Обеспечение прав и законных интересов личности при производстве следственных действий

Курсовая работа

Российская Федерация в статье 1 Конституции РФ провозгласила себя демократическим правовым государством. А согласно Всеобщей декларации прав человека демократия, развитие и уважение к правам человека и основным свободам являются взаимозависимыми и взаимоукрепляющими. Процесс поощрения и защиты прав человека и основных свобод на национальном и международном уровнях должен носить универсальный характер и осуществляться без каких-либо условий.

В сфере уголовного судопроизводства человек должен быть наделен таким объемом прав, который позволил бы ему защититься от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения и ограничения его прав и свобод, как того требует статья 6 УПК РФ Российской Федерации, определяющая назначение всего уголовного судопроизводства.

Не случайно именно в главе 2 УПК РФ Российской Федерации «Принципы уголовного судопроизводства» назначением уголовного процесса признаны защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6).

Непреходящее значение соблюдения прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве выражается, в частности, в том, что основные из них, а потому получившие закрепление в Конституции Российской Федерации и международно-правовых актах, послужили источником происхождения (формирования) уголовно-процессуальных принципов.

Взяв за основу указанные положения, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации указал на исключительно правозащитное назначение российского уголовного судопроизводства (ст. 6).

Вместе с тем именно в рамках производства по уголовным делам происходит наиболее острое вторжение в область частной жизни человека. Меры процессуального принуждения, а также следственные действия, ограничивающие конституционные права граждан, представляют собой формы наиболее острого и болезненного стеснения государством сферы частной жизни человека по сравнению с другими видами государственно-властного воздействия.

Указанное положение порождает проблему обеспечения правомерности и соразмерности такого ограничения и возможности использования прав в объеме, не подлежащем ограничению. Под этим углом зрения представляет значительный интерес анализ проблематики обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и, прежде всего, обеспечения прав подозреваемого.

В отечественной юридической науке вопросам обеспечения прав подозреваемого при производстве дознания и предварительного следствия посвящены труды таких ученых, как А.Д. Бойков, Б.Б. Булатов, М.Г. Гайдышева, Л.И. Герасимова, В.Н. Григорьев, О.С. Гречишникова, Э.П. Григонис, Е.В. Гусельникова, А.П. Гуляев, М.П. Давыдов, Л.И. Даньшина, СП. Ефимичев, О.А. Зайцев, 3.3. Зинатулин, Л.М. Карнеева, Н.И. Капинус, К.Б. Калиновский, В. Лупинская, В.М. Михайлов, И.Л. Петрухин, В.М. М.С. Строгович, С. А. Шейфер и др.

4 стр., 1763 слов

Процессуальное положение обвиняемого в уголовном судопроизводстве ...

... Б Процессуальное положение обвиняемого в суде первой инстанции и состязательность судопроизводства // Адвокатская практика - 2003 - № 3 - С. 22-24 26. Лебедев Н.Ю. Несовершенство процедуры частичной реабилитации в уголовном ... 2014 г. // Бюл. Европейского Суда по правам человека. - 2014. - № 8. - С. 22-24. 64. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2015 № 29 «О практике ...

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в связи с обеспечением прав и законных интересов подозреваемого при производстве предварительного расследования.

Предмет работы образуют генезис и современное состояние нормативного регулирования обеспечения прав подозреваемого при производстве предварительного расследования.

Целью курсовой работы является комплексное изучение проблем обеспечения прав и законных интересов подозреваемого при производстве предварительного расследования.

Основными задачами работы являются: системный анализ норм уголовно-процессуального закона, который дает основание для вывода о том, что производство значительной части следственных действий сопряжено с существенным ограничением личных прав граждан. В связи с этим не теряет актуальности вопрос, касающийся допустимости принуждения и его пределов применительно к участникам следственных действий.

Методологическую базу курсовой работы составили: всеобщий метод познания — материалистическая диалектика.

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция РФ, международные правовые акты, действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, постановления Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ, а также другие законодательные и нормативные акты, имеющие отношение к исследуемой проблематике.

Глава I. ОСНОВЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРИНЦИПА ОХРАНЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

1 Права и свободы человека и гражданина как объекты правовой охраны в российском уголовном судопроизводстве

В рамках исследуемой проблемы особый интерес вызывают понятия «защита» и «охрана», анализ которых позволит нам глубже понять особенности защиты прав и интересов обвиняемого (подозреваемого) в уголовном судопроизводстве. Законодатель зачастую использует указанные термины либо как равнозначные понятия, либо как общее и частное, причем «защита» понимается как часть или цель «охраны» и наоборот.

Понятия «охрана», «защита», «юридическая помощь», «оборона», «устранение опасности» являются синонимами, эта позиция наиболее распространена в уголовно-процессуальной теории.

Гражданские (личные) права определяют свободу человека в личной жизни, его юридическую защищенность от какого-либо незаконного вмешательства. Цель этих прав состоит в охране и защите частной сферы, в которой выражается индивидуальность и личностное своеобразие человека.

Гражданские права и свободы ограждают автономность личности, неотчуждаемы и принадлежат каждому человеку независимо от гражданства. В соответствии с Конституцией Российской Федерации к ним относятся: право на жизнь (ст. 20); право на охрану государством достоинства личности (ст. 21); право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22); право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч.1 ст. 23 и ч. 1 ст. 24); право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч. 2 ст. 23); право на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы (ч. 2 ст. 24); право на неприкосновенность жилища (ст. 25); право на определение и указание своей национальной принадлежности (ч. 1 ст. 26); право на пользование родным языком (ч. 2 ст. 26); право свободно передвигаться, выбирать место жительства и проживания, выезжать за пределы Российской Федерации (ст. 27); свобода совести и вероисповедания (ст. 28); свобода мысли и слова (ч. 1 ст. 29); право свободно иметь, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч.4 ст. 29) .

