Выпускной квалификационной работы (2)

Дипломная работа

Актуальность темы исследования обусловлена ​​тем, что проблема неоконченного преступления и его видов является одной из важных проблем уголовного права и судебной практики. Реализация задач уголовного права предполагает точное определение объема преступных действий, применение наказания только к виновным в преступлениях и установление наказания в соответствии с характером и степенью совершения мошенничества. Решение этих задач требует рассмотрения и решения ряда вопросов, связанных с незаконченной преступной деятельностью, таких как подготовка к преступлению, покушение на преступление и преступление, не завершенное добровольным отказом.

Одни учёные считают приготовление и покушение стадиями, этапами совершения преступления, либо стадиями развития преступной деятельности, другие относят приготовление и покушение к видам неоконченных преступлений, третьи отождествляют стадии преступления с видами неоконченных преступлений. Расхождение в теоретических взглядах в отношении неоконченных преступлений находит свое отражение и в судебной практике, в ее качественной неоднородности, что вызывает необходимость дальнейшего исследования сущности, признаков, видов неоконченного преступления, а также практики применения соответствующих норм.

Вышеперечисленные обстоятельства являются причиной необходимости проведения комплексного научного анализа неоконченного преступления и выработки решений текущих проблем, основанных на историческом опыте уголовного права.

Обозначенное обстоятельство подтверждается и тем, что Уголовный кодекс Российской Федерации1 (далее – УК РФ), не вводит четкого понятия «неоконченного преступления», не даёт четких объективных и субъективных критериев, по которым можно было, проводит отграничения оконченного Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 № 63-ФЗ // СПС «Консультант плюс», 2016. преступления от некоторых видов неконченого преступления.

Уголовный кодекс Российской Федерации в главе 6 устанавливает виды неоконченных преступлений, и это, несомненно, является значительным шагом вперед в уголовной политике государства.

Степень разработанности темы исследования. Проблемы института неоконченного преступления рассматривались в работах многих ученных, в частности: М.В. Гринь, Д.Ю. Поротиков, М.П. Редин, А.Ю. Решетников, А.И. Ситникова и другие ученые.

Предмет исследования — сообщения о совершении неоконченного преступления: подготовка к преступлению и покушение на преступление.

38 стр., 18565 слов

Неоконченное преступление

... развития норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Глава шестая Уголовного кодекса РФ «Неоконченное преступление» дает основание выделять три стадии совершения преступления: приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление. Под стадиями преступления следует понимать этапы, ...

Предметом исследования являются нормы действующего уголовного законодательства, регулирующие ответственность за неоконченные преступления, акты судебной практики, научная и специальная литература.

Цель исследования — изучить понятие и виды неоконченных преступлений, выявить их основные характеристики и причины дифференциации.

Для достижения поставленной цели определены следующие основные исследовательские задачи:

1. провести теоретическое исследование понятия «неконченого преступления» и на основании обобщения сформулировать авторское понятие;

2. изучить виды неконченого преступления;

3. выявить достоинства и недостатки норм, посвященных понятию неоконченного и оконченного преступления, провести анализ наиболее часто встречающихся ошибок и пробелов, связанных с практическим применением закона по рассматриваемым категориям уголовных дел;

4. провести разграничения между оконченным преступлением и покушением на преступление, а также выявить различия покушения на преступление от приготовления к преступлению;

5. на основании проведенного исследования сформулировать предложения и практические рекомендации по совершенствованию действующего законодательства.

Методологическую основу исследования проблем неоконченного преступления составили утвержденные общие, общенаучные и специальные научные познавательные методы. Кроме того, в исследовании применяются частнонаучные и частноправовые методы познания правовых явлений, в числе которых, прежде всего такие методы, как логический, системный, формальноюридический, при этом в качестве основного выступает сравнительноправовой метод исследования, позволивший проанализировать и наиболее полно раскрыть поставленные в работе задачи.

Нормативной базой исследования являются Конституция России2, Уголовный кодекс Российской Федерации, другие федеральные законы и нормативные акты.

Эмпирической основой исследования послужили Постановления Пленума Верховного Суда РФ, некоторые материалы опубликованной судебной практики. В ходе подготовки выпускной квалификационной работы расследовано 30 уголовных дел данной категории, рассмотренных судами Московской области.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что выводы и предложения, сформулированные в результате его осуществления, могут быть использованы в целях:

  • а) изменений и дополнений Уголовного кодекса РФ;
  • б) для совершенствования уголовно-правовой теории в сфере неоконченного преступления;
  • д) в качестве рекомендаций сотрудникам правоохранительных органов в целях предотвращению возможных ошибок при квалификации неконченого преступления.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Предлагается новое законодательное определение понятия приготовления к преступлению, с внесением соответствующих изменений в ст. Конституция Российской Федерации от 1993 года // СПС «Консультант плюс», 2016. 30 УК. Ее новая редакция, по мнению диссертанта, может выглядеть следующим образом:

«Под приготовлением к преступлению следует понимать умышленны действия, направленные на приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступлений, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам».

11 стр., 5406 слов

Государственная регистрация нормативных правовых актов в Российской Федерации

... Министерству юстиции Российской Федерации, которое осуществляет регистрацию нормативных правовых актов, принимаемых данными органами. Научный интерес вызывает исследование административно-правовых и организационных аспектов реализации органами юстиции функции государственной регистрации нормативных правовых актов. Теоретическое осмысление классификации нормативных правовых актов федеральных ...

2. Социальная опасность подготовки к преступлению заключается в важности объекта преступления и характера совершаемых подготовительных действий. Автор считает необходимым предусмотреть предварительную уголовную ответственность только за правонарушения, конкретно предусмотренные Уголовным кодексом, чтобы соответствовать двум вышеупомянутым критериям.

Эта задача может быть решена двумя способами: сформулировать в особенной части УК РФ самостоятельные статьи о приготовлении к преступлениям или зафиксировать в части 2 статьи 30 перечень преступлений, приготовление которых будет осуществляться наказуемо.

3. Предусмотреть ответственность лиц, совершивших подготовительные действия к преступлениям средней тяжести. Такое изменение позволит привлекать к ответственности за такие распространенные преступления как: кража (ч.2 ст. 158 УК РФ), мошенничество (ч. 2. ст. 159 УК РФ), грабеж (ч. 1 ст. 161 УК РФ), вымогательство (ч. 1 ст. 163 УК РФ) и ряд других.

Структура работы определяется целями и задачами, поставленными в исследовании. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, из которых 5 абзацев, заключения и библиографии.

Глава 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ НЕОКОНЧЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

§ 1. Понятие и признаки неконченого преступления

Уголовный кодекс Российской Федерации не содержит определения неоконченного преступления, а лишь называет его виды. В соответствии с ч. 2 ст. 29 УК РФ неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление. Перечисляя только виды неоконченного преступления, Уголовный кодекс Российской Федерации не дает полного представления о том, что такое неоконченное преступление. Выявленный пробел вынуждает сотрудника правоохранительных органов ссылаться на конкретные понятия, составляющие неоконченное преступление.

Большинство современных учебников по уголовному праву либо просто не упоминают о незаконченном преступлении, представляя его как стадию 3, либо проявляют к нему интерес4, однако ни одно определение этого не дает. Такой пробел, как на законодательном уровне, так и на уровне учебной литературы связан с тем, что учение советской школы уголовного права, рассматривали приготовление и покушение как стадии преступления, и поэтому последствие такой позиции породило такой существенный пробел.

Многие ученые пытались восполнить пробел в понятийном аппарате, введя собственное определение.

Тишкевич И.С. под неоконченным преступным поведением понимает «такую умышленную общественно опасную деятельность виновного, которая содержит в себе лишь часть признаков состава данного преступления вследствие неполного развития его объективной стороны»5. Введенное Тишкевичем И.С. понятие, было одно из первых, которое показывало развернутость преступной деятельности.

А.П. Козлов считает, что под неоконченным преступлением следует Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации, 2014. С. 224-240; Рарог А.И. Уголовное право. Общая часть. – М., 2015. С. 117; Ветров Н.И., Ляпунова Ю.И. Уголовное право. Общая часть: Учебник. – М., 2016. С. 302. Кудрявцев В.Н., Наумов А.В. Российское уголовное право. — М., 2007. С. 180-181. Тишкевич И. С. Приготовление и покушение по уголовному праву. — М., 1958. С. 27. понимать прерванную на той или иной стадии развития преступную деятельность6. А.П. Козлов рассматривает неоконченное преступление через призму стадий преступления, и это не совсем понятно.

18 стр., 8558 слов

Стадии совершения преступления

... курсовой работы является рассмотрение стадий совершения преступления. Задачами в ходе выполнения работы являются научится квалифицировать преступления и анализировать уголовное законодательство. Источниками информации для написания работы по теме Стадии совершения преступления ... литература. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ СТАДИЙ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 1.1 Понятие стадий совершения преступления Под стадией в ...

В современной литературе по уголовному праву делаются попытки устранить устаревший подход к неоконченным преступлениям. О необходимости разработки данного понятия пишет М.П. Редин. По его мнению, «неоконченное преступление — это деятельность лица по осуществлению преступного намерения, прерванная обстоятельствами, не зависящими от воли лица, на этапе подготовки к преступлению или на этапе совершения преступления» 7. Более совершенное определение, на наш взгляд, дает Г.В. Назаренко. Он характеризует неоконченное преступление как умышленное действие, которое не было завершено по независящим от липы обстоятельствам или умышленный отказ от совершения преступления8. Понятие которое дает Г.В. Назаренко, наиболее действительно отражает неоконченное преступление, так как прекращение возможно не только в результате прекращения преступного деяния по обстоятельствам, не зависящим от виновного, но и в силу добровольного отказа во время приготовле

Наоборот Баймакова Н.Н. не поддерживает позицию, которую высказывает Г.В. Назаренко, мотивируя это тем, что нельзя добровольно отказаться от того, что уже было прервано, независимо от человека9.

М.П. Редин сужает формулу неоконченного преступления, ограничивая понятие неоконченного преступления включением в него указания на прерванность деятельности «…по не зависящим от воли лица обстоятельствам».

М.П. Редин предлагает использовать термин «воля» вместо такого словосочетания, как «не зависящие от лица обстоятельства», которые Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. – СПб., 2012. С. 349. Редин М.П. Основания уголовной ответственности за неоконченное преступление и сущность неоконченного преступления. Следователь. — 2013. — № 8. С. 10 – 14. Назаренко Г.В. Русское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. – М., 2010. С. 116. Баймакова Н.Н. Момент окончания преступления: Дис. … канд. юрид. наук. Москва, 2014. С.121. характеризуют незавершенность неоконченного преступления. Против использования термина «воля» возражает и М. Селезнев. Он пишет, что формулировка старого законодательства, «ставившая наличие или отсутствие покушения в зависимость от воли виновного, с правовой точки зрения уязвима, поскольку вопрос о виновности может быть решен только на судебных стадиях процесса, к досудебным стадиям эта дефиниция не применима»10.

Анализ понятий, которые были предложены авторами, наводит на мысль о том, что на законодательном уровне будет трудно выработать понятие «неконченое преступление», которое бы отвечало всем признаки преступления (ст. 14 УК РФ) (ст. 8 УК РФ).

Неоконченное преступление, это есть преступление, которое не завершено по ряду обстоятельств, следовательно, ему присуще все признаки преступления, которые закреплены в ст. 14 УК РФ (общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость).

Отличительная черта — незавершенность действий человека, направленных на достижение определенного результата, по независящим от него причинам.

Общественная опасность неоконченного преступления выражается в причинении или создании угрозы причинения ущерба общественным отношениям, охраняемым Кодексом. А.С. Самойлов и А.Н. Ежов также отмечают, что неоконченное преступление общественно опасно, и она (общественная опасность) состоит в создании реальной возможности причинения вредных последствий, которые не наступают только из-за возникновения препятствия, не зависящего от посягающего. Если бы виновный предвидел все обстоятельства и с их учетом выбрал метод воздействия, он получил бы желаемый результат11.

6 стр., 2808 слов

Понятие стадий совершения преступления и их виды

... приготовление и покушение на преступление; исследовать понятие оконченного преступлении; рассмотреть понятие добровольного отказа от совершения преступления. Предметом исследования являются общественные отношения, связанные с рассмотрением стадий совершения преступления. Объектом исследования при подготовке курсовой работы ...

Таким образом, общественная опасность неоконченного преступления проявляется как бы в двух значениях: Селезнев М. Неоконченное преступление и добровольный отказ. // Российская юстиция. 2012. № 11. С. 20. Самойлов А.С., Ежов А.Н. Неоконченное преступление. – Архангельск, 2004. С. 9.

 в оценке категории преступлений, за подготовку или попытку совершения которых и устанавливается уголовная ответственность;

  •  в виде и размере наказания, назначаемого за его совершение.

В УК РФ сочетаются оба этих критерия, и уголовная ответственность наступает за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлениям (ч. 2 ст. 30 УК РФ); в отношении же покушения категория преступления значения не имеет. Можно отметить, что характер общественной опасности остается неизменным независимо от стадии, но меняется степень общественной опасности такого акта.

Противоправность означает запрещение уголовным законом того или иного типа поведения лица под угрозой наказания или иных мер преступного характера. Что касается неоконченного преступления, незаконность выражается в том, что оно перенесено на более раннюю стадию преступления.

Еще один признак неоконченного преступления — вина в виде прямого умысла. Согласно ч. 1 ст. 24 УК РФ виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. Следует отметить, что вина в процессуальном смысле понимается как вменение неоконченного преступления и доказательство участия лица в его совершении. А в уголовно-правовом смысле для него характерна субъективная сторона состава преступления, где вина — это родовое понятие умышленного проступка как основного признака состава преступления.

Наказуемость также является признаком неоконченного преступления. Это означает, что закон устанавливает уголовное наказание или иные меры уголовно-правового характера за совершение подготовительного преступления или покушения на него.

Законодатель очень правильно отразил знак наказания, взаимосвязан со степенью общественной опасности и предполагает, что приготовление наказуемо только за тяжкое или особо тяжкое преступление и покушение — независимо от его категории.

Важнейшим признаком подготовки и убийства является ненаступление общественно опасных последствий. Причины тому — обстоятельства, не зависящие от воли и совести человека, а законодатель оставляет этот список причин открытым.

Законодательное сочетание готовности и покушения на убийство в стадии «неоконченного преступления» вполне оправдано. Такое сочетание показывает, что возбужденное преступление не совершается и как оно происходит.

Но когда эти понятия объединяются для характеристики неоконченного преступления, то само название содержит логическое противоречие, а именно совмещение двух стадий совершения одного и того же преступления.

Неоконченные преступления выделяют и некоторые страны СНГ. Так, глава 6 УК Республики Узбекистан названа «Неоконченное преступление» и к таковому отнесены приготовление, покушение и добровольный отказ12; глава 6 УК Республики Таджикистан названа «Оконченное и неоконченное преступление», в нее включены нормы об оконченном преступлении, приготовлении, покушении и добровольном отказе13; глава 6 УК Азербайджанской республики названа «Неоконченное преступление», в ней урегулированы оконченные преступления, неоконченные преступления (приготовление и покушение) и добровольный отказ14. Уголовный закон Латвийской республики не выделяет отдельной главы, но отражает оконченные и неоконченные преступления в ст. 15 с формулировками, максимально приближенными к соответствующим в УК РФ. Особый интерес вызывает УК Украины, в котором выделен раздел 3, названный «Преступление, его виды и стадии»; в нем, в частности, речь идет об Уголовный кодекс Республики Узбекистан // URL: http://fmc.uz/legisl.php?id=k_ug (дата обращения 13.04.2016).

5 стр., 2147 слов

Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору

... данной работы является исследование преступлений, совершенных группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, раскрытие общих начал назначения наказания, рассмотреть объективные признаки состава преступления. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору Лицо может выступать в роли организатора группы лиц, ...

Уголовный кодекс Республики Таджикистан // URL: http://www.crime.vl.ru/index.php?p=1323&more=1&t (дата обращения 13.04.2016).

Уголовный кодекс Азербайджанской Республики // URL: http://prigovorsuda.info/kodeksukrainy/177-ugolovnyy_kodeks_azerbaydzhanskoy_respubliki.html (дата обращения 13.04.2016).

оконченном и неоконченном преступлении, к последнему отнесены приготовление и покушение (ст. 13), о приготовлении (ст. 14), покушении (ст. 15), добровольном отказе (ст. 17)15.

Подводя итог, следует отметить, что «неоконченное преступление» — это обобщенное понятие, охватывающее как подготовку к преступлению, так и попытку совершения преступления, при этом такой перечень не дает полного представления о его содержании. В связи с этим предлагается:

— ч. 2 ст. 29 УК РФ дополнить первым абзацем следующего содержания: «Под неоконченным преступлением следует понимать умышленное общественно опасное действие (бездействие), направленное на достижение уголовно-наказуемого результата, которое не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

§ 2. Приготовление к преступлению

В соответствии с законом (ч. 1 ст. 30 УК) «приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам».

Определение, которое даёт законодатель в (ч. 1 ст. 30 УК РФ) имеет свою специфику с точки зрения законодательной техники. Возникает оно с перечисления частных случаев приготовительных действий в виде приискания, изготовления и приспособления средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговора на его совершение, а завершается обобщающей формулой — понятием умышленного создания условий для совершения преступления.

Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. — СПб., 2012. С. 107-109.

Поэтому основанием для подготовительных действий является создание условий для немедленного совершения уже оконченного преступления. Совершая приготовительные действия к преступлению, лицо

лицо действует совершенно сознательно и создает условия для совершения преступления. Об этом мы говорили, когда выявили признаки неоконченного преступления.

2 стр., 845 слов

Место совершения нотариальных действий

... личности обратившегося за совершением нотариального действия. При совершении нотариального действия нотариус устанавливает личность обратившегося за совершением нотариального действия гражданина, его представителя ... местах их сосредоточения. Следствиями рыночной конкуренции среди нотариусов станут: вытеснение значения критерия чистоты нотариальных действий и законности из практики нотариальной ...

Примером может служить приговор Орехово-Зуевского городского суда Московской области по Уг. д. № 1-258/2013 от 24 мая 2013 г., в отношении Мороз Евгения Алексеевича обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч.1, 228,1 ч. 4 п. «г» УК РФ.

Так, он, — достоверно зная, что незаконный оборот психотропных веществ на территории Российской Федерации запрещен, осознавая противоправность и общественную опасность своих действий, в не установленном месте незаконно приобрел у не установленных лиц наркотическое средство (4-Метилнафталин-1-ил)(1-пентил-1Н-индол-3-ил) метанон (JWH-122), общей массой не менее 16,8 грамма, что составляет крупный размер, и психотропное вещество амфетамин, общей массой не менее 33,39 грамма, что составляет крупный размер, которые стал незаконно хранить у себя в жилище, с целью незаконного сбыта заинтересованным лицам. Однако данное преступление не было доведено им до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку в ходе проведения осмотра места происшествия – его жилища, сотрудниками наркоконтроля были обнаружены и изъяты вышеуказанные наркотическое средство (4-Метилнафталин-1-ил)(1-пентил1Н-индол-3-ил) метанон (JWH-122), общей массой не менее 16,8 грамма, что составляет крупный размер, и психотропное вещество амфетамин, общей массой 33,39 грамма, что составляет крупный размер, которые он приготовился незаконно сбыть заинтересованным лицам16.

Исходя из буквального толкования ч. 1 ст. 30 УК РФ, можно совершенно Приговор Орехово-Зуевского городского суда Московской области по Уг. д. № 1258/2015 от 24 мая 2015 г., в отношении Мороз Евгения Алексеевича. // www. rospravosudie.com уверенно сказать, что все перечисленные приготовительные действия находятся во взаимосвязи с действиями, которые непосредственно направлены на совершение преступления. Как верно отмечает Юшкова Ю., что «приготовительные действия представляют небольшую общественную опасность»17. И с этим выводом можно полностью согласиться, поскольку небольшая социальная опасность подготовительных действий заключается в том, что они удалены от основного объекта вторжения во времени и пространстве.

Подготовительные действия, перечисленные в Уголовном кодексе Российской Федерации, следует отличать от аналогичных действий, таких как выявление умысла. Когда выявляется намерение в поведении человека, хотя его намерение совершить преступление отражается, еще не было предпринято никаких действий, которые приблизились бы к преступному исходу.

Определение приготовление к преступлению, которое закрепляет УК

РФ, неоднозначно воспринимается в юридическом литературе. Например, В.Д. Иванов рассматривает приготовление как внешнее поведение лица, которое направлено на создание условий для непосредственного совершения конкретного преступления18. Иванов В.Д. склонен к тому, что приготовление к преступлению, всё-таки является началом развития оконченного объективной стороны преступления. Такая позиция противоречит позиции, которую высказывает А.В. Наумова, согласно которой приготовление не входит в объективную сторону совершаемого лицом оконченного преступления19.

А.И. Ситникова под приготовлением к преступлению признаёт умышленное создание любых предпосылок для совершения преступления, в том числе приискание, изготовление или приспособление средств и орудий совершения преступления, если при этом готовящиеся преступление не было совершено по обстоятельствам, не зависящим от воли лица20. Юшкова Ю. Добровольный отказ от совершения преступления. Советская юстиция. 1978. №8. С. 20. Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. – М., 1999. – С. 227. Там же. С. 228. Ситникова А.И. Приготовление к преступлению и покушение на преступление. – М.,

12 стр., 5847 слов

Приготовление к преступлению

... признаков объективной стороны приготовления к преступлению. К ним он относит: 1) приготовительные действия создают условия для совершения преступления; 2) приготовительные действия всегда предшествуют совершению преступления; 3) приготовление не является началом исполнения преступления; 4) приготовительные к преступлению действия не создают ...

М.П. Редин критикует законодательное понятие приготовления и предлагает считать приготовлением к преступлению приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий исполнения преступления либо иное умышленное создание условий для исполнения преступления, не доведенное до начала исполнения преступления по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Вместе с тем он солидарен с И.С. Тишкевичем, что приготовление есть действие, являющееся началом осуществления преступления21.

По мнению М.В. Гринь, определение понятия приготовления к преступлению имеет свою специфику с точки зрения законодательной техники. Начинается оно с определения частных случаев приготовительных действий, а заканчивается обобщающей формулой — понятием умышленного создания условий для совершения преступлений22.

Анализ ряда позиций позволяет нам определить и быть солидарным с позицией А.В. Наумова, что приготовительные действия не входят в состав готовящегося преступления и не могут быть началом развития объективной стороны оконченного преступления. Поэтому не будет и приготовления и в тех случаях, когда лицо предполагает совершить не конкретное преступление, а предполагает совершить преступление «вообще», «когда-нибудь», «какоелибо» и совершает приготовительные действия. По этому поводу успешно высказывается У.А. Усманов, что о приготовлении можно вести речь лишь при подготовке совершения конкретного преступления, а не при подготовке к преступной деятельности вообще23.

Исходя из тех определений, которые были приведены в работе, можно смело отметить, что под приготовлением к преступлению следует понимать, умышленные деяния субъекта, которые направлены на создание условий для

2013. С. 148. Редин М.П. Преступление по степени их завершенности. – М., 2006. С. 96. Гринь М.В. Неоконченное преступление. Дис. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2013. С. 71. Усманов У.А. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. – М., 2015. С. 33. реализации преступного замысла.

Отличие приготовление к преступлению от обнаружения умысла заключается в том, что субъект не только не имеет намерением совершить преступление, но и не выполняет конкретные действия, которые необходимы для последующего совершения преступления.

На протяжении долгого времени в юридической литературе по уголовному праву, образовалось единство взглядов на признаки приготовления.

Так, Н.Ф. Кузнецова выделяет три признака объективной стороны и один признак субъективной стороны приготовления к преступлению. Признаки объективной стороны: 1) совершение приготовительных действий (реже – бездействий); 2) прерванность их до начала исполнения состава преступления; 3) по независящим от виновного обстоятельствам. Признак субъективной стороны: прямой умысел на совершение тяжких и особо тяжких преступлений24.

В.Ф. Караулов предлагает несколько более широкий набор признаков объективной стороны приготовления к преступлению. К ним он относит: 1) приготовительные действия создают условия для совершения преступления; 2) приготовительные действия всегда предшествуют совершению преступления; 3) приготовление не является началом исполнения преступления; 4) приготовительные к преступлению действия не создают реальной угрозы для охраняемых уголовным законом объектов; 5) при приготовлении еще нет посягательства на объект, а лишь создаются условия для такого посягательства. К признаку субъективной стороны он относит совершение приготовительных действий только с прямым умыслом25.

8 стр., 3762 слов

Квалификация преступлений совершенных группой лиц

... действий организатора , подстрекателя или пособника ставится в зависимость от того, сколько исполнителей участвует в совершении преступления; 2) почему в группе лиц, ... преступления; Длительность существования преступной организации; Количество преступлений. 2. Квалификация преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору. Точка зрения, согласно которой в состав группы лиц ...

Г.В. Назаренко к объективным признакам приготовления к преступлению относит: 1) осуществление действий, общественная опасность которых заключается в создании условий для совершения преступления; 2)

Кузнецова Н.Ф. и др. Уголовное право. Общая часть. – М., 2010. С. 177.

Советское уголовное право. Общая часть. Учеб. пособие. – М., 1972. С. 105, 107. прерванность преступного деяния; 3) наличие обстоятельств, препятствующих доведению преступления до конца. К субъективным признакам он относит: 1) прямой умысел; 2) осознание невозможности довести преступление до конца по независящим от действующего лица обстоятельствам26.

Благов Е. выделяет следующие признаки: 1) совершение приготовительных действий, 2) прямой умысел и 3) прерванность приготовительных действий по не зависящим от лица обстоятельствам27.

Из обозначенных признаков, которые высказывают разные авторы, можно выявить общую и широкую картину признаков, которые присущи объективной стороне приготовления к преступлению.

1) подготовительные действия лица всегда создают необходимые (благоприятные) условия для исполнения этим лицом тяжкого либо особо тяжкого преступления;

2) подготовительные действия лица являются общественно опасными, так как создают возможность для причинения общественно опасного вреда охраняемому уголовным законом объекту на стадии исполнения преступления;

3) подготовительные к преступлению действия не входят в число обязательных признаков объективной стороны состава задуманного лицом конкретного преступления, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса;

4) приготовительные действия лица к преступлению, если они охвачены умыслом оконченного преступления предшествуют действиям (бездействию) по исполнению преступления28;

5) подготовительные к преступлению действия лица всегда отделены во времени от действий (бездействия) по исполнению преступления29; Назаренко Г.В. Русское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. – М., 2000. С. 118119. Благов Е.В. Приготовление к преступлению. // Законность. 2015. № 1. С.45. Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. – М., 1955. С. 67. Там же. С. 68

6) подготовительные к преступлению действия лица сами по себе еще не создают непосредственной угрозы причинения общественно опасного вреда объекту;

7) подготовительные действия не доводятся лицом, причем окончательно, до начала исполнения преступления30;

8) подготовительные к преступлению действия не доводятся лицом до начала исполнения преступления всегда и только по независящим от этого лица обстоятельствам.

Все перечисленные объективные признаки приготовления к преступлению, наиболее полно характеризуют приготовительные действия лица, и позволяют отграничить от оконченного преступления.

Помимо объективных признаков в приготовлении к преступлению можно выделить и субъективные признаки, к ним можно отнести:

1) наличие у лица прямого умысла на совершение подготовительных к преступлению действий;

2) наличие у лица специальной и общей цели.

УК РФ в ч.1 ст.30 называет перечень тех действий, которые считаются приготовительными. Необходимо отметить, что все перечень этих действий не является исчерпывающим, на это указывает формулировка «иное умышленное создание условий для совершения преступления», и все они выполняются только в активной форме.

С объективной стороны они возможны в следующих формах: а) приискание средств или орудий совершения преступления; б) изготовление средств или орудий совершения преступления; в) приспособление средств или орудий совершения преступления; г) приискание соучастников преступления; д) сговор на совершение преступления; е) иное умышленное создание условий для совершения преступления.

Редин М.П. Преступления по степени их завершенности. Монография. – М., 2006. С. 99.

Перечисленные действия имеют своё самостоятельное значение, но часто встречается и такое, что в одном деянии возможно и наличие двух и более указанных признаков.

Приискание орудий или средств совершения преступления.

Под приисканием понимается любой способ, законный или незаконный, добычи средств или орудий совершения преступлений: поиск, покупка, обмен, получение на время, похищение. К приисканию относится также находка и присвоение какого-либо предмета в подобных целях. Приисканием также является и подготовка к использованию бытовых предметов (кухонного ножа, молотка), находящихся в собственности субъекта.

Так, в целях убийства лидера преступной группировки В. представители конкурирующей банды угнали автомашину «Москвич», заменили на ней номерные знаки, просверлили в кузове отверстие для оптического прибора ночного видения, оборудовали в салоне туалет, заготовили запасы еды, питьевой воды, смену верхней одежды, резиновые перчатки, маски, затем они поставили автомашину у подъезда дома В. и шесть суток вели круглосуточное наблюдение за подъездом31.

Специфической формой приискания является хищение либо вымогательство орудий или средств совершения преступления.

Все перечисленные способы, которые попадают под приискание не должны признаваться приготовлением, если не доказано, что замысел на их использование в конкретных преступных целях возник до указанных действий.

Средство совершения преступления – предметы материального мира, применяемые для совершения преступления, а также приспособления облегчающие его реализацию (транспортные средства для вывоза похищенного, поддельные документы для совершения мошенничества, маски для разбойного нападения).

Под орудиями совершения преступления понимаются любые предметы,

Селиванов Н.А. Расследование убийств. – М., 1994. С. 152. которые можно использовать для совершения преступления (например, различные виды холодного и огнестрельного оружия, ножи, ломики, топоры, отмычки, «фомки» и другие орудия взлома для совершения кражи, горючие вещества при поджоге).

Как отмечает Гринь М.В. отличие средств от орудий, в основном, заключается в том, что орудие используется в процессе непосредственного осуществления преступления, тогда как средство — на стадии создания условий для совершения преступления с тем, чтобы облегчить его реализацию32.

В практике применения норм о приготовлении к преступлению возникают проблемы в установлении признаков приискания средств и орудий совершения преступления. Такая трудность связана с тем, что не совсем удаётся определить этап завершенности приискания.

Для того чтобы избежать проблемных вопросов, необходимо определить приискание как ряд последовательных действий, которые характеризуются направленностью на приобретение средств и орудий, и всегда связаны с конечной целью, а именно совершения преступления.

Так, прокуратурой Республики Башкортостан был привлечен к уголовной ответственности М. за приготовление к убийству и ограблению. Обстоятельствами дела было установлено, что, встретив на рынке Г., М. два раза попросил у него пистолет для убийства и ограбления знакомого, а затем для нападения на продавца магазина. Он же, встретив председателя колхоза В., просил у него лошадь для совершения ограбления магазина. Ни одно из планируемых преступлений М. не было совершено окончательно. Верховный суд республики Башкортостан признал М. виновным в приготовлении к убийству и ограблению и осудил его за эти преступные действия. Президиум Верховного суда РФ возвратил дело на дополнительное расследование33.

Президиум Верховного Суда РФ, возвращаю дело на дополнительное расследование, не указал на необоснованность квалификации действий, как Гринь М.В. Неоконченное преступление. Дис. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2013. С. 76. Бородин С.В. Преступление против жизни. – М., 2003. С. 313-314. приготовление.

Как нам представляется, что факт завладения необходимым средством или орудием совершения преступления не может расцениваться как приготовление к преступлению в отрыве от предшествовавшего ему процесса, в котором находят отражение другие существенные признаки задуманного преступления.

Изготовление

Под изготовлением понимается технологический процесс создания средств и орудий преступления, выраженное, в полном видоизменении предмета, с помощью которых планируется совершить преступное посягательство, когда этот предмет теряет старые свойства и приобретает новые. Как пишет Е. Благов: «замысел виновного на их использование в конкретных преступных целях должен возникнуть заранее — только в этом случае изготовление средств и орудий можно рассматривать в качестве стадии преступления»34. В отличие от приспособления в данном случае указанные средства и орудия создаются заново. Разумеется, замысел виновного на их использование в конкретных преступных целях должен возникнуть заранее, потому как только в этом случае изготовление средств и орудий можно рассматривать в качестве стадии преступления.

Приспособление

Приспособление орудий и средств преступления – это частичное изменение предмета, делающее его более пригодным для совершения преступления (ремонт, изменение размеров, формы предметов и проч.).

Например, затачивание металлических пластин, отвертки под шило, превращение кухонного ножа в «финку», охотничьего ружья — в обрез для совершения убийства или других насильственных преступлений. В отличие от изготовления, совершая приспособление, виновный меняет свойство предмета не полностью, а только частично, получая более удобное и практичное орудие или средство совершения преступления.

Благов Е.В. Приготовление к преступлению. // Законность. 2015. №1. С. 35.

Так, приготовлением к совершению преступления в форме приспособления средств и орудий являются действия К., который с целью совершения в последующем хищения подделал два паспорта, приклеив к ним свои фотографии, и подделал штамп прописки с целью устройства на работу35.

Приисканием соучастников преступления

Под приисканием соучастников понимается вербовка исполнителей и пособников для последующего преступного деяния. В данном случае речь идет о ситуациях, когда преступление по тем или иным причинам не доводится до конца, прерываясь на стадии разработки условий для его совершения.

В соответствии с частью 5 статьи 34 Уголовного кодекса «лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, несет ответственность за приготовление» (так называемое неудавшееся подстрекательство).

Приискание соучастников считается преступным с момента начала приискания (т.е. с момента поступления предложения другому лицу), а не с момента, когда другое лицо согласится совершить совместно преступление. В предложении совершить преступление проявляется уже сформировавшийся умысел на совершение преступления, данный умысел нашел объективную материализацию. Однако, действий, непосредственно направленных на совершение преступления, еще не совершено, в связи с этим подыскание соучастников на любом из указанных этапов является приготовительным действием.

На таких позициях стоит судебная практика, согласно которой в случае, если лицо, которому предложили совершить преступление, отказывается, действия виновного подлежат квалификации, как приготовление к преступлению.

