Взяточничество как вид коррупционных преступлений в условиях Российской Федерации

Дипломная работа

Актуальность темы исследования, посвященного взяточничеству как виду коррупционных преступлений в условиях Российской Федерации связана с тем, что коррупция стала серьезно угрожать верховенству закона, демократии и правам человека, подрывать доверие к власти, принципам государственного управления, равенства и социальной справедливости, препятствовать конкуренции, затруднять экономическое развитие и угрожать стабильности демократических институтов и моральных устоям общества.

Взяточничество как одно из распространенных и опасных проявлений коррупции, относится к числу наиболее латентных преступлений. И в практической деятельности органов дознания и следствия вызывает достаточно большие затруднения выявление и пресечение этого преступления. Коррупционные отношения, с одной стороны, провоцируют дальнейшее распространение и усиление криминальной напряженности в стране, а, с другой, ослабляют возможности государства и общества эффективно реагировать на этот процесс. Криминальная коррупция подрывает устои государственной власти, деформирует, общественное сознание, ложится тяжелым материальным бременем на россиян.

Степень исследования проблемы коррупционных преступлений в Российской Федерации находится в центре внимания многих известных ученых, к числу которых относится Волженкина Б.В., Асланова Р.М., Здравомыслова Б.В., Лунев В.В., Квициния А.К., Кирпичников А.И., Яни П.С. и многие другие, что также указывает на актуальность данной темы. В процессе знакомства с результатами монографических исследований, научных трудов, опубликованных в специальных журналах и в сборниках научных конференций, сложилось представление о многообразии взглядов на проблему борьбы с коррупцией в России. Но, несмотря на широкое обсуждение и осуждение коррупции и взяточничества, наличие политической воли и достаточно основательно разработанной нормативно-правовой базы, направленной на снижение уровня коррупционных преступлений, в современной России остается актуальной проблема реальной и эффективной борьбы с данным видом преступлений.

Анализ проблем квалификации получения взятки осуществляется на основе действующего законодательства, судебной практики, теоретических разработок проблематики.

Теоретическая значимость данного дипломного проекта заключается в проведенном анализе правотворчества и правоприменения в области борьбы с коррупционными преступлениями, а также в анализе различных источников и концепций о причинах высокой коррумпированности общества и их сравнительной характеристике.

32 стр., 15681 слов

Взяточничество как коррупционное преступление

... деяний. Объектом исследования настоящей дипломной работы является взяточничество как коррупционное преступление, то есть как ... в современном обществе - в значительной степени естественное и оправданное явление, что во взятке ... актуальности рассматриваемой в работе проблематики. Кроме этого необходимо отметить, значительную латентность взяточничества, что порождает сложности в квалификации преступлений ...

Практическую значимость имеют выводы по теме исследования и предложения о создании единой независимой комиссии по борьбе с коррупцией, способную существенно снизить организованную преступность в области коррупционных преступлений.

Объектом исследования является проблема борьбы с коррупцией и взяточничеством в России.

Предметом исследования является взяточничество как особый вид в системе коррупционных преступлений в условиях современной России.

Целью дипломной работы является выявление недостатков и пробелов в российском законодательстве в части борьбы с коррупцией.

Для достижения цели дипломного проекта мы поставили перед собой следующие задачи:

  • осуществить ретроспективный анализ коррупции в России в XVIII-XIX веках;
  • исследовать особенности коррупционных преступлений в советской России;
  • выделить характерные особенности взяточничества как вида коррупционных преступлений;
  • проанализировать состав преступления — взяточничества;
  • изучить юридические нюансы получения и дачи взятки;
  • определить понятие «провокация взятки» и показать причины практической неэффективности данной юридической нормы.

Для выполнения дипломной работы использованы следующие компьютерные программы: Microsoft Word; Консультант Плюс; Система «Гарант».

1. КОРРУПЦИЯ И ВЗЯТОЧНИЧЕСТВО В РОССИИ: ИСТОРИКО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ, .1 Российское чиновничество и коррупция до 1917 года

В России до XVIII века <#»justify»>Указы Александра I 1809 и 1811 гг. оставляли в силе законодательные акты Петра I и Екатерины II. Тем не менее, рост должностных преступлений в Империи показывал, что реформирование законодательства необходимо. Взяточничество и лихоимство прочно обосновалось не только в центре, но и в губерниях, и в судебной системе. К концу первой четверти XIX века у высших государственных сановников не существовало разномыслия по поводу того, что необходимо в кратчайшие сроки выявить причины и найти ближайшие способы к искоренению должностных преступлений, и в особенности, лихоимства.

Решение этой сложной и многогранной задачи, имеющей своей конечной целью «истребление сей язвы», было возложено Николаем I на особый Комитет, учрежденный императором в мае 1826 года при Общем собрании Санкт-Петербургских департаментов Сената. В том же 1826 году было создано Третье отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии — для борьбы со злоупотреблениями должностных лиц и контроля за их деятельностью. В середине XIX века в правительственных кругах наблюдалась непоследовательность в борьбе с должностной преступностью. Несмотря на общее негативное отношение к взяточничеству, к отдельным лихоимцам правительство было снисходительно.

В 1847 году число чиновников составляло 61 548 человек. К I классу принадлежал 1 человек, ко II — 40, к III — 166, к IV — 484, к V — 1100, к VI — 1621, к VII — 2588, к VIII — 4671 и к IX-XIV — 50 877 человек #»justify»>. Важным этапом на пути совершенствования законодательства об ответственности за взяточничество и лихоимство было издание Свода Законов (1832, 1842, 1857гг), в котором этим деяниям была посвящена глава 6 раздела 5 тома 15. Статья 336 содержала перечень видов лихоимства. Таковых было три:

25 стр., 12370 слов

Курсовая работа расследование взяточничества

... расследования взяточничества и поиск путей их решения. Статистика МВД РФ [Электронный ресурс]/URL: // https://mvd.ru/Deljatelnost/statistics (Дата обращения 21.03.2018). Для достижения поставленной цели в работе ... чиновники в процессе взыскания продажи (так назывались штрафы за иные виды преступлений) должны ... в сфере взяточничества можно связать с фигурой Петра I. Преобразование России в абсолютную ...

. незаконные поборы под видом государственных податей;

. вымогательство вещами, деньгами или припасами;

. взятки с просителей по делам исполнительным и судебным.

Таким образом, Свод Законов трактовал взяточничество как составную часть лихоимства. Под взятками здесь понимались всякого рода подарки, которые делались чиновникам для ослабления силы закона. При назначении наказания лицам, уличенным в лихоимстве, применялись три основных правила[6] <#»justify»>. не смотреть ни на чины и достоинства, ни на прежние заслуги;

. если обвиняемый докажет, что взятки были приняты на его имя без его ведома, то наказывать того, кто принял взятку;

. учитывать степень преступления и происшедшие от того последствия.

С 1845 г. основным законодательным актом, регулировавшим ответственность чиновников за мздоимство и лихоимство, стало «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных». Однако при этом законодательное определение этих понятий отсутствовало. Если действие, за которое получен дар, не составляло нарушения обязанностей службы, то получение вознаграждения являлось мздоимством, если же обязанности службы были нарушены — лихоимством. По Уложению, чиновник, уличенный в мздоимстве, подвергался либо только денежному взысканию, либо денежному взысканию, сопряженному с отрешением от должности. За лихоимство законодатель установил более суровые санкции, чем за мздоимство, вплоть до отдачи в исправительные арестантские отделения. Высшей степенью лихоимства законодателем было названо вымогательство (Статья 377 Уложения).

Виновный в вымогательстве подвергался либо отдаче в исправительные арестантские отделения, с лишением всех особенных прав и преимуществ, либо к лишению всех особенных, лично и по состоянию присвоенных, прав и преимуществ и отдаче в исправительные арестантские отделения на срок от 5 до 6 лет. При наличии отягчающих вину обстоятельств, виновный приговаривался к лишению всех прав состояния и ссылке на каторжные работы на срок от 6 до 8 лет.

В общей сложности к 1857 году чиновников было около 86 000 человек. Из чиновников низших классов (от XIV до VIII) в те годы привлекалось палатами уголовного суда ежегодно около 4000; чины VIII-V классов судились в Сенате, примерно по 700 человек в год; чиновники высших чинов Табели о рангах попадали под следствие в единичных случаях. Таким образом, в общей сложности около 5-6% чиновников ежегодно попадали под различные расследования уголовных палат и Сената. Однако, по обвинениям в мздоимстве и лихоимстве проходило гораздо меньшее число. Если в 1847 г. число чиновников государственной службы, судимых в палатах Уголовного суда за мздоимство и лихоимство, составляло 220 чел., то в 1883г. эта цифра составляла 303 чел. (а к 1913 г. достигла 1 071 чел.).

Тем не менее, власти всегда понимали, что попадают под суд за взяточничество далеко не все, и искали пути для профилактики и уменьшения этой язвы.

Важным фактором борьбы с «воровством» на государственной службе стала начавшаяся в правление Александра II система публикации имущественного положения чиновников империи. Периодически, как правило — раз в год, выходили книги, которые так и назывались: «Список гражданским чинам такого-то ведомства». В этих книгах, доступных для широкой публики, были приведены сведения о службе чиновника, его наградах, поощрениях и что, не менее важно — взысканиях, а также о размере получаемого им жалования и наличии имущества. Причем, имущество указывалось не только личное, но и «состоящее за женой», как наследственное, так и приобретенное. Имея на руках такой «Список», каждый мог сравнить декларируемое положение чиновника и реальное (три редакции: 1845, 1866 и затем 1885 гг.).

30 стр., 14978 слов

Уголовно-правовая характеристика получения взятки

... вопросы стали регулироваться в 19 веке. Получение взятки тогда именовалось «мздоимством» и «лихоимством» (последнее считалось в наибольшей меретяжким ... Статья 401 говорила об ответственности чиновника или иного лица, состоящего на службе государственной или общественной, который « ... в прошлое нашего государства. В уголовном законодательстве России получение взятки было впервые запрещено в конце 14 века ...

Уложения о наказаниях уголовных и исправительных оговаривали возможность получения взятки должностным лицом и через других, в том числе жену, детей, родственников, знакомых; признавали преступление оконченным, «когда деньги или вещи были еще не отданы, а только обещаны ему, по изъявленному им на то желанию или согласию»; предусматривали некоторые завуалированные способы получения взятки — «под предлогом проигрыша, продажи, мены или другой какой-либо мнимо законной и благовидной сделки». Чиновникам запрещались всякие сделки с лицами, вступающими в подряды и поставки по тому ведомству, где они служат, потому что предполагалось, что эта сделка или договор только прикрывает собою взятку, данную для того, чтобы чиновник незаконно благоприятствовал подрядчику при сдаче вещей или работе в ущерб казне. За совершение таких сделок обе стороны подвергались взысканию, равному цене заключенной сделки, а чиновник к тому же исключался из службы (ст. 485 и другие статьи отделения VI главы XI Уложения о наказаниях)[7] <#»justify»>Серьезная борьба с коррупцией в России началась, как и Европе и в США, в последней четверти XIX века. Однако, в отличие от России (где превалировала коррупция в низших звеньях чиновничества), в США коррупцией были поражены и средние, и даже весьма высокие слои бюрократии и политиков: так, в середине 1870-х годов Вашингтон потрясли факты коррупции в связи с военным министерством и спиртовым пулом и даже помощником президента.

