Борьба с преступностью несовершеннолетних в РСФСР в 1917–1941 гг

Дипломная работа

Криминализация беспризорной среды является необратимым процессом, поэтому решение ее требует скорейшего решения. По данным официальной статистики МВД РФ, подростки, не достигшие 14 лет, ежегодно совершают порядка 100 тысяч преступлений. По данным на 2 октября 2015 г. детская преступность увеличилась на 5% 1.

Статистика фиксации преступлений несовершеннолетних дает следующие данные: 40% несовершеннолетних осуждены за кражи; 13%

за разбой; 14% — за грабеж; 5% — за убийство. В 2016 г. в колониях для несовершеннолетних отбывали сроки наказания 12,7 тыс. человек.

Проблема детской беспризорности и преступности была актуальной и болезненной и для советского общества 1920-1930-х гг. В1921 г. число беспризорных детей в РСФСР насчитывало 4,5 млн., к 1922 г. увеличилось до 7 миллионов. «Стаж», т.е. время пребывания без призора, большинства «детей улиц» составлял 3 — 5 лет, что позволяло говорить о среде беспризорных как криминализированной.

Если в 1920-е гг. с малолетними правонарушителями пытались договориться, вызывая их на заседания Комиссии по делам несовершеннолетних, оказывая материальную помощь, устраивая в детские учреждения, на учебу и работу, то в 1930-е гг. ситуация кардинально изменилась.

Общее количество несовершеннолетних в возрасте от 12 до 16 лет, осужденных за совершение преступлений в 1935 г. составляло 6725 человек, а в 1938 г. — 20 166 человек. Наиболее распространенным видом правонарушений в 1920-1930-е гг., как и сегодня, являлась кража.

апреля 1935 г. ВЦИК и СНК приняли закон о привлечении к уголовной ответственности с применением всех мер наказания вплоть до расстрела несовершеннолетних, начиная с 12 лет. В том же году была ликвидирована Комиссия по делам несовершеннолетних. На смену перевоспитанию пришли суровые меры трудовой дисциплины в спецучреждениях для трудновоспитуемых и колониях НКВД.

Закон 7 апреля 1935 г. до сих пор имеет негативный общественный резонанс, в большинстве работ отечественных и зарубежных авторов ему даются исключительно негативные характеристики. Однако строгость мер по отношению к малолетним правонарущителям, позволившая сократить уровень детской беспризорности и преступности, оказалась востребована и в настоящее время. В 2009 г. на обсуждение Государственной думы Федерального собрания РФ выносился законопроект о привлечении к уголовной ответственности детей с 12 лет

13 стр., 6324 слов

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления уголовно-правовой ...

... вред. Взрослый человек, при вовлечении им несовершеннолетнего в совершение преступления, своими преступными действиями нарушает созданную и действующую систему государственной политики по реализации основных гарантий прав и законных интересов ребенка в Российской Федерации ...

Степень изученности темы исследования.

Первый из выделенных нами этапов может быть отнесен к классической парадигме: авторов интересует сама проблема и способы ее разрешения, работы отличаются практической направленностью и высокой степенью реагирования. Для авторов данных работ важнее исторических обобщений был обмен опытом, педагогическими находками, творческий поиск. Среди них мы можем назвать исследования М.Н. Гернета, М.И. Левитиной, П.И. Люблинского, Г.Ю. Маннса и других. Данная литература дает представление об основных проблемах того периода, отражает реальную картину ликвидации беспризорности в стране.

Особо стоит выделить опубликованный в 1922 г. сборник статей «Детская дефективность, преступность и беспризорность». В нем содержатся выступления педагогов и медиков, показывающие необходимость организации в общегосударственном масштабе подготовки кадров. Активно поднимались вопросы выпуска воспитанников из стен детских учреждений и их дальнейшее трудоустройство, организация и специфика работы учреждений для детей с ограниченными возможностями.

В начале 1930-х гг. вышла в свет книга Б.С. Утевского «Борьба с детской беспризорностью», в которой описаны достижения советской власти в сокращении численности беспризорных, основные формы и методы данного направления социальной политики, содержится вывод о полной ликвидации массовой уличной беспризорности детей10.

Нельзя оставить без внимания работы педагогических и общественно-политических деятелей, в которых они в той или иной степени касались проблем воспитания бывших беспризорников. Интерес представляют работы А.В. Луначарского, Н.К. Крупской, А.С. Макаренко, П.П. Блонского, в которых отстаиваются позиции трудового, политехнического образования в детских домах, объединения обучения с производственным трудом, подчеркивается роль общества, коллектива в воспитании всесторонне развитой личности.

В работах П.П. Блонского, В.Н. Шульгина, С.Т. Шацкого и Н.Н. Иорданского, раскрыты теоретические основы воспитания беспризорных детей. Идеи данных педагогов легли в основу концепции воспитания нового человека, отвечавшего требованиям социалистического строя, и нашли широкое отражение в организации учебно-воспитательной работы в детских домах в 1920-1930-х гг. Описание направлений и форм воспитательной работы в детских учреждениях интернатного типа продолжалось в течение следующих десятилетий и нашло отражение в работах многих теоретиков и историков педагогики, в том числе Ф.Ф. Королева и Н.К. Гончарова. Их работы посвящены теории детского коммунистического движения, политехнического воспитания, значению роли коллектива в становлении коммунистической личности.

Переходя к следующему этапу необходимо отметить, что за исключением работ педагогического содержания, вплоть до конца 1970-х гг., историография рассматриваемой проблемы представлена достаточно слабо, главным образом из-за закрытости архивной источниковой базы и идеологического диктата государства. Педагогические энциклопедии, изданные в течение в 1960-х гг., содержат только положительные оценки роли советов в борьбе с беспризорностью.

4 стр., 1519 слов

Обучение одаренных детей в общеобразовательных учреждениях

... общей популяции, поэтому выявление одаренного ребенка подобно кропотливому поиску крупиц золота. Целью курсовой работы является изучение социально-психологических проблем обучения одаренных детей в современной школе. ... и воспитания, в ходе выполнения ребенком той или иной содержательной деятельности. Проявления умственной одаренности у ребенка связаны чрезвычайными возможностями детских лет ...

Во второй половине 1970-х гг. ситуация в освещении вопроса борьбы с детской беспризорностью в некоторой степени изменилась. После долгого перерыва вновь появляются труды, посвященные проблеме беспризорности, что было связано с постепенным устранением, особенно в конце 1980-х — начале 1990-х гг., многочисленных идеологических и политических препятствий для научной работы, и, беспрецедентным для СССР, открытием доступа и рассекречиванием фондов партийных архивов.

В 1976 г. была опубликована работа А.А. Виноградовой, в которой рассматривается система воспитательной деятельности в детском доме, эволюция ее направлений, форм и содержания. Ф.А. Соколова в книге «Родной дом» показывает особенности жизни детей в детских учреждениях, недостаточный уровень материально-технического оснащения, формальное отношение воспитательного состава к своим подопечным, изменение социальных характеристик и причин детской беспризорности в течение XXв.

Историки получили возможность оценивать события прошлого с точки зрения реальных противоречий того времени. Интерес к проблеме беспризорности усилился в связи с тем, что с началом перестройки беспризорность постепенно превратилась в одну из важнейших социальных проблем. В исторической литературе третьего периода прослеживается стремление комплексного анализа политики советского государства по отношению к беспризорникам, усиливается внимание к теоретическим обобщениям, выводам, четко формируется понятийный аппарат.

В конце 1980-х гг. вышло в свет несколько работ, содержащих рекомендации по воспитанию детей в домах ребенка, детских домах, школах-интернатах, описывающие опыт работы воспитательного состава данных учреждений. Содержание данных публикаций помогает осмыслить эволюцию системы социальной защиты детей и видов детских учреждений, изменение форм и методов воспитания и обучения, способов социализации беспризорников.

В монографиях А.М. Нечаевой всестороннее освещение получили вопросы организации социальной охраны детей-сирот, как в Советском государстве, так и в современной России, показана специфика деятельности отдельных государственных учреждений, занимающихся искоренением беспризорности. Аспекты педагогической деятельности с беспризорными детьми затрагиваются в работе М.Н. Дудиной, которая отмечает, что среди целей воспитания 1920-х гг. провозглашалось «формирование умения изменять себя, свои идеалы и свое поведение, подчинять себя стремлениям общества».

В 2000 г. было предпринято несколько попыток научного анализа политики советского государства, направленной на искоренение детской беспризорности. Главными проблемами исследования стали система государственных учреждений, занимающихся выявлением, распределением и дальнейшей социализацией беспризорных детей, эффективность ее деятельности, гуманность применяемых методов.

10 стр., 4584 слов

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся ...

... Федерации принят по вопросам организации социальных учреждений, порядка предоставления социальных услуг, создания комиссий по защите детей, профилактики безнадзорности, предоставления медицинской ... дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Положения федерального законодательства предоставляют право органам государственной власти ...

В статье А.Ю. Рожкова «Борьба с беспризорностью в первое советское десятилетие» обозначено, что проблема беспризорности в первое советское десятилетие не была решена, а «исчезнув с центральных улиц крупных городов, беспризорщина переместилась в глубь страны, болезнь была загнана вовнутрь». Особый интерес представляет публикация М.Р. Зезиной «Система социальной защиты детей-сирот в СССР», в которой рассмотрен опыт государства по оказанию помощи беспризорным детям в течение XX в., описаны функции и структура учреждений и ведомств, занимавшихся различными категориями детей, представлены подходы к организации внесемейного воспитания. Автор обращает внимание на то, что «государственная система социальной защиты детей-сирот, сложившаяся в СССР к началу Великой

Отечественной войны, была ориентирована не на предупреждение сиротства, а преимущественно на борьбу с его отрицательными последствиями.

