат

По своему правовому характеру хищение и незаконное присвоение относятся к наиболее «спорным» видам имущественных правонарушений. Законодательные структуры необоснованного сохранения и отчуждения вверенных им активов являются продуктом исторического развития права и отраженных им экономических отношений. За долгое время они кристаллизовались, чтобы более точно обозначать те эгоистичные злоупотребления собственностью, которые происходят в контексте относительных обязательств, возникающих в результате передачи вещей другим людям без передачи права собственности. Настоящее в этой точке зрения тоже не исключение, поэтому эта тема весьма актуальна.

1. Присвоение и растрата: эволюция норм и судебного толкования

Социальная опасность присвоения и растраты, по-видимому, является криминогенным следствием такой экономической системы, в которой обобществление производства становится доминирующим. Преступные формы, в которые облекаются указанные деяния , — криминологическая реальность общества, порождающего процессы «расщепления» («размывания») собственности в виде отделения от ее титула различных правомочий путем передачи собственниками административно-хозяйственных функций несобственникам (в частности, владельцам как их персонифицированным представителям).

Они не знакомы с теми экономическими системами, в которых владелец средств производства и обслуживающий их рабочий объединены в одном лице, при котором собственник сохраняет прямой контроль над своей собственностью.

Так, при господстве мелкотоварного производства, основанного на личном труде, когда и изготовителями, и продавцами продукта труда выступают сами собственники, когда они же самостоятельно обеспечивают охрану своего имущества, собственными силами осуществляют учет и распоряжение им, никому более не доверяя выполнение указанных функций, нет ни условий, ни места для появления и тем более распространения присвоений и растрат.

А. Г. Присвоение

Положение дел меняется в условиях индустриального производства. В условиях, когда средства производства принадлежат одним лицам, а ими фактически владеют и распоряжаются другие лица (профессиональные работники и служащие, поверенные и пр.), не являющиеся собственниками вверенного имущества, создаются предпосылки для распространения в обществе присвоений и растрат.

10 стр., 4858 слов

Понятие дисциплины, дисциплинарной ответственности и дисциплинарного ...

... 4) основания и порядок наступления дисциплинарной ответственности регулируются различными отраслями права. Но наибольшее число лиц несут дисциплинарную ответственность по трудовому и административному праву. Дисциплинарная ответственность по административному праву регулируется дисциплинарными уставами Вооруженных Сил РФ, таможенной ...

Формирование преступных категорий «присвоение» и «растрата» основывается не только на социально-экономических, но и на общеправовых основаниях. Уголовная противоправность указанных деяний — плод правового сознания, возникшего на рубеже двух эпох — доиндустриальной и индустриальной и отличающего абсолютные вещные права от относительных прав, собственность от владения Клепицкий И. «Вверенное имущество» в уголовном праве//Законность. 1995. № 12. С. 10.

Историческое развитие правовых категорий присвоения и растраты тесно связано с преднамеренным нарушением, прежде всего, гражданско-правовых договоров, заключаемых по поводу передачи собственниками своих вещей другим лицам во временное пользование и владение при условии оставления за собой права собственности.

Распространение в социуме, с одной стороны, указанных договорных правоотношений, а с другой — случаев присвоений и растрат потребовало создания особых уголовно-правовых конструкций, направленных на более надежную охрану собственников от имущественных посягательств со стороны законных владельцев.

В древнем и средневековом российском праве хищение и присвоение относились к разным гражданским правонарушениям. Так, по Соборному уложению 1649 г. присвоение подрядчиком материала, предоставленного ему заказчиком, утайка поклаж, обмен опекуном имущества малолетнего на свое, менее ценное, влекло возмещение убытков. Исключение составило злоупотребление имуществом со стороны «ювелиров и серебряных дел мастеров». За утайку или подмену драгоценных металлов, переданных им для обработки, изготовления украшений или ремонта последних, эти специальные субъекты несли уголовную ответственность в виде торговой казни («за то бити кнутом»).

А. В. Хищение

Свод законов Российской империи отнес присвоение (утайку) вверенного имущества к одной из разновидностей воровства-кражи. Согласно ему, «кража-кража также почитается, если кто-то, получив что-то под стражей, будет заперт в получении или попытается скрыть это другими способами…».

С середины XIX века в России произошло настоящее формирование рыночной системы. Основной правовой формой, в которой реализуются рыночные отношения, является договор. Усиление хозяйственного оборота и, как следствие, развитие договорных правоотношений значительно расширяют зону возможных проявлений обмана, принуждения и злоупотребления доверием. С расширением участия в имущественных отношениях частных лиц (корпораций и граждан), управомоченных собственниками или иными владельцами пользоваться и распоряжаться вверенным имуществом, получают распространение присвоения и растраты.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. провело более отчетливо разграничение кражи и анализируемых правонарушений. По этому Уложению кража — разновидность воровства, похищения. Присвоение и сокрытие вверенных им активов являются особыми правонарушениями, связанными с собственностью, ответственность за которые возникает по аналогии с мошенничеством, обманом и подделкой документов.

