Уголовно-противоправное деяние

Курсовая работа

Понятие уголовно-противоправного действия и его признаки

Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания, — гласит ч. 1 ст. 14 УК РФ.

Необходимо сразу отметить, что негативное отношение к правоохраняемым интересам, не выразившееся в совершении конкретного действия (бездействия), образ мыслей, высказанное намерение совершить преступление понятием деяния не охватываются. Так, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» отметил, что не является преступлением намерение дать взятку, получить взятку, осуществить коммерческий подкуп «…в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало».

Действие, т.е. активное поведение, является наиболее распространенным видом общественно опасного деяния. Свыше 2/3 всех преступлений, предусмотренных Особенной частью УК, могут быть совершены путем действия. В основе любого действия лежит телодвижение, сознательно направляемое человеком на осуществление определенной цели.

Особенностью преступного действия является то, что оно, как правило, не соответствует понятию единого человеческого действия, а слагается из ряда отдельных, связанных между собою актов поведения лица. Следовательно, действие как признак объективной стороны — это система, комплекс взаимосвязанных телодвижений, образующих общественно опасное поведение субъекта.

Весьма важным вопросом является вопрос об объективных границах преступного действия. Будучи внешним актом противоправного общественно опасного поведения субъекта, действие начинается с момента совершения первого осознанного и волевого телодвижения. Такими действиями являются не только те, которые направлены на причинение вреда охраняемым общественным отношениям и описаны в статьях Особенной части УК в качестве оконченных преступлений, но и действия, создающие существенные условия, способствующие совершению преступления: приготовительные действия, приискание соучастников и т.д.

В теории уголовного права высказывались различные мнения относительно границ преступного действия. Так, некоторые авторы полагают, что действие охватывает собой не только телодвижение человека, но и те силы, которыми он пользуется, и те закономерности, которые он использует.

5 стр., 2495 слов

Преступные последствия (2)

... общественно опасные деяния, квалификации преступлений и индивидуализации наказания. Данная работа будет состоять из двух глав. В первой главе будут рассмотрены вопросы относящиеся к понятию, видам и формам преступных последствий. ... сделать несколько выводов. Поскольку последствия преступления - это всегда вред, причиняемый объекту преступления преступным действием или бездействием, то существует ...

«Действие, — отмечается в одном из учебников по уголовному праву, — включает также использование различных сил природы, механизмов; устройств, радиоактивных веществ и т.д., которыми пользуется лицо, совершающее преступление…».

Другие авторы полагают, что человеческое действие ограничивается сознательным телодвижением и поэтому неправильно включать в понятие действия силы, которые использует лицо в своей деятельности, а тем более закономерности объективного мира.

Существо данного вопроса не в физическом расчленении поведения человека на части, а в установлении тех рамок, в которых проявляется его отношение к воздействию в результате его поведения на охраняемые законом общественные отношения. До тех пор, пока используемые силы и закономерности подвластны и подконтрольны лицу, можно говорить о преступном действии в уголовно-правовом смысле.

Все элементы преступления характеризуют совершенное лицом действие, и хотя преступление в целом к нему не сводится, именно действие (вопрос о бездействии будет рассмотрен ниже) составляет во всяком правонарушении основное ядро.

Преступное действие, будучи разновидностью человеческих поступков, прежде всего, должно обладать всеми признаками последних в психологическом смысле. В психологии поведением называется социально значимая система действий человека; отдельные поведенческие действия называются поступком, если они соответствуют общепринятым нормам поведения, и проступком, если не соответствуют этим нормам.

Физиологическую основу поведения составляет активное телодвижение (чаще их система).

Психофизиологическая словесная активность лежит в основе клеветы, угрозы, оскорбления. Физическое проявление — это механическое воздействие на предмет посягательства (убийства, кражи и т.п.).

Возможно сочетание механического и словесного воздействия на объект и предмет преступления, например, при хулиганстве, превышении власти и др.

Психологически всякое человеческое действие обладает мотивированностью , т.е. вызывается теми или иными побуждениями (корыстью, ревностью и проч.), и целенаправленностью , предвидением результатов своего поведения. Мотивированность и целенаправленность поведения обеспечивают свободу воли лица, т.е. свободу выбора, по крайней мере, между двумя вариантами поведения. В преступном поведении лицо выбирает между антисоциальным и правомерным, как минимум, непреступным поведением. Вследствие отсутствия мотивированности и целенаправленности рефлекторные действия, совершенные в бреду, бессознательно либо вследствие воздействия непреодолимой силы, поведением в психологическом, а тем более в уголовно-правовом смысле не являются. Сознательный поступок человека, который и интересует уголовное право, всегда направляется психическими свойствами субъекта, его волей, контролируется в той или иной степени его сознанием. При этом следует учитывать, что сами эти психические свойства человека, его установки, мировоззрение, отношение к окружающей действительности, к другим людям и обществу в целом формируются внешней средой, создаются условиями жизни.

8 стр., 3745 слов

Понятие и виды преступлений против собственности по Уголовному ...

... 1) Рассмотреть понятие и виды преступлений против собственности; 2) Более подробно рассмотреть кражи как способ совершения хищения; 3) Выделить и отдельно проанализировать квартирные кражи, особенности их квалификации. Соответственно, объектом курсовой работы являются преступления против собственности, а ...

Уголовно-противоправное деяние вообще, и уголовно-противоправное действие в частности, является обязательным признаком объективной стороны состава преступления. «Объективная сторона преступления есть процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны, с точки зрения последовательного развития тех событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта (курсив мой — А.А.) и заканчиваются наступлением преступного результата», — считает В. Н. Кудрявцев. Нельзя не согласится с данной позицией относительно того, что объективная сторона — динамичное явление, которое в процессе посягательства непрерывно развивается. Первым этапом, начальным элементом преступления всегда является общественно опасное действие субъекта. Однако оно не относится к объективной стороне полностью. «Действие — это не все преступление, это даже не вся его объективная сторона».

Как было сказано выше, действие человека есть единство субъективных и объективных признаков. Оно представляет собой проявление внутренних свойств личности и служит формой взаимодействия с внешней действительностью. Поэтому, в объективную сторону преступления действие входит только своей внешней стороной, внешним выражением.

