Криминологическая характеристика преступности военнослужащих

Дипломная работа

Диссертация на тему «Криминологическая характеристика преступлений военнослужащих». Год написания 2013, в том же году и защита (на отлично).

Работа действительно очень хорошая. Уровень оригинальности 100%. …

Проблемой данного исследования является наличие криминогенной ситуации в войсках, которая беспокоит общественное мнение, прежде всего, в отношении боеготовности и должного уровня безопасности граждан. Особо актуальна проблема в настоящее время, что подчеркивает проводящееся сокращение численности вооруженных сил. Перспективным направлением, которое позволит сохранить боевую мощь Вооруженных Сил на высоком уровне, является укрепление порядка и дисциплины в армии и на флоте, а также борьба с преступностью и предотвращение криминологических инцидентов.

Преступность в вооруженных силах, ее структура, статус и динамика тесно взаимосвязаны с преступностью в гражданском обществе. В первую очередь, это связано с экономической и политической нестабильностью, недостатками в работе правоохранительных органов, идеологическими кризисами и негативным информационным воздействием современных СМИ. Как показывают многочисленные исследования, многие молодые люди, которым предстоит воинская служба, считают, что командир имеет право признать дисциплинарным поступком и ограничиться лояльными мерами за любое преступное деяние, а не только за те, которые предусмотрены российским законодательством соответствующей квалификации. В связи с этим, формируется ошибочное мнение о том, что облегченное отношение к исполнению законов и воинских обязанностей допустимо, что, на самом деле, является неприемлемым, и повышает риск формирования совершенно не качественной армии, неспособной должным образом защищать страну. И защита нашего государства — одна из главных составляющих его успешного будущего, что определяет постоянную актуальность проблемы данного исследования.

Отсюда цель исследовательского дипломного проекта: изучить криминологическую характеристику преступности военнослужащих.

Опираясь на поставленную цель, сформирован ряд следующих задач исследования:

  • рассмотреть историю формирования законодательства о преступности военнослужащих;
  • дать характеристику уголовной ответственности военнослужащих за совершенные преступления;
  • исследовать криминологическую характеристику воинских преступлений;
  • изучить состав, структуру и динамику воинской преступности;
  • проанализировать криминологическую характеристику личности преступника – военнослужащего;
  • определить причины и условия преступности военнослужащих;
  • наметить меры предупреждения преступности военнослужащих.

Объект исследования: криминологическая преступность военнослужащих.

15 стр., 7169 слов

Детерминанты преступности

... изложена Н. Ф. Кузнецовой - Проблемы криминологической детерминации. М., 1984.. Характеристика основных факторов преступности. Преступное поведение как разновидность сознательного поведения порождается негативными сдвигами в сознании, его деформациями. Последние же ...

Предмет исследования: криминологическая преступность.

Данная дипломная работа представляет собой научное исследование, состоящее из:

1. Введение, отражающее цели и задачи исследования, доказательство актуальности проблемы исследования, краткий обзор использованных источников.

2. Первая глава, в которой дается криминологическая характеристика преступлений военнослужащих.

3. Второй главы, содержащей анализ криминологической характеристики личности преступника-военнослужащего;

4. Третья глава, в которой рассмотрены причины, условия и методы предотвращения преступлений военнослужащих.

При написании данного дипломного проекта мною были использованы следующие источники: эмпирическая база — Уголовный Кодекс Российской Федерации, Конституция Российской Федерации; научно-исследовательская база – Акопов А.А., Панов В.В., Смердов А.А., Мацкевич И.М., Лунев В.В., Орешников В.И., Кузнецова Н.Ф., Хомяков А.И.

9,6% — причинение среднего вреда здоровью;

6,2% причинение тяжкого вреда здоровью;

0,58% — гибель потерпевших военнослужащих.

