Принципы уголовного процесса

Курсовая работа

Уголовно-процессуальное законодательство и регулируемая им уголовно-процессуальная деятельность опираются на ряд руководящих, системообразующих положений, которые определяют характер всего уголовного процесса, его идеологическую и политическую направленность, играют в нем особую, главенствующую роль.

Эти основы уголовного процесса принято называть его принципами.

Научное определение правовых понятий, к числу которых, несомненно, относится и понятие принципов уголовного процесса, необходимо как для определения концептуальных основ уголовно-процессуальной деятельности, степени цивилизованности судопроизводства, его типа (исторической формы), так и для правильного применения норм действующего права.

Исследование понятия, системы и содержания принципов уголовного процесса не может рассматриваться как абстрактно-теоретическое, далекое от повседневной деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, в чем и заключается актуальность темы курсовой работы «Принципы уголовного процесса»

В юридической литературе были высказаны различные суждения по поводу определения принципов, но при всем различии они сходны в одном: принципы — это исходные, руководящие положения (начала), определяющие сущность и предназначение какой-либо теории, науки, мировоззрения, политической организации и т.д..

В целом такова общепризнанная в юридической литературе точка зрения на понятие принципов, что и является объектом исследования данной работы. Однако, сойдясь на этом, авторы резко расходятся в решении вопроса о том, с какого момента сформулированная руководящая идея может быть отнесена к категории принципов.

Задача, поставленная во главу угла при написании курсовой работы по уголовному процессу выглядит следующим образом: изучить каким образом закреплены в законе принципы по уголовно- процессуальному судопроизводству.

Цель курсовой работы «Принципы уголовного процесса» — изложить основные положения нормативно-законодательной базы, позиции, занимаемые группой авторов, руководящие идеи, которые вначале материализуются в трудах классиков и идеологов, в программных и законодательных документах и поэтому значительно опережают по времени факт своего законодательного закрепления и закрепить большинство общесоциальных принципов, которые либо совсем не закреплены в тексте законов в виде адекватных терминов и словесных формулировок, либо получили в них лишь частичное отражение.

Никакие идеи сами по себе не могут регулировать общественные отношения до тех пор, пока они не станут правовыми актами и не обретут государственно-властного, поэтому и общеобязательного характера.

11 стр., 5003 слов

Этические и правовые принципы в работе медицинской сестры поликлиники

... в графе Другие". Скорее всего, это связано с тем, что пациенты весьма слабо знакомы с этическими принципами деятельности сестринского персонала. Также при анализе анкет ... до 3 хронических заболеваний. Частота встречаемости патологий у респондентов представлена на рисунке 12.Рис. 12 Состояние здоровья медсестер поликлиники № 2Примечание: ЖКТ — желудочно-кишечный тракт, ССС — сердечно-сосудистая ...

Отдельные основополагающие, руководящие, стержневые идеи необязательно должны закрепляться в нормах права буквально. Формулировка принципа как минимум должна вытекать из содержания совокупности правовых норм. Учитывая, что уголовное судопроизводство — это правоприменительная деятельность, имеющая под собой детальную нормативную основу, представляется, что соответствующие принципы должны носить императивный, властно-повелительный характер, содержать обязательные предписания, выполнение которых обеспечивается всем арсеналом правовых средств.

При написании курсовой работы были изучены и использованы следующие информационные источники: нормативно-законодательные материалы, международные акты, учебники и учебные пособия, справочная и хрестоматийная литература, интернет-версии темы.

1. Понятие принципов уголовного процесса, их основные черты, классификация и система

Принцип (от лат. principium) в общем понимании означает начало, первооснову руководящие идеи. Принципы лежат в основе всех систем уголовного процесса, характеризуют содержание уголовного судопроизводства, уровень защиты прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве.

Принципами уголовного судопроизводства называют основные, исходные, правовые положения, отражающие назначение уголовного судопроизводства, а также построение его стадий, институтов и отдельных процедур.

В принципах уголовного судопроизводства отражены важнейшие положения международно-правовых актов, например Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека. В УПК принципы уголовного судопроизводства впервые нашли закрепление в отдельной главе (глава 2, ст. 6—19).

Их значение как руководящих правовых идей велико, поскольку они являются обязательными к исполнению всеми участниками процесса наряду с конкретными правилами, отраженными в УПК. Соблюдение принципов уголовного судопроизводства гарантируется УПК в том плане, что он обеспечивает отмену или изменение незаконного или необоснованного действия (бездействия) или решения должностного лица, государственного органа.[4]

Чтобы усвоить, что не каждое правовое положение является принципом, рассмотрим основные признаки, характеризующие принципы уголовного судопроизводства.

Принципы уголовного процесса представляют собой единую систему и каждый из них характеризует определенные стороны уголовного процесса. Например, принцип законности требует, чтобы уголовно-процессуальная деятельность осуществлялась в строгом соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, нормами Конституции и УПК (см. ст. 1 УПК).

