Доказательства в уголовном процессе (2)

Дипломная работа

Актуальность данного тезиса обусловлена ​​тем, что важнейшим направлением решения проблемы формирования правового статуса является четкое и детальное регулирование социальных, родовых и процессуальных отношений в современном законодательстве. Неполное правовое регулирование позволяет по-разному трактовать отдельные положения закона, что создает условия для изменения его требований.

Представление доказательств может служить примером непоследовательного нормотворчества — помимо общественного разрешения (права) на представление доказательств, законодательно-нормативная база должна содержать конкретные указания по процедуре его реализации.

Проблемы доказывания как процессуальной формы и криминалистического метода познания значительно исследованы в современной юридической литературе, однако, тенденции современного нормотворчества побуждают более подробно, осветить истоки становления и развития этого уголовно-процессуального института под углом необходимости формирования отдельной научной теории доказательств и доказывания в науках уголовного процесса и криминалистики.

принято считать, что целью доказывания по уголовным делам является установление истины, установление обстоятельств общественно опасного деяния в строгом соответствии с объективной реальностью. Истина в уголовном деле выражается философской категорией достоверности, которая является основанием для принятия окончательных процессуальных решений. Проблема достоверности доказательств в уголовном процессе традиционно занимает видное место в работе юристов.

Актуальность проблематики данного тезиса обусловлена ​​еще и юридическим характером уголовного процесса, который направлен на установление с помощью доказательств различных обстоятельств, фактов совершения преступления. Доказательства служат основой, на которой строится уголовный процесс, принимаются судебные решения.

Доказательства призваны обеспечить реализацию цели и принципов судопроизводства, правил уголовного судопроизводства, обеспечивающих защиту гражданина, его конституционных прав, свобод, общественных и государственных интересов от преступлений.

Используемые в уголовном процессе доказательства, соответственно к требованиям закона, должны гарантировать соблюдение законодательно установленного порядка производства в уголовным процессе, который должен осуществляться путём оперативного и полного раскрытия преступлений, с дальнейшим привлечениям к уголовной ответственности лиц, совершивших такие преступления.

13 стр., 6432 слов

Анализ относимости и допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве

... доказательств. Цель курсовой работы изучение и анализ относимости и допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве. 1. Общие положения учения о доказательствах и доказывании Уголовное судопроизводство ... в законе и называемых доказательствами, и только с помощью способов, предусмотренных процессуальной формой; 2. познание в уголовном процессе направлено на установление определенного в ...

Ценность доказательств в уголовном процессе зависит от качества расследования уголовного дела, результатов рассмотрения уголовных дел, законности решений, принятых по результатам решения.

На сегодняшний день отсутствуют комплексные теоретические разработки и практические рекомендации по актуальным вопросам объективного понимания доказательств в уголовном судопроизводстве. Это, в свою очередь, влияет на деятельность органов власти в контексте их использования в досудебном и судебном производстве по уголовным делам.

Но также следует отметить, что в существующих теоретических исследованиях многих ученых одной из центральных проблем является определение понятия и сущности доказательств в уголовном судопроизводстве.

Предмет исследования — совокупность общественных отношений в уголовном судопроизводстве, возникающих при рассмотрении дела о виновности или невиновности.

Объект исследования — научное, уголовное, процессуальное право доказывания в уголовном судопроизводстве.

Цель исследования состоит в изучении понятия и сущности доказательств на основании концепции их понимания, как единой структуры (сведений и формы), относимости и допустимости, достоверности, достаточности.

Задачи исследования:

  • определить понятие доказательств в уголовном процессе;

изучить эволюцию взглядов по вопросу о понятии доказательств в науке российского уголовного процесса;

установить сущность и классификацию доказательств в уголовном процессе;

определить виды доказательств в уголовном процессе;

установить свойства доказательств в уголовном процессе.

Методы исследования — общие и частнонаучные методы наблюдения, анализа и оценки.

Теоретическая значимость исследования — усовершенствован анализ и группировка мнений ученых в области уголовного судопроизводства, проведена параллельная сверка между нормами, указанными в отдельных источниках уголовного права и общего права.

Практическая значимость — на основании выводов, сформированных по результатам дипломного исследования, может быть проведен тщательный анализ теоретической, философской и процессуальной ценности доказательств в уголовном судопроизводстве.

Глава 1. Теоретические основы доказательств в уголовном процессе

.1 Понятие доказательств в уголовном процессе

Понятие доказательства в литературе по уголовному судопроизводству трактуется неоднозначно. Так, М.Л. Шифман по этому поводу отмечал, что для того, чтобы факт как объективная реальность, которая имеет отношение к делу, мог быть использован в целях правосудия, нужно, чтобы этот факт стал доказательством в уголовно-процессуальном смысле, то есть необходимо выявить этот факт, процессуально его закрепить, субъективно и объективно проверить, оценить.

16 стр., 7648 слов

Доказательство и доказывание в уголовном процессе

... изучить сущность и содержание доказывания в уголовном процессе; рассмотреть предмет и пределы доказывания в уголовном процессе; раскрыть понятие и дать классификацию доказательств в уголовном процессе; изучить виды доказательств в уголовном процессе При написании работы использовалось действующее законодательство, литература по уголовному праву и уголовному процессу, по криминалистики, специальные ...

В.Д. Арсеньев выразил мнение, что доказательства — это деятельность суда, прокуратуры и других органов и лиц, регулируемая в определенных рамках уголовно-процессуальным законодательством, по сбору, поиску и оценке доказательств с целью установления фактических обстоятельств уголовного дела кейс. При этом элементами доказывания являются:

получение (сбор и представление) доказательств;

исследование (проверка) доказательств;

оценка доказательств.

По мнению Ф.М. Фаткуллина, доказывание включает:

выдвижение версий;

сбора доказательств и их источников;

[Электронный ресурс]//URL: https://pravsob.ru/diplomnaya/dokazyivanie-v-ugolovnom-protsesse/

проверка собранных доказательств и их источников;

оценка имеющихся средств доказательства по делу;

обоснование соответствующих выводов по делу.

Исходя из этого, он считает, что доказывание в уголовном процессе — это процессуальная деятельность указанных в законе органов и лиц, которая заключается в определении возможных следственных версий, в собирании, проверке и оценке доказательств и их источников по этой версии, а также в обосновании достоверных выводов для установки объективной истины по делу.

З.З. Зинатуллин также высказал мнение, что возможными элементами уголовно-процессуального доказывания выступают:

построение и динамичное развитие следственных (судебных) версий;

сбор доказательств по каждой из возможных версий;

исследование (проверка) собранных доказательств и их источников, оценка имеющихся средств доказывания (доказательств, их источников и способов получения и использования) формирование и обоснование достоверных выводов и решений по делу.

Е.Г. Коваленко отдельно выделяет такие элементы доказывания:

выявление доказательств;

сбор доказательств;

закрепление доказательств, исследование и проверка доказательств;

14 стр., 6691 слов

Доказательства и проблемы доказывания в гражданском процессе Студент

... данной темы. Глава 1. Доказательства в гражданском процессе 1.1 Понятие и признаки доказательств Согласно ст. 55 ГПК РФ «доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке ... речь идет об источниках доказательств, т.е. о носителях информации. Информационными носителями, т.е. источниками доказательств могут быть люди, вещи, документы. В представленной ситуации таковыми ...

оценка доказательств.

С.М. Стаховский предложил определять уголовно-процессуальное доказывание как предусмотренную законом деятельность субъектов уголовного процесса по сбору (формированию), проверке и оценке доказательств и их процессуальных источников, принятии на этой основе определенных процессуальных решений и наведении аргументов для их обоснования.

В структуре процесса доказывания логично выделять в структуре процесса доказывания три элемента:

) сбор доказательств;

) проверка доказательств;

) оценка доказательств.

В связи с этим предлагаем следующее определение доказывания: уголовно-процессуальное доказывание — это предусмотренная уголовно-процессуальным законом деятельность органов дознания, досудебного следствия, прокурора, суда и других участников процесса по сбору, проверке и оценке доказательств и их процессуальных источников, которая осуществляется с целью принятия законных и обоснованных процессуальных решений, установления истины по уголовному делу и решения всех задач уголовного судопроизводства. Подавляющее большинство ученых и специалистов определяют сбор доказательств как начальный элемент судебного процесса по уголовным делам. Лицо, производящее сбор доказательств (следователь, прокурор и суд по делам, находящихся в их производстве) вправе:

вызвать в порядке любых лиц в качестве свидетелей и как потерпевших для допроса или в качестве экспертов для дачи выводов;

требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан предъявления предметов и документов, которые могут установить необходимые по делу фактические данные;

требовать проведения наблюдений;

требовать от банков информацию, которая содержит банковскую тайну, относительно юридических и физических лиц в порядке и объеме, установленных федеральным законом РФ «О банках и банковской деятельности».

Соблюдение этих требований обязательно для всех граждан, предприятий, учреждений и организаций. Доказательства могут быть представлены подозреваемым, обвиняемым, его адвокатом, прокурором, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями, а также гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями.

В предусмотренных законом случаях лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд вправе поручить подразделениям, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, провести оперативно-розыскные действия или использовать средства для получения фактических данных, которые могут быть доказательствами по уголовному делу.

Таким образом, анализируя указанную норму УПК РФ, все способы сбора доказательств следует разделить на две группы:

6 стр., 2977 слов

Мухин, Г.Н. Некоторые исторические аспекты развития представлений ...

... достижений естественных и технических наук в раскрытии преступлений, установлении преступника. На протяжении длительного периода времени в криминалистике, наряду с дискуссиями относительно предмета и системы криминалистики, ... и преступника, вещественных и иных доказательств, их фиксации, изъятию, сохранению, исследованию и использованию в уголовном процессе. В этом контексте интересно замечание ...

) осуществления других процессуальных действий (истребование предметов и документов, требования о проведении ревизий и проверок; получения доказательств, представленных участниками процесса; поручение провести оперативно-розыскные мероприятия и т.д.).

На стадии производства по уголовному делу доказательства также могут быть собраны в судебном порядке.