Кроме того, следует отметить, что рассматриваемый период, показывающий динамику смертей в случае конфликтов, характеризуется нестабильностью и тенденцией к незначительному увеличению, а динамика повреждений средней степени тяжести и тяжелых повреждений характеризуется рост. Что касается динамики нанесения незначительного урона здоровью, то при первоначальном росте этот показатель будет снижаться дальше. Обращает на себя внимание динамика побоев и причинения морального вреда, сопровождавшаяся гигантским скачком вверх в 2011 году, хотя ранее показатель оставался очень стабильным в течение пяти лет. Прирост доли показателя от 2009 года к 2012 составляет 831% (показатель 2012 года выше2009 практически в 8 раз).

Криминологи объясняют этот феномен двумя причинами. Первая возможная причина заключается в том, что в базу данных Генпрокуратуры попросту не попали данные о преступлениях, совершенных до 2009 года, повлекших избиения и причинение морального вреда. Но это всего лишь гипотеза, не имеющая объективных оснований, а потому может считаться маловероятной. Вторая причина, возможно, кроется в особенностях латентности исследуемой категории преступлений и недостатках уголовного учета. Иными словами, обнаруженный скачок мог стать следствием того, что до 2009 года исследуемая категория преступлений не рассматривалась военными командирами как преступное деяние, и поэтому такие правонарушения не сопровождались уголовным преследованием, а влекли обычное применение к виновному в качестве наказания дисциплинарные меры8.

Достаточно широкое распространение весьма нелегальной точки зрения среди военачальников и командиров объяснялось следующими причинами.

Во-первых, нежелание отдельных руководителей «портить» показатели воинской дисциплины подчиненных частей и подразделений, что очень часто отмечается в специальной литературе и научных статьях.

Во-вторых, это инертность правосознания, правовая безграмотность и косность юридического мышления некоторых начальников, которые привыкли за период своей службы к практическому применению в подобных случаях норм Дисциплинарного устава ВС СССР, потому что это позволяли делать некоторые нормативы УК РСФСР и продолжали применять данную практику даже после вступления в силу УК РФ. Таким образом, они внесли наибольший вклад в латентность преступлений этой категории.

3 стр., 1493 слов

Криминологическое прогнозирование и планирование борьбы с преступностью (2)

... предшествует криминологическое прогнозирование, представляющее собой процесс получения, обработки и анализа необходимой для прогноза информации. Криминологический прогноз преступности — ... специфику деятельности по предупреждению преступлений) — причины преступлений, последствия преступлений, механизм преступления и обстоятельства, способствующие преступлениям. статистический метод; анкетный метод ...

Но в то же время, в результате пристального внимания к проблемам неуставных отношений и существующим фактам их сокрытия со стороны руководителей страны, органов военной юстиции и гражданской общественности, а также высших органов военного управления, стали активнее выявляться факты неуставных проявлений. А реакцией на подобные изменения стало возбуждение уголовных дел.

В свою очередь, это привело к своевременному учету категории исследуемых преступлений и более тщательному отражению в статистической отчетности военной прокуратуры истинных масштабов военного преступления. Это можно считать гипотезой, которая имеет вполне объективную основу, с учетом общей неблагоприятной динамики рассматриваемых правонарушений, и неблагоприятную тенденцию роста практически всех показателей этих преступлений (средний, тяжкий вред здоровью и летальный исход), а также, крайне отрицательную динамику коэффициентов воинской преступности.

Помимо проанализированных выше элементов структуры воинской преступности, необходимо обратить внимание на долю преступлений, совершенных на флотах, в военных округах, а также по родам войск и видам Вооруженных Сил. В то же время следует отметить, что полную картину преступлений на этой основе невозможно проанализировать из-за отсутствия необходимых данных9.

Поэтому, анализируя структуру воинской преступности по военным округам, было взято за основу соотношение удельной доли преступности по каждому округу – Дальневосточный военный округ (ДВО), Северо-Кавказский (СКВО), Сибирский (СибВО), Ленинградский (ЛенВО), Московский (МВО), и Приволжско-Уральский (ПУрВО) военные округа. А что касается анализа структуры воинской преступности, то за основу были взяты войска Северного флота (СФ), Тихоокеанского (ТОФ), Балтийского (БФ) и Черноморского флотов РФ (ЧФ).