При рассмотрении уголовно-противоправного действия его следует брать не изолированно, а в тех конкретных условиях места, времени и окружающей обстановки, в которых оно было выполнено. Поэтому существенными характеристиками преступного действия являются способ, место, время и обстановка совершения преступления. Необходимо отметить, что они не являются самостоятельными элементами объективной стороны, так как они только характеризуют действие преступника. К объективной стороне, поэтому относятся не сами место, способ, время и обстановка, а внешняя сторона общественно опасного действия, выполненного определенным способом в данных условиях места, времени и обстановки. Необходимо отметить, что указанные характеристики являются обязательными признаками объективной стороны, если они указаны в диспозиции конкретной нормы УК.

Итак, деяние в рамках рассматриваемого пункта работы имеющего форму действия — обязательный признак объективной стороны преступления. Понятие и содержание этого признака определяются совокупностью признаков уголовно-правового характера, которые необходимо проанализировать.

Общественная опасность

При определении степени общественной опасности следует принимать во внимание рад факторов: тяжесть причиненных последствий, особенности посягательства, характер вины, особенности субъекта преступления, т.е. конкретные проявления признаков преступления. Из судебной практики можно привести следующий случай.

Гражданин Г. был признан виновным в том, что он на свалке, принадлежащей ОАО «Нижегородский порт» собрал контакты весом 230 грамм, часть из них он пытался незаконно сбыть. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ не согласилась с выводами суда, указав, что исходя из процентного содержания цена серебра в контактах — 164 руб. Данная сумма является незначительной, так как она ниже 2-х МРОТ, установленных на сентябрь 1997 г. Сославшись на ч.2 ст.14 УК, надзорная инстанция обоснованно признала, что действия Г. хотя формально содержат признаки преступления ч.1 ст.191 УК, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности.

3 стр., 1121 слов

Уголовно-правовая характеристика преступлений против конституционных ...

... Особенной части Уголовного закона специально основываются именно на защите закрепленных в международно-правовых актах и Основном законе прав и свобод личности. 1.2 Классификация преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина В ст. 2 Основного закона указано, что человек, его права и свободы являются высшей ...

Общественная опасность может зависеть от особенностей самого уголовно-противоправного действия — места, времени, способа, характера последствий, а также связана с такими его признаками, как форма и степень вины, мотив цель. Например, подмена ребенка будет являться преступлением, если она совершена из корыстных или иных низменных побуждений (ст. 153 УК).

В некоторых случаях отдельные характеристики субъекта повышают степень общественной опасности преступления, например, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления родителем, педагогом или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 150 УК).

Признак противоправности был впервые законодательно закреплен в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958г. Действовавшее ранее уголовное законодательство предусматривало возможность аналогии, т.е. применением норм уголовного закона к деяниям, не предусмотренными этими нормами, при их сходстве с закрепленными в законе. Применение аналогии нередко приводило к произволу.

Противоправность определяется тем, что конкретное действие запрещено законом под угрозой наказания, и совершение такого действия всегда нарушает норму УК. В случае совершения лицом действия, не предусмотренного уголовным законом, оно не может считаться уголовно-противоправным, даже если это — пробел закона. Данный признак базируется на важнейшем принципе уголовного права — «nullum crimen sine lege» — «нет преступления без указания на него в законе». Необходимо отметить, что уголовно-правовой запрет устанавливается только Уголовным кодексом. Но если вспомнить ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, в которой сказано, что если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора, то может возникнуть некоторое замешательство. «Международные договоры, нормы которых предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку такими договорами прямо устанавливается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом», — обозначил свою позицию Верховный Суд РФ.

Обязательным компонентом уголовной противоправности является наличие в уголовно-правовой норме санкции, которая содержит угрозу применения наказания определенного вида и размера в случае совершения предусмотренного законом деяния. Отнесение действия к числу уголовно правомерного или уголовно-противоправного является прерогативой законодателя.

12 стр., 5983 слов

Уголовная ответственность за совершение убийства в состоянии аффекта

... понятия. Таким образом, нынешний Уголовный кодекс РФ от 1996 г. в ст. 107 предусматривает ответственность за совершение ... психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. При определенных ... волевой контроль, совершает безотчетные движения и безрассудные действия. Анализ психологического содержания аффекта позволяет выделить ...

Можно отметить, что уголовную противоправность принято называть формально нормативным признаком действия, а общественную опасность — материальным признаком, раскрывающего его социальную сущность. Законодатель уравнял между собой эти признаки, о чем свидетельствует ст. 14 УК. Хотя, я скорее соглашусь с В. Н. Кудрявцевым, который считает более значимым признаком общественную опасность: «Общественная опасность и вытекающая из нее противоправность являются важнейшими социальными свойствами преступного действия». Однако, деяние, даже если оно объективно является общественно опасным и причиняет определенный вред, не может быть признано преступлением, если оно не предусмотрено УК. И хотя этот признак является формально нормативным, он, согласно мнению некоторых ученых, при определении деяния как элемента объективной стороны должен быть поставлен на первое место. Объективно опасное деяние, не предусмотренное уголовным законом, не может являться признаком объективной стороны.

Признаки противоправности и общественной опасности являются необходимыми элементами действия как признака объективной стороны состава преступления.

Из уголовной противоправности вытекают два других признака уголовно-противоправного действия — виновность и наказуемость.

Виновность

Наряду с осознанностью уголовно-противоправное действие должно быть волевым (добровольным). Ведь, прежде всего, непосредственным и ближайшим источником преступного действия лица является субъективный волевой акт — решимость совершить преступление или решимость совершить иное действие, которое при отсутствии должной предусмотрительности ведет к наступлению общественно опасных последствий. Объективную сторону преступления может образовать только такое действие лица, которое является выражением воли, проявлением свойств его личности. Это всегда возможность руководить своими действиями. При отсутствии такой возможности действие не признается преступным, что закреплено ч. 1 ст. 40 УК, согласно которой причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием) не является преступлением .