апреля 1881 года был учрежден Комитет для выработки проекта уголовного Уложения. Одним из дискуссионных в 1893 стал вопрос об ответственности за взяточничество (лихоимство).

В проекте Редакционной комиссии ответственность за принятие взятки, данной с целью побуждения к совершению преступного деяния посредством злоупотребления служебными полномочиями или к учинению служебной провинности (ст. 35), устанавливалась равной ответственности за принятие взятки, если она была дана уже за учиненные, в интересах лиходателя, посредством злоупотребления служебными полномочиями преступные деяния или служебную провинность (ст. 36), а именно: заключение в тюрьму на срок не ниже шести месяцев. Полностью Уголовное уложение вступило в силу при Николае II.

В 1903 году было введено Уголовное уложение, которое в части борьбы с коррупцией было гораздо более проработано, чем действовавшее до этого Уложение о наказаниях. Уголовное уложение, в частности, разделило понятия «взяточничество» и «лихоимство». После 1903 года в России, как и во всем мире, имел место рост коррупции (в России, в отличие от Европы и США — только низовой коррупции, высшие чиновники в России взяток по прежнему не брали).

15 стр., 7413 слов

Смутное время в России (1584–1613 гг)

... и землевладельческого классов, труд которых служил основанием народного хозяйства, интересам служилых землевладельцев», последствием ... наступающей государственной «разрухи» В развитии смуты в Московском государстве исследователи различают обычно ... на царство Симеона». Первые три года царствования Годунова прошли спокойно, но с ... которым привел Россию весь предшествующий ход истории. Он не мог и не желал ...

Сведения о количестве чиновников и канцелярских служащих в конце XIX — начале XX века в целом по России разнятся в разных источниках, причем разброс в предполагаемых цифрах весьма велик, от 200 до 550 тысяч. Есть точные данные статистики по отдельным городам и губерниям (по справочникам о гильдейских и промысловых свидетельствах): так, в 1913г в Санкт-Петербурге и в Москве было по 42 000 чиновников (около 3-4% городского населения), в Одессе — 3000 (менее 1%).

Но даже если ориентироваться на верхнюю планку в целом, то Российская Империя по бюрократизации в пятерке самых развитых стран мира (куда РИ уже входила в начале XX века) была явным аутсайдером. По подсчетам Б. Н. Миронова, в 1910 году на каждого служащего, занятого в государственном и общественном управлении, приходилось: в России — 270 человек, в Англии — 137, США — 88, Германии — 79 и Франции — 57 человек, или, в пересчете на тысячу жителей: в России — 3.7 (занятых только в гос. управлении, т.е. гос. чиновников — 1.63), в Англии — 7.3, США — 11.3, Германии — 12.6, Франции — 17.5.

Рост взяточничества с начала XX века в России (как и в других странах первой пятерки) имел место в связи с ростом числа чиновников, а также с поставками и военными заказами, сделками с недвижимостью, основанием новых кооперативных обществ, получением для эксплуатации земельных участков с полезными ископаемыми и другими сделками в начале XX века.

В России — особенно в период русско-японской, а затем и первой мировой войны, рост коррупции вызвал необходимость как усиления ответственности за получение взяток, так и отказа от ненаказуемости за взяткодательство. Царское правительство быстро отреагировало на всплеск коррупции в самом начале Русско-Японской войны и ужесточило отношение к ней; предпринимались все новые попытки к пресечению мздоимства и лихоимства. Об этом свидетельствует, в частности, и тот факт, что на лиц, их совершивших, не были распространены милости (амнистия), даруемые Всемилостивейшим Манифестом от 11 августа 1904 года. В частности, им не могли быть уменьшены назначенные судом сроки заключения на две трети (как многим другим осужденным по уголовным статьям), они не могли быть освобождены от суда и наказания в случаях, если против них было возбуждено преследование или последовало решение суда или решение еще не приведено в исполнение до 11 августа 1904 г., и др.

апреля 1911 г. министр юстиции И. Г. Щегловитов внес в Государственную думу развернутый законопроект «О наказуемости лиходательства». Дача взятки рассматривалась в этом проекте как самостоятельное преступление, нарушающее принцип безвомездности служебных действий, предлагалось объявить ее наказуемой независимо от будущей деятельности взяткополучателя. Лиходательство же в качестве платы за прошлую деятельность должностного лица предлагалось считать преступным лишь при неисполнении им служебной обязанности или злоупотреблении властью. Однако данный законопроект рассмотрен не был — вероятно потому, что Николай II понимал, что это может затруднить борьбу с коррупцией.

11 стр., 5179 слов

Проблемы бюрократизма и коррупции в системе управления

... Работа может быть интересна прежде всего специалистам в области политологии, а также студентам. 1. Бюрократизм и коррупция как неотъемлемый атрибут системы государственного управления, .1 Теоретические основы понятий «бюрократия», «бюрократизм» и «коррупция» ... современного типа организации. Теоретико-методологической базой курсовой работы выступают следующие методы: общенаучные методы - ...

Закон от 31 января 1916 г., принятый в порядке чрезвычайного законодательства, существенно повышал наказание за мздоимство и лихоимство, в частности, в случаях, когда они были учинены по делам, касающимся снабжения армии и флота боевыми, продовольственными и иными припасами, пополнения личного состава и вообще обороны государства, а также железнодорожной службы. Эти же обстоятельства усиливали ответственность и за лиходательство, которое объявлялось безусловно наказуемым. Предусматривалась ответственность за лиходательство-подкуп за выполнение или невыполнение служебного действия без нарушения должностным лицом установленных законом обязанностей, а также за лиходательство-подкуп и лиходательство-вознаграждение за действие или бездействие должностного лица, связанные с злоупотреблением властью. Наказывалось и лиходательство-подкуп члена сословного или общественного собрания и лица, внесенного в список на определенную сессию суда, а равно вошедшего в состав комплекта присяжного заседателя. Обстоятельством, квалифицирующим лиходательство, признавалось учинение его шайкой. Полное название этого пакета законов от 31 января 1916 года было таково: «О наказуемости лиходательства, об усилении наказаний за мздоимство и лихоимство, а также об установлении наказаний за промедление в исполнении договора или поручения правительства о заготовлении средств нападения или защиты от неприятеля и о поставке предметов довольствия для действующих армии и флота»#»justify»>Ужесточение борьбы с коррупцией в 1915-1916 гг. и, в частности, отмена ненаказуемости лиходательства в 1916 г. были обусловлены тем, что русская контрразведка и тайная полиция выявила крупную коррупцию во влиятельнейшем Земгоре <#»justify»>В низших и отчасти в средних слоях бюрократии, промышленников и политиков (причем в основном как раз оппозиционных самодержавию) коррупция после двух лет Первой мировой войны была велика. Незадолго до революции журнал «Русский мiр» поместил большую статью, посвященную разбору этого явления в России: «Нескончаемою вереницею тянутся сенаторские ревизии за ревизиями, идут газетные разоблачения за разоблачениями. И всюду встает одна и та же, лишь в деталях разнящаяся картина. Воистину, «от хладных финских скал до пламенной Колхиды» сенаторские ревизии и газетные разоблачения открывают обширные гнезда крупных, тучных, насосавшихся денег взяточников, а около них кружатся вереницы взяточников более мелких, более скромных, более тощих. Около каждого казенного сундука, на который упадет испытующий взор ревизора, оказывается жадная толпа взяткодавцев и взяткополучателей, и крышка этого сундука гостеприимно раскрывается перед людьми, сумевшими в соответствующий момент дать соответствующему человеку соответствующую взятку. Сейчас за взяточничество принялись очень основательно».

И даже близость к вершинам власти, и прошлые заслуги, и работа на немалых должностях в тайной полиции — все это до 1917 г. не давало гарантию от расследования, суда и тюрьмы. В конце 1916 — начале 1917гг. газеты широко освещали крупный коррупционный скандал: т.н. дело Манусевича-Мануйлова, дружившего с Распутиным.

Современные исследователи А.Г. Звягинцев и Ю.Г. Орлов, изучив и описав биографии всех -генералпрокуроров <#»justify»>Итоговые данные по росту главного рассадника коррупции, чиновничества, в Российской Империи таковы: на 1 000 жителей страны чиновников было: в конце XVII века — 0,39; XVIII — 0,57; в 1857 году — 2; в 1880 — 1,4; в 1897 — 1,24; в 1913 — 1,63.

15 стр., 7052 слов

Коррупция как общественное явление

... Этого условия достаточно, чтобы характеризовать такое явление как злоупотребление служебным положением в корыстных целях. Между этим явлением и коррупцией грань весьма размытая. Очень редко ... выгоды, получаемой взяткополучателем от коррупции Денежные взятки Обмен услугами (патронаж, непотизм) Цели коррупции с точки зрения взяткодателя Ускоряющая взятка (чтобы получивший взятку быстрее делал то, ...

Таким образом, коррупция в России неотрывно связана с работой чиновничества. Причем до 18 века она была вполне законным видом деятельности, как вид заработка. С 1715 года, когда российские чиновники стали получать официальную заработную плату, коррупция становится преступным видом деятельности. В разные периоды российской истории правителями России предпринимались попытки решительной борьбы с коррупцией и взяточничеством, но успешными эти попытки назвать нельзя.

1.2 Криминологическая характеристика коррупции в России в советский и постсоветский период

В СССР чиновников стало больше по сравнению с дореволюционными временами во много раз, с самого начала образования СССР: на 1 000 жителей в 1922 г. их было 5,2 (для сравнения — в 1913 г. — 1.63); в 1928 — 6,9; в 1940 — 9,5; в 1950 — 10,2; в 1985 — 8,7.

В Советской России <#»justify»>В период после НЭПа <#»justify»>В судебной системе и правоохранительных органах коррупция продолжила свое существование и развитие с первых дней Советской власти. Так в декабре 1917 года <#»justify»>Коррупция затронула и высшие слои судейского сообщества. В мае-июне 1948 года <#»justify»>В 1948-49гг в СССР прошли три закрытых судебных процесса по коррупции. Из доклада прокурора СССР Григория Сафонова руководству страны следовало, что вся советская судебная система снизу доверху поражена коррупцией: «Докладываю, что за последнее время Прокуратурой СССР вскрыты многочисленные факты взяточничества, злоупотреблений, сращивания с преступными элементами и вынесения неправосудных приговоров и решений в судебных органах Москвы, Киева, Краснодара и Уфы. Расследованием установлено, что эти преступления совершались в различных звеньях судебной системы, а именно в народных судах, Московском городском суде, Киевском областном суде, Краснодарском краевом суде, Верховном суде РСФСР и, наконец, в Верховном суде СССР. В Верховном суде РСФСР также вскрыты факты взяточничества и других злоупотреблений. Следствием установлено, что этим преступлениям способствовала нездоровая обстановка семейственности, существовавшая в аппарате Верхсуда».