Принцип осуществления правосудия только судом означает, что никакой суд кроме государственного, не имеет права признавать подсудимого виновным в совершении преступления и подвергать его уголовному наказанию. А поскольку системность принципов предполагает взаимосвязь, взаимозависимость, взаимообусловленность их, то нарушение, например принципа осуществления правосудия только судом, неизбежно влечет нарушение, принципа законности, и наоборот.

8 стр., 3739 слов

Обстоятельства, исключающие участие в уголовном процессе

... но может расцениваться как иное обстоятельство, указанное в ч. 2 этой статьи. Перечень обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу, не является исчерпывающим: к иным обстоятельствам, исключающим участие в судопроизводстве, в конкретной ситуации относятся любые факты, ...

При условии системности принципов уголовного, процесса присутствует строгая индивидуальность каждого из ниx. Вне связи с другими ни один принцип фактически не может быть реализован. Поэтому система принципов является «лицом» конкретного уголовного судопроизводства, что, в свою очередь, позволяет отличить данную отрасль от подобных отраслей в других правовых системах.

Рассмотрим общие характерные признаки принципов уголовного судопроизводства.

1. Стабильность принципа, его неизменчивость. Здесь следует учесть, что такое состояние сохраняется до тех пор, пока иного не потребуют изменения в экономической, общественно-политической системе государства. Например, после развала СССР и появления новой Российской Федерации систему. принципов УK РСФСР заменила новая система, отражающая качественные изменения, нашедшие отражение в Конституции РФ и Уголовно-процессуальной кодексе РФ…

2. Сфера действия принципа. Во-первых, все принципы лежат в основе построения системы уголовно-процессуального права. Во-вторых, на них базируется деятельность органов и должностных лиц как в предварительном расследовании, так и судебном разбирательстве. Например, принцип независимости судей и подчинение их только закону определяет взаимоотношения судей не только с любыми государственными структурами, должностными лицами и гражданами, но и с вышестоящими судебными органами. Это позволяет исключить любое постороннее влияние на судей яри принятии ими решений по уголовному делу. В-третьих, система принципов должна учитываться в правотворческой деятельности государства, т.е. принятие, новых, изменение или дополнение действующих уголовно-процессуальных норм должно согласовываться с функционирующими принципами.

3. Нормативность принципа. В принципах заложены основные правила, определяющие поведение субъектов, ведущих судопроизводство, отвечающие требованиям уголовной политики государства. Эти правила впоследствии детализируются, развиваются в частных, конкретных уголовно-процессуальных нормах.

4.Форма принципа. Принципы должны быть закреплены только в форме закона.

5. Цель принципа. Принципы проводят социально необходимые полезные для общества идеи в правоприменительную деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и суда. Кроме того, с их помощью достигается стройность систем» уголовно-процессуального права, согласованность ее норм, а затем обеспечивается реализация уголовно-правовой нормы, поскольку в случае совершения преступления без уголовного процесса задача уголовного права не может быть выполнена.

С полным основанием можно утверждать, что принципы — это стержень всего уголовного судопроизводства.

Критерии классификаций могут быть различными. В основе традиционней классификации лежит критерий первоначально закрепления принципа в том или ином законе. Так, конституционные (общеправовые) принципы нашли первоначальное отражение в Конституции Российской Федерации, а затем были закреплены в законе. Специальные принципы указаны непосредственно в УПК РФ.[1],[2]

К конституционным (общеправовым) принципам относятся: принцип законности (ст. 15 Конституции, ст. 7 УПК), осуществление правосудия только судом (ст. 118 Конституции, ст. 8 УПК), уважение чести и достоинства личности (ст. 21 Конституции, fit: 9 УПК), неприкосновенность личности (ст. 22 Конституции, ст. 10 УПК), охрана прав и свобод человека и гражданина (ст. 45, 46 Конституции, ст. 11 УПК), неприкосновенность жилища (ст. 26 Конституции, ст. 12 УПК), тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Ч. 2 Конституции, ст. 13 УПК), презумпций невиновности (ст. 49 Конституции, ст. 14 УПК), состязательность сторон (ст. 123 Конституции, ст. 15 УПК), обеспечение права на защиту (ст. 48 Конституции, ст. 16 УПК), язык уголовного судопроизводства (ст. 26 Конституции, ст. 18 УПК), право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 46 Конституции, ст. 19 УПК).

9 стр., 4488 слов

Курсовая2. Данной работы публичность уголовного судопроизводства. ...

... правовую норму создает право государства на применение уголовного наказания, осуществляемое в установленном законами процессуальном порядке уполномоченными на то лицами. Цель данной работы – рассмотреть принцип публичности в российском уголовном процессе, его закрепление в законодательстве РФ, ...

Необходимо отметить следующее. Новый законодатель не счел нужным, ввести в перечень уголовно-процессуальных принципов конституционные положения о равенстве всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции), а также о свидетельском иммунитете ст. 51 Конституции).

