Особенности развития английского гражданского права

Сам термин «гражданское право» применительно к английской правовой системе является условным. Он не воспринят судьями и законодательством, которые не признают классического римского деления права на публичное и частное, как и вообще его отраслевую структуру. С доктринальных же позиций оно складывается из ряда традиционных правовых институтов: реальной собственности, доверительной собственности, договора, деликтов и т. д.

Как никакая другая часть правовой системы, гражданское право, регулирующее многообразные имущественные и личные отношения, развивалось эволюционно, без крутых поворотов, а поэтому и достаточно эффективно.

В гражданском праве Англии, раньше других стран вступившей на путь капиталистического развития, еще в дореволюционный период доминировали, несмотря на внешнюю средневековую оболочку, более гибкие подходы к регулированию собственности, договоров и иных сторон имущественного оборота. Предпринимательские круги Англии, не имевшие в XVII-XVIII вв. своей собственной правовой программы, вполне довольствовались компромиссами и в целом были удовлетворены традиционными конструкциями «общего права» и «права справедливости».

Даже в XIX в. в Англии, когда гражданское право в целом в своем содержании модернизировалось, такой важнейший его институт, как право собственности, знал еще специфическое средневековое деление имущества на «реальную» (real property) и «личную» (personal property) собственность. Это деление было связано с исторически сложившимися в Англии формами защиты имущественных интересов — «реальными» и «личными» исками.

Реальными исками защищалась земля, родовые недвижимости и титулы, т. е. те виды имущественных прав, в особой защите которых были заинтересованы собственники земли — лендлорды. В XIX в. распоряжение реальной собственностью было сопряжено хотя и с меньшими, чем раньше, но тем не менее с вполне определенными формальностями и ограничениями. При наследовании такой собственности действовали сохранившиеся от средневекового периода правила майората, препятствовавшего дроблению родовых имуществ; исключение женщин из числа наследников и т. д.

Личная собственность, к которой помимо чисто вещных прав относились так называемые права на иски (авторское, патентное право), защищалась судами с помощью более гибких и удобных для предпринимательского мира средств. Законодательные нововведения (в 1832 и 1845 гг.), направленные на упрощение процедуры отчуждения недвижимости, привели к постепенному ослаблению граней между «реальными» и «личными» исками, а также к изменению положения арендаторов (законы 1875 и 1883 гг.) и копигольдеров. В 1882 г. закон предоставил держателям земли в случаях пожизненной аренды право свободного распоряжения землей.

8 стр., 3667 слов

Особенности феодального права Англии

... права этот термин перешёл в создававшуюся в эту эпоху систему королевских судов, также общую для всей средневековой Англии и существовавшую наряду с местными феодальными ... гражданских тяжб о земле. Наиболее известна "Великая ассиза", предусматривавшая особую форму иска об установлении правового ... земельной собственности короля); ассиза "О последнем представлении на приход" (о праве землевладельца ...

Важной вехой в освобождении права собственности от многих средневековых терминов и конструкций стал Закон о собственности 1925 г., дополненный четырьмя другими законами, связанными с распоряжением и управлением имуществом. Этим законом земельная собственность, утратившая свою архаическую специфику, была приближена к общему правовому режиму недвижимости.

Институт доверительной собственности (траста) в конце XIX — начале XX в. получил новую сферу применения. Он оказался чрезвычайно удобным для создания инвестиционных банков и для других форм капиталистических объединений.

Длительное сохранение средневековых по форме атрибутов права собственности, обновляющихся постепенно, имело и определенные положительные последствия. Во-первых, традиционные английские конструкции права собственности обеспечили уникальную стабильность самих имущественных отношений. Во-вторых, эволюционный путь развития английского права собственности позволил избежать в этой стране крайностей буржуазного индивидуализма и утвердить взгляд на право собственности как на социальный институт, корректирующий и сами правомочия собственника.

В Англии юридические лица публичного права (государственные предприятия) не могут быть объявлены несостоятельными, но, исходя из принципа рыночных отношений, государство отказывается от помощи убыточным публичным корпорациям, которые тем самым вновь попадают в сферу влияния частного капитала.

В казуистической манере на базе традиционных исков и понятий, восходящих еще к дореволюционной эпохе, складывались также нормы английского права, относящиеся к договорам и правонарушениям. В частности, сама современная концепция договора выросла путем судебной адаптации ряда средневековых исков, в том числе иска о невыполнении или ненадлежащем выполнении должником принятой на себя обязанности (иск «о принятом на себя» — assumpsit).

С аграрной и промышленной революциями договор стал основной правовой формой, в которой выражались отношения по найму рабочей силы, обмену товарами, оказанию услуг. В связи с этим в традиционные доктрины английского права судебной практикой были внедрены общепризнанные принципы договора (равенство сторон, признание у них «свободы воли и выбора», незыблемость исполнения обязательства и т. д.).