В связи с этим нельзя признать правильным утверждение некоторых авторов о том, что единственным средством получения доказательств по уголовному делу являются следственные и судебные действия, исчерпывающий перечень которых предусмотренный законодательством; что «другие процессуальные действия» осуществляются не кроме, а в рамках соответствующих следственных действий:

выемки (например, в случаях представления их участниками процесса);

осмотра (например, если востребован документ имеет признаки вещественного доказательства);

допроса (например, если лицо заявляет о том, что ей известны существенные обстоятельства дела);

истребования от организаций и граждан предметов и документов, производства ревизий по требованию органов расследования, прокурора и суда.

Представление доказательств участниками судебного процесса, организациями и гражданами является разновидностью следственных и судебных действий.

Среди других процессуальных действий, таких как сбор доказательств, необходимо выделить получение доказательств от участников судебного процесса, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и отдельных граждан.

Такие доказательства лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд могут получить двумя путями:

) принудительно (путём их истребования);

) вследствие добровольного представления их участниками процесса, предприятиями, учреждениями, организациями, отдельными гражданами.

Представление доказательств занимает особое место в структуре процесса тестирования. Этот метод получения доказательной информации отличается тем, что право на представление доказательств принадлежит участникам уголовного процесса, которые имеют в нем собственный интерес или представляют интересы других лиц, а также любые юридические лица и граждане. Кроме того, представлению доказательств присущий добровольный характер, поскольку представление предмета или документа, в отличие от их истребования, происходит не по инициативе органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс, а по волеизъявлению участников процесса, граждан, должностных лиц предприятий, учреждений, организаций, которые располагают соответствующим предметом или документом.

Другими словами, доказательства — это добровольная передача лицом предметов или документов, которые, по его мнению, имеют отношение к делу.

4 стр., 1719 слов

Объяснения сторон и третьих лиц,как доказательства по делу

... лицами, заинтересованными в исходе дела. Данное обстоятельство породило различные взгляды в правовой теории, касающиеся места и роли объяснений сторон и третьих лиц как средств доказывания, которые по – разному реализованы в законодательстве и в судебной практике отдельных стран. В гражданском процессе ...

В правилах, определяющих процессуальный статус обвинения, подозреваемого, потерпевшего, а также защитника, гражданского истца, гражданского ответчика, право на представление доказательств занимает важное место.

Это право принадлежит не только вышеупомянутым лицам, но и прокурору, представителям потерпевшего, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также любому гражданину, бизнесу, учреждению и организации. При анализе вышеизложенного выделяются различия в правовой природе представления доказательств указанными субъектами уголовного судопроизводства. Необходимость представления предметов или документов может быть обусловлена ​​защитой законных интересов тех или иных лиц, выполнением служебного или гражданского долга.

Так, представление доказательств подозреваемым, обвиняемым, их защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским лицом — это действенная возможность реализации правового статуса субъектов доказывания, которые имеют собственные интересы или представляют интересы других лиц.

Для надлежащего выполнения своих процессуальных функций, отстаивания своих законных интересов эти лица имеют право представлять доказательства и участвовать в своих исследованиях.

Осуществляя эти права, обвиняемый, потерпевший и другие участники судебного процесса имеют возможность внести свой вклад в установление истины по уголовному делу.

Прокурор, поддерживающий обвинение в суде, также имеет право представлять доказательства. Однако как представитель государства прокурор руководствуется принципами гласности, тщательного, всестороннего и объективного расследования обстоятельств дела, и поэтому его право одновременно представлять доказательства является его обязанностью.

Это существенное отличие от представления доказательств другими участниками испытания. Иную правовую природу носит представления доказательств гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями, руководителями предприятий, учреждений и организаций, подача доказательства для них выступает служебным долгом сообщать органам предварительного расследования и суда о совершенных на том или ином учреждении, организации преступления, подавать им соответствующие предметы и документы.

Что касается представления доказательств гражданами, не участвующими в деле, то они выполняют свой моральный и гражданский долг: помогать органам власти в борьбе с преступностью.

Исследуя правовую природу предъявления доказательства, следует решить вопрос о его объекте. В уголовно-процессуальной литературе под предъявлением доказательств обычно понимается предъявление предметов и документов, которые могут иметь доказательную силу. Однако есть позиция, согласно которой может быть представлена ​​другая информация.

Так, М.И. Капинус указывает, что может быть подана и устная информация (данные о нахождении предметов и документов, имеющих значение для дела).

Другие авторы также отмечают, что представленные доказательства также могут быть в виде устных свидетельств идентифицированного места происшествия, следов других материальных объектов. Однако данная точка зрения была подвергнута справедливой критике, поскольку устная информация (сообщение) о месте обретения объекта — это показания, а не представление в натуре предмета или документа, который может быть признан вещественным доказательством.

19 стр., 9233 слов

Собирание доказательств в уголовном процессе

... в уголовном процессе. В отношении проблем собирания доказательств сейчас возникает много споров и разногласий. Поэтому, я считаю необходимым уяснение вопроса о способах собирания доказательств. В своей дипломной работе я раскрыл познавательную сущность и структуру собирания доказательств, ...

Поэтому В.И. Федорова утверждает, что подобные мысли необоснованно расширяют фактический объем доказательств, поскольку право на представление не отождествляется законодателем с другой конкретной формой участия в проверке: представлением доказательств.

В этом можно убедиться, проанализировав правовой статус участников процесса. Так, согласно разделу 2 УПК РФ обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, помимо права на представление доказательств, также имеют право давать показания, а гражданский ответчик — объяснения.

Кроме того, по заключению С.А. Шефер, представление доказательств не приравнивается к формам участия в судебном процессе, таким как подача ходатайств и участие в следственных действиях. Каждая из форм участия в доказывании — заявление ходатайств, дачи показаний, представление доказательств, участие в следственных действиях — по-своему эффективные, а использование всех из выше перечисленных форм позволяет участникам процесса активно влиять на ход познавательной деятельности, пополнять доказательный материал в нужном направлении.

То есть когда речь идёт о представлении доказательств, законодатель подразумевает только материальные объекты, несущие информацию о существенных обстоятельствах дела: любые предметы, а также документы, исходящие от государственных учреждений, общественных организаций, должностных лиц предприятий и отдельных граждан. Если проанализировать исчерпывающий перечень источников доказательств, можно сделать вывод о том, что объекты, которые подаются в орган дознания, следователю или суду участниками уголовного судопроизводства, юридическими лицами или гражданами, могут быть признаны вещественными доказательствами или другими документами. Важным вопросом является также вопрос четкого определения взаимосвязи между терминами «представление» и «сбор доказательств».

По этому поводу мнения ученых кардинально расходятся и их можно разделить на две группы. Первая группа исследователей считает, что представление доказательств — не более чем способ их собрать. Так, И.Т. Алейников определяет представление доказательств адвокатом, подозреваемым, обвиняемым и другими лицами, организациями как одно из пяти процессуальных средств сбора доказательств.

Подобную точку зрения отстаивает и В.Л. Шапошников, который среди основных способов сбора доказательств относит три группы действий:

производства следственных действий;

истребование предметов и документов;

предоставление доказательств участниками процесса, а также любыми гражданами, учреждениями, предприятиями и организациями.

Сторонником такой точки зрения является и В.Т. Пугачева, настаивающая на том, что представление доказательств следует рассматривать как способ сбора доказательств по уголовному делу.

8 стр., 3522 слов

Место истины в уголовном судопроизводстве

... О теории судебно-уголовных доказательств в связи с судоустройством и судопроизводством. - СПб.: 1861. - С.15-16.. Таким образом, как показывает анализ вышеизложенных мнений, единое понимание истины в уголовном процессе в науке уголовно-процессуального ...

Представление доказательств в системе методов их сбора реализовано как равноправный и независимый элемент этой системы. Предоставление доказательств способствует осуществлению их сбора органами уголовного судопроизводства с помощью поисковых, познавательных и правоохранительных действий с целью получения информации, содержащейся в следах совершения преступления.

Другая группа авторов сосредотачивает свое внимание на том, что представление доказательств имеет особенное значение в системе доказывания; выступает важным каналом получения доказательственной информации, но всё — таки не может отождествляться со сбором доказательств.

В частности, С.А. Шефер утверждает, что предъявление предметов и документов участниками судебного процесса, гражданами и должностными лицами создает условия для сбора доказательств, но выходит за рамки непосредственных границ этой стадии доказательства, отправляемых извне следователю, судье.

То есть представление — это уже другая форма получения доказательств судебными и следственными органами: пассивная.

Действительно, способом пополнения доказательственного материала для органа дознания, следователя, суда будет не самое представление доказательства, а принятие органом, в попечении которого находится дело, представленного объекта (предмета или документа).

Сбор доказательств — это активная умышленная деятельность следственного органа, следователя, прокурора, суда, заключающаяся в выявлении фактических данных, удалении их из материальной среды и закреплении этих данных.

Представление доказательств — это пассивная форма обучения доказательствам. В этом случае улика появляется в поле зрения лица, ответственного за дело, не по его собственной инициативе, а по воле других лиц, которым оно принадлежит.

При этом представление участниками процесса, гражданами, предприятиями, учреждениями, организациями предметов и документов, имеющих, по их мнению, отношение к делу, ещё не означает появление в деле доказательства: лицо, осуществляющее дознания, следователь, судья могут признать эти объекты доказательствами лишь убедившись в их принадлежности к делу. Не исключен такой вариант, когда, узнав о сданном на хранение предмете, субъектом расследования, следователе, судья установит, что он не имеет отношения к делу, и вернет его владельцу.

Как правильно отмечает В.Т. Пугачева, правовая природа предъявления доказательств заключается в том, что право субъектов уголовно-процессуальных правоотношений соответствует обязанности судебных органов решать вопрос о принятии или отклонении представленных элементов и документов и определять их доказательность ценить.

С.А. Шафер также высказал по этому поводу мысль о том, что исключительная прерогатива следственного органа, прокурора и суда — признать депонированный объект доказательством, ввести его в производство, то есть включить его в систему доказательств уже собраны. Принятие решение о присоединении предмета или документа к делу, по сути, является актом закрепления доказательства, завершающим момент формирования доказательства.

12 стр., 5642 слов

Меры уголовно-процессуального принуждения в российском уголовном процессе

... процессуального принуждения являются частные лица, как физические, так и юридические. От других видов государственного принуждения Меры уголовно-процессуального принуждения отличаются тем, что они регулируются уголовно-процессуальным правом, уголовно-процессуальным законом, т.е. являются частью уголовного процесса. ...

