Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

Дипломная работа

Предупреждение преступности — одна из задач уголовного права. Решение этой проблемы осуществляется с помощью различных уголовно-правовых средств и механизмов, одним из которых является институт добровольного отказа от совершения преступления.

Человек, вступивший в уголовно-правовой конфликт, должен иметь возможность выйти из него на определенном этапе, при определенных условиях. Закрепление института добровольного отказа от преступления в Уголовном кодексе Российской Федерации направлено на стимулирование общественно полезного поведения людей, уже подпадающих под действие уголовного закона. Устанавливая законную возможность для этих людей отказаться от прекращения преступления, законодатель стремится предотвратить наступление пагубных последствий для человека, общества и государства. Следовательно, лицо, решившее отказаться от пресечения преступления, не наносит вреда общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, и не устраняет угрозу такого вреда.

С принятием действующего Уголовного кодекса Российской Федерации институт добровольного отказа от совершения преступления получил достаточно широкое закрепление. Тем не менее практика применения ст. 31 УК РФ отражает, что такое правовое регулирование является несовершенным, поскольку содержит законодательные пробелы и недостаточную ясность в применяемой терминологии. Так, отсутствует единый подход в определении количества и содержания признаков добровольного отказа от преступления, не решен вопрос о его правовой природе, существуют различные мнения об установлении стадий совершения преступления, на которых возможен добровольный отказ, недостаточно разработаны положения о добровольном отказе соучастников преступления. Все это негативно сказывается на эффективности института добровольного отказа от совершения преступления и может быть поводом для злоупотреблений со стороны полиции.

Даже научно-исследовательский процесс института добровольного отказа от преступления в настоящее время не завершен. По данному вопросу отсутствуют комплексные монографические исследования, проведенные после принятия действующего Уголовного кодекса РФ. Отдельные аспекты этой проблемы, рассмотренные в научных статьях и разделах монографий, посвященных другим темам, не позволяют сформировать целостное видение этого института уголовного права. Более того, некоторые положения этих работ кажутся спорными, а некоторые даже явно неверными. Хотя за последнее время было защищено несколько диссертационных исследований, посвященных добровольному отказу от преступления (А.А. Клюев, А.А. Шакирова, А.И. Орлова, Т.Н. Дронова), но они не только не устранили спорные вопросы, но даже сформулировали новые проблемы.

11 стр., 5234 слов

Добровольный отказ от совершения преступления: понятие, условия ...

... добровольного отказа от преступления в правоприменительной практике. Объект моего исследования- институт добровольного отказа от совершения преступления в отечественном законодательстве. Предмет моего исследования - нормы уголовного законодательства Российской Федерации, регламентирующие вопросы добровольного отказа. Цель настоящей работы - глубокое изучение института добровольного отказа от ...

Степень научной изученности темы. Рассмотрение вопросов, связанных с добровольным отказом от преступления велось с середины XIX века такими учеными как С.М. Будзинский, Н.С. Таганцев, С.В. Познышев и другие. В советский период добровольный отказ рассматривали в рамках изучения стадий преступления Н.Д. Дурманов, В.Д. Иванов, Н.Ф. Кузнецова, Н.В. Лясс, А.В. Наумов, А.А. Пионтковский, В.В. Сверчков, И.С. Тишкевич. Существенный вклад в изучение добровольного отказа внесли монографические исследования А.А. Тер-Акопова и К.А. Панько. В современный период вопросами добровольного отказа от преступления в рамках рассмотрения неоконченной преступной деятельности занимаются А.П. Козлов, А.И. Ситникова. Проблемы добровольного отказа в соучастии освещены в работах А.А. Клюева, А.А. Шакировой. Также следует отметить монографическое исследование И.Э. Звечаровского.

Объект и предмет исследования. Объект исследования — добровольный отказ от преступления как института российского уголовного права. В качестве предмета исследования выступают уголовно-правовые нормы, регламентирующие добровольный отказ от преступления, учебная, научная и монографическая литература, посвященная вопросам, связанным с добровольным отказом от преступления и смежным проблемам, а также правоприменительная практика.

Теоретическая основа исследования представлена учебной и научной литературой (статьи, монографии), а также диссертационными исследованиями. Определяющие значение имели работы А.И. Орловой, Т.Н. Дроновой, С.Н. Безуглова, И.А. Тарханова, А.И. Ситниковой, А.А. Шакировой.

Правовую основу исследования составило уголовное законодательство Российской Империи, СССР и Российской Федерации.

Эмпирическую базу исследования составили материалы уголовных дел, рассмотренных Томским областным судом, правоприменительная практика Верховного суда РФ, Обзоры и Обобщения судебной практики по уголовным делам судов субъектов РФ, Постановления Пленума Верховного суда РФ.

Цель работы: изучить институт добровольного отказа от преступления и проанализировать теоретические и практические проблемы, связанные с его квалификацией.

Для достижения указанной цели выделяются следующие задачи:

  • проанализировать историю становления института добровольного отказа от преступления в российском уголовном праве;
  • рассмотреть понятие добровольного отказа, сформулировать его основные признаки и раскрыть их содержание;
  • установить правовую природу добровольного отказа от преступления и определить на ее основе юридические последствия добровольного отказа;
  • разграничить институты добровольного отказа от преступления и деятельного раскаяния;
  • выявить возможность осуществления добровольного отказа на разных стадиях преступления;
  • рассмотреть особенности добровольного отказа в случае соучастия в преступлении.

Методологической основой исследования является комплекс общенаучных методов (дедукция, индукция, анализ, синтез), а также специальные методы: историко-правовой, сравнительно-правовой, формальнологический, системного анализа.

14 стр., 6763 слов

Добровольный отказ от совершения преступления

... добровольном отказе от совершения преступления. Предметом исследования являются нормы российского уголовного законодательства, регламентирующие добровольный отказ от преступления. Целью настоящей работы является характеристика особенностей квалификации при добровольном отказе от совершения преступления. ... эффективности применения института добровольного отказа от преступления в правоприменительной ...

Научная новизна работы заключается в изложенных в ее заключении выводах о признаках добровольного отказа от совершения преступления, его правовой природе, особенностях добровольного отказа от участия, а также практических рекомендациях по изменению действующего законодательства.

Глава 1. Общая характеристика добровольного отказа от преступления

как института уголовного права.

1.1 История становления института добровольного отказа

В целях более полного и детального изучения института добровольного отказа от преступления необходимо, в первую очередь изучить исторические законодательные акты, проследить путь становления и развития этого правового института, выявить и проанализировать проблемы, связанные с его законодательной регламентацией.

Утвержденный в 1845 г. Уголовно-исполнительный кодекс считается первым кодифицированным нормативным актом, закрепившим в уголовном законодательстве положения о добровольном отказе от преступления. Согласно ст. 119 данного Уложения «когда учинивший приготовление к преступлению или уже и покусившийся на оное остановился при том и по собственной воле не совершил преднамеренного, то он подвергается наказанию лишь в том случае, если содеянное им при сем приготовлении и покушении есть само по себе преступление, и только за сие преступление, а не за то, которое он был прежде намерен совершить»1. Этот стандарт кажется достаточно развитым и полным для того времени. Законодатель сформулировал главный признак добровольного отказа — собственное желание человека. Однако в главе 3 «Об определении наказания за преступления» было выбрано не совсем благоприятное положение этой статьи, не соответствующее сути и правовой природе добровольного отказа.

Уголовное уложение 1903 года не закрепляло общих положений о добровольном отказе от преступления (это объясняется тем, что рассматриваемое Уложение вводилась в действие поэтапно и по многим вопросам продолжало действовать Уложение 1845 г.), однако в ст. 51 Российское законодательство X — XX веков: Тексты и комментарии : в 9 т. / ред. О.И. Чистяков. М.: Юридическая литература, 1988. Т. 6 : Законодательство первой половины XIX века. С. 197. содержалось указание на добровольный отказ от преступления соучастников. Таким образом, «соучастник, отказавшийся от участия в преступном деянии и принявший своевременные меры по его предотвращению, освобождается от наказания» 2. Несмотря на всю необходимость и прогрессивность этого правила, в нем не учтены особенности добровольного отказа различных типов соучастников.

После революции 1917 г. уголовное законодательство Российской империи прекратило свое действие, в первых же законодательных актах советского периода вопрос о регламентации добровольного отказа от преступления не затрагивался. Соответствующая норма появилась лишь в Уголовном кодексе РСФСР 1922 года. В статье 14 предусматривалось, что «попытка, которая не была завершена по мотивам автора, наказуема как преступление, которое он фактически совершил» 3. Такая формулировка во многом представляется несовершенной. Во-первых, добровольный отказ от преступления и покушение на него являются взаимоисключающими понятиями, поскольку при покушении преступление не доводится до конца по обстоятельствам, не зависящим от лица, а добровольный отказ возможен только если имеется возможность успешного завершения преступной деятельности. Во-вторых, основной упор в правовой норме делается на наказание за фактически совершенные действия, что, в свою очередь, снижает ее социальную и профилактическую значимость. В-третьих, оставался нерешенным вопрос о признаках добровольного отказа и его характеристиках в случаях соучастия, хотя эти проблемы решались в дореволюционном уголовном праве. Кроме того, в отличие от предыдущего законодательства добровольный отказ связывался только с недоведенным до Российское законодательство X — XX веков: Тексты и комментарии : в 9 т. / ред. О.И. Чистяков. М.: Юридическая литература, 1994. Т. 9 : Законодательство эпохи буржуазнодемократических революций. С. 287. Уголовный кодекс РСФСР [Электронный ресурс]: утв. Постановлением ВЦИК СССР от 1 июня 1922 // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. конца покушением, регламентация отказа при приготовлении данной нормой не охватывалась. Кроме того, не совсем понятно, что имел в виду законодатель, когда использовал термин «мотивация» и какие элементы он должен был включить.

15 стр., 7211 слов

Добровольный отказ и деятельное раскаяние: сравнительный анализ ...

... это преступление. Целью работы является изучение института добровольного отказа от доведения преступления до конца и его отличия от деятельного раскаяния. Задачами, направленными на раскрытие поставленной цели являются: 2) уголовно-правовой анализ отказа от преступления и деятельного раскаяния. Для ...

Далее законодатель и вовсе отказывается от института добровольного отказа от преступления, закрепив в ст. 11 Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 года, что преступление по каким-либо причинам не доведенное до конца наказывается в уголовном порядке в зависимости от «степени опасности лица, совершившего преступление, и степени осуществления преступного намерения»4. Поэтому фактически добровольный отказ приравнивается к неоконченному преступлению, хотя может учитываться при выборе мер социальной защиты и служить основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. не дублировал положения Основных начал и закреплял в статье 19 норму о добровольном отказе от преступления. По своему содержанию она была аналогична ст. 14 УК РСФСР 1922 года и закрепляла положения, касающиеся лишь наказания за фактически совершенное деяние. Однако можно выделить некоторые положительные стороны новой законодательной редакции. Во-первых, добровольный отказ больше не ассоциировался с покушением, а признавался не преступлением как таковым. Во-вторых, законодатель впервые применил само понятие «добровольный отказ», которое характеризует одну из основных характеристик этого правового института.