Очередной виток развития коррупции пришелся на вторую половину срока пребывания Л.И. Брежнева на посту Генерального секретаря ЦК КПСС. На съездах партии Брежнев осуждал «алчность, коррупцию, паразитизм, пьянство, ложь, анонимки», но представлял их как пережитки прошлого, изображая настоящее как триумфальную победу идей социализма и коммунизма.

В СССР до начала 80-х годов тема коррупции открыто не поднималась. Простым гражданам навязывалось мнение, что коррупция для социалистического строя является нехарактерным явлением и присуща только буржуазному обществу. О том, что с середины 50-х годов до 1986 г. регистрируемое в уголовной практике взяточничество возросло в 25 раз, как противоречащий этой догме факт, не сообщалось.

2 стр., 560 слов

Цели приватизации в России в 90-е гг. 20 в

... Если бы мы не провели залоговую приватизацию, то коммунисты выиграли бы выборы в 1996 году, и это были бы последние свободные выборы в России, потому -что эти ребята так ... просто власть не отдают.(Анатолий Чубайс) Существовала малая и ваучерная приватизации. - Малая приватизация ...

В 1998 году доктор юридических наук Н.И. Матузов отмечал, что «привилегии, злоупотребления, коррупция современных начальников приобрели такие формы и масштабы, которые даже и не снились партгосчиновникам советского периода».

В 1999 году академик РАН Д. С. Львов <#»justify»>В начале 1999 года заместитель генерального прокурора России Ю.Я. Чайка <#»justify»>ноября 2009 года Госдума РФ приняла закон «Об общих принципах организации предоставления государственных услуг и исполнения государственных функций», который позволяет взимать с граждан плату за «государственные услуги» и «государственные функции». Но по мнению представителей КПРФ <#»justify»>декабря 2003 года Россия подписала, а в 2006 году ратифицировала Конвенцию Организации Объединённых Наций против коррупции <#»justify»>Одной из разнообразных форм коррупции в современной России стало трудоустройство родственников чиновников всех рангов в структуры с высоким уровнем доходов, что можно рассматривать как оплату за их лояльность в отношении всевозможных коммерческих структур. Родственники часто становятся прикрытием для бизнеса и собственности чиновников, путем переписывания права владения.

Согласно опросам «Левада-центра», в 2005-2006 годах 50 % респондентов называли коррупцию в числе главных препятствий на пути экономического подъёма в России.

В 2006 году первый заместитель Генпрокурора РФ Александр Буксман заявил, что по некоторым экспертным оценкам объём рынка коррупции в России оценивается 240 с лишним млрд. долларов США[52] <#»justify»>Согласно опросу ВЦИОМ, проведённому в 2006 году, более половины опрошенных имеют личный опыт дачи взяток. По данным этого центра 27-28 мая 2006 г. 53 % населения имеют опыт дачи взяток. Наиболее распространены взятки медработникам (51 %), сотрудникам ГАИ (31 %), милиции (16 %) и военкоматов (7 %), работникам системы образования (20 %), при оформлении собственности (10 %) и устройстве на работу (10 %).

Наличие в законодательной базе государства возможностей для нелегального обогащения чиновников (в России, в частности, появилось такое понятие, как «взяткоёмкость отдельного закона») путём вымогания взяток или незаконной приватизации <#»justify»>Одним из известнейших чиновников, большая часть состояния семьи которого (более миллиарда долларов) записана на жену, является экс-мэр Москвы <#»justify»>В 2007 году <#»justify»>Коррумпированные чиновники и политики в развивающихся странах, в числе которых и Россия, получают $20-40 млрд взяток, подсчитали в Трансперенси Интернешнл. Коррумпированность в России по состоянию на сентябрь 2009 года, по оценке организации, на уровне Бангладеш <#»justify»>Трансперенси Интернешнл <#»justify»>В 1997 году индекс рассчитывался для 52 стран. Значение индекса для России составило 2,3 балла (49 место).

Динамика индекса восприятия коррупции в России в 1996-2010 годах

В 1998 году индекс был рассчитан для 85 стран. Значение индекса для России составило 2,4 балла (76 место).

В 1999 году индекс был рассчитан для 99 стран. Значение индекса для России составило 2,4 балла (82 место).

5 стр., 2207 слов

Административно-территориальное деление России: история, сущность, ...

... территориального деления; Анализ причин и сущности территориального деления; Прогноз перспектив. 1. История изменений территориального устройства РФ Административно-территориальное устройство является одной из важнейших составляющих территориальной организации общества. В условиях России роль административно - территориального ... в города федерального значения. 31 марта 1992 года регионы Российской ...

Такое же значение индекса было и у Эквадора.

В 2000 году индекс был рассчитан для 90 стран. Значение индекса для России составило 2,1 балла (82 место).

Такое же значение индекса было у Кении.

В 2001 году индекс был рассчитан для 91 страны. Значение индекса для России составило 2,3 балла (79 место).

Такое же значение индекса было у Эквадора и Пакистана.

В 2002 году индекс был рассчитан для 102 стран. Значение индекса для России составило 2,7 балла (86 место).

Такое же значение индекса было у Кот дИвуара, Гондураса, Индии, Tанзании и Зимбабве. В 2003 году индекс был рассчитан для 133 стран. Значение индекса для России составило 2,7 балла (79 место).

Такое же значение индекса было у Мозамбика.

В 2004 году индекс был рассчитан для 146 стран. Значение индекса для России составило 2,8 балла (90 место).

Такое же значение индекса было у Гамбии, Индии, Малави, Мозамбика, Непала, Танзании. В 2005 году индекс был рассчитан для 159 стран. Значение индекса для России составило 2,4 балла (126 место).

Такое же значение индекса было у Албании, Нигера, Сьерра-Леоне. В 2006 году индекс был рассчитан для 163 стран. Значение индекса для России составило 2,4 балла (121 место).

Такое же значение индекса имели Бенин, Гамбия, Гайана, Гондурас, Непал, Филиппины, Руанда, Свазиленд.

1.3 Взяточничество как вид коррупционного преступления

Коррупция — это социально-правовое явление, под ним понимается подкупаемость и продажность чиновников, общественных и политических деятелей. Для коррупции характерны злоупотребления должностными полномочиями и взяточничество. Российское законодательство не включает термин «коррупция» в число уголовно-правовых понятий.

Взятка — принимаемые должностным лицом материальные ценности (предметы или деньги <#»justify»>Разновидностью взятки является так называемый откат <#»justify»>Термин взятка чаще используется для обозначения подкупа государственного служащего, тогда как для обозначения подкупа сотрудника коммерческой структуры принято использовать термин Коммерческий подкуп.

Одобренный 27 апреля, Советом Федерации закон внесет свой вклад в дело борьбы с коррупцией в стране, минимизирует ее последствия и сделает невыгодным получение взятки. Этот закон ужесточает наказание за коммерческий подкуп, дачу взятки, получение взятки и посредничество во взяточничестве.

Данные статистики. Только в 2010 году за совершение коррупционных преступлений по данным главы Следственного комитета России привлечено к ответственности свыше 700 должностных лиц, обладающих особым правовым статусом, среди которых 120 следователей и 12 прокурорских работников. Всего же за прошлый год в суд было направлено более 18 тысяч уголовных дел, связанных со взятками. По данным Верховного Суда Российской Федерации в 2010 году за коррупционные преступления осуждено 9 тысяч человек, из них за взятки — около 2-х тысяч человек. В подавляющем большинстве случаев размеры выявленных взяток — от 500 до 10 тысяч рублей, 35 человек осуждены за получение 1 миллиона рублей.

Поэтому, в феврале этого года президентом страны и был внесен законопроект, предусматривающий кроме мер лишения свободы и альтернативные меры уголовно-правового характера по повышению эффективности противодействия коррупции.

Принятым федеральным законом в целях дифференциации ответственности за коррупционные преступления в Уголовном кодексе закреплены четыре вида взятки в зависимости от их размера. Теперь за коммерческий подкуп, дачу взятки, получение взятки и посредничество во взяточничестве устанавливаются кратные штрафы в размерах, зависящих от вида взятки. Однако в связи с введением кратных штрафов по таким правонарушениям такой вид наказания, как лишение свободы для взяточников, не отменяется. Также расширена диспозиция статьи 290 Уголовного кодекса, теперь к предмету взятки кроме денег и ценных бумаг относится и «незаконное оказание услуг имущественного характера».

В Уголовный кодекс вводится новая статья — 291 «Посредничество во взяточничестве», в которой дано определение самого вида преступления, а также указана мера ответственности посредников во взяточничестве, которые будут наказываться в размере до 90-кратной суммы взятки. Ранее посредник, всегда оставался лишь свидетелем в уголовном деле.

Для повышения эффективности административной ответственности, применяемой в отношении юридических лиц за причастность к коррупции и совершение незаконных действий сопряженных с получением взятки, в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях вносятся изменения, которые также предусматривают наложение административного штрафа в размере от трехкратной до стократной суммы денежных средств, но не менее ста миллионов рублей с конфискацией предмета взятки.

Внесены и изменения в административный кодекс, касающиеся и правовой помощи по делам об административных правонарушениях и, в частности, порядка направления запроса, его содержания и формы, расширен также перечень субъектов, через которых направляется запрос на территорию иностранного государства.

Одобренный Советом Федерации федеральный закон является важным и последовательным шагом в совершенствовании законодательства о противодействии коррупции и, безусловно, направлен на решение концептуальных проблем противодействия коррупции.

Понятие взяточничества — это правовое понятие, которое объединяет два состава преступления — получение взятки и ее дачу. Взяточничество является одним из проявлений коррупции.

Поэтому, в правовом понимании, коррупция — это злоупотребление властными полномочиями для получения выгод в личных целях.

Социальная сущность коррупции (от латинского corruptio — порча, испорченность) в дисфункции, деградации аппарата публичной власти (государственного аппарата и аппарата местного самоуправления).

Коррумпированный аппарат уже не пригоден для отправления функций государства и местного самоуправления, он бесполезен для общества. Это корпорация, которая обслуживает лишь внутренние свои потребности и работает в собственных интересах, сохраняя при этом видимость государственных форм.