А. М. Прохоров

К присвоению Сенат относил незаконную продажу вещей, переданных собственником во временное пользование или отданных им для ремонта, утайку имущества, вверенного для продажи, а также (что сегодня обоснованно отвергается практикой) невозвращение собственнику взятой для осмотра вещи и уверение, что вещь возвращена.

16 стр., 7545 слов

Уголовно-правовая характеристика присвоения и растраты

... является хищение путем присвоения или растраты вверенного имущества. В 2012 г. рост присвоений и растрат имел место (по ... присвоения или растраты как самостоятельной формы хищения является особое правовое отношение субъекта к похищаемому имуществу, ... Целью настоящей работы является уголовно-правовая характеристика присвоения и растраты. Исследование понятия присвоения и растраты, элементов состава, ...

Особый интерес для современных правоохранительных органов представляют аргументы Сената о юридическом моменте прекращения присвоения и хищения. Эти преступления считались совершенными «не с момента передачи актива, а с момента его экспроприации или растраты». При этом момент окончания данных посягательств по разъяснениям Сената есть quaestio facti и связан с внешним выражением преступления (способом, обстановкой и пр.), характеризующимся разнообразием форм. Одна из таких форм — противоправное удержание (невозвращение) виновным переданной ему вещи путем отрицания факта ее вверения либо путем заведомо ложных утверждений о распоряжении вверенным имуществом согласно воле собственника либо под ложным предлогом неосторожной или случайной утраты переданных ценностей, их уничтожения или хищения другими лицами. Указанные виды незаконного удержания были признаны завершенными в то время, соответственно, «отказ был виновен в получении вверенного имущества или декларации о том, что оно уже было возвращено, передано или использовано по назначению, или предположительно уничтожено или проиграл без вины». Вторая форма — неправомерный отказ виновного возвратить вверенное имущество; в этом случае присвоение считалось завершенным в момент такого отказа. Третья форма — незаконное распоряжение вверенным имуществом виновной стороной путем его использования по назначению или передачи другим лицам, когда незаконное потребление вверенного имущества или его отчуждение третьим лицам привело к совершению преступления. Наконец, четвертая форма и соответствующий ей момент окончания — установление факта присвоения при проведении контрольной проверки, ревизии и пр. Попытка фактического присвоения невозможна, если она принимает первую, вторую или четвертую из вышеупомянутых форм. Напротив, покушение на противоправное распоряжение вверенным (третья форма) вполне вероятно и состоит в неудачной попытке виновного незаконно определиться с юридической судьбой вещи.

В Уголовном уложении 1903 г. анализируемые правонарушения были выделены в особую разновидность имущественных преступлений и по составам, и по предусмотренным за их совершение мерам наказания. Однако здесь законодатель отклонился от прежних подходов к правовой природе присвоения и растраты. Статьи об этих преступлениях были опубликованы в главе 31 «В случае неуведомления об обнаружении, присвоении чужого имущества и злоупотреблении доверием». Таким образом, Уголовный кодекс приблизил рассматриваемые действия к злоупотреблению доверием, преступному явлению, которое выражается в ненадлежащем управлении активами других лиц в отличие от законных интересов доверителя.

Согласно Декрету СНК от 21 октября 1919 г. «О борьбе со спекуляцией, хищениями в государственных складах, подлогами и другими злоупотреблениями по должности в хозяйственных и распределительных органах» изымались из общей подсудности и передавались в ведение особого ревтрибунала по делам о спекуляции при ВЧК дела о должностных преступлениях лиц, совершивших хищения. Положением о революционных военных трибуналах, утвержденным Декретом ВЦИК от 20 ноября 1919 г., к компетенции этих органов были отнесены также дела о присвоении и растрате военнослужащими вверенного им имущества.

Согласно этому Регламенту хищение, растрата, уничтожение имущества, вверенного службе, и другие действия классифицируются как преступные действия общеуголовного характера. Наказания, налагаемые судом, могут включать выговор, денежную санкцию, частичную или полную конфискацию имущества, лишение всех или некоторых политических прав бессрочно или на определенный срок, тюремное заключение, казнь.

29 стр., 14263 слов

Присвоение и растрата: уголовно-правой аспект

... правовая характеристика присвоения или растраты 1.1 Объективные признаки присвоения или растраты Присвоение и растрата чужого имущества, вверенного виновному, в рамках российской уголовно-правовой доктрины традиционно признаются самостоятельными формами хищения, а, следовательно, отдельными составами преступлений против ...