Под наказуемостью уголовно-противоправного действия понимают возможность назначения наказания за его совершение, угрозу наказанием за нарушение уголовно-правовой нормы. Наказуемость является составной частью уголовной противоправности.

В качестве признаков уголовно-противоправного деяния выделяют его сложность и конкретность по содержанию. Конечно, уголовно-противоправное действие, совершенное лицом, должно иметь конкретное содержание . Например, недостаточно, привлекая лицо к ответственности по ст. 216 УК, ограничиться определением конкретного действия как нарушения правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ. Нужно описать, какие именно правила ведения данных работ были нарушены, и в чем конкретно выразилось это нарушение. Относительно сложности действия, на мой взгляд, не каждое уголовно-противоправное действие обладает таким признаком, но подавляющее большинство. В чем, например, сложность оскорбления, выраженном в форме неприличного жеста, слова и т.д.? (ч. 1 ст. 130 УК).

3 стр., 1188 слов

Обвиняемый в уголовном процессе

... статусом является уголовно-процессуальный статус конкретною лица, привлеченного в качестве обвиняемого. Правовой статус обвиняемого - это положение обвиняемого в уголовном судопроизводстве, закрепленное нормами уголовно-процессуального права. ... 14. Право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ); 15. Право на ...

И, наконец, необходимо отметить, что в форме действия совершаются большинство преступлений. Уголовно-противоправное действие в большинстве случаев выражается в форме физического воздействия на людей, животных или предметы материального мира. Например, избиение человека, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК), или уничтожение либо повреждение чужого имущества (ст. 167 УК).

В некоторых случаях общественно опасное деяние осуществляется путем написания или произнесения слов. Например, в ст. 119 УК предусмотрена ответственность за угрозу убийством либо причинением тяжкого вреда здоровью. Вымогательство также признается оконченным преступлением с момента предъявления потерпевшему определенного требования (ч. 1 ст. 163 УК).

Иногда преступлением признается совершение каких-то конкретных жестов. Например, оскорбление участников судебного разбирательства (ст. 297 УК) может выразиться как в произнесении бранных слов, так и в совершении неприличных жестов.

Уголовный Кодекс предусматривает и определяет две формы общественно опасного деяния: активную форму — действие и пассивную — бездействие (ст. 14 УК РФ).

Так как особенности уголовно-противоправного действия рассмотрены, необходимо перейти к исследованию другой формы преступного поведения — бездействию.

2. Понятие уголовно-противоправного бездействия и его признаки. Основания уголовной ответственности за бездействия

Преступное бездействие представляет собой общественно опасное и противоправное поведение, выражающееся в не совершении общественно полезного действия, которое лицо должно и могло совершить в силу возложенных на него правовых обязанностей. Бездействие — это второй вид противоправного общественно опасного поведения. По своим социальным и юридическим свойствам бездействие тождественно действию. Оно, также как и действие, способно объективно оказывать воздействие и вызывать изменения во внешнем мире. В отличие от действия бездействие представляет собой пассивное поведение, заключающееся в несовершении лицом таких действий, которые оно по определенным основаниям должно было и могло совершить в конкретных условиях. Однако, такое качество преступного бездействия, как пассивность, представляется сомнительным, о чем будет сказано несколько позже (см. с. 15).

В современных условиях, когда в трудовых и иных социальных процессах участвует множество людей, использующих сложнейшие механизмы и мощнейшие источники энергии, невыполнение отдельными лицами возложенных на них обязанностей может повлечь за собой наступление тяжких вредных последствий. Это вытекает из взаимозависимости и взаимосвязанности людей в обществе, в сфере трудовой деятельности, так как любой современный производственный процесс предполагает разделение общественного труда, должное поведение участников производственного процесса. Нельзя не согласиться с тем, что «чем выше социальная общность людей, чем большую роль играет каждый член общества в организации и функционировании всей социальной системы, тем больше норм, регулирующих отношения, связанные с бездействием. Ответственность за бездействие устанавливается в тех социальных системах, которые отличаются повышенной сплоченностью, детальной регламентацией прав и обязанностей субъектов, что обусловлено повышенной значимостью выполняемых ими функций».

13 стр., 6443 слов

Особенности судебного порядка рассмотрения жалоб на действия ...

... норм правового регулирования возмещения вреда, причиненного действиями (бездействиями) органов власти. 1. Особенности судебного порядка рассмотрения жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц и государственных служащих, нарушающих ... (отказе в привлечении) к ответственности за совершение налоговых правонарушений могут быть обжалованы в судебном порядке только после обжалования этого ...

Бездействие может выразиться в единичном факте воздержания от совершения требуемого действия. Например, отказ свидетеля от дачи показаний (ст. 308 УК).

В большинстве случаев бездействие представляет собой систему преступного поведения, что обычно имеет место при злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК) и др.

Бездействие может повлечь за собой уголовную ответственность лишь в случаях, когда оно противоправно и общественно опасно . Кроме того, оно должно быть осознанным и волевым . Уголовно-противоправное значение бездействие приобретает только в том случае, если в совокупности будут установлены следующие признаки. Необходимо определить: 1) в чем конкретно выразилось бездействие, какие конкретные действия не совершило лицо; 2) нужно установить, что лицо, не совершившее конкретное действие, должно было совершить его; 3) необходимо определить реальную возможность совершить это действие.

Обязанность совершения конкретных действий в определенной ситуации обусловлена юридически закрепленными обязанностями . Она может возникнуть:

1) из требования закона или подзаконного акта. Так, нарушение правил по технике безопасности лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил (ст. 143 УК), например, непроведение инструктажа по технике безопасности, необеспечение работающих спецодеждой и пр., означает несоблюдение ФЗ «Об основах охраны труда в Российской Федерации» и издаваемых в соответствии с ним законодательных и подзаконных актов;

2) из характера профессии или служебного положения . Так, несоблюдение должностным лицом соответствующих инструкций, повлекшее определенные, указанные в ст. 293 УК, последствия, может быть признано должностным преступлением (халатность);

3) из решения судебных органов. Например, неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст. 315 УК);

2 стр., 871 слов

Понятия и основание уголовной ответственности в уголовном законодательстве ...