Взяточничество — самая опасная форма коррупции. Опасность ее в особой дерзости и цинизме взяточника, превращающего властные полномочия в предмет торговли. Он не только использует властные полномочия вопреки интересам общества и государства, полномочия эти предоставивших, но и «продает» их посторонним лицам. Для взяточничества как проявления коррупции характерны все ее основные черты (извлечение выгод из должностного положения, изменнический характер, поражение аппарата публичной власти).

Объект (непосредственный) взяточничества — правильное, в интересах общества и государства (а посредством общественного служения — и в интересах отдельных членов общества), функционирование государственного аппарата. Это объект всех правонарушений, составляющих коррупцию. Специфика взяточничества как одного из проявлений коррупции не в особом непосредственном объекте его, а в особой опасности, связанной с дерзостью и цинизмом, характерными для этого посягательства.

Как отмечалось выше, взяточничество справедливо считают наиболее опасным коррупционным преступлением. Поскольку применение уголовно-правовых норм об ответственности за получение и дачу взятки на протяжении десятилетий вызывает споры в науке и на практике, Пленум Верховного Суда Российской Федерации неоднократно предлагал правоприменителю алгоритмы решения этих споров. И всегда соответствующие разъяснения обстоятельно комментировались учеными. Тем не менее, многие периодические правовые издания не обратили внимания на Постановление Пленума Верховного Суда от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» (далее Постановление Пленума ВС РФ № 6).

Взяточничество относится к числу опаснейших коррупционных преступлений. Государственная коррупция в органах власти и управления ущемляет конституционные права и интересы граждан, подрывает демократические устои и правопорядок, дискредитирует деятельность государственного аппарата, препятствует проведению экономических реформ. В первую очередь необходима борьба с дачей взяток, и, тем не менее, получение взятки — наиболее распространенный вид должностных преступлений, хотя его доля среди них не превышает 25%. При этом латентность данного вида преступлений очень высока. Во многом введение уголовной ответственности за провокацию взятки или коммерческого подкупа вызвано неблаговидными действиями некоторых индивидуальных предпринимателей и руководителей коммерческих организаций, которые (в конкурентной борьбе с другими предпринимателями либо в стремлении опорочить должностных лиц, «мешающих» им осуществлять свою «предпринимательскую деятельность» в нарушение закона) подчас не брезгуют и подобного рода действиями.

Несмотря на то что особая общественная опасность взяточничества не вызывает сомнений, существует множество научных работ, исследований и публикаций на эту тему, остается много спорных, нерешенных вопросов в области уголовно-правовой характеристики взятки, что является серьезным препятствием на пути к снижению уровня коррупции в целом и взяточничества в частности. Поэтому в настоящее время, в первую очередь, необходима практика борьбы с дачей взяток.

2. КВАЛИФИКАЦИЯ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА И ЕГО ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, .1 Криминогогические аспекты квалификации взяточничества

Как уже отмечалось, российское законодательство не включает термин «коррупция» в число уголовно-правовых понятий. Коррупция — это социально-правовое явление, под ним понимается подкупаемость и продажность государственных чиновников, общественных и политических деятелей. Для коррупции характерны злоупотребления должностными полномочиями и взяточничество.

В условиях экономического кризиса коррупция представляет серьезную общественную опасность для всей системы экономических и общественных отношений.

С переходом России к рыночным отношениям, с началом акционирования и приватизации государственной и общественной собственности число должностных злоупотреблений существенно возросло.

Решающую роль в данном процессе сыграла порочная практика распределения кредитов, трансфертов, товаров, сырья, предоставления различных видов льгот. Это же касается и лицензирования различных видов деятельности, организации аукционов, конкурсов и т.д.

В последние годы отмечается значительный рост взяточничества и других должностных преступлений.

«Справочник ООН определяет коррупцию как «злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях».

«В России на практике и в доктрине существует двоякое понятие коррупции. Одно — широкое (например, подобным образом понимают коррупцию органы МВД по борьбе с экономической преступностью)».

Оно охватывает как собственно подкуп в любых сферах власти и управления (государственных, муниципальных, частных и общественных), так и конкретные должностные преступления (хищения с использованием служебного положения и с корыстными злоупотреблениями должностными полномочиями).

Взяточничество — собирательный юридический термин, который охватывает собой два самостоятельных состава должностных преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления — получение взятки и дачу взятки.

Взятка является наиболее типичным и характерным проявлением коррупции, этого опаснейшего криминального явления, которое подтачивает основы власти и управления, дискредитирует и подрывает их авторитет, остро затрагивает законные права и интересы граждан (Указ Президента РФ «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» от 4 апреля 1992г.)

Высокая степень общественной опасности получения взятки определяется тем, что она резко деформирует нормативно установленный порядок осуществления некоторой частью нечестных должностных лиц своих служебных полномочий и в связи с этим грубо нарушает интересы государственной службы.

Получение взятки и дача взятки — это два взаимосвязанных преступных деяний, они не могут совершаться сами по себе, вне связи друг с другом, то есть они находятся относительно друг друга в положении необходимого соучастия, при котором отсутствие факта дачи взятки означает и отсутствие ее получения.

В данном случае охраняемым законом объектом, то есть тем на что посягает взятка, является правильная, отвечающая интересам общества функциональная работа государственного аппарата, предприятий, организаций, учреждений, а также общественных организаций. Таким образом объективной стороной злоупотребления должностными полномочиями является наличие общественно опасного последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Предметом дачи или получения взятки, а также посредничества в совершении этих преступлений в самом широком смысле является любая выгода материального характера, в том числе и имущественные права и обязанности, например, освобождение взяткополучателя от обязанности уплатить денежный долг, вернуть собственнику ранее взятое у него имущество.

Прежде всего, это предметы материального мира, имеющие меновую и потребительскую и, следовательно, товарно-денежную форму.

Под «деньгами» (валютой) Закон понимает как российские, так ииностранные денежные знаки, находящиеся в финансовом обороте, на момент совершения преступления. Старинные российские и иностранные монеты, не имеющие хождения в качестве средства платежа, но обладающие той или иной нумизматической ценностью, деньгами в смысле УК не являются и должны «относиться» к взятке в виде «иного имущества» при условии, если их среднерыночная стоимость не может быть расценена как ничтожная, что в силу малозначительности исключает общественную опасность содеянного и на основании ч.2 ст. 14 УК исключает уголовную ответственность.

В соответствии со ст. 142 ГК РФ ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. Гражданский кодекс РФ к ценным бумагам относит: государственные облигации, векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты, банковские сберегательные книжки на предъявителя, акции, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу таковых.

Под «иным имуществом» понимаются любые материальные ценности, обладающие меновой стоимостью в том числе и валютные ценности в виде долговых обязательств, выраженных в иностранной валюте, драгоценные металлы (золото, серебро, платина, металлы платиновой группы — палладий, иридий, родий, рутений и осмий) в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и других бытовых изделий, а также их лома, природные драгоценные камни в сыром и отработанном виде, а также жемчуг, за исключением ювелирных и других бытовых изделий из этих камней и лома таких изделий (см. Закон РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» от 9 октября 1992г.)

«Выгоды имущественного характера» в качестве предмета взятки могут выступать и различные услуги материального характера — бесплатно отремонтировать квартиру, построить дачный домик, индивидуальный гараж, написать от имени взяткополучателя гонорарное произведение и т.д.

Судебно-следственная практика по данной категории уголовных дел показывает, что способы получения взятки в данном виде бывают хитроумно завуалированы видимостью законной сделки между взяткодателем и взяткополучателем нотариально оформлены договором подарка (ст. 702 ГК РФ), бытового подряда (ст.730 ГКРФ), строительного подряда (ст.740 ГК РФ), займа (ст. 807 ГК РФ) и др.

На практике существуют и другие способы дачи взятки — продажа дорогостоящего имущества за бесценок, фиктивное зачисление на должность и выплаты взяткополучателю без фактического выполнения соответствующей работы. Если под видом должностного оклада должностному лицу за якобы выполненную работу выплачиваются государственные денежные средства, то содеянное требует дополнительной квалификации по ч.2 ст. 160 (присвоение или растрата).

2.2 Уголовно-правовые аспекты получения и дачи взятки

Получение взятки — это формальный состав преступления. Закон формулирует признаки данного состава преступления как получение должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выплат имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействия) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а ровно за общее покровительство или попустительство по службе.

Последние изменения в Уголовный кодекс РФ посредничество перестало носить «размытый», характер. В настоящее время посредник — это всегда соучастник преступления.

Этот вид преступления признается оконченным деянием с момента принятия должностным лицом хотя бы части взятки. В тех случаях, когда заранее обусловленная взятка не была получена по обстоятельствам, не зависящим от воли взяткополучателя (например, ввиду причинения притеснения) содеянное им должно квалифицироваться как покушение на получение взятки по ч. 3 ст. 30 и ст. 290 УК.

Обязательным объективным признаком получения взятки является совершение или не совершение в интересах дающего взятку только таких действий, которые как говорит закон, «должностное лицо должно было и могло совершить с использованием служебного положения». При отсутствии этого признака деяние не может расцениваться как получение взятки.

Что же следует понимать под служебным положением и его использованием? Любой представитель власти или должностное лицо государственных органов, организаций, предприятий, учреждений и общественных организаций наделяется определенными правомочиями, на него возлагается конкретные обязанности, совокупность которых и составляет его служебную компетенцию. Кроме того, должностное лицо, занимает тот или иной пост и в силу авторитета своей должности находится в определенных служебных взаимоотношениях с другими, не подчиненными ему должностными лицами различных звеньев аппарата, в которых он работает, и иных ведомств.

В силу этого под признаком получения взятки следует понимать использованием должностным лицом полномочий вытекающих из его компетенции и своего влияния и возможности воздействия на других должностных лиц. Если гражданин, являющийся должностным лицом в каком-либо учреждении получив вознаграждение, просит своего знакомого, с которым он ни в каких служебных отношениях не находится оказать определенное содействие третьему лицу, состав получения взятки отсутствует при том условии, что компетентное должностное лицо не осведомлено об этих фактах и совершает действие бескорыстно. Если же должностному лицу передается часть вознаграждения, то в таком случае выстраивается целая цепочка взяточничества. Гражданин, в интересах которого совершаются действия, будет отвечать за дачу взятки, его друг — за посредничество во взяточничестве, а должностное лицо, непосредственно использовавшего свое служебное положение, — за получение взятки.

Получение взятки является корыстным преступлением, совершаемым с прямым умыслом виновный сознает, что он получает материальное вознаграждение с нарушением публично-правового характера оплаты своего труда за совершение действия (бездействия) в интересах дающего с использованием служебного положения и желает принять предмет взятки, преследуя при этом предмет нетрудового обогащения. Однако для того, чтобы констатировать наличие вины именно в получении взятки, понимания этого факта еще недостаточно.