Институт добровольного отказа получил дальнейшее развитие в Основах уголовного права СССР и республик Союза, принятых в 1958 г., и в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г., созданном на их основе. Принятие данных нормативных актов имело большое значение. Во-первых, соответствующие положения, посвященные добровольному отказу, впервые Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и Союзных Республик [Электронный ресурс]: утв. Постановлением ЦИК СССР от 31 окт. 1924 // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. были обособлены и изложены в отдельной статье. Во-вторых, эта статья была в главе 3 «О преступлении», а не в главе о наказании, как это было раньше. В-третьих, впервые, как правовое последствие добровольного отказа, было законодательно закреплено, что лицо не подлежит уголовной ответственности. При этом конструкция и содержание стандарта остались прежними: законодательного определения добровольного отказа не дано, его признаки не указаны, основной упор сделан на меры ответственности, применяемые к лицу.

8 стр., 3745 слов

Понятие и виды преступлений против собственности по Уголовному ...

... 1) Рассмотреть понятие и виды преступлений против собственности; 2) Более подробно рассмотреть кражи как способ совершения хищения; 3) Выделить и отдельно проанализировать квартирные кражи, особенности их квалификации. Соответственно, объектом курсовой работы являются преступления против собственности, а ...

Недостатки действовавшего в то время уголовного кодекса явились предпосылкой для создания нового законодательного акта. В 1987 г. ИГП АН СССР была разработана Теоретическая модель Уголовного кодекса. В ней впервые было закреплено понятие добровольного отказа от преступления, при этом выделялось два его вида: а) прекращение приготовительных действий либо прекращение совершения преступления, если при этом лицо сознавало возможность окончить преступление; б) предотвращение наступления вреда, если при этом лицо сознавало возможность его наступления5. именно в этом акте положения о добровольном отказе были включены в главу, посвященную этапам совершения преступления.

Многие положения, закрепленные в Теоретической модели, были восприняты при разработке Основ уголовного законодательства СССР и союзных республик 1991 г. Хотя этот законодательный акт не вступил в силу из-за распада СССР, он содержал некоторые полезные особенности. Предполагалось, что должно быть юридическое определение добровольного отказа, понимаемого как «добровольное прерывание лицом подготовительных действий или добровольное прекращение действий или бездействия, направленных на совершение преступления, — Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования / отв. ред. В.Н. Кудрявцев, С.Г. Келина. М., 1987. С.96. если лицо сознавало возможность доведения преступления до конца»6. Это определение полностью отражает суть добровольного отказа. Вопервых, законодатель отказался от использования термина «покушение». Во-вторых, были установлены основные признаки этого отказа — добровольность и осознание возможности прекращения преступления. В-третьих, добровольный отказ рассматривался как обстоятельство, не влекущее уголовной ответственности. Корме того, ст. 17 Основ закрепляла особенности добровольного отказа при соучастии, хотя и не выделяла специфики для каждого его вида.

Несмотря на то, что положения рассматриваемых деяний несовершенны, они были взяты за основу и приняты при разработке Уголовного кодекса 1996 года. В действующем Уголовном кодексе Российской Федерации правило добровольного отказа претерпело существенные изменения по сравнению с предыдущими кодифицированными нормативными актами. Он включает юридическое определение, основные условия и правовые последствия добровольного отказа, а также его характеристики для различных соучастников преступления. Этот стандарт отражает многолетнюю практику его применения, а также достигнутый уровень теоретических исследований в этом направлении. Однако можно отметить, что некоторые позитивные изменения были проигнорированы.

Подводя итог, можно выделить следующие этапы развития института добровольного отказа от преступления:

1. до 1917 года. Данный этап характеризуется становлением и

законодательной регламентацией института добровольного отказа,

попытками формулирования сущностных признаков отказа, а также

выделением особенностей отказа для соучастников. Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик [Электронный ресурс]: приняты ВС СССР 02 июля 1991 № 2281–1 // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

2. 1917 – 1958 гг. Этот период характеризуется появлением института

38 стр., 18565 слов

Неоконченное преступление

... и уточнить признаки и понятие неоконченного преступления и стадий совершения преступления; рассмотреть виды неоконченного преступления; рассмотреть историю становления и развития института неоконченной преступной деятельности; рассмотреть проблемы оценки и квалификации «пограничных ситуаций» между неоконченной преступной деятельностью и добровольным отказом от совершения преступления; выявить и ...

добровольного отказа в советском уголовном праве. Однако для него

свойственна недостаточная разработка правовой нормы, а именно

отсутствие в ней понятия и сущностных признаков добровольного

отказа, акцент на наказание за фактически совершенные действия.

3. 1958 – 1996 гг. В указанный период происходит развитие института

добровольного отказа, определяется его место в системе уголовного

права, закрепляются правовые последствия.

4. С 1996 по настоящее время. Для данного этапа характерно

законодательное закрепление понятия «добровольный отказ от

преступления», определение его основных признаков. Также

проводится дальнейшая теоретическая разработка проблем,

связанных с этим правовым институтом.

Проведенная историческая ретроспектива позволяет сделать вывод о том, что развитие национального законодательства о добровольном отказе от преступности было неустойчивым и не всегда отражало имеющиеся теоретические разработки и данные правоприменительной практики. Однако положительный опыт развития этого института был систематизирован и позволил сформулировать более полное представление о добровольном отказе в современном законодательстве.

1.2 Понятие и признаки добровольного отказа

Хотя институт добровольного отказа не является чем-то новым для современного уголовного права, юридического определения этого понятия долгое время не существовало. В связи с этим в науке разработано множество определений добровольного отказа. Так, Н.В. Добровольный отказ Лясс рассматривал как «отказ лица по собственному желанию продолжить запланированное преступление и осуществить его — когда лицо осознает объективную возможность продолжить уже начатую преступную деятельность», 7. А. А. Пионтковский считал, что «добровольный отказ — это отказ от ведения предварительно начатой ​​преступной деятельности, если есть реальная возможность ее завершения» 8.

В Уголовном кодексе РФ 1996 г. впервые было закреплено легальное определение добровольного отказа от совершения преступления, под которым согласно ч. 1 ст. 31 понимается «прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца».

Это определение содержит как положительные, так и отрицательные аспекты.

Среди достоинств этого определения можно выделить довольно удачное использование термина «прекращение». В русском языке «прекратить» означает «перестать делать что-либо»9. Это значение правильно отражает последовательность действий при добровольном отказе, т.е совершении действия или подготовке к нему, а значит, прерывании уже начатых действий.

Ранее об этом также писал А.А. Тер-Акопов, считая, что «только при наличии определенных действий, которые уже были совершены кем-либо в процессе совершения преступления, вопрос об исключении уголовной ответственности приобретает практическое значение» 10.

Однако это юридическое определение также имеет свои существенные недостатки. Лясс Н.В. Добровольный отказ от совершения преступления // Сов. юстиция. 1963. № 22. С. 17. Пионтковский А. А. Учение о преступлении. М., 1961. С. 520. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / С.И. Ожегов, Н.Ю. Швецова. М., 2003. С.583. Тер-Акопов А. А. Добровольный отказ от совершения преступления. М., 1982. С. 18-19.

12 стр., 5875 слов

Стадии совершения умышленного преступления (2)

... стадиями совершения умышленного преступления. Под стадиями совершения умышленного преступления понимаются определенные этапы развития умышленной преступной деятельности, различающиеся степенью реализации преступного намерения. УК Республики Беларусь предусматривает три стадии совершения умышленного преступления: приготовление к совершению преступления; покушение на совершение преступления; ...

Во-первых, он не содержит существенных характеристик добровольного отказа и, следовательно, не раскрывает в полной мере содержание анализируемого понятия.

Во-вторых, он не содержит указания на то, в какой форме вины возможно совершение добровольного отказа в совершении правонарушения. А.А. Тер-Акопов писал: «Человек, отказываясь довести преступление до конца, отказывается вызвать именно тот результат, которого он ранее желал достичь. Добровольный отказ от совершения преступления имеет место только в тех случаях, когда лицо начало его совершать, но не совершило умышленных действий, направленных на причинение преступного ущерба »11. Это означает, что добровольный отказ возможен только от преступлений с прямым умыслом. Этого подхода, как правило, придерживаются и современные авторы. Человек, который изначально пытается добиться совершения преступления, не может действовать безрассудно. Что касается исключения возможности добровольного отказа в преступлениях с косвенным умыслом, то это объясняется системной связью добровольного отказа с неоконченным преступлением12, что, в свою очередь, возможно только с прямым умыслом. Однако из этого общего правила есть исключения, поэтому добровольный отказ от соучастника возможен в случае косвенного умысла соучастника.

В-третьих, среди ученых бытует мнение, что использование в нем некоторых понятий некорректно. Так Т.Н. Дронова выступает против использования в этом определении понятия термина к преступлению, т.к. «существенным признаком приготовления к преступлению выступает прерванность преступного деяния по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, следовательно, при наличии приготовления к преступлению возможность добровольного отказа от преступления исключена»13. Тер-Акопов А. А. Добровольный отказ от совершения преступления / М., 1982. С.27. Орлова А.И. Добровольный отказ от преступления: проблемы теории и практики : дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2007. С. 20. Дронова Т.Н. Понятие и признаки добровольного отказа от преступления // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2011. № 9. С. 124. Употребление данного термина, по-видимому, обусловлено тем, что в уголовном праве происходит отождествление стадий совершения преступления с видами неоконченных преступлений. Однако такой подход едва ли можно считать обоснованным. Более убедительной представляется позиция тех авторов, которые считают, что это разные по своей сущности правовые явления, а значит они не могут именоваться одинаково14.

При этом, следует учитывать, что законодатель противоречит сам себе, поскольку не стал употреблять термин «покушение», а заменил на «прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления» (хотя данная формулировка аналогична той, которая закреплена в ч. 3 ст. 30 УК РФ и характеризует покушение).

Представляется, что такой подход является более обоснованным, в связи с чем термин «приготовление» лучше заменить на «создание условий для совершения преступления».

В юридической литературе встречается употребление понятий «добровольный отказ от преступления» и «добровольный отказ от совершения преступления». Думается, что различий в употреблении этих терминов нет, поскольку лицо отказывается от преступления, т.е. от его совершения.

4 стр., 1768 слов

Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения

... к отказу от ее совершения, в том числе исследование вопросов квалификации анализируемого преступления; - выявление вопросов, связанных с отграничением принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения от смежных составов преступлений. 1. Уголовно-правовая характеристика принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения 1.1 Объект принуждения к совершению сделки или к отказу ...