... уголовной ответственности и реализации уголовной ответственности в правоприменительной практике. Задачи дипломной работы: рассмотреть категорию уголовной ответственности в исторической ретроспективе, дать понятие уголовной ответственности, рассмотреть современные подходы к определению уголовной ответственности и ее основания, охарактеризовать уголовную ответственность, как обязанность лица, ...

4) из предшествующего поведения . В этих случаях бездействию обычно предшествуют какие-то действия, создающие угрозу наступления вреда конкретному правоохраняемому интересу. Например, ст. 125 предусматривает ответственность за заведомое оставление без помощи человека, находящегося в опасном для жизни или здоровья положении, лицом, поставившим его в такое состояние.

Однако если на лицо не возлагалась уголовно-правовая обязанность недопущения или предотвращения таких последствий, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности. «Бездействие, — пишет А.А. Тер-Акопов, — есть воздержание от обязательного действия, т.е. действия предписываемого нормами, и потому оно является в известной степени категорией нормативной».

Наличие обязанности действовать не может повлечь ответственности за бездействие, если у лица отсутствовала возможность действовать требуемым образом. Например, лицо подлежит уголовной ответственности по ст. 125 УК (оставление в опасности), если имело возможность оказать помощь , что прямо закреплено в этой норме.

Возможность действовать определяется исходя из субъективного критерия, т.е. учитываются возможности данного лица, находящегося в конкретной обстановке. Если необходимые действия не были выполнены лицом по не зависящим от него обстоятельствам, оно не может быть привлечено к ответственности за бездействие. Решение вопроса о том, могло или не могло в конкретной обстановке действовать лицо, на которое такая обязанность была возложена, передается на усмотрение суда, который, решая этот вопрос, должен учесть как объективные обстоятельства (обстановка, время, конкретная ситуация и пр.), так и субъективные возможности личности.

В некоторых случаях сам законодатель устанавливает условия, ограничивающие обязанность действовать. Так, капитан судна, не оказавший помощи терпящим на море бедствие, не может быть привлечен к ответственности по ст. 270 УК, если такая помощь не могла быть оказана без серьезной опасности для судна, его экипажа или пассажиров.

При бездействии не обязательно, чтобы субъект вел себя пассивно. Напротив, он может проявлять повышенную активность, совершать различного рода действия. Так, например, уклоняясь от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, субъект может переезжать с места на место, менять работу, фамилию, жилье и т.п., т.е. быть физически активным. Однако главным остается невыполнение им возложенной на него законом и решением суда обязанности — уплаты средств (ст. 157 УК).

Такого рода активные действия рассматриваются некоторыми учеными как разновидность бездействия, получившая название смешанного бездействия. Однако должная ясность в этом вопросе отсутствует. Одни ученые полагают, что о смешанном бездействии речь может идти в случаях, когда «лицо, осуществляя возложенные на него правовые обязанности, выполняет их либо не до конца, либо ненадлежащим образом». В других случаях таковым считается «бездействие, для окончания которого необходимо наступление последствий (т.е. бездействие в преступлениях с материальным составом)».

12 стр., 5642 слов

Меры уголовно-процессуального принуждения в российском уголовном процессе

... мерам принуждения относятся процессуальные действия и решения, осуществляемые против воли заинтересованных лиц. Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под общ. ред. А. В. Смирнова. СПб.: Питер, 2004. С.232. Так как, процессуальное принуждение ... к ответственности лицами, так и другими гражданами. Цель моей работы изучить и проанализировать меры уголовно-процессуального принуждения, закрепленные ...

Наконец, третьи полагают, что смешанное бездействие представляет собой «…сочетание активной и пассивной форм поведения, когда для обеспечения бездействия лицо совершает какие-либо активные действия».

Анализируя объективную сторону преступления, можно отметить, что в жизни резкое различие действия и бездействия в значительной мере сглаживается, и появляются промежуточные, смешанные формы, в которых соединяется и активное, и пассивное поведение. Поэтому бездействие в чистом виде встречается крайне редко. Выделение такого понятия, как «смешанное бездействие» не имеет сколько-нибудь существенного уголовно-правового значения. Однако для теоретического анализа это понятие может быть использовано. Смешанным бездействием является неисполнение возложенной на лицо правовой обязанности, сопровождаемое активными действиями по обеспечению этого неисполнения. Приводимый в литературе в качестве примера смешанного бездействия состав халатности предполагает как активное, так и пассивное поведение.

Такого рода преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом довольно много. Это — злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК), невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК), различные нарушения правил по технике безопасности (ст. 215, 216, 217, 219 УК) и многие другие. Однако в теории уголовного права эти преступления обычно не относят к преступлениям, характеризующимся смешанным бездействием. Примером смешанного бездействия вполне справедливо можно считать уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или причинения себе какого-либо повреждения (ст. 339).

Завершая рассмотрение основных признаков уголовно-противоправного деяния, хочу вкратце коснуться, на мой взгляд, важного вопроса. Значимость признаков деяния требует законодательного дополнения, уточнения. Согласен с мнением М. Б. Костровой, о том, что целесообразно дополнить Общую часть УК дефинициями. В частности: ввести в текст ч. 1 ст. 14 скобочное уточнение «деяния».Понятие «общественно опасного деяния» перевести в ч. 3 ст. 14. Определить «малозначительное деяние» в виде дополнения к ч. 2 ст.14. Ведь главное свойство идеального законодательного термина — моносемичность, т.е. ограниченность и строгая фиксация содержания, однозначность. Будучи материальным носителем, языковой формой выражения и закрепления специального понятия, термин обозначает точное понятие и сам должен иметь точное значение.

3. Понятие непреодолимой силы, физического или психического принуждения и их значение для уголовной ответственности. Исполнение приказа или распоряжения как обстоятельство, исключающее преступность деяния

УК РФ 1996 г. впервые в истории отечественного уголовного законодательства определил условия освобождения от уголовной ответственности лиц, в отношении которых имело место физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК).

В ч. 1 ст. 40 говорится, что «не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).