В XIX в. была отменена личная ответственность должника за невыполнение обязательства, которая могла повлечь заключение его в долговую тюрьму. Получают развитие и урегулируются в законодательстве новые виды договорных связей: договор публичной перевозки грузов и пассажиров, договор

Особенно сложными и архаичными долгое время оставались нормы английского права, касающиеся деликтов (law of torts).

В XVIII-XIX вв. широко использовались иски, выработанные еще в средневековую эпоху на случай вторжения в чужое земельное владение (trespass), лишения земельного владения (dispossession), зловредных действий (nuisance) и т. д., а также особые иски из нарушения «личной» собственности — при незаконном присвоении вещи, при незаконном ее удержании и т. д.

4 стр., 1516 слов

Суд присяжных в Англии (история, развитие, тенденции)

... делам только профессиональным судьям. Даже в странах английской правовой орбиты прерогатива суда присяжных ограничена. В настоящее время на него приходится в Англии около 2% дел, в Канаде -1%, в США — 4%. Подавляющее же число дел рассматривается в ...

Весьма специфичными были деликты, которые рассматривались в английском праве как нарушение прав личности: клевета, сговор с целью причинения ущерба собственности другого лица (conspiracy) и т.п. С развитием капиталистического общества некоторые аспекты деликтных отношений получили более тщательную разработку (например, понятие небрежности).

Но в целом в деликтном праве многие общие понятия и принципы оставались не сформулированными. Ряд деликтов по-прежнему строился на принципе «строгой ответственности», т. е. достаточен был лишь сам факт причинения вреда и не требовалось устанавливать субъективную вину правонарушителя.

Следует заметить, что в сфере деликтного права в большей степени, чем в других институтах гражданского права Англии, сохраняло и продолжает сохранять до сих пор свое действие прецедентное право. Но архаизм деликтного права не мешает ему пополняться и новыми чисто современными правонарушениями, например, разглашение или иное несанкционированное использование базы компьютерных данных и т. д.

2. Развитие английского уголовного права и процесса в XIX вв.

Уголовная юстиция Англии сохраняла исторические основы судоустройства с выделением судов суммарной юстиции, где незначительные дела в основном решались королевскими судьями, судов с участием присяжных в виде Большого и Малого жюри, высших судов общего права. Судебная организация отличалась многозвенностью, запутанностью апелляционных порядков, неясностью подсудности. Наряду с судами общей юрисдикции трёх вышеуказанных подвидов существовали суды специальной юрисдикции (по категориям дел), а также местные суды. Свои судебные системы сохраняли Шотландия и Ирландия. Стремления к упрощению и к централизации судебной системы, которые появились в результате реформ XIX в., не могли быть последовательно реализованы из-за невозможности разрушить исторически сложившееся судоустройство, тесным образом в английском праве связанное с подачей исков, признанием требований, с вообще возможностью выдвинуть уголовное обвинение (определённые виды исков или обвинений можно было выдвинуть только в точно определённых судебных инстанциях, и это охранялось «общим правом»).

Основная масса уголовных дел решалась в судах ассизов – традиционных разъездных судах общего права. Два раза в год судьи трёх высших королевских судов (см. ниже) объезжали особые округа (таких было 8 на графства Англии и Уэльса) на основании общих поручений короны. По некоторым традиционным таким поручениям (устанавливать мировые соглашения, выслушивать и оканчивать дела, проверять тюрьмы) они и рассматривали уголовные дела – в составе коллегии 2 судей.

Равнозначное с судами ассизов значение получил новый, учреждённый в 1834 г. Центральный уголовный суд (Old Bayly).

Здесь разбирались дела Лондона и некоторых центральных графств, а также направленные против государственных интересов и центральной администрации. Председательствовал в Олд Бэйли лорд-мэр Лондона, в состав суда входили лорд-канцлер и судьи трёх высших королевских судов. Собирался суд раз в месяц, решая дела также с участием присяжных. В отличие от судов ассизов, где обвинение основывалось главным образом на общем праве, Олд Бэйли руководствовался преимущественно статутным правом.

7 стр., 3279 слов

Глава 22 УК про особенности возбуждения уголовных дел о преступлении ...

... Преступления экономической сферы деятельности представляют их субъективную часть безусловной намеренной формой виновности, не исключая практики применения двух форм вины. Признаки экономических преступлений При формулировании признаков преступления в сфере ... преступной деятельности, должным образом не исполняющих обязанности: дела могут возбуждаться за неуплату налогов, обязательных платежей в ...

Высшие суды рассматривали, как правило, особой важности или подсудности дела, а также обвинения от имени короны. К их числу принадлежали: 1) особый суд коронной юрисдикции, состоявший из шести судей высших судов общего права; 2) Суд королевской скамьи; 3) Суд казначейства; 4) Суд лорда-сенешала. Помимо особых случаев, все эти суды были апелляционными инстанциями, в т. ч. Суд казначейства рассматривал апелляции на решения Суда королевской скамьи. Суд лорда-сенешала, состоявший из 24 лордов, рассматривал обвинения против лордов королевства.

