По педагогической конфликтологии : «Этика ненасилия»

Реферат

4. Проблема смертной казни: за и против, Заключение, Список использованной литературы

Основные ценности, которыми руководствуется каждое человеческое сообщество, так или иначе, основаны на духовных и моральных ценностях. Именно эти ценности поддерживают и санкционируют в самом общем виде некие социальные основы системы жизни, они отражают глубинные пласты историко-социальных условий существования человека, его сущностные потребности. Именно они воспитывают у людей убеждения и побуждения, получают идейное выражение в общих фиксированных представлениях и отражают целостную систему воззрений на социальную жизнь, содержащую в себе то или иное понимание сущности общества, истории, человека и его бытия.

Человечество всегда уделяло этим проблемам пристальное внимание. Лучшие умы и на Востоке и на Западе все глубже осознавали, каким опасным тормозом на пути всеобщего прогресса становились бездуховность, безнравственность, насилие и другие социально-этические явления, которые представляли собой источники угроз и опасностей человеческому сообществу. Они постоянно искали решения этих общих человеческих проблем. Со временем эти усилия привели к появлению целого научного и философского направления, которое заняло важное место в общем спектре научных дисциплин, занимающихся вопросами гуманитарного развития.

Изучение идеи ненасилия в истории культуры вызвано также необходимостью определения характера и тенденций социального и нравственного развития в конкретных исторических условиях, на основе которых идеи ненасилия и эволюционировали. Изучение этического наследия прошлого поможет определить новые способы диалога между очень разными культурными традициями. И человечество осознает, что необходимо научиться вести этот диалог, необходимо уметь менять систему координат, не считать свои собственные ценности и культуру абсолютными, научиться понимать друг друга.

Этика, касается нравственности, выражает нравственные убеждения, (ethos — привычка, обыкновение, нрав), это философская наука, объектом изучения которой является мораль, нравственность как форма общественного сознания, как одна из важнейших сторон жизнедеятельности человека, специфическое явление общественно-исторической жизни. Этика выясняет место морали в системе других социальных отношений, анализирует их природу и внутреннюю структуру, изучает происхождение и историческое развитие морали, теоретически обосновывает ту или иную ее систему.

3 стр., 1026 слов

Роль морали в современном мире

... в надёжности избранного ими пути и имеют возможностьпомогать людям в поисках истины. Несомненно, что философы подобной величины в истории человечества появляются не часто. К тому же cточки зрения научных кругов в реалиях современных мира ... высших ценностей – это раковая опухоль на теле морали”. В духеобоснованных утверждений классического разума Соммэр заявляет, что время высокой этики наступит ...

Фраза «этика ненасилия» воспринимается как тавтология и часто вызывает недоумение: «Возможна ли этика насилия?» Фактически этика, понимаемая в смысле морали, нормативного идеала, по определению совпадает с ненасилием. Более того, нет ни одной другой формы культуры, включая мировые религии, специфика которой в такой степени была бы связана с ненасильственной установкой; когда говорится об этике удовольствий, то она может противопоставляться этике созерцательного блаженства, когда речь идет об этике доброй воли, то обычно подразумевается ее отличие от этики результатов — в этих и других подобных случаях определение выделяет какой-то один признак морали, придавая ему существенное значение. Этика ненасилия имеет другой логический статус, поскольку ненасилие, которое является важным определением блага, можно считать синонимом самой этики.

Однако, помимо такого общего и когнитивно избыточного значения, концепция этики ненасилия также имеет особое содержание, связанное с моральным опытом нашего времени.