Причинение вреда под воздействием физического или психического принуждения признается не общественно полезным, а социально целесообразным. По смыслу ч. 1 ст. 40 УК, принуждение направлено на то, чтобы навязать другому человеку свою волю, заставить его сделать то, что он не желает делать. Указанная уголовно-правовая норма содержит положения о непреодолимом физическом принуждении, под воздействием которого принуждаемый лишается возможности выразить свою волю в деянии. Такое принуждение выступает в качестве варианта непреодолимой силы. Признаками такого принуждения являются его непреодолимость (т.е. человек не способен руководить своими действиями или бездействием), реальность (действительность) и наличность (воздействие на человека уже началось и еще не завершилось).

Под непреодолимым физическим принуждением следует понимать воздействие на организм человека или на свободу его передвижения, направленное на то, чтобы полностью блокировать его волеизъявление и использовать его в качестве орудия или средства для причинения вреда охраняемым законом интересам. Оказать сопротивление такому принуждению человек не в силах. Это может быть связывание, запирание в помещении, применение пыток, причинение вреда здоровью и т.п. С помощью непреодолимого физического принуждения чаще всего принуждающий добиваются от другого человека бездействия, которое причиняет вред охраняемым законом интересам. К примеру, связанный сторож не в состоянии выполнить свою обязанность по охране имущества, и принуждающий совершает хищение.

С помощью непреодолимого физического принуждения от другого человека можно добиться совершения действий. Например, под пытками человек выдает государственную или коммерческую тайну.

Поскольку действие или бездействие лица совершенное под влиянием непреодолимого физического принуждения, лишены волевого содержания, они не могут быть признаны уголовно-противоправным деянием этого лица. Такой человек не подлежит уголовной ответственности.

К уголовной ответственности за причинение вреда под влиянием непреодолимого физического принуждения привлекается тот, кто оказал такое принуждение. Он выступает в качестве исполнителя преступления, хотя внешне его действия напоминают подстрекательство, т.е. имеет место посредственное причинение вреда.

От причинения вреда при физическом принуждении следует отличать причинение вреда вследствие непреодолимой силы.

Термин «непреодолимая сила» в действующем уголовном законодательстве не употребляется. Под непреодолимой силой следует понимать такую ситуацию, когда под воздействием стихийных сил природы, животных, механизмов, людей или иных факторов и обстоятельств лицо не имеет возможности осуществить свое намерение и совершить определенные действия или оказывается вынужденным выполнить телодвижения, не обусловленные его волей.

Так, врач не может быть привлечен к ответственности по ст. 124 УК за неоказание помощи больному, если его неявка была вызвана начавшейся бурей, сделавшей невозможным передвижение по дороге.

В Особенной части УК имеются статьи, в которых фактически подразумевается наличие непреодолимой силы как обстоятельства, исключающего уголовную ответственность за конкретное деяние. Так, в приведенной ст. 124 («Неоказание помощи больному») уголовная ответственность наступает лишь в случаях, когда такая помощь не оказывается «без уважительных причин». Очевидно, что под уважительными причинами, наряду с другими обстоятельствами, подразумевается и непреодолимая сила.

В ч. 2 ст. 40 УК предусмотрен положение о психическом и преодолимом физическом принуждении , которое существенно отличается от непреодолимого принуждения.

Преодолимость принуждения означает, что человек может оказать сопротивление этому принуждению и проявить свою волю в деянии. Преодолимое физическое принуждение является менее интенсивным, чем непреодолимое, и выражается, например, в нанесении побоев, попытке связывания. Это принуждение направлено на то, чтобы заставить принуждаемого причинить вред охраняемым законом интересам, навязать ему свою злую волю.

При психическом принуждении на человека воздействуют с помощью разнообразных угроз, гипноза, психотропных веществ, требуя, чтобы он совершил выгодное принуждающему деяние, причиняющее вред. Психическим принуждением является и применение физического насилия к другому человеку, чтобы заставить другого совершить определенное деяние. Такая ситуация характерна для захвата заложника, когда виновный предъявляет требования к одним, применяя насилие к другим.

Законодатель не признает непреодолимости психического принуждения , Предлагается рассматривать причинение вреда право охраняемым интересам при психическом принуждении по правилам ст. 39 УК (крайняя необходимость).

Это означает, что безусловного основания освобождения от уголовной ответственности за причиненный вред, как это может иметь место при физическом принуждении, не имеется. Такое положение объясняется тем, что психическое воздействие на личность, независимо от его интенсивности, не лишает принуждаемого способности осознавать свои действия и руководить ими.

При психическом принуждении у лица имеется выбор между двумя возможностями: пожертвовать собой, своим благом или причинить вред право охраняемым интересам. Психическое принуждение обычно полностью не подавляет волю лица. Вопрос об ответственности за причинение вреда правоохраняемым интересам при психическом принуждении решается так же, как и при физическом принуждении при наличии возможности руководить своими действиями по правилам, регламентирующим институт крайней необходимости (ст. 39 УК).

Но в связи с этим не получает должной правовой оценки тот факт, что наиболее интенсивные виды психического принуждения способны полностью блокировать волю другого человека. К таким видам психического принуждения относятся непосредственная угроза убийством, гипноз, применение высокочастотных генераторов, современных психотропных веществ, подавляющих волю другого человека.

Однако, по мнению некоторых ученых, совершение общественно опасного деяния в состоянии гипнотического сна не является уголовно-противоправным. Загипнотизированное лицо не является субъектом преступления, исполнителем же должен признаваться тот, кто использовал такое лицо в качестве живого орудия преступления. То же и при принудительной инъекции наркотических и психотропных средств — в этих случаях принуждаемое лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности вследствие отсутствия вины.

Поэтому в литературе высказывалось мнение, что было бы более правильным в ч. 1 ст. 40 УК РФ «наряду с физическим предусмотреть психическое принуждение как специфическое обстоятельство, исключающее преступность деяния».