Итак, в военных округах доля воинской преступности в 2010 году имела следующее соотношение:

  • ДВО — совершенно 120 воинских преступлений (15,9%);
  • СибВО – совершенно 165 воинских преступлений (21,9%);
  • СКВО – совершенно 133 воинских преступления (25,3%);
  • МВО – совершенно 124 воинских преступления (13,1%);
  • ЛенВО – совершенно 61 воинское преступление (6,4%);
  • ПУрВО – совершенно 211 воинских преступлений (22,3%).

В 2012 году исследуемые показатели составили следующую картину:

  • ДВО – совершенно 111 воинских преступлений (13%);
  • СибВО – совершенно 192 воинских преступления (22,6%);
  • СКВО – совершенно 275 воинских преступления (32,4%);
  • МВО – совершенно 112 воинских преступления (13,2%);
  • ЛенВО – совершенно 54 воинских преступления (6,3%);
  • ПУрВО – совершенно 104 воинских преступления (12,2%).

В целом, с 2004 года по 2012 доля воинских преступлений по военным округам распределяется следующим образом: самое высокое количество преступлений зарегистрировано в СКВО (24% от общего числа); несколько меньше военных преступлений было совершенно в СибВО (22%), на третьем месте – ПурВО (17%), а в ЛенВО, ДВО и МВО – 8%, 13% и 16%.

10 стр., 4952 слов

Преступление и преступность. Основные и дополнительные показатели преступности

... или строго юридическом смысле преступность являет собой число совершенных на определенной территории за определенное время преступлений и людей, которые были признаны виновными и осуждены за их ... совершение. В. Н. Кудрявцевым, А. И. Долгова По мнению некоторых отечественных исследователей, преступность — это ...

Можно утверждать, что динамика военных преступлений в рассматриваемых округах в анализируемый период характеризуется ростом. Особенно неблагоприятная тенденция роста преступности наблюдается в военном округе Северного Кавказа и Приволжского Урала. А наименее неблагоприятная динамика наблюдается в Ленинградском военном округе.

Что касается соотношения доли воинских преступлений, которые были зарегистрированы в период с 2004 по 2012 гг. на флотах РФ, то динамика показателя структуры более стабильна.

Например, в 2005 году структура воинской преступности характеризовалась следующими показателями: наибольшее количество преступлений военнообязанных зафиксировано на Северном флоте – это 185 преступлений, которые в общей структуре составляют 60%. Второе место по количеству военных преступлений зафиксировано у Тихоокеанского флота, а именно — 59 правонарушений, что составляет 19% от общего количества. Балтийский флот показал еще более низкий результат: 44 преступления и 12,6% на одну акцию, тогда как Черноморский и Ленинградский военные флоты показали такой же результат, равный 3,4% и по 12 преступлений в каждом флоте.

В 2012 году эти показатели несколько изменились, но качественное соотношение воинской преступности осталось прежним: Северный флот – 113 преступлений (32%), Балтийский флот – 52 преступления (14,6%), на Черноморском флоте произошло 12 преступлений (3,3%), и Ленинградская военно-морская база показала 10 преступлений (2,8%).

Анализ структуры военной преступности по критерию структурирования родов вооруженных сил и родов вооруженных сил позволяет говорить о следующих фактах. Самое большое количество воинских преступлений было совершено в Воздушно-Десантных войсках (ВДВ), а также в Военно-Космических (ВКС), Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН) и Военно-Воздушных войсках (ВВС).

Анализируя статистику за период с 2004 по 2012 гг. мы пришли к выводу, что наибольшая доля воинской преступности имеется в РВСН, а именно – 720 преступлений (44%о от общего числа в рассматриваемой структуре).