Идеал ненасилия, сформулированный в Нагорной проповеди Иисуса Христа как точка опоры духовных усилий человека, стал решающим поворотным моментом в истории европейской культуры. Заповеди непротивления злу насилием, любви к врагам были настолько же ясными, насколько и парадоксальными; они до такой степени противоречили здравому смыслу, природным инстинктам и социальным мотивам человека, что сохраняли с действительностью лишь отрицательную связь. «Если бы общество в его нынешнем состоянии буквально последовало моральным заветам Евангелий, это привело бы к его немедленной гибели», — пишет Уайтхед. Сказанное, конечно, в еще большей степени может быть отнесено к самим евангельским временам. Нагорная проповедь предназначена для идеального мира, и человек должен быть святым, а не от мира сего, чтобы принять ее перевернутую логику. «Кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и другую» .По смыслу заповеди она обращена и к тем, кто ударяет по щеке, и не должно было бы быть тех, кто делает это. «Подставь другую щеку!» — безусловная заповедь не задается вопросом, каким же это образом другому приличествует бить» Однако самое удивительное состоит в том, что способ поведения по заповеди ничуть не меняется (разве что становится еще более заповедальным) из-за того, что приходится действовать в чужеродной среде, где принято бить по щекам.

Точно так же математик нисколько не смущается и не отклоняется от очаровательной гармонии точек, линий и окружностей, потому что он не находит их в эмпирическом мире. В случае первых христиан эта приверженность моральным абсолютам при полном безразличии к нестабильной общественной жизни и нежелании улучшать ее имела разумное и вполне практическое объяснение того, что они ждали неминуемого конца света. Непротивление злу, являющееся доказательством нравственного совершенства, индивидуальной победы над грехом, не рассматривалось как способ преодоления самого зла, или, мягко говоря, эта очищающая роль ненасилия недооценивалась.

Наше время внесло существенные изменения в традиционное понимание ненасилия; они связаны с именами и практической деятельностью Г. Торо, Л.Н. Толстого, в особенности М. Ганди и М.-Л. Кинг, организовал их в различные группы и движения последователей по всему миру. Современная концепция ненасилия, которая существует не только и не столько как теоретическая конструкция, но, прежде всего, как сумма практического опыта, характеризуется как минимум двумя важными моментами. Во-первых, ненасилие органически связано с борьбой за справедливость, оно рассматривается как действенное, причем более действенное, чем другие, и адекватное средство в этой борьбе. Ненасильственная борьба — единственный возможный и реальный путь к справедливости. Он вносит изменения в мир, это начало нового — справедливого, встречающегося с идеалами любви и истины — типа отношений между людьми. Ненасильственная позиция сегодня, как и две тысячи лет назад, требует героизма, но это не героизм ожидания конца ненавистного мира, а героизм ответственного поведения.

7 стр., 3207 слов

Понятия насилия и ненасилия

... и дойти до конца. Ненасилие как нормативная программа делает акцент на доброе начало в человеке, на то, чтобы усиливать его путем культивирования и сложения. Этим оно существенно отличается от насилия, как и ...

Таким образом, ненасилие в том виде, какой оно приобрело в теории и практике XX в., является эффективным средством решения общественных конфликтов, в первую очередь тех из них, которые обычно решаются с применением насилия, вполне конкретным способом ответственного существования в современном мире. Когда мы говорим об этике ненасилия, мы имеем в виду ненасилие как особую форму человеческой социальной практики.

Этика ненасилия находится в принципиально ином отношении к действительности, она обладает достаточным мужеством, чтобы признать ее несовершенство (испорченность, греховность) и одновременно взять на себя ответственность за преобразование такой действительности. Он переводит мораль в практическую проекцию, более того, в тех областях практики, как, например, политика, которые наиболее чужды морали, и делает это без снижения точности морали. Этика ненасилия связывает спасение человека и спасение мира неразрывным узлом и считает, что путь к этому спасению лежит через ненасилие.

Ненасилие — это и всеобщая, и вполне предметная, даже технологичная парадигма поведения. Обоснованность реальности, практическая осуществимость ненасильственной альтернативы — основная теоретическая задача этики, а реальный опыт ненасильственной деятельности — главными аргументами. Этика ненасилия — это теоретизирование с точки зрения жизни, это одновременно теория и практическое занятие.

В современной европейской философии роль добродетели как этической категории значительно снижается, уступая место категориям свободы воли, долга и добра. Ситуация меняется со второй половины XIX в. Один из опытов переосмысления учения о добродетели был предпринят B.C. Соловьевым. Этот опыт тем более интересен, что Соловьев — христианский мыслитель, но без приоритетного этического значения как кардинальных добродетелей античности, так и богословских добродетелей христианства.