Такое предложение объясняется тем, что и при психическом принуждении возможна ситуация, когда лицо не может руководить своими действиями. Однако новый УК исходит из того, что причинение вреда правоохраняемым интересам, обусловленное психическим принуждением, всегда должно оцениваться по правилам крайней необходимости. С другой стороны, и поведение лица при физическом принуждении также может оказаться вариантом крайней необходимости и в этом отношении ничем не отличается от психического принуждения. Следовательно, данное предложение представляется теоретически и практически обоснованным. И то обстоятельство, что причинение вреда правоохраняемым интересам при физическом принуждении не признается преступлением чаще, чем причинение такого вреда при психическом принуждении, дела не меняет.

Как было упомянуто выше, причинение вреда при преодолимом физическом и психическом принуждении рассматривается по правилам, предусмотренным для крайней необходимости (ст. 39 УК).

Это означает, что для признания правомерным поведения по причинению вреда, внешне похожего на какое-то преступление, необходимо несколько обязательных условий: 1) угроза существенного вреда охраняемым законом интересам; 2) невозможность избежать ее иным путем, без причинения вреда; 3) причиненный вред должен быть меньше вреда предотвращенного. Правомерными, например, будут действия кассира, отдавшего под угрозой применения оружия, деньги.

Если под воздействием преодолимого физического или психического принуждения человек умышленно причиняет вред равный или больше предотвращенного вреда, имеются основания для привлечения его к уголовной ответственности. При этом совершение преступления в результате физического или психического принуждения согласно п. «е» ч.1 ст. 61 УК признается обстоятельством, смягчающим наказание. Конечно, в этом случае подлежит ответственности и тот, кто оказал принудительное воздействие на другого человека с целью понудить его совершить преступление. Он признается подстрекателем, а при назначении ему наказания тот факт, что он совершил преступление с применением физического или психического принуждения, согласно п. «к» ч.1 ст. 63 УК учитывается как обстоятельство, отягчающее наказание.

Осуществление физического или психического принуждения в ряде случаев законодатель рассматривает как самостоятельное преступление. Например, принуждение свидетеля к даче ложных показаний или эксперта к даче ложного заключения (ст. 309 УК), принуждение к совершению сделки (ст. 179 УК), принуждение к даче показаний следователем или лицом, производящим дознание (ст. 302 УК), принуждение к нарушению обязанностей военной службы (ст. 333 УК) и др. Анализ данных норм показывает, что в этих случаях законодатель имеет в виду как физическое, так и психическое принуждение.

Нелишним будет замечание о том, что проблема физического и психического принуждения как основания освобождения от уголовной ответственности широко обсуждалась и в дореволюционной литературе. Однако, под понятие физического принуждения подпадали не только действия людей, но и силы природы, биологические процессы, совершающиеся в человеке, действия животного и пр. Понятие принуждения, таким образом, в определенной мере отождествлялось с понятием непреодолимой силы.

Теперь необходимо рассмотреть следующее обстоятельство, исключающее преступность деяния. Это исполнение приказа или распоряжения.

Нормальное существование общества невозможно без поддержания необходимого порядка и дисциплины. Важную роль в этом играют отношения власти и подчинения, требование обязательного выполнения законных приказов и распоряжений. Приказ или распоряжение — это основанное на законе и облеченное в установленную форму властное требование о выполнении действий (бездействия), обращенное к лицу, обязанному их выполнить.

К числу обстоятельств, исключающих преступность деяния, впервые в истории отечественного уголовного права отнесено исполнение приказа или распоряжения. Согласно ч. 1 ст. 42 УК РФ не является преступлением причинение вреда правоохраняемым интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.

Существует презумпция законности приказа или распоряжения, изданного в надлежащей форме лицом, обладающим на это правом, и адресованного лицу, обязанному подчиняться. Это обусловлено требованиями исполнительной дисциплины, необходимыми для нормального существования общества и государства.

Вред, причиненный исполнителем обязательного приказа или распоряжения, не влечет для него уголовной ответственности и признается актом социально допустимого, целесообразного поведения такого лица. Уголовной ответственности в этом случае подлежит только лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение. Поскольку имеет место опосредованное причинение вреда, он признается исполнителем такого преступления.

Для применения ч. 1 ст. 42 УК необходимы следующие условия.

Во-первых, обязательность приказа для исполнителя , что обеспечивается возможностью наступления юридической ответственности (дисциплинарной, административной, уголовной) в случаях их невыполнения. Приказ должен быть отдан надлежащим лицом тому, кто обязан подчиняться, с соблюдением необходимой формы.

Во-вторых, необходимо отсутствие заведомости незаконности приказа или распоряжения для исполнителя . Это означает отсутствие у него умысла на причинение вреда. Поскольку исполнитель, несмотря на обязанность подчиняться, не лишен свободы воли, он не должен исполнять заведомо незаконные приказ или распоряжение. Данное положение распространяется и на военнослужащих, которые должны «беспрекословно исполнять приказы командования» (ст. 26 ФЗ «О статусе военнослужащих»от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ).

Непонятно, почему в данной норме законодатель не выделяет незаконные приказы, как, например, в ФЗ «Об основах государственной службы РФ» от 31 июля 1995 г. N 119-ФЗ (с изменениями от 18 февраля 1999 г., 7 ноября 2000 г., 27 мая 2003 г.).

Согласно ч. 4 ст. 10 этого закона «государственный служащий обязан исполнять приказы, распоряжения… за исключением незаконных ».

Можно выделить несколько видов незаконных приказов или распоряжений:

а) приказ или распоряжение издан некомпетентным лицом;

б) отдельные положения приказа или распоряжения выходят за рамки компетенции лица, наделенного правом издавать приказ;

в) не соблюдена необходимая форма или процедура издания приказа;

г) приказ (распоряжение) содержит требования совершить деяние, нарушающее закон и ведущее к причинению вреда. Согласно ст. 42 УК уголовно-правовое значение имеет последний вид незаконного приказа и распоряжения. В качестве примера можно привести случай из судебной практики. Руководитель коммунальной службы, раздраженный жалобами жильцов дома на непринятие мер к устранению неисправностей коммунального хозяйства, в холодное время года отдал заведомо незаконное распоряжение об отключении систем жизнеобеспечения. Распоряжение было выполнено подчиненными, в результате создалась ситуация опасности наступления тяжких последствий. Виновные были привлечены к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 215¹ УК. Необходимо отметить, что согласно ч. 2 ст. 42 УК, неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

За совершение умышленного преступления во исполнение незаконного приказа или распоряжения к уголовной ответственности привлекается не только лицо, отдавшее приказ, но и исполнитель. За совершение такого преступления, в соответствии с ч. 2 ст.42 УК, виновные подлежат уголовной ответственности на общих основаниях, с учетом положений о соучастии. Исполнитель незаконного приказа (распоряжения) признается исполнителем преступления, а лицо, отдавшее такой приказ, — организатором или подстрекателем. При назначении наказания лицу, отдавшему незаконный приказ, с учетом конкретных обстоятельств дела возможно в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, учесть особо активную роль в совершении преступления (п. «г» ч. 1 ст. 63 УК) и совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения (п. «м» ч. 1 ст. 63 УК).