ВВС дали результат в 397 преступлений, что составило 24,2%, ВКС – 269 преступлений (16,4%), а ВДВ – 252 преступления (15,3%)10.

Помимо основных показателей, проанализированных выше, характеристика структуры военной преступности дополняется анализом дополнительных характеристик, таких как место и время совершения преступления.

Данные Главной военной прокураторы, позволяют констатировать, что в период с 2004 года по 2012 самыми распространенными временными периодами совершения воинских преступлений стали – с 22:00 до 06:00, а именно – 4254 преступления, которые составили около 37% от общего числа преступлений, совершенных за проанализированные годы.

Немного меньше военных преступлений совершается днем ​​с 09:00 до 18:00 — 3505 преступлений, что составляет 30% от общего количества. В вечернее время (18:00-22:00), в свою очередь, было совершенно 2977 преступлений (25%), а в утреннее – с 06:00 до 09:00 всего лишь 987 преступлений (8%).

Что касается места преступления, то картина военного преступления за рассматриваемый период выглядит следующим образом. Наибольшее число воинских преступлений совершается в казарменных помещениях, а именно – 8135 преступлений (57%).

4 стр., 1917 слов

Понятие латентной преступности. Часть

... латентных и фактически совершаемых военнослужащими преступлений, особенно сопряженных с применением насилия, осуществлять эффективное предупреждение и борьбу с преступностью в воинской среде невозможно. Заключение Латентная преступность ... с латентными способами преступного невозвращения валюты из-за границы // «Журнал российского права», N 1, 2002 Горелик В.Я. Латентная преступность в условиях ...

В служебно-производственных помещениях совершается значительно меньше преступлений, чем на казарменном участке — 1284 преступления, что составляет 9% от общего количества. В помещениях бытового назначения было совершенно 1269 преступлений, составивших 8,8%. А наименьшее количество воинской преступности было зарегистрировано в учебных помещениях воинской части – 113 преступлений (0,7%).

Таким образом, нами были проанализированы некоторые элементы структуры воинской преступности, а также информация о ее динамике за последние 5-8 лет.

ГЛАВА 2. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА-ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО

2.1 СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА-ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО

Как правило, изучение личностных качеств преступника проводится на основе анализа его структуры. В криминологии элементы структуры личности преступника рассматриваются в виде трех интегрированных групп, сочетающих в себе значимые в криминологическом аспекте личностные характеристики: социально-демографические, социально-психологические и психофизические качества11.

В данной главе я подробно рассмотрю каждые из них.

Социально-демографические характеристики личности военнослужащего, нарушающего установленные правила взаимоотношений, на первый взгляд не имеют большого значения из-за отсутствия очевидной связи между относительной неизменностью этих характеристик с исходами преступлений.

Однако, я считаю данное утверждение не верным, потому что именно эти характеристики определяют незавершенную социализацию, вследствие которой наблюдается отсутствие должного жизненного опыта, что позволяет диагностировать неустойчивость психики человека (в силу условий воспитания или возрастного фактора), а также наличие асоциального (негативные характеристики с места работы или учебы, наличие приводов в полицию), а не редко и криминогенного опыта (привлечение к уголовной ответственности).

Основная особенность такого социально-демографического фактора в личности преступного военнослужащего, как пол, заключается в том, что он влияет на совершение преступного деяния не сам по себе, а комплексно, наряду с другими характеристиками этой категории.

Криминогенная ценность пола преступника определяется во взаимодействии с особенностями его личности психофизического характера и конкретными условиями военной службы. В целом считаю, что мужской пол военнослужащего играет значительную криминогенную роль в структуре рассматриваемых преступлений исключительно в сочетании с другой социально-демографической характеристикой: возрастом. Учитывая то обстоятельство, что основная масса исследуемых преступлений совершается военнослужащими по призыву (военнослужащие мужчины от 18 до 27 лет), взаимосвязь пола и возраста вполне очевидна.