Сговор на совершения преступления

Под сговором понимается, организация группы, в которой участвуют не менее двух лиц, заранее договорившихся о совместном совершении

Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1968. №7. С. 5. конкретного преступления. В такой стадии преступление не доводиться до конца, прерываясь на стадии разработки условий для его совершения. «Сговор на совершение преступления предполагает договоренность между двумя и более лицами о совместном совершении какого-либо преступления»36.

Данный способ приготовления представляет собой заключение виновным с будущими сообщниками договорённости о совершении определенного преступления. При этом между соучастниками определяется объект покушений, оговариваются способы и место его совершения, и иные обстоятельства планируемого преступления.

Признаками, позволяющими отнести сговор к приготовлению к преступлению, можно назвать:

  • цель объединения двух и более лиц для совершения одного или нескольких преступлений, отнесенных законодателем к категории тяжких и особо тяжких (ст. 15 УК);
  • сговор должен состояться до начала выполнения объективной стороны конкретного состава преступления;
  • подготовка к совершению преступления может быть прервана только помимо воли виновных лиц, по не зависящим от них обстоятельствам.

Иное умышленное создание условий

Под иным умышленным созданием условий понимаются все остальные действия, которые не охватываются понятиями приискания, изготовления и приспособления средств и орудий совершения криминального деяния, подыскания соучастников и сговора, но которые тоже делают преступление реально возможным. Их исчерпывающий перечень дать невозможно, хотя он прямо указывается в судебных решениях.

Как указывает В.М Лебедев, что «иное умышленное создание условий для совершения преступления лежит за пределами приведенного перечня приготовительных действий и может быть разнообразным (исследование Севастьянов Н.В., Иванов В.Д. Уголовное право Российской Федерации. – Ростов-наДону, 2013. С. 137. места совершения преступления, разработка плана совершения преступления, подыскание места хранения похищенного)»37. Высказанное В.М. Лебедевым суждение можно подтвердить судебной практикой.

Например, в п.14 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г .№51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» говорится, что изготовление лицом поддельных банковских карт либо кредитных карт для использования в целях совершения этим же лицом преступлений, предусмотренных ч. 3 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, следует квалифицировать как приготовление к мошенничеству38.

В п.19 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 3 апреля 2008 г. №3 «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от призыва прохождения военной или альтернативной гражданской службы» — в случае обнаружения у лица орудия или средства для совершения членовредительства их приискание квалифицируется как приготовление к уклонению от исполнения обязанностей военной службы указанным способом39.

В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 декабря 1980 г. «О практике применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте» как приготовление к хищению названы «действия лиц, похитивших билеты для проезда на железнодорожном, воздушном и автомобильном транспорте или другие знаки, которые могут быть использованы по назначению лишь после внесения в них дополнительных данных (заполнение текста, скрепление печатью, компостирование и т.п.), а равно лиц, совершивших хищение Лебедев В.М. Комментарий к уголовному кодексу РФ постатейный издание 5-е, дополненное и исправленное, – М., 2005. С. 154. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. № 2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 03.04.2008 № 3 «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы». // Российская газета. 09 апреля 2008; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. №2. билетов, предназначенных для продажи через кассовые аппараты трамваев, троллейбусов и других городских транспортных средств с целью последующей реализации через уполномоченных на то работников транспорта (кассиры, кондукторы, приемщики багажа и др.)…».

В п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег и ценных бумаг» разъяснено, что «приобретение заведомо поддельных денег или ценных бумаг в целях их последующего сбыта в качестве подлинных следует квалифицировать по ст. ст. 30 и 186 УК РФ»40.

По нашему мнению, Н.С.Таганцев справедливо считал приготовлением к преступлению и действия, создающие возможность уклонения лица от уголовной ответственности за совершение задуманного им преступления (обеспечение себе алиби, изготовление фальшивых документов, изменение внешности и т. д.) 41.

В практике обозначилось мнение, что к приготовлению можно отнести и появление лица с соответствующей целью на месте совершения деяния. Такой вывод подтверждается следующим Постановлением Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Сидорова и Закурина сказано, что они «договорились похитить мануфактуру с фабрики «Красная Талка». Их дальнейшие действия, в частности приход Закурина и Пискунова в обусловленное время к фабрике, попытка Закурина пройти на территорию фабрики, говорят о намеренном создании условий для совершения преступления», т.е. о приготовлении к преступлению42.

Все перечисленные приготовительные действия объединяются одним общим признаком, они всегда предшествуют совершению оконченного преступления. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 № 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг». // Российская газета. 14 июля 1994. № 131; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 5. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекция. Часть общая. В 2 т. Т.1. – М., 1994. С. 293. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 2015. С. 105

Лицо, совершая приготовление к преступлению, сознает, что эти действия создают условия для совершения того преступления, совершить которое желает преступник. При этом умыслом преступника охватывается не только и не столько совершение приготовительных действий, сколько с сознание и желание с помощью этих приготовительных средств или орудий совершить преступление.

Как отмечает К.В. Бессонов, что в одних случаях совершение определенных приготовительных действий является обстоятельством, без которого невозможно или затруднено совершение преступления. В других случаях приготовительные действия не имеют существенного значения для совершения преступления43.

Во многих случаях приготовительные действия не являются необходимым элементом для совершения преступления. Эти действия выступают в качестве вспомогательных действий для совершения преступления, и это должно осознаваться субъектом.

Кроме того, приготовление обычно трудно доказать, так как совершение приготовительных действий само по себе не всегда ещё свидетельствует о преступном намерении лица, их совершившего.

Например, приобретение лицом ножа, без установления цели его использования не может свидетельствовать о приготовлении к совершению убийства.

Некоторые авторы высказывают точку зрения, в соответствии с которой приобретение для совершения преступления ножа или топора не даёт оснований для признания таких приготовительных действий общественно опасными, потому что эти предметы являются предметами домашнего обихода44.

Данный вывод не совсем представляется удачным и обоснованным. Это Бессонов К.В. Стадии неоконченного преступления. Учеб. пособие. – Челябинск, 2010. С. 18. Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. – М. 1955. С. 70. связано с тем, что если лицо приобретает предмет домашнего (бытового) назначения, и при этом не преследует цели их дальнейшего использования в качестве орудий для совершения преступления, то соответственно и действия лица по приобретению этих предметов не являются приготовлением к преступлению. А если наоборот, лицо приобретает такие предметы с целью совершения преступления, то его действия могут быть признаны приготовительными.

В доктрине уголовного права были сделаны попытки, классифицировать подготовительные действия, которые имеют, как правило, важное познавательное значение.

И.С. Тишкевич считает возможным распределить общественно опасные действия субъекта по созданию условий для совершения преступления на шесть групп45. Н.С. Таганцев сводил их к трем категориям: 1) к подготовке выполнения преступного деяния; 2) к подготовке пользования плодами преступного деяния; 3) к подготовке безнаказанности, предполагая, конечно, что всякая такая деятельность предшествует учинению самого преступного акта46.

А.М. Яковлев при всем многообразии приготовительных действий считает возможным подразделить их на три основные группы: 1) обеспечение материальных условий подготовки к преступлению (средств, орудий и т.д.); 2) проведение соответствующих организационных мероприятий (создание круга соучастников, соисполнителей); 3) содержательное планирование преступления47.

Деление приготовительных действий по их важности, степени общественной опасности, степени завершенности и т.д., представляет только теоретический интерес для науки. Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по советскому уголовному праву. (Понятие и наказуемость).

– М., 1958. С. 38-40. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. – М., 1994. С. 293. Кудрявцев В.Н., Наумов А.В. Курс российского уголовного права. Общая часть. – М., 2001. С. 325.

В частности, это необходимо для: 1) уточнения круга ненаказуемых подготовительных к преступлению действий; 2) уточнения круга наказуемых подготовительных к преступлению действий; 3) установления признаков отличия ненаказуемых подготовительных к преступлению действий (бездействия) от обнаружения умысла.

Учитывая, что состав приготовления к преступлению имеет свои особенности, а именно в объективных и субъективных признаках, то необходимо провести параллель между схожими составами, такими как оконченное преступление и покушение на преступление.

Как говорилось выше, к субъективным признакам приготовления к преступлению относятся

1) наличие у лица прямого умысла на совершение подготовительных к преступлению действий;

2) наличие у лица специальной и общей цели.

В учебной литературе нет четкой позиции, относительно субъективных признаков, например, Н.Ф. Кузнецова относит к ним прямой умысел на совершение тяжких и особо тяжких преступлений48. В.Ф. Караулов в качестве признака субъективной стороны указывает совершение приготовительных действий только с прямым умыслом49. Г.В. Назаренко называет следующие признаки: 1) прямой умысел; 2) осознание невозможности доведения преступления до конца по не зависящим от действующего лица обстоятельствам50. По мнению М.П. Редина, приготовлению к преступлению как виду неоконченного преступления присущи следующие субъективные признаки: 1) наличие у лица прямого умысла на совершение подготовительных к преступлению действий (бездействия) с целью последующего (на стадии исполнения преступления) осуществления конкретного преступления; 2) наличие у лица при совершении подготовительных к преступлению действий Борзенко Г.Н, Кузнецова Н.Ф. Ткачёвский Ю.М. Уголовное право. Общая часть. – М., 2015. С. 177. Советское уголовное право. Общая часть. – М., 1972. С. 107. Назаренко Г.В. Русское уголовное право. Общая часть. – М., 2000. С. 118-119. (бездействии) ближайшей цели — создание возможности для причинения общественно опасного вреда охраняемому уголовным законом объекту, и конечной цели — совершение в последующем (на стадии исполнения преступления) конкретного преступления, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса, с прямым умыслом51. Интересной представляется позиция, Н.И. Скорилкина, он делает акцент на том, что приготовление (как и покушение) возможно при реализации прямого умысла, а не косвенного. При косвенном умысле волевая деятельность лица направлена на достижение совершенно другого результата, который может быть преступным и непреступным. Лицо предвидит возможный преступный результат как побочный продукт своей основной деятельности лишь наряду с другими последствиями. При этом ни одного действия, непосредственно направленного на достижение преступного результата оно не совершает52.

Анализ, мнений позволяет сделать вывод, что большая часть авторов указывают на то, что с субъективной стороны приготовление характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла.

Такой единый подход обусловлен тем, что при совершении приготовительных действий, умысел, как правило, прямой направлен на совершение оконченного преступления. А если рассматривать приготовительные действия со стороны косвенного умысла, то можно верно констатировать, что косвенный умысел имеет психическое отношение лица, к отстраненному преступному результату, который может и не охватываться умыслом содеянного. При такой ситуации, лицо ничего не предпринимает, для достижения условий.

Отсюда вытекает, что только наличие прямого умысла, влечет за собой квалификацию деяния как приготовление к преступлению. При этом наличие даже прямого умысла не означает, что деяния считаются приготовительными, Редин М.П. Преступление по степени их завершенности. – М., 2006. С. 100. Скорилкин Н.И. Добровольный отказ от преступления и его место в системе обстоятельств, освобождающих от уголовной ответственности: Дис. … канд. юрид. наук. Москва, 2013. С. 39-40. необходимым элементом, будет являться и то, что деяние не доведено до конца.

Одной из трудностей в квалификации действий (бездействий), характеризующихся, как приготовительные, является правильное установление направленности умысла виновного на совершение планируемого преступления. Приготовительные действия (бездействия), как правило, трудно обнаружить в связи с их значительной отдаленностью от оконченного преступления и отсутствием непосредственной связи с оконченным преступлением.

Примером этого является уголовное дело А., рассмотренное Преображенским районным судом г. Москвы. Органы предварительного следствия квалифицировали действия виновного по ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 2 п. «б», 228-1 ч. 1. Суд переквалифицировал действия на незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере и незаконный сбыт наркотических средств (ст. ст. 228 ч. 1, 228-1 ч. 1), указав, что органы предварительного следствия не правильно установили умысел виновного на сбыт наркотических средств. Виновный в действительности не имел данного умысла. В связи с этим, действия А. подлежат переквалификации с приготовления к сбыту наркотических средств на незаконное приобретение и хранение без цели сбыта53.

Приготовлению присуще как общая, так и специальная цель его совершения. Создание условий для совершения преступления – это специальная цель приготовления. Общей целью, будет выступать совершение оконченного преступления.

Объективная сторона приготовления к преступлению, характеризуется тем, что оно совершается только путем действий.

При выполнении объективной стороны приготовления к преступлению, необходимо помнить, что преступный результат не наступает по независящим от лица обстоятельствам. Архив Преображенского районного суда г. Москвы. Уголовное дело №2524 по обвинению А. от 2014 года. // www. rospravosudie.com

Из формулировки закона следует, что приготовление не может существовать в форме бездействия»54. Однако некоторые авторы считают, что такая форма приготовительных действий, как умышленное создание условий может совершаться не только путем действия, но и бездействием55. При этом Иванов В.Д. подтверждает это примером из судебной практики. Верховный суд РФ кассационным определением от 16 ноября 2004 года по делу 5-о04-215 переквалифицировал действия М. с покушения на совершение убийства на приготовление к совершению убийства. Согласно материалам дела М. подговорил Абдуллаева совершить убийство С., который мешал ему коммерческой деятельностью. Однако, Абдуллаев вместо этого рассказал обо всем С., который уговорил его рассказать обо всем милиции. После обращения в правоохранительные органы он встретился с М. и сообщил, что заказ исполнен, в подтверждение показал паспорт С., который тот попросил уничтожить. Суд первой инстанции квалифицировал действия М., как покушение на преступление. Суд кассационной инстанции указал: содеянное М. является приготовлением к преступлению, а не покушением на него, поскольку действий, непосредственно направленных на убийство потерпевшего, совершено не было56.

Другим примером подобной ошибки является кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 ноября 2005 года, в котором действия осужденного были переквалифицированы со ст. ст. 30 ч. 3,166 ч. 2 п.п. «а», «в» УК РФ на ст.ст. 30 ч. 1, 166 ч. 2 п.п. «а», «в» УК РФ, и указано, что осужденные своими действиями только создавали условия для реализации своего намерения, что свидетельствует о приготовлении их к совершению угона автомобиля, а не о Устинова Т. Индивидуализация ответственности за неоконченное преступление. Уголовное право. 1997. № 4. С. 35. Иванов В.Д. Предупреждение и пресечение преступлений на различных стадиях их проявления. – М., 2000. С. 99. Иванов В.Д. Предупреждение и пресечение преступлений на различных стадиях их проявления. – М., 2000. С. 102. покушении на это преступление57.

Раннее мы уже отмечали, что путем бездействия могут создаваться иные условие для совершения преступления.

В целях избегания дальнейшего спора в литературе в отношении приготовления (ч. 1 ст. 30 УК РФ) необходима, по нашему мнению, внести поправку в закон: «Под приготовлением к преступлению следует понимать умышленные действия направленные на приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступлений, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам».

Любое деяние признается преступлением лишь в том случае, если оно направлено против правоохраняемых общественных отношений. Таким образом, объектом посягательства при приготовлении, как и любого преступного деяния, являются общественные отношения. Н.Ф. Кузнецова, не соглашается с Н.Д. Дурмановым в том, что при приготовительных действиях объект может быть, и не определен58. Она считает, что о приготовлении как уголовно-правовом деянии не может быть и речи, пока точно не установлен объект подготавливаемого преступного деяния59.

Если приготовление не представляет общественной опасности ни для одного из правоохраняемых объектов либо она является незначительной, то содеянное не признается преступлением. Следует согласиться с мнением В.Д. Иванова о том, что при приготовлении опасность причинения вреда объекту посягательства является более отдаленной. И чем важнее объект, посягательство на него уже на более ранних этапах приобретает общественно Архив Верховного Суда РФ. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу «5-о04-215 от 16 ноября 2014 г. и по делу №58-о05-47 от 24 ноября 2015 г. // www. rospravosudie.com Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. – М., 1955. С. 68. Кузнецова Н.Ф. Избранные труды. – СПб., 2003. С. 255. опасный характер. Закон преследует не вообще приготовительные действия, а приготовление к конкретному преступлению, общественная опасность которого определяется объектом посягательства60.

В законодательстве впервые называется такой объективный признак приготовления, как недоведение преступления до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. Благова Е.В. по недоведение преступления до конца по не зависящим от лица обстоятельствам понимает внешние, не зависящие от воли лица факторы, помешавшие завершению преступления61.

Законодатель не даёт исчерпывающего перечня таких обстоятельств, поэтому перечень их открытый, к ним можно отнести (вмешательство третьих лиц, задержание лица, непригодность орудий и т.д.).

При квалификации деяния как приготовления, огромное значение имеет, почему преступление не было доведено до конца. Как верно отмечает Благов Е.В., что установленных обстоятельств, в силу которых преступление не было доведено до конца, в качестве независящих от лица в принципе уже дает основание для вывода о совершении приготовления к преступлению. Однако необходимо иметь в виду, что умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом оно не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам, не всегда позволяет квалифицировать содеянное как приготовление к преступлению62.

С этим вполне можно согласиться, так как обстоятельства, по которым лицо не довело преступное намерение до конца, позволит отграничить приготовление от добровольного отказа от преступления. Тем более это еще и сказывается при назначении наказания.