6 стр., 2825 слов

Международное гуманитарное право. Защита жертв вооруженных конфликтов

... 3. Следует напомнить, что умышленное лишение военнопленного или иного покровительствуемого лица права на беспристрастное и нормальное судопроизводство представляет собой серьезное нарушение и военное ... гражданами которого они являются. Следует также отметить, что право прав человека традиционно предусматривает гарантии защиты человека от неправомерных действий официальных властей и должностных ...

В уголовном судопроизводстве обвиняемый (подозреваемый) поставлен в особые условия: с одной стороны, в силу презумпции невиновности, он считается невиновным, пока его виновность не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором. С другой стороны, имеющиеся основания полагать, что именно он совершил преступное деяние, предопределяют применение к нему мер процессуального принуждения и органы расследования в силу требований ст. 21 УПК РФ обязаны осуществлять уголовное преследование.

Указанный факт вызывает необходимость в изменении содержательной стороны защиты прав обвиняемого, что предопределяет включение в понятие «защита прав» в уголовном судопроизводстве:

собственно защиту прав — деятельность, направленную на восстановление нарушенных прав и

охрану — деятельность, направленную на обеспечение (реализацию) прав и интересов обвиняемого (подозреваемого), направленную на будущее, ее основная задача — не допустить правонарушение, устранить преграды для реализации правомочия, т. е. профилактико-предупредительная деятельность.

Столь широкая трактовка защиты права применима только к содержанию защиты прав обвиняемого и подозреваемого. Защита прав потерпевшего, гражданского истца — это государственно-принудительная деятельность, направленная на осуществление восстановительных задач — на восстановление нарушенных преступным деянием прав и обеспечение юридических обязанностей.

Провозглашенные государством права и свободы всегда означают определенную возможность лица поступать так или иначе. Отсюда «возможность» есть тот исходный конструктивный элемент, который дает первоначальное представление о субъективных правах как объекте защиты.

В теории уголовного процесса в содержание субъективного права традиционно включают:

  • а) возможность пользоваться определенным социальным благом;
  • б) полномочие совершать определенные действия и требовать соответствующих действий от других лиц; в) свободу поведения, поступков в границах, установленных нормой права.

«Субъективное право наделяет лицо двоякой возможностью: правом на свои и на чужие действия, что гарантирует ему осуществимость своего права».

Субъективному праву корреспондирует юридическая обязанность — мера должного поведения, на котором настаивает государство, выражая при этом господствующую волю, воплощенную в объективном и субъективном праве. Наиболее ощутима связь субъективных прав и юридических обязанностей тогда, когда само использование субъективного права зависит от активных действий обязанных лиц, когда образуются правоотношения.

4 стр., 1702 слов

Назначение уголовного судопроизводства

... прав и свобод человека и гражданина, действующий уголовно-процессуальный закон закрепил приоритетное правозащитное назначение российского уголовного судопроизводства. В настоящее время российское уголовное судопроизводство рассматривается в качестве средства защиты от любых форм посягательств на права ...

Возникает вопрос о возможности обязанности субъекта уголовно-процессуальных отношений быть объектом защиты. Полагаем, что объектом защиты будет не сама юридическая обязанность, а строгое соблюдение закона при осуществлении юридических обязанностей, то есть ее надлежащее выполнение.

Традиционно объектом защиты являются не только субъективные права, но и законные интересы участников уголовного процесса.

Согласно уголовно-процессуальному законодательству защита прав участников уголовного процесса стала назначением уголовного судопроизводства. Ч. 1 ст. 6 УПК РФ провозглашает: «Уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

  • защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;
  • защиту личности от незаконного и от необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод».

1.2 Содержание принципа охраны прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве, его место в системе принципов российского уголовного процесса

Создание условий для реализации прав и свобод человека и эффективного механизма их защиты приобретает особое значение в уголовном судопроизводстве, где права личности затрагиваются наиболее ощутимо. Так, при производстве по уголовному делу в случаях и пределах, установленных законом, допускается ограничение права на личную неприкосновенность (например, при задержании, заключении под стражу), неприкосновенность жилища (при производстве обыска в жилище), свободы передвижения, выбора места пребывания и жительства (при домашнем аресте, подписке о невыезде, приводе), права частной собственности (при наложении ареста на имущество) и некоторых других прав и свобод.

Нарушение прав и свобод личности может повлечь тяжелые, иногда невосполнимые последствия.

Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина тесно связан с другими принципами уголовного судопроизводства. Можно говорить о том, что такие принципы, как уважение чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ), неприкосновенность личности (ст. 10 УПК РФ), неприкосновенность жилища (ст. 12 УПК РФ), тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 13 УПК РФ), являются частными проявлениями рассматриваемого принципа. Без соблюдения и защиты конкретных прав и свобод человека и гражданина невозможна реализация принципов презумпции невиновности (ст. 14), обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ), правил о языке судопроизводства (ст. 18 УПК РФ).

Объектом охраны являются права и свободы личности, закрепленные Конституцией РФ и конкретизированные уголовно-процессуальным законом главным образом с учетом процессуального положения лица и выполняемой им функции.

Так, право на получение квалифицированной юридической помощи гарантировано каждому ч. 1 ст. 48 Конституции РФ. Одним из его проявлений является закрепленное в ч. 2 ст. 48 Конституции РФ право пользоваться помощью адвоката (защитника).