За неосторожное преступление, совершенное во исполнение незаконного приказа, исполнитель уголовной ответственности не несет. К уголовной ответственности привлекается только лицо, отдавшее незаконный приказ.

При определенных условиях приказ может характеризоваться наличием серьезного психического принуждения, частично лишающего лицо свободы воли. В этом случае исполнение приказа подпадает под признаки психического принуждения (ч. 2 ст. 40 УК) и должно оцениваться по правилам о крайней необходимости с учетом того вреда, который угрожал исполнителю приказа, и вреда, причиненного этим лицом правоохраняемым интересам. Если исполнитель не мог избежать опасности для своих законных интересов без причинения вреда, осуществленного путем исполнения заведомо незаконного приказа, и причиненный им вред меньше предотвращенного, он не подлежит уголовной ответственности.

УК обоснованно и справедливо установил одинаковые критерии правомерности исполнения приказа (распоряжения) для военных и гражданских лиц, исходя из конституционного принципа равенства всех граждан перед законом. Причинение вреда правоохраняемым интересам в результате исполнения незаконного приказа (распоряжения) при отсутствии условий правомерности рассматривается законодателем как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК).

В уголовно-правовой литературе делается попытка подвести под признаки исполнения приказа или распоряжения исполнение профессиональных обязанностей. Однако сами же авторы отмечают, что «условия правомерности исполнения профессиональных обязанностей и исполнения приказа либо иного распоряжения начальника различны». Приведенные же примеры (милиционер задерживает преступника, причиняя вред его здоровью, военнослужащий убивает противника в боевой операции) свидетельствуют о наличии не обстоятельств, регламентированных ст. 42 УК, а иных обстоятельств, исключающих преступность деяния, таких, как необходимая оборона, задержание преступника, обоснованный риск и др. К тому же характеристика исполнения профессиональных обязанностей как обстоятельства, предусмотренного ст. 42 УК, представляет собой распространительное (расширительное) толкование закона. Нельзя не согласиться с мнением ученых, что выделение этого обстоятельства в качестве самостоятельного не основано на законе.

Задача 1

Безусловно, признаки уголовно-противоправного деяния в действиях Игошева имеются, однако их перечень не является достаточным для квалификации его действия как уголовно-противоправного.

Нет сомнений о наличии в действиях Игошева такого признака, как общественная опасность. Сбыт поддельных денег или ценных бумаг приобретает повышенную общественную опасность в условиях становления рыночной экономики, подрывая устойчивость отечественной валюты и затрудняя регулирование денежного обращения.

Присутствует в действиях Игошева и такой признак, как противоправность, ибо его действия формально подпадают под ч. 1 ст. 186 УК («Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг»).

По сомнение поставлено наличие такого обязательного признака уголовно-противоправного действия как виновность. Сказано, что доказательств того, что Игошев знал, что купюра фальшивая, получено не было. Согласно ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. В соответствии с п. 5 указанного выше постановления, уголовной ответственности за сбыт поддельных денег…подлежат не только лица, занимающиеся их изготовлением или сбытом, но и лица, в силу стечения обстоятельств ставшие обладателями поддельных денег или ценных бумаг, сознающие это, и, тем не менее, использующие их как подлинные . Отсутствие такого признака как виновность дает основания для непризнания деяния уголовно-противоправным.

бездействие уголовный ответственность преступность

Задача 2

Во-первых, необходимо отметить, что пункт обмена валюты не входит в перечень объектов, подлежащих государственной охране (утв. постановлением Правительства РФ от 14 августа 1992 г. N 587).

Следовательно, такого рода объекты могут охранять представители частных охранных структур, сотрудниками милиции вневедомственной охраны, которые, надо заметить, имеют права и несут обязанности в соответствии с Законом РФ от 18 апреля 1991 г. N 1026-I «О милиции» (с изменениями от 7 июля 2003 г.).

Для определения противоправности бездействия, необходимо отметить ст. 10 этого Закона, а именно ч. 1 и ч. 11, согласно которым милиция обязана предотвращать и пресекать преступления, охранять на основе договоров с физическими или юридическими лицами принадлежащее последним имущество. Для реализации указанных обязанностей охранникам предоставлено право применять огнестрельное оружие и спецсредства. Например, ст. 18 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» от 11 марта 1992 г. N 2487-I (с изменениями от 10 января 2003 г.) такое право предоставлено для отражения нападения, когда его собственная жизнь подвергается непосредственной опасности, а также для отражения группового или вооруженного нападения на охраняемую собственность.

Об общественной опасности данного бездействия как об обязательном признаке уголовно-противоправного деяния, я думаю, говорить излишне, ибо последствия разбоя (тем более квалифицированного) наносят ущерб нескольким сферам общественных отношений.

Как было сказано, для определения противоправности бездействия необходимо определить: 1) в чем конкретно выразилось бездействие, какие конкретные действия не совершило лицо; 2) нужно установить, что лицо, не совершившее конкретное действие, должно было совершить его; 3) необходимо определить реальную возможность совершить это действие.

Бездействие Трошина выразилось в несовершении действий по охране имущества, в непредотвращении преступления. Согласно указанным выше нормативным актам, он должен был совершить эти действия, т.е. обязанность действовать определенным образом юридически закреплена. И, наконец, у него имелась реальная возможность совершить предписанные действия, так как непреодолимого физического принуждения в отношении него, судя по обстоятельствам дела, не было.