Так судом было установлено, что Макаров обратился к А. с предложением за денежное вознаграждение убить С, который мешал его коммерческой деятельности. Иванов В.Д. Предупреждение и пресечение преступлений на различных стадиях их проявления. – М., 2000. С. 103. Благов Е.В. Приготовление к преступлению. // Законность. 2015. №1. С. 21. Благов Е.В. Указ соч. С. 54.

Впоследствии А. рассказал С. о предложении Макарова и в подтверждение передал аудиокассету с записью этого разговора. Затем А. обратился в правоохранительные органы и сообщил о готовящемся преступлении.

Действия Макарова квалифицированы судом по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Суд кассационной инстанции переквалифицировал действия Макарова на ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, указав следующее.

Как установлено судом, в действиях Макарова имеется состав преступления организация убийства С. по найму: он, являясь инициатором убийства, разработал план его осуществления, подыскал исполнителя — А., заплатил ему деньги. Преступление не было доведено до конца по не зависящим от воли Макарова обстоятельствам, так как нанятый им исполнитель сообщил о готовящемся преступлении потерпевшему Сив правоохранительные органы.

Таким образом, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал им неверную юридическую оценку. Содеянное Макаровым следует квалифицировать как приготовление к преступлению, а не покушение на него, поскольку действий, непосредственно направленных на убийство потерпевшего, совершено не было63.

В некоторых случаях в силу повышенной общественной опасности законодатель признает приготовительные действия (например, организационную деятельность) одним из вариантов проявления объективной стороны конкретного оконченного преступления (см. например, ст. 209, 212, 232, 241 УК РФ).

Анализ субъективных и объективных признаков приготовления к преступлению, позволяет сделать вывод, что состав приготовления имеет свои

Извлечение из определения № 5-004-215 по делу Макарова. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. №7. С.14. особенности, которые его отличают от оконченного преступления. К таким признакам, которые отграничивают эти два состава, являются:

1) при приготовлении к преступлению отсутствует непосредственное воздействие на объект преступного посягательства;

2) все перечисленные действия, которые входят в приготовления к преступлению, образую объективную сторону приготовления к преступлению. При этом они не охватываются объективной стороной готовящегося преступления.

Согласно ч. 2 ст. 30 УК уголовная ответственность наступает за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению. Введение ответственности за конкретный вид преступления – это новшество для отечественного законодательства. Как нам представляется, что это связано с тем, что преступления небольшой и средней тяжести не представляют значимой общественной опасности, в отличие от тех действий, которые направлены на совершение более тяжких и особо тяжких преступлений, например, террористический акт, убийство, разбойное нападение, похищение людей, захват заложников, угон судна воздушного транспорта.

Учитывая, что приготовление к преступлению всегда отдалено во времени от самого преступления, то все выполняемые действия входят в объективную сторону подготавливаемого преступления. Как верно отмечает Ю.В. Николаева, что на практике встречаются действия, которые уже имеют место в процессе совершения преступления, например, приискание орудий или средств совершения преступления. Такие действия, как отмечает автор, уже не могут рассматриваться как приготовительные, в этом случае они являются частью действий по совершению преступления (например, поиск подходящего рычага в процессе взлома замка)64. С таким выводом можно согласиться, но только относительно одного действия – это приискание орудий или средств совершения преступления.

Николаева Ю.В. Оконченное и неоконченное преступление. –М., 2014. С. 12.

В теории уголовного права имеется деление приготовление к преступлению на конкретные виды. В.Д. Иванов выделяет следующие:

Под завершенным приготовлением понимается выполнение в полном объеме всех действий (бездействия), создающих условия для посягательства.

При незавершенном приготовлении, понимается деятельность не содержит условий, необходимых для совершения оконченного преступления.

Так, К. осужден за приготовление к совершению разбойного нападения на Ш. В июле 1998 г. К. работал кладовщиком у частного предпринимателя Ш. Имея денежные долги и узнав о наличии у нее крупных денежных сумм и банковского счета, он решил совершить разбойное нападение на Ш. с целью хищения ее имущества. Для участия в преступлении он намеревался привлечь Н., работавшего сторожем в помещении детского комбината, где находился офис Ш. В течение нескольких дней К. склонял его к совершению планируемого преступления. 2 ноября 1998 г. К. встретился с Н. для окончательного согласования плана их действий во время нападения на Ш., обсуждая возможность приобретения какого-либо ножа или пистолета. Как предполагал К., он совместно с Н., вооружившись ножом либо пистолетом, 3 ноября 1998 г. около 8 час. должен был проникнуть в квартиру Ш., которая доверяла Н. и могла открыть ему дверь. Затем К., угрожая насилием и используя пистолет либо нож, хотел заставить ее выдать денежную сумму не менее 1500 долларов США и выписать банковский чек на предъявителя, после чего он собирался связать Ш., закрыть ее в квартире, получить по чеку деньги и скрыться из города. Однако Н. от участия в преступлении отказался и явился в милицию, в связи, с чем К. не удалось совершить разбойное нападение по не зависящим от него причинам65.

Помимо завершенного и незавершенного приготовления, В.Д. Иванов выделяет и неудавшееся приготовление. Неудавшееся приготовление как отмечает В.Д. Иванов, имеет место тогда, когда при полном невыполнении подготовительной деятельности не создаются условия, позволяющие достичь

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. №5. С. 5. преступного результата, а неудавшееся приготовление связано с ошибкой субъекта относительно свойств посягательства, орудий, средств и способов совершения преступления66.

По мнению П.Н. Панченко, приготовление к преступлению может быть оконченным и неоконченным. Принимая во внимание причины, по которым готовящееся преступление не стало совершенным (или совершающимся), он выделяет также пресеченное, неудавшееся и отложенное (временно приостановленное) приготовление.

Оконченным приготовление является тогда, когда виновный сделал все, что считал необходимым для перехода к непосредственному совершению преступления. Приготовление будет неоконченным, если виновный только приступил к осуществлению приготовительных действий или, хотя и осуществил их, но не в полной мере.

Пресеченным, по его мнению, будет являться приготовление, которое было прервано усилиями работников милиции или других граждан; неудавшимся — когда лицу не удалось преодолеть препятствие, неожиданно возникшее у него на пути; отложенным (временно приостановленное) является такое приготовление к преступлению, когда лицо по каким-либо мотивам решило временно приостановить начавшуюся преступную деятельность67.

Как нам представляется, что классификация приготовления на виды, представляет интерес лишь в теоретическом плане. Особое уголовно-правовое значение оно не имеет и не влияет на юридическую оценку приготовительных действий.

Кроме того, деление приготовления на виды может вызвать и ряд теоретических ошибок. Это связано с тем, что деление приготовительных действий на виды, как следствие будет исключение из разряда ненаказуемых Иванов В.Д. Предупреждение и пресечение преступлений на различных стадиях их проявления. –М., 2000. С. 102-112. Панченко П.Н. Стадии совершения умышленного преступления. Лекция. – Н. Новгород, 2005. С. 21-22. приготовительных действий, в разряд наказуемого покушения. И самое главное, что деление приготовительных действий на виды, никак не согласуется с нормами уголовного законодательства.

Стоит обратить внимания и на вопрос о возможности приготовления к тем или иным преступлениям в зависимости от конструкции объективной стороны. При этом речь в основном идет о приготовлении к преступлениям с формальным или усеченным составом, поскольку возможность приготовления к преступлениям с материальным составом вопросов не вызывает.

Так, одни авторы допускают возможность приготовления ко всем без исключения преступлениям с формальным составом68. Другие, наоборот, совсем ее исключают69. Третьи полагают, что приготовление возможно только к некоторым преступлениям с формальным составом70.

Более приемлемым представляется мнение о том, что приготовление к преступлениям с формальным составом возможно за некоторыми исключениями.

Так, В.Ф. Караулов говорит о том, что приготовление возможно ко всем преступлениям с формальным составом, выполняемым как путем действия, так и путем бездействия, за исключением тех случаев, когда сама подготовительная деятельность рассматривается законодателем как оконченное преступление71. А.В. Галахова отмечает, что приготовление возможно в формальных составах, кроме тех преступлений, где преступное деяние выражается в бездействии (например, ст. 127, 129, 190)72. По мнению В.Д. Иванова, и среди формальных составов преступлений, совершаемых путем бездействия есть такие, к совершению которых можно готовиться (ст. Трайнин А.Н. Учение о составе преступления. – М., 1946. С. 152; Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. – М., 1958. С. 121-128. Советское уголовное право. Общая часть. – М., 1977. С. 237. Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. – М., 1955. С. 125; Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по советскому уголовному праву. (Понятие и наказуемость).

– М., 1958. С. 274. Караулов В.Ф. Стадии совершения преступления. – М., 1982. С. 11. Галахова А.В. Стадии совершения преступления. – М., 1994. С. 4. 275, 280, 328, 338, 339 УК РФ).

Он объясняет это тем, что такие деяния признаются оконченными с момента невыполнения субъектом определенной обязанности. Между возникновением данной обязанности и возможностью совершить эти действия возможен разрыв во времени, когда субъект может готовиться не выполнять их73.

Все высказанные мнения можно подтвердить примерами, например если проанализировать разбой, то по своей конструкции разбой относится к формальному составу. Следовательно, разбой считается оконченным уже с момента нападения. До реализации умысла, субъекты могут совершать ряд приготовительных действий, которые облегчат совершения разбоя (поиск орудия, сговор и т.д.), следовательно, приготовление может иметь место в формальном составе. В качестве исключения можно лишь обозначить ряд формальных составов, где уже подготовительная деятельность рассматривается законодателем как оконченное преступление (ч. 1 ст. 209, ч. 1 ст. 210 УК РФ и ряд других.).

Также приготовление невозможны и в преступлениях, общественная опасность которых заключается в создании опасности причинения вреда. Например, ст. 247 УК РФ «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов» будет оконченным уже при создании угрозы причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде

Приготовление невозможно в тех случаях, когда уголовная ответственность наступает при наличии специально установленных общественно опасных последствий (существенный вред, существенное нарушение прав и свобод и т.д.).

В приготовительных действиях лица может содержаться и оконченный состав преступления. В таких случаях, действия лица необходимо квалифицировать по правилам совокупности преступлений.

В том случае, если после того как лицо создал для себя все умышленные Иванов В.Д. Предупреждение и пресечение преступлений на различных стадиях их проявления. – Ростов-на-Дону, 2000. С. 175. условия для совершения преступления, и сразу приступает к выполнению объективной стороны задуманного преступного деяния, то в таком случае приготовление к преступлению отсутствует, ибо оно возможно, лишь, когда деяние завершается только созданием соответствующих условий. Раннее было отмечено, что приготовление к преступлению, всегда отграничивается временным пространством от конечной цели.

Наоборот, когда речь идет о составах разных преступлений, совокупность их возможна, об этом прямо указывает Верховный Суд СССР в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 18.04.1980 № 3 «О судебной практике по делам о нарушении правил о валютных операциях». В Постановлении отмечается, что хищение валютных ценностей или нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и природных драгоценных камней с целью их незаконного оборота (при квалифицирующих обстоятельствах) должно квалифицироваться по совокупности преступлений: как хищение или нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней и приготовление к их незаконному обороту74.

Обобщая вышеизложенное необходимо отметить, что уголовных дел, когда лицо привлекается к уголовной ответственности за приготовление к преступлению крайне мало. Это подтверждается и статистикой МВД, как отмечено в отчете, что 91,0% всех зарегистрированных преступлений выявляется органами внутренних дел, причем 4,9% из них — на стадии приготовления и покушения. Всего на этих стадиях выявлено 102,1 тыс. преступлений75. Необходимо отметить, что тут произведено обобщение, как покушения, так и приготовления.

Проблема квалификации деяний как приготовление связано с рядом причин:

1. Конструкция некоторых составов преступления не позволяет их Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18.04.1980 № 3 «О судебной практике по делам о нарушении правил о валютных операциях» // Бюллетень Верховного Суда СССР», N 3, 1980

Состояние преступности — январь-декабрь 2015 года. // URL: (дата обращения 13.04.2016).

рассматривать с позиции приготовления;

2. Набольшую трудность представляет сам факт доказуемости, что те или иные действия являются приготовительными, а также в ряде случаев сложно доказать преступную цель и общественную опасность совершаемых лицом действий, (например, покупка охотничьего ножа).

При квалификации приготовления к преступлению делается обязательная ссылка на ч. 1 ст. 30 УК РФ и соответствующую статью Особенной части Уголовного кодекса.

Резюмируя всё вышесказанное необходимо отметить следующее.

1. Нормы уголовного законодательства о приготовлении к преступлению остались «мертвым» нормами, практическое применение которых характеризуется единичными случаями.

2. Социальная опасность подготовки к преступлению заключается в важности объекта преступления и характера совершаемых подготовительных действий. С целью соблюдения указанных выше двух критериев считаем необходимым, предусмотреть уголовную ответственность за приготовление только к преступлениям, специально предусмотренным в уголовном кодексе.

Эта задача может быть решена двумя способами: сформулировать в особенной части УК РФ самостоятельные статьи о приготовлении к преступлениям или зафиксировать в части 2 статьи 30 перечень преступлений, приготовление которых будет осуществляться наказуемо.

3. В целях избежание дальнейшего спора в литературе в отношении приготовления может ли оно выражаться в бездействии, или только в форме действия, необходима, по нашему мнению, внести поправку в закон: «Под приготовлением к преступлению следует пониматьумышленные действия направленные на приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступлений, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам».

4. Приготовление к преступлению обладает рядом признаков (объективные и субъективные), которые позволяют отграничить его от других форм неконченого преступления, а также от оконченного преступления.

Доказывается необходимость введения уголовной ответственности за приготовление к преступлениям средней тяжести, т.к. они обладают достаточной степенью общественной опасности. Отказ законодателя, привлекать к уголовной ответственности лиц, совершивших приготовительные действия к преступлениям средней тяжести, оставляет безнаказанными приготовления к таким преступлениям, как кража (ч.2 ст. 158 УК РФ), мошенничество (ч. 2. ст. 159 УК РФ), грабеж (ч. 1 ст. 161 УК РФ), вымогательство (ч. 1 ст. 163 УК РФ), и другие. Их декриминализация создала возможность открытой подготовки ко многим преступлениям. Все это затрудняет формирование в общественном сознании идеи неотвратимости наказания и не способствует борьбе правоохранительных органов с преступлениями, имеющими наибольшую распространенность.

§ 3. Покушение на преступление

Вторым видом неоконченного преступления, который указан в УК РФ, является покушение на совершение преступления. В соответствии с законодательным определением (ч. 3 ст. 30 УК) «покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам». При сравнительном анализе покушения на преступление между УК 1960 г. и УК РФ 1996 г. Б.В. Здравомыслов отмечает, что «законодательная формула покушения в новом Уголовном кодексе почти никаких изменений, но отношению к УК 1960 г. не претерпела». Единственной новизной, по его мнению, является то, что в УК РФ появилось помимо действия и бездействие76.

Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. – М., 2010. С.

Раскрывая отличия от прежнего уголовного кодекса, Редин М.П. отмечает, что новый УК РФ внес значительные изменения в саму формулировку статьи о покушении. К таким изменениям, по мнению Редина

М.П. являются: во-первых, покушение на преступление относится к

неоконченному преступлению; во-вторых, помимо действий, стало наказуемо и бездействие которое направлено на преступление; в-третьих, вместо причин, не зависящих от воли лица, указаны не зависящие от лица обстоятельства, в силу которых преступление не доводится до конца; в-четвертых, изменены правила назначения наказания за покушение на преступление77.

Покушение на преступление имеет разную теоретическую трактовку, например некоторые авторы под покушением признают «выполнение состава преступления» или «выполнение объективной стороны посягательства»78. Другие наоборот, что покушение выражается в «осуществление действий (бездействия), входящих в объективную сторону преступления» либо «выполнение действий, непосредственно направленных на совершение преступления»79.

Ряд западных ученых, например, Дж. Флетчер полагает, что покушение вытекает из понятия оконченного преступления и считает его производным от оконченного преступления80. Европейская школа уголовного права трактует покушение как «умысел, выразившийся в действии»81.

Отечественная школа тоже имела несколько взглядов на покушение, например, Трайнин А.Н. рассматривал понятие покушение с точки зрения состава преступления и говорил, что покушение имеет место там, где налицо все элементы состава данного преступления за исключением одного лишь –

232. Редин М.П. Понятие покушения на преступление в российском праве // Уголовное право. -2002. -№ 2.- С. 57 – 60. Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. – М., 1997. С. 310. Рарог А.И. Уголовное право Российской Федерации. – М., 2015. – С. 117. Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права – М., 1998. – С. 428. Дженкс Э. Английское право – М., 1947. С. 146. последствия82.

Другая отечественная представительница Н.Ф. Кузнецова, частично соглашалась с позицией Трайнина А.Н., но при этом она предлагала под покушением понимать умышленное исполнение преступления, незавершенное задуманным субъектом преступным результатом по не зависящим от него обстоятельствам83.

С точки зрения юридической конструкции, покушение на преступление является наиболее сложным. Такую позицию поддерживает и М.П. Редин, он отмечает, что существующее определение неполно и должно включать первую стадию осуществления преступного намерения — стадию умышленного создания условий для исполнения преступления. В связи с этим правильной ему представляется следующая дефиниция: «Покушением на преступление признается умышленное создание лицом условий для исполнения преступления, сопряженное с умышленными действиями (бездействием), непосредственно направленными на исполнение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам» 84.