Предметное содержание умысла виновного в данном преступлении носит более сложный характер, так умысел виновного должен охватывать и сознание того факта, что и лицо, вручающее ему вознаграждение, воспринимает данный акт именно как дачу взятки. Если же такого сознания на стороне гражданина, предлагающего материальные ценности должностному лицу, нет, отсутствует и субъективная сторона получения взятки, хотя не исключено совершение другого должностного преступления, так например ответственность за конкретное злоупотребление служебным положением.

Получение взятки по предварительному сговору группой лиц имеет место тогда, когда виновные заранее, то есть до совершения данного преступления договорились о совместном получении незаконного вознаграждения за совершение в интересах дающего взятку какого-либо конкретного действия.

Если же часть незаконного вознаграждения передана одним должностным лицом, получившим взятку, другому должностному лицу, служебными действиями которого был частично обеспечен желаемый результат, но предварительного сговора на этот счет между виновными не было, то указанный квалифицирующий признак отсутствует. В таком случае каждый из преступников будет нести самостоятельную ответственность.

«Организованные группы» характеризуются обязательными признаками, к которым следует отнести предварительный сговор и устойчивость, группу могут образовывать не менее двух должностных лиц. При этом преступление должно признаваться оконченным с момента принятия взятки хотя бы одним из должностных лиц.

Организатор или руководитель организованной группы взяточников несет ответственность за все совершенные ею преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы несут ответственность за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Не может рассматриваться получение взятки как неоднократное и тогда, когда принятие должностным лицом заранее обусловленного вознаграждения, обеспечивающее наступление желаемого результата, осуществляется им в несколько приемов. По существу, здесь имеет место единое продолжение получения только одной взятки, которая слагается из ряда тождественных преступных актов, охватываемых общим умыслом виновного и направленных на достижение одного результата. То есть на лицо формальный состав преступления.

Вымогательство взятки означает требования должностным лицом взятки под угрозой совершения таких действий по службе, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо поставят его в такие условия, при которых он вынужден дать взятку для предотвращения ущерба его законным интересам. Такие условия искусственно создаются длительной волокитой, откладыванием решения вопроса в «долгий ящик», неоднократным ложными ссылками на отсутствие необходимых запчастей для выполнения заказа, надуманными причинами невозможности совершения требуемых действий и т.д.

Надо, однако, иметь в виду, что вымогательством признается лишь требование, соединенное с угрозой причинить ущерб только законным интересам взяткодателя.

Вымогательство взятки значительно повышает общественную опасность получения взятки и личности виновного, поэтому является квалифицирующим признаком состава данного преступления и влечет по закону более строгую уголовную ответственность.

Крупный размер взятки — оценочный квалифицирующий признак, согласно которому крупным размером взятки признается сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающих триста минимальных размеров оплаты труда. Общий размер взяток, если они получены в результате совершения отдельных, самостоятельных, изолированных друг от друга обособленных преступных актов, не может суммироваться.

Дача взятки. Дача взятки — это оформленный состав преступления. Закон не раскрывает признаков состава данного преступления.

Вместе с тем по смыслу закона под дачей взятки следует понимать передачу, вручение должностному лицу тем или иным способом лично или через посредника материальных ценностей или предоставления услуг имущественного характера за выполнение или не выполнения в интересах дающего какого-либо действия и использование служебного положения.

Как и получение, дача взятки может быть осуществлена лично виновным, через посредников либо соучастников взяточника.

Взятка может быть получена должностным лицом лично, из рук в руки, или через посредника. Причем до введения последних изменений в УК РФ, утвержденных президентом России 4.05.2011 года, получение предмета взятки посредником, действующим по поручению должностного лица, для последующей передачи ему не образовывало оконченного состава рассматриваемого преступления.

Таким образом, решающим для уголовной ответственности за данное преступление является не внешняя форма получения взятки, не способ ее передачи, а сам факт приобретения должностным лицом определенной имущественной выгоды за совершение или не совершение им в интересах дающего каких-либо действий с использованием своего служебного положения.

По общему правилу предмет взятки или его часть получается должностным лицом до совершения заранее обусловленных действий.

В теории уголовного права такой случай именуется взяткой-подкупом. Но состав данного преступления налицо и в том случае, если материальные ценности получаются должностным лицом уже после совершения им законных или незаконных действий в интересах дающего. Такие случаи именуются в теории уголовного права взяткой — вознаграждением. В этой связи Пленум бывшего Верховного Суда СССР в п.5 постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве» от 30 марта 1990 г. разъяснил, что действия виновных должны признаваться дачей и получением взятки и в тех случаях, когда условия получения ценностей или услуг хотя специально и не оговариваются, но участники преступления сознают, что взятка вручается с целью удовлетворения интересов взяткодателя.

Как правило, взятка дается должностному лицу за определенное действие (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им заинтересованных лиц. Однако довольно часто она может быть получена и за общие благоприятствования или, как оговорено в законе за общее покровительство или попустительство по службе, которое может проявляться в отношении взяткодателя в разных вариантах. Самая типичная из них и в прежние времена и не искоренившаяся до настоящего времени порочная практика «подношения», своеобразная дань начальнику со стороны подчиненных наиболее распространенная на предприятиях государственной торговли, коммунально-бытовой службы, в сфере сервиса.

Это деяние считается оконченным с момента получения должностным лицом хотя бы части взятки. Если предлагаемая взятка по тем или иным причинам не принята должностным лицом, действие взяткодателя образуют покушение на данное преступление.

Субъективная сторона дачи взятки предполагает вину в виде прямого умысла: лицо сознает, что оно предлагает незаконное материальное вознаграждение должностному лицу за совершение им определенных служебных действий (бездействия) и желает вручить взятку. Мотивы и цели преступления влияния на ответственность виновного не оказывают.

В практике случались случаи, когда суды такие действия, как подкладывание денег в портфель, папку, ящик письменного стола, в карман висящего в кабинете пальто должностного лица без учета волеизъявления последнего на их принятие, необоснованно рассматривает как оконечный состав дачи взятки. Вместе с тем надо иметь в виду, что если лицо высказывает намерение дать взятку, не встретившее согласия со должностного лица, то такие действия вообще не являются преступлением, в данном случае имеет место лишь обнаружение умысла, которое по уголовному законодательству не наказуемо.

Субъектом дачи взятки может быть любое лицо, достигшее 16 лет.

В соответствии с УК лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство взятки или если это лицо после дачи взятки добровольно сообщило о случившимся. Наличие любого из указанных обстоятельств обязывает органы следствия или суд освободить лицо от уголовной ответственности.

Добровольное сообщение — это сделанное взяткодателем по собственному желанию в любой форме заявление в полицию, суд, прокуратуру не зависимо от мотивов, но не в связи с тем, что совершенном им преступлении уже стало известно органам власти.

Добровольное заявление о даче взятки может быть сделано лицом в любое время, даже по истечении нескольких лет. Главное состоит в том, что лицо субъективно выражает тот факт, что о совершенном им преступлении еще не стало известно органам власти. Заявление о даче взятки уже после того, как этот факт стал достоянием органов следствия и об этом стало известно лицу, давшему взятку, не может рассматриваться в качестве добровольного и, естественно, не освобождает «заявителя» от уголовной ответственности.

Освобождение взяткодателей от уголовной ответственности по мотивам вымогательства взятки или добровольного сообщения о даче взятки не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления.

Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не в праве претендовать на возвращение им ценностей, представленных в виде взятки.

коррупция взятка криминологический аспект

2.3 Сравнительный анализ квалификации взяточничества и других преступлений

Взяточничество само по себе чаще является следствием, порождает или бывает тесно связано с рядом других опасных преступлений.

Взяточничество находится с ними в различных соотношениях: во-первых его совершение сопрягается с другими деяниями, в результате чего возникает их совокупность, во-вторых, необходимо ограничить взяточничество от иных посягательств, внешне схожих с ним по каким-либо субъективным признакам, четко отличить одно преступление от другого.

Взяточничество находится в том или ином соотношении с хищением предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ), злоупотреблением должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ), коммерческий подкуп и др.

Ответственность за дачу и получение взятки не исключит одновременного привлечения к уголовной ответственности за действия, хотя и не связанные со взяточничеством, но образующие самостоятельный состав преступления: хищение государственного и иного имущества, злоупотребление служебным положением, должностной подлог, подделка документов и т.д. Причем содеянное подлежит квалификации по совокупности совершенных преступлений.

Если за взятку должностное лицо выдает поддельный им документ — фальсифицированную трудовую книжку, фиктивную справку о средней заработной плате перед уходом работника на пенсию, — содеянное тоже складывается в два самостоятельных преступления получения взятки и должностной подлог.

Наиболее типичным случаем хищенияпо предварительному сговору группой лиц является такой завуалированный вид взяточничества, как фиктивное зачисление руководителем какой-либо организации «нужного» человека на определенную должность и ежемесячное получение им заработной платы без фактического выполнения соответствующей работы.

В последние годы взяточничество во всех его разновидностях нередко сочетается с частнопредпринимательской деятельностью, этому способствует разросшийся до неимоверных размеров чиновничий бюрократический аппарат. Такие прецеденты сплошь и рядом возникают при получении кредитов, при получении вне конкурса заказов на строительство и ремонт зданий, на получении лицензии на право заниматься той или иной деятельностью, на разрешение органов санитарно-эпидемологического контроля на открытие магазина или какого-либо предприятия, на незаконное получение оборудования, сырья, в предоставлении в поднаем помещений и т.д.

В следственной и судебной практике довольно часто встречаются затруднения в отстранении взяточника от других, связанных с ним преступлений.

Например, хищения собственности по подложным документам. Обращение в свою собственность или собственность других лиц государственного и общественного имущества или иных ценностей по заведомо фиктивным документам (а это надо доказать), совершенное по сговору между должностными лицами и гражданами, должны квалифицироваться: для должностных лиц по совокупности как хищение и должностной подлог, а для граждан — как хищение и в соответствующих случаях как участие в должностном подлоге.

Получение взятки иногда смешивается с мошенничеством, которое определяется законом как завладение личным имуществом граждан или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

При этом упускается из виду, что получение взятки в принципе не может иметь место при отсутствии дачи взятки. Если не установлен факт передачи взятки или хотя бы попытка вручить ее, вопрос о получении взятки сам собой автоматически отпадает.

Если сотрудник полиции для видимости законности своих действий составляет подложное постановление о наложении взыскания в виде денежного штрафа и требует расписаться в нем, а полученные деньги присваивает себе, то данное действие не может быть расценено как получение взятки, так как граждане передавали ему деньги не в виде взяток, а полагали, что уплатили штраф.

В действиях сотрудника милиции содержаться признаки злоупотребления служебным положением и мошенничество в отношении личной собственности граждан.

Коммерческий подкуп, объединяет ответственность как за незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества либо незаконное оказание ему услуг имущественного характера в интересах дающего, а также за незаконное получение этих благ.