Добровольный отказ от преступления принято рассматривать в узком и

широком значениях. Добровольный отказ в узком смысле означает непосредственно сам акт отказа, под которым понимается прекращение уже начатой лицом преступной деятельности. Использование узкого подхода характерно для действующего уголовного законодательства. Добровольный отказ в широком смысле нужно понимать, как деяние в целом, то есть как действия, направленные на реализацию первоначального преступного умысла, так и последующее прекращение этих действий. Данный подход характерен для науки уголовного права.

Курс уголовного права. Общая часть : в 2 т. / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 1999. Т. 1 : Учение о преступлении. С. 361–362.

Научное определение уголовно-правового понятия должно строиться на основе нормативных признаков, определяющих его сущность, специфику и позволяющих обособить его от иных сходных явлений. Однако, законодатель не в полной мере указывает на необходимые признаки (условия) добровольного отказа в легальном определении (ч. 1 ст. 31 УК РФ).

Признаки добровольного отказа содержатся в ч. 2 этой же статьи, ими являются добровольность и окончательность. Указание только на эти признаки считается неполным и требующим дополнения, в связи с чем данный вопрос активно разрабатывается в теории уголовного права.

В юридической литературе нет единого мнения по поводу количества и содержания признаков добровольного отказа от преступления. Первая группа авторов (Н.Ф. Кузнецова, А.И. Орлова и др.) ограничивается прямым указанием уголовного закона, и выделяет два основных признака: добровольность и окончательность. Вторая группа (А.В. Наумов, И.Я. Козаченко и др.) наряду с указанными, выделяет признак осознания лицом возможности доведения преступления до конца. Третья группа авторов считает этот перечень признаков неполным и дополняет его каким-либо иным помимо отображенных выше (Т.Н. Дронова, А.А. Клюев и др.).

Некоторые теоретики уголовного права выделяют не признаки, а условия добровольного отказа, при этом содержание этих категорий является аналогичным (И.Э. Звечаровский, В.В. Сверчков, С.Н. Безуглый и др.).

Рассмотрим подробнее каждый из признаков добровольного отказа от преступления:

1) Добровольность отказа от совершения преступления означает, что решение о прекращении преступных действий было принято самостоятельно, без принуждения со стороны других лиц.

Первоначальная инициатива добровольного отказа может исходить как о самого лица, прекратившего совершение преступления, так и от других лиц (родственников, друзей, жертвы преступления и пр.), выражаясь в форме различных советов, убеждений, просьб и т.д. Отдельными авторами высказывается и иная позиция по этому вопросу: Н.В. Лясс и И.С. Тишкевич считают, что это должна быть именно собственная инициатива лица, только он ввиду своего внутреннего убеждения может отказаться от совершения преступления.15 Представляется, что данная позиция не вполне обоснована, главное, чтобы окончательное решение было принято лицом только по своей воле. Такое суждение подтверждается и судебной практикой.

18 стр., 8558 слов

Стадии совершения преступления

... темы. Целью данной курсовой работы является рассмотрение стадий совершения преступления. Задачами в ходе выполнения работы являются научится квалифицировать преступления и анализировать уголовное законодательство. Источниками информации для написания работы по теме Стадии совершения преступления послужили базовая ...

Так Судебная коллегия Верховного суда РФ установила, что доводы жалобы и представления о том, что действия Искандаряна, нельзя расценивать как добровольный отказ от совершения не основаны на материалах дела и законе.

Оценивая действия Искандряна, суд обоснованно исходил из того, имелась ли у него свобода выбора поведения после предложения сотрудников уголовного розыска о сотрудничестве, а также из того, имел ли он возможность довести преступление до конца.

Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что сведения о готовящемся преступлении, которыми располагали сотрудники полиции, наличие возможности задержать Искандаряна в рамках дела о преступлении в отношении К., не препятствовали Искандаряну продолжить совершение преступления. Искандарян, осведомленный о том, что правоохранительным органам стало известно о его причастности к преступлению, тем не менее сохранял реальную возможность довести начатое преступление по лишению жизни К. до конца и осознавал, что его отказ сообщить правоохранительным органам сведения о потерпевшем и месте преступления приведет к тому, что исполнители убийства доведут преступление до конца. Никакие внешние обстоятельства, в том числе и его арест по новому обвинению, этому не препятствовали. Лясс Н.В. Указ. соч. С. 16; Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по советскому уголовному праву: Понятие и наказуемость. М., 1958. С.221

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что решение Искандаряна сообщить требуемую от него информацию, было принято им без какого-либо принуждения, по своей воле, так как он сохранял свободу выбора, сообщать известную ему информацию или нет, осознавая при этом возможность доведения преступления исполнителем до конца.

Как правильно указано в приговоре со ссылкой на ст. 31 УК РФ, которая не содержит требования о том, что при отказе лица от преступления инициатива в этом должна исходить от самого лица, тот факт, что инициатива сделанного сообщения исходила не от Искандаряна, что необходимые сведения он сообщил только после предложения правоохранительных органов о сотрудничестве, не имеет правового значения и при решении вопроса о наличии в действиях Искандаряна добровольного отказа от преступления16.

В случае принудительного совершения отказа от преступления общественная опасность деяния сохраняется, а значит уголовная ответственность за его совершение не может быть исключена. Действия этого лица будут квалифицированы как покушение на преступление.

Мотивы добровольного отказа не имеют юридического значения и могут быть различными: раскаяние, сострадание к жертве, страх перед наказанием и другие, однако их установление необходимо в ходе расследования преступления, поскольку является подтверждением добровольности отказа.

Так, Судебная коллегия Верховного суда РФ определила, что приговор в части осуждения Кемеровой по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, и подлежат в этой части отмене на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в действиях Кемеровой состава преступления.

Вывод суда о том, что добровольная выдача Кемеровой наркотиков, находившихся в гараже, не имела места, несмотря на то, что сотрудники не Кассационное определение Верховного суда Российской Федерации [Электронный ресурс]: от 9 янв. 2013 N 33-012-36 // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. знали место, где находится гараж и что там имеются наркотики, поскольку данные мероприятия происходили в рамках оперативно-следственных действий, а подсудимой Кемеровой ничего не препятствовало ранее выдать наркотики, однако она не сделала этого и хранила наркотики в гараже, не основан на законе.

Отказ Кемеровой от совершения преступления являлся окончательным, поскольку она прекратила свои преступные действия, сообщив сотрудникам УФСКН о факте хранения наркотического средства, которое впоследствии было изъято из незаконного оборота в ходе проведения осмотра места происшествия. Мотивы отказа для юридической оценки их действий значения не имеют17.

2) Окончательность отказа от преступления. Данный признак означает, что лицо раз и навсегда отказывается от совершения данного преступления. При этом у лица отсутствуют намерения продолжить совершение преступления в будущем.

Этот признак добровольного отказа является обязательным и раскрывает сущность этого правового явления. Признак окончательности прямо предусмотрен ч. 2 ст. 31 УК РФ и признается всеми авторами, изучающими добровольный отказ от преступления.

Характеристика признака окончательности проводится через исчезновение у лица умысла на совершение преступления.

Добровольный отказ не может быть связан с временной отсрочкой преступления, например, для того, чтобы совершить его в более удобное время, при других обстоятельствах либо привлечь соучастников или воспользоваться дополнительными средствами и орудиями. Если же лицо приостанавливает свою преступную деятельность для ее продолжения в более благоприятных Кассационное определение Верховного суда Российской Федерации [Электронный ресурс]: от 18 ноябр. 2010 N 67-Д10-16 // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. условиях, общественная опасность деяния и необходимость уголовной ответственности за его совершение сохраняется.

Отказ от повторения посягательства (например, от второго выстрела при неудавшемся первом), также не образует добровольного отказа, поскольку преступное посягательство уже было совершено (оконченное покушение), хотя и не привело к тем последствиям, на которые рассчитывал виновный.

Но нельзя забывать о том, что указанный признак распространяет свое действие только на конкретное, уже начатое преступление, а не на дальнейшую преступную деятельность этого лица в целом, а значит не гарантирует, что лицо не совершит иного подобного преступления в будущем.

В случае если лицо отказывается довести преступление до конца и желает достигнуть аналогичного результата, но уже непреступным путем, такой отказ необходимо считать окончательным и квалифицировать по ст. 31 УК РФ.

3) Возможность доведения преступления до конца. Указанный признак означает осознание лицом того, что оно может успешно завершить преступную деятельность, не сталкиваясь с внешними обстоятельствами, которые могли бы помешать этому.

Некоторые авторы (А.И. Орлова, М.А. Шамина), выделяя этот признак, включают его в понятие добровольности, рассматривая в качестве интеллектуального элемента (второй составляющей при этом является волевой элемент, означающий свободное волеизъявление лица).

При установлении данного признака необходимо руководствоваться как объективным, так и субъективным критерием. Объективный критерий означает отсутствие препятствующих обстоятельств, не позволяющих довести преступление до конца. Субъективный критерий состоит в осознании такого отсутствия.

На практике при установлении данного признака решающее значение приобретает именно субъективный критерий. При этом может возникнуть несколько ситуаций. Первая характеризуется тем, что лицо осознает возможность доведения преступления до конца и такая возможность объективно существует, следовательно, добровольный отказ может иметь место. Вторая ситуация характеризуется тем, что лицо считает возможным доведение преступления до конца и прекращает совершение преступления, однако на самом деле такой возможности у него не было, такие действия также будут квалифицированы как добровольный отказ. Третья ситуация имеет место быть, когда лицо ошибочно считает, что возможность доведения преступления до конца отсутствует. Прекращение совершения преступления здесь не является добровольным отказом, хотя возможность доведения преступления до конца и существовала объективно.

В ходе осуществления действий по выполнению объективной стороны преступления лицо может столкнуться с различными препятствиями. Следует учитывать, что такие препятствия не являются однородными. В связи с этим в юридической литературе принято делить их на непреодолимые и затрудняющие.

В качестве непреодолимых можно характеризовать препятствия, «преодолеть которые объективно невозможно»18. При их возникновении лицо осознает невозможность завершения преступления. Отказ в таком случае будет вынужденным, поскольку отсутствует свободное волеизъявление лица. Совершенное деяние в зависимости от стадии развития преступной деятельности будет квалифицировано как приготовление или покушение.

Так, Г. знал о том, что потерпевшая А. собирается приобретать квартиру. С целью завладения денежными средствами он проник в ее квартиру. Во время поиска денег Г. услышал звук открываемой двери и понял, что вернулась А. Он прошел на кухню, где взял нож и спрятался. Когда потерпевшая обнаружила Г., он стал наносить ей удары ножом в грудь, живот и другие части тела. После того как потерпевшая перестала подавать признаки жизни, Г. принял меры к сокрытию следов преступления и ушел из квартиры.