УПК РФ устанавливает особенности реализации этого права различными участниками уголовного судопроизводства. Например, участие в деле адвоката, приглашенного свидетелем, ограничивается правом присутствовать только при допросе свидетеля (п. 6 ч. 4 ст. 56, ч. 5 ст. 189 УПК РФ), в то время как защитник подозреваемого и обвиняемого вправе участвовать в любых следственных действиях, проводимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по их ходатайству или ходатайству самого защитника (п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).

6 стр., 2595 слов

Право как мера свободы личности

... гражданам. Объектом настоящего исследования выступает право с точки зрения явления и меры свободы личности. Предметом данной курсовой является свобода личности. При написании работы автором были использованы работы таких авторов как С.С. Алексеева, М.В. Баглая, ...

В то же время всем лицам независимо от их процессуального положения в равной степени обеспечиваются такие элементы права на получение квалифицированной юридической помощи, как возможность получения консультаций по правовым вопросам (п. 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, п. 1 ч. 2 ст. 2, ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), конфиденциальность сведений, доверенных адвокату в связи с выполнением последним своих профессиональных функций (адвокатская тайна) и др.

Установление особенностей реализации прав и свобод личности может быть обусловлено не только процессуальным положением лица, но и другими факторами:

  • возрастом (закон устанавливает особенности производства по делам с участием несовершеннолетних — гл. 50, ч. 2 ст. 45, ст. 48 и др. УПК РФ);
  • состоянием здоровья (например, больные, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания, не подвергаются приводу — ч. 6 ст. 113 УПК РФ);
  • определенным статусом лица: закон устанавливает особенности производства по уголовным делам в отношении членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, судей, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и некоторых других категорий лиц (гл. 52 УПК РФ);

— исполнением лицом обязанностей священнослужителя в религиозных организациях: священнослужители не подлежат допросу в качестве свидетелей об обстоятельствах, ставших им известными из исповеди (п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, ч. 7 ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях»), они исключаются из списков присяжных заседателей по их письменному заявлению и др.

Охране подлежат права и свободы не только участников уголовного судопроизводства, но и иных лиц, чьи права и свободы затрагиваются в связи с производством по уголовному делу.

Например, право обжалования действия (бездействия) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда должно быть обеспечено любому лицу в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы (ст. 46 Конституции РФ, ст. 123 УПК РФ).

Закон не относит к участникам уголовного судопроизводства лицо, сделавшее заявление о преступлении. Однако ему как заявителю должно быть сообщено о решении, принятом по результатам рассмотрения сообщения о преступлении, и разъяснено право обжаловать данное решение (ч. 1 ст. 125, ч. 2 ст. 145, ч. 4 ст. 148 УПК РФ).

Лицу, в квартире которого производится обыск или выемка, независимо от того, является ли оно участником уголовного судопроизводства, вручается копия постановления о производстве обыска (выемки) (приложения 36, 37 к УПК РФ) и обеспечивается возможность обжаловать законность и обоснованность произведенного следственного действия. С разрешения следователя при обыске может присутствовать адвокат того лица, в помещении которого производится обыск (ч. 11 ст. 182 УПК РФ).

При наличии у лица, находящегося под стражей, несовершеннолетних детей, других иждивенцев, а также престарелых родителей, нуждающихся в постороннем уходе, указанные лица передаются на попечение близких родственников, родственников или других лиц либо помещаются в детские или социальные учреждения (ч. 1 ст. 160, ч. 1 ст. 313 УПК РФ).

24 стр., 11579 слов

Основные права и обязанности обвиняемого

... личности, так и интересам общества в целом. Только при условий гарантированности прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе и прежде всего обвиняемого, возможно выполнение задач уголовного судопроизводства. ... защитника. Законом гарантированы права потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и иных субъектов процесса (свидетелей, экспертов, специалистов, понятых, ...

В уголовном судопроизводстве обязанность по охране прав и свобод личности возложена на должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу.

Суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны:

разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и

обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч. 1 ст. 11 УПК РФ).

Это общее правило конкретизируется во многих положениях УПК РФ. Например, обязанность разъяснять участникам судопроизводства их права, обязанности и ответственность закреплена в ч. 2 ст. 26, ч. 3 ст. 28, п. 11 ч. 4 ст. 44, ч. 3 ст. 101, ч. 3 ст. 103, ч. 3. ст. 104, ст. 105, ч. 3 ст. 106, ч. 5 ст. 108, ч. 2 ст. 112, ч. 4 ст. 125 и др. УПК РФ, обязанность обеспечить возможность осуществления конкретных прав участников процесса предусмотрена ч. 3 ст. 16, ч. 2 ст. 18, ч. 2 ст. 50, ч. 3 ст. 51, ч. ч. 1 и 2 ст. 160, ч. 9 ст. 166, ч. 6 ст. 172, ч. 8 ст. 193 и др. УПК РФ.

Закон предусматривает повторное ознакомление участников процесса с их правами и обязанностями и в последующем, при производстве отдельных процессуальных действий. Например, прокурор, следователь, дознаватель разъясняют обвиняемому его права не только при первом допросе, но и повторно — при каждом последующем допросе, проводящемся без участия защитника (ч. 6 ст. 47 УПК РФ, приложения 94, 95 к УПК РФ), а также при производстве любого следственного действия с участием обвиняемого (ч. 5 ст. 164 УПК РФ).

В судебном заседании председательствующий вновь разъясняет подсудимому его права, обязанности и порядок их осуществления (ч. 2 ст. 243, ст. 267 УПК РФ).