К теме сокращения детской беспризорности обратился А.Н. Кривоносов в своей статье «Исторический опыт борьбы с беспризорностью». В публикации показана динамика численности детской беспризорности в течение всего XX в., создание и реформирование системы государственных учреждений, занимающихся данной проблемой. В статье «К вопросу о беспризорных в 1920-е гг.» Л.Ю. Анисимовой предпринята попытка теоретического осмысления отношения государства, общественности и исследователей к беспризорнику 1920-х гг. как социальной личности, представлены распространенные в отечественной историографии различные подходы к определению причин беспризорности.

Социально-педагогический аспект борьбы с детской беспризорностью и преступностью был поднят в работах Е.И. Холостова, Р.И. Зинуровой.

В последнее время стали появляться работы, рассматривающие искоренение беспризорности в 1920-1930-х гг. на региональном уровне. Среди них статья Е.И. Ивановой и Т.А. Катциной «Положение беспризорных детей в Енисейской губернии в 1920-е гг.», в которой на основе документальных материалов региональных архивов представлен обзор состояния детских учреждений Енисейской губернии и их численность, показана неоднозначность и специфика плановых мероприятий, направленных на решение проблемы детской беспризорности. Н.В. Рябинина в своей монографии описывает опыт искоренения детской беспризорности на основе материалов губерний Верхнего Поволжья 1920-х гг., показывает определяющее влияние беспризорности на формирование преступности несовершеннолетних.

Предметом изучения В.Е. Виноградова-Бондаренко стало воспитание беспризорных детей на Украине в 1920-е гг., содержание, формы и методы учебно-воспитательной работы в учреждениях охраны детства. В работе проведен сравнительный анализ причин и характера детской беспризорности в 20-х и 90-х гг. XX в. Также необходимо отметить диссертационное исследование Е.Н. Афанасовой, в котором на материалах Иркутской области рассматривается опыт ликвидации беспризорности, комплектования детских учреждений. Автором впервые проводится комплексный анализ патронирования, на основе которого были сделаны выводы о возможности его применения в современной социальной политике государства. Проблемам становления и развития социальной защиты детства в 20-30-е гг. ХХ столетия посвящена диссертационное исследование А.А. Гребенкиной.

3 стр., 1410 слов

Социально-правовое обеспечение многодетных семей

... отдыха, оздоровительные лагеря, санатории и детские площадки детей из многодетных семей. Определенная работа проводится по принятию дополнительных мер по преодолению беспризорности. Комиссия по делам несовершеннолетних ... от глав администраций разных уровней, чтобы оказать действенную помощь по правовому обеспечению многодетной семьи [19, с. 75]. Министерство социального развития региона, области, на ...

В связи с тем, что детская беспризорность до сих пор сохраняется и выступает в качестве одного из главных источников преступности несовершеннолетних, в последнее время появляется большой массив публикаций социологического характера. Определенная часть данных работ освещает профилактические мероприятия, направленные на предупреждение появления и распространения детской беспризорности. Другие исследования показывают положение детей — сирот в современной России, процесс их социальной адаптации в системе общественных отношений, связь кризиса института семьи и распространения беспризорности. Монографии и публикации дают общую характеристику состояния детской беспризорности, характеризуют ее численность, социальный состав, особенности государственной политики. В статьях различных периодических изданий распространение получило рассмотрение детской беспризорности и безнадзорности как одного из факторов национальной безопасности России.

Кроме исторического и социологического осмысления проблемы исследования на современном этапе, необходимо выделить публикации психолого-педагогической направленности, в которых раскрываются вопросы бегства детей из семьи, интеграции беспризорных и преступников в систему современных общественных отношений, феноменология детского нищенствования.

Обстоятельный анализ борьбы с детской беспризорностью и преступностью дан в работах А.А. Славко. Автором создана база данных «Беспризорник», не имеющая аналогов в современной историографии. Основанные на солидном источниковом материале, извлеченном из центральных и местных архивов, публикации автора воссоздают меры по борьбе с детской беспризорностью и преступностью, деятельность общественных организаций, таких как «Лига спасения детей» и «Друг детей», развитие и функционирование колоний для несовершеннолетних.

Важными для понимания степени изученности проблемы на современном этапе являются работы Т.М. Смирновой. Последняя монография автора «Дети страны Советов: От государственной политики к реалиям повседневной жизни. 1917-1940 гг.» представляет собой комплексное исследование проблемы детства в первое двадцатилетие советской власти.

Диссертация Е.Ю. Шутковой в контексте настоящей работы явилась базовой в осмыслении проблематики темы. Исследование основано на обширном источниковом материале, что позволило автору детализовать практики борьбы с преступностью несовершеннолетних в 1920-1930-е гг.

Диссертационное исследование А.А. Карасевой посвящено изучению системы функционирования сети детских домов в РСФСР в 1920-1930-е гг. В первой главе работа дается обстоятельный анализ практик борьбы с детской беспризорностью и преступностью на материалах федеральных и муниципальных архивов и периодической печати.

В целом историографический анализ показывает, что при всем многообразии научной литературы по истории сокращения детской беспризорности и преступности, при всем накопленном несколькими поколениями ученых знаний, необходимость продолжения исследований очевидна.

14 стр., 6677 слов

Особенности воспитания приемного ребенка. «педагогические ...

... катаклизмов, вынуждающих население страны к хаотической миграции. Семейное воспитание приемного ребенка имеет свою специфику, обусловленную психологическими особенностями детей-сирот. Все приемные дети в тот или иной жизненный период были ... уюта в детской комнате, в доме. Это косвенная забота о самом ребенке . В таком пространстве и проблемы будут быстро решаться! Ведь благополучная семья не та, ...

Цель и задачи исследования.

Достижение указанной цели реализуется в ходе выполнения ряда конкретных задач:

исследовать специфику состава беспризорных детей в 1920-1930-е гг.;

выявить причины беспризорности;

охарактеризовать и оценить мероприятия советского руководства по ее ликвидации.

В качестве объекта исследования выступает социальная политика по вопросам охраны детства в 1930-е гг.

Предмет исследования, Хронологические рамки, Территориальные рамки, Методологическую основу

В целях формирования целостной и комплексной картины сокращения детской беспризорности и преступности, иллюстрации функциональной взаимосвязи различных организационных форм, был использован историко-системный метод.

Применение историко-сравнительного метода открыло возможности для отслеживания эволюции системы борьбы с беспризорностью и преступностью несовершеннолетних.

Проблемно-хронологический принцип положен в основу работы. Использование проблемно-хронологического принципа позволило выстроить в хронологическом порядке содержание каждого из параграфов, что дало возможность показать динамику развития избранных подсистем.

Источниковая основа исследования.

Особую роль в данном исследовании играет периодическая печать, представленная газетными и журнальными статьями 1920-1930-х гг. таких изданий как «Советская юстиция», «На путях к новой школе», «Народное просвещение».

Научная новизна исследования, Практическая значимость работы, Структура работы

1. Детская беспризорность как основной источник криминализации несовершеннолетних (1920-1930-е гг.)

1.1 Причины беспризорности. Социально-психологический портрет беспризорного

Прежде всего, необходимо определиться с понятийным аппаратам, так как значение понятий беспризорность, беспризорный в рассматриваемый период отличалось от современного понимания. Обратимся к определению Наркомата просвещения: «беспризорными признаются несовершеннолетние, лишенные надлежащего надзора, попечения или приюта со стороны родителей или лиц, их заменяющих, или опекунов, и находящихся в условиях, могущих иметь пагубное влияние на их нравственность и здоровье» 40.

Обращение к историографии причин беспризорности дает нам основание выделить три блока таковых:

1)это социально-государственные причины:

10 стр., 4543 слов

Тема работы: Организация социальной работы по охране семьи, материнства ...

... ее в качестве основного мотива создания семьи. 1.2 Сущность социальных проблем современных семей 2 Социальная работа по охране семьи, материнства и детства Виды социального обслуживания: социальный патронаж детей и семей, которые нуждаются в постоянном нестационарном ...

·войны — Первая мировая и Гражданская;

·голод

2)государственная трудовая политика

·«добровольный» труд взрослых в выходные дни;

·всеобщая трудовая повинность, обязательная для всех граждан в возрасте от 16 до 50 лет;

·рост безработицы (в 1918 г. на бирже труда было зарегистрировано 1 512 455 чел.)

3)разлад в семье

4)неблагополучие детских учреждений.

А.А. Славко на основе изучения 555 анкет беспризорных выявил процентное соотношение причин перехода в беспризорное состояние:

неудовлетворительное состояние детских домов — 7,8%; отсутствие отца — 6,3%;

отсутствие матери — 3,5%; голод — 3,7%;

1-2% — по собственному желанию.