Пока такое решение не принято — доказательства ещё не существует. То есть поданными могут быть не доказательства в готовом виде, а определённые предметы и документы, которые в дальнейшем могут (по решению соответствующего органа) приобрести свойства доказательств.

Г.И. Алейникова отмечает, что представление доказательств состоит из следующих элементов:

предоставление следователю и заинтересованными лицами определённого объекта;

заявления ходатайства о присоединении этого объекта к делу рассмотрение следователем ходатайства и представленного объекта;

фиксация этого действия в протоколе и вынесение решения в виде постановления о присоединении представленного предмета или документа к делу или об отказе в присоединении.

Таким образом, «пассивная форма» получения органом дознания, следователем, прокурором, судом доказательств в виде решения о присоединении представленных предметов или документов к материалам дела является способом сбора доказательств.

Исходя из вышеизложенного, под представлением доказательств необходимо понимать добровольную передачу участниками уголовного судопроизводства, а также любыми гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями предметов или документов, имеющих отношение к делу, которое находится в производстве органа дознания, следователя, прокурора, суда, с целью отстаивания собственных интересов и установления истины по делу.

Доказательствами в уголовном производстве являются фактические данные, на основании которых устанавливают наличие или отсутствие фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного судопроизводства, которые подлежат доказыванию.

Доказательствами выступают факты и обстоятельства, устанавливаемые на основе фактических данных совместно целостно и неразрывно при исследовании определенного объекта или события. То есть, использование каждого доказательства должно пониматься как такое, которое направлено на одновременную и объединенную установку каких-либо фактов с некоторыми обстоятельствами, как единственный (составленный) термин «имеющие значение для уголовного производства и подлежащий доказыванию».

Законодательное сочетание фактов с обстоятельствами ставит перед сторонами уголовного производства сложную проблему, поскольку в тексте УПК РФ не даются различия или однозначные соотношения между фактами и обстоятельствами.

Интерпретация понятия «доказательства» имеет и языковедческую специфику, поскольку наслоение близких семантических значений используемых существительных, приводит к конфликту интерпретаций составного термина. Указанное приближает рассматриваемый термин в срок до плеоназму, стилистической фигуру, определяется как «многословия; нагромождение слов и оборотов с одинаковым или близким значением с целью выразительности, углубления убедительности мысли, его эмоционального и звукового нагнетания.

Разновидностью плеоназму является тавтология, а именно повторение однокоренных или синонимических слов, речевых оборотов с целью акцентирования на них внимания. Таким образом, установление понятия «доказательства» требует привлечения знаний о стилистических приёмах, использование которых характерно для художественной, а не нормативной практики.

При этом следует отметить, что так или иначе все установленные и подтверждении обстоятельства преступления получают фактический статус, то есть во время конкретного досудебного расследования осуществляется переход от общих обстоятельств, которые являются универсальным требованием для любого расследования к фактическим обстоятельствам конкретного преступления.

На первый взгляд законодательная онтология дополняется положениями согласно, которых в соответствии с выбранной законодателем построений предложения, фактические обстоятельства уголовного преступления могут быть, во-первых, такими, которые прокурор считает установленным, во-вторых, такими, которые не имеют указанной характеристики. Так что, например, фактическое обстоятельство во времени может быть таким, которое, по мнению прокурора, является уже установленным, а может быть и таким , которое ещё не установлено.

.2 Эволюция взглядов по вопросу о понятии доказательств в науке российского уголовного процесса

Отличительной чертой истории развития уголовного судопроизводства являлось сосредоточение в руках одного государственного органа — суда, функций обвинения, защиты и рассмотрения дела. В этом процессе государство фактически не рассматривало человека как личность.

На его стороне, по сути, были все права, в то время как лицо имело лишь только обязанности, во имя интересов государства попирались права человека.

В уголовном процессе господствовала доктрина инквизиционного процесса, областью которого, были формальные доказательства. Согласно ей суд не вникал в обстоятельства дела, а решал его по результатам соревнования, между обвиняемым и потерпевшим (жалобщиком).

К обвиняемому и свидетелю применялись разного рода испытания (огнём, каленым железом, водой), а по сути пытки. Кроме того, в сомнительных ситуациях суд не решал окончательно вопрос о виновности обвиняемого, а выносил приговор о задержании его «по подозрению». Все это создавало условия для судебных ошибок, произвола и беззакония.

Формально, со времени проведения судебной реформы 1864 года, по внедрению Устава уголовного судопроизводства России, уголовный процесс кардинально изменился.

В нём отмечалось то, что в случае признания обвиняемого невиновным мировой судья немедленно его отпускает. Если обвинение было недобросовестным, то судья присуждает обвинителя к выплате судебных издержек, а в случае ходатайства обвиняемого — и к вознаграждению за убытки, причинённые ему необоснованным привлечением к суду.

Таким образом, создавались условия для быстрой отмены всех ограничений, вызванных производством по делу в случае выявления обстоятельств, которые оправдывают осуждённого и быстрого снятия ограничений, вызванных уголовным преследованием в отношении лиц, не подверженных уголовному наказанию.

Так, в частности, оправданный, который находился под стражей, сразу же освобождался. Должностным лицам, которые были оправданы, время нахождения под судом и следствием засчитывался в срок действительной службы.

Но и тогда и в советские времена взаимоотношения между государством и лицом строились исключительно по вектору — от государства к человеку. Государство — первичное, человек является объектом государственного влияния, а его поведение жёстко регламентируется, направляется, контролируется государством.

В этих отношениях человек был средством — «винтиком», с помощью которого государство достигало определённой цели. Государство, имея неограниченную власть, не связанную с законом, поглощало, обезличивало человека, превращало его на послушного исполнителя своей воли.

В советском уголовном процессе при определении целей и принципов русской дореволюционной науки было заимствовано положения, уголовный процесс, как процесс, направленный на установление истины.

Русский профессор Л.Е. Владимиров, основываясь на работах логиков Бена и Кирхера, отмечал, что в уголовном процессе устанавливается два вида истин: те, которые познаются непосредственно, интуитивно, «прямым сознанием», и те, которые познаются с помощью других истин.

М.С. Строгович уже в 30-х годах ХХ ст. развил это положение и писал, что целью уголовного процесса является установление фактических обстоятельств дела в полном соответствии с действительностью, то есть установление истины по делу.

Эти соображения были зафиксированы в ряде учебников (для курсов, юридических школ, вузов, для военных юристов), и после бесконечных повторов в работах указанного автора они излагались и в работах других авторов. Лишь в последние годы в учебниках по уголовному процессу не упоминается, что целью процесса является установление объективной истины.

В отличие от мнения выше представленных авторов, Т.М. Суслов ещё в 60-х годах прошлого века, выделил четырнадцать принципов уголовного процесса, но принципа установления объективной истины не указал.

Истина в философии определяется как адекватное отражение действительности субъектом, воспроизведение её такой, как она есть вне и независимо от сознания. Она еще может быть объективной, под которой понимают независимый от человека и человечества содержание знания.

По форме истина субъективна, поскольку она является свойством человеческого знания, по содержанию истина объективна, поскольку не зависит от сознания, а обусловлена отраженным в ней материальным миром.

Советские философы ввели в научный оборот понятие «абсолютной» и «относительной» истины. Они возвели их в ранг философских категорий, в которых раскрывалась диалектика познания объективной истины. При этом «абсолютная» истина трактовалась как полное, точное, исчерпывающее отражение объекта в сознании субъекта, а «относительная» истина — это неполное, неточное, частичное, приблизительное отражение объекта, которое вследствие своей незавершенности меняется, углубляется, уточняется в процессе развития познания.

Российские и другие зарубежные философы уже отказываются от дифференциации истины на относительную и абсолютную, отечественные же философы уже в новейших изданиях продолжают утверждать о том, что есть абсолютная и относительная истины, и что эти категории не так философии, как права. И сейчас абсолютную истину также понимают как полное, исчерпывающее знание о действительности, а относительная истина означает шаг вперед в познании абсолютной истины.

Приведенные определения истины сегодня подвергаются критике (поскольку они не подтверждены цитатам классиков марксизма-ленинизма).

А то, что авторы приведенных выше соображений считают относительную истину ничем иным как процессом познания истины, путь к ней, то есть происходит смешивание сути явления и процесса его достижения.

В этом случае, как и в предыдущем (с правосознанием), учёные юристы попытались перенести в готовом виде философские категории в науку советского уголовно-процессуального права. (Правда, на протяжении 70-х годов такая тенденция имела место не только в юридических, но и других гуманитарных и естественных науках).

Такие подходы прослеживаются в трудах А. Винберга, А. Герцензона, С. Голунського, М. Гродзинского, М. Полянского, А. Трусова и др. Но в наибольшей степени это проявилось в работах М. С. Строгович.

Прилагательное «материальная» добавлено к понятию «истина» для того, чтобы подчеркнуть «приземленность» истины, устанавливаемой в уголовном процессе. Той истины, которая связана с изменением физических (материальных) объектов. Они изменяются в процессе и в результате преступления.

Если следствие и суд устанавливает «материальную» истину, то уже никаких идеологических сомнений быть не может. Она и объективная, и абсолютная. Единственно правильная. Как и решения, в соответствии с ней принято. Если диалектика «материалистическая», то она правильная, не то, что просто «диалектика», которая может быть и идеалистическая, и буржуазная, и гегелевская, и платоновская. Материалистическая же диалектика может быть только марксистско-ленинской.

Такие принципы уголовного процесса, как свободная оценка доказательств и непосредственное их исследования (иногда называют этот принцип «всестороннего, полного и объективного исследования дела») обычно связаны с установлением истины, но полностью не исчерпывают его. Если принципу установления истины считать нельзя, то это может быть определено как цель уголовного процесса. И анализ в этом направлении был бы кстати.

Таким образом, прямое заимствование философских знаний в уголовный процесс, попытка внедрить философские категории в сферу судопроизводства, были неэффективными. После семи десятилетий учёные-процессуалисты не только отвергли эти попытки, но и не пытаются трансформировать или конкретизировать философские знания в юридическую науку в целом, и в науку уголовно-процессуального права в частности.