Запись (отметка) о разъяснении лицу его прав, обязанностей и ответственности, как правило, удостоверяемая подписью этого лица, должна содержаться в соответствующих процессуальных документах (чаще всего в протоколах следственных и судебных действий).

Неразъяснение уполномоченными должностными лицами участникам уголовного судопроизводства их прав, обязанностей и ответственности, а равно необеспечение возможности осуществления этих прав является нарушением закона, влекущим установленные процессуальные последствия. Так, согласно ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (право лица не давать показания против себя и своих близких родственников называется свидетельским иммунитетом (п. 40 ст. 5 УПК РФ)).

Если подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, свидетелю перед началом допроса не было разъяснено указанное конституционное положение, показания этих лиц должны признаваться полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого) (ч. 1 ст. 75).

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2001 г. №6 -П «По делу о проверке конституционности статьи 265 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.А. Шевякова» дана правовая позиция, в соответствии с которой право не свидетельствовать против самого себя (ст. 51 Конституции РФ) должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства и это конституционное право предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от представления органам дознания и следователю других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления. Доказательства же, которые получены от него принудительно, не могут быть положены, как следует из статей 49 ч. 2, 50 ч. 2 и 51 ч. 1 Конституции РФ, в основу выводов и решений по уголовному делу.

4 стр., 1641 слов

Уголовно-процессуальные функции и их виды

... судопроизводства в отдельные группы, определяют содержание их правового статуса, разграничивают в процессуальной деятельности противоречивые интересы и направляют их на достижение общих целей и задач уголовного ... на обвиняемого. Защитник, правомочия которого производны от прав и обязанностей обвиняемого (подозреваемого), не обязан этого делать, а деятельность направлена на оказание ему (обвиняемому, ...

В то же время в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу (ч. 2 ст. 11, п. 3 ч. 2 ст. 42, п. 7 ч. 4 ст. 44, п. 4 ч. 2 ст. 54, п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ).

Соблюдение и защита прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве обеспечиваются комплексом процессуально-правовых гарантий.

Конкретные гарантии устанавливаются в законе применительно к стадиям процесса и правам участников судопроизводства.

УПК РФ предусмотрел ряд ранее не известных российскому уголовному судопроизводству гарантий прав и свобод личности.

В ч. 3 ст. 11 УПК РФ предусмотрено применение процессуальных мер безопасности для защиты прав потерпевших, свидетелей и иных лиц от возможных посягательств со стороны обвиняемого и его окружения.

Государственной защите в соответствии с Законом подлежат потерпевший, свидетель, частный обвинитель, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, их защитник и законный представитель, а также лицо, в отношении которого уголовное дело или уголовное преследование было прекращено, эксперт, специалист, переводчик, педагог, психолог, приглашенные для участия в уголовном судопроизводстве.

Решение об осуществлении государственной защиты принимают суд (судья), прокурор, начальник органа дознания или следователь. Государственная защита осуществляется под прокурорским надзором и ведомственным контролем. Применение мер безопасности не должно ущемлять жилищные, трудовые, пенсионные и иные права граждан.

Органами, обеспечивающими государственную защиту, являются: 1) органы, принимающие решение об осуществлении государственной защиты; 2) органы, осуществляющие меры безопасности; 3) органы, осуществляющие социальную защиту.

В отношении защищаемого могут быть применены следующие меры безопасности: личная охрана, охрана жилища и имущества, выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице; переселение на другое место жительства, замена документов, изменение места работы (учебы) и др. (ст. 6 Закона).

Кроме указанных мер государственной защиты суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные в УПК РФ.

При наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц следующие процессуальные меры безопасности (ч. 3 ст. 11 УПК РФ):

4 стр., 1576 слов

Использование следов транспортных средств в уголовном судопроизводстве

... темы. Степень разработанности темы курсового исследования выражена в том, что проблеме использования следов транспортных средств в уголовном судопроизводстве посвятили свои труды такие ученые, как Аверьянова Т.В., Балашов Д.Н., Белкин ...

  • избрание обвиняемому меры пресечения при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый может угрожать свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства (п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК РФ);
  • осуществление контроля и записи телефонных и иных переговоров потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц по письменному заявлению этих лиц на основании судебного решения (ч. 2 ст. 186 УПК РФ);
  • проведение предъявления лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193 УПК РФ, приложение 65 к УПК РФ);
  • проведение закрытого судебного разбирательства полностью или частично (п.

4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ).

В вопросе права обвиняемого на вызов и допрос свидетелей российское законодательство соответствует требованиям пп. «e» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и пп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод о том, что каждый обвиняемый должен иметь право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него.

Международное право, как и российское законодательство, исходит из того, что использование в доказывании показаний лиц, сведения о которых засекречены, не нарушает указанное право обвиняемого на вызов и допрос свидетелей при соблюдении определенных условий.

Так, Европейский суд по правам человека при отрицательном в целом отношении к анонимным свидетелям, в исключительных случаях допускает такую возможность, но требует, чтобы это не наносило ущерба и не было несовместимым с правами обвиняемого и проведением справедливого и беспристрастного судебного разбирательства: если сохраняется анонимность свидетелей обвинения, защита сталкивается с такими трудностями, которых при рассмотрении уголовных дел обычно быть не должно; соответственно, в таких случаях п. п. 1 и 3(d) ст. 6 Конвенции требуют, чтобы эти трудности защиты в достаточной мере уравновешивались судебной процедурой. Обвинительный приговор во всяком случае не должен основываться единственно и в решающей степени на анонимных утверждениях.