Такая ситуация характерна только для 20-х годов. Иным будет соотношение для более позднего периода. Таковы результаты обследования, проведенного сотрудниками Даниловского центрального детского приемника-распределителя в 1930 г.:

Причины ухода из семьиЧисло детейПроцентное соотношениеСмерть родителей158543,1Жестокое обращение: Отца Матери Отчима Мачехи621,7601,6501,4912,5Алкоголизм родителей300,8Разлад в семье501,4Эксплуатация со120,3стороны семьиБедность42011,4Нежелание работать в сельском хозяйстве260,7Желание учиться591,6Стремление городежитьв952,6Раскулачены родители230,6Выгнаны из семьи812,2Нежелание деревнежитьв80,2Отдали в детский дом: за плохое поведение290,8по бедности641,9Влияние товарищей1905,2Влияние улицы1153,1Развод родителей30,1Желание путешествовать541,5Обижали родные1373,7Взят милициейзакражу310,81

Как видно из данных таблицы, роль сиротства в мотивации беспризорного в 1930-е гг. постепенно падает, на первое место выходят причины, связанные с положением в семье: разлад, развод родителей, жесткое обращение, бедность и т.п. (см. таблицу).

Определяющее влияние семьи на мотивацию беспризорного признает и С.С. Моложавый, который в своем исследовании выделяет 4 типа семьи:

1)стойкая, старая семья, которая «сдавливает» активность ребенка и препятствует уходу его из семьи;

2)разлагающаяся семья, в которой дети лишены внимания родителей;

3)буржуазная и мещанская семья, способствующая расцвету больных индивидуалистических, сексуальных, фантастических черт у ребенка, которые влекут ребенка на улицу;

4)пролетарская, которая уберегает от эгоцентризма и от больной фантастики.

Как видно из приведенных ниже данных, именно последняя выступала в качестве основного «поставщика» беспризорных:

4 стр., 1723 слов

Реферат по праву детские дома

... детских домов в России ХХ столетия Словесная риторика и дела большевиков по правам человека и, в частности, ребёнка заметно расходились с самого начала их правления. На ... о беспризорных детях, недопустимости оставления их на произвол судьбы, последовавшим вскоре Постановлением ВЧК были созданы первые специализированные учреждения для ухода и воспитания подобных детей — детские дома. Направленность ...

Социальное происхождениеЧисленностьПроцентное соотношениеРабочих304241%Крестьян3 67349%Интеллигенция2734%Кустари2183%Торговцы921%Неизвестно1692%Всего:7467100%

По возрасту дети распределялись следующим образом:

Возрастные категорииПроцентное соотношениеДошкольников4%8 — 11 лет13%12 — 15 лет80%16 лет3%Всего:100%

Таким образом, мы видим, что пик беспризорности падает на переходный возраст, связанный с обострением у ребенка восприимчивости к окружающему миру, жестокому обращению. Дошкольники, как правило, устраивались в детские учреждения или отдавались на воспитание в частные семьи. Маленьким детям отдавалось предпочтение при усыновлении. Из семьи, как правило, бегут мальчики (90%), «наиболее болезненно воспринимающие действительность» 45

Естественно, что у таких детей в подобных условиях существовали проблемы с развитием в сравнении со сверстниками. Они легко выделялись среди большинства других детей, которые имели семьи. Внешний вид ребенка-беспризорника значительно отличался, от внешнего вида обычных детей. Обычно беспризорник был грязный, в старой одежде или лохмотьях, часто босиком, с хитрыми, но жалостливыми глазами. Чаще всего эти дети не выглядели на свой возраст, так, по данным обследования детского городка, дети в возрасте от семи лет курили по 25-30 папирос в день, а так же выпивали по 1-2 бутылки самогона, часто сомнительного происхождения. 46

Во многом на взгляды этих детей влияли неблагоприятные условия семьи и улиц, в их взглядах и привычках содержалось всё то, что запрещается и не принимается обществом. Их жизнь — это бродяжничество и воровство, они не имели каких-либо культурных привычек, а так же были склонны к азарту и наркомании. Преступления, совершаемые беспризорными детьми, чаще всего происходили по неосознанности и неумению жить по-другому

С детства у подростков отсутствовали социальные навыки поведения в обществе, они не могли применять известные всем правила поведения в обществе, в какой-либо ситуации.

Преступниками становились в результате несоответсвующего воспитания и условиям жизни в конкретной среде. Из-за отсутствия дома, беспризорники жили где придется, а их пропитание — это различные остатки и отходы, оставленные другими людьми, лишь изредка краденая еда, плюс большое количество спиртного, табака и различных наркотических веществ, вызывавшие у них различные болезни: гастрит — 20%; гиповитаминоз — 10%; гепатит, венерические заболевания; наркомания и другие, так же приблизительно по 10%.

Процесс заботы над детьми в 1920-е гг. был беспорядочен и противоречив. Борьба с безспризорностью превращается из социального в политическое явление.

Оказываясь в детском доме, дети не могли отвечать взрослым на сложные вопросы. Даже зная правильный ответ на вопрос, такие дети соглашались с мнением взрослого и принимали, не смотря на то, что ответ являлся неверным. У них практически полностью отсутствовало представление о будущем, а на вопросы о своём прошлом, дети из детских домов не отвечали.

13 стр., 6459 слов

Приемная семья как отдельная форма устройства детей на воспитание ...

... количества детских домов и развития института приемной семьи. Но главное, результатом служит положительный опыт принятия детей - сирот на воспитание в семьи граждан ... Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений. ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРИЕМНОЙ СЕМЬЕ 1.1 История становления приемной семьи в России Приемная семья ...

В основном они имели незначительную привязанность к воспитателям, но были открыты для общения со сверстниками. Дети младшей категории не имели устойчивости к давлению со стороны, не могли владеть собой. В общении друг с другом присутствовал только позитив. Не могли брать ответственность на себя за решение конфликта.

Представить приблизительный портрет беспризорника того времени, а так же понять специфику работы с ними, возможно, благодаря фильму Генадия Ивановича Полока «Республика ШКИД». В этой картине показано советское государство 1920-х гг., где после войн и разрухи осталось огромное количество беспризорников. По всей стране создаются различные педагогические интернаты, направленные на перевоспитание трудных детей, одним из таких заведений и является «Школа имени Достоевского» — «ШКИД».

Данная картина снята по автобиографической повести Леонида Пантилеева и Григория Белых. В этом фильме полностью описана повседневная жизнь детдомовцем, их социализация, формирование новой личности. Из грязных, злых оборванцев, благодаря оказанному им вниманию и индивидуальному подходу эти ребята изменились до неузнаваемости и стали полноценными, воспитанными людьми, которые боролись за справедливость и благополучие СССР.

Портрет беспризорного будет неполным, если мы не остановимся и на его характерных психологических чертах. С.С. Моложавый рекомендовал рассматривать поведение беспризорного только в коллективе, так как он — коллективист по натуре. Однако наиболее объективным, на наш взгляд, является индивидуальный подход, так как на поведение беспризорного, складывание его психологического типа влияет прежде всего длительность пребывания на улице — «стаж» беспризорности. В группу детей без асоциальных наклонностей входили те, кто недавно остался без попечения родителей и еще не успел приобрести криминальные черты поведения. Эти дети составляли меньшинство беспризорной массы. Рожков по образу жизни называет их «кусочниками» и «певцами» . Вторую группу составляют дети, стаж беспризорности которых не свыше 1 года, они сбиваются в небольшие шайки и промышляют воровством и разбоем. И уже 3 группу составляют отъявленные рецидивисты-жулики, длительное время (свыше 1 года) ведущие самостоятельную жизнь на улице.

1.2 Мероприятия советской власти по борьбе с детской беспризорностью в 1920-1930-е гг.

Последствиями Октябрьской революции и Гражданской войны в России были не только хозяйственная и экономическая разруха, но и массовая детская беспризорность (7 млн. беспризорников в 1922 г. 52).

Растущие темпы роста детской беспризорности и безнадзорности грозили социальной катастрофой, одним из способов избежать которой, стало создание разветвленной системы государственных и общественных организаций, занятых «на фронте» борьбы с беспризорностью.

Еще в феврале 1917 года было образовано Министерство социальной помощи, в составе которого действовало управление помощи беспризорным и нуждающимся детям. В 1918 году его функции перешли к Наркомату социального призрения (с апреля 1918 г. — Наркомат социального обеспечения), на который, в числе прочих, возлагались обязанности по охране материнства и детства и помощи несовершеннолетним. Первым наркомом стала А.М. Коллонтай. В 1919 году начал функционировать Совет по защите детей, куда входили представители различных наркоматов. Совет занимался материальной помощью нуждающимся детям, эвакуацией их в хлебородные районы.

Наряду с государственной, действовала и частная инициатива. С осени 1918 года действовала общественная Лига спасения детей, которой в течение года была создана 14 детских колоний, детских санаториев, детских садов и клубов в Москве. Сотрудники Лиги устраивали в больницы, воспитывали и обучали ремеслу беспризорных детей.