Орлова А.И. Указ. соч. С. 44. Действия Г. квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 158 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Осужденный Г. просил прекратить уголовное дело по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, поскольку в его действиях имелся добровольный отказ от преступления, т.к. после прихода в квартиру потерпевшей и последующего ее убийства он мог продолжить поиск денежных средств.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения по следующим основаниям.

Действия Г. в части совершения хищения имущества А. представляют собой неоконченное преступление, поскольку они не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам.

То обстоятельство, что после совершения убийства потерпевшей осужденный не продолжил поиски денежных средств в квартире потерпевшей, не свидетельствует о наличии у него добровольного отказа от совершения преступления, поскольку его первоначальные действия, направленные на тайное хищение чужого имущества, были прерваны не по его воле, а вынужденно, так как он был застигнут хозяйкой квартиры на месте преступления19.

В свою очередь затрудняющие препятствия «возникают в процессе совершения преступления как непредвиденные и оказывают определенное воздействие на деятельность лица»20. При их возникновении лицом осознается возможность преодолеть такие препятствия и довести преступление до конца. Им могут быть избраны иные средства или способы для осуществления преступного намерения и нейтрализации этих препятствий. Поскольку свобода Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2013 г. [Электронный ресурс]: утв. Президиумом Верховного Суда РФ 3 июля 2013. Определение N 49-О13-12 // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. Орлова А.И. Указ. соч. С. 45. воли лица сохраняется, его действия необходимо признать добровольным отказом от преступления.

Однако на практике вопрос о возможности добровольного отказа в случае возникновения различного рода препятствий к доведению преступления до конца решается неоднозначно. В некоторых судебных решениях не делается различий между непреодолимыми и затрудняющими препятствиями, и возможность совершения добровольного отказа от преступления исключается в обоих случаях. Так, согласно позиции Новгородского областного суда, разъяснившего порядок применения ч. 1 ст. 31 УК РФ, если лицо отказалось от продолжения совершения преступления из-за различного рода препятствий, которые затрудняли совершение преступления или делали его совершение невозможным, то добровольный отказ в этих случаях отсутствует21. Аналогичная позиция встречается в Постановлении Ростовского областного суда22.

Кроме того, такие судебные решения противоречат позиции Верховного суда РФ, который в своем определении указал, что добровольный отказ не исключается в случае возникновения препятствий к совершению преступления, если у лица была реальная возможность преодоления такого препятствия.

Так, Судебная коллегия Верховного суда РФ определила, что приговор в отношении Иванцо и Романова в части их осуждения по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ подлежит отмене, а уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления.

Как установлено в судебном заседании Иванцо, Романов и Покаляев с целью хищения приехали на автомобиле к магазину. Покаляев вошел в магазин и убедился в отсутствии покупателей, но отказался от совершения Подборка судебных решений за 2016 год: Статья 31 «Добровольный отказ от преступления» УК РФ [Электронный ресурс]: В.Н. Трофимов // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. бки Том. гос. ун-та. Подборка судебных решений за 2012 год: Статья 31 «Добровольный отказ от преступления» УК РФ [Электронный ресурс]: В.Н. Трофимов // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. бки Том. гос. ун-та. преступления и сообщил ожидавшим в машине Иванцо и Романову недостоверную информацию о том, что в магазине находятся покупатели, после чего осужденные скрылись.

Анализ приведенных выше доказательств свидетельствует о том, что, несмотря на предоставленную Покаляевым информацию, Иванцо и Романов осознавали реальную возможность доведения преступления до конца. При подготовке к нападению в период работы магазина они осознавали возможность нахождения в нем покупателей, а также имели реальную возможность преодоления такого препятствия, дождавшись ухода покупателей из магазина, что обсуждалось ими. Однако они окончательно отказались от доведения преступления до конца и скрылись23.

В связи с обнаружившимися противоречиями прослеживается явная необходимость разъяснения на законодательном уровне, что именно следует понимать под препятствиями доведения преступления до конца, каковы критерии для определения разновидностей таких препятствий, а также возможен ли добровольный отказ в случае возникновения этих препятствий.

Выделение рассмотренных признаков добровольного отказа считается наиболее содержательным и обоснованным. Однако в специальной литературе предлагаются и иные признаки. Например, Т.Н. Дронова выделяет такой признак как «объективное прекращение совершения умышленного преступления»24. Исходя из этого, добровольный отказ возможен только в том случае, если лицом уже совершены какие-то действия (бездействие), для достижения преступного результата, а затем такие действия прекращены. Действительно, отказ от реализации обнаружившегося умысла не подлежит уголовно-правовому регулированию, а значит, лицо должно совершить какойлибо акт внешнего поведения. В связи с этим, представляется обоснованным Кассационное определение Верховного суда Российской Федерации [Электронный ресурс]: от 14 марта 2011 N 45-О11-20 // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. Дронова Т.Н. Понятие и признаки добровольного отказа от преступления // Указ. соч. С. 12. предложение И.Э. Звечаровского о необходимости замены понятия «добровольный отказ от преступления» на «добровольный отказ от доведения преступления до конца»25.

А.А. Клюев, наряду с уже рассмотренными, в качестве обязательного выделяет признак своевременности, согласно которому добровольный отказ возможен лишь на стадии приготовления или покушения. Такая позиция признается большинством ученых, однако рассмотрение этой проблемы происходит не в связи с признаками добровольного отказа, а в качестве отдельного элемента этого уголовно-правового института.

Установление признаков добровольного отказа связано с определенными трудностями. В первую очередь это обусловлено источниками получения информации о совершенном деянии. Объективная обстановка и, в большей степени, показания лица, отказавшегося от совершения преступления не всегда абсолютно достоверны. В связи с этим необходим высокий уровень профессионализма работников правоохранительной сферы для фиксации и анализа истинных обстоятельств произошедшего. В то же время одним из провозглашенных принципов Уголовного права является гуманизм (ст. 7 УК РФ), что объясняет в затруднительных ситуациях толкование этих признаков в пользу лица, добровольно отказавшегося от совершения преступления.

Таким образом, можно определить следующий круг признаков добровольного отказа от преступления:

1) добровольность;

2) окончательность;

3) возможность доведения преступления до конца.

4) прекращение совершения общественно опасного деяния;

— Эти признаки находятся во взаимосвязи между собой, однако являются самостоятельными, поэтому только установление их совокупности позволит Звечаровский И.Э. Добровольный отказ от доведения преступления до конца. СПб., 2008. С. 84-85. квалифицировать действия (бездействие) лица в качестве добровольного отказа от преступления.

1.3 Правовая природа и юридические последствия добровольного отказа от преступления.

Одной из ключевых проблем добровольного отказа от преступления является определение правовой природы этого института уголовного права. Анализ ст. 31 УК РФ не позволяет с точностью установить правовую природу добровольного отказа. Законодатель ограничился формулировкой, что лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. При этом формулировка «не подлежит уголовной ответственности» не соответствует иным положениям Уголовного кодекса и не позволяет отнести добровольный отказ ни к основаниям освобождения от уголовной ответственности (глава 11), ни к обстоятельствам, исключающим преступность деяния (глава 8 УК РФ).

В отечественной науке уголовного права также не существует единой позиции по этой проблеме. Тем не менее определение правовой природы добровольного отказа является необходимой предпосылкой для установления и применения правовых последствий изучаемого института и выявления его места в системе уголовного права.

На основе анализа мнений различных авторов можно выделить несколько подходов при определении правовой природы добровольного отказа от преступления.

Первый подход основан на том, что институт добровольного отказа рассматривается в качестве обстоятельства, исключающего уголовную ответственность. При этом в действиях лица, добровольно отказавшегося от доведения преступления до конца, отсутствуют признаки как оконченного, так и не оконченного преступления.

Второй подход основан на том, что добровольный отказ является основанием освобождения от уголовной ответственности26. При этом совершенное деяние по своей сути является преступным, а законодатель предусматривает соответствующие последствия в качестве поощрения за недоведение преступления до конца.

Отдельными авторами высказываются и иные суждения по данному вопросу. Так, А.П. Козлов рассматривает добровольный отказ как вид неоконченного преступления27. В качестве главного аргумента он выделяет расположение этих институтов в главе 6 УК РФ. Также, по его мнению, до осуществления добровольного отказа в деянии присутствуют признаки неоконченного преступления.

И.И. Слуцкий относил добровольный отказ к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, наряду с необходимой обороной и крайней необходимостью и считал, что при его установлении необходимо смягчение наказания28. В обоснование данной точки зрения приводится довод о том, что при добровольном отказе отсутствует неоконченное преступление (приготовление или покушение), а, значит, уголовно-правовые отношения не возникают вообще.

А.И. Орлова считает, что добровольный отказ по своей юридической природе «занимает промежуточное положение между преступным и правомерным поведением»29, отмечая при этом наличие в деянии общественной опасности посягательства.

Представляется, что первый подход, рассматривающий добровольный отказ в качестве основания, исключающего уголовную ответственность и наказание, является наиболее верным. Питецкий В.В. О юридической природе освобождения от уголовной ответственности при добровольном отказе от совершения преступления. Красноярск, 1995. С. 31–33; Сверчков В. Место добровольного отказа от преступления в системе уголовного законодательства // Уголовное право. 2002. № 2. С. 28–31. Козлов А.П. Указ. соч. С. 308. Слуцкий И.И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. Л., 1956. С. 25. Орлова А.И. Указ. соч. С. 87.

Во-первых, представляется неправильным рассматривать добровольный отказ как основание освобождения от уголовной ответственности. Анализ положений главы 11 УК РФ позволяет выделить главный признак такого института уголовного права, а именно освобождению подлежит лицо, в деянии которого содержатся все необходимые признаки преступления (оконченного или неоконченного).

В свою очередь при добровольном отказе от преступления деяние носит незавершенный характер (отсутствуют признаки оконченного преступления) и прекращается добровольно, а не вынужденно (отсутствуют признаки приготовления или покушения на преступление).

Основанием освобождения от уголовной ответственности является нецелесообразность привлечения лица к ответственности ввиду заглаживания причиненного вреда, примирения с потерпевшим, истечения длительного срока и т.д. Основанием исключения уголовной ответственности при добровольном отказе являться отсутствие в деянии всех признаков состава преступления.

Освобождение от уголовной ответственности имеет карательную сущность, поскольку не влечет за собой уголовно-процессуальную реабилитацию. В то же время в случае установления добровольного отказа, уголовное дело прекращается по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, что является реабилитирующим основанием.

Кроме того, освобождение от уголовной ответственности при наличии определенных условий является прерогативой правоприменителя, в то время как случаи исключения уголовной ответственности четко определены законодателем.

Во-вторых, добровольный отказ нельзя рассматривать в качестве неоконченного преступления. Приготовление и покушение как виды неоконченного преступления характеризуются тем, что они не были доведены до конца по независящим от лица обстоятельствам. В свою очередь добровольный отказ совершается по собственной воле лица с осознанием возможности довести преступление до конца.