Так, нарушение права обвиняемого допрашивать свидетелей (ст. 6 п. 3(d) Конвенции о защите прав человека и основных свобод) было установлено по делу Костовски против Нидерландов от 20 ноября 1989 г. (Серия А., т. 166).

Обвинительный приговор национального суда в отношении К. был основан на показаниях двух анонимных свидетелей, не допрошенных в судебном заседании. Суд лишь огласил протоколы их допросов, произведенных полицией в досудебном производстве. Поскольку судьи не видели свидетелей и не могли составить собственное представление о достоверности их показаний, а защита, не зная личностей свидетелей, не могла доказать, что он (или она) был предвзят, враждебен или неправдив, Европейский суд установил нарушение прав обвиняемого.

4 стр., 1821 слов

Прокурор в уголовном судопроизводстве при проверке правосудности ...

... всех направлений деятельности прокурора, входящих в механизм уголовного преследования; б) обоснование необходимости сочетания интересов законности и уголовного преследования, с обеспечением соблюдения прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве; в) обоснование необходимости ...

Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ).

Для соблюдения баланса интересов различных участников уголовного судопроизводства закон устанавливает процессуальные гарантии. Например, чтобы меры безопасности в отношении свидетелей и потерпевших не нарушали интересов обвиняемого, УПК РФ наделяет суд правом предоставить сторонам возможность ознакомиться с подлинными сведениями о лице, дающем показания, если это необходимо для осуществления защиты подсудимого либо установления каких-либо существенных для рассмотрения дела обстоятельств (ч. 6 ст. 278 УПК РФ).

В соответствии со ст. 2, ч. 1 ст. 45 и ст. 53 Конституции РФ государство обязано признавать, соблюдать и защищать права и свободы, создавая при этом эффективные правовые механизмы устранения любых нарушений, в том числе допущенных его органами и должностными лицами при осуществлении уголовного судопроизводства.

Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению (ч. 4 ст. 11 УПК РФ).

Основания и порядок возмещения вреда установлены гл. 18 УПК РФ, регулирующей институт реабилитации.

Сказанное позволяет сделать вывод, что в уголовном судопроизводстве защита прав обвиняемого — это деятельность, направленная на обеспечение (реализацию) и восстановление прав и интересов обвиняемого (подозреваемого), защита иных участников процесса — это деятельность, направленная на восстановление нарушенного права и обеспечение юридических обязанностей.

Глава II. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ЛИЧНОСТИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

2.1 Допустимость принуждения при производстве следственных действий

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на личную неприкосновенность, допуская ограничение этого права федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55).

Руководствуясь данной конституционной нормой, законодатель с целью защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, предусмотрел возможность производства следственных действий и применения мер принуждения, связанных с ограничением права граждан на личную неприкосновенность.

Следующая за возбуждением уголовного дела стадия в российском уголовном судопроизводстве называется предварительным расследованием. Уголовно-процессуальная деятельность на этой стадии подчинена решению следующих задач: путем производства следственных действий по собиранию доказательств раскрыть преступление; объективно установить фактические обстоятельства дела, сформулировать и обосновать обвинение, обеспечив надлежащие условия защиты от него; создать предпосылки для привлечения виновного к уголовной ответственности; обеспечить возмещение причиненного преступлением ущерба, а также выяснить условия, способствовавшие совершению преступления, приняв меры по их устранению; подготовить материалы уголовного дела к судебному разбирательству.

При наличии предусмотренных законом оснований эта деятельность может закончиться и прекращением уголовного дела с реабилитацией невиновного. Предварительным такое расследование называется потому, что оно ведется до суда и для суда. Однако, являясь предварительным, расследование не теряет от этого своего важного значения. Это отнюдь не означает, что орган расследования по результатам своей работы по уголовному делу может ограничиться приблизительными, недостоверными, мнимыми выводами. Предварительное расследование должно быть таким, чтобы у суда были все возможности правильно разрешить уголовное дело, вынести законный, обоснованный, мотивированный и справедливый приговор.

Стадию предварительного расследования в обязательном порядке проходят почти все уголовные дела (исключение составляют дела частного обвинения).

Как и любая другая, названная стадия уголовного судопроизводства имеет не только свои собственные задачи, но и свое специфическое содержание, свое начало и окончание, особый круг участников уголовно-процессуальной деятельности и завершается особым уголовно-процессуальным документом.

Она начинается с момента возбуждения и принятия уголовного дела к производству конкретным органом расследования, а заканчивается, когда будут установлены основания для составления обвинительного заключения или обвинительного акта либо постановления о прекращении уголовного дела. Ее основное содержание заключается в собирании, проверке и оценке доказательств, иначе говоря, в уголовно-процессуальном доказывании, составляющем стержень любого уголовного дела.

Доказывание по уголовному делу связано с применением мер процессуального принуждения. На стадии предварительного расследования неизбежны задержания, аресты, обыски и выемки, наложение ареста на имущество и другие меры государственного принуждения, применяемые в целях достижения задач, стоящих перед этой стадией и перед уголовным процессом в целом. Здесь предельно широк круг участников уголовно-процессуальных отношений.

Именно на стадии предварительного расследования появляются центральные фигуры — подозреваемый и обвиняемый, вокруг которых концентрируется главная обвинительная версия, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, свидетели, эксперты и другие участники, как имеющие в деле собственный интерес, так и не имеющие такового.

Предварительное расследование имеет важное юридическое значение: результаты уголовно-процессуальной деятельности на этой стадии являются необходимыми условиями осуществления правосудия по конкретному уголовному делу и реализации установленной законом уголовной ответственности или же реабилитации невиновного.