Герцензон А. А.

Еще одним Декретом ВЦИК и СНК от 1 сентября 1921 г. «Об установлении усиленной ответственности для лиц, виновных в хищении грузов во время перевозки их» предусматривалась высшая мера наказания (расстрел) для лиц, перевозивших грузы, гужевым, водным и другим путем, а также для наблюдавших за этими перевозками агентов, виновных в совершении хищения грузов в пути.

24 мая 1922 г. сессия ВЦИК утвердила первый Уголовный кодекс РСФСР, введенный в действие 1 июня того же года. В Кодексе ответственность за корыстные посягательства на собственность была предусмотрена в основном нормами главы «Имущественные преступления» (ст. 185 — присвоение).

Как писал Б. Змиев, под именем имущественных преступлений разумеются преступные посягательства, объектом которых является имущество, принадлежащее как отдельным лицам, так и общественным организациям или государству в целом Змиев Б. Уголовное право. Часть Особенная. Вып. 1. Преступления против личности и имущественные. Казань, 1923. С. 37.

Постановлением ВЦИК от 10 июля 1923 г. в УК была введена новая ст. 180 следующего содержания: «Хищение из государственных и общественных складов, вагонов, судов и других хранилищ, производившееся систематически как путем краж, так равно и путем учинения подлогов, составления неправильных актов и т. п. преступных действий или совершенное ответственным должностных лицом или при особо крупных размерах похищенного, карается лишением свободы на срок не ниже трех лет, а при отягчающих вину обстоятельствах — высшей мерой наказания».

В истории советского уголовного законодательства эта статья была свидетельством тенденции использовать в целях эффективной борьбы с хищениями государственного и общественного имущества обобщенное понятие «хищение», не детализируя уголовную ответственность в зависимости от форм хищения: кражи, присвоения, мошенничества и т. д.

Примечательно высказывание Б. Змиева, что советское законодательство, не отрицая важности института частной собственности, не может одновременно ставить перед собой задачу защиты частной собственности с помощью жестких репрессий. Частная собственность охраняется только в той мере, в какой это диктуется необходимостью поддержания определенного экономического правопорядка. Если же потерпевшим и являются общественные группы или государство в целом, советский законодатель не останавливается перед суровой карой, вплоть до высшей меры наказания Змиев Б. Указ. соч. С. 38. Исходя из этой позиции, за кражу имущества, принадлежащего государству или государственному органу, было увеличено наказание, предусмотренное Уголовным кодексом 1922 года.

А. А. Присвоение

В отличие от кражи и мошенничества, отмечал Б. Змиев, имущество при присвоении поступает в распоряжение обвиняемого не путем похищения и не путем обмана, а передается ему потерпевшим добровольно для известной цели Змиев Б. Указ. соч. С. 52.

Присвоение (а с 10 июля 1923 г. и растрата) должностным лицом «денег или иных ценностей, находящихся в его ведении в силу его служебного положения», квалифицировалось как должностное (служебное) преступление. Кроме того, за эти действия к должностным лицам «с особыми полномочиями» была применена смертная казнь, а также за присвоение «особо важных государственных ценностей».

27 стр., 13051 слов

Преступления против собственности в Российской Федерации и других странах

... эти имуществом. Непосредственным объектом преступления против собственности выступает определённая форма собственности, которая нарушается в результате преступного посягательства. Под собственностью обычно понимаются экономические отношения между людьми, выражающие исторически конкретную форму присвоения ими ...

1 января 1927 г. был введен в действие принятый 22 ноября 1926 г. новый Уголовный кодекс РСФСР.

В главе седьмой УК «Имущественные преступления» предусматривалась ответственность за присвоение и растрату имущества, в которой раскрывалось понятие только присвоения (удержание с корыстной целью чужого имущества, вверенного для определенной цели).

По мнению А. Жижиленко, присвоение, определяемое в законе «как „удержание“, являлось по своей сущности бездействием, оно не могло быть отнесено к похищению, так как при присвоении в отличие от похищения не было изъятия, а есть только обращение чужого имущества в сферу своего имущественного обладания» Жижиленко А. Преступления против имущества и исключительных прав. М., 1982. С. 40, 48 — 49.

Уголовные кодексы РСФСР 1922 и 1926 годов отнесли анализируемые деяния к самостоятельной группе имущественных посягательств, строго отграничив их, с одной стороны, от краж и других форм похищений чужого имущества, а с другой — от мошеннического получения чужого имущества и случаев злоупотребления доверием (которые по названным УК охватывались понятием мошенничества).