В-третьих, добровольный отказ не является обстоятельством, исключающим преступность деяния. Отличительной особенностью такого рода обстоятельств является их общественно-полезная цель или социально нейтральная направленность, не позволяющая признавать совершенное деяние в качестве преступления. Однако деяние, совершаемое до добровольного отказа, имеет именно преступный умысел. Лицо до определенного момента осуществляет действия, нацеленные на причинение вреда общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

В-четвертых, рассмотрение добровольного отказа в качестве промежуточного положения между преступным и правомерным поведением не отражает особенности и значение этого института уголовного права, и в связи с этим не является юридически ценным.

Можно прийти к выводу, что добровольный отказ является основанием, исключающим уголовную ответственность. Само деяние, совершенное до момента добровольного отказа, содержит в себе некую преступную составляющую. Это объясняется наличием преступного умысла, а также совершением действий по выполнению объективной стороны какого-либо преступления.

Отнесение добровольного отказа к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность подтверждается также и некоторыми формальными признаками: расположение нормы, регулирующей институт добровольного отказа в главе 6 УК РФ «Неоконченное преступление»; в ч.2 и ч.3 ст.31 УК РФ говорится о добровольном отказе «от доведения преступления до конца», что не равнозначно отказу от преступления вообще.

Следует учитывать также целевую направленность добровольного отказа от преступления. Его совершение является правомерной и желательной деятельностью, которая должна поощряться со стороны государства именно исключением уголовной ответственности. Так, И.А. Тарханов предлагает рассматривать добровольный отказ как «реализацию взаимосогласованной воли сторон, каждая из которых продвигается во встречном направлении: воля лица проявляется в добровольном отказе, а воля государства – в прекращении в связи с этим уголовного преследования (в отказе от него)»30.

Также необходимо отметить, что формулировка «не подлежит уголовной ответственности» помимо ст. 31 УК РФ, содержится и в иных нормах Уголовного закона: она используется при характеристике «возрастной невменяемости (ч. 3 ст. 20 УК РФ), невменяемости (ч. 1 ст. 21 УК РФ), а также при эксцессе исполнителя преступления (ст. 36 УК РФ).

Использование законодателем единых формулировок может служить основанием для рассмотрения таких ситуаций в качестве однопорядковых явлений, исключающих уголовную ответственность.

Определенные трудности вызывает вопрос об основаниях исключения уголовной ответственности в случае добровольного отказа. Прямого указания на такую ситуацию не содержится ни в УК РФ, ни в УПК РФ. В связи с этим в теории уголовного права возникают различные точки зрения по этому вопросу, и среди авторов не сложилось единого мнения. Н.В. Лясс считает, что при этом отсутствует общественная опасность лица31. И.Я. Козаченко, А.П. Рыжаков предполагают, что отсутствует общественная опасность деяния. Н.С. Тишкевич считает, что отсутствует как общественная опасность деяния, так и лица, отказавшегося от доведения преступления до конца32. Другие авторы связывают добровольный отказ с отсутствием состава преступления (Н.Ф. Кузнецова, И.М. Тяжкова, В.Ф. Караулов и пр.).

По нашему мнению, основанием исключения уголовной ответственности является отсутствие в совершенном деянии необходимых признаков состава преступления. Можно говорить о том, что выполнение объективной стороны преступления прекращается: деяние носит незавершенный характер, лицо не предпринимает никаких действий для Тарханов И.А. Современные проблемы характеристики добровольного отказа и законодательной регламентации его правовых последствий // Ученые записки Казанского гос. ун-та. 2007. Т. 6, кн. 6. С. 198. Лясс Н.В. Указ. соч. С.18. Тишкевич Н.С. Указ. соч. С.217. завершения преступления и реализации своего первоначального умысла либо совершает действия, направленные на устранение ранее содеянного, кроме того такие действия не имеют общественно опасных последствий. Все это свидетельствует о ликвидации угрозы посягательства на объект, охраняемый уголовным законодательством. При этом субъективная сторона характеризуется изменением психического отношения лица к совершаемому деянию, что приводит к устранению вины. А субъект в целом утрачивает свою общественную опасность.

Поскольку в деянии отсутствуют все элементы состава преступления, уголовное дело в отношении лица, добровольно отказавшегося от доведения преступления до конца, возбуждено быть не может. В случае его возбуждения оно подлежит прекращению. Такая позиция подтверждается сложившейся практикой, поскольку в случае установления добровольного отказа уголовное дело прекращается по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Вопрос о правовой природе добровольного отказа от преступления тесно связан с определением его юридических последствий. Последствия отказа от преступления предопределяются причиной их возникновения, которой собственно и является добровольный отказ и его правовая сущность. Следовательно, определив правовую природу добровольного отказа, а именно то, что он является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность, можно сформулировать некоторые выводы о его юридических последствиях.

Уголовное законодательство РФ придерживается принципа непривлечения к уголовной ответственности лица, добровольно отказавшегося от совершения преступления. Такая модель дифференциации уголовной ответственности является наиболее распространенной в мировой практике. Добровольный отказ исключает уголовную ответственность в Испании, Швеции и ряде других стран либо исключает наказание как в ФРГ, Дании, Болгарии, Польше и некоторых других стран. Однако такая модель не является единственной, например, в Японии добровольный отказ является основанием для смягчения наказания, а в Швейцарии указывает лишь на возможность освобождения о наказания33.

В случае добровольного отказа никаких уголовно-правовых последствий для лица не наступает. Это означает отсутствие для него обязанности подвергнутся уголовно-правовому воздействию со стороны государства.

Наступление уголовной ответственности в таком случае возможно, только если фактически совершенное деяние до момента добровольного отказа содержит в себе иной состав преступления, то есть уже выполненные виновным действия запрещены законом.

Верховный суд РФ в Постановлении Пленума № 16 разъяснил, что, «если лицо осознавало возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно и окончательно отказалось от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера (но не вследствие причин, возникших помимо его воли), содеянное им независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат состав иного преступления»34. Например, даже если лицо отказывается от доведения до конца изнасилования, оно будет нести ответственность за причинение вреда здоровью потерпевшей.

Соответствующий подход в отношении иных преступлений подтверждает и судебная практика. Так, принимая во внимание, что Жаркова С.Н. добровольно отказалась от доведения преступления, связанного со сбытом наркотических средств, до конца, добровольно выдав наркотическое средство и Чупрова О.Н. Добровольный отказ от преступления: особенности дифференциации ответственности // Вестник Северного (Арктического) федерального ун–та. Сер. Гуманитарные и социальные науки. 2007. № 2. С. 109–113; Дронова Т.Н. Добровольный отказ от преступления: теория, закон и правоприменение : автореф. дис. … канд. юрид. наук / Рязань, 2012. С. 22. О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности [Электронный ресурс]: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 4 дек. 2014 № 16 // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. отказавшись от его сбыта в дальнейшем, в ее действиях усматривается добровольный отказ от совершения преступления.

Жаркова С.Н. осуждена за покушение на незаконный сбыт наркотических средств весом 28.63 г, что представляет особо крупный размер, часть которых весом 4.92 г передала Самусевой М.В., часть этих средств весом 0.41 г, находившихся при ней, изъята у нее, а часть наркотических средств весом 23.3 г ею добровольно выдана.

С учетом положений закона о добровольном отказе от доведения преступления до конца на стадии покушения на совершение преступления — из обвинения Жарковой С.Н. подлежит исключению покушение на незаконный сбыт наркотических весом 23.3 г, что влечет изменение приговора в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ.

Вместе с тем, фактически совершенные Жарковой С.Н. действия образуют состав преступления в виде покушения на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, поскольку передача наркотического средства Самусевой М.В. и хранение при себе наркотического средства с целью последующего сбыта составляют особо крупный размер наркотических средств. Поэтому, правовая оценка действий Жарковой С.Н. по ч. 3 ст. 30 – п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ является верной, оснований для прекращения уголовного преследования не установлено35.

Таким образом, следует согласиться с суждением тех авторов, которые рассматривают институт добровольного отказа в качестве «особого обстоятельства исключающего уголовную ответственность за предварительную преступную деятельность»36. В таком случае лицо не освобождается, а именно не подлежит уголовной ответственности. Данное обстоятельство в юридической литературе объясняется отсутствием при добровольном отказе всех признаков состава преступления. Следовательно, совершенное деяние не Дело № 22-3473/2011 // Архив Томского областного суда. Уголовное право. Общая часть: учебник. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2008. С. 239. является преступным и не влечет обязанности нести уголовную ответственность. Отсутствие же такой обязанности исключает возможность освобождения от нее.

Юридическим последствием добровольного отказа от преступления является непривлечение лица к уголовной ответственности. При этом отсутствие уголовно-правовых последствий за деяние, от совершения которого лицо добровольно отказалось, не оказывает влияние на возможность привлечения этого лица к уголовной ответственности за иные преступления, совершенные до момента отказа.

Глава 2. Проблемы квалификации добровольного отказа

от преступления.

2.1 Сравнительный анализ добровольного отказа и деятельного раскаяния

Для наиболее полного изучения отдельного правового института требуется не изолированное его исследование, а проведение сопоставления с иными, смежными правовыми институтами. Так уяснение правовой природы добровольного отказа от преступления и определение его места среди других институтов уголовного права невозможно без его отграничения от деятельного раскаяния (ст. 75 УК РФ).

Законодатель не дает легального определения деятельного раскаяния, а перечисляет лишь некоторые способы его проявления, к которым относится явка с повинной, способствование раскрытию и расследованию преступления, возмещение ущерба и устранение вреда, причиненного преступлением.

В литературе деятельное раскаяние определяется как «позитивное постпреступное поведение субъекта преступления»37.

Сравнительный анализ добровольного отказа от преступления и деятельного раскаяния, как правило, проводится только на основе выделения их различий. Однако, в первую очередь, необходимо определить, что же объединяет эти институты уголовного права. К таким сходным чертам можно отнести:

1) добровольный отказ и деятельное раскаяние имеют выраженный поведенческий характер;

2) субъект при добровольном отказе и деятельном раскаянии характеризуется двумя свойствами, во-первых, он способен нести уголовную ответственность, во-вторых, изначально в его действиях имеется преступный умысел; Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : учебник для ВУЗов / под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. М., 2012. С 397.

3) совершение добровольного отказа и деятельного раскаяния характеризуются устранением причиненного вреда, которое выражается в стремлении его загладить либо предотвратить наступление;

4) институты добровольного отказа и деятельного раскаяния выступают в качестве стимулов общественно-полезного поведения.

Однако данные институты имеют и множество различий:

1) целью добровольного отказа является пресечение и предупреждение совершаемых преступлений, в то время как деятельное раскаяние направлено на нейтрализацию негативных последствий уже совершенного преступления;

2) если добровольный отказ возможен только до момента окончания преступления и наступления общественно опасных последствий, то деятельное раскаяние имеет место после совершения оконченного преступления либо если преступление было недоведено до конца по независящим от виновного обстоятельствам.