Конструктивно коммерческий подкуп соответствует аналогичным статьям, предусматривающим ответственность за дачу и получение взятки. Абсолютно идентичны.

Однако, на наш взгляд санкции за коммерческий подкуп являются чересчур либеральными.

3. УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ СОСТАВА «ПРОВОКАЦИЯ ВЗЯТКИ» ЛИБО «КОММЕРЧЕСКОГО ПОДКУПА»

1 Правовые проблемы определения понятия «провокация взятки»

Преступления, коррупционной направленности и особенно взяточничество, справедливо считаются крайне трудными для раскрытия и расследования. В связи с этим проблема конструирования составов взяточничества и коммерческого подкупа, а также вопросы правового регулирования предварительного следствия и оперативно-розыскной деятельности по делам о коррупции государственных служащих, служащих коммерческих и иных организаций была и остается в центре внимания законодателей и работников правоохранительных органов.

Для недопущения «перегибов» в борьбе с традиционным для России социальным злом в УК РФ 1996 года установлена ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК РФ).

Деяние это определено как «попытка передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа».

Реализация данной нормы может вызвать ряд вопросов. По смыслу закона (ст. 304 помещена в главу 31 УК РФ «Преступления против правосудия») объектом данного преступления являются общественные отношения в сфере осуществления правосудия. Если же говорить о конкретном объекте провокации взятки либо коммерческого подкупа, им, на наш взгляд, является предусмотренный уголовно — процессуальным законом порядок сбора, проверки и оценки доказательств. С объективной стороны провокация взятки либо коммерческого подкупа представляет собой попытку передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, любых предметов, являющихся объектами гражданских прав (ст. 128 ГК РФ): вещей (в том числе денег и ценных бумаг), иного имущества и имущественных прав, подлежащих оплате работ и услуг. Иными словами, это те же имущественные блага, которые могут быть предметом взятки. Так наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом, упомянуты «выгоды имущественного характера», а в ст. 304 УК РФ — «оказание услуг имущественного характера». По моему мнению, это редакционное различие не является принципиальным: судебная практика свидетельствует о том, что применительно к составам получения и дачи взятки предоставление выгод имущественного характера означает бесплатное или за более низкую плату оказание услуг, которые подлежат оплате. Объекты гражданских прав, которые могут выступать в качестве средства совершения преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, иногда являются «сложными вещами» (ст. 134 УК РФ) либо вещные права на такие объекты требуют государственной регистрации (ст. 131 ГК РФ).

Деньги, которыми якобы оплачиваются действия (бездействие) по службе, могут зачисляться на банковские счета должностного лица либо служащего коммерческой или иной организации. Следовательно, «попытку передачи» названных в ст. 304 УК РФ ценностей не всегда следует понимать буквально, как совершение действий, непосредственно направленных на вручение вещи должностному лицу. Как попытку передачи материальных благ возможно рассматривать и действия по регистрации недвижимости, и по перечислению денежных средств на счета «взяткополучателя»; провокация может совершаться и через посредника или путем использования иных (невиновных) лиц. Во всех указанных случаях, кроме последнего, не исключается соучастие в преступлении, предусмотренном ст. 304 УК РФ. Объективная сторона провокации взятки либо коммерческого подкупа может заключаться также в попытке передачи указанным в ст. 304 УК РФ лицам сберегательной книжки на предъявителя. Что следует считать моментом окончания данного преступления? Буквальное толкование закона позволяет сделать вывод, что сущность провокации взятки либо коммерческого подкупа состоит именно в неудавшейся попытке предоставить деньги, ценные бумаги и т.д., т.е. ничем не отличается от покушения на дачу взятки. Пример провокации — оставление денег в кабинете должностного лица, отказавшегося их взять (незаметно для последнего — в целях использования этого факта для доказывания принятия должностным лицом взятки).

Очевидно, в этом случае виновный лишь имитирует взяточничество.

Существует точка зрения, согласно которой состав преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, имеется и в случае успеха «провокатора»: «Провокация взятки является оконченным преступлением независимо от того, удалось ли в провокационных целях склонить должностное лицо к принятию денег, ценных бумаг, иного имущества или услуг имущественного характера, передаваемых ему якобы в качестве взятки. Если это все же удалось, то спровоцированное должностное лицо также подлежит уголовной ответственности за покушение на получение взятки». На наш взгляд, это далеко не бесспорная позиция. Ее сторонники сами подчеркивают, что провокация взятки будет только тогда иметь место, когда материальная выгода передается должностному лицу без его согласия (там же).

Если должностное лицо либо служащий коммерческой или иной организации вначале не соглашается принять ценности или услуги, но в конечном итоге субъекту удается склонить его к принятию ценностей, это означает, что согласие все же достигнуто. Конечно, «состава» дачи взятки при этом нет, поскольку виновный преследует иные цели. Но правильность квалификации деяния как провокации взятки также сомнительна: во-первых, передача (а не попытка передачи) предмета взятки состоялась; во-вторых, согласие должностного лица на получение имущественной выгоды фактически достигнуто. При таких условиях доказательства как сведения о совершившемся получении взятки либо коммерческом подкупе соответствуют действительности; должностное лицо совершило преступление, предусмотренное ст. 290 УК РФ либо ч. 3 ст. 204 УК РФ. Ошибочное представление должностного лица о направленности умысла взяткодателя, для которого важно само принятие служащим денег, а не выполнение служебных действий за вознаграждение, не должно иметь юридического значения.

Получение взятки и коммерческий подкуп — преступления с формальным составом. Поэтому со стороны поддавшегося на уговоры и принявшего ценности должностного лица имеет место оконченное посягательство на объект преступлений, предусмотренных нормами гл. 30 УК РФ. Доказательства являются искусственно созданными лишь если у субъекта есть цель вызвать искаженные представления о действиях и событиях, привлечь к ответственности невиновного. Если же провоцирующий субъект уговорил должностное лицо принять взятку, все «искусство» состоит в умении играть на человеческих слабостях, вызывать соответствующий психологический настрой, а не фальсифицировать средства доказывания. Лицо, склонившее служащего к получению взятки, способствовало возникновению самого факта, а не сведений о факте, которые вполне достоверны.

По нашему мнению, в подобной ситуации действия субъекта, передавшего должностному лицу с согласия последнего имущественные блага в целях последующего изобличения должностного лица, нужно расценивать как подстрекательство к получению взятки.

В принципе искусственное создание доказательств коррупции возможно не только путем попытки передачи предмета взятки, но и путем создания косвенных доказательств (подлога документов, фабрикации вещественных доказательств и т.д.).

Такие действия надлежит квалифицировать по ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК РФ («Фальсификация доказательств») при условии, что они совершены соответствующим субъектом — лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником.

Состав провокации взятки либо коммерческого подкупа сконструирован как формальный. Однако действия, указанные в ст. 304 УК РФ, могут повлечь тяжкие последствия. Представляется, что такое деяние требует квалификации по ч. 3 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия).

Не охватываются понятием «провокация взятки либо коммерческого подкупа» действия должностных лиц и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих или иных организациях, склоняющих граждан к передаче имущественных благ с целью, указанной в ст. 304 УК РФ. Такие лица должны нести ответственность по ч. 2 или 3 ст. 303 УК РФ, либо по ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), либо по ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями») в зависимости от субъектов преступления.

Разумеется, нет «провокации» и в тех случаях, когда инициатором взяточничества является должностное лицо, преследующее цель незаконного обогащения. Субъект, к которому обращено требование о предоставлении взятки, сообщает об этом в правоохранительные органы, и впоследствии, в момент передачи денег или сразу после этого, должностное лицо задерживают на месте совершения преступления. Действия должностного лица в этом случае следует квалифицировать по ст. ст. 30 и 290 или по ст. 290 УК РФ. Субъект, передавший взятку, не подлежит ответственности — он не фальсифицирует доказательства, а выполняет указание взяткополучателя.

Действия, о которых говорится в ст. 304 УК РФ, совершенные частным лицом, могут быть приготовлением к заведомо ложному доносу (ст. 306 УК РФ).

Если доказан умысел на заведомо ложное сообщение о совершенном преступлении, но действия, указанные в ст. 306 УК РФ, не имели места по не зависящим от виновного обстоятельствам, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений: ст. ст. 304 и 30, ст. 306 УК РФ. Если же оба преступления (ст. ст. 304 и 306 УК РФ) доведены до конца и совершены одним и тем же субъектом, ответственность должна наступать только по ч. 2 ст. 306 УК РФ, так как искусственное создание доказательств обвинения является признаком объективной стороны квалифицированного состава заведомо ложного доноса. Представляется, что если провокация взятки либо коммерческого подкупа совершены одним лицом, а заведомо ложный донос — другим, и эти лица действуют по предварительному сговору, содеянное первым субъектом нужно квалифицировать по совокупности ст. 304 и ст. 33, ч. 2 ст. 306 УК РФ, содеянное вторым (если он не участвовал в совершении провокационных действий) — только по ч. 2 ст. 306 УК РФ. Если второй субъект выполнял функцию организатора, подстрекателя или пособника (и не был соисполнителем) преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, содеянное им должно квалифицироваться по совокупности ст. 33 и ст. 304, ч. 2 ст. 306 УК РФ. Субъективная сторона провокации взятки либо коммерческого подкупа характеризуется только прямым умыслом и наличием цели — искусственного создания доказательств получения незаконного вознаграждения в связи с занимаемым лицом служебным положением (т.е. получения взятки) либо шантажа. Мотивы (наиболее часто ими являются месть, зависть или отстаивание ведомственных интересов) не имеют значения для квалификации по ст. 304 УК РФ.

Собственно провокацию необходимо отличать от попытки передачи ценностей субъектом, который одновременно ставит две цели — совершение должностным лицом служебных действий за взятку и последующее его изобличение в совершенном преступлении либо шантаж. Если такая попытка не удалась, в действиях виновного содержатся признаки покушения на дачу взятки (ст. 30 и ст. 291 УК РФ), а должностное лицо не подлежит уголовной ответственности, поскольку отказалось от вознаграждения либо отвечает за покушение на получение взятки (ст. 30 и ст. 290 УК РФ).

Если ценности приняты должностным лицом, оба отвечают за оконченное преступление (ст. ст. 290 и 291 УК РФ).

Деяния таких взяткодателей вряд ли представляют меньшую общественную опасность, чем провокация в смысле ст. 304 УК РФ. Тем не менее в случае добровольного заявления о даче взятки эти лица подлежат освобождению от уголовной ответственности (примечание к ст. 291 УК РФ).

3.2 Разграничение провокации взятки либо коммерческого подкупа и оперативного эксперимента

Заслуживает внимания вопрос о разграничении уголовно наказуемой провокации взятки либо коммерческого подкупа и оперативного эксперимента (п. 14 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно — розыскной деятельности», принятого Государственной Думой 5 июля 1995 г.).