Эти законы исходили из положений, согласно которым при присвоении нет нарушения владения, которым характеризуется похищение; предмет присвоения должен быть еще до преступления добровольно передан собственником для определенного назначения виновному и находиться в правомерном обладании последнего. Вышеуказанные позиции сегодня занимают швейцарское законодательство.

А. А. Жижиленко

Исходя из содержания статей УК 1922 г. и УК 1926 г., под присвоением понималось корыстное удержание чужого имущества, вверенного для определенной цели, или растрата такого имущества. Как видите, в этих законах указаны две формы преступлений: удержание и хищение. При этом консервация рассматривалась как незаконное бездействие, заключающееся в невозвращении или неиспользовании актива по назначению в течение срока, указанного в контракте, либо при наступлении других обстоятельств, указанных в ст договор, или по требованию кредитора. Хищение было квалифицировано как незаконное распоряжение имуществом, вверенным преступниками. Сроки окончания присвоения здесь зависят от его индивидуальных форм и конкретных обстоятельств дела. Противоправное удержание (одна из форм присвоения) считалось юридически завершенным, когда наступала обязанность возвратить вещь или использовать ее по назначению. Этот момент, в свою очередь, был связан со сроком исполнения обязательства или с постановкой категорического вопроса собственником вверенной вещи. Хищение было признано совершенным в момент совершения правонарушения, при котором виновная сторона совершила отчуждение вверенного ему имущества, его расходование или потребление. Покушение на присвоение (удержание или растрату) считалось невозможным. С субъективной точки зрения удержание отличается от задержки исполнения обязательства, а растрата — от потери вверенного актива.

7 августа 1932 г. ЦИК и СНК СССР приняли Постановление «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». Во-первых, данный акт впервые среди объектов уголовно-правовой охраны выделяет государственную, колхозную, кооперативную собственность, заявляя о приоритетности ее защиты, во-вторых, устанавливает суровые меры ответственности за хищение колхозного и кооперативного имущества, предусмотрев за эти деяния смертную казнь, а при смягчающих обстоятельствах — лишение свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества, без права осужденного на амнистию.

3 стр., 1386 слов

Договоры по передачи имущества в собственность их виды

... субъекта правом собственности происходит именно в рамках договора купли-продажи2. Договор купли-продажи является: консенсуальным, возмездным, двусторонним. В отношении субъектов договора требуется, чтобы продавец был собственником продаваемого имущества. Однако допускается заключение договора по продаже товара, ...

В целях устранения существующего разнобоя по вопросам квалификации хищений и установления единства законодательства об уголовной ответственности за их совершение Президиум Верховного Совета СССР 4 июня 1947 г. издал два Указа: «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан».

Таким образом, в соответствии с первым постановлением хищение, растрата «или иное хищение» государственного имущества каралось лишением свободы на срок от семи до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой. Те же действия по отношению к колхозному, кооперативному «или иному общественному имуществу» наказывались кроме конфискации заключением в лагере на срок от пяти до восьми лет.

При наличии квалифицирующих признаков (повторности, организованной группы, крупного размера) хищение государственного имущества наказывалось заключением в лагере на срок от десяти до двадцати пяти лет с конфискацией имущества, а хищение общественного имущества — заключением в лагере на срок от восьми до двадцати лет с конфискацией имущества.

Поворотным пунктом в развитии норм уголовного права России о присвоении и растрате стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества». В статьях этого нормативного акта присвоение и растрата, совершенные в области охраны государственной, колхозной, кооперативной и иной общественной собственности, впервые в истории отечественного законодательства были признаны разновидностями хищения государственного и общественного имущества.

27 октября 1960 г. был принят новый Уголовный кодекс РСФСР, который вступил в силу с 1 января 1961 г.

В новом Уголовном кодексе ответственность за преступления против собственности предусмотрена одновременно в двух главах Особого раздела — во второй главе «Преступления против социалистического наследия» и в главе пятой «Преступления против личной собственности». Примечательно, что преступления против собственности других социалистических государств наказывались по статьям главы второй Особенной части УК, а преступления против собственности «объединений, не являющихся социалистическими», даже если они были российскими, — по статьям главы пятой.

В новом УК была продолжена линия на приоритетную охрану социалистической собственности (государственной и общественной), что вполне соответствовало положениям Конституции СССР 1936 г.

Таким образом, в Уголовном кодексе РСФСР социалистическая собственность как объект уголовной защиты занимала второе место после «советского общественного и государственного строя». Нарушения социалистической собственности по степени опасности перевешивали преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности.

Конечно, уголовный кодекс наказывает преступления против социалистической собственности строже, чем аналогичные преступления против личной собственности.