В 1921 г. была учреждена Комиссия по улучшению жизни детей при ВЦИК в составе председателя, назначаемого Президиумом ВЦИК, представителей от наркомата просвещения, продовольствия, рабоче — крестьянской инспекции здравоохранения, ВЧК, профсоюзов, На Комиссию возлагались задачи по охране жизни и здоровья детей, особенно беспризорных, наблюдение за исполнением на местах постановлений центрального правительства в отношении детей, а также собственная законодательная инициатива по этому вопросу. В составе комисси были выделены 14 подотделов для наиболее продуктивной работы: 1) по снабжению детей предметами широкого потребления; 2) по постройкеи ремонту мебели для детучреждений; 3) по снабжению неорганизованных (семейных — А.К.) детей; 4) улучшению питания детей Петрограда; 5) по выработке порядка питания детей от 1 года до 3 лет; 6) по выработке порядка питания детей от 3 до 7 лет; 7) по разверстке 100 тыс. пайков для детей-колонистов; 8) согласованию цифр численности детей; 9) по производству ремонта детколоний; 10) реализации нарядов на мануфактуру для детей за 1920 г.; 11) по разработке вопроса о закупке Наркоматом просвещения ненормированных продуктов; 12) ликвидации Совета по защите детей; 13) снабжению обувью и 14) финансированию детучреждений. Приведенный перечень подотделов ярко иллюстрирует ту масштабную работу, которую осуществляла Деткомиссия ВЦИК по охране материнства и детства. Первоначально Комиссия на местах действовала через губернские исполкомы, позднее были созданы местные детские комиссии. Бюджет детской комиссии составляли доходы от отчислений госорганов — Моссельпрома, Госиздата, Главсоцстраха, поступления от комиссии по фонду им. В.И. Ленина, отчисления от прибыльных предприятий Комиссии, вещевых лотерей, немалую часть составляли добровольные пожертвования. Комиссией осуществлялась обширная программа помощи детским учреждениям, был создан фонд охраны материнства и детства, организована приемная, куда обращались семьи, впавшие в нужду, адресный стол для розыска пропавших детей.

В 1922 г. для борьбы с детской беспризорностью была создана детская социальная инспекция при отделе правовой защиты детей Наркомпроса. В задачи инспекции входило систематическое изъятие беспризорных с улицы, борьба с хулиганскими действиями несовершеннолетних на улицах и в общественных местах, помощь детям, находящимся в тяжелых материально-бытовых условиях, контроль за постановкой работы в детских домах. С целью борьбы с беспризорностью район детской социнспекции был разделен на улицы, к которой прикреплялся каждый инспектор с группой общественности в 15-20 человек. Социальная инспекция следила также за выполнением постановлений правительства в отношении несовершеннолетних (запрет продажи спиртных напитков), сотрудники обходили неблагополучные семьи, семьи, в которых воспитывались приемные дети. Кроме того, при школах, жактах, общежитиях создавались посты охраны детства, которые способствовали разнообразию досуга детей, занимались их лечением, защитой прав и интересов.

Однако основная масса работы приходилась на местные отделы народного образования (ОНО), при которых были созданы отделы социально-правовой защиты несовершеннолетних (СПОН), состоявшие из стола опеки, детского адресного стола, юридической консультации и комиссии по делам несовершеннолетних. Большое значение в выявлении беспризорных детей имели деятельность женотделов и губернских комитетов РКП(б).

Делегатки женотделов организовывали дежурства на железнодорожных станциях для препровождения беспризорных в детприемники. Задержанием беспризорных детей также занимались сотрудники милиции.

Планомерные действия по борьбе с беспризорностью напоминали, по выражению А.Ю. Рожкова, «военную операцию». Действия участников тщательно расписывались, на места скопления беспризорных проводились «облавы», в которых участвовали сотрудники ОГПУ, милиции и угрозыска. Объяснялось это тем, что меры, предпринимаемые по борьбе с детской беспризорностью, были выдержаны в истинно социалистическом духе, предполагающем необходимость в максимально короткие сроки ликвидировать проблему и наглядно продемонстрировать всему миру способность социализма ликвидировать проблему, справиться с масштабным социальным бедствием, ставящим под вопрос будущность государства, его международный престиж. Зримым следствием сокращения беспризорности было снижение уровня преступности, установление спокойствия внутри общества.

Изъятые с улицы дети направлялись в приемники-распределители, сеть которых была развернута по всей стране. В Москве — одном из центров беспризорности — насчитывалось 5 приемников-распределителей и 1 вагон-приемник на Казанской железной дороге. В 1930 г. на территории бывшего Даниловского монастыря был открыт Центральный детский приемник-распределитель, подчиненный управлению милиции Москвы. Другой крупный приемник был организован на территории бывшего Зачатьевского монастыря, он служил базой для подготовки работников по борьбе с беспризорностью. В приемники-распределители направлялось несколько потоков детей: дети, изъятые с улиц, с крупных железнодорожных узловых станций, задержанные МУРом как правонарушители; дети, лишившиеся опеки родителей или лиц, их заменяющих. Сеть первичных учреждений Моно, объединенная в так называемую Станцию охраны детства, состояла из отделения для приема детей, Эвакчасти, с отделениями для санитарной и медицинской обработки изъятых с улицы беспризорных, приемника и распределителя для дошкольников, приемника для девочек школьного возраста и коллектора для мальчиков. Из эвакчасти дети направлялись в коллектор, задача которого состояла в том, чтобы распределить детей по приемникам — соответствующим детским домам, колониям, трудкоммунам и дать прием тем, кто дожидается отправки на родину к родителям. Максимальный срок пребывания в коллекторе был установлен в 2 недели, в штат коллектора не входило педагогов, так как в функции персонала входило только наблюдение над ребятами. Вследствие недостаточной разгрузки коллекторы часто оказывались перегруженными, и пребывание здесь детей затягивалось на долгие месяцы. Штаты детей превышали допустимые в 4 раза. При этом в коллекторе оказывались дети разной социальной запущенности и возрастов, что приводило к издевательствам над младшими, массовым побегам. В результате за 1929 год из первичных заведений Моно бежало 1677 человек (41% от общего количества) и только 22% попало в стационарные учреждения57. Вследствие сокращения сети стационарных учреждений на 1400 человек первичные учреждения оказались переполненными, и прием детей с улицы на длительные сроки был прекращен. Это привело к тому, что город захлестнула волна беспризорных.

В 1926 г. был принят Трехлетний план борьбы с беспризорностью, меры которого должны были способствовать полному уничтожению беспризорности. Обратимся к его содержанию. Предполагалось устроить новые детские учреждения или организовать дополнительные места в уже существующих для 37 тыс. беспризорных детей (1 тыс. — в детских домах Наркомздрава, 34 тыс. — в детских домах Наркомпроса и 2 тыс. — в труддомах НКВД).

Кроме того предполагалось широко развернуть предачу детей на воспитание в частные семьи — на патронат и на усыновление (за 3 года предполагалась передать на патронат 22 тыс. несовершеннолетних и добиться усыновления 1,5 тыс. подкидышей).

Предполагались также меры профилактики беспризорности за счет строительства общежитий для одиноких матерей, оказания помощи 20 тыс. подростков в год. Для столь масштабных планов было намечено привлечь средства местных бюджетов — целевые налоги (14,5 млн.), денежных фондов местных деткомиссий (24 млн.), государственного бюджета (500 тыс.) спецсредства детских домов и общественные пожертвования.

В том же 1926 году были выработаны основные методы борьбы и профилактики беспризорности и безнадзорности. Это помещение в детские стационарные воспитательные учреждения, лечебницы, передача на патронирование, производство — с одной стороны, и оказание материальной помощи, установление опеки, наблюдения со стороны социального инспектора — с другой.

Несмотря на провозглашение лозунга «отмирания семьи» основным способом поддержки безнадзорного начиная с 20-х гг. было оказание ему помощи на дому, то есть помощи, не разрывающей связи с семьей.

В начале 1930-х годов было объявлено о ликвидации массовой беспризорности, хотя, по данным Н.К. Крупской, беспризорных на тот момент насчитывалось более 2 млн. «Остатки» беспризорности, которые продолжали обитать на улицах, были вызваны, по мнению партийного руководства, плохой постановкой воспитательной работы в детских домах, необустроенностью детских учреждений. Это отчасти подтверждается данными по Даниловскому центральному детскому приемнику-распределителю: только 1/5 детей (751 чел.), изъятых с улицы, побывали в 1 детдоме, остальные 1771 человек сменили от 2 до 10 детдомов. В резолюциях 3 Всероссийского съезда по охране детства в качестве мер ликвидации остатков беспризорности и ее профилактики предлагались всемерное расширение объема финансовой помощи детским учреждениям за счет создания специального фонда «Д» (детской помощи) по линии соцстраха, из которого будут выделяться средства для помощи нуждающимся семьям, расширение использования средств Деткомиссии и фонда им. Ленина, а также отчислений профсоюзных организаций. Предполагалось также усиление мастерских в детских домах, так как беспризорность, по мнению советского руководства, во многом объяснялась отсутствием трудового обучения в детских учреждениях.

В целях окончательной ликвидации беспризорности и своевременного предупреждения ее возрождения и роста предлагалось привести в надлежащую готовность всю систему детских учреждений, установить систематический контроль над движением беспризорных, ведя ежемесячный учет ребят, прошедших через приемники-распределители и вагоны-приемники. Детским домам вменялось в обязанность наладить прочную связь с приемниками для грамотного распределения беспризорных. Был осуществлен переход к систематическому изъятию беспризорных с улицы за счет проведения фиксированных — не реже 1 раза в месяц — обходов рынков, строек, железнодорожных пунктов и других мест скопления беспризорных с привлечением сил общественного актива.

ноября 1930 г. была централизована до этого остававшаяся локальной общественная организация «Друг детей» — «массовая пролетарская организация, центр мобилизации сили средств пролетарской общественности на дело коммунистического воспитания, пионердвижения и охраны быта и здоровья детей» 63. Членами ОДД не могли быть лица, лишенные избирательных прав по суду и их иждивенцы, ограниченные в правах по постановлению суда; лишенные родительских прав и проявившие враждебное отношение к новой власти. Организация ведала вопросы помощи детским учреждениям, детскому коммунистическому движению, содействия борьбе с беспризорностью. На деле ее задачи сводились к изысканию финансовых средств, которые нередко расходовались не по назначению. В августе 1935 г. ОДД была ликвидирована.