Создание лицами, осуществляющими оперативно — розыскную деятельность, доказательств виновности во взяточничестве субъектов, которые в действительности взяток не давали и не получали, содержит все признаки состава преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ (или ст. 286 УК РФ).

«Ничего общего с оперативным экспериментом такая деятельность не имеет, так как ее цели полностью противоположны целям и задачам оперативно-розыскной деятельности, провозглашенным в ст. ст. 1 и 2 Закона. Согласно ст. 8 этого Закона проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших». В ситуации склонения служащего к получению взятки лицом, подготавливающим преступление (получение взятки) и совершающим преступление (подстрекательство к получению взятки), является сам оперативный работник.

Представляется, что такого рода действия могут совершаться только в ситуации крайней необходимости: оперативный эксперимент допустим только для проявления преступных намерений лиц, обоснованно подозреваемых в принадлежности к организованной группе, преступному сообществу, а также для обнаружения возможных объектов посягательств в целях своевременного выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия преступлений либо снижения их общественной опасности и возможного вреда. Частные цели оперативного эксперимента подчинены одной общей — предотвращению реальной, серьезной опасности интересам общества и государства.

Коррупция и организованная преступность тесно взаимосвязаны. Именно наличие угрозы общественной безопасности, которую создают факты взяточничества в целом, а также невозможность их выявления и пресечения другими способами являются оправданием оперативного эксперимента, в ходе которого лицо, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность, выполняет «функцию» подстрекателя. Формальное нарушение закона является здесь «элементом борьбы за право». Особенность такой ситуации лишь в том, что лицо, участвующее в проведении оперативного эксперимента, действует профессионально, выполняя свой служебный долг. Иными словами, в данном случае исполнение служебных обязанностей представляет собой частный случай крайней необходимости.

Оперативный эксперимент и провокацию взятки либо коммерческого подкупа необходимо отличать от такого подстрекательства ко взяточничеству со стороны оперативных работников, которое совершается в целях использования сведений о даче взятки для оказания психологического давления на подследственного с тем, чтобы он дал «нужные» показания.Не являются провокацией взятки и оперативным экспериментом действия должностных лиц, которые склоняют к даче взятки граждан, намереваясь впоследствии добиться привлечения их к уголовной ответственности.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16 лет, включая и должностных лиц, и сотрудников, осуществляющих оперативно — розыскную деятельность.

Нам представляется, что есть необходимость пересмотра понятий «провокация взятки» и «оперативный эксперимент»: сузить рамки первой и, напротив, расширить границы второго. Оперативный эксперимент должен стать более эффективным, наступательным средством изобличения взяточников и взяткодателей.

Как уже отмечалось, что субъектом провокации взятки может быть любое лицо, производящее по данному уголовному делу оперативно-разыскные мероприятия. Существование статьи 304 УК означает, что на любом сотруднике, осуществлявшем оперативный эксперимент, изначально лежит пятно провокатора. Между тем, все сомнения толкуются в пользу обвиняемого. Если есть хоть какое-то подозрение в том, что имела место провокация — рушится все дело обвинения1.

Несомненно, что оперативный эксперимент может стать действенным инструментом выявления конкретных коррумпированных лиц, если будет снято ограничение, предусмотренное частью 8 статьи 8 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08. 95 г. № 144-ФЗ (в ред. от 22.08.2004 г.)2. В настоящее время данное мероприятие может проводиться в соответствии с пунктом 14 части 1 статьи 6, части 8 статьи 8 ФЗ Об оперативно-розыскной деятельности только в отношении тяжких и особо тяжких преступлений. Между тем, уголовный закон в зависимости от фактических обстоятельств относит дачу-получение взятки к средней (ч. 1 ст. 290, часть 1 статьи 291 УК РФ), тяжкой (части 2, 3 статьи 290, часть 2 статьи 291 УК РФ) и особо тяжкой (часть 4 статьи 290 УК РФ) категориям преступлений (ст. 15 УК РФ).

Следовательно, основные составы взяточничества не подпадают под условия проведения оперативного эксперимента. Допустить оперативный эксперимент возможно только при наличии данных о получении и даче взятки при отягчающих вину обстоятельствах. Оперативник в этом случае должен обладать способностям провидца — предугадать ход событий и квалификацию содеянного до совершения преступления, дабы не нарушить требования закона при проведении данного оперативного мероприятия.

Поскольку оперативный эксперимент может стать наиболее эффективным из всех оперативно-разыскных мероприятий средством борьбы с коррупцией, постольку мы считаем необходимым снять существующие ограничения по его применению в отношении любых проявлений коррупции.

Позиция Верховного Суда РФ по данному вопросу состоит в том, что действия оперативных работников в рамках оперативного эксперимента или совершения преступления под контролем не могут рассматриваться как провокация дачи взятки в том случае, если они действуют либо по достоверным фактам, либо после заявления потерпевшего, в отношении которого со стороны должностного лица имело место вымогательство взятки, или по факту состоявшейся взятки; «не является провокацией взятки … проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки…».

Другими словами это означает, что правоохранительный орган должен дожидаться заявления лица о том, что у него вымогается взятка, и только потом начать действовать, либо у него должны быть некие «достоверные факты» о состоявшейся или предполагаемой взятке.

Перечень оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий (включая оперативный эксперимент), направленных на изобличение взяточников, исчерпывающим образом определен ст. 7 ФЗ Об оперативно-розыскной деятельности. К ним относятся, в частности, ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, сведения о: признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для возбуждения уголовного дела (пункты 1 и 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ Об оперативно-розыскной деятельности).

Мы считаем, что применительно к взяточничеству толкование данной нормы должно быть расширено, ибо буквальное толкование означает, что должны быть конкретные данные, указывающие на то, что взятка была дана, дается, или будет дана. Полагаем, что тем самым ограничивается возможность применения оперативных средств для получения данных, изобличающих взяточников. В самой концепции законодательства об оперативно-розыскной деятельности заложена идея о пассивной роли оперативных органов. Между тем, у оперативного эксперимента имеется значительный потенциал, который должен быть использован для инициативного выявления коррупционеров.

В литературе уже высказывались суждения о том, что приведенное выше положение постановления Пленума Верховного Суда РФ о границе между незаконной провокацией и допустимым экспериментом должно толковаться в широком смысле слова, иначе крайне затруднительно бороться с коррупцией.

Однако одно принципиальное требование к сотруднику, проводящему оперативный эксперимент, до сих пор не подвергалось сомнению. При наличии информации о причастности должностного лица к совершению взяточничества деятельность правоохранительного органа должна быть в первую очередь направлена на предупреждение преступления. Ни в коем случае не допустимы активные действия со стороны оперативных служб по созданию условий, позволяющих задержать преступника с поличным. «Основное правило, которое должен безукоризненно соблюдать оперативник, — не допустить со своей стороны действий, которые прямо или косвенно спровоцировали бы лицо к совершению преступления под контролем».

Известные нам литературные источники позволяют сделать вывод о том, что научная мысль окончательно утвердилась во мнении, что ни в коем случае не может быть приемлемо какое-либо подталкивание или провоцирование подозреваемого к совершению преступления. В ходе воспроизведения негласно контролируемых условий и объектов для обоснованности подозрения во взяточничестве должностного лица оперативник согласно действующему законодательству обязан выбирать исключительно пассивную форму поведения, любые активные действия правоохранительных органов при проведении мероприятий относительно гражданина свидетельствует о наличии признаков нарушения законности при проведении контрольного мероприятия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проводя исследование взяточничества как вида коррупционного преступления мы последовательно решали поставленные задачи, что позволило нам достичь цели исследования и пришли к следующим выводам.

. Несмотря на принимаемые активные меры по противодействию коррупции со стороны высшего руководства России, взяточничество в российском государстве имеет беспрецедентные масштабы по сравнению с каким-либо другим периодом российской истории за последние триста лет.

. Взяточничество — такой вид преступлений, который имеет латентные формы, но очень существенно подрывает государственные устои и морально разлагает общество.

. Для снижения уровня коррупции российское законодательство нуждается в существенном реформировании. Это связано с тем, что даже в конституции РФ можно увидеть моменты политического закрепления коррупции. Это статьи, определяющие неприкосновенность Президента РФ (ст. 91), членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы (ст. 98), а также судей (ст. 122), что практически исключает реальную возможность их привлечения к уголовной ответственности за коррупционные и иные должностные преступления.

. Российское общество нуждается в срочном принятии пакета антикоррупционных законов, базирующихся на нормах ратифицированных Конвенций ООН против коррупции 2003 года и Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию» 1999 года, где предусмотрена ответственность в виде конфискации имущества.

. Разработать и принять Федеральный закон «О профилактике», в котором персональная обязанность по предупреждению коррупционных проявлений в коллективах была бы возложена на руководителей всех рангов.

. России нужен Национальный план противодействия коррупции — как необходимый стратегический инструмент, без которого невозможно объединить усилия общества по преодолению социального зла именуемого коррупцией.

Такое положение вызывает у тех, кто ведет борьбу со взяточничеством, обоснованные опасения не окажутся ли они при изобличении взяткополучателя вместо него сами признаны виновными в провокации взятки под давлением не поддающихся выявлению и доказыванию закулисных действий вышестоящих и других коррумпированных должностных лиц? Отсюда неуверенность относительно возможности осуществления эффективной борьбы со взяточничеством.

Кроме того, на основании ст. 575 ГК РФ (запрещение дарения) «не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда: государственным служащим и служащим органов муниципального образования в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей…»

По сути этой нормой допускается дарение подарков стоимостью, не превышающей пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда.

Соответственно дача — получение такой «мелкой» взятки не признается даже граждански правонарушением и тем более преступлением. Эта норма — «лазейка», если не огромная «дыра» для ухода должностных лиц от уголовной ответственности за получение взятки, ибо они могут дать практически не опровержимые показания, что их сознанием охватывалось получение подарка лишь на сумму, не превышающую пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда.

Приведенные примеры нормы права в сочетании с вышеизложенными трудностями доказательства взяточничества представляют собой прочную оболочку, защищающую должностных лиц от уголовной ответственности за получение взятки.

Политическое закрепление коррупции выражается также в закреплении в Конституции РФ неприкосновенности: Президента РФ (ст.91) членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы (ст. 98), а также судей (ст.122), что исключает реальную возможность их привлечения к уголовной ответственности за коррупционные и иные должностные преступления.

«К сожалению, в нормах федерального закона от 25.12.2008 года «О противодействии коррупции» не нашел отражения конституционный принцип равенства граждан перед законом…».

Принятие законов, выгодных и угодных коррупционным должностным лицам и коррумпированной бюрократии в целом может быть вызвана различными причинами: правовая безграмотность законодателя, либо его безразличие в борьбе с коррупцией, либо сознательная и целеустремленная легализация коррупции.