Когда на территории РФ начала отстраиваться демократическое, социальное, правовое государство, принцип взаимной ответственности государства и личности занял видное место в её Основном законе. В частности, в ст. 2 Конституции РФ прямо указано: «Государство отвечает перед человеком за свою деятельность».

Конституция провозглашает принцип верховенства права и его социальное, негосударственное происхождения. Признано первичность по отношению к государству субъективных прав человека.

Утверждение и обеспечение прав и свобод человека — стало конституционным принципом — главной обязанностью государства. Сегодня хрестоматийно определёно, что основываясь на общих закономерностях материи: взаимосвязи предметов, явлений и свойства отображения — методологической основой уголовно-процессуальной деятельности по расследованию преступлений является теория познания, которая констатирует первичность материального мира, способность человеческого сознания его адекватно отражать; единство чувственного восприятия, практической и умственной деятельности; всесторонний подход к изучению явлений объективной действительности; общественную практику как критерий истины.

На специфичность процесса познания при расследовании, неоднократно обращалось внимание в юридической литературе, исследовались её особенности. Так, отмечалось, что по своей гносеологической природе, познания при расследовании преступлений тождественно научному познанию вообще и соответствует общим законам гносеологии, его содержанием является умственная деятельность, базирующаяся на общих законах мышления, а его формой выступает специфическая деятельность, которая определяется уголовно-процессуальным законом, регулирующим процесс сбора доказательств.

Основной формой познания в уголовном судопроизводстве является доказывание, хотя многие из процессуалистов признают, что ряд фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, познаются также путём непосредственного восприятия, которое в теории рассматривается и как форма, и как средство познания.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предоставляет субъекту, который ведёт расследование, возможность непосредственно знакомиться с обстановкой места события преступления; материальными последствиями преступления; продуктами преступной деятельности и средствами совершения преступления, находящихся в соответствующем месте; отдельными обстоятельствами, относящимся к объективным сторонам преступления, которые могут быть восприняты при воспроизведении обстановки и обстоятельств события.

Но уголовно-процессуальное познание имеет особенности, присущие субъекту, объекту и цели уголовного судопроизводства, отличает его от других видов познавательной деятельности.

Установленная специальная правовая процедура его осуществления, содержащая предусмотренные законом средства доказывания: доказательства в уголовном деле, способы их сбора, оценки и проверки; условия и порядок проведения следственных и судебных действий.

Познавательная сущность такого познания заключается в ретроспективном раскрытии (познании) отдельных сторон событий прошлого и установление на этой основе объективной истины.

Причём это познание осуществляется опосредованно путём чувственного познания (ощущение и восприятие) отдельных вещей и следов. Поэтому следует согласиться с профессором В.А. Коновалова, что специфика деятельности следователя обусловливается доминирующей в ней познавательной целью, которой подчинены все другие цели — «Процессуальная деятельность по своей сути является познанием, которое осуществляется в частной области и имеет свой предмет».

Содержание процессуальной деятельности следователя имеет сложную структуру. В самом общем представлении она охватывает различные направления осуществления чисто познавательных и мыслительных операций разного плана и сложности: выявление, исследование, оценка и применения доказательств, принятие юридических и тактических решений, формирование выводов; выдвижение и исследование версий, планирование расследования в целом и отдельных следственных действий. А, с другой стороны, организацию и осуществление удостоверяющих и коммуникативных действий при осуществлении отдельных процессуальных мероприятий. Таким образом, совершенно очевидно, что процессуальной формой познавательной деятельности следователя по раскрытию и расследованию преступлений, в рамках которой он собирает и накапливает определённые факты (доказательства), а также оперирует ими, является доказывание.

Эта проблема приобретает особое значение именно сегодня в связи с задачей перестройки всего процесса досудебного следствия на принципиально новых конституционных началах борьбе с преступностью. Поэтому вполне обоснованной актуальной задачей современной правовой науки является изучение комплекса проблем, связанных с процессом сбора, исследования и оценки доказательств различными участниками уголовного процесса (и не только традиционными, а в том числе и защитниками), а одно из направлений решения этой проблемы пролегает в плоскости дальнейшего эволюции доказательств в науках уголовного процесса и криминалистики.

В контексте этой теории острым вопросом является вопрос о процессуальной допустимости (недопустимости) доказательств в уголовном процессе. Конституция РФ устанавливает, что обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путём, а также на предположениях. Все сомнения относительно доказанности вины лица истолковываются в его пользу. Задачами уголовного судопроизводства являются охрана прав и законных интересов физических и юридических лиц, принимающих в нём участие, а также быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения действующего законодательства с тем, чтобы каждый, кто совершил преступление, был привлечён к ответственности и ни один невиновный не был наказан.

Важнейшим признаком современного демократического правосудия является наличие развитой процессуальной формы, как гарантии законности, соблюдения прав участников процесса. Именно с помощью уголовно-процессуальной формы и регламентируется система доказательств, полученных по конкретным уголовным делом.

Поэтому УПК РФ должен отвечать современным реалиям демократического развития правового государства, согласно которым лицо является наивысшей социальной ценностью. В УПК непросто декларированы права лица, приблизив их к международным стандартам, в нём коренным образом усовершенствовались средства обеспечения этих прав.

К числу юридических механизмов такого обеспечения и входит институт процессуальной допустимости доказательств в уголовном процессе. В этом плане, возникают вопросы — что такое доказательства, как эволюционировали взгляды на их процессуальную допустимость или недопустимость, какой смысл вносит в это понятие законодатель сегодня и которые здесь усматриваются перспективы, связанные с изменением законодательства.

Так, доказывания как познавательный процесс можно представить как процесс получения, накопления, переработки, передачи и использования доказательственной информации.

Для характеристики информационной сущности этого процесса необходимо определить само понятие информации вообще и доказательственной информации в частности. Это обусловлено тем, что информация выступает сегодня как новый существенный фактор, обеспечивающий функционирование всей сферы социального управления общества, и связывается с развитием отдельного общенаучного информационного подхода.

Так, изменения в материальной среде, связанные с преступным событием является, прежде всего, с его отражением, как некого объективного свойства (признака), заложенного в отражающем объекте вследствие его взаимодействия с другими объектами. Но оно (свойство отражающего объекта, которое является фактом, существующим вне и независимо от сознания) может быть, и не востребовано потребителем и не стать собственно информацией.

Акт, который лежит в основе информации, в научной литературе называется «базовым фактом», или скрытой, потенциальной информации. Он всегда подаётся на определенном носители, которым может быть любое материальное тело.

А мера связи этих фактов с событием, находится в прямой зависимости от количественного и качественного содержания этих изменений, является содержанием этой потенциальной информации.

Приём информации можно рассматривать как процесс, который имеет, по меньшей мере, два уровня. Первый — это восприятие физических явлений, выступающих в роли носителей информации. Второй — декодирование воспринятых сигналов и формирование на этой основе концептуальной модели, то есть определённой «умственной (мысленной) картины» воспринятого (собственно информации).

То есть информация выступает в виде синтеза сведений, воспринимаемых и соответствующим образом обрабатываемых сознанием человека. Так, следователь в процессе расследования преступления, на уровне сознания воспринимает определённый материальный след (следовой знак), перерабатывает (декодирует) его на основе собственных знаний и опыта в систему определённых значений, то есть создаёт в сознании образное понятие или «образную картину» (информационную модель) события, явления. Знак, как отражение потенциальной информации, приобретает для субъекта форму образа-сигнала, становится для него активной или собственной информацией и рассматривается как единый мыслительный процесс. Указанная схема отражает общую информационную модель процесса доказывания.

Таким образом, вполне закономерно, рассматривая преступление как информационную модель состоявшихся событий, а процедуру расследования преступления — как процесс судебно-следственного познания, включающий в себя получение, хранение, передачу и использования информации.

В общей теории права, в широком смысле слова, доказывания принято толковать как осуществление всей познавательной деятельности субъектов, участвующих в уголовном процессе, охватывающий не только оценку, но и сбор и проверку доказательств. В узком смысле — доказывания являются лишь логической деятельностью по обоснование выдвигаемого тезиса.

Согласно этим представлениям процедуру доказывания в уголовно-процессуальном праве принято также рассматривать с двух сторон — как обязанность определённых субъектов собирать, проверять и оценивать доказательства с целью установления истины по делу, а, с другой — как обязанность субъектов доказывания обосновывать свои выводы с помощью доказательств.

В свое время, характеризуя процесс расследования, профессор А.Р. Ратинов очень метко отмечал, что, сформированная в процессе ориентирования во время первоначальных следственных действий, модель, сначала бывает весьма схематичной. В ней много пробелов и неоформленных частей, хватает отдельных узлов и деталей. Фактически в параметрах общей схемы сначала действуют несколько моделей, которые по-разному связывают имеющиеся и предполагаемые данные и объясняют событие преступления, по-разному указывают на его участников и результаты их действий. По мере накопления информации модель реконструируется, освобождается от лишних образований, обрастает жёсткими узлами (достоверно установленными фактами), количество вариантов в различных её частях сокращается, пока сама она не станет единственной однозначной системой достоверного знания о событии, которое расследуется.

Опираясь на эти устоявшиеся положения, основываясь на представлениях о комплексном характере исследуемой проблемы, сущность уголовно-процессуального доказывания, осуществляемого при расследовании преступлений, нельзя сводить только к познанию — это регламентированная процессуальная деятельность, которая порождает судебные доказательства.

Таким образом, перспективное развитие доказательств предвидится в направлении их принадлежности и допустимости, в частности многие из исследователей прогнозируют в недалёком будущем изменения соотношений между допустимостью и достоверностью конкретных сведений о фактах, самих доказательств, их источников. Современный судебный опыт Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки, демонстрирует углубление исследований проблемы правил о надлежащей форме представления доказательств. Сегодня приобретает особую актуальность кардинальный пересмотр таких общественных факторов, как нравственность, истинность, научность и реформирования всей правовой системы государства. Комплексное рассмотрение данной проблемы неразрывно связан с вопросом о понятии и назначения уголовно-процессуальных гарантий, определяются как установленные законом средства и способы, способствующие успешному правосудия, защиты прав и законных интересов личности. То есть, прогнозируемое направление эволюции доказательств сосредоточено в усилении их обоснованности и законности уже в моменты их сбора.