6 стр., 2709 слов

Криминологическая характеристика личности налогового преступника

... характеристики налогового преступника, изучив не какое-то определенное количество уголовных дел и приговоров в отдельно взятом регионе, а весь массив имеющихся данных о налоговых преступниках. Данное криминологическое исследование личности налогового преступника ... более 300 уголовных дел о налоговых преступлениях. Необходимость рассмотрения личности налоговых преступников И.И. Кучеров усматривает в ...

Даже военнослужащие, не имеющие необходимого жизненного опыта в силу юного возраста, не обладают устойчивой социальной ориентацией, поэтому они гораздо чаще попадают в сложные конфликтные ситуации, чем старшие возрастные группы. Кроме того, степень конфликта и вероятность его разрешения незаконными средствами зависят от сложности ситуации. По этим же причинам молодым военнослужащим более свойственна высокая подверженность стороннему влиянию (криминогенному в том числе), который оказывают различные микрогруппы и сам воинский коллектив.

Другие социально-психологические и психофизические порождения возрастного фактора военнослужащих рассматриваются в отношении следующих особенностей: несформированная и неустойчивая психика, юношеский максимализм, конформизм в отношении неформальных лидеров воинского коллектива, неустойчивая иерархия социальных ценностей, отсутствие привычки планировать последствия своих деяний, отсутствия опыта общения в специфической замкнутой группе.

Кроме того, особое значение имеет социально-демографическая характеристика преступников, такая как образование, полученное до призыва на военную службу. Здесь стоит подчеркнуть, что традиционно в криминологии существует очень устойчивая зависимость от преступлений, которые характеризуются наличием грубой силы, примитивности и жестокости, низким уровнем образованности преступников, их совершающих. Однако связь между воспитанием преступника и его противоправными действиями отнюдь не прямая. Не самообразование определяет направление поведения индивида, а уровень культуры, глубину познания взаимоотношений между людьми и окружающим миром, которую получает индивид в образовательном процессе.

Неудивительно, что статистика указывает на низкий уровень образования среди военнослужащих этой категории. За период с 2004 по 2012 гг. преступления, регламентируемые ст. 335 УК РФ, совершили 247 (1,3%) военнослужащих, которые имели высшее образование, 6810 (37,6%) – полное среднее (11 классов), 10550 (58,2%) – среднетехническое или среднее основное образование, и военные с начальным образованием совершили 487 преступлений (2,6%)12.

Еще одна важная социально-демографическая характеристика – это социальное положение (происхождение) военнообязанных преступников. Основная масса правонарушителей в воинском деле состоит из представителей наименее социально защищенных слоев общества, что, не удивительно, учитывая то, что именно этот слой нашего населения является основным «инкубатором» призывного сегмента российской армии. Естественно, материальная нужда привычная с детства, а также отсутствие возможностей удовлетворения основных детских потребностей, на общем фоне культивируемого в социуме социального успеха и богатства отдельных групп и индивидов, оказывают весьма неблагоприятное воздействие на формирование личности подростков, что само собой порождает у него агрессивность и ожесточенность.

Наряду с социальным происхождением военных, нарушающих установленный законом порядок межличностных отношений, не менее важной особенностью является их семейное положение. Практически все военные преступники одиноки, что приводит к криминогенной вовлеченности из-за отсутствия опыта выполнения социальных обязанностей и социальных привязанностей. Однако я считаю, что более важен состав семьи, в которой они получали образование до службы в армии. Среди военнослужащих, которые совершали преступные деяния, соответствующие регламенту ст. 335 УК РФ с 2004 по 2012 год в семьях, состоящих из двух родителей, воспитывались 72% военнослужащих. Следовательно, военные преступники, воспитанные в неполных семьях или семьях без родителей, составляют 28% от общего числа13.

5 стр., 2050 слов

Уголовная ответственность военнослужащих за воинские преступления

... лица к уголовной ответственности. К объективным признакам состава преступления относятся: объект преступления; объективная сторона. К субъективным признакам состава преступления относятся: субъективная сторона; субъект преступления. 2. Особенности привлечения военнослужащих к уголовной ответственности Ч. 1. ...