Большое внимание в 1930-х годах уделялось организации приемников — распределителей на краевом и областном уровнях, по инициативе центральных приемников создавались районные филиалы. В их функции входили: 1) работа по «выявлению» ребенка; 2) работа по привитию ребенку санитарно-гигиенических и культурно-бытовых навыков, необходимых для помещения в организованный детский коллектив; 3) комплектование детских учреждений; 4) учет детучреждений всех воспитанников в них; 5) сбор с улиц и изъятие беспризорных совместно с милицией и другими организациями. Утверждался отдельно штат приемников-распределителей в соответствии с направлениями работы: воспитатели, педагоги, педолог, врачи. В связи с наплывом массовой беспризорности на крупные железнодорожные станции повышалась роль вагонов-приемников. Штат вагона-приемника должен был в течение суток оказать ребенку необходимую санитарно-медицинскую помощь, до отправки в детские учреждения или к родителям с детьми проводились беседы, они могли пользоваться библиотекой приемника.

Успешной борьбе с беспризорностью препятствовала неотлаженная система комплектования детских учреждений. Ввиду недостаточного количества мест в детских учреждениях различного типа дети направлялись на свободные места без учета принципа специализации учреждения. Так, в Иркутском, Тулунском и Черемховском дошкольных детских домах дети школьного возраста составляли 50% 65. Встречались случаи, когда в детский дом нормального типа попадали трудновоспитуемые и даже юные правонарушители. Это обостряло конфликты внутри детского коллектива и несомненно способствовала росту числа побегов.

В результате система детских домов была соответствующим образом структурирована. В соответствии с Постановлением СНК и ВЦИК от 31 мая 1935 г. была утверждена следующая типизация детских домов:

·в ведении Наркомата просвещения находились детские дома нормального типа, детские дома, построенные на средства родителей, и детдома для трудновоспитуемых;

·в ведении Наркомата внутренних дел — изоляторы, трудовые колонии и приемники — распределители;

·в ведении Наркомата здравоохранения — детские дома для детей, которые нуждаются в длительном лечении;

·в ведении Наркомата социального обеспечения — детские дома для детей-инвалидов.

В Постановлении ЦК ВКП(б) от 31 мая 1935 г. провозглашалась полная ликвидация детской беспризорности. Существование детской беспризорности связывалось с плохой работой местных советских и партийных органов, неудовлетворительной постановкой воспитательной работы в детских домах, их материально-техническим неблагополучием, отсутствием активного участия советской общественности в ее ликвидации. Виновниками беспризорности признавались также родители, безучастно относящиеся к своим детям (и это после провозглашения лозунга о разрушении «оков» семьи) .

Для профилактики роста беспризорности в соответствии с Постановлением мобилизовывались силы ГУ Рабоче-крестьянской милиции, которому поручалось организовать при крупных краевых и городских отделах секции по борьбе с беспризорностью. Сотрудники милиции, ежедневно задерживая юных правонарушителей, могли предъявлять финансовые претензии (штраф до 200 руб.) к родителям или лицам, их заменяющих, за противозаконные действия, причинившие материальный ущерб.

Кроме того, были задействованы силы ОНО и школы, которые должны были обеспечить надлежащий контроль за неблагополучными семьями. Учителями школ осуществлялись обходы, проводились регулярные педагогические консультации по воспитанию детей. Директор школы по результатам обследования мог выступать в роли инициатора возбуждения уголовного дела в случае преступного отношения родителей к детям, он также организовывал помощь для нуждающихся семей через низовые профорганы и правления колхозов.

В дальнейшем понятие «беспризорность» в официальных постановлениях и в прессе больше не упоминается, речь идет о предотвращении детской безнадзорности.

Основными средствами предупреждения и ликвидации детской безнадзорности являлось всемерное улучшение учебно-воспитательной работы в школе и детском доме, повышение успеваемости заинтересованности учащихся в учебном процессе, массовое привлечение к деятельности детской коммунистической организации.

Одним из главных препятствий для постановки нормальной воспитательной работы виделись трудновоспитуемые, то есть дети не поддающиеся никаким мерам педагогического воздействия («дички», как их называли воспитатели детских домов).

Специально для них с конца 1930-х годов создается сеть детских домов с особым режимом. Контингент таких детдомов должны были составлять хулиганы, несовершеннолетние рецидивисты и систематические нарушители дисциплины в возрасте от 9 до 14 лет, кроме глубоко умственно отсталых и больных нервно-психическими заболеваниями, которые соответственно нуждались в специальном обучении и медицинском уходе. В такие детские дома направляла комиссия, состоявшая из заведующих секторами детских домов и средней школы Наркомпроса и представителя здравоохранения.

В г. Москве непосредственно перед Войной была разработана собственная программа по ликвидации детской безнадзорности, которая была утверждена постановлением коллегии Наркомпроса РСФСР. Программа предполагала усиление работы с родителями за счет организации специальных конференций и консультаций для обмена опыта по воспитанию детей. Разработчики программы признавали необходимость разнообразить досуг детей, организовать все условия для того, чтобы ребенок мог самостоятельно заниматься, читать, готовить домашние задания. Для этого при домоуправлениях и школах создавались специальные детские комнаты. Предполагалось также ввести запрет на пребывание на улице детей до 16 лет после 22 часов, усилить контроль за выполнением постановлений правительства и Моссовета по части запрещения продажи спиртных напитков и табачных изделий несовершеннолетним, запрещения допуска детей младше 16 лет в рестораны, кафе, столовые.

Таким образом, в 1920-1930-е гг. была создана обширная государственная система по борьбе с детской беспризорностью, в которую входили как государственные, так и общественные организации. Среди государственных организаций необходимо отметить Совет по защите детей, занимавшийся правовым регулированием вопроса беспризорности, Комиссию по улучшению жизни детей при ВЦИК, органы НКВД, МУРа, здравоохранения, участие которых во многом предопределило успешность проводимой политики. Среди общественных организаций, занимавшихся проблемами массовой беспризорности, в общероссийских масштабах необходимо отметить общество «Друг Детей», фонд им. Ленина, женотделы, ВЛКСМ. В результате проводимой работы детская беспризорность была сокращена с 7 млн. в начале 1920-х годов до 2 млн. к началу 1930-х гг.

-е гг. были для советского руководства временем проб и ошибок. Привлечение большого числа участников к делу ликвидации беспризорности приводило к путанице полномочий и, вследствие этого, прекращению работы на местах. Несогласованность действий и нередко халатность приводили к нарушению принципа комплектования детских учреждений, что приводило к массовым побегам и нарушало педагогический процесс. Тем не менее, означенные результаты стали возможны благодаря усилиям центральной власти и немедленному реагированию на возникающие трудности.

-е гг. были временем формирования межведомственной согласованности и нормативно-правовой регламентации беспризорности. В эти годы сравнительно большее внимание уделяется не только

ликвидации беспризорности как факта, но и осмыслению ее причин, ведется борьба с детской безнадзорностью. В свете этого нами подмечена некоторая двойственность государственной политики, так как одновременно с провозглашением лозунга распада семьи, ведется планомерная политика на ее укрепление за счет материальной помощи, которая только в 1935 году составила 5 млн. рублей, а уже в 1936 г. колоссальная сумма в 29 млн. руб.

В течение 1920-1930-х гг. советским руководством были сформированы основные направления работы по сокращению детской беспризорности — выявление беспризорных детей и распределение их в отдельные семьи или специализированные государственные социально — реабилитационные учреждения различных типов.

2. Борьба с преступлениями несовершеннолетних в 1920-1930-е гг., .1 Практика борьбы с преступностью несовершеннолетних в 1917-1935 гг.

Придя к власти, большевики начали перестраивать систему государственного управления, в которой насилие теперь становилось одним из основных политических методов управления страной. Шуткова Е.Ю. пишет, что: «…именно с 1917 года стали складываться основные элементы репрессий в отношении детей, подростков, молодежи, которые развивались и действовали до 1953 года».

В. Тадевосян писал: «В первые годы после Великой Октябрьской революции дети в возрасте до 16 лет, как правило, не привлекались к уголовной ответственности за преступления. Это было вполне понятно. Тогда в стране еще была безработица, нужда; устройство беспризорных детей в государственные детские учреждения было недоступным… Другое дело — 1935-й и последующие года. В это время были созданы все условия для подлинно счастливого детства в СССР не стало причиной, которые еще имели место в первые годы революции и обуславливали совершение детских краж и тому подобных выступлений».

Большевики и многие психологи того времени считали, что дети, выросшие и живущие на улице, ведущие асоциальный образ жизни, нуждаются не в наказании, а в лечении. В начале 1920-х гг. большое внимание уделяется лечебным и профилактическим воспитательным мероприятиям, направленным на борьбу с детскими преступлениями. Советская власть стремилась к защите молодого поколения путем сохранения социального положения и заботы. Планируется активная борьба с криминальной средой; главная задача состоит в том, чтобы превратить беспризорника в полноценного советского гражданина, дав ему общее и профессиональное образование, условия для дальнейшего труда и быта.

Однако всё это было планами, воплотить которые в реальности оказалось гораздо сложнее, т.к. в условиях военного времени отсутствовало необходимое количество опытных и квалифицированных кадров, а также достаточное количество материальных ресурсов. На работу с детьми-беспризорниками были направлены большие силы, создавались различные комитеты и организации. Важную роль в данном вопросе сыграл Народный комиссариат просвещения, внутри которого действовал Отдел социально-правовой охраны несовершеннолетних, занимавшийся вопросами детской преступности.