Однако, в УК нет нормы, запрещающей данного рода деяние. Следовательно, по смыслу ч. 1 ст. 14 УК, бездействие Трошина не является преступлением. Безусловно, он подлежит юридической ответственности, но уже другого вида (дисциплинарной, гражданской, административной).

Задача 3

При анализе данной ситуации необходимо обратиться к ст. 199 («Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов) с организаций») и ст. 42 УК.

Во-первых, необходимо отметить следующее. Так как в качестве обязательного признака объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК, выступает способ совершения деяния (крупный размер), то для квалификации совершенных Алексеевым, Пашковой и Левиной действий, необходимо наличие в этих действиях условий, указанных в примечании к ст. 199 УК.

Во-вторых, для признания действий Пашковой и Левиной правомерными, а, следовательно, освобождения их от уголовной ответственности, необходим такой признак обязательного для них распоряжения, как отсутствие заведомой незаконности этого распоряжения. У исполнителя распоряжения не должно быть умысла на причинения вреда. В данном же случае сотрудники фирмы знали, что данные, которые они по распоряжению своего руководителя указывали в отчетности, не соответствуют действительности, а значит, осознавали противоправность (незаконность) отданного распоряжения и своих действий, совершенных во исполнение этого распоряжения.

Для признания действий указанных лиц как совершенных в состоянии крайней необходимости также нет никаких оснований. Исходя из смысла ч. 1 ст. 39 УК, причинение вреда не является правомерным, если защитить охраняемое законом благо (в данном случае угроза трудовым правам) можно, не жертвуя для его спасения иными охраняемыми законом интересами. Безусловно, у сотрудников фирмы имелось законное основание и реальная возможность не исполнять распоряжение своего руководителя (ч. 2 ст. 42 УК), а те последствия, которые возможно наступили бы, и которых опасались Пашкова и Левина (увольнение), они могли обжаловать в суде (ст. 391 Трудового кодекса РФ).

Итак, Пашкова и Левина осознавали общественную опасность своих действий, предвидели возможность наступления общественно опасных последствий, однако, они не желали их наступления, по крайней мере, допускали эти последствия либо относились к ним безразлично (ведь они исполняли волю руководителя, боясь потерять работу).

Следовательно, тот факт, что Пашкова и Левина во исполнение незаконного распоряжения совершили умышленное (согласно ч. 3 ст. 25 УК, деяние совершено с косвенным умыслом) преступление, не вызывает сомнений. А значит, они подлежат уголовной ответственности на общих основаниях (ч. 2 ст. 42 УК).

Алексеев, как лицо, отдавшее незаконное распоряжение, признается организатором либо подстрекателем, а Пашкова и Левина — исполнителями преступления. В качестве смягчающих обстоятельств, в отношении последних применимы п. п. «е» и «ж» ст. 61 УК («совершение преступления в силу материальной, служебной или иной зависимости; при исполнении распоряжения»).

Нормативный материал и литература

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/kursovaya/obyektivno-protivopravnoe-deyanie/

·Конституция РФ. — М.: ООО Омега-Л, 2003. — 64 с.

·ФЗ «Об основах государственной службы РФ» от 31 июля 1995 г. N 119-ФЗ (с изменениями от 27 мая 2003 г.)

·ФЗ «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ.

·Закон РФ « О частной детективной и охранной деятельности в РФ» от 11 марта 1992 г. N 2487-I (с изменениями от 10 января 2003 г.)

·Закон РФ от 18 апреля 1991 г. N 1026-I «О милиции» (с изменениями от 7 июля 2003 г.).

·Трудовой кодекс РФ. Официальный текст. — М.: ИКФ Омега-Л, 2002. — 176 с. — (Российская правовая библиотека.)

·Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов».

·Постановление Правительства РФ от 14 августа 1992 г. N 589 «Об утверждении Положения о вневедомственной охране при органах внутренних дел РФ».

·Инструкция ЦБР от 27 февраля 1995 г. N 27 «О порядке организации работы обменных пунктов на территории РФ, совершения и учета валютно-обменных операций уполномоченными банками» (с изм. и доп. от 28 сентября 1999 г.)

·Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг» (с изм. и доп. от 17 апреля 2001 г.)

·Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ»

·Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N10.

·Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

·Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова и др.; Отв. ред. А.И. Рарог. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. — 640 с.

·Тер-Акопов А.А. Бездействие как форма преступного поведения. — М.: Юрид. лит., 1980. — 152 с.

·Популярный юридический энциклопедический словарь/Редкол.: О.Е. Кутафин, Н.Л. Туманова, И.В. Шмаров и др. — М.: Большая Российская энциклопедия, РИПОЛ КЛАССИК, 2002. — 800 с.

·Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслов. — М.: Юрист, 1996. — 512 с.

·Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая Т. 1. М.: Наука, 1994. — 380 с.

·Новое уголовное право России. Учебное пособие. Общая часть. М.: Зерцало — Теис, 1996.

·Уголовное право. Общая часть. М.: НОРМА-Инфра-М, 1997. С. 270.

·Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении (под ред. д.ю.н., профессора Н.Ф.Кузнецовой, к.ю.н., доцента И.М.Тяжковой) — М.: ИКД «Зерцало-М», 2002 (СПС «ГАРАНТ»).

·Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961.

·Уголовное право. Общая часть. М.: Манускрипт, 1992.

·Бабий Н.А. Уголовное право Республики Беларусь. Общая часть. Конспект лекций. Минск, 2000.

·Российское уголовное право. Общая часть. М.: Спарк, 1997. — 457 с.

·Дурманов Н.Д. Понятие преступления. М. — Л.: Изд-во АН СССР, 1948. — 311 с.

·Уголовное право. Общая часть М.: Мос. ин-т МВД России, 1997.

·Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступления. М.: Изд-во МГУ, 1984. — 181 с.

·Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М.: Госюриздат, 1960. — 243 с.

·Еникеев М.И., Кочетков О.Л. Общая социальная и юридическая психология. Краткий энциклопедический словарь. М., 1997. — 448 с.

·Иванов Н.Г. Модельный уголовный кодекс. М., 2003.