Учитывая то обстоятельство, что из неполных семей процент всех военнослужащих по призыву довольно высок, следует признать, что такая социально-демографическая характеристика как неполная семья должна быть признана и учитываться при анализе криминогенности военнослужащих-преступников.

2.2 СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА-ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО

Установление значения и роли социально-демографических характеристик личности преступника-военнослужащего представляется невозможным без анализа физиологических (травматических, соматических, инфекционных) и психологических (нервно-психологический уровень устойчивости, темперамент, социальная адаптивность) особенностей субъекта, которые составляют группу психо-физических характеристик военнослужащего14.

В сфере межличностных отношений физиологические характеристики военнослужащих практически не отличаются от характеристик аналогичного характера общей массы призывников. Криминологическим исследователям пока не удалось установить какое-либо устойчивое отклонение данного по признакам асоциального поведения, сопровождающегося чрезмерным употреблением спиртных напитков, наркотических средств и т.п. Но показатели, характеризующие качество современного рекрутингового сегмента, не совсем утешительны. Так, данные Главного управления воспитательной работы Вооруженных Сил РФ, свидетельствуют о том, что зафиксирована склонность потребления спиртных напитков среди призывников 2012 года, составляющая 14%, а опыт употребления наркотиков – 9%. Безработных военнослужащих насчиталось 37%, тех, кто воспитывался в неполных семьях – 22%, военнослужащих, имеющих опыт призыва в полицию – 8%, имеющих дефицит массы тела – 8%, с низким уровнем нервно-психической устойчивости – 13%, с наличием серьезных психологических расстройств – 4%, и имеющих черепно-мозговые травмы – 5%. Стоит отметить, что 70% прибывших в студию военнослужащих призывников не сталкивались даже с решением простейших математических задач. Кроме того, следует отметить, что представленная информация является данными самого консервативного и корпоративного правительства — Министерства обороны РФ, и некоторые из них могут быть полностью занижены.

Среди физиологических характеристик военных преступников особое значение имеет сильно развитая тяга к наркотикам и алкоголю. Из сведений о некоторых призывах можно констатировать, что каждая 1000 освидетельствований имеет данные об освобождении от призыва в связи с наркоманией или алкоголизмом 9 призывников (для сравнения, в 2001 году таких было выявлено 6 на 1000).

Из них 15% злоупотребляли алкогольными напитками и 9% — наркоманы и наркоманы.

Представленные данные подтверждаются сведениями статистики правоохранительных органов, в соответствии с которыми правонарушения, регламентирующиеся ст. 335 УК РФ, были совершенны в состоянии наркотического или алкогольного опьянения: 2009 г. – 15% от общего числа, 2010 – 12%, 2011 – 12%, и в 2012 – 14% от общей массы всех зарегистрированных преступлений.

6 стр., 2540 слов

Место криминологии в системе других наук

... в современном российском обществе, в последние годы продолжает оставаться достаточно сложной. Во многом это объясняется тем, что на преступност Причины преступности являются фундаментальной и самой острой проблемой науки криминологии. В ...

Если проанализировать проблему взаимосвязи употребления алкогольных и наркотических средств с противоправными действиями военнослужащих с учетом латентности этих преступлений, картина становится еще более неприглядной. Таким образом, данные некоторых опросов показывают, что каждый третий агент может указать на факты дедовщины, выходящие за рамки дисциплины, а также на использование наркотиков и других интоксикантов его коллегами.

1. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 07.03.2011) // СЗ РФ. 17.06.1996. №25. Ст. 2954; РГ. 11.03.2011.

2. Антонян Ю.М. Тени прошлого. М., 1996

3. Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления .-М.,1973.-195 с.