доказательство правовой процессуальный

Глава 2. Классификация и виды доказательств в уголовном процессе

.1 Сущность и классификация доказательств в уголовном процессе

Установление сущности доказательств в уголовном процессе необходимо начать из общего анализа уголовного судопроизводства. Итак, проведение уголовного судопроизводства состоит из двух этапов (стадий).

Первый этап (стадия) — уголовно-правовая оценка судом действий подсудимого, которая сводится фактически к уголовно-правовой оценке его действий органом досудебного следствия, объектизированной (изложенной) в обвинительном заключении.

Такая проверка завершается указанием в резолютивной части обвинительного приговора уголовного закона, по которому подсудимый признан виновным (формула квалификации), а в резолютивной части оправдательного приговора — указанием, что подсудимый в предъявленном обвинении признан невиновным и по суду оправданным. Формулировка обвинения, признанного судом доказанным, содержится в мотивационной части приговора.

Второй этап (стадия) уголовного делопроизводства — вынесение решения суда по вопросам назначения наказания или вопросам освобождения лица от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренных статьями УК РФ.

Понятие «квалификация преступления» имеет два значения:

первое — деятельность лица, уполномоченного от имени государства совершать уголовно-правовую оценку совершенного лицом деяния (квалификация — процесс);

второе — официальная оценка совершенного лицом деяния как преступления (квалификация-результат), зафиксированного (закрепленного, оформленного) в процессуальном документе — обвинительном приговоре суда.

Первое значение понятия «квалификация преступлений» — уголовно — процессуальное, то есть с позиции уголовно-процессуального законодательства; второе значение — уголовно-правовое, то есть с позиции уголовного закона.

Поэтому, очевидно, должно существовать два определения понятия «квалификация преступлений» — уголовно-процессуальное и уголовно-правовое. Оценка деяния как преступления даётся только в приговоре суда и только судом в процессе проверки установленной органами досудебного следствия, прокурором или нижестоящим судом соответствия признаков совершенного деяния признакам состава преступления, то есть проверки правильности осуществленной этими органами уголовно-правовой квалификации содеянного.

В соответствии с главой 37 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами являются любые установленные судом на основании объяснений сторон, третьих лиц, их представителей, допроса в качестве свидетелей, показания свидетелей, письменных доказательства, вещественных доказательства, в частности звуко -, видеозаписи, выводы экспертов, фактические данные, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обвинения, обосновывающих требования и возражения сторон, и других обстоятельств, которые имеют значение для решения дела.

Аналогичное по содержанию определение сущности доказательств содержится в ч. 1 ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации — это любые фактические данные, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывает требования и возражения лиц, принимающих участие в деле, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, которые устанавливаются судом на основании объяснений сторон, третьих лиц и их представителей, свидетелей, письменных и вещественных доказательств, заключений экспертов.

Классификационными признаками доказательств являются:

источники получения доказательств;

отношение к обстоятельствам, ставшим причинами возбуждения уголовного дела.

Так, доказательство по выше указанным признакам относится к той или иной группе. То есть, исследуя доказательство, учитывают, получено ли оно из «первых рук» либо устанавливают его первоисточник; связь сообщаемой информации с тем, что событием, которое устанавливается. Важнейшим моментом является и установление характера полученных сведений (обвинительные или оправдательные).

В науке и практике выработаны определенные правила, с учётом которых следует исследовать каждое доказательство в той или иной классификационной группе.

Использование признаков, которые положенных в основание классификации доказательств, правил сбора и проверки, оценки каждого из видов доказательств, способствует и формированию достоверных выводов по делу.

Рассматривают такие классификационные группы доказательств, как первоначальные и производные доказательства.

Доказательства в уголовном процессе классифицируются на первоначальные и производные зависимо от того, как получает информацию следователь или суд — из первоисточника или же из «вторых рук». Первоначальным доказательством считаются, например, показание свидетеля, лично наблюдавшего за существенными фактами. Показание свидетеля о событии, за которым он не наблюдал, а слышал о нём от третьего лица, бывшего очевидцем, классифицируется как производное доказательство.

Получая сведения из «вторых рук» субъект получения, в обязательном порядке устанавливает первоисточник информации (например, очевидец).

Также необходимо учитывать, что очевидец события или явления рассказывает о нём более точнее и полно, чем тот, кто знает об этом по рассказам других лиц.

Показания очевидца поддаются проверке более легко, а результаты такой проверки являются более достоверными. В том случае, если установить первоисточник сведений о каком-либо факте, о котором сообщает допрашиваемый, не представляется возможным, то эти сведения теряют значение доказательства и должны быть отвергнуты.

Не могут служить доказательством фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности. Такое же правило действует в отношении показаний потерпевшего. Показания, которые получены «по слухам», не могут быть проверены уполномоченными органами, следственно они не используются в качестве доказательств в уголовном процессе.

Категорический запрет использования производных доказательств может наложить суд в ряде случаев важных доказательств, полученных из «вторых рук», если из первоисточника их получить невозможно (например, в случае смерти очевидца происшествия).

Среди классификационных признаков доказательств также является их классификация на обвинительные и оправдательные доказательства. Деление доказательств на обвинительные и оправдательные зависит от содержания полученных сведений и установления доказательств. Доказательства совершения преступления обвиняемым, его вины или обстоятельства, отягчающие ответственность обвиняемого, являются обвинительными: а доказательства, которые опровергают обвинение, свидетельствуют об отсутствии общественно опасного деяния или вины обвиняемого либо смягчают его ответственность, — оправдательными.

.2 Виды доказательств в уголовном процессе

Показания подозреваемого (ст. 76 УПК РФ) — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями УПК РФ, т.е. допрос, производится в месте расследования дела либо нахождения допрашиваемого.

Если дознаватель, следователь или прокурор производит в ходе предварительного расследования допрос подозреваемого (обвиняемого) без адвоката, в том числе и тогда, когда подозреваемый (обвиняемый) сам отказался от участия защитника (который ему был реально предоставлен следователем), и впоследствии в ходе судебного разбирательства подсудимый от этих, данных на предварительном расследовании показаний отказался, то такие показания являются недопустимым доказательством и не могут быть использованы судом при вынесении приговора (п. 1 ч. 2 ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Показания обвиняемого (ст. 77 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу, или в суде в соответствии с требованиями статей 173 — 174, 187 — 190, 275 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Показания потерпевшего (ст. 78 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства, или в суде в соответствии с требованиями ст. 187 — 191, 277 УПК РФ.

Потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в том числе о своих взаимоотношениях с подозреваемым, обвиняемым.

Потерпевший (как и свидетель) несет обязанность дачи показаний по уголовному делу, вместе с тем, он имеет право отказаться от дачи показаний в соответствии со ст. 51 Конституции РФ, т.е. тогда, когда те сведения, которые он должен предоставить лицу, в производстве которого находится уголовное дело, непосредственно касаются его самого, его супруга и близких родственников.

При этом необходимо учитывать, что потерпевший, как и подозреваемый (обвиняемый), заинтересован в исходе дела, что может отразиться на объективности его показаний (завышение суммы причиненного ущерба, преувеличение угрозы, облагораживание своего собственного поведения и т.д.).

Показания свидетеля (ст. 79 УПК РФ) — это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу, или в суде в соответствии с требованиями статей 187 — 191, 278 УПК РФ.

Свидетель может быть допрошен о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и о своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями. При допросе свидетеля необходимо учитывать уровень его развития, в том числе и образования, т.к. зачастую свидетель, излагая известные ему факты, в соответствии со своим восприятием начинает выдавать свои умозаключения за действительно имевшие место факты.

Заключение и показания эксперта и специалиста (ст. 80 УПК РФ) — заключение эксперта — представленные в письменном виде выводы по вопросам, поставленным перед ним лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами.

Показания эксперта — это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, с целью разъяснения или уточнения данного заключения.

Заключение специалиста — представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

Показания специалиста — сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями статей 53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (право адвоката привлекать специалиста), 168 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (право следователя привлекать специалиста для участия в расследовании уголовного дела) и 271 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (суд не вправе отказать в допросе лица в качестве специалиста, если это лицо вызвано в судебное заседание по инициативе сторон).

Вещественные доказательства — предметы, которые могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела.

Согласно ст. 81 УПК РФ, вещественными доказательствами признаются любые предметы:

) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

) на которые были направлены преступные действия;

) иные предметы и документы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления и установлению фактических обстоятельств уголовного дела.

При вынесении приговора или прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах. При этом:

) орудия преступления подлежат конфискации или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются;

) предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;

) предметы, не представляющие ценности, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть выданы им;

) деньги и иные ценности, нажитые преступным путём, по приговору суда подлежат обращению в доход государства;

) документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству;

) остальные предметы выдаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства. Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Не точное установление видов доказательств, используемых для участия в уголовных делах может привести к изменению хода всего судебного процесса и его решения. Так, нарушение требований ст.360 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующей пределы рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции, повлекли изменение кассационного определения в надзорном порядке.

.3 Свойства доказательств в уголовном процессе

Юридическая природа доказательств не будет раскрыта в полной мере, если не рассмотреть такие свойства доказательств, как относимость, допустимость, достоверность и достаточность.

Под принадлежностью доказательств следует понимать наличие действительной связи фактических данных с содержанием уголовного дела, в отношении которого осуществляется производство.

Это такая связь между содержанием доказательств и обстоятельствами, подлежащими установлению по делу, с помощью которого можно использовать указанные фактические данные для выяснения указанных обстоятельств. Имеется в виду, что с всего представленного лицами, которые принимают участие в деле доказательного материала, орган дознания, прокурор, следователь и суд должны отобрать те доказательства, которые касаются дела.

Принадлежность тех или иных доказательств к предмету доказывания зависит в каждом конкретном случае от характера преступного деяния. В связи с этим, для того, чтобы установить, принадлежит ли тот или иной факт к конкретному преступному деянию, необходимо в каждом конкретном случае всесторонне, полно и объективно исследовать все доказательства, которые есть в наличии у следователя и суда.