Считаю, необходимым установить уголовную ответственность за незаконное воздействие на членов Федерального собрания и понуждения их к принятию законодательных актов.

«Такая мера остудит пыл многих лоббистов — тех, кем движут групповые интересы вопреки интересам источника власти в России — её многонационального народа».

Так же считаю необходимым, срочно, принять пакет антикоррупционных законов, базирующихся на нормах ратифицированных Конвенций ООН против коррупции 2003 года и Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию» 1999 года, где предусмотрена ответственность в виде конфискации имущества.

Разработать и принять Федеральный закон «О профилактике», в котором персональная обязанность по предупреждению коррупционных проявлений в коллективах была бы возложена на руководителей всех рангов: от директора до министра.

В настоящий момент, на наших глазах предпринята серьёзная попытка противодействия коррупции. Принятым федеральным законом в целях дифференциации ответственности за коррупционные преступления в Уголовном кодексе закреплены четыре вида взятки в зависимости от их размера. Теперь за коммерческий подкуп, дачу взятки, получение взятки и посредничество во взяточничестве устанавливаются кратные штрафы в размерах, зависящих от вида взятки. Однако в связи с введением кратных штрафов по таким правонарушениям такой вид наказания, как лишение свободы для взяточников, не отменяется. Также расширена диспозиция статьи 290 Уголовного кодекса, теперь к предмету взятки кроме денег и ценных бумаг относится и «незаконное оказание услуг имущественного характера».

В Уголовный кодекс вводится новая статья — 291 «Посредничество во взяточничестве», в которой дано определение самого вида преступления, а также указана мера ответственности посредников во взяточничестве, которые будут наказываться в размере до 90-кратной суммы взятки. Ранее посредник, всегда оставался лишь свидетелем в уголовном деле.

Для более эффективной борьбы с коррупцией — реальным и системным злом, нужна наступательная и напряженная работа всех здоровых сил российского общества, основой которого должен быть Национальный план противодействия коррупции. «Национальный план противодействия коррупции — необходимый стратегический инструмент, без которого невозможно объединить усилия общества по преодолению этого социального зла».

литература

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/vzyatochnichestvo-i-korruptsiya/

1.Аникин А. Ответственность за взяточничество по новому УК / А. Аникин // Законность. — 1997. — № 6. — С. 17-19.

2.Астафьев Ю.В. Оперативный эксперимент и провокация: критерии разграничения // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы Международ. Науч.-практ. конф., г. Екатеринбург, 27-28 янв. 2005 г.: в 2 ч. — Екатеринбург, 2005. Ч. 1. — С. 51-57.

.Бабанин В.А., Сбоев Б.К. Ответственность за взяточничество / В.А. Бабанин, Б.К. Сбоев // Законодательство и экономика. — 2004. — № 3. — С. 43-46.

.Бахрах Д.Н., Новоселова Н.В. Подарок или взятка? (Коллизия российских законов) / Д.Н. Бахрах, Н.В. Новоселова // Организованная преступность и коррупция. — 2000. — № 1. — С. 98-103.

.Белоконь А. Взятка: новые составы преступления: Азбучник права // Домашний адвокат. — 1997. — № 5. — С. 4-5.

.Бернам У. Правовая система США. 3-й выпуск. — М.: «Новая юстиция», 2006.

.Бражник Ф., Толкаченко А. Некоторые актуальные вопросы квалификации получения взятки / Ф. Бражник, А. Толкаченко // Уголовное право. — 2000. — № 1. — С. 7-8.

.Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000 г. — № 2. — С. 12-13.

.Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины XIX — начала XX в. / журнал «Правоведение». 1991. — № 2.

.Волженкин Б. «Обычный подарок» или взятка? / Б. Волженкин // Законность. — 1997. — № 4. — С. 49.

.Волженкин Б. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»: достоинства и недостатки / Б. Волженкин // Уголовное право. — 2000. — № 4. — С. 12-13.

.Волженкин Б.В. Квалификация взяточничества / Б.В. Волженкин. М., 2000.

.Волженкин Б.В. Служебные преступления / Б.В. Волженкин. — М., 2000.

.Волженкин Б.В., Квашис В.Е. и др. Ответственность за взяточничество. — Ереван, 1988. 198 с.

.Говорков Н. Доказывание получения взятки / Н. Говорков // Законность. — 2008. — № 8. — С. 43-45.

.Гаврилов В. Коррупция и её развитие в России // Федерализм. 2008. — №2. С.143.

.Горелик А.С. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях / А.С. Горелик. — Красноярск, 1998. 199 с.

.Гришаев П.И., Здравомыслов Б.В. Взяточничество: понятие, причины, квалификация / П.И. Гришаев, Б.В. Здравомыслов. — М., 1992.

.Егорова Н. О взяточничестве и коммерческом подкупе / Н. Егорова // Российская юстиция. — 2001. — № 10. — С. 15.

.Егорова Н. Провокация взятки либо коммерческого подкупа // Следователь. — 2007. — № 1. — С. 7-12.

.Жирнов Е. Члены верховного суда брали взятки // [Электронный документ]. Коммерсант власть №31 (785) от 11.08.2008. URL: #»justify»>.Здравомыслов Б.В. Квалификация взяточничества. — М., 1991.

.Зюзин В.А., Королев А.Н. Комментарий к Федеральному закону «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (постатейный) / В.А. Зюзин, А.Н. Королев. — М.: ЗАО Юстицинформ, 2005.

.Истомин А., Лопаткин Д. Провокация или изобличение преступника? // Законность. — 2005. — № 3. — С. 48.

.Кирпичников А.И. Взятка и коррупция в России / А.И. Кирпичников. — СПб., 1997.

.Клепицкий И.А., Резанов В.И. Получение взятки в уголовном праве России. Комментарий законодательства / И.А. Клепицкий, В.И. Резанов. — М.: Издательский центр АРиНА, 2001.

.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. В.И. Радченко. — М.: Проспект, 2008.

.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева — М.: Издательство «Юрайт-Издат», 2007.

.Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции. Принята резолюцией 58/4 <#»justify»>.Краснопеева Е. Предмет взятки и квалификация содеянного / Е. Краснопеева // Законность. 2001. № 8. С. 18-21.

.Краснопеева Е.В. Взяточничество: уголовно-правовой и криминологический аспекты / Е.В. Краснопеева — Дис. канд. юрид. наук. — М.: РГБ, 2003.

.«Круглый стол» по проблемам противостояния коррупции в России // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. — 1999. — № 4. — С. 96-113. — № 8. С. 96-99.

.Латухина К., Баусин А. Двойка за взятки // [Электронный документ]. Ведомости, № 182 (1956), 27 сентября 2007. URL: ttp://www.vedomosti.ru/. (Дата обращения 15.04.2011).

.Лунев В. В. Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы // Государство и право. — 2000. — № 4. — С. 99-110.

.Любарский Г. Чиновники и госслужащие: когда монету ценят за герб и ругают за решку // [Электронный документ]. FOM database (ФОМ) № 1. 2006. URL: #»justify»>.Ляпунов Ю.И. Ответственность за взятку. — М., 1987. 63 с.

.Ляпунов Ю.И. Ответственность за новые квалифицированные виды получения взятки / Ю.И. Ляпунов // Социалистическая законность. — 1978. — № 2. — С. 33.

.Макаров С.Д. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп / С.Д. Макаров. Иркутск. 2001.

.Медведев А. М. Вымогательство взятки // Государство и право. 1996.

.Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.А. Громова. — М.: ГроссМедиа, 2007.

.Райсмен В.М. Скрытая ложь. Взятки: «крестовые походы» и реформы. Пер. с англ. — М., 1988. 327с.

.Саломатин А.Ю. Борьба с коррупцией в США в XIX веке и государственная модернизация /А.Ю. Саломатин. //Правоведение. -2001. — № 3. — С. 196 — 206.

.Ситковец О.Н. Ответственность за получение и дачу взятки / О.Н. Ситковец // Российский следователь. — 2005. — № 1. — С. 11-13.

.Соловьев С.Г. Должностное лицо местного самоуправления: вопросы теории и практики / С.Г. Соловьев // Журнал российского права. — 2004. — № 8. — С. 24-26.

.Спиридович А.И. Великая Война и Февральская Революция 1914-1917 гг. / [Электронный документ]. Книга 2, гл.22, с.121-123. / URL: #»justify»>.Старилов Ю.Н. Государственная служба в РФ: теоретико-правовое исследование / Ю.Н. Старилов. Воронеж, 1996.

48.Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. — М.: ИНФРА-М, КОНТРАКТ, 2008.

.Фоминых С.М. Характеристика объективной стороны основного состава получения взятки муниципальными служащими / С.М. Фоминых // Адвокат. — 2008. — № 2. — С. 77 — 78.

.Фоминых С.М. Характеристика предмета получения взятки муниципальными служащими / С.М. Фоминых // Российский следователь. — 2007. — № 24. — С. 6 — 9.

.Штейман В. История коррупции в России. 2009.[Электроннный документ]. URL:#»justify»>.Шубин В. Строго выполнять закон об ответственности за взяточничество // Советская милиция. — 1984. — № 11. — С. 4-7.

.Яни П.С. Взятка за незаконные действия. Квалификация преступных действий, совершенных за взятку / П.С. Яни / Антология научной мысли: К 10-летию Российской академии правосудия: Сборник статей / Отв. ред. В.В. Ершов, Н.А. Тузов. Статут, 2008.

.Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета. № 237. 25.12.1993.

.Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

.Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от 16.07.1998 № 102-ФЗ // Собрание Законодательства Российской Федерации. 1998. № 29. Ст. 3400.

.Федеральный Закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (принят ГД ФС РФ 05.07.1995) «уголовный кодекс российской федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996).

.Федеральный Закон «Об органах федеральной службы безопасности в РФ» РФ от 3 апреля 1995 г. // Собрание Законодательства Российской Федерации. 1995. № 15. Ст. 1269. С. 35-41.

.Федеральный закон. «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 31.07.1995 № 119-ФЗ // Собрание Законодательства Российской Федерации. 1995. № 31. — Ст. 2990.

.Федеральный закон «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» от 08.01.1998 № 8-ФЗ // СОБРАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. 1998. № 2. Ст. 224.

.Федеральный Закон «О службе в таможенных органах РФ» от 21 июля 1997 г. // Собрание Законодательства Российской Федерации. 1997. № 30. Ст. 3586. С. 56-76.

.О системе государственной службы Российской Федерации: Федеральный закон от 27.05.2003 N 58-ФЗ // Собрание Законодательства Российской Федерации. 2003. № 22. Ст. 2063.

.О борьбе с коррупцией в системе государственной службы: Указ Президента РФ от 04.04.1992 № 361 // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 17. Ст. 923.

.О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 № 6 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №4.

.О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 № 6 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №4.