Учитывая требование о прямом действии норм Конституции РФ, приходится надеяться на то, что правоприменители в ходе уголовного судопроизводства будут использовать в равной мере не только указания ст. 51, но и ст. 19 Конституции.

Что касается специальных принципов, то УПК РСФСР предусматривал несколько таких принципов: оценка доказательств по внутреннему убеждению (ст. 71), принцип публичности (ст. 3), принцип обеспечения всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств деда (ст. 20), непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства (ст. 240), равенство прав участников судебного разбирательства (ст. 245).

В новом УПК сохранился лишь один — свобода оценки доказательств (ст. 17).

2. Краткая характеристика общеправовых и межотраслевых принципов, действующих в уголовном процессе

1. Принцип законности. Он является общеправовым принципом, поскольку действует во всех отраслях права. В Конституции 1977 г. (ст. 4) его содержание определялось как точное и неуклонное соблюдение, исполнение законов и основанных на них других юридических актов всеми, кому они адресованы. В Конституции РФ 1993 г. появилась иная формулировка: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территорий Российской. Федераций: Законы и иные правовые акты, применяемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федераций» (п. 1 ст. .15).

В п. 2 ст. 15 говорится: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы». Далее, специально оговорено, что любые нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и .гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.[1]

Также впервые на уровне Основного закона РФ установлено, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной i частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (п. 4)».

Таким образом, можно, говорить о том, что, во-первых, режим законности распространяется на все уголовно-процессуальные отношения внутри государства, а во-вторых, созданы правовые предпосылки включения Российской Федерации в мировое правовое пространство. Кроме того, названные выше положения реально воплощаются в ходе уголовного судопроизводства.

4 стр., 1763 слов

Процессуальное положение обвиняемого в уголовном судопроизводстве ...

... Б Процессуальное положение обвиняемого в суде первой инстанции и состязательность судопроизводства // Адвокатская практика - 2003 - № 3 - С. 22-24 26. Лебедев Н.Ю. Несовершенство процедуры частичной реабилитации в уголовном ... 2014 г. // Бюл. Европейского Суда по правам человека. - 2014. - № 8. - С. 22-24. 64. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2015 № 29 «О практике ...

Принцип законности охватывает собой все начала судопроизводства. Нарушение закона при производстве по уголовному делу влечет за собой определенные последствия: например, приговор может быть отменен или изменен.

2. Осуществление правосудия только судом. Сущность данного принципа предельно четко запечатлена в его названии. Государством создана система специальных органов, единственной задачей которых является осуществление правосудия. Лицо, совершившее преступление, может быть признано виновным от имени государства и подвергнуто наказанию только по приговору суда, вступившему в законную силу. Никакие другие органы государства не обладают этим правом. Более того, никакие государственные органы или должностные лица не могут оказывать влияние ни на ход процесса ни на его исход.

Примечателен случай из истории российского правосудия. В январе 1878 г. Вера Засулич выстрелом из револьвера ранила петербургского градоначальника Трепова за то, что он приказал высечь арестованного студента Боголюбова, который не снял перед генералом Треповым шапки в тюремном дворе. Накануне судебного разбирательства министр юстиции Пален пригласил к себе председателя Петербургского окружного суда А.Ф. Кони и спросил, может ли тот ручаться за обвинительный приговор над Засулич? Кони ответил? «Нет, не могу! Все, за что я могу ручаться, это соблюдение полного беспристрастия и всех гарантий правильного правосудия… Да, правосудие, беспристрастие…, но ведь по этому проклятому делу правительство вправе ждать от суда и от Вас особых услуг… Граф, позвольте Вам напомнить слова, сказанные некогда королю Франции: «Ваше величество, суд постановляет приговоры, а не оказывает услуги». Как известно, по этому делу суд присяжных оправдал Веру Засулич.[14]

Не обладают функцией осуществления правосудия и Общественные формирования: ни суды офицерской чести, ни товарищеские суды. Они призваны выражать мнение создавшего их коллектива при нарушении норм морали, нравственности. В судебном заседании находят наиболее полное выражение все принципы уголовного процесса. Уголовно-процессуальный закон детально расписал всю процедуру деятельности суда — от принятия уголовного дела к своему производству до вынесения по нему решения, а также гарантии правильности решения. Все это обеспечивает суду наибольшие возможности для установления истины, вынесения правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого, решения.

Новый УПК расширил функции суда в досудебном производстве. Например, только суд может дать разрешение на производство отдельных процессуальных действий следователя.

3. Уважение чести и достоинства личности. Иначе говоря, здесь подразумевается приоритет личности в уголовном процессе. Это совершенно новый принцип в судопроизводстве Российской Федерации. Прежняя идеология признавала приоритет государственных интересов над личными, т.е. действовал приоритет большинства над меньшинством.

Мировая культура, международное право шли по другому пути. Достаточно вспомнить «Хартию прав человека: всеобщую декларацию прав человека», принятую Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. В ее преамбуле провозглашено, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира, а пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам. Многие статьи Хартии имеют непосредственное отношение и к уголовному процессу (например, ст. 5—12), причем в каждой норме красной нитью проходит идея приоритета личности.[4]

7 стр., 3402 слов

Права и обязанности сотрудников подразделений уголовного розыска ...

... Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года в зависимости от категории и процессуального положения разыскиваемого различают розыск лиц: обвиняемого; ... хода, развития негласной работы по защите человека и общества от преступных посягательств. Таким ... (проверяемого) к совершению преступленияи принятия соответствующего решения оперативником (например, заведение дела оперативной разработки).Формой ...

В Конституции РФ также утверждаются в качестве основных приоритетов права человека и гражданина. В cт. 2 говорится: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав «и свобод человека и гражданина — обязанность государства». В ст. 17 записано: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией». А ст. 18 гласит, что «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».[1]

Конкретизацию и детализацию конституционный принцип находит в ст. 9 УПК. В ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Чаще всего подобные действия имеют место в процессе предварительного расследования. В связи с этим общие условия предварительного расследования содержат специальную статью (ст. 164 «Общие правила производства следственных действий»), где, в частности, говорится: «При производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц».[2]

На фоне имеющихся случаев в правоприменительной практике очень ярок в процессуальном смысле п. 2 ст. 21 Конституции РФ: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». Часть 2 ст. 9 УПК почти дословно повторяет это положение: «Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению».[5]

4. Неприкосновенность личности. В ст. 3 Хартии прав человека провозглашено: «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность». Эта общая норма конкретизирована далее применительно к уголовному судопроизводству: «Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию» (ст. 9).

В Конституции-РФ есть ст. 22, которая состоит из двух частей. В первой говорится о личной неприкосновенности, а во второй — об аресте только по судебному решению, а также о том, что до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 ч.

12 стр., 5829 слов

Принципы уголовного права

... принципов российского уголовного права 1 Понятие и значение принципов уголовного права Российской Федерации Уголовный кодекс РФ впервые закрепил в своих нормах принципы, выработанные теорией уголовного права на основе Конституции РФ. «Принцип ... в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (п. 3 ст. 49). Таким образом, принципы уголовного права - это основные устойчивые правовые положения, ...

Указанные конституционные нормы имеют аналоги в УПК, и при этом указывается на необходимость законных оснований: «Никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных настоящим Кодексом. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов» (ст. 10).

Законными основаниями задержания являются наличие одного из оснований подозрения (п. 1—3 ч. 1 и ч. 2 ст. 91) при возможности назначения наказания за совершенное преступление в виде лишения свободы. Основания заключения под стражу также связаны с возможностью наказания в виде лишения свободы (ч. 1 ст. 108 УПК).

Гарантии законности соблюдения этого принципа предусмотрены в ч. 2 ст. 10 УПК. Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного настоящим Кодексом. Некоторые права подозреваемого (ч. 4 ст. 46) и обвиняемого (ч. 4 ст. 47) также гарантируют правильность осуществления рассматриваемого принципа. Не следует забывать и право на обжалование процессуальных действий и решений (ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции, ст. 19 УПК).

Часть 3 ст. 10 УПК раскрывает особый аспект неприкосновенности личности: «Лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью».[2]

5. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Цивилизованность является мерилом демократичности государства. В ст. 6 УПК обозначено назначение уголовного судопроизводства:

1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения; ограничения ее прав и свобод;

3) уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания;

4) отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Перечисленные задачи могут быть реализованы при соблюдении принципа, закрепленного в ст. 45 и 46 Конституции РФ, а также в ст.11 УПК.

Обязанность по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве возложена законом на должностных лиц, ведущих судопроизводство. Согласно ст. 11 УПК такая охрана предусматривает их обязанность:

  • разъяснить участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч. 1); уголовный процесс судопроизводства

* предупредить лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, о том, что в случае их согласия дать показания последние могут использоваться в качестве доказательств по делу (ч. 2);

  • принять меры безопасности по защите участников уголовного судопроизводства, их близких, их имущества от угрозы применения противоправных действий (ч. 3);
  • возместить вред, причиненный лицу в результате нарушения \ его прав и свобод в ходе уголовного судопроизводства (ч. 4).[2]

6. Неприкосновенность жилища. В действующей Конституции рассматриваемому принципу посвящается ст. 25. В ней говорится: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».

4 стр., 1632 слов

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту

... состязательность сторон; обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту; свобода оценки доказательств; язык уголовного судопроизводства; право на обжалование процессуальных действий и решений. Для достижения цели данной курсовой работы рассмотрим подробнее один из главных принципов уголовного судопроизводства - принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Согласно ...