Предварительное расследование как важнейшая стадия уголовного судопроизводства имеет существенное значение для воспитания гражданского правосознания. Ее успешное завершение, будь то раскрытие преступления, привлечение виновных к законной ответственности и направление уголовного дела в суд или же прекращение дела с реабилитацией невиновного, убеждают общество в неотвратимости ответственности за совершенное преступление и в объективности досудебного производства. И наоборот, бессилие предварительного следствия, его неспособность справиться с поставленными задачами, длительное и бесплодное производство с содержанием обвиняемого под стражей порождает ощущение, что такое следствие ведется не для суда, а само по себе и ради того, чтобы сломать человека внесудебной репрессией.

Важно отметить, что деятельность следователя при собирании доказательств подлежит строгому правовому регулированию.

Следователь, собирающий доказательства, обвиняемый, потерпевший, свидетели, передающие фактические данные, эксперты, специалисты, понятые, способствующие получению доказательств — это субъекты права, а их действия представляют собой осуществление права или исполнение обязанности, т.е. образуют правоотношения.

Следственное действие представляет собой систему взаимосвязанных процессуальных, тактических и технических приемов, которые в своей совокупности образуют правоотношения между следователем и участниками уголовного процесса.

Положения, касающиеся способов собирания доказательств, подлежат детальной регламентации в УПК РФ. Они должны представлять собой систему правил поведения следователя и других участников уголовного судопроизводства в процессе собирания доказательств. Так, в главах 22, 24, 25, 26, 27 УПК РФ содержатся нормы, регламентирующие как общие правила производства следственных действий, так и нормы, касающиеся условий производства каждого следственного действия в отдельности.

2.2 Правовые гарантии, вытекающие из уголовно-процессуального закона

Собранные доказательства признаются допустимыми, если будет законным и обоснованным решение следователя (в данном случае, говоря о следователе, необходимо иметь в виду так же дознавателя и любое другое лицо, уполномоченное на проведение следственных действий) о производстве следственных действий.

Правовыми гарантиями, вытекающими из уголовно-процессуального закона, направленными на обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства служит то, что следователь должен:

  • определить процессуальное положение лица, чьи интересы затрагиваются или ограничиваются, приняв соответствующее процессуально оформленное решение;
  • проинформировать лицо об этом и разъяснить процессуальные права и обязанности.

К средствам обеспечения прав человека при производстве следственных действий, перечисленных в ч. 2 ст. 29 УПК РФ, следует отнести правомерные действия следователя.

В юридической литературе существуют две основные позиции относительно обоснованности производства следственных действий. Так, некоторые ученые (В.М. Корнуков, В.Г. Глебов, Н.А. Якубович, Л.В. Батищев, Н.В. Радутная, Г.И. Пичкалева) высказывают мнение, что в уголовном судопроизводстве имеет место равное наделение всех участников процесса правом на неприкосновенность личности, жилища, тайну переписки, телефонных и иных переговоров.

В.В. Кальницкий полагает, что уровень обоснованности следственного действия напрямую зависит от процессуального положения участника уголовного процесса, в отношении которого проводится следственное действие.

Схожую позицию высказывал ранее и И.Л. Петрухин, законодатель неодинаково подходит к ограничению прав различных участников уголовного судопроизводства. Так, в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством личный обыск может быть произведен только в отношении подозреваемого или обвиняемого.

Одним из приоритетных направлений совершенствования уголовно-процессуального законодательства и практики его применения является обеспечение реализации права на неприкосновенность жилища, закрепленного в ст. 25 Конституции Российской Федерации. Обязательным условием правомерности ограничения этого права в уголовном судопроизводстве является наличие на то достаточных фактических и процессуальных оснований.

Закон предусматривает дополнительные гарантии- соблюдения прав граждан при производстве осмотра, обыска и выемки, в жилище. Вместе с тем на практике возникает необходимость производства в жилище.и других следственных действий, но УПК РФ не предусматривает специальных гарантий обеспечения права на неприкосновенность жилища в этих случаях.

В уголовно-процессуальном праве содержание неприкосновенности жилища заключается в защищенности лица от незаконного и произвольного проникновения (открытого или тайного) в его жилище, вопреки его воле со стороны должностных лиц, осуществляющих следственные и иные процессуальные действия и применяющих меры уголовно-процессуального принуждения.

Под проникновением в жилище в досудебных стадиях уголовного процесса понимается законное и обоснованное вхождение (вторжение) должностных лиц, осуществляющих расследование, в жилище с целью производства следственных и иных процессуальных действий и применения мер уголовно-процессуального принуждения.

Право на неприкосновенность жилища является составной частью права на неприкосновенность частной жизни, принадлежащему человеку, независимо от его местопребывания и возникает из фактического обладания помещением. Таким образом, ограничение права на неприкосновенность жилища в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают должно осуществляться только с их согласия или с соблюдением процедур, закрепленных в федеральном законодательстве.

В уголовно-процессуальном праве содержание неприкосновенности жилища заключается в защищенности лица от незаконного и произвольного проникновения (открытого или тайного) в его жилище, вопреки его воле, со стороны должностных лиц, осуществляющих следственные и иные процессуальные действия и применяющих меры уголовно-процессуального принуждения.

право свобода человек гражданин

Глава III. ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА, ИХ БЛИЗКИХ РОДСТВЕННИКОВ

Одним из важнейших правовых институтов в области уголовного судопроизводства, являются нормы законодательства, регулирующего вопросы государственной защиты свидетелей, потерпевших и иных лиц в уголовном процессе.