Соловьев положил в фундамент своей системы нравственной философии, изложенной в обширном труде «Оправдание добра» (1897), три качества или способности человека — стыд, жалость и благоговение. Каждое из них определяет разные стороны нравственного опыта человека. В стыде отражается отношение человека к низшему, к своим естественным влечениям, к материальной природе вообще: человек стыдится ее господства и своего подчинения ей. В чувстве жалости отражается отношение человека к другим людям и вообще к живым существам, ему подобным; жалость заключается в том, что человек соответствующим образом переживает чужое страдание и, болезненно отзываясь на него, сострадая, проявляет в большей или меньшей степени свою солидарность с ними. В благоговении отражается отношение человека к высшему. Высшего человек не может стыдиться, ему не может сострадать; но может преклоняться перед ним, проявляя свое благочестие.

34 стр., 16890 слов

Профессиональная этика и компетенция государственных служащих.(на ...

... «административная этика — это адаптированные к практическим нуждам государственной и муниципальной службы сведения об основных этических понятиях, закономерностях и тенденциях формирования служебных отношений, о нравственных ценностях, одухотворяюще воздействующих на служащих ...

Эти три принципа можно рассматривать как чувства, способности, но также как правила действий и условие для известного блага. Их можно рассматривать и как добродетели.

С этой позиции Соловьев рассматривает классические добродетели: кардинальные и богословские.

Если под мудростью понимать способность наилучшим образом достигать поставленных целей, то ценность добродетели она приобретает только в том случае, если сами цели достойны. Библейский «змей» был, несомненно, мудрейшим из животных, но, учитывая, какую цель он преследовал, его мудрость не может быть признана добродетелью, но должна быть проклята как источник зла. Поэтому благоразумного человека каждый день, который хорошо понимает человеческие слабости и умело организует свои дела, нельзя назвать добродетельным. Способность достигать своих целей наилучшим образом становится добродетелью через благоговение, которое ведет человека к достойным целям.

Точно так же храбрость не является добродетелью сама по себе, но зависит от того, на какие цели она направлена. Смелость нельзя назвать мужественным исполнением злодеяний, так же как трусость — это страх греха и благочестивый страх. Смелым является тот, кто способен сохранять самообладание и возвышать свой дух над инстинктом самосохранения.

А умеренность или воздержание признается добродетелью, когда речь идет о постыдных состояниях и действиях. Не следует быть умеренным в искании истины; а воздержанность в благожелательности свидетельствует об отсутствии великодушия.

А справедливость, как бы мы ее ни понимали: как соблюдать права других, воздерживаться от причинения вреда или помощи, является добродетелью только постольку, поскольку она основана на чувстве жалости. А если под справедливостью понимать соблюдение законов, то ее можно считать добродетелью только при условии, что человек сакрально выполняет свои моральные обязанности.

Как и кардинальные добродетели, богословские добродетели (про которые Соловьев говорит: «так называемые богословские добродетели») не являются безусловными и обретают свое нравственное значение в зависимости от предмета своего приложения. Следовательно, вера не может считаться добродетелью, если она обращена к недостойным. Не является добродетелью вера в магию или суеверие. Даже направленная на Бога, но проявленная недостойно, т.е. не через радость, а через трепетный ужас, вера не будет признаком добродетели. И надежда должна быть благоговейной: с точки зрения христианской этики недостойно полагаться только на себя или на Бога, а только в ожидании материальной выгоды от Него. И любовь добродетельна только как милосердие.

Вывод Соловьева состоит в том, что ни одна из признанных добродетелей не является морально достойной сама по себе, они получают свое значение добродетели по отношению к первичным основам морали.

2 стр., 807 слов

Мой личный кодекс этики

... быть культурным человеком. Правила поведения заложены в кодексах чести рыцарей прошлого, в библейских истинах. Они только ... жизни любого из соплеменников», но не отменяют их. По моему мнению, к этическим добродетелям относятся: благо и блаженство, добродетель, ... сторон жизнедеятельности человека, специфическое явление общественно исторической жизни. Этика выясняет место морали в системе других ...