Суд, в соответствии с правилом относимости доказательств, должен регулировать процесс их предоставления, истребования, исследования в направлении отбора необходимого и достаточного доказательственного материала, не перегружая уголовное дело доказательствами, которые не нужны или, которые не имеют значения. Термин «принадлежность» не упоминается в УПК РФ, но проанализировав его положения, можем сделать вывод, что требование принадлежности доказательств сформулирована именно в данной правовой норме.

Хотя в законодательстве отсутствует норма, которая определяет допустимость, вывод о признании такого свойства за доказательствами она логично вытекает из содержания Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой запрещается домогаться показаний обвиняемого и других лиц.

Понятие допустимости доказательств в уголовно-процессуальной науке справедливо рассматривается как одно из исходных положений теории судебных доказательств. Правильное раскрытие этого понятия имеет важное теоретическое и практическое значение. Оно существенно влияет на весь ход доказывания: сбор, проверку и оценку доказательств, защиту прав и законных интересов субъектов уголовно-процессуальной деятельности, достижения истины по каждому уголовному делу.

Ещё в начале ХХ веке российский процессуалист М.М. Розин писал, что «обстоятельства, которые подлежат доказыванию, должны быть подтверждены только доказательствами, с процессуальной точки зрения допустимыми».

М.М. Михеенко считал, что «При решении вопроса о допустимости доказательств и их источников в счет в основном соблюдения процессуальной формы их привлечения к делу».

Отсутствие единого подхода к институту допустимости доказательств вызывает дискуссию вокруг вопрос о возможности принятия процессуальных решений по уголовному делу на основании этих доказательств, полученных с нарушением процессуальной формы, и о юридической силе таких доказательств, то есть о том, имеют ли они доказательственное значение. Указанная неопределенность приводит к ошибкам в деятельности практических работников и требует различных путей поиска решения этому вопросу.

Существуют разные мнения относительно определения понятия допустимости доказательств. Так, А.К. Соколов определяет допустимость лишь как «Пригодность доказательства с точки зрения его процессуальной формы».

Этой же точки зрения придерживается С. Шейфер. Он не выделяет признак законности источники доказательств как самостоятельную условие допустимости, поскольку, по его мнению, «Все, что в теории уголовного процесса называется источниками доказательств или средствами доказывания, не что иное, как процессуальная форма, требуется законом».

Например, Н.А. Кипнис считает, что «Допустимость — это свойство доказательств, которое характеризует их с точки зрения законности источника фактических данных (сведений, информации), а также способов получения форм закрепления фактических данных, содержащихся в таком источнике, в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, то есть уполномоченным на то лицом или органом в результате проведения им следственного действия при строгом соблюдении уголовно-процессуального закона, определяющего формы данного следственного действия».

В теории уголовного процесса под термином «Допустимость доказательств» обычно понимают способность источника сведений (показаний обвиняемого, заключения эксперта) устанавливать факт, который имеет значение для дела».

Таким образом, допустимость доказательств — это свойство доказательства быть законным в отношении источников, законности приёмов, способов, процессуального порядка получения доказательств, процессуальной формы закрепления доказательств, субъектов об обстоятельствах, имеющих значение для установления истины по уголовному делу.

Допустимость доказательств характеризуется законностью источника сведений, а также способов получения и фиксации сведений, содержащихся в таком источнике. Вопрос о допустимости доказательств имеет узловое принципиальное значение. От его правильного решения во многом зависят нравственные устои уголовного процесса, вера людей в справедливость суда, надежда на победу правды над ложью и злом.

Неслучайно, среди немногих конституционных положений, которыми определяется сущность правосудия, находим норму, регулирующую институт допустимости преступлений: «Обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путём, а также на предположениях».

Подход в институт допустимости доказательств, его места и роли в уголовном процессе находится под влиянием того, что является доминирующим в уголовном судопроизводстве.

Данная норма подразумевает защиту человека и его законных прав и в целом общества от преступных посягательств, и при таких условий, в которых превалирует принцип «лучше освободить десять виновных, чем наказать одного невиновного», или тотальная борьба с преступностью, в основу которой кладется раскрытие преступлений, главным показателем чего является, как правило, не конкретные результаты, а ответы, статистические отчеты.

Безусловно, эти тенденции зависят от конкретных исторических условий и ценностей, которые исповедует общество. Поскольку Конституция РФ провозгласила: «Человек является высшей социальной ценностью». Именно эта идея и должна быть положена в основу уголовно-процессуального закона и быть доминирующей в механизме уголовного судопроизводства.

Принцип законности в уголовном судопроизводстве обеспечивается институтом допустимости доказательств. Именно соблюдение требований процессуального закона при собирании доказательств защищает доказательственную информацию от искажения, что в дальнейшем сделает невозможным достоверное исследования доказательств и выяснения истины.

Как уже было отмечено выше, в Конституции РФ заложена одна из важных основ отечественного доказывания в уголовном судопроизводстве: «Обвинение не могу основываться на доказательствах, полученных незаконным путём, а также на предположениях».

В приведённом положении сформулированы главное правило законности (допустимости) доказательств при осуществлении обвинения лица в совершении преступления. Если указанное положение переформулировать, то можно сказать, что обвинение лица в совершении преступления может осуществляться только на доказательствах, собранных законным путём, и на установленных фактах. Во время досудебного следствия доказательства подлежат предварительной оценке на различных этапах, прежде всего при задержании лица по подозрению в совершении преступления. Также доказательства конкретного лица оцениваются при применении мер, причём непосредственно судьей оцениваются доказательства, на основании которых лицо берут под стражу. Обвинения предъявляется ему только после того, как будет собрано достаточно доказательств, указывающих на совершение преступления данным лицом. Вторым и не менее важным является вопрос о порядке признания тех или иных доказательств недопустимыми на различных стадиях уголовного процесса. На стадии досудебного следствия спор о допустимости доказательств должен решаться субъектом уголовного преследования (следователем, прокурором), а при отсутствии согласованности — судьей, который осуществляет судебный контроль за досудебным следствием.

В положениях УПК РФ не указывается, в какой степени нарушения закона при собирании доказательств делает их недопустимыми при обвинении, базовым в этом отношении только определения о «незаконный путь» при получении доказательств.

Представляется, что любое нарушения закона при собирании доказательств подрывает их законную силу. В любом случае доказательства должны признаваться недопустимыми, если они были получены в результате грубого нарушение конституционных прав и свобод человека, или же нарушение закона стало результатом умышленных действий работников правоохранительных органов.

Уголовно — процессуальнный кодекс Российской Федерации вопрос о признании доказательств недопустимыми однозначно не урегулирован и прямо нигде не отмечено, и на какой стадии процесса суд должен признавать доказательства недопустимыми.

Именно поэтому Пленум Верховного Суда РФ по этому принял постановление «О применении Конституции РФ при осуществлении правосудия», в котором разъяснил следующее: «… поскольку Конституция РФ, имеет высшую юридическую силу, а её нормы являются нормами прямого действия, суды при рассмотрении конкретных дел должны оценивать содержание любого закона или иного нормативного акта с точки зрения его соответствия Конституции во всех необходимых случаях применять как акт прямого действия». Судебные решения должны основываться на Конституции, а также на действующем законодательстве и не противоречить ей». Итак, если в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации прямо не указано, при каких обстоятельствах суды должны признавать доказательства недопустимыми, суд обязан в таком случае обратиться к Конституции РФ и применить ее, как Закон прямого действия.

В указанном постановлении Пленума чётко регламентировано, при каких обстоятельствах доказательства признаются полученными незаконным путём. В частности, в п. 19 постановления указано следующее: «… признание лица виновным в совершении преступления может иметь место лишь при условии доказанности его вины».

Но согласно ст. 62 Конституции обвинение не может основываться на предположениях, а также на доказательствах, полученных незаконным путём. Доказательства должны признаваться полученными незаконным путём, например, тогда, когда их сбора и закрепления осуществлен с нарушением гарантированных Конституцией РФ прав человека и гражданина, установленного уголовно-процессуальным законом порядке.

При осуществлении правосудия «свидетельствует, что суд занял более взвешенную позицию при определении допустимости доказательств». Как указано в постановлении, доказательства должны признаваться полученными незаконным путём, когда, например, их сбор и закрепление осуществлено: с нарушением гарантированных Конституцией РФ прав человека и гражданина, с нарушением установленного уголовно-процессуальным законодательством порядком; неуполномоченным на это лицом или органом; посредством действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Если будет установлено, что те или иные доказательства были получены незаконным путём, суды должны признавать их недопустимыми и не учитывать при обосновании обвинительного приговора».

В этом постановлении указаны даже стадии судебного рассмотрения дела, когда суды должны устанавливать факты недопустимости доказательств и указано, как должны действовать суды при таких обстоятельствах. Так, установив в стадии предания в суд или в судебном заседании, что те или иные фактические данные были получены с такими нарушениями закона, которые делают их использование в качестве доказательств недопустимыми, а другие доказательства не позволяют выяснить обстоятельства дела, суд в праве устранить эту неполноту или неправильность дознания или досудебного следствия должен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вернуть дело на дополнительное расследования с указанием в постановлении (постановлению) соответствующих мотивов.

Необходимо отметить, что в действующем Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации все же есть норма, из содержания которого следует обязанность суда ещё до исследования доказательств на предмет их достоверности сначала решать вопрос об их допустимости. Установив их недопустимости, суд не должен исследовать достоверность последних. Так, судья не вправе отказать участникам судебного разбирательства в исследовании в стадии судебного разбирательства доказательств, если они есть надлежащими и допустимыми.

В стадии судебного разбирательства разрешается использовать только допустимые доказательства. Это прямо указывает на обязанность суда сначала определиться с доказательствами, которые собраны незаконным путём. Другими словам, такие доказательства во время судебного разбирательства необходимо «исследовать» только на предмет установления нарушений закона при собирании доказательств для признания их недопустимыми. При этом суды, решая вопрос о недопустимости доказательств, устанавливают только процессуальную сторону их сбора, то есть не выражают заранее мнению о невиновности лица.

Решая вопрос о недопустимости доказательств именно в стадиях досудебного и судебного рассмотрения дела, суд тем самым в значительной степени способствует формированию у сторон процесса выводов о достаточности доказательств для обоснования или опровержения обвинения. Такой подход к решению вопроса о недопустимости доказательств способствовать тому, что в судебных прениях стороны должны будут ссылаться только на допустимые доказательства.