В отличие от определения, которое предлагает М.П. Редин, где упор сделан на то, что это «умышленное создание лицом условий для исполнения преступления, сопряженное с умышленными действиями». А.П. Козлов предлагает делать акцент на том, что это пресеченное виновное преступление, и определяет покушение как «пресеченное виновное исполнение преступления от его начала до частичного наступления результата включительно». Такое определение, по мнению А.П. Козлова позволит отграничить покушение от приготовления путем указания на то, что при покушении начинается исполнение преступления, а не только создаются его условий85. Трайнин А.Н. Учение о составе преступления. – М., 1946. С. 148. Кузнецова Н.Ф. Уголовное право. Общая часть. – М., 1993. 82-83, 89. Редин М.П. Преступления по степени их завершенности. – М., 2006. С. 119, 141. Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. – СПб., 2012. С. 267.

Помимо позиций, которые высказывал М.П. Редин и А.П. Козлов, интересное определение ввел Е.В. Благов. По его мнению, «покушение — это незавершенное или не повлекшее наступления желаемого для виновного результата действие (бездействие) по непосредственному совершению умышленного преступления»86.

Анализ различных позиций показывает, что дать полное представление о покушении на преступление не совсем получается. Поэтому, чтоб разобраться, что же собой представляет собой покушение на преступление, необходимо провести анализ признаков покушения.

Как и приготовление к преступлению, покушение обладает теме же признаками, которые в своей совокупности составляют состав покушения. Как и в приготовлении объективные и субъективные признаки покушения, позволяют провести отграничения покушения от приготовления и оконченного преступления.

К объективным признакам покушения следует относить:

  • а) непосредственную направленность действия на совершение преступления;
  • б) его незавершенность;
  • в) незавершенность посягательства по независящим от воли виновного обстоятельствам.

Субъективным признаком покушения является умышленный характер действий.

Под покушением как умышленным действием, непосредственно направленным на совершение преступления, следует понимать совершение действий, входящих в объективную сторону состава преступления. При этом надо помнить, что покушение на преступление имеет место только в том случае, когда активными действиями (или бездействием) выполняется состав задуманного преступления, и это характеризует первый признак объективной Благов Е.В. Особенности назначения наказания за неоконченное преступление. Ярославль, 2004. С. 24. стороны покушения на преступления.

Необходимо отметить, что объективный признак «непосредственная направленность действия на совершение преступления» трактуется рядом ученых неоднозначно. Например, В.Д. Иванов, который, ссылаясь на профессора С.В. Познышева считает, что «покушение всегда образуется с момента начала той деятельности, посредством которой субъект намерен достичь желаемого результата» 87

— Напротив Н.В. Лясс несколько шире трактует исследуемый объективный признак. Н.В. Лясс отмечает, что к покушению как деятельности непосредственно направленной на исполнение преступления, следует отнести не только действия, прямо указанные в диспозитивной части уголовно-правовой нормы, но и акты непосредственно предшествующие им, которые являются, как бы их составной части и не могут быть от них искусственно отделены. Как нам представляется, что речь идет о таких действиях, которые взаимосвязаны с умыслом и не разграничиваются во времени88. Например, занесение руки для удара при причинении телесного повреждения, прицеливание в жертву при убийстве.

В практической деятельности встречаются случаи, когда в покушении встречается как действие, так и бездействие. Такая последовательность возможно только в том случае, когда действие и бездействие выполнятся последовательно.

Так, Н. обратилась в бюро по трудоустройству с просьбой о получении пособия по безработице, которое выдается на определенный срок ежемесячно. Там ее предупредили об уголовной ответственности в случае, если она сама устроится на работу, но не сообщит об этом в бюро. Но Н. все же сама устроилась на работу, не сообщив об этом в бюро (бездействие), и стала получать заработанную плату, продолжая после этого получать и пособие (действие).

Проверка, проведенная работниками правоохранительных Иванов В.Д. Борьба органов внутренних дел с покушениями на преступление. – Хабаровск, 2007. С. 9; Познышев С.В. Учебник уголовного права. – М., 1928. С. 138. Лясс Н.В. Понятие и основание наказуемости приготовления и покушения. – Ленинград, 1956. С.57. органов, установила это обстоятельство, и она была осуждена за покушение на мошенничество, так как не смогла получить всей суммы денег, которую намеревалась похитить89.

Вторым объективным признаком покушения на преступления является незавершенность (не доведение преступления до конца).

Именно этот признак является центральным в покушении на преступление, так как при помощи него происходит отличие покушения от оконченного преступления.

Под незавершенностью (не доведение преступления до конца) следует понимать отсутствие одного или нескольких обязательных признаков объективной стороны состава преступления, которые необходимы для оконченного преступления.

Одним из обязательных признаков незавершенности при покушении, является не наступление указанного в законе преступного результата. При этом надо отметить, что данный признак характерен только для преступлений с материальным составом.

Примером является следующий ситуация, Сичкарь С.В. совершил покушение на дачу взятки должностному лицу лично за совершение заведомо незаконных действий, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: Инспектором ДПС ОГИБДД МУ МВД России «Орехово-Зуевское» было возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.27 КоАП РФ за оставление места дорожно-транспортного происшествия в отношении неустановленного водителя. Для установления виновного лица и принятия решения по делу данное административное дело было передано инспектору группы по розыску ОГИБДД МУ МВД России «ОреховоЗуевское». Сичкарь С.В. явился в помещение ОГИБДД для дачи объяснений и предложил должностному лицу денежные средства в сумме 30.000 рублей за не составление в отношении него протокола об административном

Анисимов А.Л. Неоконченное преступление: учебное пособие. – Воронеж, 2014. С. 46. правонарушении, предусмотренном ч.2 ст.12.27 КоАП РФ, то есть за совершение должностным лицом заведомо незаконных действий. Инспектор ДПС ОГИБДД МУ МВД России отказался выполнить указанную просьбу.

Однако Сичкарь С.В. вновь явился в служебный кабинет ОГИБДД МУ МВД России «Орехово-Зуевское», где вновь предложил денежное вознаграждение в размере 30.000 рублей за не привлечение его к административной ответственности.

Инспектор ДПС ОГИБДД МУ МВД России вновь отказался выполнить указанную просьбу, тогда Сичкарь С.В., имея умысел на дачу взятки должностному лицу за прекращение административного дела в отношении него, передал в качестве взятки деньги в сумме 30.000 рублей, находившиеся в пачке из-под сигарет, положив пачку с деньгами в ящик служебного стола. После этого Сичкарь С.В. в рамках проведения оперативно-розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент» был задержан сотрудниками полиции, в результате чего, по независящим от него обстоятельствам, не смог довести преступление до конца90.

В том случае, если преступный результат наступает, но наступает через некоторое время, то в данном случае будет оконченное преступление. Теории уголовного права неизвестны какие-либо сроки развития причинноследственной связи, между действием и последствием.

Уголовный кодекс признает преступление оконченным, если преступный результат наступил независимо от того, сколько времени прошло после совершения общественно опасных действий.

В теории уголовного права для покушения выработаны следующие виды завершенности, это субъективная завершенность, о которой мы говорили выше, и фактическая завершенность, при такой завершенности отсутствует преступный результат, который предусмотрен статьёй особенной частью. Приговор Орехово-Зуевского городского суда Московской области по У.Д. №234/2013 от 01 августа 2013 г., в отношении Сичкаря Сергея Валентиновича обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30 и ч.3 ст. 291 УК РФ. // www. rospravosudie.com

При совершении покушения на преступление, случаются ситуации, в которых наступают не те общественно опасные последствия, к которым стремится лицо, например, убивает не того человека. Такое стечение обстоятельств не превращает задуманное в оконченное преступление, так как для оконченного преступления характерно то, что наступают не любые общественно опасные последствия, а именно те: во-первых, которые осознаёт и предвидит виновный; во-вторых, те которые указаны в законе. Такая ситуация позволяет квалифицировать действия по совокупности преступлений, оно как покушение, а другое как оконченное.

Покушение в материальных составах не представляет сложности при квалификации, мы упоминали выше, что для таких составов характерно не наступление общественно опасного последствия. Но как быть с формальными составами, возможно ли в них покушение?

На этот вопрос Н.К. Семенова приводит свой довод, она указывает, что в большинстве случаев покушение возможно в преступлениях с материальным составом, хотя нельзя категорически исключить такую возможность и по формальным составам. Свою позицию Н.К. Семенова объясняет тем, что покушение в формальных составах возможно, только в том случае, когда объективная сторона осуществляется в течение какого-то времени и выполнение первоначальных действий еще не причиняет вред объекту, охраняемому уголовным законом, и поэтому не образует оконченного состава преступления. И свой довод она подтверждает примером, например, клевета, распространяемая в письменном виде, — это преступление с формальным составом. Оно считается оконченным с момента доведения ложных сведений хотя бы до одного человека. Если же эти сведения были посланы, например, почтой, но не попали к адресату из-за утраты почтальоном письма, то причинение вреда чести и достоинству потерпевшего не осуществилось и действия клеветника следует квалифицировать как покушение на клевету91. Семёнова Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): научнопрактическое пособие. – М., 2011. С. 159.

С таким выводом вполне можно согласиться, тем более что законодатель указывает на это в ч.3 ст. 30 УК РФ. Буквальный анализ статьи позволяет сделать следующий вывод. Из смысла неконченого преступления следует, что покушение характеризуется отсутствием преступного результата, такая конструкция характерна для материального состава. Но для формального состава законодатель вводит следующую формулировку «что преступление не было доведено до конца…..», тут можно привести пример, который приводила Н.К. Семенова. Таким образом, понятие покушения применимо не только к материальным, но и к формальным преступлениям.

Как нам представляется, что покушение с формальным составом возможно, но при этом должны соблюдаться определенные признаки, такими признаками является:

1. Объективная сторона обязательно должна состоять из нескольких взаимосвязанных действий, которые в совокупности образуют оконченное преступление. Например, неправомерным завладением автомобилем или транспортным средством без цели хищения. Где есть завладение и само движение;

2. Между началом преступных действий и их окончанием должен быть определенный разрыв во времени.

Относительно формально-усеченных составов, то по этому поводу Пленум Верховного Суда РФ дал четкую ясность «В тех случаях, когда активные действия лица, направленные на создание устойчивой вооруженной группы, не привели к возникновению банды, они должны быть квалифицированы как покушение на создание банды»92.

Таким образом, указание в диспозиции ч. 1 ст. 209 УК на создание банды означает, что это преступление следует рассматривать не как процесс, а как результат — создание банды, содержащей все ее признаки: устойчивость, наличие группы, вооруженность. Создание такой группы представляет собой Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.2007 № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм». // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 3, 2007. выполнение объективной стороны преступления с формальным составом. С субъективной стороны организатор сознает, что выполнил все необходимые действия по созданию банды. На основании толкования диспозиции ч. 1 ст. 209 УК Верховным Судом РФ можно сделать вывод, что создание банды — это самостоятельное оконченное преступление с формальным составом. В этом случае, как и при разбое, момент окончания преступления не переносится на более раннюю стадию. Стадией покушения данного преступления является процесс создания банды. Он должен получить в соответствии с рекомендацией Верховного Суда РФ адекватную правовую квалификацию по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 209 УК. Представляется, что преступления, предусмотренные ст. 209, так же как и ст. 162 УК, относятся к преступлениям с формальным составом.

По аналогии со ст. 209 построены диспозиции и некоторых других норм, предусматривающих ответственность за создание (организацию) преступных объединений (ст. 208, 210, 212 и др.).

Можно сделать вывод, что диспозиции названных норм также предусматривают ответственность не за процесс, а за результат активных преступных действий субъектов. Моментом окончания этих преступлений следует считать создание сообществ со всеми их признаками, прямо названными в статьях УК РФ. Здесь тоже нет переноса момента окончания преступления на более раннюю стадию. Это преступления с формальными составами, по которым возможны стадии, как приготовления, так и покушения. Покушение может иметь место в тех же случаях, что предусмотрены ст. 209, когда активные действия по созданию незаконных формирований, объединений не привели к достижению поставленной цели. Анализ ряда статей позволяет согласиться с Герцензоном А.А., что в действующем УК РФ практически отсутствуют усеченные составы93.

Третьим объективным признаком покушения является недоведение преступления до конца по причинам, не зависящим от воли виновного. Эти причины должны быть объективными, а не субъективными (страх наказания, Семёнова Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): научнопрактическое пособие. – М., 2011. С. 160-161. жалость по отношению к жертве и т.д.).

Однако в отдельных случаях такие обстоятельства могут носить субъективный характер, т.е. проистекать от самого виновного лица, но во время совершения преступления против его воли.

Примером может быть дело Меркулов С.Г., который совершил покушение на умышленные уничтожение и повреждение чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, путем поджога.

Преступление совершено им при следующих обстоятельствах: Меркулов С.Г. из личных неприязненных отношений к своему брату решил умышленно уничтожить имущество, – автомобиль. С этой целью он подошел к автомобилю, припаркованному возле дома. Затем он из пластиковой бутылки облил бензином автомобиль стоимостью 310 000 рублей, и, желая уничтожить данный автомобиль путем поджога, бросил зажженную спичку в сторону автомобиля. Однако спичка погасла и автомобиль не загорелся.

В этот момент к Меркулову С.Г. подбежал его брат который пресек действия подсудимого, в результате чего Меркулов С.Г. по независящим от него обстоятельствам не смог довести до конца свой умысел, направленный на уничтожение и повреждение чужого имущества94.

В своих трудах профессор А.А. Герцензон отмечает, что при покушении преступный результат не наступает по причинам, как зависящим от субъекта, так и не зависящим от него. Отсюда, он признавал видом покушения добровольно оставленное покушение95.

С таким высказыванием не совсем можно согласиться, так как законодатель прямо указывает, что «преступление не доводится по не зависящим от лица обстоятельствам», а не в силу добровольного отказа. И такая формулировка позволяет относить покушение к наказуемым деяниям, а не считать его добровольным решением о прекращении преступного Приговор Орехово-Зуевского городского суда Московской области Уг.д. № 2356/2013 от 20 июня 2013 г., в отношении Меркулова С.Г. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч.1 ст. 167 УК РФ. Герцензон А.А. Советское уголовное право. –М., 1948. С. 354. намерения.

Законодатель не даёт перечня таких обстоятельств, поэтому перечень их может быть любым, и то или иное обстоятельство учитывается органов расследования. Главная особенность возникших обстоятельств на стадии покушения, это то, что они возникают или существуют независимо от воли субъекта. Возникновение и их существование от воли субъекта, как раз указывает на незавершенность преступления.

Как мы уже отмечали, что все обстоятельства выясняются на стадии предварительного расследовании. Такой вывод и высказывает Верховный Суд РФ. Верховный Суд РФ предписывает в каждом случае устанавливать обстоятельства, в силу которых виновный не смог полностью реализовать задуманное96.

Законодатель в уголовный кодекс поместил важное указание, которое определяет, что покушение на преступление это только умышленное действие. Умышленное совершения покушения – это первый субъективный признак покушения.

Особенностью субъективного признака заключается в том, что умыслом охватывается весь состав задуманного преступления, но при этом, лицо осознает, что его умысел реализуется не полностью.

Ещё одной особенностью законодательной формулировки на умысел, выражается в том, что исключается покушение по неосторожности.

В теории уголовного права были авторы, которые считали возможным совершить покушение по неосторожности. Среди таких представителей был М.Д.Шаргородский. Он утверждал, что покушение и приготовление возможны в отношении тех случаев неосторожных преступлений, когда действие совершается умышленно, а результат наступает по неосторожности. В качестве примера М.Д. Шаргородский приводил «езду с недозволенной быстротой и неосторожное обращение с оружием»97. Такой вывод был

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №3. С. 18.

Шаргородский М.Д. Преступление против жизни и здоровья. – М., 1947. С. 197. раскритикован рядом ученых, среди тех кто критиковал был И.С. Тишкевич. Он отмечал: «Шаргородский смешивает два совершенно различных понятия – сознательного совершения действия, понятия не уголовно-правового и умышленного совершения преступления, понятия, обозначающего одну из форм вины в уголовном праве»98.

Апогеем возникшего спора, стало Постановление Пленума Верховного Суда РФ. Так, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указал, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.) 99.

Покушение не может быть совершено с косвенным умыслом, на это указывает судебная практика.

Так, К., узнав, что Т. встречается с ее сожителем С., пришла к дому, где те пребывали, разбила окно, сломала телевизионную антенну и бросила в комнату заранее приготовленный ею баллон с бензином. В результате в комнате возник пожар, Т. и С. получили тяжелые ожоги. Суд признал К. виновной в покушении на убийство двух лиц и в умышленном уничтожении чужого имущества, совершенном общеопасным способом. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда России, рассмотрев дело в кассационном порядке, приговор изменила. Было признано, что обстоятельства содеянного К. говорили в пользу косвенного умысла на убийство. Покушение же с косвенным умыслом не совершается. Поэтому действия К. в части посягательства на жизнь были переквалифицированы на Тишкеевич И.С. Приготовление и покушение по уголовному праву. – М., 1958. С. 194-198. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27.01.2009 № 1 // БВС РФ. – 2009. – № 3. фактически причиненные тяжкие телесные повреждения.