В 1918 г. создаются специальные комиссии, направленные на работу для определения будущей жизни «трудных» детей и подростков. Данная комиссия находилась в подчинении Народного комиссариата общественного призрения, в её состав входили Народный комиссариат просвещения и Народный комиссариат юстиции.

В январе 1918 г. благодаря Декрету СНК РСФСР «О комиссиях для несовершеннолетних» дети, не достигшие восемнадцатилетнего возраста, освобождались от судебного разбирательства и от тюремного заключения. 7 марта того же года Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета «О суде» подтвердил отмену судов над детьми. Вместо этого их дела передавались в комиссии, которые определяли их последующую судьбу. Если дети признавали свою вину или их проступок был незначительным, то их направляли либо на исправительные работы под надзор Наркомата, либо отпускали. В 1919 году принимается «Руководящие начало по уголовному праву РСФСР», в котором было утверждено, что дети до 14 лет совершающие свои преступления в состоянии аффекта, или, не осознавая меру ответственности, суду не подлежат. Государство стало организовывать множество учреждений закрытого типа (трудовые дома и колонии) для несовершеннолетних осужденных.

Подобные меры, предпринятые большевиками, не повлекли за собой нужного результата и СНК РСФСР в марте 1920 г. принимает Декрет «О делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях». Согласно этому декрету, дело несовершеннолетнего подростка передавалось в суд только в том случае, если его невозможно было перевоспитать педагогическими методами. Если подобное случалось, то таких подростков изолировали от общества и помещали в специальные учреждения. Нахождение в одной камере со взрослыми преступниками запрещалось, т.к. считалось, что они могут вовлечь детей в их более серьезную преступную среду. Составить представление о повседневности и образе жизни детей, находившихся в исправительных учреждениях, можно по работам А.Ю. Горчевой, которая изучала печатную прессу, издававшуюся в местах лишения свободы для детей.

декабря 1922 г. происходит образование Союза Советских Социалистических Республик и в связи с этим происходят изменения в законодательной базе государства, которые повлияли и на уголовное законодательство относительно несовершеннолетних. Уголовный кодекс 1922 г. подтверждал отсутствие для детей до 14 лет уголовной ответственности, а также для детей до 16 лет, в случае если последних невозможно исправить медико-педагогическими методами. Если дело всё же доходило до судебного разбирательства, то суд обязан был учитывать возраст при вынесении приговора (14-16-летним срок заключения снижался наполовину, а 16-18-летним на одну треть).

Также, благодаря декрету ВЦИК от 27 июля 1922 г., в отношении лиц, не достигших совершеннолетнего возраста, запрещалась смертная казнь, каким бы тяжким не являлось его преступление.

Однако, основным предметом перевоспитания малолетних преступников оставался труд. По ИТК РСФСР 1924 г., наряду с исправительным трудовым взаимодействием, упоминается и лишение свобод. По ИТК РСФСР 1935 г., основной задачей являлось не только перевоспитать осужденного, но и приспособить его к условиям труда. Тогда же происходит отказ от гуманного подхода, вследствие переоценки опасности преступности в среде несовершеннолетних для общества.

Динамика количества несовершеннолетних правонарушителей в период 1918-1934 гг.

ГодыКоличество% роста%зарегистрированныхправонарушителейнесовершеннолетнихправонарушителейв возрасте от 10 дов общем количествев возрасте от10 до17 летправонарушений17 лет19183543100319193173902.619203135892.6192236401032.619233218913.319263221913.2192738891102.8192946281312.8193061371733193478952013.5беспризорный преступность уголовный несовершеннолетний

В представленной выше таблице можно проследить, что к 1935 г., по сравнению с 1918 г., количество правонарушений детей в возрасте от 10 до 17 лет увеличилось более чем в 2 раза (и в 1,5 раза по сравнению, к примеру, с 1932 г.).

В 1935 г. в среде несовершеннолетних преступников учащаются такие виды тяжких преступлений как умышленное убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, грабеж, разбой и пр. Причину такого подъёма можно отыскать в «педагогической запущенности» контингента несовершеннолетних правонарушителей, характерной для тех лет.

В советском государстве был провозглашен принцип публично — государственной опеки детства, для чего создавались отделы охраны детства, а материальное обеспечение ребенка было поставлено вне существования семьи. Провозглашение принципов трудового воспитания подростков обусловило необходимость создания трудовых школ, широкое развитие получила система детских домов социального воспитания. В кодексе Законов о труде 1918 г. закреплялись нормы охраны труда детей и подростков.

С одной стороны, политика советской власти была направлена на образование и развитие здоровой социальной среды для молодёжи, с другой — власть могла применять все виды действовавших на тот момент в законодательстве наказаний и к несовершеннолетним, поэтому нельзя не упомянуть о репрессиях, которые проводились не только в отношении взрослых, но и в отношении детей.

Уже с самого начала прихода к власти большевиков, к несовершеннолетним начинают применяться различные меры наказания. В 1924 г., после формирования централизованного государства, основой которого были карательные и репрессивные меры, законодательно оформляется правовая база в отношении малолетних граждан. Декрет от

января 1918 г. провозгласил увеличение возраста уголовной ответственности с 10 до 17 лет. Этот декрет подтверждало постановление СНК от 4 марта 1920 г., однако возраст составлял теперь 14 и 18 лет соответственно, и для таких нарушителей создается Народный суд. Уголовный Кодекс 1924 г. делит детей на классы «классово-чуждого происхождения» и «рабочее крестьянского»: к первому относятся дети от 14 до 16 лет, ко второму — от 16 до 20 лет.

В период становления советского государства формируются и основные институты государственной безопасности, ставившие под контроль все сферы общественной в жизни, в т.ч., проблемы беспризорности и детской преступности. 1 декабря 1934 г. принимается закон «О порядке ведения дел по подготовке или совершению террористических актов», в результате которого было упрощено судопроизводство и увеличилось количество репрессированных. Данный закон был направлен на дела о вредительстве и диверсиях, совершенных малолетними преступниками. В ноябре 1926 г. ВЦИК утверждает

«Инструкцию о выборах городских и сельских советов и созыве съездов советов», что повлекло за собой увеличение числа лиц, лишенных избирательных прав. В документах тех лет можно встретить определения: «сын лишенца» и «дочь лишенца». М. Саламатова пишет: «…как только человек оказывался в списках «лишенцев», его увольняли с работы, исключали из профсоюза, могли выселить его семью, повышали налоги, а в 1930-е гг. лишали продуктовых карточек, автоматически поражали в правах членов его семьи, исключали детей из школ и вузов… Часть этих людей оказывалась за рамками правового общества, другая часть, вопреки обстоятельствам пытавшаяся адаптироваться к новым условиям, порывала связи с прошлым, с родственниками, меняла занятия, место жительства и, в результате, оказывалась в социальном и психологическом вакууме».

В апреле 1933 г. Президиум ЦИК СССР принимает Постановление от 17 марта 1933 г., в котором оговаривалось, что «дети высланных кулаков, как и находившиеся в местах ссылки, так и вне ее и достигшие совершеннолетия, восстанавливаются в избирательных правах…при условии, что они занимаются общественно полезным трудом и добросовестно работают».

Со второй половины 1920-х гг. уголовное законодательство в отношении несовершеннолетних значительно изменилось. 1 декабря 1934 г. были приняты два постановления: «О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов» и «О внесении следующих изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик по расследованию и рассмотрению дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти», что юридически позволяло установить массовый террор в стране и из-за чего пострадало, в т.ч., большое количество несовершеннолетних граждан.

Первый документ обязывал судебную власть вести дела граждан, обвиняемых в подготовке или совершении террористических актов, ускоренным порядком; судебным органам не задерживать исполнение приговоров. В 1937 г. данный закон был также распространен на дела о вредительстве и диверсиях, совершенных несовершеннолетними правонарушителями.

Второе постановление провозглашало следующее:

«1. Следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней.

2.Обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде.

3.Дела слушать без участия сторон.

4.Кассационного обжалования, как и подачи ходатайств о помиловании, не допускать.

5.Приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедленно по вынесении приговора».

Стоит отметить, что внесение данных изменений в законодательство не соответсвовало основным принципам советского судопроизводства.

Постепенно продолжает увеличиваться сеть детских учреждений, где улучшаются как условия содержания, так и кадровый состав. Различные коммуны, школы ФЗУ для малолетних правонарушителей, трудовые дома и многое другое.

К середине 1930-х гг. медико-педагогическое, психологическое исправление малолетних преступников уходит на второй план, основной же работой по перевоспитанию трудных детей занимаются карательно — репрессивные органы. В 1935 г. принимается закон, позволявший подвергать уголовной ответственнсти с 12 лет. Постановлением правительства того же года в ведение НКВД переданы все колонии, приемники и детские дома.

июня 1937 г. приказом НКВД СССР №00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» «семьи, способные к антисоветским действиям, с особого решения тройки, подлежат водворению в лагеря или трудпоселки». 86 Количество репрессированных детей увеличивается также за счет репрессивных мер в отношении женщин: приказом НКВД от 15 августа 1937 г. №00486 «Об операции по репрессированию жен и детей изменников Родины» семьи репрессированных заключённых превращались в объект политического террора. Если супругу «изменника Родины» обвиняли в антисоветской деятельности, то после обыска она подлежала аресту, одновременно забирались и дети. После рассмотрения дела и вынесения приговора женщин направляли в лагеря, детей отправляли в детские дома.