Именно к такому выводу пришел Соловьев, который поставил признанные добродетели в зависимость от стыда, жалости и благоговения. Не подвергая сомнению внутреннюю теоретическую достоверность и логическую обоснованность его учения, этому его выводу можно было бы придать более обобщенный статус методологического принципа: действительное нравственное значение добродетелей определяется той общей системой нравственных ценностей, в которую они включаются, и, в конечном счете — нравственным идеалом.

В целом философская система Соловьева оказала значительное влияние на русскую религиозную философию и во многом остается актуальной и в наше время. Идея всеединства — органического соединения максимально развитого личностного начала со всеобщим, осмысление реальности в единстве бытия и сознания — обретают глубокий смысл в современную эпоху глобальных проблем и разнообразных социальных раздоров, когда нельзя забывать о необходимости сохранения человека, природы, культуры. В.С. Соловьев утверждал в человеке творческое начало, но предупреждал об опасности торжества сил зла и разрушения, о возможности превратить общественную жизнь в ад в случае нарушения закона. очень важно призывать к единству, преодолевать распад в эпоху, когда гражданский мир и согласие, предотвращение экологической катастрофы и термоядерная война так важны и так желательны. Признание добра как высшего критерия социальной оценки — один из истинных путей глобального гуманизма.

Христианская этика, или моральное учение христианства, определяет нравственные ориентиры человеческого поведения. Человеческое поведение основано на христианских представлениях о природе и предназначении человека, его отношениях с Богом. Христианскую этику можно назвать теорией христианского действия.

Этика христианства выражается в христианском этносе, определенном стиле жизни, различном по своим проявлениям и присущем как отдельным людям, так и большим социальным группам христиан.

Сохраняя одни и те же базовые ценности, каждая эпоха и разные христианские конфессии предлагают свое собственное понимание конкретных способов претворения христианских этических принципов в жизнь. Изменения в социальной реальности, взглядах и системах ценностей, усвоение философского наследия древности и развитие теологии могут способствовать дальнейшей идентификации, раскрытию смысла нравственного учения христианства.

Источником христианской этики являются тексты Священного Писания, а также их толкование Отцами Церкви и более поздними богословами, а также примеры нравственной жизни, проявленные в жизни Церкви. Христианская этика проявляется не столько в истории нравственных идей, сколько в конкретной жизни Церкви.

Хотя Библия предоставляет материалы для построения этики, она не предлагает этики, которые можно было бы сразу же принять в качестве руководства к действию. Авторы библейских книг жили каждый в свое время, для которого существовала своя определенная (бывало, что и отличная одна от другой) мораль.

— христианская этика — не столько система теоретических принципов, сколько определенный способ жизни, подобающий христианам

— все нравственные требования основываются на спасительных действиях Бога, а потому могут быть поняты лишь в контексте истории спасения (дело спасения, осуществленное Христом, не только предшествует нравственным обязанностям, но и делает возможным само их выполнение);

22 стр., 10669 слов

Смертная казнь как уголовное наказание

... на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и 357 (геноцид). Все они относятся к особо тяжким преступлениям с нарушением жизни. Сказанное позволяет сформулировать признаки смертной казни как разновидности уголовного наказания. Смертная казнь - самое суровое наказание: ...

— все проявления нравственной жизни неотделимы от религии в её культовом и благочестивом аспектах (это средства, с помощью которых нравственная жизнь выражает себя).

Христианская этика подчёркивает необходимость для человека благодати, милости и прощения грехов, источником которых является Бог.

Обсуждение смертной казни — общественная дискуссия с участием широкого круга учёных, политических, общественных и религиозных деятелей, организаций, общественных движений, обсуждающая вопрос допустимости применения смертной казни как средства уголовного наказания, применяемого государством за совершение тяжких преступлений.

Смертная казнь как высшая мера наказания вызвала и продолжает вызывать ожесточенные споры. Аргументацию «за» и «против» смертной казни можно найти в религиозных текстах («око за око», «не убий»).