Этот принцип гарантирует одно из самых уязвимых, по нашему мнению, прав человека. С одной стороны. Конституция гарантирует неприкосновенность жилища, а с другой — государственные органы должны бороться с преступлениями, для этого часто возникает необходимость входить в помещения. Например, по Закону «О милиции» сотрудники милиции для выполнения возложенных на них обязанностей имеют право входить беспрепятственно в жилые и иные помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки на территорию и в помещения, занимаемые предприятиями, учреждениями, организациями, и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление, произошел несчастный случай, а также для обеспечения личной безопасности граждан и общественной безопасности при стихийных бедствиях, катастрофах, авариях, эпидемиях и массовых беспорядках. При этом обо всех случаях проникновения в жилище против воли проживающих в нем граждан милиция уведомляет прокурора в течение 24 ч.[3]

Конституционный принцип неприкосновенности жилища может быть ущемлен и другими государственными органами. Поэтому УПК детально регламентирует правила проведения процессуальных действий, связанных с проникновением в жилище граждан. В соответствии с ч.1 ст. 12 УПК осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц. Если такого согласия не получено, то следователь с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра, о чем выносит постановление. Ходатайство рассматривается единолично судьей районного суда либо военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного расследования или производства следственного действия не позднее 24 ч. с момента поступления указанного ходатайства. По итогам судебного заседания судья выносит постановление о разрешении осмотра или мотивированный отказ в этом.

В исключительных случаях, когда осмотр жилища не терпит отлагательства, он может быть произведен на основании постановления следователя без получения судебного решения. В этом случае следователь в течение 24 ч. с момента начала производства осмотра уведомляет судью и прокурора о произведенном действии. Для проверки законности решения следователя к уведомлению прилагаются копии постановления о производстве осмотра и протокола осмотра. Получив указанные документы, судья в течение 24 ч. проверяет законность произведенного осмотра и выносит постановление о его законности или незаконности. Все доказательства, полученные в ходе осмотра, признанного незаконным, считаются недопустимыми (ст. 75 УПК).

Указанные требования распространяются также на обыск и выемку в жилище.

7. Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. В ст. 12 Хартии прав человека закреплено следующее: «никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств. Текстуально близка указанной норме Хартии ст. 23 Конституции РФ: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени». В ч. 2 говорится: «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения». Последний тезис является, по существу, гарантией рассматриваемого принципа.

11 стр., 5362 слов

Письменные доказательства в арбитражном процессе

... уголовного процессов, можно применять и к сфере арбитражного судопроизводства, поскольку они отражают принципиальные аспекты, связанные с деятельностью судов по установлению фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Доказательства, используемые в ...

Но в Конституции РФ есть и специальная статья, посвященная таким гарантиям. Так, ч. 1 ст. 24 указывает, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. В ч. 2 говорится: «Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом».[1]

Рассматриваемый принцип следует толковать расширительно. Он направлен на обеспечение сохранение тайны личной жизни не только граждан, но и их объединений, организаций, предприятий, учреждений, поскольку само название ст. 13 УПК не содержит указания только на граждан, да и в ч. 2 этой статьи нет такого ограничения. Процедура следственных действий, затрагивающих права, охраняемые данным принципом, закреплена в ст. 185 и 186 УПК. Следует обратить внимание, что эти действия должны производиться только при наличии достаточных оснований. Кроме того, окончательное решение об их производстве принимает суд, перед которым ходатайствуют органы расследования.

Если по поводу названия ст. 185 нет возражений, то название ст. 186 требует уточнения. Целесообразнее было бы ее назвать: «Осмотр и прослушивание телефонных и иных переговоров», тем более что законодатель сам употребляет эту формулировку в ч. 6 данной статьи. Во-первых, контроль и запись переговоров следователем не производится. Во-вторых, только следователь принимает решение о приобщении фонограммы в качестве вещественного доказательства по результатам осмотра и прослушивания. В-третьих, думается, что с точки зрения возможности утечки информации процедура наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка более продумана, нежели контроль и запись переговоров. При последнем на разных этапах получения информации появляются возможности для подобной утечки (ч. 3, 6, 7 ст. 186).

8. Презумпция невиновности. Презумпция невиновности является элементом общеправового статуса гражданина и характеризует положение лица, в отношении которого ведется уголовное судопроизводство. Оно может иметь разный процессуальный статус: подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный. Латинское изречение praesumptio boni viri обозначает, что участник судебной тяжбы считается действующим добросовестно, пока иное не доказано. Эта идея заложена и в рассматриваемом принципе уголовного процесса. В ст.11 Хартии прав человека отмечается: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности защиты».[4]

Конституция РФ в ст. 49 раскрывает проявления данного принципа в процессе доказывания:

1) каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда;

2) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность;

3) неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.[1]

По существу, в указанной статье не только провозглашен принцип уголовного процесса, но и делается попытка обозначить его содержание.

Содержание принципа презумпции невиновности исследовалось учеными-процессуалистами намного раньше закрепления его в нормах Конституции. Согласно юридической теории — с презумпцией невиновности сочетаются следующие положения доказательственного права: 1) на предварительном и судебном следствии обстоятельства дела должны исследоваться всесторонне, полно и объективно, недопустимо предвзятое обвинительное отношение к обвиняемому; 2) обязанность доказывания полностью возложена на государственные органы, ведущие процесс, они не вправе перелагать ее на обвиняемого; 3) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность; 4) органы, оспаривающие презумпцию невинности, должны проверять оправдывающие обстоятельства, на которые ссылается обвиняемый; 5) сомнения в достоверности фактов должны проверять органы, ведущие процесс, а при невозможности устранения сомнений они должны быть истолкованы в пользу обвиняемого.