При покушении возможен аффективный прямой умысел. Если субъект выстрелил в потерпевшего с целью убийства, но промахнулся, например, действуя в состоянии аффекта, он будет отвечать за покушение на убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 30 и ст. 107 УК РФ)100.

Что касается возможности покушения с неконкретизированным или альтернативным умыслом, то здесь мнения теории и практики неоднозначны. Одни авторы считают, что квалифицировать покушение на преступление с неконкретизированным умыслом надо, ориентируясь на более тяжкое преступление, другие, напротив — на менее тяжкое, третьи предлагают компромиссное решение101.

Иная ситуация с покушениями в преступлениях с альтернативным прямым умыслом. При альтернативном умысле лицо желает причинить два или более ущерба соответственно двум и более объектам. Какой из них фактически пострадает, ему все равно. Поэтому правило квалификации преступлений с альтернативным прямым умыслом «по фактическим последствиям» пригодно и для покушений.

Действующий УК РФ не предусматривает деления покушения на виды. В теории уголовного права на протяжении многих лет речь идет о таких видах как оконченное и неоконченное покушение, а также на покушение на негодный объект и с негодными средствами.

В теории уголовного права, а также среди криминалистов нет единства взглядов на критерий деления покушения на оконченное и неоконченное. Одни авторы (Э.Ф. Побегайло, В.П. Кашепов) за основу берут субъективный критерий102, другие (Р.Л. Габдрахманов, В.И. Ветров) — объективный103, третьи (Б.В. Здравомыслов, Г.В. Назаренко) пишут о необходимости сочетания

Скорилкин Н.И. Добровольный отказ от преступления и его место в системе обстоятельств, освобождающих от уголовной ответственности: Дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2013. С. 40. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. – М., 1976. С. 128. Кашепов В.П. Уголовное право Российской Федерации. – М.. 2009. С. 117-118. Побегайло Э.Ф. Уголовное право. Общая часть. – М., 2007. С. 34. объективного и субъективного критериев104.

Сторонники субъективного критерия, делят покушение в зависимости от степени реализации умысла. Сторонники объективного критерия полагают, что покушение будет оконченным или неоконченным в зависимости от фактической завершенности действий, которые предусмотрены в статье особенной части УК РФ. Сторонники смешанного105 вида, рекомендуют учитывать объективные и субъективные критерии одновременно.

Однако ряд авторов считает, что при делении покушения на виды следует пользоваться объективным критерием106.

Выступая против сторонников второй точки зрения, Н.Д. Дурманов совершенно правильно подчеркнул, что «…принятие объективного критерия для разграничения оконченного и неоконченного покушения, повело бы к бесконечным схоластическим спорам о том, были или не были необходимы для совершения преступления действия, фактически совершенные виновным»107.

Как нам представляется, что делить покушение по субъективным и объективным критериям, значит вводить лишнею информацию для правоохранительных органов. Такое деление имеет место, только для теоретиков уголовного права, но никак не для практиков.

В теоретической и практической значимости, мы выступаем сторонниками деления покушения на оконченное и неоконченное. С одной стороны это необходимо для разграничения покушения от оконченного преступления, а с другой для правоприменительной практике.

Первый вид покушения, который выделяет теория, это оконченное покушение. Под оконченным покушением следует понимать такое покушение, Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. – М., 2010. С. 239; Назаренко Г.В. Русское уголовное право Общая часть. Курс лекций. – М., 2000. С. 120. Тишкеевич И.С. Приготовление и покушение по уголовному праву. – М., 1958. С. 162163; Иванов В.Д. Ответственность за покушение на совершение преступления по советскому уголовному праву. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1968. С. 13. Курс уголовного права. Общая часть. – Т. 1. – М., 1999. С. 372. Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. – М., 1955. С. 146. при котором субъект сделал все, что он считал необходимым для совершения преступления, однако преступление не было завершено по не зависящим от него обстоятельствам.

Как теория и практика, что оконченное покушение представляет наибольшую опасность. Это связано с тем, что лицо выполняет всё задуманное, и нередко эти действия сопровождаются причинением известного вреда, особенно при покушении на убийство.

По своей конструкции оконченное покушение схоже с оконченным преступлением, но между ними необходимо производить различие. И это различие: во-первых, проводится по объективной стороне; во-вторых, в отличие от оконченного преступления в покушении всегда отсутствует тот преступный результат, к которому стремился виновный.

Неоконченным покушением является такое покушение, при котором субъект не совершил еще всего того, что он считал необходимым для совершения преступления.

Необходимо отметить, что деление покушение на оконченное и неоконченное, имеет значение для определения общественной опасности и для назначения наказания за содеянное. Высказывалось также мнение, что деление покушения на виды вообще не имеет никакого практического и теоретического значения108.

Деление покушения на оконченное и неоконченное критикует профессор Н.Ф. Кузнецова. «Она считает, что деление покушения на оконченное и неоконченное не имеет существенного практического и теоретического значения, так как такое деление не вызывается природой действий, которыми осуществляется покушение, поскольку это единые и неразрывные действия по исполнению преступления. Указанное деление, по ее мнению, несущественное потому, что перерыв преступной деятельности в начале или конце происходит по не зависящим от лица обстоятельствам»109. Иванов В.Д. Предупреждение и пресечение преступлений на различных стадиях их проявления. ЮРГИ. 2000. С. 137. Кузнецова Н.Ф. Ответственность на приготовление к преступлению и покушение на

Позиция Н.Ф. Кузнецовой не совсем воспринимается практикой применения уголовного законодательства. В противовес позиции Н.Ф. Кузнецовой можно сказать следующее, что различие между оконченным и неоконченным преступлением имеются, и при том очень существенные. Эти различия можно обнаружить по объективным признакам, а так же по степени выполнения объективной стороны состава преступления.

Различие по объективным признакам между оконченным и неоконченным покушением заключается в том, что в оконченном покушении отсутствует общественно опасный результат, который желал субъект. При оконченном покушении субъект уже совершил действие, которое как он считает достаточно для причинения вреда. Напротив, при неоконченном покушении отсутствует не только преступный результат, но и не окончено само действие, которое может его причинить. И говорить о том, что оконченное и неоконченное покушение не имеет никакого теоретического и практического значения, не совсем уместно.

Следует согласиться с Э.Ф. Побегайло в том, что деление покушения на виды в зависимости от степени завершенности имеет важное значение при определении степени общественной опасности содеянного, назначении наказания и решении вопроса о добровольном отказе от преступления110. Последнее существенно, поскольку применение норм о добровольном отказе возможно только при неоконченном покушении и приготовлении к преступлению.

Как отмечает Баймакова Н.Н., кроме того, при оконченном и неоконченном покушении различны моменты их окончания. Моментом окончания оконченного покушения будет совершение последнего из действий (бездействия), составляющего объективную сторону замышляемого преступления, который мог бы привести к желаемому преступному результату, но последний не наступил по не зависящим от лица обстоятельствам.

преступление по советскому уголовному праву. – М., 1958. С. 94. Скуратов Ю.И., Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. – М., 1996. С. 55.

Момент окончания неоконченного покушения связан с совершением части из составляющих объективную сторону замышляемого преступления действий (бездействия).

Лицо не выполняет всех действий по не зависящим от него обстоятельствам. При этом совершенные действия (бездействие) еще не могут повлечь наступление желаемого противоправного результата, характеризующего окончание преступления111.

Законодатель не учитывает тот факт, окончено или не окончено покушение, действия лица будут квалифицироваться по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за преступление, со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ.

Как нам кажется, что для разработки единой позиции относительно классификации покушения на оконченное и неоконченное, необходимо ввести определенные термины в сам закон. Такое внесение изменений будет преследовать как практическую, так и теоретическую значимость.

Например, текст статьи 30 может быть дополнен частью 4, которую необходимо изложить в следующей редакции:

1) под оконченным покушением понимается выполнение всех умышленных действий субъектом, которые он считает необходимые для достижения преступного результата, однако преступный результат не наступил по независящим от этого лица обстоятельствам;

2) под неоконченным покушением понимается действие, при котором субъект по независящим от него обстоятельствам еще не выполнил всех необходимых умышленных действий, которые он считает необходимые, и при этом не достиг преступного результата.

Предложенное нами определение видов покушения на преступления, представляется весьма актуальным в свете последних реформаторских событий в области уголовного законодательства. Внесение таких изменений Баймакова Н.Н. Момент окончания преступления: Дисс. … канд. юрид. наук. Москва, 2014. С. 158. может быть учтена при разработке нового уголовного кодекса, тем более, что законодатель уже озвучивал такую идею.

В теории и на практике кроме оконченного (завершенного) и неоконченного (незавершенного) покушения выделяют два вида негодных покушений: покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами.

Теория уголовного права выработала следующее определение покушение на негодный объект. Под покушением на негодный объект следует понимать, умышленные действия субъекта, которые направлены на конкретный объект посягательства, но вследствие допускаемой ошибки не создают реальной опасности причинения объекту вреда. Мы солидарны с рядом авторов112, которые считают, что формулировка «покушение на негодный объект» не совсем является уместной. Это обосновывается тем, что объект – это всегда общественное отношение, которое страдает в результате совершения посягательства. Исходя из этого, объект не может быть негодным, объект всегда четко определен законодателем. Негодным может быть только предмет посягательства, и, как правило, это предметы материального мира. Высказанное нами суждение основано на Постановление Пленума Верховного Суда РФ. В своём Постановлении Верховный Суд РФ, указал, что если виновный похитил непригодное к функциональному использованию оружие (боевые припасы, взрывчатые вещества), заблуждаясь относительно его качества и полагая, что оно исправно, содеянное следует квалифицировать как покушение на хищение оружия (боевых припасов, взрывчатых веществ)113. Из приведенного примера видно, что объектом является совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность и общественный порядок. См., напр.: Курс уголовного права. Общая часть. – Т. 1. – М., 1999. – С. 373. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. «О судебной практике по делам о хищении и вымогательстве, незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ» и взрывных устройств. // БВС РФ. – 2002. № 5. С. 3.

Такого же мнения придерживается и ряд авторов, например, Н.Ф. Кузнецова отмечает, что «покушение на негодный объект» — ошибочно, поскольку «объект правоохраны всегда пригоден для посягательства»114.

Ранее схожую точку зрения высказывал В.А. Якушин, который полагал, что считать покушение на негодный объект ошибкой в объекте нельзя, так как ошибка относительно свойств вещи не есть ошибка в объекте115.

Поэтому чтоб, развеять все возникшие разногласия, необходимо обозначить, что покушение на негодный объект (предмет) посягательства.

Для практического разграничения, покушение на негодный объект, должно обладать юридическими и фактическими признаками.

Фактический признак должен характеризовать совершенное деяние как неудавшееся, а юридический признак будет характеризовать деяние с точки наказуемости или ненаказуемости.

При материальном составе преступления, виновный выполняет все задуманные действия, которые предусмотрены диспозицией Особенной частью УК РФ, но общественно опасные последствия не наступают, в силу внешних обстоятельств.

При формальном составе, преступное посягательство протекает длительное время, но по независящим от лица обстоятельствам оно может быть прервано и преступное действие будет выполнено частично.

Под покушением с негодными средствами следует понимать, действия субъекта, когда используются орудия и средства, неспособные вызвать желаемый результат.

Практика знает разновидности такого покушения, выделяют, когда субъект использует абсолютно непригодные средства и непригодные в конкретных условиях.

Примером может служить следующее уголовное дело: С. был осужден за покушение на умышленное убийство. Судебная коллегия по уголовным

Кузнецова Н.Ф.Курс уголовного права. Часть Общая. В 2 т. T.1. – M., 1999. С. 373.

Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение – Казань, 2014. С. 59. делам Верховного суда РСФСР приговор изменила, оценив действия С. как хулиганство. Заместитель Председателя Верховного суда РСФСР внес протест на данное решение, который в новом разбирательстве был удовлетворен. Согласно обстоятельствам дела, С. в день совершения преступления находился в состоянии алкогольного опьянения, перевозя людей через разлившуюся реку. Ш., являясь непосредственным начальником, отстранил его от работы. С. стал просить отменить такое решение, но Ш. отказался. Тогда С. поехал к себе домой, взял заряженное ружье и пришел в контору, где находился Ш. Там он навел ружье на Ш. и нажал курок, однако вследствие неисправности спускового механизма ружье не выстрелило. Ш. и еще один очевидец происшедшего отобрали ружье у С. и тот ушел из конторы. С. был осужден за покушение на убийство116.

Некоторые ученые выделяют и еще один вид негодного покушения покушение с недостаточной силой, когда лицо недооценивает препятствие, которое ему требуется преодолеть или ошибается в оценке применения силы воздействия на это препятствие117.

Интересным представляется позиция П.Н. Панченко, он предлагает делить покушение на следующие виды:

1) по отношению фактически совершенного деяния (покушения) к объективной стороне преступления, покушение на которое имело место;

2) по моменту прерывания (по объему фактически совершенных действий и степени осуществления преступного намерения);

3) по реальности (или нереальности) опасности, созданной покушением для объекта;

4) по причинам, в силу которых преступление не было доведено до конца118.

Кроме того, П.Н. Панченко подразделяет оконченное покушение на Лебедев В.М. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации. –М., 2001. С. 406-407. Истомин А.Ф. Общая часть уголовного права. Учебное пособие. –М.,2013. С. 272. Панченко П.Н. Стадии совершения преступления. – Н. Новгород, 2005. С. 23-27. оконченное с частично наступившими последствиями и без таковых. А неоконченное покушение делит на: неоконченно-предстоящее (лицо еще не проникло в квартиру, но уже ломает дверь); неоконченно-начатое (лицо подсыпало яд в вино, но фужер выпадает из рук предполагаемой жертвы); неоконченно-завершившееся (яд уже выпит, но доза оказалась недостаточно сильной)119.

По мнению П.Н. Панченко, еще одним видом покушения является ничтожное покушение. Оно представляет деяние, которое хотя формально и может рассматриваться в качестве основания уголовной ответственности, но по существу такового не создает — в силу несущественности создаваемой для объекта опасности, например, если лицо в силу невежества прибегает к таким способам «убийства», как заклинания, колдовство и т.д.120.

Нам представляется, что деление, которое предлагает П.Н. Панченко имеет интерес только с теоретической (научной) точки зрения, и никак не может быть применено на практике.

На основании вышесказанного можно сделать следующие выводы:

1) покушение на преступление — это умышленные действия субъекта преступного посягательства, которые прерваны по не зависящим от лица обстоятельствам, как правило, до наступления общественного опасного последствия;

2) перечень обстоятельств, по которым прерывается посягательство, является открытым, и учитывается каждый раз органами предварительного расследования;

3) покушение возможно как в материальных составах преступления, так и в формальных составах. Особенность покушения в формальных составах, заключается в том, что деяние состоит из ряда действий, отграниченных во времени;

4) виды покушения — оконченное и неоконченное, годное и негодное (на

Панченко П.Н. Указ. раб. С. 26-27.

Там же. С. 25-27. негодный объект и с негодными средствами) не имеют значения для квалификации покушения, ибо во всех случаях не доведение преступления до конца происходит помимо воли субъекта;

5) для практического разграничения, покушение на негодный объект, должно обладать юридическими и фактическими признаками. Фактический признак должен характеризовать совершенное деяние как неудавшееся, а юридический признак будет характеризовать деяние с точки наказуемости или ненаказуемости.

6) под оконченным покушением понимается выполнение всех умышленных действий субъектом, которые он считает необходимые для достижения преступного результата, однако преступный результат не наступил по независящим от этого лица обстоятельствам;

7) под неоконченным покушением понимается действие, при котором субъект по независящим от него обстоятельствам еще не выполнил всех необходимых умышленных действий, которые он считает необходимые, и при этом не достиг преступного результата;

8) покушение на любое преступление наказуемо, однако УК РФ 1996 г. устанавливает обязательное снижение наказания за покушение;

9) на наш взгляд, деление покушения на виды имеет практическое значение в связи с тем, что применение норм о добровольном отказе возможно только при неоконченном покушении и приготовлении к преступлению.

Глава 3. ОСНОВАНИЯ РАЗГРАНИЧЕНИЯ НЕОКОНЧЕННЫХ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ

§ 1. Спорные вопросы отграничения приготовления к преступлению от

покушения на преступление

Вопрос отграничения приготовления от покушения всегда вызывал дискуссии так в теории уголовного права, так и в правоприменительной практике.

Еще Г.Е. Колоколов, рассматривая проблему отличия покушения на преступление от приготовления к преступлению, отмечал: «Определение такой границы имеет, бесспорно, громадную важность и не только в теоретическом, но и в практическом отношении: как в теории, так и в законодательствах действия приготовительные признаются, по общему правилу, не подлежащими уголовной ответственности; покушение же, напротив, считается действием наказуемым, по крайней мере, в тех случаях, где полной реализации умысла препятствуют условия внешние, не зависящие от воли преступного субъекта»121.

Среди теоретиков уголовного права на протяжении многих лет, не было точной позиции, по поводу того стоит ли проводить различие между приготовлением и покушением на преступление. Многие авторы были склонны к тому, что приготовление и покушение являются уголовно наказуемыми деяниями, которым присущи свои особенности. Это бесспорно, так как теория уголовного законодательства 20 века рассматривала приготовление как действие, направленное на создание определенных условий для преступления, а покушение рассматривалось как начавшееся действие субъекта.