Деятельное раскаяние на стадии приготовления лица к совершению преступления невозможно. Это объясняется тем, что уголовная ответственность наступает только за приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению (ч. 2 ст. 30 УК РФ), в свою очередь освобождение от уголовной ответственности при деятельном раскаянии возможно только при совершении преступления небольшой тяжести.

Деятельное раскаяние также невозможно на стадии неоконченного покушения. Если лицо совершает позитивные постпреступные действия после неоконченного покушения, то они не будут иметь юридического значения, а его действия должны быть квалифицированы как добровольный отказ от преступления.

Как справедливо отметил А.Г. Антонов «деятельное раскаяние имеет место в том случае, когда время для добровольного отказа уже упущено. Так, добровольный отказ может иметь место при приготовлении, неоконченном покушении и, в исключительных случаях, при оконченном покушении, а деятельный раскаяние – при оконченном покушении и оконченном преступлении»38.

3) при добровольном отказе, в отличие от деятельного раскаяния, отсутствуют признаки состава преступления;

4) основанием для применения нормы о добровольном отказе является отсутствие общественной опасности лица, отказавшегося от доведения преступления до конца; основанием применения нормы о деятельном раскаянии является утрата лицом общественной опасности;

5) добровольный отказ от преступления может быть связан как с активным, так и с пассивным поведением лица: в преступлениях с формальным составом отказ возможен только в форме действия, а в преступлениях с материальным составом он выражается и в форме бездействия. В отличие от него раскаяние всегда должно быть деятельным, т.е. может выражаться только в активных действиях лица по уменьшению или устранению общественно опасных последствий от совершенного деяния;

6) добровольный отказ возможен, если лицо начинает совершать умышленное преступление, а деятельное раскаяние может иметь место при совершении преступлений с любой формой вины;

7) как уже было отмечено ранее, мотивы добровольного отказа от преступления могут быть различными, в свою очередь, деятельное раскаяние предполагает, что мотивами позитивного постпреступного поведения будут именно моральные установки преступника и сформировавшиеся у него чувства сострадания к потерпевшему и сожаления о совершенном преступлении.

Однако, в последнее время, в юридической литературе высказываются мнения, что выделение мотива в качестве критерия отграничения добровольного отказа от деятельного раскаяния нецелесообразно, поскольку поведение лица в случае деятельного раскаяния свидетельствует об утрате им Антонов А.Г. Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности : дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2000. С. 128. общественной опасности, а значит, мотивы деятельного раскаяния не имеют значения39.

8) добровольный отказ от преступления является основанием для исключения уголовной ответственности, в то время как деятельное раскаяние индивидуализирует ее: а) учитывается судом в качестве смягчающего обстоятельства (пп. «и», «к» ч.1 ст.61 УК РФ), б) является основанием для назначения наказания с обязательным смягчением (ч. 1 ст. 62 УК РФ) в случае деятельного раскаяния в формах, названных в п. «и» и п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ и отсутствии отягчающих обстоятельств, в) является основанием для назначения наказания ниже низшего предела либо назначения более мягкого вида наказания, чем предусмотрено в санкции этой статьи (ст. 64 УК РФ); г) является основанием для освобождения от уголовной ответственности в порядке ст. ст. 75, 76.1 УК РФ и примечаний к статьям Особенной части (например, примечания к ст. ст. 126, 222, 275 УК РФ).

Однако добровольный отказ исключает уголовную ответственность при совершении преступления любой категории, а деятельное раскаяние, по общему правилу, освобождает от уголовной ответственности только если совершенное преступление относится к категории небольшой или средней тяжести;

9) применение последствий добровольного отказа является обязанностью уполномоченных органов, в то время как применение последствий деятельного раскаяния является лишь их правом и осуществляется по их усмотрению.

Как справедливо отмечает В.В. Сверчков «правовая природа добровольного отказа близка правовой природе освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием с той лишь разницей, что в Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Ю.И. Скуратова, М.В. Лебедева. М., 1999. С. 167; Курс уголовного права. Общая часть : в 2 т. / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 2002.Т. 2 : Учение о наказании. С. 167. ней речь идет не о послепреступном раскаянии, а о раскаянии в процессе криминального поведения»40.

Таким образом, рассмотренные институты уголовного права имеют некоторые схожие черты, однако добровольный отказ от преступления и деятельное раскаяние не следует смешивать: они отличны по времени их осуществления, содержанию деятельности, мотивам и правовым последствиям.

2.2 Возможность совершения добровольного отказа на разных стадиях

преступления

Институт добровольного отказа наиболее тесным образом связан с понятием и разграничением стадий совершения преступления. Отсюда большое значение (как практическое, так и теоретическое) приобретает вопрос о том, на каких стадиях развития и совершения преступления представляется возможным осуществление добровольного отказа.

Под стадией совершения преступления в науке уголовного права

понимаются «предусмотренные уголовным законом этапы развития умышленного преступления, различающиеся по степени реализации умысла и степени общественной опасности»41. Выделяются три стадии совершения преступления: приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление.

Осуществление добровольного отказа возможно на стадиях приготовления к преступлению и покушения на преступление.

Определяя такие временные границы возможности осуществления добровольного отказа необходимо отметить, что понятия «приготовления» и «покушение» большинством авторов рассматриваются в двух аспектах. Вопервых, как этапы совершения преступной деятельности. Во-вторых, как виды Сверчков В.В. Место добровольного отказа от преступления в системе уголовного законодательства // Уголовное право. 2002. № 2. С. 30. Уголовное право России. Части Общая и Особенная : учебник для бакалавров / отв. ред. А.И. Рарог. М., 2015. С. 109. неоконченного преступления. Говоря о возможности осуществления добровольного отказа имеются в виду именно этапы преступления, поскольку, как уже было указано выше, добровольный отказ и неоконченное преступление являются взаимоисключающими явлениями.

Приготовление к преступлению характеризуется умышленным созданием условий для совершения преступления. На стадии приготовления к преступлению добровольный отказ, как правило, характеризуется пассивной формой и выражается в добровольном принятии лицом решения об отказе от преступления вообще либо от совершения дальнейших действия по его подготовке или по осуществлению объективной стороны. Реже действия лица могут иметь активный характер и выражаться, например, в уничтожении средств и орудий запланированного преступления. Чаще всего добровольный отказ на данной стадии остается вне поля зрения правоохранительных органов, поскольку его выявление связано с объективными трудностями (например, приискание или изготовление средств и орудий совершения преступления могут иметь законный характер).

Добровольный отказ может иметь место и на стадии покушения. Покушение на преступление характеризуется умышленными действиями (бездействием), непосредственно направленными на совершение преступления. В науке уголовного права по субъективному критерию принято выделять два вида покушения: оконченное и неоконченное. При этом, при оконченном покушении субъект выполняет все действия, которые считал необходимыми для совершения преступления, а при неоконченном – им совершаются не все из этих действий.

Возможность осуществления добровольного отказа при неоконченном покушении не подвергается сомнениям среди теоретиков уголовного права. Добровольный отказ характеризуется здесь сознательным воздержанием от дальнейших действий, которые, необходимы для совершения преступления. Как и на стадии приготовления преобладает пассивная форма отказа, т.е. бездействие.

Что касается возможности добровольного отказа от преступления при оконченном покушении, то здесь единое мнение среди ученых отсутствует. С.В. Шевелева считает, что добровольный отказ возможен только на стадии неоконченного покушения42. Н.М. Скорилкин придерживается позиции, что добровольный отказ может быть на стадии оконченного покушения, но только при материальном составе преступления43. Сходной точки зрения придерживается и Н.Д. Дурманов, считая, что добровольный отказ на стадии оконченного покушения может иметь место, если совершенные действия еще не повлекли за собой наступление общественно опасных последствий44.

Наиболее правильным представляется суждение о том, что добровольный отказ на стадии оконченного покушения допустим, но не всегда. Как отмечает А.И. Ситникова, «возможность или невозможность добровольного отказа определяется физической природой явлений, с которыми имеет дело субъект преступления»45. Исходя из этого, для квалификации добровольного отказа при оконченном покушении необходимо соблюдение нескольких условий:

1) разрыв во времени между совершением деяния и окончанием преступления;

2) способность лица влиять на дальнейший ход событий, которые получили развитие в результате его первоначальных действий (контроль над развитием причинной связи).

Здесь необходимо иметь ввиду, что не во всех случаях можно с точностью определить момент утраты контроля над развитием причинной связи. Многое в этом случае зависит от способа, которым виновный планировал осуществить свои преступные намерения. Например, применение удушения и утопления как способов убийства продолжительно во времени, а Шевелева С.В. Свобода воли и принуждение в уголовном праве : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2015. С. 11. Скорилкин Н.М. Добровольный отказ на стадии оконченного покушения на преступление // Законность. 2002. № 5. С.32. Дурманов Н. Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. М., 1955. С. 226. Ситникова А.И. Приготовление к преступлению и покушение на преступление. М., 2006. С. 126. значит не сразу приведет к утрате контроля над дальнейшим ходом событий, чего нельзя сказать о таких способах причинения смерти как выстрел из огнестрельного оружия или удар ножом, поскольку такие действия сразу же влекут наступление оконченного покушения.

3) возможность предотвратить общественно опасные последствия в преступлениях с материальным составом либо возможность не допустить завершения объективной стороны в преступлениях с формальным составом;

4) активная форма действий;

5) наличие иных признаков добровольного отказа.

Если на наступление преступных последствий будут влиять иные обстоятельства, не зависящие от воли виновного, возможность добровольного отказа при оконченном покушении исключается. В связи с этим следует привести известный пример, рассмотренный И.Э. Звечаровским: «официант задумал отравить одного из посетителей кафе. С этой целью он подсыпал яд в чашку с кофе и передал ее посетителю, а сам ушел обслуживать других посетителей. Через некоторое время он подошел к столику, где сидел потерпевший, и увидел, что посетитель еще не притронулся к отравленному кофе. Тогда официант передумал убивать и забрал чашку с отравленным кофе. С учетом того, что официант на некоторое время утратил контроль над ситуацией (на несколько минут он отошел от столика, и потерпевший мог выпить отравленный кофе), следует заключить, что имело место оконченное покушение на преступление. Здесь содеянное нельзя расценивать как добровольный отказ»46.

Кроме того, осуществление добровольного отказа на стадии оконченного покушения допускает и законодатель. Это объясняется тем, что деления покушения на оконченное или неоконченное в Уголовном кодексе не существует, а никаких специальных оговорок относительно невозможности Уголовное право России. Общая часть : учебник / под ред. И.Э. Звечаровского. М., 2010. С. 273. совершения добровольного отказа при определенных случаях покушения в ст. 31 УК РФ также не закреплено.