Применительно к действующему уголовному процессу это означает, что закон считает обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором. В этом сущность принципа презумпции невиновности. Презумпция невиновности не субъективное мнение участника процесса о виновности обвиняемого, а объективное правовое положение, означающее, что закон считает обвиняемого невиновным до тех пор, пока те, кто обвиняет, не докажут его вину в совершении преступления и суд не вынесет обвинительный приговор о признании обвиняемого невиновным.

Действие презумпции невиновности в процессе доказывания означает, что:

1) при производстве по уголовному делу недопустим обвинительный подход к исследованию обстоятельств дела; исследование виновности обвиняемого должно быть всесторонним, объективным;

2) обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постанавливается лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана;

3) всякое сомнение в доказанности обвинения, если его невозможно устранить, толкуется в пользу обвиняемого;

4) при недостаточности доказательств участия обвиняемого в совершении преступления и невозможности собирания дополнительных доказательств он признается невиновным;

5) обязательность доказывания виновности обвиняемого лежит на том, кто его обвиняет.

С презумпцией невиновности также связывают правило о том, что признаний обвиняемого своей вины может быть положено в основу обвинительного приговора только при подтверждении его другими доказательствами по делу (ч. 2 ст. 77 УПК).[5]

Принцип презумпции невиновности является важной гарантией против необоснованного привлечения лица в качестве обвиняемого, предания суду и осуждения.

9. Состязательность сторон. Данный принцип впервые появился в системе уголовно-процессуальных принципов на основе ст. 123 Конституции РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 15 УПК уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Законодатель распространил действие этого принципа не только на стадию судебного разбирательства, но и на досудебное производство. Этот вывод подтверждается разъяснением, данным в п. 56 ст. 5. УПК, где понятие уголовное судопроизводство охватывает и досудебное, и судебное производство по уголовным делам.

Ценность состязательности сторон в ходе судебного разбирательства не вызывает никаких сомнений. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Часть 3 ст. 15 УПК определяет роль суда при реализации данного принципа: суд не является органом уголовного Преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Предполагается, что стороны при равных возможностях могут вести честную борьбу за установление истины по делу.[5]

Однако этого нельзя сказать о состязательности сторон в ходе предварительного расследования. Во-первых, в этой стадии нет такого арбитра, как суд. Во-вторых, трудно говорить о равенстве состязающихся сторон с точки зрения собирания доказательств. Органы предварительного расследования имеют реальные возможности посредством проведения следственных действий собирать полновесные доказательства, чего нельзя сказать о стороне защиты. Не зря законодатель говорит о праве подозреваемого, обвиняемого и др. собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Такой вид доказательств, как предметы, в перечне ч. 2 ст. 74 УПК не указан. Это и понятно. Превратить предметы в доказательства могут только лица, ведущие производство по данному делу (сторона обвинения) по особой процедуре.

Документы могут появиться на свет как готовые доказательства (ст. 84 УПК), однако решение о приобщении их к уголовному делу в качестве доказательств всегда принимает лицо, ведущее расследование. В свете уголовного преследования должностные лица, выполняющие функции обвинения, видимо, не заинтересованы в сборе доказательств защиты. Такое же положение с информацией, собранной защитником, хотя в этом случае законодатель говорит уже о том, что защитник может собирать доказательства. Таким образом, отсутствие равносильных процессуальных средств у сторон .для отстаивания своей позиции позволяет сомневаться в реализации принципа состязательности в ходе предварительного расследования. О реальной возможности состязания во второй стадии уголовного процесса можно было бы говорить в двух случаях:

1) если бы информация, относящаяся к делу, собранная стороной защиты, могла оформляться ею по примеру следственных действий, т.е. появились бы признаки допустимости и достоверности, а в результате имелось полновесное доказательство в соответствии со ст. 74 УПК;

2) если бы стороне защиты представилось бы право вести параллельное расследование, а в суд поступили бы два досье обоих процессуальных противников.

И том и в другом случае требуется кардинальное изменение законодательства. Но есть и третий вариант: следовало бы, отказаться от действия принципа состязательности на предварительном следствии, но тогда нужно признать неуместность функции уголовного преследования (обвинения), вернувшись к функции расследования, исследования обстоятельств дела, где следователь должен быть объективным и беспристрастным, собирать любые доказательства (и обвиняющие, и оправдывающие, и отягчающие, и смягчающие).[12]

И наконец, гарантией принципа состязательности сторон в суде является действие такого общего условия судебного разбирательства, как равенство прав сторон (ст. .244 УПК).

Подобного положения нет в общих условиях предварительного расследования (глава 21 УПК).