Возвращение уголовных дел на дополнительное расследование, в случае допущения при совершении отдельных следственных или процессуальных действий нарушения закона, которые привели к ущемлению прав и интересов участников процесса, восстановить которые невозможно, не могут быть основанием для возвращения дела на дополнительное расследование. При наличии соответствующих оснований такие нарушения должны приводить к признанию доказательств недопустимыми.

Решая вопрос о недопустимости доказательства, суды должны принять решение и зафиксировать его в отдельном постановлении или в протоколе судебного заседания. На стадии досудебного следствия следователь обязан вынести соответствующее постановление. В современных научных исследованиях, к сожалению, такой актуальной проблеме, как критерии признания доказательств допустимыми, не уделяется должного внимания. На законодательном уровне этот вопрос также не решен. Проанализировав мнения названных авторов, постановления Пленума Верховного Суда РФ, можно определить следующие критерии допустимости доказательств.

. Допустимым должно быть источник получения сведений. Любой источник сведений, который имеет значение для дела, но не указан в законе, в случае его использования обязательно повлечет признание доказательства недопустимым.

. Законность приёмов, способов получения доказательств. Указанное означает, что получение доказательств осуществляется с помощью предусмотренных законом следственных (судебных) действий. Процесс получения доказательств должен быть воплощен в определённой законом форме, а следовательно, и именоваться по названию того или иного следственного действия, по правилам которого он проводится. По мнению Е.П. Ильина: «Нельзя признать правомерным сам факт проведения следственного действия, не предусмотренного законом».

. Соблюдения процессуального порядка получения доказательств. В соответствии с УПК РФ установленный уголовно-процессуальным законом порядок производства — единственный и обязательный для всех уголовных дел, а также судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания. Законодатель не только требует от лица, ведущего производство по делу, использовать для получения доказательств лишь следственные действия, которые указаны в законе, но и устанавливает порядок проведения каждого такого действия.

. Соблюдение требований процессуальной формы закрепления доказательств. Для признания допустимости доказательства должен быть закреплён в актах, предусмотренных законом.

Допустимость определяет лицо, уполномоченное принимать процессуальные решения по делу, которое расследует данное дело, осуществляет надзор за его расследованием. В случае создания следственно-оперативной группы этот вопрос решает её руководитель, который несёт полную ответственность за законное и своевременное расследование преступления.

Вывод о допустимости того или иного доказательства могут делать все участники процесса. Но вопрос о допустимости доказательств решает суд. Для определения допустимости доказательств субъект, получивший доказательства, должен:

а) иметь определен правовой статус (следователь, прокурор, судья, суд);

б) быть незаинтересованным субъектом по уголовному делу;

в) иметь полномочия на расследование данного уголовного дела или производства отдельных процессуальных действий.

. Производство следственных действий с соблюдением прав и охраняемых законом интересов человека.

А.Т. Костаков различает три критерия допустимости доказательств:

) законность источника фактических данных;

) законность способа получения фактических данных;

) законность закрепления фактических данных.

М.И. Магура к критериям допустимости относит:

а) надлежащий субъект, правомочный проводить процессуальные действия, направленные на формирование доказательств;

б) надёжность фактических данных, что является содержанием доказательства;

в) соблюдение требований процессуальной формы при формировании соответствующего вида доказательств;

г) этичность тактических приёмов, используемых для получения доказательств.

То есть допустимость доказательств должна включать следующие критерии:

) законность источника доказательства;

) получение фактических данных в предусмотренном законом порядке (с соблюдением процессуальной формы закрепления доказательства);

) соблюдение процессуальной формы закрепления доказательства;

) получение фактических данных надлежащим субъектом уголовно-процессуальных правоотношений.

По нашему мнению, заполнение пробелов уголовно-процессуального права относительно к критериям признание доказательств допустимыми, предоставит практическим работникам гарантии достоверного установления обстоятельств, исследуемых по уголовному делу, обоснование принятых решений, объединения требований раскрытие преступлений, изобличение и справедливого наказания виновных и охраны прав участников процесса.

В юридической литературе выделяют следующие компоненты допустимости доказательств:

а) ведомость и возможность проверки их происхождения;

б) компетентность и опытность лиц, от которых они выходят и их собирают;

в) соблюдение общих правил доказывания;

г) соблюдение правил сбора данных определенного вида;

д) отказ от включения в них предположений.

Существенные нарушения уголовно-процессуального закона при сборе фактических данных приводят к признанию доказательств недопустимыми. К ним относятся:

а) получение фактических данных лицами, не имеют права на осуществление следственных действий;

б) получение фактических данных из источников, не предусмотренных УПК РФ;

в) получение фактических данных способами и в порядке, не предусмотренному уголовно-процессуальным законодательством;

г) получение фактических данных с нарушением процессуальной формы их закрепления;

д) производство следственных действий с нарушением конституционных прав и свобод граждан, а также прав подозреваемого и обвиняемого на защиту.

А.С. Красавин считает, что недопустимости доказательств порождает использования ненадлежащих средств доказывания, не соответствующие характеру следов преступления и порядку их изъятия. Те же последствия наступают в случаях, когда следователь при получении доказательств не соблюдается требований закона о порядке проведения определенных следственных действий, например, очная ставка проводилась между двумя лицами, предварительно не были допрошены, как того требует норма закона.

Итак, допустимость является первым и необходимым условием функционирования доказательств в судопроизводстве, его обязательной характеристикой. Недопустимы доказательства не могут быть надлежащими и достоверными, а сам процесс определения последних — беспредметным.

Подытоживая изложенное, можно сделать следующие выводы:

) под допустимостью доказательств понимается, определённая уголовно-процессуальным законом характеристика способов получения, исследования, процессуального оформления фактических данных, которые позволяют вводить собранные доказательства в систему уголовного судопроизводства и использовать их для установления фактических обстоятельств дела, виновности или невиновности лица;

)допустимыми признаются доказательства, соответствующих требованиям действующего УПК РФ относительно источников, субъектов, условий и способов получения фактических, данных об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, а также их процессуального закрепления;

) не любое нарушение закона предусматривает возможность признание доказательства недопустимым. Только нарушение, связанное с процессом сбора и закрепления фактических данных, позволяет считать, что именно получение доказательства был осуществлен с несоблюдением правовых требований.

Достоверность доказательств, как правило, устанавливается при их сборе, проверке и оценке в совокупности с другими, чтобы в завершающей стадии процесса доказывания следователь и судья могли оперировать только качественными доказательствами.

Как отмечалось выше, Конституция РФ устанавливает, что обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путём.

То есть доказательства должны считаться полученные незаконным путём, например, тогда, когда их сбора и закрепления осуществлено либо с нарушением гарантированных Конституцией РФ прав человека и гражданина, установленного уголовно-процессуальным законодательством порядке, или не уполномоченным на это лицом или органом, или с помощью действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Требование Конституции и УПК РФ о недопустимости доказательств, полученных с нарушением, направленная на преодоления нарушений закона при их сборе, в том числе связанных с ограничением конституционных прав и свобод граждан. Итак, допустимость играет роль барьера, препятствующего проникновению в систему доказывания данных, которые не являются доказательствами.

Поскольку в действующем законодательстве РФ не приведены понятие допустимости доказательств, необходимо сформулировать такую ​​норму права и предусмотреть критерии допустимости доказательств и процедуру признания их недопустимыми. Свойство достоверности используется при оценке, как отдельных доказательств, так и в их совокупности. Оценка достоверности отдельного доказательства, как правило, носит предварительный характер. Появление же новых доказательств может достаточно существенно изменить оценку достоверности сведений, которые содержат доказательства.

Достоверность доказательств — это соответствие полученных путём сбора, проверки и оценки сведений обстоятельствам совершенного преступления и другим, подлежащих установлению по тому или иному уголовному делу. Начальный или конечный характер оценки достоверности доказательств определяется не только ее объектом (отдельный доказательство или их совокупность), но и юридическим значением процессуального решения, которое принимается в результате такой оценки. Получение знаний об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, могут способствовать возникновению одного из следующих выводов:

) достоверный вывод об исследуемом факте, когда речь идёт о его наличие или отсутствие в действительности;

) вероятный вывод об исследуемом факте, когда нельзя дать ответ на вопрос о его существовании или не существовании в реальности.

Таким образом, при использовании недостаточных доказательств по уголовному делу можно получить, как правило, вероятные выводы об обстоятельствах предмета доказывания, и наоборот — использование достаточных доказательств приводит к достоверности выводов.

М.Л. Шифман определял достаточность как убеждение в том, что сделано всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела. А.К. Аверин считает достаточность доказательств тождественным такому определению, как «полнота доказательств». Н.А. Капнис отмечает, что достаточность доказательств — это необходимость определения на основе внутреннего убеждения совокупности принадлежащих, допустимых и достоверных сведений, без которых невозможно установить обстоятельства совершенного преступления в соответствии с объективной реальностью и вынесения обоснованных решений по делу. Все споры ученых относительно достаточности доказательств сводятся в правильности определения обстоятельств, которые следует установить с их помощью. При этом совокупность доказательств по делу должна быть системой, отвечающей требованиям достаточности, достоверности, надёжности, согласованности и однозначности элементов её структуры. Формирование такой системы происходит при чётком соблюдении законодательных требований о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела и правил оценки доказательств. С допустимостью доказательств неразрывно связан вопрос и о возможности принятия процессуальных решений по уголовному делу на основании доказательств, полученных с нарушением их процессуальной формы. В последние годы этот вопрос особенно дискутируется среди учёных. В частности, Р.П. Колосова и Т.Н. Василюк выступают концепции «плодов отравленного дерева» — безусловного признания недопустимыми доказательств, полученных с нарушением закона, независимо от характера и степени этих нарушений.

Несущественными считаются нарушения, которые не повлияли и не могли повлиять на достоверность полученного результата. В свою очередь, существенные нарушения ставят под сомнение достоверность получения сведений и должны признаваться нарушения, которые могут быть устранены или нейтрализованы. К таким нарушениям относится дефект процессуального оформления документов (отсутствие подписи).

Однако доказательства, полученные с более существенным нарушением закона, могут быть восстановлены в результате замены другим, полученным с использованием недопустимого доказательства в качестве первичного гносеологического аспекта.