Развитие уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации на современном этапе характеризуется в первую очередь усилением внимания к личности, ее правам, свободам и законным интересам, что отражено и в назначении уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ).

В этой связи с особой остротой встает вопрос о действенном механизме реализации в уголовном процессе основополагающих норм, стоящих на защите прав потерпевших от преступлений, а также о защите личности от незаконного и необоснованного обвинения и ограничения ее прав и свобод.

Проблема гарантий прав участников уголовного судопроизводства находится в неразрывной связи с положением личности в государстве. Гарантированность прав и свобод означает в то же время и гарантированность основ правового статуса личности в целом.

Процессуальные гарантии — это прежде всего гарантии правосудия, гарантии достижения судом и органами предварительного расследования стоящих перед ними целей, гарантии осуществления задач уголовного судопроизводства. В таком понимании, по мнению М. С. Строговича, можно говорить о процессуальных гарантиях в широком смысле. Они включают в себя и гарантии прав и интересов участвующих в уголовном судопроизводстве лиц, в том числе гарантии для тех, которые привлекаются к уголовной ответственности, иначе — процессуальные гарантии в узком смысле.

Право личности и законный интерес личности — категории нетождественные. Но права гражданина выражают его законные интересы, служат их защите. Поэтому вполне правомерно постановка вопроса о процессуальных гарантиях прав и законных интересов граждан, участвующих в процессе, как особого вида процессуальных гарантий правосудия.

По своим целям уголовно-процессуальные гарантии прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, являются демократическими гарантиями и служат задачам правосудия. При этом необходимо отметить, что «система процессуальных прав и гарантий личности в уголовном процессе имеет целью обеспечить не всякий, а только законный интерес участника уголовного судопроизводства, то есть такой интерес, который соответствует задаче познания компетентными органами государства объективной истины, изобличению и справедливому наказанию виновных и только в меру их действительной вины».

Согласно ч. 3 ст. 11 УПК РФ при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные статьями 166 (частью девятой), 186 (частью второй), 193 (частью восьмой), 241 (пунктом 4 части второй) и 278 (частью пятой) настоящего Кодекса, а также иные меры безопасности, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

Из перечисленных норм уголовно-процессуального закона следует, что следователь и дознаватель при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности; при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления — на основании судебного решения; в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя, дознавателя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым; при рассмотрении уголовного дела в суде допускается закрытое судебное разбирательство, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц; при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства.

Положения уголовно-процессуального закона об обеспечении безопасности участников уголовного судопроизводства детализированы Федеральным законом от 20.08.2004 N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

личная охрана, охрана жилища и имущества;

  • выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности;
  • обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице;
  • переселение на другое место жительства;
  • замена документов;
  • изменение внешности;
  • изменение места работы (службы) или учебы;
  • временное помещение в безопасное место.

Основаниями применения мер безопасности являются данные о наличии реальной угрозы убийства защищаемого лица, насилия над ним, уничтожения или повреждения его имущества в связи с участием в уголовном судопроизводстве, установленные органом, принимающим решение об осуществлении государственной защиты.

Итогом всей предыдущей законотворческой деятельности стало введение в УПК РФ института обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства: свидетелей, потерпевших, иных участников уголовного процесса, а также их близких родственников, родственников и близких лиц.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В литературе рассматриваются два направления в проблематике производства следственных действий: принцип равенства юридической силы доказательств и защита прав человека в соответствии с международными стандартами.

Совершенствование уголовно-процессуального законодательства России, осуществляемое в рамках Концепции судебной реформы, в значительной степени сопряжено с повышением внимания к реализации гарантий прав личности, а также с расширением в этой связи полномочий суда в досудебном производстве, особенно при разрешении вопросов, связанных с ограничением конституционных прав и свобод граждан.

В статьях Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации получили реальное развитие конституционные положения о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Исполнение данного требования в сфере уголовного судопроизводства возложено на суд, прокурора и должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование.

Важность участия следователя в реализации назначения уголовного судопроизводства не подлежит сомнению. Процессуальная деятельность следователя, осуществляемая в рамках уголовного процесса, имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. При этом лица, вовлекаемые в уголовно-процессуальные отношения, должны быть гарантированы от необоснованного подозрения и обвинения в совершении преступления, неправомерного и противозаконного ограничения принадлежащих им прав и свобод.

В силу изложенных обстоятельств особую значимость приобретают полномочия следователя по производству следственных действий, выполняемых с разрешения суда, а также правоотношения, возникающие при производстве по уголовному делу между следователем и судом (судьей), их уголовно-правовая регламентация на досудебных стадиях.

Закрепляя основные права и свободы человека и гражданина, Конституция РФ не исключает возможности их ограничения, но допускает это только при соблюдении определенных условий, перечисленных либо непосредственно в конституционных нормах, либо в нормах уголовно-процессуального права. Эти ограничения не должны достигать такой степени, при которой они означали бы по существу отмену прав и свобод личности либо отказ от их признания.

Объективная необходимость личности человека криминалистическими методами и средствами">обеспечения прав и свобод личности при производстве осмотра в жилище при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, обыска или выемки в жилище, выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, наложения ареста на корреспонденцию, ее осмотра и выемки в учреждениях связи, контроля и записи телефонных и иных переговоров, обусловливается тем, что эти следственные действия существенно затрагивают личные права и интересы и могут привести к ограничению конституционных прав и свобод человека.

правильной представляется трактовка обеспечения всех прав и свобод как совокупности всех правовых средств и гарантий, с помощью которых осуществляется охрана прав и свобод каждого человека от безосновательного и произвольного ограничения в ходе производства следственных действий, указанных в ч. 2 ст. 29 УПК РФ, и возможность их отстаивания и защиты.