54 стр., 26849 слов

Проблемы квалификации преступления, предусмотренного ст

... проблемы квалификации кражи, в частности рассмотреть отграничение кражи от смежных составов преступлений. Итак, на наш взгляд, в настоящее время актуальность изучения вопросов хищения квалификации подтверждается указанными выше обстоятельствами. В заключении работы ...

Законом РСФСР от 25 июля 1962 г. Уголовный кодекс РСФСР дополнен статьей, предусматривающей ответственность за хищение государственного или общественного имущества в особо крупном размере, независимо от способа хищения. Следственной и судебной практикой признан особо крупный ущерб в размере более 10 000 рублей. Наказание по этой статье было в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества, со ссылкой или без таковой или смертной казни (11, «https:// «).

Правильно отмечал Ю. Северину, что для квалификации кражи как растраты или растраты необходимо установить, что преступник, совершив преступление, использовал свое особое положение по отношению к похищенному имуществу. Если же какое-либо лицо совершило хищение вверенного ему имущества, не использовав при этом своих правомочий в отношении этого имущества, а, например, проникло в нерабочее время в хранилище, сданное под охрану сторожа, такие действия должны быть квалифицированы как кража, поскольку виновный совершил преступление способом, каким могло его совершить и всякое другое лицо Северин Ю. Важнейшая задача суда — охрана социалистической собственности//Бюллетень Верховного Суда СССР. 1962. № 4. С. 21.

Тот факт, что автор имел определенные полномочия в вопросах социалистической собственности в ходе хищения, растраты или злоупотребления служебным положением, в значительной степени облегчил как конфискацию имущества преступным путем, так и сокрытие следов преступления.

Случаи хищения и растраты, когда должностное лицо становилось объектом преступления, были очень близки и часто на практике переплетались с кражами за злоупотребление служебным положением.

Последние серьезные изменения в Третий Уголовный кодекс РСФСР были внесены после распада СССР Федеральным законом от 1 июля 1994 г. «Коллективное законодательство Российской Федерации. 1994. № 10. Ст. 1109.

Второй глава был исключен из Уголовного кодекса, а в пятом была установлена ​​такая же ответственность за преступления против собственности, независимо от их формы.

Конституции РФ

В главе пятой УК появилась новая статья о хищении — 147.1 («Присвоение вверенного имущества»).

Причем если в ч. 1 ст. 147.1 предусматривалась ответственность как за присвоение, так и за растрату любого имущества, то в ч. 2 этой статьи устанавливалась ответственность также за «хищение государственного имущества путем злоупотребления должностного лица своим служебным положением».

А. Г. Присвоение

УК РФ 1996 г. — вторая кодификация уголовного права России, в которой присвоение и растрата признаны хищением чужого имущества (ст. 160).

Проанализированные преступления, хотя последние два уголовного кодекса упоминаются как формы кражи, имеют двойственный характер, что необходимо учитывать в полиции. С одной стороны, присвоение и незаконное присвоение нарушают права собственности и другие имущественные права, поскольку причиняют материальный ущерб собственнику или другому собственнику вверенного имущества, который передал вещь в законную собственность правонарушителя. С другой стороны, они наносят ущерб имущественным отношениям, которые, как правило, возникают на основании трудового договора или гражданско-правовых сделок, и выражаются в злоупотреблении доверием, которое проявляется к виновным самим фактом передачи права собственности чужая собственность ему. Корыстное использование доверия в рамках договорных отношений является специфическим элементом этих деяний и точнее всего определяет их правовую природу в условиях предпринимательской экономики как преступлений, посягающих на отношения по имущественному обороту, на отношения, выражающие динамику рыночного хозяйства.

10 стр., 4958 слов

Расследование преступлений в сфере экономической деятельности

... расследованию; особенность ситуации возбуждения уголовного дела; характер механизма доказывания по конкретному уголовному делу. Задержание подозреваемого. По делам о присвоении или растрате ... можно расшифровать номера телефонов соучастников преступления, получить расчеты, относящиеся к так ... товароведы, специалисты-криминалисты. Наложение ареста на имущество имеет своей целью обеспечить возможность ...

Как уже было замечено ранее, современные подходы к правовым оценкам в области противодействия анализируемым посягательствам обозначены Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 декабря 2007 г. № 51. Исходя из этих судебных разъяснений, основным объектом присвоения и растраты выступают имущественные отношения, складывающиеся по поводу владения, пользования и (или) распоряжения вещами, вверенными другим лицам без передачи права собственности на них. При этом имущественные отношения, нарушенные присвоением и хищением, получают различные юридические формы выражения, не ограничиваясь имущественными правами. В соответствии с п. 18 указанного Постановления, данные отношения возникают «в силу должностного или иного служебного положения, договора или специального поручения». Эти отношения регулируются трудовым (служебным) законодательством либо гражданским правом, если основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников.