Некоторые политики и общественные деятели выступают как за отмену, так и за применение смертной казни. Среди аргументов можно выделить следующие основные:

Аргументы «за»:

  • Защита общества;
  • Сдерживающее воздействие;
  • Экономическая несправедливость пожизненного заключения;

— Месть;

  • Смертная казнь как акт гуманизма.

Аргументы «против»:

  • Возможность судебной ошибки;
  • Отсутствие борьбы с причиной;
  • Противоречие международным нормам.

Проблема смертной казни является сложной и многогранной. Он влияет на политическую и юридическую, социально-экономическую, морально-религиозную, культурную, психологическую и другие сферы нашей жизни. В Конституции РФ 1993 года говорится, что смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни (ч. 2 ст. 20).

Наличие или отсутствие смертной казни — это своего рода показатель уровня культуры и качества жизни, безопасности и отношения общества. Вот почему в благополучных в социально-экономическом отношении (в сытых и во многом умиротворенных) странах к смертной казни относятся гораздо спокойнее, философски, не так обостренно, как в неустроенных, слаборазвитых государствах.

Как известно, в любой стране смертная казнь — это не просто инструмент уголовной политики, это социокультурное явление. Отношение массового сознания к смертной казни и масштабам ее применения является барометром нравственности общества, его социального и психического здоровья, индикатором господствующих в этом обществе ценностей и умонастроений; оно формируется на основе сложного взаимодействия исторических, политических, культурных традиций. Правовых и многих других факторов социальной жизни.

На сегодняшний день 111 стран отказались от высшей меры наказания: 74 — за все виды преступлений, 15 стран оставили казнь для исключительных случаев (например, преступления в военное время), в 22 странах высшая мера имеет юридическую силу, но длительное время ее не выносят в приговоры и не приводят в исполнение (как в России).

6 стр., 2772 слов

Отмена смертной казни в России

... смертная казнь была уже основным видом наказания. Способы наказания делились на простые и квалифицированнные. Причем первые ( к ним относилось повешение, отсечение головы и утопление) были направлены на лишение человека жизни, ... Поскольку смертная казнь исключает повторность преступления, то такое наказание служит защитой для общества, которое имеет право на самооборону. Общество вправе отнять жизнь ...

Заключение

— Ненасилие — это и всеобщая, и вполне предметная, даже технологичная парадигма поведения. Обоснованность реальности, практическая осуществимость ненасильственной альтернативы — основная теоретическая задача этики, а реальный опыт ненасильственной деятельности — главными аргументами.

— Идея всеединства — органического соединения максимально развитого личностного начала со всеобщим, осмысление реальности в единстве бытия и сознания — обретают глубокий смысл в современную эпоху глобальных проблем и разнообразных социальных раздоров, когда нельзя забывать о необходимости сохранения человека, природы, культуры.

— Выражается этика христианства в христианском этосе, определенном стиле жизни, многообразном по своим проявлениям и присущим как индивидуумам, так и большим социальным группам христиан.

— Смертная казнь — одно из самых древних наказаний, известных уголовному праву России. Она существует уже много веков. За это время отношение к этому наказанию многократно менялось: оно применялось очень широко, поэтому не предписывалось вовсе. Долгое время к смертной казни относились как к мести преступника с целью запугать его и других членов общества. Цели смертной казни наложили отпечаток на все правовое регулирование этой меры наказания, частоту ее применения, перечень преступлений, совершение которых могло повлечь за собой смертную казнь. Это оказывало влияние на способ его применения.

1. Антология ненасилия. Москва-Бостон, 2011.

2. Уайтхед А.Н. Избранные работы по философии. М., 2010.

3. Вебер М. Избранные произведения. М., 2010.

4. Госс Ж. Ключевые представления гуманистического и христианского ненасилия. Этика ненасилия. М., 2011

5. Гусейнов, А.А., Апресян, Р.Г. Этика: учебник. — М: Гардарики, 2009.

6. Корзо М.А. Христианская этика // Этика: Энциклопедический словарь. М.: Гардарики, 2011.

7. Овидий. Метаморфозы. М, 2007.

8. Семлен Ж. Выход из насилия. — Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М., 2010.