Невозможность совершения добровольного отказа в уже оконченном преступлении очевидна, поскольку в деянии будут содержаться все признаки состава преступления, закрепленного в Особенной части УК РФ. Действия лица, направленные на устранение последствий своего деяния, помощь следственным органам или потерпевшему необходимо рассматривать в качестве деятельного раскаяния.

Так, приговором суда Майков Е.А. был признан виновным в покушении на неправомерное завладение автомобилем без цели хищения. В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Майков Е.А. просит оправдать его по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 166 УК РФ и снизить окончательный срок наказания. Он указывает, что заведя автомобиль и наехав на брус, он сразу же добровольно отказался от доведения своего преступного умысла до конца и не предпринимал больше никаких попыток угнать данный автомобиль.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему. В ходе судебного разбирательства бесспорно было установлено, что Майков Е.А. неправомерно завладел автомобилем М., начал на нем движение, однако автомобиль врезался в брус. Дальнейшие попытки Майкова Е.А. продолжить движение на автомобиле были пресечены С.

В соответствии с п.20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09 декабря 2008 года № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а так же с их неправомерным завладением без цели хищения» неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда, либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось.

При таких обстоятельствах суд обоснованно квалифицировал действия Майкова Е.А. по ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 166 УК РФ.

Судебная коллегия определила Приговор Молчановского районного суда Томской области от 07 октября 2010 в отношении Майкова Е. А. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного – без удовлетворения47.

Таким образом, добровольный отказ возможен только до момента окончания преступления, т.е. на стадии приготовления, неоконченного покушения и также в качестве «исключения из общего правила»48 на стадии оконченного покушения.

2.3 Добровольный отказ при соучастии.

Добровольный отказ соучастников преступления характеризуется значительной спецификой. При квалификации такого отказа учитываются как общие правила, установленные ч. ч. 1 – 3 ст. 31 УК РФ, так и особенности, характерные именно для соучастников преступления (ч. ч. 4 – 5 ст. 31 УК РФ).

В свою очередь эти особенности можно разделить на две группы: общие (характерны для всех видов соучастников) и специфические (присущи определенному виду соучастников).

Среди общих особенностей добровольного отказа соучастников можно выделить:

1) добровольный отказ от преступления одного из соучастников не

является основанием для исключения уголовной ответственности

иных соучастников (т.е. имеет индивидуальный характер);

2) добровольный отказ соучастников имеет место только в том случае,

если исполнитель не довел преступление до конца.

3) добровольный отказ соучастников выражается в изъятии своего

вклада в совместную преступную деятельность.

Дело № 22-4469/2010 // Архив Томского областного суда

Уголовное право. Общая часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. М., 2008. С. 324.

Специфические особенности зависят от роли соучастника в преступлении и определяются для каждого вида соучастия. Уголовный кодекс (ст. 33), наряду с доктриной, выделяет такие виды соучастников как исполнитель, организатор, подстрекатель и пособник.

Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных Уголовным кодексом (ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Добровольный отказ исполнителя будет выражаться в несовершении тех действий, которые были обусловлены сговором соучастников, либо в недоведении их до конца. Следует учитывать, что добровольный отказ исполнителя не может исключать уголовной ответственности для остальных соучастников преступления.

Добровольный отказ исполнителя, в отличие от иных соучастников преступления, не характеризуется в уголовном законе никакими специфическими чертами и подчиняется общим правилам, установленным в ч. ч. 1 – 3 ст. 31 УК РФ.

Однако в литературе существует позиция, что общие положения ст. 31 УК РФ: «не в полной мере характеризуют модель добровольного отказа самого исполнителя преступления»49. В связи с этим, необходима законодательная регламентация добровольного отказа каждого из видов соучастников.

Действительно, в большинстве случаев добровольный отказ исполнителя характеризуется теми же признаками, что и у индивидуально действующего лица. Однако существуют случаи, когда применение общих правил к добровольному отказу исполнителя будет неверным.

Это, в первую очередь, касается «посредственного исполнения». Так, для признания добровольного отказа посредственным исполнителем ему

Тарханов И.А. Указ. соч. С. 192. необходимо предотвратить совершение общественно опасного деяния непосредственно лицами, участвующими в совершении преступного посягательства либо предотвратить наступление общественно-опасных последствий от такого деяния.

Также должен быть законодательно решен вопрос о добровольном отказе соисполнителей, поскольку он тоже имеет свою специфику. Соисполнитель должен предпринять все необходимые меры, чтобы и другие соучастники не довели преступление до конца. При этом добровольный отказ соисполнителя может быть выражен только в активных действиях, в то время как добровольный отказ исполнителя возможен путем пассивного поведения. В литературе такой подход объясняется тем, что «каждый из исполнителей выполнил часть объективной стороны конкретного состава преступления и изъять свой вклад в совместное преступление он может, только прекратив его дальнейшее совершение»50.

Однако такая позиция не разделяется некоторыми авторами51. Представляется, что необходимость соисполнителя предотвратить доведение преступления до конца требуется не во всех случаях. Для этого необходимо, чтобы соисполнитель своими действиями (бездействием) уже начал выполнение объективной стороны преступления. Только в этом случае прекращение своих преступных действий будет явно недостаточным, поскольку соисполнитель уже внес свой вклад в совершение преступления, изъять который невозможно. Если же соисполнитель еще не приступил к выполнению объективной стороны преступления, возлагать на него обязанность по предотвращению доведения преступления до конца необоснованно. Уголовное право. Общая часть : учеб. пособие / под общ. ред. В.А. Уткина, А.В. Шеслера. Томск, 2016. С. 281. Орлова А.И. Указ. соч. С. 147; Дронова Т.Н. Добровольный отказ от преступления: теория, закон и правоприменение // Указ. соч. С.20.

Кроме того, А.А. Клюев и вслед за ним А.А. Шакирова предлагают определять особенности добровольного отказа соисполнителей в зависимости от вида преступной группы, в рамках которой планируется совершение преступления52. Так, в случае совершения преступления в группе без предварительного сговора для осуществления добровольного отказа соисполнителю необходимо только самому прекратить выполнение объективной стороны преступления. В случае же совершения преступления группой лиц по предварительному сговору нужно предотвратить еще и доведение преступления до конца остальными участниками этой группы. Лицо, изначально имевшее умысел на совершение преступления в составе преступного сообщества, для возможности добровольного отказа от преступления должно выйти из состава этого сообщества до момента его окончательного формирования.

Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими (ч. 3 ст. 33 УК РФ).

Добровольный отказ организатора допустим только в том случае, если исполнитель не доведет преступление до конца. При этом законодатель не конкретизирует способы отказа, и они могут быть самыми различными. В качестве примера приводится только «своевременное сообщение органам власти». В.В. Питецкий рассматривает признак «своевременности» как оценочную категорию. По его мнению, «вопрос о своевременности обращения к органам власти должен решаться на основе всех обстоятельств дела. В частности, с учетом времени, места, характера предполагаемого преступления, степени его подготовленности и других факторов»53. Однако, многими авторами, в т.ч. А.И. Орловой считается нецелесообразным использование в Клюев А.А. Указ соч. С. 145; Шакирова А.А. Добровольный отказ от преступления соучастников : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2006. С.14–15. Питецкий В.В. Добровольный отказ соучастников преступления // Российская юстиция. 2000. № 10. С.38. данном случае критерия «своевременности»54. По ее мнению, раз уж преступление не было доведено до конца, значит, такое сообщение было сделано в нужное время, т.е. своевременность предполагается. Но все же представляется, что этот критерий необходим, и именно благодаря ему можно решить вопрос о наличии добровольного отказа, когда преступление не было предотвращено не в связи с поздним сообщением, а из-за неправильных действий представителей органов власти.

Добровольный отказ организатора конкретного преступления также может проявляться в убеждении исполнителя, охране объекта посягательства, задержании исполнителя преступления и других.

Добровольный отказ организатора преступной группы может выражаться в прекращении образования или расформировании организованной группы или преступного сообщества до момента, когда они будут признаны созданными.

Если организатор сумел предотвратить готовящееся преступление, то его действия уже не имеют общественной опасности и в них отсутствует состав преступления. Уголовная ответственность для такого организатора исключается.

Если исполнитель все же совершил преступление, то организатор подлежит уголовной ответственности. Его действия по предотвращению преступления будут учтены судом при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства.

Так, Судебная коллегия Томского областного суда пришла к выводу, что действия осужденной Рудниченко И.В. квалифицированы судом по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ правильно. Оснований полагать, что Рудниченко И.В. добровольно отказалась от совершения преступления, не имеется.

Из исследованной в судебном заседании фонограммы разговора между осужденной и свидетелем Т. состоявшегося 29.07.2014, следует, что он

Орлова А.И. Указ. соч. С. 160. логически завершился тем, что осужденная сообщила свидетелю номер телефона потерпевшего и между ними состоялась договоренность о следующей встрече после выполнения заказа через записку под дворником автомобиля.

После 29.07.2014 Рудниченко И.В. интересовалась тем, когда Т. выполнит заказ.

В полицию осужденная с заявлением о совершаемом ею преступлении не обращалась. Никаких мер по предотвращению преступления Рудниченко И.В. не совершала.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что осужденная добровольно не отказывалась от совершения преступления55.

Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом (ч. 4 ст. 33 УК РФ).

В ч. ст. 31 УК РФ для подстрекателя установлены аналогичные организатору преступления условия и правовые последствия добровольного отказа.

Особого внимания заслуживает вопрос о применении физического насилия организатором или подстрекателем в отношении исполнителя с целью противодействия осуществлению преступления до конца. В такой ситуации к действиям организатора или подстрекателя может быть применена норма о необходимой обороне (ст. 37 УК РФ).

Однако, помимо признаков наличности посягательства и соотношения причиненного и предотвращенного вреда, необходимо учитывать на какой стадии реализации преступного умысла находился исполнитель и возможно ли было не довести преступление до конца иными способами. При этом, необходимо отметить, что даже в случае превышения пределов необходимой обороны, добровольный отказ от первоначального преступления исключен быть не может.

Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств

Дело № 22-827/2016 // Архив Томского областного суда или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы (ч. 5 ст. 33 УК РФ).

Условия добровольного отказа для пособника более «льготные»56 и выражаются в том, что ему необходимо предпринять все зависящие от него меры, чтобы предотвратить преступление. Это объясняется ролью пособника, играющей в совершении преступления, если организатор и подстрекатель, как правило, являются лицами, инициировавшими преступления, то пособник лишь вносит в него какой-то вклад, изъятия которого в большинстве случаев достаточно, чтобы преступление не произошло.

В доктрине уголовного права различаются два вида пособничества: интеллектуальное и физическое. Под интеллектуальным пособничеством принято понимать: «психическую поддержку исполнителя, не связанную с подстрекательством»57. Такое пособничество укрепляет ранее сложившуюся решимость совершить преступление посредством дачи советов, указаний, предоставления различной информации, облегчающей совершение преступления.