Вверенным имуществом как предметом присвоения и растраты является вещь, которая в момент совершения преступления, с одной стороны, принадлежит потерпевшему на праве собственности или иного вещного права, а с другой — находится в правомерном владении, пользовании и (или) распоряжении виновного. С юридико-технической стороны вверенное имущество — чужое имущество, которое передано по гражданско-правовому договору, трудовому договору либо по иным правовым основаниям, не влекущим перехода права собственности, виновному лицу, наделенному в отношении этого имущества правомочиями по владению, пользованию или распоряжению либо административно-хозяйственными полномочиями.

Как разъяснил Верховный Суд РФ , под вверенным имуществом следует понимать имущество, которое находилось не только в правомерном владении виновного, но и в его ведении. Такое судебное толкование увеличивает объем понятия вверенного имущества, охватывая этой категорией как чужие вещи, которыми непосредственно владеет лицо (которые находятся у него «в руках»), так и имущество в широком смысле слова, к примеру, находящееся на балансе и банковских счетах организации, в отношении которого работник или служащий этой организации наделен административно-хозяйственными функциями (по управлению, учету, контролю, реализации и пр.).

В то же время следует подчеркнуть, что распоряжение активами, находящимися под юрисдикцией, часто осуществляется через подчиненных службе или работе лиц, которые могут иметь такое имущество в законном владении. В этом случае предметом растраты или растраты является должностное лицо, государственный или городской служащий, не являющийся должностным лицом, или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческих или других организациях. Такое деяние образует состав присвоения (растраты), совершенного с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 160).

9 стр., 4232 слов

Особенности расследования хищений

... выбору технических средств, отработке методов сокрытия следов преступления. Направленные на незаконное завладение чужим имуществом присвоение, растрата, а также злоупотребление должностным лицом своим служебным ... и физическим лицам. Подготовка к присвоению может заключаться в регистрации предприятия только для осуществления одной или нескольких операций по хищению денежных средств и материальных ...

В соответствии с разъяснениями Верховного Суда РФ , объективная сторона присвоения и растраты состоит в противоправном безвозмездном обращении имущества, вверенного виновному, в свою пользу или пользу других лиц, причинившем ущерб собственнику или иному законному владельцу этого имущества (п. 18 Постановления).

При характеристике указанного элемента анализируемых преступлений вышестоящий суд не использует категорию «незаконное завладение чужим имуществом». Это правильно, поскольку изъятие не является обязательным признаком присвоения и растраты. Такие узурпации обычно не связаны с посягательством на владение другими лицами, что связано с обнаружением объекта преступления в законном владении преступника до совершения преступления. Лицу же, у которого предмет предстоящего преступления находится «в руках», незачем его изымать с целью незаконного обращения в свою пользу или пользу других лиц.

Анализируемые преступления на основании упомянутых выше юридических разъяснений могут выражаться в активных и пассивных формах поведения. С точки зрения Верховного Суда РФ , присвоение состоит в противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника. Растрата заключается в противоправных действиях лица, которое истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам (п. 19 Постановления).

Между тем более глубокий анализ состава этих преступлений позволяет усомниться в такой правовой особенности их объективной стороны. Как представляется, присвоение и растрата состоят в причинении имущественного ущерба путем противоправного неисполнения виновным возложенных на него обязанностей по добросовестному владению, пользованию и (или) распоряжению вверенным имуществом. При этом присвоение может быть совершено в виде чистого или смешанного бездействия (неправомерного удержания вверенного имущества, отказа возвратить его потерпевшему, сокрытия такой вещи или иного уклонения от выполнения обязанности по передаче имущества).

Отказ совершается в форме смешанного бездействия, когда обязательства не выполняются путем незаконного отчуждения, потребления или иного распоряжения вверенным имуществом.

Пленум правильно разъяснил, что растрату следует считать оконченным преступлением с момента противоправного издержания (израсходования) вверенного имущества. Вопрос же о моменте окончания присвоения не получил в Постановлении от 27 декабря 2007 г. ясного решения.

По мнению Верховного Суда, присвоение считается оконченным с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу (например, с момента, когда лицо путем подлога скрывает наличие у него вверенного имущества, или с момента неисполнения обязанности лица поместить на банковский счет собственника вверенные этому лицу денежные средства).