4. Ахметшин Х.М., Петухов H.A., Тер-Акопов A.A., Уколов А.Т. Преступления против военной службы (Военно-уголовное законодательство Российской Федерации): Научно-практический комментарий Уголовного кодекса Российской Федерации. М., 1999

5. Баракшин А.А. Проблемы криминалистического обеспечения предупреждения преступлений военнослужащих // Вестник криминалистики. 2008. N 2.

6. Борисенко В. Особенности уголовной ответственности военнослужащих // Российская юстиция. – 2000г. — №2.

7. Бурлаков В.. Н., Гилинский Я. И. Российская криминология в конце 20 столетия: Семинар Криминологического центра Санкт-Петербурга // Правоведение, 1999, № 3.

8. Васильев В.А. Юридическая психология: Учебник для вузов М.:Юрид.лит.,1991.-464 с.

9. Васильчикова Н.В., Кухарук В.В. Криминология: Конспект лекций. — М.: Юрайт, 2009.

10. Герцензон А. А. Введение в советскую криминологию. М., 1965.

11. Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Око государево. Российские прокуроры. XVIII век. М., 1994

12. Иншаков С.М. Криминология: Учебник. — М.: Юриспруденция, 2006.

13. Карпец И.А. Современные проблемы уголовного права и криминологии.М.:Юрид.лит.,1976.-289 с.

14. Краснов П. Армия. // Русский колокол, 1928, №3

15. Криминология. Учебник для ВУЗов / Под ред. проф. Малкова В.Д. Издание второе, перераб. и доп. М.: «Юстицинформ». — 2006

16. Криминология: Учебник / Под ред. Долговой А.И. — М.: Норма, 2005.

17. Криминология: Учебник / Под ред. Малкова В.Д. — М.: Юриспруденция, 2008.

18. Курс советской криминологии / Под ред. В.Н. Кудрявцева, И.И. Карпеца, Б.В. Коробейникова. М., 1985

19. Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997

20. Мацкевич И.М. Причины и условия преступности военнослужащих: По материалам криминологического исследования // Правоведение. – 1999. — №2

21. Международное публичное право: Сб. документов: В 2 т. М, 1996. Т. 2

22. Мигачев Ю.И. Правовой статус военнослужащих, гарантии его реализации и защиты в Российской Федерации // Государство и право. 1997. № 10

23. Михайлова А.В. Криминология: Курс лекций. — Рязань: МИЭМП, 2008.

24. Мышлаевский М.З. Офицерский вопрос в XVII веке. СПб., 1899

25. Певень Л.В. Готовность к военной службе: проблемы формирования оборонного сознания российской молодежи // Социологические исследования. 1997. № 5

26. Пирожков В.Ф. Законы преступного мира молодежи (криминальная субкультура).

Тверь, 1990

27. Подпрапорщик. К унтер-офицерскому вопросу // Разведчик. 1909. № 956

28. Предупреждение преступлений и иных правонарушений. М., Юридическая. лит.,1986

29. Преступления против военной службы: Учебник для вузов / Под ред. H.A. Петухова. М., 2002

30. Пьяная вечеря // Московский комсомолец. 1998. 18 авг.

31. Сомовичев Е.Г. Убийство: психологические аспекты преступления и наказания.-М.,1988

32. Следствие продолжается со всем тщанием // Коммерсант. 1993. 31 марта

33. Солдаты русской армии по-прежнему мечтают о еде // Комсомольская правда. 1996. 7 февр.

34. Стратегия борьбы с преступностью // Государство и право. 2004, № 3

35. Устинов В. Очерки по истории отечественной криминологии. М., 2000

36. Фокс В. Введение в криминологию. М., 1985. С. 105

37. Хохряков Г. Ф. Криминология. М., 1999.

38. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология.-М.:Юристъ,1995 256 с.

39. Шептулин А.П. Системы категорий диалектики. М., 1983. С. 224

40. Шестаков Д.А. Понятие преступности в российской и германской критической криминологии // Правоведение. 1997. № 3. С. 106—10