Возникший спор был устранен, после принятия УК РСФСР 1960 года. В соответствии со ст. 15 УК РСФСР, приготовлением к преступлению признавалось «приискание или приспособление средств или орудий или иное умышленное создание условий для совершения преступления», а покушением на преступление — «умышленное действие, непосредственно направленное на

Колоколова Г.Е. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. – М., 2001. С. 340 совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного»122.

Анализ норм УК РСФСР 1960г., позволяет сделать вывод, что основное отличие приготовлении от покушения состоит в том, что приготовление – это умышленные действия субъекта, направленные на создание благоприятных условий для совершения, задуманного преступления. Как и в приготовлении, покушение совершалось умышленными действиями, но отличие заключалось в том, что при покушении субъект уже выполняет часть объективной стороны. Помимо сказанного, ещё одним основным отличием по УК РСФСР 1960 г. между приготовлением и покушением заключалось в формулировке законодателя. Законодатель в ст. 15 УК РСФСР не указывает на признак прерванность при приготовлении, тогда как покушение содержало признак «по не зависящим обстоятельствам».

Учитывая выявленные проблемы, между приготовлением и покушением на преступление при принятии УК РФ 1996 г. законодатель их уже попытался устранить. УК РФ 1996 года в ч. 1 ст. 30 рассматривает приготовление к преступлению как приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействия) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 3 ст. 30 УК РФ).

Несмотря на то, что законодатель дал четкое определение, что есть покушение и приготовление, споры по поводу разграничения не утихают. Например, Дж. Флетчер полагает, что между приготовлением и покушением

Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960).

// Ведомости ВС РСФСР, 1960, № 40, ст. 591. не существует четкой грани. Напротив, А.В. Наумов, настаивает на позиции, что необходимо установить, является ли совершенное деяние частью объективной стороны готовящегося или совершаемого преступления123. Поддерживая позицию А.В. Наумова, Козлов А.П. указывает, что необходимо оценивать характер выполняемых при приготовлении и покушении действий124.

Напротив, А.М. Ситникова предлагает проводить отличие по субъективным и объективным признакам покушения приготовления125, но при этом она не раскрывает своей позиции. Учитывая описанные раннее объективные и субъективные признаки видов неоконченного преступления, то можно сказать, что позиция А.М. Ситниковой полностью схожа с позицией А.В. Наумова и А.П. Козлова. Частично соглашается с мнением А.М. Ситниковой и С.В. Бородин, своей монографии отмечает, что разграничение должно проводиться по объективной стороне преступного посягательства126.

В. Ткаченко утверждал, что при покушении на преступление виновный выполняет действия, составляющие обязательный признак состава конкретного преступления. При приготовлении действия виновного находятся за пределами объективной стороны задуманного преступления127.

Очень интересной представляется позиция Н.Ф. Кузнецовой, она смело заявляет, что Различия между приготовлением и покушением иногда провести непросто, а значение для оценки общественной опасности этих видов неоконченного преступления не столь существенно, ибо прерванность деяния на той или иной стадии происходит по независящим от лица обстоятельствам и потому ни в заслугу, ни в вину ему поставлены быть не могут128. Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права – М., 1998. С. 426 Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. – СПб., 2012. С. 288. Ситникова А.И. Неоконченное преступление и его виды: Дисс…. канд. юрид. наук. М., 2013. С. 130 — 131. Бородин С.В. Преступление против жизни. – М., 2003. С. 321. Ткаченко В. приготовление к преступлению и покушение на него. Советская юстиция. 1975. №16. С.8. Кузнецова Н.В., Тяжкова И.М. Курс уголовного права. Общая часть. Том. 1: Учение о преступлениях. – М., 2007. С. 364.

Для разграничения покушения и приготовления, один из основоположников науки советского уголовного права А.Н. Трайнин разработал формулу, по которой необходимо проводить разграничение: «Приготовление = умысел + действие, не являющееся элементом состава. Покушение = умысел + действие, являющееся элементом состава – последствие129. Нам представляется, что эта формула является бесценным вкладом в развитие уголовного права, так как она наглядно показывает, последовательность действий в той или иной стадии.

Приведенные позиции по поводу отличий между приготовлением и покушением, не позволяет четко сделать вывод, а есть ли отграничения и в чем они проявляются. Поэтому необходимо провести анализ норм УК РФ и правоприменительной практики, и на основании анализа выдвинуть свою позицию.

Как нам представляется, что сравнение необходимо начать с анализа общественной опасности. Общественная опасность приготовления заключается в том, что субъект своими умышленными действиями ставит в опасность причинить вред объекту. При этом, чем ближе субъект к задуманному, тем выше степень общественной опасности. В приготовлении степень общественной опасности отделена временем. При покушении, общественная опасность значительно выше, так как субъект уже причиняет вред объекту, но желаемый результат, на который рассчитывает лицо, не наступает. Такой же позиции придерживается и М.В. Гринь, автор отмечает, что в отличие от приготовления к преступлению при покушении субъект оказывает непосредственное воздействие на объект совершаемого преступления130. Подобной позиции придерживаются и еще ряд авторов, например, при приготовлении еще нет непосредственного посягательства на объект, тогда как при покушении всегда налицо непосредственное Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. – М., 1957. С. 301 – 302. Гринь М.В. Неоконченное преступление. Дис. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2013. С. 94. посягательство на объект131.

Уголовный кодекс определяет, что основанием для уголовной ответственности является наличие всех признаков состава преступления (ст. 8 УК РФ).

Если буквально толковать, то неоконченное преступление не имеет всего полного состава преступление. Но всё же субъект, который выполняет приготовление или покушение, совершает частично состав преступления.

Если проводить сравнение, то приготовление и покушение имеют следующие общие элементы состава преступление, а именно субъективные признаки и объект посягательства. Отличие заключается лишь в объективной стороне, и это очевидно.

Отличие по объективной стороне выражается в следующем:

1. Объективная сторона приготовления выражается в активных действиях, напротив покушение возможно как в форме действий, так и в форме бездействий;

2. Приготовительные действия являются разнообразными и могут быть в отрыве от объективной стороны задуманного преступления. Напротив, при покушении объективная сторона взаимосвязана с объективной стороной выполняемого преступления, действия при покушении, это часть преступного деяния.

По мнению Э.Ф. Побегайло, покушение от приготовления отличается тем, что здесь действия (бездействия) виновного не ограничиваются созданием условий, а уже непосредственно направлены на осуществление преступного акта132.

При покушении воздействие на объект уже происходит, но преступный результат, к которому стремился субъект, не достигается, хотя частично ущерб объекту может быть нанесен.

Поэтому, чтобы отграничить приготовление от покушения, необходимо Галиакбаров Р.Р. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. – Саратов, 1997. С. 223.

Скуратов Ю.И., Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 3-е изд., изм. и доп. – М., 2000. С. 53. установить, является ли совершенное деяние частью объективной стороны готовящегося или совершаемого преступления.

Следовательно, при приготовлении и покушении налицо различия по объективной стороне преступления.

Если преступная деятельность лица развивалась последовательно, и после совершения приготовительных действий к совершению преступления последовали действия (или бездействие), направленные на непосредственное выполнение объективной стороны состава преступления, недоведенные до конца по независящим обстоятельствам, то все предыдущие приготовительные действия поглощаются стадией покушения на преступление.

Примером такому высказыванию может служить решение, принятое Президиумом Верховного Суда РФ.

10 февраля 2000 г, М. совместно с К. и С. разработали план убийства Б. путем нападения на него и сопровождавших его лиц в аэропорту. Ни 11, ни 12 февраля 2000 г. Б. не прибыл в аэропорт, в связи с чем К., М. и С. не смогли осуществить задуманное. 13 февраля 2000 г, вооруженные К., М. и С. приехали в аэропорт. Дождавшись, когда автомобиль с Б. и сопровождавшими его лицами приблизился, К. стал стрелять по автомобилю, затем стрельбу продолжил М. В результате указанных действий находившийся в машине Н. скончался, а потерпевший Б. скрылся с места преступления.

М., вооруженный автоматом, 10, 11 и 12 февраля 2000 г. приезжал к месту предполагаемого убийства Б. и сопровождавших его лиц, однако совершить преступление не смог, поскольку Б. в аэропорт не прибыл. Эти действия М. суд квалифицировал как приготовление к убийству. Вместе с тем 13 февраля 2000 г., реализуя то же самое преступное намерение тем же способом, получив сигнал о приближении автомашин, в которых находились Б. и сопровождавшие его лица, он открыл по ним стрельбу из автомата.

Таким образом, действия М. в отношении одного и того же потерпевшего, направленные на достижение единого преступного результата, совершенные в короткий промежуток времени и связанные с теми же целями и мотивами, следует рассматривать как одно преступление, не требующее дополнительной квалификации содеянного М., предшествовавшего достижению преступного результата, как приготовление к преступлению133.

Из приведенного примера видно, что все предварительные действия поглотились покушением, и это является оправданным.

Если проанализировать один из видов покушения, а именно «неоконченное покушение» и сравнить его с приготовлением, то можно сделать вывод, что они возможны и в составах, где наступление последствий не обязательно (в формальных составах).

Необходимо отметить, что приготовление и покушение возможно лишь при совершении некоторых сравнительно немногочисленных формальных составов преступлений. Для того чтобы выполнить состав определенного преступления, субъекту необходимо сделать ряд подготовительных действий.

Например, приготовление и покушение возможны при совершении таких преступлений, как уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами (ст. 339 УК РФ).

Учитывая законодательную конструкцию объективной стороны приготовления и покушения, то необходимо отметить, что если объективная сторона преступления выражается в бездействии, и по конструкции является, формальны, то в таком составе покушение и приготовление не возможно.

С субъективной стороны приготовлению, и покушению присущ только прямой умысел, об этом было сказано при анализе конкретного вида неоконченного преступления.

При приготовлении и при покушении субъект совершает именно целенаправленную деятельность, которая осуществляется намеренно. Поэтому, мы считаем, что по субъективной стороне преступления и приготовление, и покушение совпадают.

Однако не всегда субъективная сторона преступления при

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2008 г. №33-П08. // СПС «Консультант плюс», 2016. приготовлении и покушении может совпадать.

На наш взгляд, покушение возможно с аффективным прямым умыслом. Например, субъект выстрелил в потерпевшего в состоянии аффекта, но по не зависящим от него обстоятельствам смерть не наступила. Он будет отвечать за покушение на убийство, совершенное в состоянии аффекта (ч. 3 ст. 30 и ст. 107 УК РФ).

Приготовление к преступлению, мы считаем, невозможно совершить в состоянии аффекта, т.к. оно характеризуется созданием определенных условий для совершения преступления, а в состоянии аффекта такое невозможно.

Приготовительные же действия носят целенаправленный, умышленный характер, они потому и приготовительные, что лицо заранее готовится, все продумывает, состояние же аффекта возникает внезапно под влиянием какихлибо раздражающих факторов, причем разрыв во времени здесь либо отсутствует, либо он незначителен. Получается, что приготовится к созданию определенных условий, у лица просто нет времени. Все это говорит в пользу того, что приготовление, как преднамеренная умышленная деятельность, невозможно в состоянии аффекта, в связи с тем, что лицо не обладает возможностью по созданию условий при совершении деяния. Все происходит внезапно и в течение короткого промежутка времени.

Уголовный кодекс закрепляет ряд составов, при совершении которых, как приготовление, так и покушение просто невозможно, к таким составам относятся преступления совершенные по неосторожности. Это подтверждается тем, что сам УК РФ, фиксирует, что приготовление и покушение может быть совершено только в умышленных преступлениях.

Помимо преступлений, которые совершаются по неосторожности, приготовление и покушение не возможно и в преступлениях с косвенным умыслом. Это связано с тем, что субъект посягательства желает преступный результат, но никак не предвидит его, как это при косвенном умысле.

Итак, приготовление, и покушение содержат в себе все признаки состава преступления. Но каждый из них характеризуется собственным (самостоятельным) составом преступления.

Значит, приготовление к преступлению и покушение на преступление не сливаются. Их анализ позволил нам выявить различия по объективной и субъективной стороне (только в частных случаях) преступления.

Практика показывает, что процесс разграничения приготовления и покушения весьма сложен, это связано с тем, что одно и то же действия субъекта может быть как покушением, так и приготовлением. Сложность представляет и ситуация, когда они взаимосвязаны и преследуют цель совершить одно преступления. Например, лицо проникает в жилое помещение с целью хищения чужого имущества, но не совершает хищение, то это покушение. Наоборот, если лицо проникает туда с целью совершить убийство, то это уже приготовление.

Анализ приготовления и покушения позволил выявить следующие различия, по которым возможно провести их разграничение:

  •  приготовление характеризуется меньшей общественной опасностью, чем покушение, т.к. непосредственного воздействия на объект при приготовлении не происходит;
  •  приготовление к преступлению и покушение на преступление имеют свои собственные (самостоятельные) составы преступления, отличные друг от друга;
  •  приготовление создает различные условия для осуществления преступления, а покушение является действием, направленным на совершение преступления;
  •  приготовление входит в объективную сторону готовящегося преступления, а покушение — в объективную сторону оконченного преступления;
  •  приготовление к преступлению невозможно в состоянии аффекта, тогда как покушение на преступление здесь вполне возможно;
  •  приготовление возможно в преступлениях с различными составами, тогда как покушение невозможно в преступлениях с усеченным составом;
  •  при приготовлении уголовно наказуемыми являются приготовительные действия к тяжким и особо тяжким преступлениям, при покушении — уголовно наказуемы все категории преступлений;
  •  покушение может быть совершено как в форме действий, так и бездействий, приготовление только в форме действий.

§ 2. Проблемы отграничения покушения на преступление от

оконченного преступления

Учитывая объективные признаки покушения, то можно смело отметить, совершая покушение, иногда возникает ситуация, что субъект совершил оконченное преступления. Поэтому, в ходе исследования необходимо показать, где проходит грань, позволяющая отграничить покушение от оконченного преступления.

Вопрос отграничения покушения на преступление и оконченного преступления, всегда был дискуссионным. Ряд авторов предлагают, отграничивать покушение от оконченного преступления, по незавершенности объективной стороны, так как по другим элементам состава преступления они полностью совпадают134.

Помимо объективного критерия разграничения, высказывалась позиция и субъективного критерия. Сторонником субъективного критерия является В.Д. Иванов и ряд других ученых135. В своих работах В.Д. Иванов высказывает, что в оконченном преступлении субъективная сторона находится в полном развитии, соответствует направленности умысла на определенный объект. При покушении субъективная сторона остается незавершенной, не находит своего Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по советскому уголовному праву (понятие и наказуемость).

– М., 1958. – С. 109; Лясс Н.В. Указ. раб. 1968. – С. 557-558. Редин М.П. Осуществление преступного намерения и неоконченное преступление // Вестник Саратовской государственной академии права. -1998.- № 2. С. 37 – 45. полного воплощения ни в объекте, ни в характере объективной стороны136. Критикую субъективный критерий, Дж. Флетчер отмечает, что теория уголовного права относительно субъективного критерия, а конкретно относительно умысла завершенности, не до конца еще разработаны137. Как нам представляется, умысел является обязательным условием покушения, как самостоятельного вида преступного деяния.

Уголовный кодекс РФ в ч. 1 ст. 29 закрепляет общее правило, в соответствии с которым преступление признаётся оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом. Уголовный кодекс РФ не указывает ни на субъективный критерий, и не указывает, на то, что разграничение происходит по объективному критерию. Как нам представляется, что критерии отграничения покушения и оконченного преступления носит теоретическую направленность.

Если исходить из субъективного критерия, для отграничения неоконченного преступления от оконченного преступления, должен использоваться критерий, который находится в субъективной стороне состава преступления (полная реализация умысла виновного на совершение преступления), а, следовательно, и реализация всех признаков объективной стороны состава преступления в объективной действительности, а деяние подлежит квалификации в соответствии с направленностью умысла.

Если же исходить из объективного критерия, то данный ограничивающий момент находится в признаках объективной стороны состава преступления (полная реализация объективной стороны состава преступления), с учетом соблюдения принципа вины.

Общая часть УК РФ в настоящий момент четкого указания на один из указанных признаков, как на признак, позволяющий определить момент окончания преступления, не дает. Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление. – Караганда. 1974. С. 45. Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права – М., 1998. С. 426.

Провести отличие можно и по конструкции составу преступления.

При покушении на преступление с материальным составом, всегда отсутствует желаемый результат, напротив, в оконченное всегда реализуется желаемый результат. Исключение может составить, совершаемая ошибка в объекте, действия субъекта будут подлежать наказанию по совокупности, как за оконченное, так и за покушение.

При совершении покушении на преступления с формальным составом, необходимо руководствоваться наличием тех действий, которые ходят в объективную сторону состава преступления. И как было указанно раннее, чтоб эти действия были отграничены во времени, например, изнасилование, где есть насилие и сам половой акт в естественной форме. Если субъект совершает только насилие, но не совершает половой акт, то его действия расцениваются как покушение.