Заключение

Усовершенствованные постулаты теории доказательств, изменение идеологии доказательного права дают основания выделять два методологических подхода к определению сущности и природы доказательств: научно-теоретического, основанного на положениях классической теории доказательств в уголовном процессе, а также герменевтического, предусматривающего толкование (интерпретацию) текста соответствующих уголовно-процессуальных норм.

Под «свойством» понимается качество, признак, который представляет отличительную черту чего-либо. Свойствами доказательства являются такие неотъемлемые его признаки, при наличии которых определенные сведенья приобретают качество доказательства и, наоборот, при отсутствии хотя бы одной из них сведения не имеют доказательственного значения.

Легальное определение доказательств представляет собой основу для определения свойств доказательств. Доказательствами по уголовному делу признаются всякие фактические данные, на основании которых в определённом законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяния , и другие обстоятельства , имеющие значение для правильного решения дела.

Главной задачей, на стадии возбуждения уголовного дела, является проверка заявлений и сообщений о преступлениях с целью установления наличия или отсутствия достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а также предусмотренных законом обстоятельств, исключающих возбуждение уголовного дела и принятия, в связи с этим, решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении. Внутреннее убеждение при оценке доказательств, следует рассматривать в двух аспектах: как метод оценки и как ее результат.

Метод оценки доказательств по внутреннему убеждению единый для всех стадий уголовного судопроизводства и характеризуется следующими чертами.

. Все субъекты, которые оценивают доказательства, должны руководствоваться только своим внутренним убеждениям, они обязаны лично оценить доказательства, а не исходить из той оценки, которую дали доказательствам другие лица. На стадии возбуждения уголовного дела, согласно требования УПК РФ, возникает необходимость руководствоваться личным убеждениям. Это означает, что органы дознания, следствия, прокуратуры и суда не должны делать вывод о наличии в деянии, о котором поступило заявление (сообщение), признаков преступления, основываясь на той оценке, которую этому деянию даёт заявитель. Они обязаны лично оценить сведения, содержащиеся в заявлении (сообщении), при необходимости провести их дополнительную проверку и принять соответствующее решение на основе внутреннего убеждения.

. Закон не устанавливает формальных правил, влияющих на оценку доказательств. Никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы. Эти лица не имеют права считать сообщения о преступлениях, поступивших от предприятий, учреждений, организаций заслуживающими большего доверия, чем сообщения, поступившие от граждан, они не должны отдавать предпочтение в качестве доказательств, предметам и документам, полученным по их инициативе, в противовес объектам, представленным заявителем или другими заинтересованными лицами.

. Оценка доказательств различными участниками процесса, в том числе и вышестоящими должностными лицами и органами, не обязательно для их последующей оценки лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судом. Что касается внутреннего убеждения как результата оценки доказательств, то оно зависит от того, на какой стадии уголовного судопроизводства эта оценка происходит. Для принятия любого процессуального решения необходимо, чтобы лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд были уверены в его правильности. Но если на стадиях досудебного следствия и судебного разбирательства необходима убежденность в достоверности выводов, которых указанные лица пришли в результате доказывания, то для принятия решения о возбуждении уголовного дела достаточно обоснованного предположения о наличии в деянии, о котором поступило заявление (сообщение), признаков преступления. Выводы, сделанные по результатам оценки доказательств на стадии возбуждения уголовного дела, имеют вероятностный характер. Таким образом, оценка не является окончательной. На этой стадии лицо, уполномоченное на возбуждение уголовного дела или на принятие решения об отказе в его возбуждении, по результатам оценки доказательств должно сделать вывод о том, что имеются достаточные данные, указывающие на наличие признаков преступления или их отсутствия. При этом не нужно устанавливать все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, что в определенной степени не согласуется с требованиями, о всесторонности и полноты исследования обстоятельств дела. Изложенное обусловлено и тем, что на указанной стадии определенным образом ограничены и способы сбора, проверки и оценки доказательств.

Предварительная оценка доказательств, которая служит основанием для предположений, для следственных версий, отображается только в плане расследования уголовного дела, не переходя при этом в процессуальные формы. В таких случаях оценка доказательств не имеет правового характера. Но в некоторых предусмотренных законом случаях следователь обязан процессуально высказать свое мнение об имеющихся в деле доказательствах, а также принять решение.

Процессуальными формами, в которых выражается оценка доказательств на досудебном следствии, служат постановления следователя и обвинительное заключение. Оценивая материалы, поступившие к нему в качестве доказательств, указывая на совершение преступления, следователь выносит постановление о возбуждении уголовного дела и о принятии его к своему производству.

На основе оценки имеющихся в деле доказательств следователь принимает решение относительно ходатайств, заявляемых подозреваемым, обвиняемым и его защитником, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями о производстве тех или иных следственных действий; выносит постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, о применении, изменении или отмене меры пресечения, о проведении выемки и обыска, об освидетельствовании, о назначении экспертизы.

В свою очередь, сама оценка, сделанная следователем (прокурором), сложившаяся в результате расследования уголовного дела, носит предварительный характер и не обязательно для суда при рассмотрении дела по существу.

Доказательства — необходимая основа выводов следователя и прокурора. Другими словами, любое постановление, вынесенное не в соответствии с имеющихся в деле доказательств, будет необоснованным, то есть по сути незаконным.

В обвинительном заключении (как и в постановлении о закрытии уголовного дела) следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полному и объективному рассмотрении обстоятельств дела, руководствуясь законом. В результате такой оценки доказательств в обвинительном заключении высказываются категорические суждения о наличии преступления и виновность обвиняемого, об обстоятельствах, смягчающих и отягчающих ответственность, о доводах обвиняемого в свою защиту и о результате проверки этих доводов.

Список использованных источников и литературы

1.Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Собрание законодательства РФ. — 2009. — № 4.

2. Нормативные правовые акты Российской Федерации

.1. Нормативные правовые акты федерального уровня

2.Уголовно-процессуальный кодекс РФ, принят 18.12.2001 г. ФЗ № 174-ФЗ от 25.11.2013 г. // Собрание законодательства РФ. — 2012. — № 11.

. Научная, учебная и специальная литература

4.Аверин А.К. Виханский О.С., Наумов А.И. Уголовное право. — М.: Юрист, 2012. — 69, 74, 94 с.

5.Алейников И.Т., Дракова И.Б., Кибанов А. Я. Уголовное право: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2012. — 21, 25 с.

.Андреев СВ., Зинатуллин З.З. Уголовное право: практическое пособие. — СПб.: Альфа-Пресс, 2013. — 48, 53, 56 с.

.Блинов А.О., Василевская О.В. Крушельницкая А.А, Арсеньев В.Д. Искусство ведения судебных дел. — М.: ГЕЛАН, 2012- 42, 59, 63 с.

.Герчикова В.Н. Уголовное производство: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. — М: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. — 36, 39, 42 с.

.Грошев И.В. Процедура доказывания. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. — 47, 52 с.

.Донцов А.И., Капинус М.И. Уголовное право. — М.: Аспект-Пресс, 2013. — 67, 72 с.

.Емельянов Е.Н., Шапошников В.Л. Уголовное право.- М.: Омега-Л, 2012. — 12, 28 с.

.Зайцев Л.Г. Соколова М.И., Владимиров Л. Е. Уголовное право. — М.: Юрист, 2012. — 47, 53 с.

.3ахарова М. И. Юриспунденция. — М.: Юрист, 2012. — 96 с.

.Иванов М.А. Практика по судебным разбирательствам — СПб.: Питер, 2013. — 15, 29, 34, 36, 44 с.

.Ильин Е.П. Уголовное право. — СПб.: Питер, 2012. — 63 с.

.Капитонов Э. А. Уголовное производство. — М.: ОАО Росиздат, 2012.- 49 с.

.Кипнис Н.А. Уголовное производство. — М.: Финпресс, 2012. — 96, 103 с.

.Коваленко Е.Г., Щекин Г.Т. Эффект домино. Доказывание в уголовном произвосдтве. — М.: Юрайт, 2012. — 77, 96, 115 с.

.Коновалова В.А., Мареева Е.В. Уголовный процесс. — М: Экзамен, 2012.- 96, 101, 105, 123, 148 с.

.Костаков А.Т., Карташова Л.В., Никонова Т.В., Соломанидина Т.О. Уголовное право. — М.: ИНФРА-М, 2012. — 96 с.

.Красавин A.C. Уголовный процесс. — М.: ИНФРА-М, 2013.- 45, 103 с.

.Магура М.И. Уголовный процесс. — СПб: Консалт+, 2012. — 56 с.

.Магура М.И., Курбатова П.Б. Юриспунденция. — М.: Бизнес-школа, 2012. — 78, 85 с.

.Михеенко М.М. Уголовный процесс — М.: Альпина Бизнес Букс, 2012.- 45 с.

.Орлова Е. В. Уголовное право. -М.: Норма, 2012. — 63, 7, 83, 85, 89, 95, 97 с.

.Причина О.М. Турчинов Д. Уголовное право. — Ростов-на-Дону, 2012. — 49, 51, 69 с.

.Пугачёв В. Т. Брукинг Э.А, Стаховский С.М. Деловая литература: Уголовный процесс. — СПб.: Питер, 2012. — 63, 68, 96, 97 с.

.Соколова А.К. Колосова Р.П., Василюк Т.Н., Артамонова М.В., Луданик М.В. Право: Учебник. — М.: ИНФРА-М, 2012.- 45, 59, 74 с.

.Тесакова Н.В. История уголовного права. — М.: РИП-Холдинг, 2013. — 41, 54, 59 с.

.Фаткуллина Ф.М., Капитонов А.Э. Мэдисон А.Уголовное судопроизводство. — М.: ИКЦ «МарТ», 2012. — 51, 69 с.

.Шейф С. Измерение результативности прокуроров. / Пер. с англ. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2012. — 27 с.

.Шейфер С.А., Друкер П.Ф. Задачи прокурора по уголовным делам: Учебное пособие. — М.: Вильямс, 2012. — 79, 96, 99, 104, 107 с.

.Шифман М.Л. Уголовное право: Учеб. пособие. — М.: Дело, 2012. — 8, 29, 32, 43, 52, 55, 59, 64 с.