В этой связи следует указать на некорректность формулировки о «совершении действий, направленных на обращение имущества в свою пользу». Она говорит, скорее, о покушении на присвоение, нежели о завершении этого деяния, которое состоит в окончательном обращении вверенного имущества в пользу виновного или других лиц. Мне близка идея, из которой исходила судебная практика конца XIX — начала XX вв. Момент окончания присвоения есть quaestio facti. Он во многом зависит от правовой природы соглашения о передаче имущества. К примеру, если имущество было вверено по договору на определенный срок, то присвоение можно считать оконченным с момента фактического невозвращения имущества в срок, установленный соглашением сторон. При этом необходимо принимать во внимание положение гражданского законодательства о просрочке должника (ст. 405 ГК РФ).

В заключение подчеркнем, что настоятельное требование времени — обеспечение надежной охраны имущественных отношений, складывающихся по поводу как принадлежности, так и перехода имущества (в широком смысле слова), независимо от правовых форм их выражения. Успешное решение этой задачи зависит в немалой мере от качества уголовного закона и практики применения его норм о присвоении и растрате с учетом современных трансформаций этих правонарушений в условиях рыночной экономики.

2. Вверенное имущество как предмет присвоения или растраты

Предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество. На практике, например, нередки случаи мошеннического, а порой путем насилия или угрозы завладения приватизированными квартирами, что полностью подпадает под признаки хищения чужого имущества. Вместе с тем предметом присвоения или растраты не может быть недвижимое имущество.

Несмотря на то, что предмет присвоения или растраты аналогичен предмету иных форм хищения, исследуемые формы могут быть дифференцированы, в силу своих специфических особенностей, которые заключаются в особом правовом положении похищаемого имущества. Общим для указанных форм хищения является особое отношение субъекта общественно опасного деяния к похищаемому им чужому имуществу, которое должно быть ему вверено Эриашвили Н. Д. Присвоение и растрата чужого имущества как форма хищения (уголовно-правовой анализ): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 15.

Действующее уголовное законодательство признает присвоение и растрату формами хищения чужого имущества. Подавляющее большинство ученых-правоведов справедливо полагают, что в ст. 160 УК РФ предусмотрена ответственность за хищение, совершение которого возможно в двух формах: присвоения и растраты.

Однако до принятия УК РФ 1996 г. хищение имущества, вверенного виновному, имело место и в других формах. Сегодня именно этим признаком присвоение и растрата отличаются от остальных форм хищения.

Братенков С. И.

Относительно понятия «вверенное имущество» ни в научной литературе, ни в судебной практике пока нет единства мнений.

Судебная практика предлагает считать имущество вверенным при обстоятельствах, когда:

  • такое имущество находится в правомерном владении субъекта преступления;
  • владение связано с осуществлением виновным в отношении имущества правомочий по управлению, распоряжению, доставке или хранению;
  • правомочия в отношении похищаемого имущества возникают у лица в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения со стороны собственника или владельца имущества.

    А.

А. Вверенное

Итак, понятие «хищение вверенного имущества» означает следующее: во-первых, похищается имущество, в отношении которого лицо наделено определенными правомочиями; во-вторых, именно это лицо совершает хищение такого имущества; в-третьих, виновное лицо использует свои правомочия в отношении имущества для его присвоения или растраты, т. е. злоупотребляет оказанным ему доверием со стороны собственника (владельца) имущества.

Э. Р. Некоторые

Наличие правомочий предполагает, что его обладатель может с определенной степенью свободы и собственного усмотрения распоряжаться или управлять вещами в интересах того, кто передал ему такого рода полномочия.

В. М. Лебедева

В то же время если лица наделяются правомочиями по приему и выдаче имущества, переданного под охрану и транспортировку, приему оплаты за выдаваемое имущество, то такое имущество следует считать вверенным.

При этом вовсе не обязательно, чтобы у субъекта был весь набор этих правомочий, достаточно любого из них. Такие правомочия возникают в силу должностных обязанностей, договорных отношений или даже в силу разового специального поручения. Передача имущества в правомерное владение представителю предприятия, учреждения, организации с наделением указанными правомочиями означает, что данный субъект стал материально ответственным лицом, причем им может быть и должностное, и не должностное лицо (кладовщик, экспедитор, продавец, кассир и др.).

О. В. Проблемы

Думается, буквальное толкование ст. 160 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что законодатель однозначно определил предметом присвоения и растраты только такое имущество, которое вверено виновному. Однако при такой трактовке рассматриваемого понятия под действие ст. 160 УК РФ не подпадают действия лиц, которым имущество непосредственно не вверено, а находится в их ведении (руководители организаций, главные бухгалтеры и др.), т. е. вверено подчиненным им лицам (как правило, материально ответственным).

И этимологически, и по содержанию понятия «находиться в ведении» и «быть вверенным» не одинаковы, их объемы не совпадают.