Как нам представляется, что отграничение необходимо проводить по смешанному критерию, как по объективному, так и по субъективному критерию. Смешанный критерий разграничения, позволит более точно выявить разницу между оконченным и покушением.

При определении момента окончания преступления правоприменитель вынужден обращаться к статьям Особенной части УК, определяющим конкретные оконченные составы преступлений. Однако и здесь законодатель не указал этот разграничивающий признак.

Для определения критерия отграничения, правоприменителю необходимо пользоваться разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ и судебной практикой.

В Постановлении Пленум Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» от 27 января 1999 года № 1 указал, что в случае наличия умысла виновного на убийство двух и более лиц, но фактического убийства только одного и покушения на убийство другого, остановленное по обстоятельствам, не зависящим от виновного, квалификация деяния должна быть осуществлена по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК и по ч. 1 ст. 105 УК РФ138.

С.В. Бородин и С.Ф. Милюков отмечают небезупречность такой позиции, так как покушение на жизнь одного человека квалифицируется как покушение на жизнь двух лиц139, но при этом указанные авторы ограничиваются только критикой в адрес указанного постановления.

Нам представляется, что позиция суда правильная, так как полностью отражает умысел лица на множественность убийств, и позволяет привлекать к ответственности за действия выразившийся в оконченном убийстве одного лица (ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК) и покушении на жизнь другого (ч. 3 ст. 30 и ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК).

В данном случае Пленум Верховного Суда РФ выступил, как законодательный орган, и определил, что за основание разграничения берётся объективный критерий.

Проанализировав мнение и позиции авторов на различные критерии отграничения, нам приемлем смешанный тип отграничения покушения и оконченного преступления. Смешанный критерий позволяет учитывать не только действия субъекта в объективной направленности, но и позволяет учесть незавершенный характер преступной деятельности в целом. Позволим себе еще раз оговориться, что все критерии отграничения, носят теоретический характер, и на практике, а точнее в УК РФ, ни слова не говорится о таком отграничении.

Рассмотрев отграничения покушения от оконченного преступления, необходимо сделать следующие выводы:

1. Уголовный кодекс РФ не указывает ни на субъективный критерий, и не указывает, на то, что разграничение происходит по объективному критерию.

2. Законодательное закрепление оконченного преступление не учитывает, как нам кажется главного признака, который позволил бы Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 (ред. от 03.12.2009) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)». // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С. 3; 2010. №2. С. 14. Бородин С.В. Преступления против жизни – М., 2003. – С. 98-99; Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство. Опыт критического анализа. – СПб., 2014. С. 74. отграничить покушение от оконченного преступления. Таким признаком, на наш взгляд является субъективный критерий. Закрепление субъективного критерия в формулировку статьи об оконченном преступлении позволит провести различие между покушением, имеющим формальное сходство с оконченным преступлением, и оконченным преступлением.

3. Как нам представляется, что отграничение необходимо проводить по смешанному критерию, как по объективному, так и по субъективному критерию. Смешанный критерий разграничения, позволит более точно выявить разницу между оконченным и покушением.

4. Главным отличительным признаком, который можно выявить исходя из норм УК РФ, является то, что покушение это начало выполнения объективной стороны, которое не влечет наступление общественно опасных последствий при материальном составе. Недоведение действий до конца, если они состоят из нескольких обязательных действий при формальном составе. Главным элементом, который позволяет отграничить, это наличие обстоятельств, не зависящих от субъекта преступления.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате анализа норм о приготовлении и покушении, а также практики их применения автором сделан вывод о недостаточной степени разработанности данной проблемы и её несовершенства, несмотря на ее многовековую историю.

Подводя итог, подчеркнем, что правильное решение обозначенной проблемы представляется важным для современного уголовного права и перспективы его развития.

На основе результатов проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1. Уголовный кодекс РФ в главе 6 закрепляет самостоятельный институт уголовного права – это неконченое преступление, в котором выделяются отдельные деяния, которые считаются неконченым преступлением. Помимо видов, законодатель обозначил признаки разграничения этих видов и установил за них соответствующее наказание.

2. Законодательное определение «неоконченного преступления» — это обобщенное понятие, которое охватывает как приготовление к преступлению, так и покушение на преступление, при этом такое перечисление не дает полного представления о его содержании.

В ходе исследования автор пришел к выводу, что в ст. 29 УК РФ необходимо внести дополнение следующего содержания:

«Под неоконченным преступлением следует понимать умышленное общественно опасное действие (бездействие), направленное на достижение преступного результата, которое охватывается умыслом виновного, но которое не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.»

3. Автор пришел к выводу, что приготовление может выражаться как в активной форме (действии), так и пассивной (бездействии).

Для этого требуется внести корректировку в ч.1 ст. 30 УК РФ, а именно «Приготовлением к преступлению признаются действия (бездействие) направленные…..».

4. Анализ учебной литературы и судебной практики позволил сделать вывод, что перечень приготовительных действий носит оценочный характер.

5. В определении приготовления к преступлению, называется «иное умышленно создание условий для совершения преступления. Таким определением законодатель расширяет область приготовительных действий, которые определяются субъективной направленностью виновного.

Для устранения такого расширительного толкования, необходимо ч.1 ст. 30 добавить следующим текстом. «Под иным умышленным созданием условий для совершения преступления следует понимать такую деятельность лица, которая определяется обстоятельствами, имеющими существенное значения для определения признаков состава преступления или пределов уголовной ответственности».

6. Приготовлению присуще как общая, так и специальная цель его совершения. Создание условий для совершения преступления – это специальная цель приготовления. Общей целью, будет выступать совершение оконченного преступления.

7. Будучи неоконченным преступлением, приготовление к преступлению и оконченное преступление не сливаются, так как умысел в случае приготовления направлен на совершение иного преступления. При этом приготовительные действия предшествуют составу иного оконченного преступления и могут включать в себя ряд самостоятельных действий.

8. Покушение окончено, когда выполнены все (в преступлениях с материальным составом) действия (бездействие), составляющие объективную сторону замышляемого преступления, однако преступный результат, необходимый для оконченного преступления, не наступил по не зависящим от лица обстоятельствам, либо часть действий (бездействия) (в преступлениях с формальным составом).

9. Рассматривая в исследовании покушение на преступление, автор выделяет две наиболее проблематичные разновидности, которые близки к оконченному преступлению, а именно «оконченное покушение» и «неконченое покушение».

Необходимо обозначить, что классификация видов покушения имеет важное практическое значение, так как она образует методологическую основу для правильной юридической квалификации правоприменителем.

Для устранения возникающих трудностей предлагаем в УК РФ внести ст. 30.1, которая будет называться «виды покушения», и в ней отметить следующее:

1) «оконченным» считается покушение, при котором виновный выполнил все действия (бездействие), которые он считал необходимым для наступления преступного результата, однако преступный результат не наступил по независящим от этого лица обстоятельствам;

2) «неоконченным» признается такое покушение, при котором виновный по независящим от него обстоятельствам еще не выполнил всех необходимых с его точки зрения действий (бездействия) и тем самым не достиг преступного результата».

Такое законодательное изменение будет весьма актуальным в свете последних реформаторских событий в области уголовного законодательства. Тем более что идет речь о принятии нового уголовного кодекса, более современного и приспособленного к новой жизни.

10. Наиболее важным элементом, который позволяет разграничивать разграничения покушения на преступление и приготовления к преступлению выступает объективная сторона, а именно состояние создание опасности наступления вреда. Покушение на преступление создает непосредственную возможность наступления вреда и содержит элементы объективной общественной опасности, а приготовление к преступлению — лишь отдаленную вероятность наступления вредных последствия и в исключительных случаях является общественно опасным.

11. Неоконченное преступление в отличие от оконченного представляет собой неудавшееся, вынужденно незавершенное деяние с недовыполненным умыслом, либо недоведенное до конца в силу добровольного отказа.

Определение оконченного преступления, приведенное в ч. 1 ст. 29 УК, не учитывает не только субъективную направленность деяния виновного, но и не указывает на объективный критерий, как на основание для разграничения оконченного и неоконченного преступления.

Поэтому мы пришли к выводу, что при отграничении покушения от оконченного преступления важно установить соответствие деяния признакам не только объективной, но и субъективной стороны состава.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/pokushenie-na-prestuplenie-2/

Нормативные правовые акты 1. Конституция Российской Федерации от 1993 года // СПС «Консультант плюс», 2016. 2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954. 3. Уголовный кодекс Азербайджанской Республики // URL: http://prigovorsuda.info/kodeks-ukrainy/177 ugolovnyy_kodeks_azerbaydzhanskoy_respubliki.html (дата обращения 13.04.2016).

4. Уголовный кодекс Республики Таджикистан // URL: http://www.crime.vl.ru/index.php?p=1323&more=1&t (дата обращения 13.04.2016).

5. Уголовный кодекс Республики Узбекистан // URL: http://fmc.uz/legisl.php?id=k_ug (дата обращения 13.04.2016).

6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 № 63-ФЗ // // СПС «Консультант плюс», 2016. 7. Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960).

// Ведомости ВС РСФСР, 1960, № 40, ст. 591.

Учебная и научная литература 1. Анисимов А.Л. Неоконченное преступление: учебное пособие. – Воронеж, 2014. 2. Баймакова Н.Н. Момент окончания преступления: Дис. … канд. юрид. наук. Москва, 2014. 3. Бессонов К.В. Стадии неоконченного преступления. Учеб. пособие. – Челябинск, 2010. 4. Благов Е.В. Особенности назначения наказания за неоконченное преступление. Ярославль, 2004. 5. Благов Е.В. Приготовление к преступлению. // Законность. 2015. №1. 6. Борзенко Г.Н, Кузнецова Н.Ф. Ткачёвский Ю.М. Уголовное право. Общая часть. – М., 2015. 7. Бородин С.В. Преступление против жизни. – М., 2003. 8. Ветров Н.И., Ляпунова Ю.И. Уголовное право. Общая часть: Учебник. – М., 2016. 9. Галахова А.В. Стадии совершения преступления. – М., 1994. 10.Галиакбаров Р.Р. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. – Саратов, 1997 11.Герцензон А.А. Советское уголовное право. –М., 1948 12.Гринь М.В. Неоконченное преступление. Дис. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2013. 13.Дженкс Э. Английское право – М., 1947. 14.Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. – М., 1955. 15.Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации, 2014. 16.Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. – М., 2010. 17.Иванов В.Д. Борьба органов внутренних дел с покушениями на преступление. – Хабаровск, 2007. 18.Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление. – Караганда. 1974. 19.Иванов В.Д. Ответственность за покушение на совершение преступления по советскому уголовному праву. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1968. 20.Иванов В.Д. Предупреждение и пресечение преступлений на различных стадиях их проявления. – Ростов-на-Дону, 2000. 21.Истомин А.Ф. Общая часть уголовного права. Учебное пособие. – М.,2013. 22.Караулов В.Ф. Стадии совершения преступления. – М., 1982. 23.Кашепов В.П. Уголовное право Российской Федерации. – М.. 2009. 24.Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. — СПб., 2012. 25.Колоколова Г.Е. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. – М., 2001. 26.Кудрявцев В.Н., Наумов А.В. Курс российского уголовного права. Общая часть. – М., 2001. 27.Кудрявцев В.Н., Наумов А.В. Российское уголовное право. — М., 2007. 28.Кузнецова Н.В., Тяжкова И.М. Курс уголовного права. Общая часть. Том. 1: Учение о преступлениях. – М., 2007. 29.Кузнецова Н.Ф. и др. Уголовное право. Общая часть. – М., 2010. 30.Кузнецова Н.Ф. Избранные труды. – СПб., 2003. 31.Кузнецова Н.Ф. Курс уголовного права. Часть Общая. В 2 т. T.1. – M., 1999. 32.Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. – М., 1958. 33.Кузнецова Н.Ф. Уголовное право. Общая часть. – М., 1993. 34.Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. – М., 1976. 35.Курс уголовного права. Общая часть. – Т. 1. – М., 1999. 36.Лебедев В.М. Комментарий к уголовному кодексу РФ постатейный издание 5-е, дополненное и исправленное, – М., 2005. 37.Лебедев В.М. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации. –М., 2001. 38.Лясс Н.В. Понятие и основание наказуемости приготовления и покушения. – Ленинград, 1956. 39.Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство. Опыт критического анализа. – СПб., 2014. 40.Назаренко Г.В. Русское уголовное право Общая часть. Курс лекций. – М., 2000. 41.Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. – М., 1997. 42.Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. – М., 1999. 43.Николаева Ю.В. Оконченное и неоконченное преступление. – М., 2014. 44.Панченко П.Н. Стадии совершения умышленного преступления. Лекция. – Н. Новгород, 2005. 45.Побегайло Э.Ф. Уголовное право. Общая часть. – М., 2007. 46.Познышев С.В. Учебник уголовного права. – М., 1928. 47.Рарог А.И. Уголовное право. Общая часть. – М., 2015. 48.Редин М.П. Основания уголовной ответственности за неоконченное преступление и сущность неоконченного преступления. Следователь. 2013. — № 8. 49.Редин М.П. Осуществление преступного намерения и неоконченное преступление // Вестник Саратовской государственной академии права. -1998.- № 2. 50.Редин М.П. Понятие покушения на преступление в российском праве // Уголовное право. -2002. -№ 2. 51.Редин М.П. Преступления по степени их завершенности. Монография. – М., 2006. 52.Самойлов А.С., Ежов А.Н. Неоконченное преступление. – Архангельск, 2004. 53.Севастьянов Н.В., Иванов В.Д. Уголовное право Российской Федерации. – Ростов-на-Дону, 2013. 54.Селезнев М. Неоконченное преступление и добровольный отказ. // Российская юстиция. 2012. № 11 55.Селиванов Н.А. Расследование убийств. – М., 1994. 56.Семёнова Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): научно-практическое пособие. – М., 2011. 57.Ситникова А.И. Неоконченное преступление и его виды: Дисс…. канд. юрид. наук. М., 2013. 58.Ситникова А.И. Приготовление к преступлению и покушение на преступление. – М., 2013. 59.Скорилкин Н.И. Добровольный отказ от преступления и его место в системе обстоятельств, освобождающих от уголовной ответственности: Дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2013. 60.Скуратов Ю.И., Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. – М., 1996. 61.Скуратов Ю.И., Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 3-е изд., изм. и доп. – М., 2000. 62.Советское уголовное право. Общая часть. – М., 1972. 63.Советское уголовное право. Общая часть. – М., 1977. 64.Советское уголовное право. Общая часть. Учеб. пособие. – М., 1972. 65.Состояние преступности — январь-декабрь 2015 года. // URL: (дата обращения 13.04.2016).

66.Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 2015. 67.Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекция. Часть общая. В 2 т. Т.1. – М., 1994. 68.Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по советскому уголовному праву. (Понятие и наказуемость).

– М., 1958. 69.Ткаченко В. приготовление к преступлению и покушение на него. Советская юстиция. 1975. №16. 70.Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. – М., 1957. 71.Трайнин А.Н. Учение о составе преступления. – М., 1946. 72.Усманов У.А. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. – М., 2015 73.Устинова Т. Индивидуализация ответственности за неоконченное преступление. Уголовное право. 1997. № 4. 74.Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права – М., 1998. 75.Шаргородский М.Д. Преступление против жизни и здоровья. – М., 1947. 76.Юшкова Ю. Добровольный отказ от совершения преступления. Советская юстиция. 1978. №8. 77.Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение – Казань, 2014.

Правоприменительная практика 1. Архив Верховного Суда РФ. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу «5-о04-215 от 16 ноября 2014 г. и по делу №58-о05-47 от 24 ноября 2015 г. // www. rospravosudie.com 2. Архив Преображенского районного суда г. Москвы. Уголовное дело №2524 по обвинению А. от 2014 года. // www. rospravosudie.com 3. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. №5. 4. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1968. №7. 5. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №3. 6. Извлечение из определения № 5-004-215 по делу Макарова. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. №7. 7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27.01.2009 № 1 // БВС РФ. – 2009. – № 3. 8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 03.04.2008 № 3 «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы». // Российская газета. 09 апреля 2008; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. №2. 9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. «О судебной практике по делам о хищении и вымогательстве, незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ» и взрывных устройств. // БВС РФ. – 2002. № 5. 10.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.2007 № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм». // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 3, 2007. 11.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 (ред. от 03.12.2009) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)». // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С. 3; 2010. №2. 12.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. № 2. 13.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 № 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг». // Российская газета. 14 июля 1994. № 131; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 5. 14.Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18.04.1980 № 3 «О судебной практике по делам о нарушении правил о валютных операциях» // Бюллетень Верховного Суда СССР», № 3, 1980. 15.Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2008 г. №33-П08. // СПС «Консультант плюс», 2016. 16.Приговор Орехово-Зуевского городского суда Московской области по Уг. д. № 1-258/2015 от 24 мая 2015 г., в отношении Мороз Евгения Алексеевича. // www. rospravosudie.com 17.Приговор Орехово-Зуевского городского суда Московской области по У.Д. №234/2013 от 01 августа 2013 г., в отношении Сичкаря Сергея Валентиновича обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30 и ч.3 ст. 291 УК РФ. // www. rospravosudie.com 18.Приговор Орехово-Зуевского городского суда Московской области Уг.д. № 2356/2013 от 20 июня 2013 г., в отношении Меркулова С.Г. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч.1 ст. 167 УК РФ.