10. Обеспечение подозреваемому, обвиняемому права на защиту. Этот принцип регламентируется ч. 2 ст. 48 Конституции и ст. 16 УПК. Название, статьи следует толковать расширительно, поскольку в ней не говориться о подсудимом, осужденном, лице, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера.

Содержание данного принципа складывается из двух моментов: Права на защиту и обеспечение этого права. Право на защиту предоставляет собой наличие общеправовых ценностей: гуманность, справедливость; систему прав лиц, против которых осуществляется уголовное преследование (например, ст. 46, 47 и др.); появление защитника в уголовном деле и его полномочия (ст. 49—53); возможность пользоваться услугами законного представителя (например, п. 9 ч. 4 ст. 46, ч. 5 ст. 47).

Обеспечение данного права возлагается на должностных лиц и органы, осуществляющие уголовное судопроизводство. Они не только должны разъяснять подозреваемому, обвиняемому и другим участникам их права, но и обеспечивать им возможность защищаться всеми не запрещенными Уголовно-процессуальным кодексом способами и средствами.

В соответствии с ч. 2 ст. 1 УПК порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства.[5]

11. Язык уголовного судопроизводства. В ч. 2 ст. 26 Конституции говорится: «Каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества». Это общее положение не конкретизировано в главе 7 «Судебная власть» применительно к уголовному .судопроизводству. Иной подход был в Конституции СССР. В ст. 159 указывалось, что судопроизводство ведется на языке союзной или автономной республики, автономной области, автономного округа или на языке большинства населения, данной местности.

Статья 18 УПК конкретизировала конституционное положение. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде РФ, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.[1]

Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется судопроизводство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют. Таким лицам предоставляется право бесплатно пользоваться помощью переводчика.

Следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

12. Право на обжалование процессуальных действий и решений. В ст. 46 Конституции устанавливается, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения или действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Очень интересна ч. 3 данной статьи: «Каждый вправе в соответствии с международными договорами РФ обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».

Статья 19 УПК конкретизирует и дополняет положения Конституции. В ч. 1 указываются субъекты, чьи действия и решения могут быть обжалованы (суд, прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель) и порядок обжалования. Этому порядку посвящена глава 16 УПК «Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство». Жалоба может быть подана прокурору, который; должен рассмотреть ее в течение 3 суток, а в исключительных случаях — 10 суток. По результатам рассмотрения жалобы прокурор выносит постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении (ст. 124).

Причем в этой статье предусмотрено, что право на обжалование действий и решений надзирающего прокурора вышестоящему прокурору предоставлено также дознаватель и следователю. В ст. 125 предусмотрен судебный порядок рассмотрения жалоб на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию. Подобные жалобы рассматривает судья районного суда по месту производства предварительного расследования.[5]

Часть 2 ст. 19 УПК регламентирует право осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом, т.е. в случае несогласия осужденного с законностью, обоснованностью и справедливостью решения суда первой инстанции у него есть возможность обратиться в суд апелляционной, кассационной, надзорной инстанции или в порядке возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

3.Общая характеристика специальных принципов уголовного процесса

Как уже было сказано, в системе принципов уголовного процесса новый законодатель оставил только один специальный принцип — «Свобода оценки доказательств» (ст. 17 УПК).

И он оказывает определяющее влияние на принятие органами уголовного судопроизводства правильных решений. Принцип изложен в двух частях указанной статьи:

  • ч. 1 — судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью;
  • ч. 2 — никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. [2]

Несомненно, речь в ч. 1 ст. 17 должна идти, собственно не об оценке доказательства с точки зрения его силы, свойства влиять на формирование доказательственной базы, а об оценке совокупности доказательств с целью установления их достаточности для принятия того или иного процессуально важного решения. Естественно, оценка отдельного доказательства является элементом данного процесса. Подтверждением этому и служит ч. 2 ст. 17.

В части 1 данной статьи закреплено правило, согласно которому должностные лица уголовного судопроизводства оценивают имеющиеся в уголовном деле доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь исключительно законом и совестью.

Оценка доказательств представляет собой мыслительную деятельность должностных лиц уголовного процесса, заключающуюся в определении соответствия между обстоятельствами, подлежащими доказыванию, и сведениями, которые получены при производстве по конкретному уголовному делу, а также в установлении достоверности доказательств. В результате оценки доказательств принимается соответствующее процессуальное решение.

Внутреннее убеждение — это такое состояние должностных лиц уголовного судопроизводства, при котором они приходят к однозначному выводу о достоверности доказательств и об их достаточности для формирования решения о невиновности либо виновности лица в совершении преступления и других решений, определяющих направление и результаты производства по уголовному делу.

Внутреннее убеждение является результатом адекватного применения норм материального и процессуального права по отношению к конкретной ситуации, подлежащей разрешению по уголовному делу. Наличие внутреннего убеждения у должностных лиц уголовного судопроизводства является необходимым условием обоснованности решений, принимаемых ими по находящимся в их производстве уголовным делам.