В. Тадевосян оправдывает жесткость мер закона и недовольство, которое он вызывает: «…В сравнительно короткий период была достигнута почти полная ликвидация детской беспризорности, в СССР это было 1937-1938 гг. Почти 90% всех преступлений несовершеннолетних приходилось на долю безнадзорных детей». Также автор говорит и о том, что к 1940 г. количество осужденных детей в возрасте от 12 до 18 лет снизилось на 50% по сравнению с 1931 г.

Малолетние преступники, которые не отличались хорошей учебой или не были ударниками на производстве, из трудовых колоний НКВД перемещались или в лагеря, или в исправительно-трудовые учреждения в соответствии с Приказом НКВД СССР №609 от 10 сентября 1939 г. Все эти учреждения способствовали увеличению экономического развития страны за счет привлечения находящегося в них контингента к труду. В 1940 г. в состав ГУЛАГа входило 53 лагеря, 425 ИТК (включая 170 промышленных), его деятельность охватывала 17 отраслей, 50 трудовых колоний для несовершеннолетних закрытого и открытого типа, где содержались дети в возрасте от 12 до 18 лет.

Государственная политика в отношении несовершеннолетних с 1935-1941 г. характеризовалась бюрократическим отношением к детям, нередко наравне со взрослыми подвергавшимся политическому насилию: за счет трудовых колоний и детских исправительных учреждений увеличивается количество рабочей силы для стимуляции экономического развития страны.

2.2 Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. в системе советского права и его значение в контексте эволюции мер уголовного преследования несовершеннолетних.

Закон «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», принятый ЦИК и СНК СССР 7 апреля 1935 г., был направлен не только на искоренение преступности среди детей, но и на ликвидацию причин ее появления, т.е. на борьбу с детской беспризорностью и безнадзорностью. Данный документ был подписан В.М. Молотовым и М.И. Калининым и свидетельствовал о серьезном повороте советской политики в области уголовного права. После принятия этот закон вызвал немало различных споров и способствовал появлению статей за рубежом, особенно со стороны фашистской прессы, которые были направлены на то, чтобы оклеветать советское право и законодательство.

Вместе с тем, в докладе СНК РСФСР под грифом «секретно» от 12 апреля 1941 г. говорится о росте преступности среди несовершеннолетних, а не о её снижении после принятия апрельского закона 1935 г.: «Судебными органами осуждено было несовершеннолетних в возрасте от 12 до 16 лет: в 1936 г. — 15 031 чел., в 1937 г. — 17 234, в 1938 г. — 20 203 чел., в 1939 г. — 24 975 чел., в 1940 г.- 24 203 чел. Главными причинами преступности среди несовершеннолетних в настоящее время являются беспризорность многих детей, отсутствие воспитательного воздействия со стороны семьи, слабый охват детей внешними мероприятиями… Изучение дел о несовершеннолетних показало, что 40-50% совершивших преступления — ученики школ, около половины не являлось учащимися школ, а многие из них до совершения преступления вовсе ничем не занимались».

Малолетние преступники были представлены следующими криминальными «специальностями»: 63% — воры; 9.9% — хулиганы; 11.7% — привлекавшиеся в Комонес за асоциальное поведение; 15% — драки, избиения, мошенничество, незаконное ношение оружия. При этом рецидивистов среди малолетних, т.е. совершавших преступления неоднократно — 35%

Документ от 7 апреля 1935 г. породил вокруг себя много слухов и споров о том, что «злой Сталин убивал детей». Была ли в СССР смертная казнь в отношении несовершеннолетних? Бежавший в США в 1938 г. бывший чекист, агент НКВД Александр Орлов (Лев Фельдин), написал книгу «Тайная история сталинских преступлений». В этой книге он упоминает об апрельском законе 1935 г. в отношении несовершеннолетних: «7 апреля 1935 года советское правительство опубликовало закон, небывалый в истории цивилизованного мира. Этим законом провозглашалась равная со взрослыми ответственность, вплоть до смертной казни, для детей от двенадцати лет и старше за различные преступления, начиная с воровства… Тот факт, что на восемнадцатом году существования советского государства Сталин решился на введение смертной казни для детей, более ярко, чем другие, говорит о его истинном нравственном облике».

В данном постановлении сказано, что «несовершеннолетних начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждении и увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применениями всех мер уголовного наказания». Конкретно о смертной казни речи не идет. Если же посмотреть перечень преступлений, за которые к смертной казни приговаривались дети 12 лет, то можно увидеть, что он совсем небольшой. По старому Уголовному кодексу РСФСР совершеннолетнему лицу давались следующие сроки наказания: за умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами — 10 лет лишения свободы; умышленное причинение тяжких телесных повреждений — 8 лет лишения свободы (если оно повлекло за собой гибель потерпевшего или же было мучительным, то также 10 лет лишения свободы); изнасилование — 5 лет; с отягчающими обстоятельствами — до 8 лет лишения свободы; кражи с отягчающими обстоятельствами- 5 лет лишения свободы. В номере газеты «Правда» от 9 апреля 1935 г. можно найти следующее: «Новый закон предписывает «привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания» несовершеннолетних правонарушителей, несмотря на их столь юный возраст, но уже «созревших», что они оказались способными воровать, причинять насилия, увечья, убийства или попытки к убийству. Обязанностью всех комсомольских, пионерских и школьных организаций, должно стать теперь широчайшее распространение этого решения, чтобы подростки, зараженные уголовными настроениями, ясно видели, что миндальничать с ними не будут. Еще более суровую ответственность устанавливает правительство в отношении «лиц, уличенных в подстрекательстве или в привлечении несовершеннолетних к участию в различных преступлениях, а также в понуждении несовершеннолетних, к занятию спекуляцией, проституцией, нищенством и т.п.». Для них устанавливается кара не ниже пятилетнего тюремного срока. Покончить с детской преступностью и ее пособниками!» 94 Отсюда видно, что «применение суровых» мер касается только тех лиц, которых уличили в подстрекательстве детей, на самих же подростков «суровые меры» не распространяются.

Уголовный кодекс РСФСР тех лет также не предусматривал смертной казни для несовершеннолетних, даже с появлением Постановления от 7 апреля 1935 г. Согласно статье 22 УК РСФСР «…к расстрелу не могли быть приговорены лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста в момент совершения преступления, и женщины, находящиеся в состоянии беременности». Таким образом, меры уголовной ответственности к несовершеннолетним наравне со взрослым применялись, однако сроки заключения присуждались более низкие, нежели взрослым людям.

Стоит особо отметить и работу ГУЛАГ в работе с беспризорными детьми и малолетними преступниками. 31 мая 1935 г. Центральный Комитет Всесоюзной Коммунистической Партии (большевиков) и Совет Народных Комиссаров СССР постановили создание в Наркомате внутренних дел Отдела трудовых колоний, задачей которых было создание изоляторов, трудовых колоний, приемников-распределителей для детей-беспризорников и несовершеннолетних преступников. Система стала функционировать следующим образом: общественные движения или милиция, изымая беспризорных и безнадзорных детей с улиц, передавали их в руки работников приемников-распределителей. Работники этих отделов должны были перевоспитать детей путем применения к ним культурно-воспитательных мер, производственной работы и просветительской деятельности.

В структуре ГУЛАГ действовали колонии двух типов: открытого и закрытого. В колониях открытого типа пребывали несовершеннолетние правонарушители, имевшую одну судимость. Колонии закрытого типа отличались особым режимом, туда поступали преступники, имевшие уже несколько приводов милицию и не одну судимость. В каждой из этих колоний присутствовали производственные предприятия, на которых были заняты несовершеннолетние, а также школы-семилетки, работавшие по общей программе обучения. Пребывая в исправительных колониях, дети не оставались и без культурного обучения: создавались различные кружки, в т.ч. по музыке, рисованию; драматические и технические. Это был своеобразный «удар гуманистическим принципам правосудия» по делам несовершеннолетних, заложенный ещё в первых декретах советской власти. Отныне карательная сила Постановления от 7 апреля 1935 г. увеличивалась за счет привлечения несовершеннолетних и за неосторожные преступления.

Напомним, что в данном постановлении идет речь либо о преступлениях, которые вообще нельзя совершать по неосторожности, либо о таких неосторожных деяниях, оценка общественной опасности которых недоступна для 12-летних подростков.

По поводу закона от 7 апреля 1935 г. существует несколько точек зрения. В.С. Орлов и А.А. Пионтковский говорят о том, что усиление мер уголовной ответственности, репрессий по отношению к подросткам, объяснялись непреодолимым желанием советского общества полностью ликвидировать преступность среди несовершеннолетних. Все предпринятые меры по воспитанию трудных детей были пронизаны административно-идеологическим влиянием партийного и государственного регулирования. Несмотря на разногласия в политике, в 1930-е гг., в отличие от 1920-х гг., государственная работа детских учреждений проводилась на гораздо более высоком уровне. Система работы была отлажена, повысилась квалификация персонала; положительную роль в воспитании в детских домах сыграло и объединение со школами.

В 1930-е гг. происходит переход к административно-регулятивной модели организации призрения детей, благодаря чему вопросы в отношении детей-беспризорников и детей-преступников выходят на первый план: ужесточается политика в отношении несовершеннолетних детей, а также людей, окружающих ребенка. Основной задачей советской власти в данном направлении в1930-х гг. было усиление роли института семьи. «Стабилизируются общие процессы, связанные с призрением детей, что являлось показателем социально-экономических, политических и морально-идеологических изменений, происходивших в обществе. К концу 1930-х гг. полностью сформировалась система организации призрения, которая регулировалась достаточно сильным государством. В это время в официальных источниках практически исчезает информация о беспризорных детях».