Конституционное обеспечение основных прав и свобод человека в данном случае осуществляется посредством соблюдения основных положений, которые закреплены в уголовно-процессуальном праве в виде конституционных принципов соответствующей деятельности, содержащихся в гл. 2 УПК РФ.

Анализируя уголовно-процессуальное законодательство и Конституцию РФ, можно выделить ряд прав и свобод, которые не подлежат ограничению ни при каких обстоятельствах.

Имеются в виду следующие положения: ничто не может служить основанием для умаления достоинства личности; никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию; каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи; при осуществлении уголовного судопроизводства не должны использоваться доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства

Обыск, выемка, наложение ареста на имущество, затрагивают наиболее существенные конституционные права граждан и, прежде всего, право на неприкосновенность личной жизни, в силу чего большинство международных договоров особо оговаривают условия исполнения этих процессуальных действий в порядке оказания взаимной правовой помощи.

Ограничение прав личности должно находиться под эффективным контролем судов, что предполагает: возможность применения ограничения по решению суда, возможность обжаловать ограничение в суде, действенный периодический контроль за необходимостью продолжения ограничения и процедуру отмены ограничения. Судебный контроль должен представлять собой эффективное правовое средство.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/kursovaya/zaschita-prav-obvinyaemogo-poterpevshego-svidetelya-v-ugolovnom-protsesse/

Нормативные акты

1. Всеобщая декларация прав человека. От 10 декабря 1948 г. В сб.: Международная защита прав и свобод человека: сборник документов. — М., 1990.

2.Конституция Российской Федерации (принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993) //Российская газета. — 1993. — 25 декабря.

3.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, принятый Федеральным законом от 18 декабря 2001г. N 174- ФЗ (ред. от 21.10.2013) // Российская газета. — 2001.- 22 декабря.

4.Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63 — ФЗ (ред. от 02.11.2013) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

.Федеральный закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 02.11.2013) «Об оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации.- 1995. — N 33. — Ст.4.

.Федеральный закон от 20.08.2004 N 119-ФЗ (ред. от 30.11.2011) «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» // Собрание законодательства РФ. — 2004. — N 34. — Ст. 3534.

.Федеральный закон от 31.05. 2002.№63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ред. от 02.07.2013) — Режим доступа: СПС «Консультант Плюс».

Судебная практика

8.Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч. 1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и Общества с ограниченной ответственностью «Моноком» // СЗ РФ. 1999. -N 14.- Ст. 1749.

.Решения Конституционного суда РФ по делам о проверке конституционности уголовного и уголовно-процессуального законодательства России. 2000 — 2012 г.г. — М., 2012.

.Судебная практика по уголовным делам 2-е изд., доп. / Под общей ред. Председателя Верховного Суда РФ, заслуженного юриста РФ, доктора юридических наук, профессора В.М. ЛЕБЕДЕВА. — М., 2011.- 443с.

Специальная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/kursovaya/zaschita-prav-obvinyaemogo-poterpevshego-svidetelya-v-ugolovnom-protsesse/

11.Алексеева Л.Б. Практика применения ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейского суда по правам человека // Право на справедливое правосудие и доступ к механизмам судебной защиты. -М., 2009. -С. 129 — 136.

12.Андреева О. И. Пределы ограничения прав личности в уголовном процессе // Вестн. Том. гос. ун-та. — 2012.- №358. — С.46-49.

.Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России. — М., 1997.- С. 222.

.Горбачева Е. В. Субъективные права обвиняемого (подозреваемого) как объект защиты в уголовном судопроизводстве // Сибирский Юридический Вестник. — 2009. — № 3.- С.32.

.Демирчян В.В. Пределы ограничения права на личную неприкосновенность при применении задержания в уголовном процессе // Российский следователь. — 2011.- № 9. — С.7-9.

.Дознание в ОВД: Учебное пособие / Сергеев А.Б.. — Челябинск.: Изд-во Челяб. юрид. ин-та МВД России, 2008.- С. 21.

.Зажицкий В.И. Какие изменения и дополнения целесообразно внести в правовой институт возбуждения уголовного дела // Материалы международной научно-практической конференции «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». — М. : Юрист, 2012.- С. 219-221.

.Зусь Л. Б. Механизм уголовно-процессуального регулирования. — Владивосток, 1976. — С.14.

.Либус И. Охрана прав личности в уголовном процессе. — Ташкент, 1975. — С. 4-5.

.Логанов И.И. Свобода личности. — М.: Мысль, 2012. — С. 158.

.Мирза Л.С. Доступ к правосудию (Уголовно-процессуальные аспекты) // В кн.: Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России / Под ред. И.Б. Михайловской. — М.: «Юрайт», 2012. — 366с.

.Невский С.А., Сычев Е.А. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений // Российский следователь. — 2009. № 9. — С.7-9.

.Овчинников Ю.Г. Понятие уголовно-процессуальных гарантий // Вестник Южно-уральского государственного университета. Серия: право. 2011.- № 19 (236).- С.42-45.

.Толкачев К.Б., Хабибулин А.Г. Органы внутренних дел в механизме обеспечения личных конституционных прав и свобод граждан. — Уфа, 1991.- С. 65-66.

.Уголовно-процессуальное право: Учебник / под ред.П.А. Лупинской. — 2-е изд. — М.: Юристъ, 2010. — 591с.

.Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности: Монография. — М.: Экзамен, 2012. — С. 15.

.Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Галузо. — М., 2008. — С. 188.