Наивысшей инстанцией оставалась Палата лордов. Ей принадлежала привилегированная юрисдикция в отношении пэров (и пэресс) королевства по обвинениям в государственной измене и фелонии. В остальном она была высшей апелляционной инстанцией.

Уголовная юстиция Великобритании XVII-XIX в. характеризовалась, во-первых, высокой продуктивностью сравнительно с другими странами, во-вторых, сохранением высокой степени репрессивности и жесткости санкций за важные преступления. Примерно 2/3 обвинённых и привлечённых к суду осуждалось судами всех уровней, и число апелляций было незначительным (всего 69 на 273 тыс. приговоров в 1862 г.).

Обвинения возбуждались главным образом частными лицами, затем констеблями (полицейскими властями) и от имени короны. Как правило, Малое жюри в судах (решавшее вопрос о виновности) состояло из 23 чел., решения принимались большинством в 12 голосов. По делам о государственной измене и в других важных случаях число присяжных доходило до 35. Присяжными могли быть граждане, имевшие избирательное право, в возрасте от 21 до 60 лет, с более высоким имущественным цензом. Списки вёл шериф.

Наиболее массовыми видами преступлений в это время были бродяжничество, нарушения законодательства о бедных, нарушения полицейских правил. В первой половине XIX в. на первое место среди рядовой преступности вышли нарушения правил охоты и браконьерство. Четверть всех осуждённых наказывалась за пьянство, до 1/10 – за кражи и за намерения её совершить. Основными видами наказаний по низшей категории преступлений (мисдиминор) были штрафы (до 60% осуждённых), заключение в тюрьму на сроки от 0,5 до 2 месяцев (23%), заключение в исправительные школы (0,50%).

Применялись и телесные наказания (до 0,1%), а также самые разнообразные полицейские и исправительные меры. Из числа особых преступлений (т. е. обвинений в фелонии и измене) основным наказанием была каторга: пожизненная (0,2%), на срок более 15 лет (0,3%), от 1 месяца до 2 лет (70% всех приговоров).

Оставались в употреблении смертная казнь (0,3%) и телесные наказания (2,0%).

Обновление уголовного права было очень медленным. В главном оно происходило по линии смягчения ответственности за незначительные преступления или путём выведения из практики совсем уж средневековых наказаний. В 1820-е годы несколькими законами была отменена смертная казнь за мелкие кражи – с витрин магазинов, карманные кражи, а также за браконьерство. В 1830-е годы были отменены наказания в виде позорного столба, ограничено применение кнута, проведена тюремная реформа.

27 стр., 13051 слов

Преступления против собственности в Российской Федерации и других странах

... влияние на общее состояние преступлений против собственности. Целью данной курсовой работы является максимально точное изучение нормативно-правовых актов и научной литературы для всестороннего и объективного рассмотрения преступлений против собственности в современном обществе ведущих ...

Закончившаяся компромиссом английская революция не привела к сколь-нибудь существенным изменениям в области уголовного права, которые задевали бы непосредственно интересы капиталистических предпринимателей. Господствовавшие до реформы 1832 г. земельная аристократия и верхушка буржуазии вполне довольствовались уголовно-правовыми нормами, восходящими к дореволюционному праву.

В начале XIX в. с утверждением капитализма английское уголовное право подвергается все более острой критике. Для самих правящих кругов становилось очевидным, что построенная исключительно на жестокости уголовная политика не приносит желаемого результата. Абсурдная свирепость английских законов в XVIII — начале XIX в. приводила к тому, что присяжные достаточно часто оправдывали даже заведомо виновных в преступлении лиц только потому, что их ожидало непомерно тяжелое наказание. Поэтому английский парламент провел в начале XIX в. серию законов, рассчитанных на то, чтобы путем смягчения наказаний укрепить существующий правопорядок. В 1817 г. было отменено публичное сечение женщин, в 1816 г. — выставление у позорного столба, в 1823 — 1827 гг. правительство Р. Пиля провело серию актов, резко сокративших применение смертной казни. С 1826 по 1861 г. в Англии число преступлений, караемых смертной казнью, снизилось с 200 до 4. По Акту 1848 г. даже в случае «ведения войны против короля в его королевстве» назначалась не смертная казнь, а пожизненное заключение.

В середине XIX в. были приняты и другие акты парламента, которые существенным образом реформировали уголовное право, придав ему по существу (но не по форме, которая нередко оставалась старой) уже современный вид. С помощью консолидированных законов в Англии XIX в. было отменено несколько сотен заведомо устаревших законов.

Законом 1870 г. отменялась конфискация имущества преступника, осужденного за фелонию. Тем самым превратилось в анахронизм деление преступлений на фелонию и мисдиминор, ибо исторически фелония — это серьезное преступление, которое влекло за собой смертную казнь и обязательную конфискацию имущества. После 1870 г. в Англии сложилось положение, когда разница в наказаниях за фелонию и мисдиминор фактически исчезла, причем к числу последних относились в ряде случаев более значимые преступления.