В русском языке слово «ведать» означает «заведовать или править, управлять, распоряжаться по праву», а «вверить» — «поручить, доверив».

При таком понимании сущности рассматриваемых терминов субъектами присвоения и растраты, думается, было бы правильным признавать также лиц, которым имущество непосредственно не вверено, но находится в их ведении. Однако во избежание распространительного толкования и искажения этимологического значения термина «вверенное имущество» было бы целесообразней диспозицию ч. 1 ст. 160 УК после слов «вверенного виновному» дополнить словами: «или находящегося в его ведении».

Такое предложение видится особенно актуальным в свете позиции Верховного Суда РФ . Так, обобщив судебную практику, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил понятие «вверенное имущество» следующим образом (пункт 18): «…похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества» Бюллетень Верховного Суда РФ . 2008. № 2. С. 57.

Уточнение указанного понятия позволит унифицировать следственно-судебную практику по данному вопросу.

3. Проблемы субъективной стороны присвоения и растраты

Субъективная сторона присвоения и растраты характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает общественную опасность своих действий и отсутствие у него прав на похищаемое имущество, предвидит неизбежность наступления вредных последствий в виде причинения собственнику имущественного ущерба и желает их наступления.

Следует отличать хищение в форме присвоения от временного заимствования имущества лицом, в ведении которого оно находилось. Если обстоятельства свидетельствуют, что лицо незаконно воспользовалось чужим имуществом временно, имея намерение в дальнейшем возвратить его либо его эквивалент, то хищения не будет, а содеянное может быть квалифицировано как самоуправство (ст. 330 УК РФ) или (для должностного лица) как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ).

О направленности умысла виновного можно судить, исходя из количества взятого имущества, наличия реальной возможности возвратить его или погасить недостачу, попыток путем подлога или другим способом скрыть свои действия Завидов Б. Д. , Слюсаренко М. И. , Коротков А. П. Уголовно-правовой анализ мошенничества, присвоения или растраты и причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием//Адвокат. 2002. № 6. С. 8.

Обязательными признаками субъективной стороны присвоения и растраты признаются корыстный мотив и корыстная цель. Сущность корыстного мотива при хищении состоит в побуждениях паразитического характера, в стремлении удовлетворить свои материальные потребности за чужой счет противоправными способами, путем завладения имуществом, на которое у виновного нет никаких прав.

Корыстная цель при хищении заключается в стремлении незаконно получить материальную выгоду, т. е. возможность владеть, пользоваться и распоряжаться чужим имуществом как своим собственным, потребить его или лично использовать другим способом, а также продать, подарить или на иных основаниях передать другим лицам. При удовлетворении личных материальных потребностей самого похитителя наличие корыстной цели не вызывает никаких сомнений. Но корыстная цель имеется и в тех случаях, когда похищенное имущество передается другим лицам, в обогащении которых виновный заинтересован по различным причинам (при передаче похищенного имущества родным или близким виновного либо лицам, с которыми у него имеются имущественные отношения, например передача в счет погашения долга, или с которыми после передачи похищенного возникают имущественные отношения, например сдача в аренду).

Незаконное изъятие чужого имущества без корыстной цели не образует хищения. Именно таким образом теория уголовного права и судебная практика решили вопрос о квалификации действии лиц, незаконно изымающих детали или запасные части автомашин либо механизмов одного государственного предприятия и использующих их для работы автомашин либо механизмов другого государственного предприятия. Подобные действия при соответствующих условиях могут содержать состав какого-то иного преступления, для которого корыстная цель — не обязательный признак. В силу отсутствия корыстной цели не может квалифицироваться как хищение и так называемое временное заимствование, когда, например, кассир берет во временное личное пользование деньги из кассы с их последующим возвратом.

В рассматриваемых ситуациях необходимо иметь в виду и то обстоятельство, что во всех без исключения статьях УК РФ, в которых упомянута корысть, кроме статей о хищении, она характеризует мотив преступления. Этот признак субъективной стороны в ст. ст. 181, 182, 183, 285, 292 и 325 обозначен словами «корыстная заинтересованность», а в ст. ст. 105, 153, 206 и 245 УК — словами «корыстные побуждения».

В. Н. Литвинов

В примечании к ст. 158 УК РФ корыстный мотив не назван, это обстоятельство дает основание говорить о том, что мотив не является обязательным признаком рассматриваемых преступлений. Конечно, корыстный мотив типичен для хищения чужого имущества, однако фактически, совершая такого рода преступления, виновный может руководствоваться и другими мотивами. Думается, главным в квалификации действий виновного как присвоения и растраты является не мотив, который может быть не только корыстным, а цель, которой являются незаконное обогащение, получение наживы за счет чужого имущества.