Оценка доказательств представляет собой непрерывный процесс, причем оценке подлежат как совокупность доказательств, обосновывающих определенные решения, так и каждое доказательство в отдельности.

При наличии нескольких версий совершенного преступления оценке подлежат доказательства, подтверждающие или опровергающие каждую из них.

Выводы должностного лица уголовного судопроизводства, действующего в пределах своих полномочий, базируются на доказательствах, имеющихся в его распоряжении на момент принятия решения. При получении дополнительных сведений, опровергающих ранее принятое решение, таковое должно быть отменено или изменено.

Комментируемая статья, предписывая осуществлять оценку доказательств по внутреннему убеждению, не содержит каких-либо положений, допускающих возможность произвольной оценки доказательств. Напротив, в ней содержится указание судье, присяжным заседателям, прокурору, следователю и дознавателю при оценке доказательств не только исходить из своего внутреннего убеждения и совести, но и основываться на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств и руководствоваться законом, что должно исключать принятие незаконных и необоснованных решений.

Не предполагая возможности принятия органами предварительного расследования и судом произвольных решений по поводу относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств, указанное нормативное предписание вместе с тем направлено на исключение какого бы то ни было внешнего воздействия на суд, следователя и других лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, с целью понуждения их к принятию того или иного решения.[5]

Часть 2 комментируемой статьи содержит положение, согласно которому никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Это означает, что недопустимо некритическое отношение к полученным доказательствам. Доказательство не может быть положено в основу решения, если оно противоречит другим имеющимся в уголовном деле сведениям.

Должностные лица уголовного судопроизводства принимают решения независимо от мнения других участников, в том числе и от мнения должностных лиц, осуществлявших производство по уголовному делу на предыдущих стадиях или этапах в рамках одной и той же стадии.

При производстве по уголовному делу отсутствует приоритет одних доказательств перед другими. Все доказательства равновелики независимо от стадии процесса, на которой они получены, источника и способа их получения. Возможность классификации доказательств по различным основаниям не свидетельствует о большей юридической силе одних доказательств в сравнении с другими.

Заключение эксперта не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, подлежит оценке по собственному убеждению. В основу выводов суда могут быть положены лишь такие показания потерпевших, которые были проверены, всесторонне исследованы в судебном заседании и подтверждены другими доказательствами.

Беспристрастность суда определяется как отсутствие у него предубеждения или предвзятости, причем первый элемент связан со стремлением установить внутреннее убеждение судьи по данному делу, а второй — с определением того, предоставил ли он достаточные гарантии, с тем чтобы исключить любое законное сомнение в этом отношении.

Недопустимо некритическое отношение суда к представленным материалам предварительного расследования, к выводам, содержащимся в обвинительном заключении, а также к дополнительным материалам, полученным в судебном заседании. При этом никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Признание обвиняемым своей вины не имеет заранее установленной силы и может быть положено в основу обвинительного приговора лишь при подтверждении совокупностью других доказательств.

Суд, рассматривающий уголовное дело в апелляционном, кассационном или надзорном порядке, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в приговоре суда или отвергнуты им.

Заключение

Принципы уголовного процесса — правовые положения общего характера, которые в своей совокупности раскрывают его природу, характер, сущность, содержание и лежат в основе организации и функционирования всех процессуальных институтов.

Из данного определения следует, что важнейшим признаком принципов уголовного процесса является их нормативный характер — закрепленность в нормах закона.

Однако некоторые авторы полагают, что руководящие идеологические идей, сформулированные в науке и не закрепленные в законе, также являются принципами уголовного судопроизводства.

Но эта точка зрения не нашла поддержки у специалистов, ибо участники процесса руководствуются в своей практической деятельности не научными идеями, а нормами закона.

Принципы процесса следует отличать от общих условий производства в отдельных стадиях. В отличие от принципов общие условия не имеют сквозного, пронизывающего весь процесс характера и действуют лишь в пределах отдельной стадии.

В своей совокупности принципы уголовного процесса образуют систему, поскольку они находятся во взаимодействии, взаимообусловленности и взаимоподчинении.

При этом следует иметь в виду два обстоятельства.

Во-первых, все принципы самостоятельны и равнозначны.

Во-вторых, в силу объективно-субъективного характера права в целом различные авторы строят нередко систему принципов по своему усмотрению, находя в законодательстве соответствующие обоснования.

В правовой литературе известны следующие классификации принципов уголовного процесса.

В зависимости от источника, в котором закреплены принципы уголовного судопроизводства, различают конституционные и неконституционные (отраслевые) принципы.

Конституционные — принципы, сформулированные и закрепленные в Конституции РФ. Например, Принцип равенства граждан перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ).

Неконституционные (отраслевые) — принципы, сформулированные и закрепленные в нормах отраслевого законодательства. В качестве примера можно привести принцип публичности (ст. 3 УПК).

В зависимости от распространенности действия различают принципы межотраслевые и отраслевые.