Для осуществления добровольного отказа такой пособник может различными уговорами и убеждениями устранить решимость исполнителя к осуществлению задуманного, предоставить ему ложную информацию и пр.

Также в качестве интеллектуального пособничества принято рассматривать заранее обещанное укрывательство преступника или следов преступления, либо обещание, данное заранее, приобрести или сбыть предметы, добытые преступным путем. Уголовная ответственность такого пособника не может быть исключена, если он откажется выполнить свое Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : учебник для ВУЗов / под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. М., 2012. С. 396. Уголовное право. Общая часть : учебник / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2008. С. 268. обещание уже после наступления преступного результата. Таким отказом не ликвидируются созданные для совершения преступления предпосылки, т.к. исполнитель рассчитывал на оказание ему последующей помощи в сокрытии или сбыте, а действия пособника находятся в причинной связи с наступившим преступным результатом.

Под физическим пособничеством понимается совершение действий (в отдельных случаях бездействие), способствующее выполнению объективной стороны преступления. Такое пособничество может выражаться в обеспечении средствами и орудиями совершения преступления, ликвидации различных препятствий, а также в предоставлении материальной помощи.

Физический пособник для осуществления добровольного отказа может, например, изъять у исполнителя преступления ранее предоставленное им оружие, транспорт или денежные средства, при этом важно, чтобы исполнитель преступления еще не успел ими воспользоваться. Добровольный отказ пособника также может быть выражен и в бездействии, если он пообещал предоставить исполнителю орудия или средства совершения преступления, но не сделал этого.

Характерной особенностью добровольного отказа пособника является то, что он освобождается от уголовной ответственности, даже если исполнителю удалось совершить преступление.

Добровольный отказ соучастников преступления возможен на тех же стадиях, что и у индивидуально действующего лица. Особенностью отказа организатора, подстрекателя и пособника является то, что их действия обычно совершаются до начала исполнения преступления, а потому их добровольный отказ возможен либо до, либо в самый начальный момент деятельности исполнителя.

Добровольный отказ соучастников преступления может быть только в том случае, когда до момента его осуществления преступление совершалось этими лицами с прямым умыслом. Исключением является только добровольный отказ пособника, вина которого до момента добровольного отказа может характеризоваться прямым или косвенным умыслом.

Следует отметить, что, согласно позиции законодателя, добровольный отказ организатора, подстрекателя и пособника возможен в форме действий по прекращению начатого исполнителем преступления. Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что понятие «прекращение» толкуется законодателем в широком значении и не означает только завершение ранее начатой преступной деятельности. Так, «посредственный исполнитель» должен предотвратить совершение общественно опасного деяния иными лицами, организатор и подстрекатель должны принять меры для недоведения преступления до конца, в свою очередь пособнику необходимо предпринять все зависящие от него меры для того, чтобы предотвратить преступление. Следовательно, норма ч. 1 ст. 31 УК РФ, закрепляющая понятие «прекращение», может использоваться только в отношении индивидуально действующего лица, поскольку добровольный отказ соучастников требует не только активных действий (бездействия), но и достижения соответствующего результата в виде предотвращения совершения преступления.

Своеобразие добровольного отказа соучастников позволило некоторым авторам, например, А.А. Шакировой, говорить о существовании отдельной правовой нормы и необходимости выделения этой нормы из ст. 31 УК РФ в отдельную статью, которая должна располагаться в главе 7 УК РФ, посвященной соучастию. По ее мнению, «непоследовательно и методически неверно <�…> что нормы закрепляющие особенности добровольного отказа различных видов соучастников, предшествуют законодательному определению самого соучастия и видов соучастия»58. С этой позицией, действительно, можно согласиться. Такое расположение будет способствовать правильному восприятию и эффективному применению исследуемой группы норм.

Шакирова А.А. Указ. соч. С. 12.

Таким образом, добровольный отказ возможен со стороны любого из соучастников преступления, но для каждого из них он обладает определенными особенностями. Главной чертой добровольного отказа соучастников является ликвидация созданных ими ранее условий и, как следствие, возможности к совершению преступления. При этом действия, которые им необходимо для этого осуществить, названы непосредственно в законе. Еще одной важной чертой является индивидуальность такого отказа, проявляющаяся в том, что добровольный отказ одного соучастника не освобождает от уголовной ответственности иных соучастников преступления.

Заключение

Учение о добровольном отказе от преступления является важным элементом науки уголовного права, что обусловлено его взаимосвязью с началом возникновения уголовной ответственности, отграничением преступного деяния от непреступного. Кроме того, добровольный отказ является одним из средств предупреждения преступности посредством стимулирования правомерного поведения. Вместе с тем, законодательная регламентация этого института является несовершенной и содержит множество пробелов и противоречий.

В данной работе был изучен институт добровольного отказа от преступления и проанализированы теоретические и практические проблемы, связанные с его квалификацией.

Подводя итог проведенному исследованию, можно сформулировать некоторые выводы.

Развитие отечественного законодательства о добровольном отказе от преступления происходило неравномерно и не всегда отражало имеющиеся теоретические разработки и данные правоприменительной практики. Прогрессивное развитие учения о добровольном отказе было прекращено в первые годы советской власти и институт добровольного отказа перестал существовать. Последующие попытки его законодательного закрепления не учитывали всех наработок дореволюционных авторов. При разработке действующего Уголовного кодекса также не были учтены все имеющиеся концепции, хотя действующая норма и значительно ушла вперед от существующих в советских уголовных кодексах.

Статья 31 Уголовного кодекса РФ содержит легальное определение добровольного отказа о преступления. Это определение содержит как положительные, так и отрицательные аспекты. Среди достоинств этого определения можно выделить довольно удачное использование термина «прекращение». Это значение правильно отражает последовательность действий при добровольном отказе, т.е совершении действия или подготовке к нему, а значит, прерывании уже начатых действий. Однако это юридическое определение также имеет свои существенные недостатки: не содержит сущностных характеристик добровольного отказа и ошибочно включает термин «приготовление», признаком которого выступает прерванность преступного деяния по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного. В связи с этим нами предлагается заменить термин «приготовление» на «создание условий для совершения преступления».

Признаками добровольного отказа от преступления являются: добровольность, окончательность, возможность доведения преступления до конца, прекращение совершения общественно опасного деяния.

Добровольность отказа от совершения преступления означает, что решение о прекращении преступных действий было принято самостоятельно, без принуждения со стороны других лиц. При этом Верховный суд РФ пришел к выводу, что инициатива добровольного отказа от преступления может исходить от любых лиц, в т.ч. добровольный отказ возможен и после предложения правоохранительных органов о сотрудничестве, если у лица имелась свобода выбора поведения.

Окончательность отказа от преступления означает, что лицо раз и навсегда отказывается от совершения данного преступления. При этом у лица отсутствуют намерения продолжить совершение преступления в будущем.

Возможность доведения преступления до конца означает осознание лицом того, что оно может успешно завершить преступную деятельность. На практике при установлении данного признака решающее значение приобретает субъективный критерий. В ходе осуществления действий по выполнению объективной стороны преступления лицо может столкнуться с различными препятствиями. Следует учитывать, что такие препятствия не являются однородными. В связи с этим предлагается делить их на непреодолимые и затрудняющие. В качестве непреодолимых можно характеризовать препятствия, преодолеть которые объективно невозможно, отказ в таком случае будет вынужденным. В случае затрудняющих препятствий лицом могут быть избраны иные средства или способы для осуществления преступного намерения и нейтрализации этих препятствий, поэтому его действия необходимо признать добровольным отказом от преступления. Однако на практике вопрос о возможности добровольного отказа в случае возникновения различного рода препятствий к доведению преступления до конца решается неоднозначно. В некоторых судебных решениях не делается различий между непреодолимыми и затрудняющими препятствиями, и возможность совершения добровольного отказа от преступления исключается в обоих случаях. В связи с эти прослеживается явная необходимость разъяснения на законодательном уровне, что именно следует понимать под препятствиями доведения преступления до конца, каковы критерии для определения разновидностей таких препятствий, а также возможен ли добровольный отказ в случае возникновения этих препятствий.

Прекращение совершения общественно опасного деяния означает, что добровольный отказ возможен только в том случае, если лицом уже совершены какие-то действия (бездействие), для достижения преступного результата, а затем такие действия прекращены. В связи с этим высказывается необходимость замены понятия «добровольный отказ от преступления» на «добровольный отказ от доведения преступления до конца».

Добровольный отказ от преступления предлагается рассматривать в качестве основания, исключающего уголовную ответственность. Причиной к этому признается отсутствие в деянии всех признаков состава преступления. Добровольный отказ влечет за собой прекращение выполнения объективной стороны преступления. В связи с этим ликвидируется угроза посягательства на объект, охраняемый уголовным законодательством, происходит изменение психического отношения лица к совершаемому деянию, что приводит к устранению вины, а субъект в целом утрачивает свою общественную опасность.

Юридическим последствием добровольного отказа от преступления является непривлечение лица к уголовной ответственности. При этом отсутствие уголовно-правовых последствий за деяние, от совершения которого лицо добровольно отказалось, не оказывает влияние на возможность привлечения этого лица к уголовной ответственности за иные преступления, совершенные до момента отказа.

Уяснение правовой природы добровольного отказа от преступления и определение его места среди других институтов уголовного права невозможно без его отграничения от деятельного раскаяния. Рассмотренные институты уголовного права имеют некоторые схожие черты, однако добровольный отказ от преступления и деятельное раскаяние не следует смешивать: они отличны по времени их осуществления, содержанию деятельности, мотивам и правовым последствиям.

Добровольный отказ от возможен только до момента окончания преступления, т.е. на стадии приготовления, неоконченного покушения и также при соблюдении определенных условий на стадии оконченного покушения. К таким условиям относятся: контроль над развитием причинной связи, разрыв во времени между совершением деяния и окончанием преступления, возможность предотвратить общественно опасные последствия в преступлениях с материальным составом либо возможность недопущения завершения объективной стороны в преступлениях с формальным составом, активная форма действий.

Добровольный отказ соучастников преступления имеет особенности характерные как для всех видов соучастников, так и присущие определенному виду соучастников. При этом законодательная регламентация этих особенностей явно недостаточна. Требуется закрепление добровольного отказа соисполнителей и посредственного исполнителя. Кроме того, нами поддерживается позиция о существовании отдельной правовой нормы, посвященной добровольному отказу соучастников, и необходимости ее выделения в отдельную статью, которая должна располагаться в главе 7 УК РФ, посвященной соучастию.

Теоретическая значимость проведенного исследования заключается в систематизации и корректировке имеющихся наработок в области добровольного отказа о преступления. Положения данной работы могут быть использованы в следственной и судебной практике, в ходе дальнейшей теоретической разработке данной проблемы, а также в процессе изучения курса уголовного права в высших учебных заведениях.

Список использованных источников и литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/dobrovolnyiy-otkaz-ot-prestupleniya-3/