Заключение

Изучая работу государственных органов по вопросам борьбы с преступностью среди несовершеннолетних в 1920-1941 гг., можно сделать следующие выводы.

Борьба с детской беспризорностью и искоренение преступности среди несовершеннолетних являлись одними из важнейших задач советского государства. Политические и социальные факторы, повлиявшие на появление беспризорности, которая носила в тот момент характер массовости, поставили малолетних детей на криминальную тропу. В связи с этим потребовалась немедленная реализация политических мер, направленных на улучшение жизни детей, их перевоспитание, защиту прав и интересов.

В 1917-1941 гг. государством была проведена огромная работа по борьбе с преступностью несовершеннолетних, создана сеть государственных организаций в которую входили Комиссия по делам несовершеннолетних, Совет по защите детей, органы НКВД, Комиссия по улучшению жизни детей при ВЦИК. На помощь государству были брошены и общественные силы: были созданы такие общественные организации как Детский фонд имени В.И. Ленина, «Ядра», «Друг детей», ВЛКСМ. Нельзя не сказать и о важной роли здравоохранения, институт которого помог государству в данной работе. Общими силами, начиная с 1920-х гг., детская преступность значительно сократилась к началу 1930-х гг. В советском законодательстве происходит формирование нормативно — правовой базы, впервые появляется практика юридической защиты несовершеннолетнего. Благодаря постановлениям и другим законодательным актам советской власти, устанавливаются меры для наказания несовершеннолетних.

Основным фактором и катализатором детской преступности являлась беспризорность и изначально работа советского государства была направлена на сокращение детской беспризорности путем выявления беспризорных детей и распределения их в семьи или различные государственные учреждения, направленные на перевоспитание. Вместе с этим, программа патронирования, из-за нечетко отлаженного механизма, приводила к тому, что жизненные условия детей порой значительно ухудшались. Связано это было с тем, что дети превращались в средства дохода и получения лишнего участка земли и рабочей силы. Дети часто возвращались в детдом, если денежные средства, положенные на детдомовца, задерживались, а иногда и не выплачивались вовсе.

Также была рассмотрена система работы детских учреждений, чья работа состояла в перевоспитании трудных детей. В процессе формирования эта система подлежала ряду изменений, которые касались, прежде всего, изменения политических установок и оформлении задач детских учреждений. Проведенные мероприятия были связаны с общей установкой на формирование системы общественного воспитания, в контексте которого детские исправительные учреждения рассматривались как ступень к «обобществлению» детей и построению коммунистического общества.

Вместе с реформами государственного строя изменялись и принципы уголовного преследования в отношении детей. Чётко определяется возраст уголовной ответственности (в 1920-х гг. — 17-18 лет, позже он был снижен до 16 лет).

Правом вынесения приговора несовершеннолетнему пользовались комиссии по защите детей, которые, в первую очередь, смотрели на то, есть ли возможность перевоспитать ребенка с помощью психолого-педагогических мер.

Воспитательная работа в исправительных учреждениях состояла в возможности систематического воздействия на ребенка со стороны воспитателей и педагогов. Главным в воспитании детей было политическое, интернациональное и антирелигиозное направление. Однако перевод детских учреждений на самостоятельное финансирование привело к тому, что приходилось удерживать и экономить денежные средства за счет обеспечения одеждой, достаточным питанием и другим.

Рассматривая политику государства в отношении уголовного преследования несовершеннолетних нельзя не упомянуть о спорах, разгоревшихся вокруг смертной казни в отношении несовершеннолетних. Анализируя ряд источников и исследований по указанной проблеме становится понятным, что преступления, за которые дети наказывались наравне со взрослыми, не предусматривали смертной казни.

Практика социального воздействия в отношении несовершеннолетних с каждым годом ужесточалась. Так, к 1924 г., появляются органы призрения и принуждения, а к 1927 г. вырабатывается трехлетний план, ориентированный на развитие государственной политики в области искоренение беспризорности, создания учреждений по перевоспитанию юных правонарушителей.

Несмотря на всевозможную помощь государства, оказывавшуюся в развитии детских домов и исправительных учреждений малолетних правонарушителей, дети не могли получить в подобных учреждениях что-то, хотя бы отдалённо напоминающее семью. Ненадлежащее отношение к детям, грубость и жестокость, голод, приводили к тому, что дети убегали обратно на улицу и вновь начинали бродяжничать и воровать. Для того чтобы проблема беспризорности вновь не стала массовой, законодательная политика 1930-х гг. была нацелена на меры защиты малолетних правонарушителей, их перевоспитание, реабилитацию и подготовку к дальнейшей жизни в социалистическом обществе в роли полноценных граждан.

Список источников и литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/prestupnost-nesovershennoletnih-v-vengrii/

1.Дети ГУЛАГа. 1918-1956. /Под ред. А.Н. Яковлева. М., 2002.

2.Дети и молодежь Смоленщины, 1920-1930-е гг. Смоленск, 2006.

3.Заработная плата и типовые штаты детских домов. М., 1938.

4.Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сборник документов. 1917-1973 гг./ Составители: А.А. Абакумов, Н.П. Кузин, Ф.И. Пузырев, Л.Ф. Литвинов. М, 1974.

5.Основные указания о работе по ликвидации детской беспризорности и безнадзорности. Красноярск, 1938.

6.Сборник постановлений ЦК ВКП(б) и правительства СССР о просвещении. М., 1938.

7. Сборник декретов, постановлений, циркуляров и распоряжений по социальному обеспечению. М., 1921.

. Сборник декретов. 1917-1918. М., 1920.

9. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР: 1917-1952 гг. / Под ред. И.Т. Голякова. М., 1953.

10Беспризорник. 1931.

11Бюллетень народного комиссариата по просвещению. 1930-1936. 12. Сборник приказов и распоряжений по Наркомпросу РСФСР. 1936 —

1940.

13Социалистическая законность. 1935-1945.

14Народное просвещение. 1925-1930. 15. На путях к новой школе. 1925-1930. 16. Детский дом. 1930.

17Беспризорные в трудовых коммунах. М., 1926.

18Блонский П.П. О так называемой «моральной дефективности» // На путях к новой школе. 1927. №2.

19Гернет М.Н. Моральная статистика. М., 1922.

20Гернет М.Н. Социально-правовая охрана детства за границей и в России. М., 1924.

21Гончаров Н.К. Основы педагогики. М., 1947.

22.Гончаров Н.К. Очерки по истории советской педагогики. Киев, 1970.

25Государство и общественность в борьбе с детской беспризорностью/ Под ред. С.С. Тизанова, М.С. Эпштейна. М., 1927.

26Детская беспризорность и детский дом. М., 1926. 27. Детская дефективность и беспризорность. М., 1924.

28. Детская дефективность, преступность и беспризорность. М., 1922. 29. Иорданский Н.Н. Детский дом-коммуна. М., 1919.

30. Кайданова О. Беспризорные дети. Практика работы опытной станции. М., 1928.

31. Королев Ф.Ф. Развитие основных идей советской педагогики. М., 1968.

. Королев Ф.Ф. Воспитательные задачи школы. М., 1930.

33. Королев Ф.Ф. Детское коммунистическое движение. М. — Л., 1930. 34. Королев Ф.Ф. Народное образование в СССР. 1917-1967. М.,

1967.

35.Королев Ф.Ф. Очерки по истории советской школы и педагогики. 1921-1931. М., 1961.

36.Королев Ф.Ф. Педагогика: Учебное пособие. М., 1968.

37.Королев Ф.Ф. Против антиленинской теории отмирания школ. М., 1932.

38.Королев Ф.Ф. Советская школа в период социалистической индустриализации. М., 1959.

39.Крупская Н.К. Беспризорный детский дом // Детский дом. 1930. №4.

40.Крупская Н.К. Борьба с детской беспризорностью // На путях к новой школе. 1923. №3-6.

41.Крупская Н.К. Практика социального воспитания. М., 1924. 42. Крупская Н.К. Практика социального воспитания. М., 1924. 43. Левитина М.И. (Маро).

Беспризорные. М., 1925.

44Левитина М.И. (Маро).

Работа с беспризорными. Практика новой работы в СССР. Харьков, 1924.

45Лившиц Е. Социальные корни беспризорности. М., 1925.

46. Луначарский А.В. О детских домах и беспризорности // Народное просвещение. 1928. №1.

. Луначарский А.В. О народном образовании. М., 1958. 48. Люблинский П.И. Охрана детства и борьба с беспризорностью. Л., 1924.

49Основные вопросы социального воспитания. M., 1925.

50Утевский Б.С. Борьба с детской беспризорностью / Под ред. Я.А. Перель и А.А. Любимова. М. — Л., 1932.

51Шацкий С.Т. Педагогические сочинения. Тт. 1-4. М., 1962-65. 52. Шульгин В.Н. Ленинизм в педагогике. М., 1928.

53Шульгин В.Н. На путях к политехнизму. М., 1930.

54Шульгин В.Н. О воспитании коммунистической морали, M., 1930. 55. Шульгин В.Н. Основные вопросы социального воспитания. M.,

1925.

56Шульгин В.Н. Пятилетка и задача народного образования. М., 1930.

59Виноградова А.А. Система воспитательной работы в детском доме. М., 1976.

60Гребенкина А.А. Становление и развитие социальной защиты детства в 20-30-е гг. ХХ столетия. Омск, 2006.

61Дементьева И.Ф. Социальное сиротство: генезис и профилактика М., 2000.